WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«серия УЧЕБНИК НОВОГО ВЕКА Л. Ф. БУРЛАЧУК ПСИХОДИАГНОСТИКА Учебник для вузов Допущено Советом по психологии по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших ...»

-- [ Страница 3 ] --

гоги,' надеявшиеся с их помощью получить сведения о степени одаренности уча щихся, особенностях их личности, осуществить диагноз и прогноз психического развития. Делались попытки организации при школах кабинетов для эксперимен тально-психологического (тестового) обследования учащихся. Сторонники есте ственно-научного направления в развитии психологии (А. П. Нечаев, Н. Е. Ру мянцев, Г. И. Россолимо и др.) активно способствовали распространению идей тестирования, зачастую, подобно своим западным коллегам, возлагая на тесты слишком большие надежды.

Работы по психологическому тестированию в России до 1917 г. в первую оче редь связаны с именами выдающихся психиатров и психологов Г. И. Россолимо и Ф. Е. Рыбакова. В 1908 г. Григорий Иванович Россолимо публикует шкалу для измерения уровня развития общих способностей, вошедшую в историю психоло гии и психодиагностики под названием «Психологические профили». Г. И. Рос солимо, конструируя тест, шел не эмпирическим путем, а разработал систему те оретических представлений о структуре личности и интеллекта. Основной целью своего теста автор считал выработку критериев отличия нормальных детей от име ющих разные степени умственной отсталости (ср. с исследованиями А. Бине). Эта задача была успешно решена в новой для психологического тестирования того времени форме — теста, состоящего из 11 субтестов (субтесты основывались на выделении 11 психических процессов, которые разбивалась на пять групп: вни мание, восприимчивость, воля, запоминание, ассоциативные процессы) и позволя ющего представить полученные данные в виде профиля. Задания варьировались по категориям обследуемых (дети, взрослые интеллигентные, взрослые неинтел лигентные). Впервые была предложена и формула перевода профиля с графиче ского языка на арифметический. «Профили» получили высокую оценку научной общественности, были переведены на несколько языков.

Не менее интересны и исследования Ф. Е. Рыбакова, разработавшего тест для определения уровня развития пространственного воображения. «Фигуры Рыба кова» быстро стали известны в мире, по их подобию создавались многочислен ные тесты, использующиеся и в настоящее время, например тест интеллекта, предложенный Р. Мейли в 1955 г. Судьба всех дореволюционных ских разработок в России — забвение на родине, но использование и развитие (ча сто под другими именами) за рубежом.

Так же как и в зарубежье, в России того времени звучали призывы к трезвой оценке тестов, призывы, сопровождающие развитие психологического тестирова 86 Глава 1. История психодиагностики. Введение ния во всех странах и свидетельствующие прежде всего об огромном социальном значении этих исследований. В 1912 г. Г. И. Челпанов всячески подчеркивал, что «психологические тесты имеют исключительно научное значение, т. е. могут при меняться исключительно только для научных исследований, но не для практиче ских целей»1. Это мнение Г. И. Челпанова, одного из создателей и первого руко водителя Психологического института, основывалось на том, что тесты дают зна ния лишь об отдельных проявлениях личности, которые к тому же требуют не одномоментного, а длительного изучения, не обеспечиваемого тестированием.

В советский период в педологии и психотехнике 1920-1930-х гг. практика те стирования набирает обороты. Тесты получают широчайшее применение прежде всего в учебно-воспитательных учреждениях. Плодотворно работают в области психологического тестирования М. Я. Басов, М. С. Бернштейн, П. П. Блонский, А. П. Болтунов, С. М. Василейский, С. Г. Геллерштейн, В. М. Коган, Н. Д. Леви тов, А. А. Люблинская, Г. И. Россолимо, И. Н. Шпильрейн, А. М. Шуберт и др.

На Украине публикуют свои новаторские исследования А. М. Мандрыка и М. Ю. Сыркин. Основное внимание в их работах уделяется теоретическим аспек там прикладной статистики в психологическом тестировании (Мандрыка, 1931), а также критериям точности тестовых испытаний и сопряженности получаемых данных с социальными факторами (Сыркин, 1929). Особо следует отметить вклад Л. С. Выготского. Разработанное этим выдающимся психологом учение о психоло гическом диагнозе, его особенностях и этапах сохраняет свое значение и поныне.

Многие идеи и разработки тех лет не только соответствовали мировому уров ню, но и опережали его. В то же время продолжаются жаркие дискуссии об ин струментах измерения индивидуальных различий. Многие критики отмечают отсутствие теоретического обоснования тестов, без которого они превращаются в «наукообразную игру в бирюльки... портят жизнь, как взрослого, так и ребен ка»2. Среди противников тестов были такие известные психологи и педагоги, как К. Н. Корнилов, А. В. Залкинд, С. С. Моложавый, наконец Н. К. Крупская. Почти в одно и то же время, с интервалом в несколько месяцев (1927), научная и педаго гическая общественность страны то выступает за самую широкую тестологиче скую практику (I Педологический съезд), то признает тесты недопустимыми для всеобщего пользования (Конференция по вопросу об оценке успеваемости уча щихся при педагогической студии НКП РСФСР). Дискуссии, как и тестирование, были прерваны известным постановлением ЦК ВКП(б) «О педологических из вращениях в системе наркомпросов» от 4 июля 1936 г.

О чем же шла речь в этом печально знаменитом постановлении, которое всеми пишущими на эту тему только упоминается? Ознакомимся с основными положе ниями в том виде, как они были сформулированы более 65 лет назад.

В постановлении указывается, что «практика педологов, протекавшая в пол ном отрыве от педагога и школьных занятий, свелась в основном к ложнонаучным экспериментам и проведению среди школьников бесчисленного количества обсле Челпанов Г. И. Психология и школа. — М., 1912. — С. 180.

Корнилов К. Н. Сравнительная значимость методов научного исследования в области психологии и педагогики с точки зрения марксизма // Психология. — 1928. — N° 1. — С. 27.

1.5. Психодиагностика в дореволюционной России и в СССР дований в виде бессмысленных и вредных анкет, тестов и т. п., давно осужденных партией. Эти якобы научные «обследования», проводимые среди большого ко личества учащихся и их родителей, направлялись по преимуществу против не успевающих или не укладывающихся в рамки школьного режима школьников и имели своей целью доказать якобы с «научной» «биосоциальной» точки зрения современной педологии наследственную и социальную обусловленность неуспе ваемости ученика или отдельных дефектов его поведения, найти максимум отри цательных влияний и патологических извращений самого школьника, его семьи, родных, предков, общественной среды и тем самым найти повод для удаления школьников из нормального школьного коллектива».

В этих же целях действовала обширная система обследований умственного раз вития и одаренности школьников, некритически перенесенная на советскую поч ву из буржуазной классовой педологии и представляющая из себя форменное изде вательство над учащимися, противоречащая задачам советской школы и здравому смыслу. Ребенку 6-7 лет задавались стандартные казуистические вопросы, после чего определялся его так называемый «педологический» возраст и степень его ум ственной одаренности. Все это вело к тому, что все большее и большее количество детей зачислялось в категории умственно отсталых, дефективных и «трудных».

В документе отмечалось, что «...представителям нынешней так называемой пе дологии предоставляется широкая возможность проповеди вредных лженаучных взглядов и производства массовых, более чем сомнительных экспериментов над детьми». ЦК ВКП(б) осудил теорию и практику педологии, признав ее базиру ющейся на ложнонаучных антимарксистских положениях, и потребовал преодо ления антинаучных принципов и взглядов педологов, их суровой критики. В по становляющей части один из пунктов гласит: «Ликвидировать звено педологов в школах и изъять педологические учебники»1. Таковы важнейшие из имеющих от ношение к психологическому тестированию положения этого постановления.

Как видно, один из наиболее «тяжелых» упреков в адрес тестов состоял в том, что с их помощью все большее и большее число детей относили к умственно от сталым. Как же реально обстояло дело с интеллектуальным развитием подраста ющего поколения в то время? В диагностических исследованиях, проведенных в 1920-е гг., были получены данные о том, что существуют национальные и соци альные отличия в уровне интеллектуального развития детей. Широкую извест ность приобрели исследования интеллекта детей в Узбекистане. Было обнаруже но, что уровень интеллекта узбекских детей, сравнительно с русскими и украин скими учащимися, значительно ниже. Причины интеллектуального отставания этих детей виделись в тяжелых социально-бытовых условиях, особенностях фи зиологического развития. Не только среднеазиатские дети, но и дети славянского пролетариата и крестьян оказались обладающими низким интеллектом. Соответ ствующие обследования конца 1920-х гг. показали, что IQ советских учащихся в среднем на 7 % ниже, чем американских школьников. При этом IQ детей служа щих был более высоким, чем у детей рабочих, а самый низкий — у детей крестьян.

Ранее, в 1934 г. была ликвидирована мощная разветвленная система психотехнических учреждений страны, закрыт журнал «Советская психотехника».

88 Глава 1. История психодиагностики. Введение Социальные различия в интеллекте между детьми рабочих и служащих носили устойчивый характер1. Если к этому добавить исследования интеллекта взрослых, где у выходцев из рабоче-крестьянской среды также отмечался невысокий IQ, и данные о том, что одаренная интеллигенция оказывалось родом из дворянства, духовенства и купечества, то нетрудно представить себе идеологическую реакцию победившего класса на такие исследования.

В научной литературе советского времени единственным объяснением вмеша тельства высших партийных инстанций было указание на то, что интенсивное и неконтролируемое использование «бессмысленных» тестов в промышленности и народном образовании привело к серьезным ошибкам в деле обучения, воспита ния, наконец, классификации работников по различным профессиям. Согласно официальной позиции, ввиду надвигающейся тестомании2, ее вреда и было при нято это постановление, которое «положило конец "тестологии" и расчистило путь для дальнейшего плодотворного развития советской психологической науки» (М. Г. Ярошевский, 1950).

И все-таки почему понадобилось накладывать запрет на все работы в области «тестологии»? Только ли потому, что тесты обнаруживали недостаточный уро вень интеллекта нового правящего класса? Верно, что теория психологического тестирования существенно отставала от практики, как верно и то, что тесты не редко попадали в руки тех, кто не имел должной психологической подготовки.

Издержки практики тестирования отождествлялись с недостатками тестов. Но не это основные причины запрета тестирования.

Выступая на I Всесоюзном педологическом съезде (1927), К. Н. Корнилов го ворил: «Позвольте вас спросить, для чего применяют тесты? Если все это прово дится на Западе, то другое дело все же советская школа, потому что в нашей жиз ни мы вовсе не ценим фактора интеллекта так высоко, как на Западе. Интеллек туально одаренный человек у нас не значит: пригодный к жизни». Здесь дан, возможно помимо воли автора, ответ на вопрос, почему тесты стали неугодны.

Хотя речь и идет о тестах интеллекта, тех самых, с помощью которых «всегда мож но "доказать", что дети буржуазии дают более высокие показатели, чем дети тру дящихся» (А. В. Петровский, 1967), сказанное может быть распространено на лю бые методики измерения индивидуальных различий.

Психологические тесты становятся ненужными, более того, вредными тогда, когда обществом (или от его имени) найдены какие-либо отличные от научных критерии, определяющие, например, способность его членов к той или иной дея тельности. В качестве таких критериев может выступать принадлежность к опре деленному классу, партии, личная преданность лидеру, конфронтация с властью (или ее отсутствие) в прошлом и т. п. Поэтому-то в истории советской психоло гии утверждается, что «проблема тестов всегда являлась (выделено мной. — Л. Б.) Курек Н. С. Педология и психотехника о нравственном, интеллектуальном и физическом уровнях развития населения СССР в двадцатые годы // Психологический журнал. — 1997. — Т. 18. — № 3. — С. 149-159.

Интересны количественные характеристики «тестомании». По данным А. М. Шуберт (1930), в 1920— 1930 годы в стране использовались 25 отечественных и 17 зарубежных тестов.

1.5. Психодиагностика в дореволюционной России и в СССР одной из наиболее острых проблем методологического вооружения психологи ческой науки»1.

Любопытно, что работающий совсем в иных социальных условиях американ ский психолог О. Брим, анализируя причины негативных установок по отноше нию к тестам в США, указал на две основных, но собственно к науке отношения не имеющих. Первая — личностные особенности критиков-противников, среди которых преобладают лица авторитарного типа, противящиеся любым социаль ным переменам и, как правило, принадлежащие к правым политическим форми рованиям. Вторая причина усматривается в системе социальных ценностей обще ства. Залогом позитивного отношения к тестам является одобрение обществом принципа конкуренции между его членами, принципа, в соответствии с которым ведущие роли должны быть отданы наиболее талантливым людям.

Ущерб, нанесенный психологической науке разгромом психотехники и борь бой с «педологическими извращениями», огромен и сопоставим, пожалуй, лишь с теми потерями, которые понесли биология и кибернетика. В 1930-е гг. были лик видированы те направления исследований, которые являлись связующими звень ями психологии с практикой.

О психологических тестах советские психологи старались забыть как о страш ном сне. Судьбы многих психологов, работающих в педологии и психотехнике и бесследно исчезнувших в годы репрессий середины 1930-х гг., становятся извест ными только сегодня. Многие ученые были уничтожены. Трагическим примером может служить судьба И. Н. Шпильрейна, психотехнические исследования кото рого были посвящены изучению профессий, научной организации труда, разра ботке методик отбора для Красной армии. В 1935 г. он был арестован по обвине нию в антисоветской деятельности, а в декабре 1937 г. — расстрелян.

В предвоенный период (1935-1941) и более чем два послевоенных десятиле тия советская психология всячески избегает всего того, что связано с индивиду ально-психологическими различиями и их измерением2.

В 1960-1970-е гг. в советской психологии, в противовес зарубежной, развива ется так называемый «качественный подход», реализуемый прежде всего в диаг ностике умственного развития. Такой подход предполагает изучение способно стей в условиях выполнения соответствующей деятельности, именно той, способ ности к овладению которой исследуются. Качественная диагностика, оказавшись достаточно эффективной для решения сравнительно узкого крута задач, в силу своей громоздкости, ориентированности на лабораторные условия, т. е. неприспо собленности к запросам практики, не могла заменить тесты.

Можно достаточно точно указать на время возрождения тестологических (пси ходиагностических) исследований в советской психологии. В марте 1969 г. на Центральном совете Общества психологов СССР психодиагностика была призна Петровский А. В. История советской психологии. — М.: Просвещение, 1967. — С. 156.

Разгром психологии был продолжен на Павловской сессии 1950 г., сохранившей о себе недобрую память в среде психологов. В начале 1950-х гг. советская психология, в основном замкнувшись на внутренних проблемах, даже не пыталась искать какие-либо точки соприкосновения с пронизанной идеологией общественной практикой;

существовала как подавленная физиологией схоластично академическая дисциплина, представленная чуть более чем шестью сотнями ученых.

90 Глава 1. История психодиагностики. Введение на одной из наименее развитых областей психологического знания, крайне нуж давшейся во внимании со стороны исследователей. И, хотя этому предшествовали публикации ведущих советских ученых1, доказывающих принципиальную несо стоятельность буржуазных тестов и призывающих разрабатывать диагностиче ские методики на основе марксистских принципов, большинством психологов ре шение ЦС ОП СССР было воспринято как долгожданное официальное «разре шение на тесты».

В период, предшествовавший «разрешению на тесты», звучали не только голо са тех, кто доказывал их несостоятельность. Следует отметить особо вклад Ленин градской психологической школы в становление советской психодиагностики. Во многом благодаря инициативе со стороны Б. Г. Ананьева, признанного лидера ле нинградских психологов, тесты начинают занимать полноправное место в психо логических исследованиях. Осуществлявшийся под руководством Ананьева гран диозный проект комплексного исследования человека потребовал привлечения тестов интеллекта, личностных опросников и других малоизвестных тогдашним психологам диагностических инструментов. Не оставался в стороне и основанный Бехтеревым Ленинградский психоневрологический институт. Благодаря работам психологов и психиатров этого научного учреждения, психологическая обще ственность страны получила возможность познакомиться не только со многими зарубежными методиками, но и с первыми клинико-психологическими исследо ваниями, проведенными с их помощью.

Говоря об этом времени, хотелось бы обратить внимание на то, что с самого начала именно задача развития психодиагностики, а не, предположим, психоло гического тестирования или тестологии, ставилась перед советскими учеными.

Трудно ответить на вопрос о причине использования именно этого термина. Мож но предположить, что одной из причин была его «созвучность» с качественным анализом, сравнительно с чужеродными, количественно ориентированными и долгое время опасными тестированием, тестологией. Свою роль, очевидно, сыг рал и его величество случай. Следом за СССР термин «психодиагностика» вхо дит в употребление в ряде тогдашних социалистических стран.

Возвращение тестов происходит на фоне дискуссий о предмете марксистской психодиагностики, ее месте в системе психологического знания, принципах и ме тодах, об отношении к зарубежному опыту. Впрочем, порой ставится вопрос и о це лесообразности существования этого направления исследований. В этих дискус сиях значительное место отводилось обсуждению роли тестов в психологических исследованиях. Это связано с тем, что в сознании нескольких поколений психо логов слово «тест» связывалось с прилагательными «буржуазный» и «порочный»;

в лучшем случае указывалось на «слепоту» диагностических методик, подавля ющее большинство которых «не имеет под собой прочно обоснованной научной базы» (Б. М. Теплов, 1960,1963).

Критика тестов, их диагностических возможностей нередко проводилась с по зиций борьбы с «педологическими извращениями», была эмоционально предвзя Леонтьев А. Н., Лурия А. Р., Смирнов А. А. О диагностических методах психологического исследова ния школьников // Советская педагогика. — 1968. — № 7.

1.5. Психодиагностика в дореволюционной России и в СССР той и сводилась к безосновательным обвинениям в методологической (читай: иде ологической) несостоятельности. Иногда тесты, объявляемые «количественным подходом» к диагностике психических явлений, противопоставлялись уже упо мянутому «качественному», который признавался единственно верным. Под тер мином «тестирование» разумелась едва ли не идеологическая диверсия, попытка протащить в советскую науку чуждые ей взгляды и концепции. При этом, пони мая значение тестов, некоторые ученые (напр., К. К. Платонов, 1972) предприни мали вызывающие сегодня у непосвященных недоумение попытки отделить тест (объективный прием) от тестирования (сложившаяся за рубежом порочная прак тика применения тестов).

Дискуссии о тестах периодически вспыхивают вплоть до середины 1970-х гг. и окончательно угасают к началу 1980-х. Психологов-практиков, а их ряды посте пенно растут, интересуют не вопросы идеологической чистоты тестов, а те возмож ности, которые открываются с их использованием в школе, клинике, спорте, во всех сферах жизнедеятельности человека. Поэтому параллельно продолжающим ся дискуссиям тесты поначалу робко, а затем все более активно используются в медико-психологических исследованиях, изучении разных возрастных групп, профориентации и профотборе, судебно-психологической экспертизе (В. Н. Мя сищев и др., 1969;

Б. Г. Ананьев и др. 1970-1976;

И. Н. Гильяшева, 1969-1974;

Е. И. Степанова и др., 1971-1974;

Л. Ф. Бурлачук, 1971-1975;

К. М. Гуревичидр., 1974-1975 и многие другие).

В этих работах, осуществлявшихся без поддержки1, а нередко и при сопротив лении со стороны официальной психологии, не только накапливался собственный опыт организации и проведения диагностических исследований, но и были полу чены оригинальные данные, обогащающие известные представления об индиви дуально-психологических особенностях личности в норме и патологии. Наряду с эмпирическими работами появляются и первые теоретические, анализирующие состояние дел в зарубежных исследованиях. Именно этими исследованиями со ветских психологов конца 1960-х — середины 1970-х гг. был дан ответ на вопрос о том, быть или не быть тестам.

Вторая половина 1970-х гг. знаменуется возрастающим интересом исследовате лей к проблемам психодиагностики, прежде всего к зарубежным методикам. Уве личивается количество публикаций, публикуются первые монографии, посвящен ные как отдельным проблемам, так и психодиагностике в целом (В. Г. Норакидзе, 1975;

Ф. Б. Березинидр., 1976;

В. М. Блейхери Л. Ф. Бурлачук, 1978;

Л. Ф. Бурла чук, 1979). Психодиагностика признается в качестве одной из основных сфер при ложения профессиональных возможностей психологов, становится неотъемле мым элементом их обучения. И в то же время академическая наука при классифи кации отраслей психологического знания не находит места для психодиагностики2.

Ярким свидетельством сказанному является отсутствие с 1960 по 1978 г. каких-либо публикаций в журнале «Вопросы психологии». Исключение составляют статьи М. С. Бернштейна и Б. Г. Анань ева, опубликованные в 1968 г. Первая была посвящена элементарным психометрическим процеду рам, а вторая определяла психодиагностику как направление психологических исследований.

См., напр.: Общая психология: Учебник / Под ред. А. В. Петровского. — М.: Педагогика, 1976;

а так же другие учебные издания тех лет.

92 Глава 1. История психодиагностики. Введение В 1980-е гг. и вплоть до распада СССР в 1991 г. в советской психодиагностике становится «привычным» делом использование зарубежных тестов, оперирование их теоретическими конструктами, причем так, как будто содержание их давно из вестно и не заслуживает особого рассмотрения. Публикуемые экспериментальные работы буквально пестрят полученными у обследуемых данными об их «шизоид ности», «экстрапунитивности», «силе Эго» и тому подобных характеристиках.

Широкое хождение среди практиков, постоянно нуждающихся в диагностических методиках, получают разнообразные самиздатовские «адаптации» тестов, в дей ствительности представляющие собой варианты непрофессионально выполнен ных переводов с соответствующих зарубежных изданий, преимущественно англо американских. У пользователей тестов сформировался «дилетантски потреби тельский» подход к психодиагностическому инструментарию, тот подход, когда научный анализ методик заменяется простым описанием и применением, когда вне поля зрения остаются теоретические основания их построения и игнорируют ся психометрические требования. Достаточно обыденна ситуация, когда психо лог-практик, а часто просто дилетант, измеряя с помощью свежепереведенного иностранного теста, например, интеллект, весьма смутно представляет себе, как теоретически описывается это понятие автором теста, каковы надежность и валид ность методики, не располагает нормативными данными, наконец, не осведомлен об этике работы с людьми. Каковы причины сложившейся в это время (и продол жающейся во многом поныне) такой практики использования тестов?

Процесс заполнения «диагностического вакуума» происходил стихийно, по этому, естественно, был ориентирован на готовый продукт — тест, опускалось все то, что связано с его разработкой и нормативно-этическими аспектами примене ния, а собственный опыт был давно утрачен. Становится это возможным прежде всего потому, что отношение «большой психологии» к психологической диагно стике лучше всего может быть охарактеризовано как позиция стороннего наблю дателя. Такая позиция не случайна и вызвана не идеологической опасностью со стороны тестов. О ней, кстати, постепенно забывают. Дело в том, что в советской науке отсутствует дифференциально-психологическое направление исследова ний, без которого наука об измерении индивидуальных различий превращается в ремесло применения тестов, отсутствует то направление, которое на Западе ин тегрировалось с тестологией еще в начале прошлого века.

Дифференциально-психологические исследования в СССР признавались как не имеющие какой-либо «серьезной теоретической основы, которая объясняла бы происхождение и развитие самих индивидуальных различий» (В. М. Русалов, 1991). Считалось (и считается), что для доказательства реального существования личностных черт или факторов интеллекта дифференциальная психология долж на опираться на объективно регистрируемое психофизиологическое проявление поведения (Б. М. Теплов, 1985;

В. Д. Небылицын, 1976;

и др.). Таким образом, с точки зрения Б. М. Теплова и его последователей, индивидуально-психоло гические различия по чертам личности, интеллекту, фиксируемые с помощью тестов, должны рассматриваться как случайные. Они не могут быть отнесены к собственно индивидуальным до тех пор, пока не будет доказана их связь со свой ствами нервной системы и установлено их устойчивое «поведенческое» (нейро 1.5. Психодиагностика в дореволюционной России и в СССР динамическое) проявление — на вегетативном, электроэнцефалографическом, мо торном и т. д. уровнях»1.

Рассмотренные соображения, если говорить кратко, лишают психологическую науку права на собственную (психологическую) теорию, объясняющую механиз мы тех явлений, которые она изучает. Причины индивидуально-психологических различий, тех же особенностей личности, стремятся обнаружить на вегетатив ном (!) уровне. Подобная «игра на понижение» — не что иное, как одна из форм психофизиологического редукционизма. Можно предположить, что недооценка индивидуальных различий, их изучение только на низшем уровне, ориентация на раскрытие наиболее общих психических закономерностей в известном смысле сти мулировалась и социальным заказом, видением особого места психологической науки в социалистическом обществе, обществе равных друг другу людей.

Анализируя просчеты, ошибки советской психодиагностики, говоря о том, что она оставила нам в качестве наследства, а ситуация в этой области исследований мало изменилась со времен распада СССР, нельзя обойти и ее достижения в этот период. В 1980-е гг. продолжается обсуждение общих и частных проблем психоди агностики, при этом широко привлекается собственный исследовательский опыт.

Назовем книги Е. Т. Соколовой (1980), В. С. Аванесова (1982), М. М. Кабанова с сотр. (1983), Б. В. Кулагина (1984), Л. Ф. Бурлачука (1989), Б. Г. Херсонского (1989). Каждая из них вызывала значительный интерес психологов всех специаль ностей, внимательно изучалась практиками. Появляются первые учебные посо бия для студентов2, первый словарь-справочник3, адресованный широкому кругу специалистов. В этих работах, и это следует отметить особо, реализуется слияние тестологического, измерительного подхода с дифференциально-психологиче ским, что составляет подлинную сущность психологической диагностики как нау ки. В эти годы окончательно изживается все еще бытовавшее среди психологов старшего поколения мнение о том, что «тенденция обособления "психодиагно стики" в особую научно-практическую дисциплину, со своим предметом, теорией и методами... представляется... построенной на ложных основаниях» (Д. Б. Эль конин, 1980).

Делаются первые шаги на пути разработки оригинальных методик, многие из которых сегодня достаточно активно используются в психологических иссле дованиях (А. Е. Личко и др., 1983;

В. М. Мельников и Л. Т. Ямпольский, 1985;

К. Акимова и др., 1988;

В. В. Столин и др., 1988;

А. А. Кроник, 1991 и др.). Необхо димо подчеркнуть важность начатой в 1980-е гг. работы по преодолению почти то тальной психометрической безграмотности психологов, воспринимавших как не что экзотическое требования к надежности и валидности тестов и не имевших эле ментарных навыков их конструирования. Обращается внимание и на разработку (не завершенную до сих пор) этических норм, которыми должны руководство ваться создатели и пользователи психологических тестов.

Русанов В. М. Психология и психофизиология индивидуальных различий: некоторые итоги и ближай шие задачи системных исследований // Психологический журнал. — 1991. — Т. 12. — № 5. — С. 3-17.

Общая психодиагностика / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М: Изд-во Моск. ун-та, 1987.

Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. Словарь-справочник по психологической диагностике. — Киев: Нау кова думка, 1989.

94 Глава 1. История психодиагностики. Введение В конце 1980-х гг. все более отчетливо определяются основные области ис следований в психодиагностике, постепенно приобретающей статус науки мно гоотраслевой — общей психодиагностики. К специальным психодиагностикам, складывающимся в этот период, можно отнести: клиническую, профессиональ ную, спортивную м педагогическую. Во всех этих областях внедряются компью терные варианты диагностических тестов, а тем самым расширяются границы общей психодиагностики, все чаще обращающейся к вопросам разработки, оцен ки эффективности и применения диагностических средств с учетом возможнос тей, предоставляемых современной вычислительной техникой.

После распада Советского Союза, в последнее десятилетие XX в. развитие пси хологической диагностики, впрочем как и других наук, естественно, несколько затормозилось. Тем не менее в основных психологических центрах, которыми про должали и продолжают оставаться в первую очередь Москва и Петербург в Рос сии, а в Украине — Киев, велась определенная работа в области психодиагности ки, позволившая достигнуть заметных результатов.

Одной из существенных проблем этого периода, оставшихся в наследство от советской психодиагностики, была острая нехватка методик для практических психологов. Кустарно изготовленные тесты, а в основном это были неадаптиро ванные зарубежные методики, не могли удовлетворять психологов. Поэтому важ ным событием, повлиявшим на развитие психодиагностической практики, стало создание в Петербурге ИМАТОНа (Госстандарт России) — предприятия, которое занялось подготовкой и продажей тестов для психологов. Первоначально это были известные зарубежные тесты, а позднее появляются и отечественные. В отличие от многих известных западных фирм — производителей тестов, ИМАТОН не только распространитель собственной продукции, но и организатор ее научного сопровождения. Психологи-практики могут получить или совершенствовать свои знания в области психодиагностики, работая с тестами путем участия в кратко срочных обучающих программах, а также конференциях, которые регулярно про водятся ИМАТОНом.

Среди новых публикаций следует отметить первую на русском языке книгу, посвященную конструированию тестов1, новые учебные пособия2, а также очеред ное издание словаря-справочника по психодиагностике. Наряду с конструирова нием оригинальных тестов, которых становится все больше, продолжается и адап тация известных зарубежных, проверка их надежности и валидности на отече ственных выборках. Тем не менее и в 1990-е гг. продолжает сохраняться известный дефицит психологических методик. Достаточно сказать, что проведенный «Пси хологической газетой» (№ 4/43, 1999) опрос показал, что лидируют по частоте использования в России тест Люшера (51 % опрошенных!), личностный опросник Кеттелла, опросник на определение акцентуации личности и некоторые из шкал Векслера. Многие современные зарубежные методики остаются неизвестными практикам, сохраняется, хотя и не столь явно, как ранее, пренебрежение психомет рическими требованиями к используемым тестам. Компьютерные тесты продол Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов: Введение в психометрическое про ектирование / Пер. с англ.;

Под ред. Л. Ф. Бурлачука. — Киев: ПАН Лтд., 1994.

Основы психодиагностики / Под ред. А. Г. Шмелева. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.

Заключение жают оставаться чем-то экзотическим. Отечественные исследования в области психодиагностики пока так и не смогли интегрироваться в мировую психологи ческую науку, остаются на ее периферии. Основная преграда на пути в мировое психологическое сообщество — отсутствие как в России;

так и в Украине действу ющих профессиональных сообществ, заинтересованных в развитии психодиагно стики, а в связи с этим — отсутствие нормативно-правовой регуляции деятельно сти специалистов в этой области.

Судьба психодиагностики как области той науки, которая до недавнего време ни называлась советской психологией, трагична и поучительна. От массового ис пользования тестов на этапе становления, через длительный период запрета на их применение, продлившийся без малого полвека, до второго рождения в конце 1960-х гг. — вот основные вехи пути, который прошла психодиагностика в СССР.

Она возрождалась в основном усилиями энтузиастов, но необходимо признать, что, несмотря на условия, отнюдь не благоприятствующие развитию, смогла не только отстоять себя в качестве самостоятельной области знания, но и достичь за короткий срок заметных успехов в теории и практике.

Заключение Истоки психологической диагностики теряются в веках, поскольку потребность в учете индивидуальных различий, выявлять и измерять которые стремится эта наука, возникает у человека в глубокой древности. К психодиагностике уместно отнести известное высказывание Г. Эббингауза, характеризующее психологию в целом: «У нее долгое прошлое, но короткая история». Становление психодиагно стики как науки обусловлено развитием экспериментальной психологии, измере нием психических явлений. Начало психодиагностическим исследованиям было положено работами Ф. Гальтона, Дж. Кеттелла, А. Бине и других ученых в конце XIX—начале XX в., создавших первые методики «измерения ума».

В XX в. психологическое тестирование приобретает широкую известность и популярность, обеспечивая решение многих практических задач в промышленно сти, образовании, здравоохранении, армии. Однако, не подкрепленное развитием теории, психологическое тестирование проходит через кризис конца 1920-х—на чала 1930-х гг. Под влиянием кризиса начинается более активное взаимодействие тестирования с дифференциально-психологическим направлением. Последую щая интеграция этих направлений имеет решающее значение для развития науки об индивидуально-психологических различиях.

Как сказано во введении, решающий вклад в становлении и развитии психо диагностики был внесен американскими психологами. Многие из них были выда ющимися психологами своего времени, во многом определившими лицо психоло гии XX в. За время, прошедшее с первых опытов Френсиса Гальтона, в психоди агностике было разработано огромное количество разнообразных тестов, заслуга постоянной систематизации которых также принадлежит американским психоло гам. Отмечая значение вклада американских психологов в развитие психодиагно стики, не следует забывать и о том, что невозможно существование науки об из мерении индивидуально-психологических различий вне европейской психологи ческой мысли, столь многое давшей для возникновения этой области психологии.

96 Глава 1. История психодиагностики. Введение Несмотря на почти неограниченные возможности выбора диагностических методик, психологи в своей повседневной деятельности используют немногим бо лее десятка, относящихся к наиболее известным и совершенствуемым на протя жении многих лет. Каждый из этих тестов — своеобразная веха в историческом развитии психодиагностики.

В дореволюционной России с начала XX в. психологические тесты использо вались и разрабатывались прежде всего для нужд образования. В советской пси хологии расцвет тестирования в педологии и психотехнике под влиянием идеоло гических установок сменяется в 1936 г. запретом на применение тестов, в после военные годы объявленных в качестве орудия «психологов-расистов». Возрож дение исследований происходит в конце 1960-х гг. Однако «разрешение на тесты» не находит сколько-нибудь заметной поддержки со стороны официальной психо логии. Тем не менее за двадцатилетний период развития психодиагностики в со ветской психологии были достигнуты определенные успехи.

В заключение нам также хотелось бы подчеркнуть, что история психодиагнос тики — это не история тестов, как может показаться на первый взгляд. История психодиагностики — это история теорий и тестов, разработанных на основе этих теорий. Поэтому-то и нецелесообразно сегодня говорить о преимущественно из мерительной направленности психодиагностики и разработке теории индивиду альных различий в дифференциальной психологии. Одно не может существовать без другого.

Основные события, происходившие в психодиагностике (или оказавшие суще ственное влияние на ее развитие) с момента ее зарождения по конец XX в., пред ставлены ниже.

Личность, А Дата Событие или организация 1860 Густав Фехнер Публикация книги «Элементы психофизики» 1879 Френсис Гальтон Публикация статей «Психометрические факты» и «Пси хометрический эксперимент». Начало психометрических исследований. Изучение индивидуальных различий 1879 Вильгельм Вундт Открытие первой психологической лаборатории 1884 Френсис Гальтон Первое описание методов исследования характера. Нача ло массовых исследований в психодиагностике 1885 Владимир Бехтерев Открытие первой психологической лаборатории в России 1888 Френсис Гальтон Открытие метода корреляции 1888 Джеймс Мак-Кин Открытие психологической лаборатории в Пенсильван Кеттелл ском университете (США) 1890 Джеймс Мак-Кин Публикация статьи «Умственные тесты и измерение» Кеттелл 1896 Эмиль Крепелин Классификация психических болезней 1896 Альфред Бине Первое описание тестов интеллекта, базирующихся на и Виктор Анри изучении сложных психических процессов 1897 Герман Эббингауз Тест пропущенных слогов и слов 1897 Дж. М. Райс Начало широкомасштабного использования учебных те стов в школах США Заключение Выход в свет книги «Введение в теорию умственных и со,1904 Эдвард Торндайк циальных измерений» 1904 Чарльз Спирмен Создание двухфакторной теории интеллекта и техники факторного анализа 1905 Альфред Бине Шкала Бине для измерения уровня интеллекта и Виктор Анри 1906 Эдвард Торндайк Первый учебник по образовательной психологии и изме рению в образовании 1909 Григорий Россолимо Публикация книги «Психологические профили» 1912 Вильям Штерн Введение понятия «коэффициент интеллекта» 1916 Льюис Термен Адаптация шкалы Бине в США и Мауд Меррилл 1917 Роберт Вудвортс Первый личностный опросник 1918 Артур Отис Первые групповые тесты 1921 Герман Роршах Публикация теста, «основанного на перцепции» и получив шего имя автора, появление термина «психодиагностика» 1925 Арнольд Гезелл Выход в свет книги «Умственное развитие ребенка до школьного возраста» 1927 Эдвард Стронг Бланк профессиональных интересов Развитие техники факторного анализа. Мультифакторная 1931 Луис Терстоун теория структуры интеллекта 1935 Кристиана Морган Первое описание проективной техники — теста темати ческой апперцепции и Генри Мюррей 1936 ЦК ВКП(б) Постановление «О педологических извращениях в системе наркомпросов», прекращение использования тестов в СССР Выход в свет первого тома «Ежегодника психических из 1938 Оскар Бурос мерений» (редактор) 1938 Лауретта Бендер Гештальт-тест Бендера 1939 Дэвид Векслер Векслер-Белльвю шкала измерения интеллекта 1939 Леопольд Фрэнк Появление термина «проективная техника» 1940 Старк Хэтуаэй Миннесотский многоаспектный личностный опросник и Мак-Кинли 1941 Артур Отис Классификационный тест 1941 Бюро стратегических Разработка ситуационных тестов служб США 1942 Бюро стратегических Появление термина «психологическая оценка» служб США 1950 Раймонд Кеттелл Опросник 16 факторов личности (16 PF) 1952 Американская психи- Публикация «Диагностическое и статистическое руковод ство по психическим расстройствам» (DSM-I) атрическая ассоциация 1953 Американская психо- Принятие «Этических стандартов для психологов» логическая ассоциация 1954 Американская психо- Публикация книги «Технические рекомендации для пси хологических тестов и диагностических методик» логическая ассоциация, Американская ассоциа ция образовательных исследований, Нацио нальный Совет по изме рениям в образовании 98 Глава 1. История психодиагностики. Введение Публикация книги «Клиническое предсказание сравни 1954 Пол Мил тельно с предсказанием статистическим». Начало дискус сии об эффективности разных типов обобщения диагно стических результатов 1955 Джордж Келли Публикация книги «Психология личностных конструк тов» 1956 Ганс Айзенк Первый опросник Айзенка для измерения нейротизма и экстраверсии—интроверсии 1957 Чарльз Осгуд Методика семантического дифференциала Разработка тестов для измерения творческих способно 1957 Дж. Гилфорд стей 1963 Роберт Глезер Критериально-ориентированное тестирование Начало использования компьютеров в психодиагностике, 1963 1970 появление и широкое распространение компьютерных вер сий тестов на Западе 1966 Американская психо- Публикация книги «Стандарты тестирования в образова нии и психологии» логическая ассоциация 1966 Дж. Гилфорд «Кубическая» модель структуры интеллекта Издание книги «Личность и оценка» — начало дискуссии 1968 Вальтер Мишель о роли личностных и ситуационных переменных. Публи Борис Ананьев кация статьи «Комплексное изучение человека и психоло гическая диагностика», знаменующей признание этого на правления исследований в советской психологии Восстановление психодиагностики в правах области пси 1969 Центральный совет хологической науки в Советском Союзе Общества психологов СССР 1974 Жан Кардин и др. Основание Международной комиссии по тестам (ITC) 1978 Вадим Блейхер Публикация первой в СССР (после 1936 г.) монографии по психодиагностике: «Психодиагностика интеллекта и и Леонид Бурлачук личности» 1987 Алексей Бодалев, Первое в СССР учебное пособие по психодиагностике для Владимир Столин студентов-психологов: «Общая психодиагностика» и коллектив авторов 1989 Дж. Бучер, В. Даль- Публикация MMPI- стром, Дж. Грэхем, А. Теллиджен и Б. Кэммер 1993 Американская психо- Создание государственного Совета по тестированию и оценке логическая ассоциация, Министерства обороны, просвещения и труда США 1998 Джеймс Импара 13-е издание «Ежегодника психических измерений» и Барбара Плайк (редакторы) Глава 2 1 Психодиагностика как наука Никакая психологическая работа невозможна без установления основных принципов этой науки.

Прежде чем приступить к постройке, надо зало жить фундамент.

Н.Н.Ланге Столь развившийся теперь в науке фельдшеризм, т. е. отрыв технической исполнительской функции исследования, главным образом обслуживания ап паратов по известному шаблону, от научного мыш ления, и сказывается прежде всего в упадке науч ного языка. В сущности, это прекрасно знают все мыслящие психологи: в методологических иссле дованиях львиную долю забирает терминологиче ская проблема, требующая вместо простой справ ки сложнейшего анализа.

Л. С. Выготский В психодиагностике, как и в любой науке, должны быть опре делены ее предмет и метод (методы), области приложения, основные понятия, Не менее важен и вопрос о том, что из меряется (оценивается) с помощью психодиагностических методик. За этим вопросом стоит одна из важнейших и наи более сложных проблем психодиагностики — взаимосвязь психических свойств и поведения. В этой главе мы постара емся рассмотреть все эти вопросы, а также уделить внима ние основным этапам диагностической деятельности психо лога и проблемам этики тестирования.

2.1. Понятие психодиагностики Наиболее употребляемым термином, с помощью которого обозначалось (и обозначается до нынешнего дня) измерение индивидуально-психологических различий, был появив шийся с первыми тестами и неоднократно нами использу емый — «психологическое тестирование». Первоначально термин «психологическое тестирование» понимался очень широко, включая в себя фактически любые измерения в пси хологической науке. Позднее, по мере развития тестов, сфе ра психологического тестирования сужается до измерения личностных особенностей и когнитивных способностей.

Термин «психодиагностика» появляется в 1921 г. и при надлежит Г. Роршаху, назвавшему так процесс обследова ния с помощью созданного им «основанного на перцепции 100 Глава 2. Психодиагностика как наука диагностического теста». Однако содержание этого термина вскоре существенно расширяется. Под психодиагностикой начинают понимать все то, что связано с измерением индивидуальных различий, по сути, используя это термин как сино ним психологического тестирования.

Интересна дальнейшая судьба этого термина. Р. Хейс (1966) считает, что он достаточно быстро приобретает особое значение (вероятно, это событие можно датировать второй половиной 1930-х гг., и связано оно с кризисом психометри ческих тестов, возникающим из-за присущего им «разложения личности испыту емого на отдельные элементы, "функции"»1). Появление собственно психодиагно стики связано, по Р. Хейсу, со становлением проективного подхода, в известном смысле противостоящего психометрической ориентации традиционного тестиро вания и направленного на раскрытие целостной картины личности.

Получается так, что за психодиагностикой закрепляется достаточно обширная, но тем не менее ограниченная область исследований, связанных с теорией и прак тикой проективного подхода, характеризующегося, помимо прочего, весьма сла бой податливостью традиционным принципам измерения (подробнее см. гл. 7).

Такая трактовка психодиагностики сохраняется и поныне. «Психодиагностика после Г. Роршаха — это исследование личности обследуемого его методикой и дру гими проективными тестами»2. Заметим, что отнесение понятия «психодиагно стика» к проективным методикам, как и его использование фактически в качестве эквивалента психологического тестирования (в несколько свободном истолкова нии), чаще всего находим в работах немецких и швейцарских психологов (Мей ли, 1961;

Хейс, 1966 и др.).

Достаточно давно высказывалось и мнение о том, что термин «диагноз» (соот ветственно психодиагноз) в психологии целесообразно использовать только для обозначения каких-либо расстройств, отклонений (Розенцвейг, 1949 и др.). Такой подход также отражен в современных справочных изданиях. Достаточно загля нуть в популярный словарь WEBSTER: «Психодиагностика — это наука и практи ка проведения оценки личности или диагностирования психических нарушений средствами клинической психологии»3. Читатель может сравнить данное опреде ление со следующим: «Психодиагностика — оценка психического состояния боль ных с помощью экспериментально-психологических тестов»4.

Теперь о той позиции, которая является господствующей в научной литерату ре США и, естественно, задает тон всем другим странам Запада. Термином «пси хологическое тестирование» вплоть до 1970-х гг. обозначалось фактически все, что связано с разработкой и применением любых психологических тестов, причем при отсутствии определения предмета данного направления исследований (см. Анас тази, 1982). В подтверждение сказанному упомянем только названия некоторых наиболее известных руководств 1960-1970-х гг.: «Психологическое тестирова Heis R. Psychologische Diagnostik: Einfuhrung und Uberblick // Handbuch der Psychologie. — Gottin gen. 1966. - Bd. 6. - S. 7-16.

A Supplement to Oxford English Dictionary. — London: Oxford of the Charendon Press, 1982. — P. 880.

Websters. - Springfild, Massachusetts: G and Merriam Co., 1981. - P. 1833.

Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — Т. 2. — С. 389.

2.2. Предмет и структура психодиагностики ние» (Anastasi, 1968;

Анастази, 1982, 2001), «Сущность психологического тести рования» — Essentials of Psychological Testing (Cronbach, 1960), «Теория тестов» — Test Theory (Magnusson, 1967), «Теория и практика психологического тестирова ния» — Theory and Practice of Psychological Testing (Freeman, 1963). Пишутся иссле дования по истории психологического тестирования (Л History of Psychological Testing;

DuBois, 1970). Постепенно термин «психодиагностика» фактически вы водится из употребления. Достаточно сказать, что в изданной в 2000 г. восьмитом ной «Энциклопедии психологии» {Encyclopedia of Psychology. — АРА and Oxford University Press;

издано Американской психологической ассоциацией совместно с Оксфордским университетом) нет статьи, посвященной психодиагностике.

Таким образом, понятие психодиагностики в современной психологической науке за рубежом:

• относится к методике Роршаха и другим проективным тестам;

• связывается с оценкой разного рода нарушений, отклонений психологиче скими средствами;

• иногда используется как синоним психологического тестирования, охваты вающего все то, что связано с разработкой и применением разнообразных инструментов измерения индивидуальных различий.

Вышеизложенное свидетельствует, что мы имеем дело с весьма любопытным, необычным для науки явлением — отсутствием ее названия при реальном суще ствования. Более чем вековое развитие области исследований, связанных с изме рением индивидуально-психологических различий, фактическое приобретение ею статуса самостоятельной науки не приводит к обретению имени, поскольку нельзя считать таковым термин «психологическое тестирование», пригодный ско рее для обозначения процесса применения тестов, но не науки. В свете этого зако номерно и отсутствие внимания к предмету и методу.

2.2. Предмет и структура психодиагностики Как уже отмечалось в главе 1, в бывшем СССР направление исследований, полу чившее название «психологическая диагностика», появляется в конце 1960-х гг.

во многом благодаря усилиям Б. Г. Ананьева, в то время главы Ленинградской психологической школы. Сейчас очень сложно ответить на вопрос о том, почему вместо термина «психологическое тестирование» был избран термин «психоди агностика». Вероятно, свою роль сыграло продолжавшееся долгое время гонение на тесты. Естественно, что новое направление психологии, которое виделось со ветским ученым противостоящим западному тестированию, нуждалось в опреде лении предмета, а также разработке принципов исследования. Первые шаги в этом направлении были сделаны Ананьевым, который полагал, что психологическую диагностику следует рассматривать как направление исследований, имеющих целью «определение уровней развития психофизиологических функций, процес сов, состояний и свойств личности... установление структурных особенностей каждого из них и их констелляций, образующих сложные синдромы поведения...

распознание состояний человека при действии различных стимуляторов, стрес 102 Глава 2. Психодиагностика как наука соров, фрустраторов и сложных ситуаций <...>, определение потенциалов чело веческого развития (работоспособности, одаренности, специальных способностей и т. д.)» (Ананьев, 1968).

Нетрудно заметить, что данное Ананьевым определение цели психодиагности ки достаточно широко и охватывает едва ли не весь спектр психологических и психофизиологических исследований человека. К тому же собственно специфи ка психодиагностических исследований остается неясной, поскольку, например, распознание состояний человека при действии разного рода стимуляторов может осуществляться разными путями.

Становление советской психодиагностики в конце 1960-х — начале 1970-х гг.

происходило в достаточно сложных условиях сохраняющегося неприятия тестов официальной академической наукой. Именно поэтому в первую очередь психоло гические тесты (подчеркнем, что речь идет о зарубежных тестах, поскольку отече ственных просто не было) начинают использовать в условиях клиники психиче ских заболеваний, которая являлась своего рода «нейтральной территорией» и бы ла значительно в меньшей степени пронизана господствующей идеологией, нежели сферы образования, воспитания, профессионального отбора и др. Вероятно, по этим причинам предмет психодиагностики пытались увязать с разного рода аномали ями. Такая позиция была представлена в работах В. И. Войтко и Ю. 3. Гильбуха (1976): «Во-первых, психодиагностическое исследование всегда имеет своим пред метом отдельную личность... Во-вторых, психодиагностика не просто имеет дело с отдельным индивидом, — она занимается лишь теми людьми, о поведении, деятель ности которых заранее (выделено мной. — Л. Б.) известно, что они характеризуют ся определенными отклонениями, недостатками и т. п.». Впрочем, такое понима ние предмета психодиагностики не было чем-то новым, поскольку, как уже отме чалось, аналогичные мнения высказывали и некоторые зарубежные психологи.

В одной из первых отечественных монографий по психодиагностике указыва лось на то, что «психологическую диагностику можно охарактеризовать как дис циплину о методах классификации и ранжирования людей по психологическим и психофизиологическим признакам» (Гуревич, 1981, с. 23). Цель психодиагно стики виделась в том, чтобы «фиксировать и описывать в упорядоченном виде психологические различия как между людьми, так и между группами людей, объ единенных по каким-нибудь (не всегда относящимся к психологии) признакам» (Там же, с. 5)1.

По мнению автора этого определения, К. М. Гуревича, такое толкование психо диагностики позволяет рассматривать в ее рамках всевозможные психологиче ские и психофизиологические методики, претендующие на то, чтобы отличать од ного человека от других или одну группу от всей совокупности. С таким понима нием предмета психологической диагностики трудно согласиться. Получается, что В опубликованном много позднее учебном пособии (Психологическая диагностика: Учебное посо бие / Под ред. К. М. Гуревича, Е. М. Борисовой. — М.: Изд-во УРАО, 2000) определение психоди агностики, ранее предложенное К. М. Гуревичем, подверглось некоторой корректировке. Психоди агностика определяется «как психологическая дисциплина, разрабатывающая методы выявления и изучения индивидуально-психологических и индивидуально-психофизиологических особенно стей человека. Целью ее является сбор информации об особенностях человеческой психики».

2.2. Предмет и структура психодиагностики психодиагностика представляет собой некую бессистемную совокупность мето дик, причем не только психологических, но также статистических и психофизио логических. Разумеется, что классификация и ранжирование людей невозможны без статистических процедур, которые образуют измерительный фундамент пси ходиагностики — психометрию (психометрику). Однако психодиагностика име ет дело с психологическими различиями, которые не могут быть определены с помощью психофизиологических методик. Включение последних в методики пси ходиагностики — это дань укоренившемуся в сознании многих советских психо логов старшего поколения мнению о том, что любой психологический феномен имеет свое представительство на физиологическом (психофизиологическом) уровне1. Из определения, предложенного Гуревичем, следует узкоприкладная направленность психодиагностики, сводящаяся к методам классификации и ран жирования, чем и ограничивается возможность получения нового знания в этой области психологии. Непонятно также, на чем основывается разработка методов, откуда они появляются. Заметим, что стремление акцентировать прикладной характер психодиагностики характерно для многих психологов, так или иначе признавших необходимость ее развития в рамках советской психологии. Так, Е. А. Климов (1982), рецензируя вышеупомянутую монографию, определяет пси ходиагностику как «науку о методах и средствах обеспечения практики работы с людьми оперативной психологической (и психофизиологической) информацией».

Постепенное «врастание» тестов в разные сферы психологической практики во второй половине 80-х гг. прошлого века приводит и к новым формулировкам ее предмета советскими психологами. Например, «Краткий психологический сло варь» (1985) указывает на то, что это «область психологии, разрабатывающая методы выявления индивидуальных особенностей и перспектив развития лично сти». Целью психодиагностики является «разработка эффективной системы ди агностических методик, позволяющих решать задачи, которые ставит перед пси хологией социалистическое общество». Указание на разработку методов выявле ния индивидуальных особенностей личности — шаг вперед по сравнению с классификацией и ранжированием людей, что ранее понималось в качестве пред мета психодиагностики.

В первом советском учебном пособии по психодиагностике, вышедшем под редакцией А. А. Бодалева и В. В. Столина (1987), пишется о том, что данная от расль психологии — «это наука и практика постановки психологического диагно за». Действительно, понятие психологического диагноза центральное в психодиаг ностике, однако такое определение сродни определению психологии как науки о психике. И в том и в другом случае определения остаются своего рода загадкой:

что такое психологический диагноз, что есть психика? Здесь не место для обсуждения разнообразных форм физиологического редукционизма, с большим трудом изживаемого в отечественной психологии. О некоторых из них упомянуто в главе, посвя щенной истории психодиагностики (см. раздел 1.5).

Определение психодиагностики как науки и практики постановки психологического диагноза, но уже с дополнением, в котором указывается на то, что это Означает выяснение наличия и степени выраженности у человека определенных психологических признаков, встречаем и во втором изда нии «Психологического словаря» (1996).

104 Глава 2. Психодиагностика как наука В «Основах психодиагностики» под редакцией А. Г. Шмелева (1996) встреча ем определение предмета психодиагностики, в котором сделан акцент на уже из вестную нам связь этой о науки с «разработкой и использованием разнообразных методов распознания индивидуальных психологических особенностей человека».

Таким образом, большинство исследователей признают то, что психодиагно стика как область психологического знания направлена на разработку методов рас познания индивидуально-психологических особенностей безотносительно к тому, являются ли они показателями неблагополучия или отсутствия такового. При этом психодиагностика имеет дело не только с тестами (стандартизированными мери лами индивидуально-психологических особенностей), но также с качественными (нестандартизированными) оценками личности. Важно также учитывать и то, что психодиагностика не вспомогательная, обслуживающая дисциплина, своего рода технология, но полноправная наука, изучающая природу индивидуальных разли чий. Учитывая разные трактовки психодиагностики, мы предлагаем определить ее следующим образом:

Психодиагностика — это область психологической науки, разрабатывающая теорию, прин ципы и инструменты оценки и измерения индивидуально-психологических особенностей личности.

В течение более чем векового развития психодиагностики сложились основ ные сферы применения психологических методик, которые могут быть обозначе ны как отрасли общей психодиагностики. Первыми интерес к методикам иссле дования личности и интеллекта, еще на этапе формирования науки об индивиду ально-психологических различиях, проявили образование и медицина, что и определило появление соответствующих областей психодиагностики — образова тельной и клинической.

Образовательная психодиагностика2 не только широко использует разнооб разные психологические методики, к этой области должны быть отнесены те тес ты, которые создаются в соответствии с психометрическими требованиями, но предназначены не для оценки способностей или черт личности, а для измерения успешности усвоения учебного материала (тесты успешности). Клиническая пси ходиагностика направлена на изучение индивидуально-психологических особен ностей больного (структурно-динамические особенности личности, отношение к болезни, механизмы психологической защиты и т. д.), оказывающих существен ное влияние на возникновение, течение и исход как психического, так и сомати ческого заболевания. Как образовательная, так и клиническая психодиагности ка — те области общей психодиагностики, в которых сегодня выполнен наиболее значительный объем исследований.

Помимо названных областей следует выделить профессиональную психоди агностику, поскольку профориентация и профотбор невозможны без использова ния и развития диагностических методик. Каждая из областей не только заимству ет принципы и методики исследования общей психодиагностики, но и оказывает на нее развивающее воздействие.

В русскоязычной литературе принят термин «школьная психодиагностика», однако сфера образо вания, нуждающаяся в диагностических инструментах, не ограничивается школой.

2.3. Психодиагностика и смежные направления исследований 2.3. Психодиагностика и смежные направления исследований Психодиагностика — область психологической науки, а поэтому в той или иной мере связана со всеми ее отраслями. В известном смысле, несмотря на самостоя тельность, психодиагностика зависит от развития общепсихологической теории.

Однако существуют направления исследований, с которыми психодиагностика связана наиболее тесно, вплоть до того, что, как уже упоминалось ранее, в зару бежной и отечественной литературе допускается синонимичность этого понятия другим. Об этом и пойдет речь в этом разделе.

2.3.1. Психодиагностика и дифференциальная психология Нередко в зарубежной и отечественной литературе высказывается мнение о том, что проблема теории индивидуальных различий — прерогатива особой области исследований — дифференциальной психологии. На рубеже XIX и XX вв. выда ющийся немецкий психолог Вильям Штерн ввел это понятие для обозначения науки «о существенных различиях в психических функциях и свойствах»1. Со времен В. Штерна не многое изменилось в понимании дифференциальной психо логии, она и поныне определяется как направление, которое «в целом занимается изучением поведения и свойств личности, имеющих значительный разброс»2.

Когда речь заходит об истоках дифференциальной психологии, фактически все исследователи единодушны в ссылках на Ф. Гальтона, Дж. Кеттелла, А. Бине и других ученых, известных в то же время как основоположники тестирования (Allport 1949;

Anastasi, 1958;

и др). Предметные области исследований психоди агностики и дифференциальной психологии совпадают, а разделить их пытают ся по тому признаку, что первая ориентирована на измерение индивидуальных различий, а для второй характерно познание, проникновение в сущность причин и следствий этих различий. Психодиагностика рассматривается как «мост между наукой и практикой: наукой об индивидуальных психологических различиях (дифференциальная психология) и практикой постановки психологического ди агноза» (А. Г. Шмелев, 1996). Тем самым психодиагностика как область исследо ваний сводится к организации процесса измерения тех явлений, психологическая природа которых изучена (изучается) другой наукой.

Вряд ли есть необходимость говорить о том, что психодиагностика, отделен ная от психологической теории, обречена на кризис. История психодиагностики тому яркое подтверждение. Успехи диагностики (измерения и оценки) определя ются прежде всего степенью разработанности теории измеряемого явления. Это хорошо видно на примере измерения интеллекта. Для появления эффективных тестов потребовалась смена теоретических представлений о его природе. В свою Stern W. Uber Psychologie der Individuellen Differenzen. Ideen zu einer Differentiellen Psychologie. — Leipzig Barth, 1900.

HofctatterP. R. Differetielle Psychologie. - Stuttgard, 1971. - S. 34.

106 Глава 2. Психодиагностика как наука очередь создание более эффективных тестов порождает новое знание о тех явле ниях, которые измеряются.

Отрывая психодиагностику (понятую как практику тестирования) от диффе ренциальной психологии (понятую как теория, объясняющая индивидуально психологические различия), эту область исследований лишают теоретического фундамента, а тем самым статуса науки. Показательно, что видные (обычно при числяемые к таковым в области дифференциальной психологии) зарубежные специалисты не склонны рассматривать психодиагностику в качестве самостоя тельной области, полагая ее лишь как «приближение к пониманию поведения» (Anastasi, 1958). Разделение психодиагностики и дифференциальной психологии носит искусственный характер, в действительности они органично дополняют друг друга, образуя единое целое.

Итак, исследования в той области, которую В. Штерн назвал дифференциаль ной психологией, ко времени приобретения этого названия уже шли полным хо дом во многих странах мира. По существу, он предложил иное (и, на наш взгляд, более удачное) название психологическому тестированию. Таким образом, Штер ну ошибочно приписывается роль основоположника науки об индивидуальных различиях, однако это не умаляет его вклада в ее развитие.

2.3.2. Психодиагностика и психометрия Психометрия — понятие, с которым часто сталкиваемся, как только речь заходит о психологических тестах, тестировании. Уже было отмечено, что понятие это вве дено Вольфом (1734), указавшим на возможность измерения в психологии. Од ним из первых измерений в экспериментальной психологии было измерение вре мени реакции. Поэтому первоначально под психометрией понималось измерение временных характеристик психических процессов. Впоследствии к психометрии начинают относить все то, что связано с количественным определением психиче ских явлений (разумеется, существуют и другие, менее распространенные опреде ления психометрии. Достаточно вспомнить Ф. Гальтона, считавшего таковой изме рение ума. Этот термин, наконец, используется в парапсихологии). Показателен «Словарь XX века»1 определяющий ее как «область психологии, имеющую дело с изменяемыми факторами». При таком подходе психометрия включает в себя весь спектр психологических измерений — от психофизических до личностных.

Известно, что создание любого психологического инструмента измерения тре бует неукоснительного соблюдения определенных требований (см. об этом гл. 3).

Эти требования касаются точности, достоверности и адекватности методики из мерения, сопоставимости получаемых с ее помощью результатов. Соответствие им устанавливается путем применения математико-статистических процедур. Совер шенствование математике-статистического аппарата, его разработка в свою оче редь связаны с конструированием все новых и новых тестов, решением задачи обеспечения их эффективности2. Психометрическое направление, таким образом, Chambers Twentieth Century Dictionary. Edinburgh Chambers, 1972.

Впечатляют успехи в разработке математико-статистических процедур в психологическом тести ровании. От гальтоно-пирсонского коэффициента корреляции до факторного анализа (подчеркнем, 2.3. Психодиагностика и смежные направления исследований получает свое преимущественное развитие в психологическом тестировании.

Отсюда неудивительно, что в ряде случаев психологическое тестирование (пси ходиагностика) и психометрия отождествляются. Подтверждает сказанное широ ко употребляемый термин «психометрические тесты», под которыми понимают ся стандартизированные методики, относительно которых известна валидность и надежность, методики, удовлетворяющие принципам измерения. Это, в частности, является основанием отделять психометрические тесты от проективных методик, так как применительно к последним классические требования, задаваемые теори ей измерения, зачастую не могут быть удовлетворены.

Благодаря развитию психологического тестирования, уже в 1920-1930-е гг.

формируется особая область психометрии, которая имеет дело с индивидуальны ми различиями, определяя и обосновывая требования к их измерению. Исходя из вышесказанного очевидна целесообразность использования, наряду с поняти ем психометрии, понятия более узкого, определяющего не всю область психоло гических и психофизиологических измерений, а только ту, которая связана с из мерением, осуществляемым с помощью тестов. В качестве такового в ряде работ используется понятие «дифференциальная психометрия»-. Хотя этот термин можно признать не совсем удачным, сегодня было бы излишне введение нового, так как он может стать причиной путаницы в складывающейся системе понятий психодиагностики.

2.3.3. Психодиагностика и психологическая оценка В 1970-е гг. в области индивидуальных различий все более употребительным ста новится термин, который к настоящему времени во многих странах Западной Европы и США почти полностью вытеснил термин «психологическое тестирова ние». Это — «психологическая оценка» (psychological assessment).

Термин «психологическая оценка» использовался во время Второй мировой войны группой американских психологов и психиатров, занятых отбором «рыца рей плаща и кинжала». Первое употребление этого термина в психологической литературе — название книги, описывающей эту весьма специфическую програм му отбора - The Assessment of Men COffice of Strategic Services, 1942). В 1953 г. в «Ежегодном психологическом обозрении» (США) появился раздел «Теория и техники оценки». После этого термин «оценка» начинает использоваться психо логами все чаще.

Этот термин получил в последнее время достаточно широкое распространение, приобрел официальный статус, подтверждением чему служат многочисленные руководства, различные журналы, посвященные проблемам психологической оценки. «Краткая психологическая энциклопедия» раскрывает содержание этого понятия через цель, которая заключается в изучении (оценивании) индивидуаль ности применительно к возникающим в ее жизнедеятельности проблемам (пси хическое здоровье, сложности взаимодействия с окружающими, неспособность к обучению и т. д.). В вышеупомянутой энциклопедии указывается на то, что нуж зародившегося в психологических исследованиях) — такой путь проходит психометрия с конца в. до 20-х гг. XX в.

108 Глава 2. Психодиагностика как наука но проводить различия между психологической оценкой и тестированием. Оцен ка — это сбор и интеграция данных, которые могут быть получены различными путями, например с помощью интервью, наблюдения за поведением, психологи ческих тестов, физиологических или психофизиологических измерений, специ альной аппаратуры и т. п. Тестирование — это измерение психологических харак теристик с помощью процедур, основанных на воспроизведении неких поведен ческих реалий. При этом отмечается, что психологическая оценка имеет более дав ние исторические прецеденты (ссылаются на уже известные читателю из истории психодиагностики системы отбора чиновников в Древнем Китае и т. п.). Таким образом, психологическая оценка — понятие более широкое, чем психологическое тестирование. Оценка производится с помощью не только тестов. В то же время, если проанализировать содержание руководств и журналов по психологической оценке, то легко убедиться, что это понятие чаще всего выступает в качестве сино нима психологическому тестированию, охватывающему весь спектр психологиче ских измерений: от психических функций до личности. Тем не менее появление и распространение термина «психологическая оценка» — это следствие осознания исследователями того факта, что познание индивидуально-психологических раз личий, столь тесно связанное с тестами, ими не ограничивается. Помимо тестов (стандартизированных процедур) развивается внетестовая диагностика, связан ная с качественными оценками. В этом смысле понятие психологической оценки близко ранее предложенному нами предмету психологической диагностики.

2.4. Психодиагностический метод и диагностические подходы Развитие психологической диагностики приводит к появлению особого исследо вательского метода — диагностического. Какое место этот метод занимает в сис теме других методов психологии, в чем его специфика?

В связи с тем, что в психологической литературе зачастую встречаемся с раз ным содержанием, вкладываемым в понятия «метод» и «методика», сразу опреде лим нашу позицию. Мы исходим из того, что известные методологические прин ципы психологии получают свою первичную конкретизацию в исследовательском методе.

Общепринято деление исследовательского метода на неэкспериментальный (описательный) и экспериментальный. Неэкспериментальный метод образует разные виды (методики) наблюдений, беседы, изучения продуктов деятельности.

Экспериментальный метод основывается на направленном создании условий, обеспечивающих выделение изучаемого фактора (переменной) и регистрацию изменений, связанных с его действием, а также допускает возможность активно го вмешательства исследователя в деятельность испытуемого. На основе этого метода строятся многочисленные и традиционные для психологии методики ла бораторного и естественного эксперимента, а также особая их разновидность — формирующий эксперимент.

Диагностические методики (тесты) иногда рассматриваются в рамках экспе риментального метода (Б. Г. Ананьев, 1976 и др.). Мы считаем, что должен быть 2.4. Психодиагностический метод и диагностические подходы выделен психодиагностический метод, имеющий вполне определенные особен ности и обобщающий множество конкретных методик.

Основной особенностью психодиагностического метода является его измери тельно-испытательная, оценочная направленность, за счет которой достигается количественная (и качественная) квалификация изучаемого явления. Это стано вится возможным путем следования определенным требованиям, характерным для психодиагностического метода1.

Одно из важнейших требований — стандартизация инструмента измерения, в основе которой лежит понятие нормы, поскольку индивидуальная оценка, напри мер успешности выполнения задания, может быть получена путем сопоставления с результатами других испытуемых. Не менее важно и то, что любая диагностиче ская методика (тест) должна соответствовать требованиям надежности и валид ности. Понятия нормы, валидности и надежности — те «три кита», на которых по коится разработка и применение диагностических методик. Жесткие требования предъявляются и к процедуре исследования (точное соблюдение инструкции, стро го определенные способы представления стимульного материала, ограничения во времени и недопустимость вмешательства экспериментатора и т. д.)2. Добавим к этому, что анализ психодиагностического метода позволяет выделить специфиче ские мотивы, определяющие активность субъекта, особую стратегию его поведе ния, особенности ситуации — как социальной (взаимодействие психолога и обсле дуемого), так и стимульной (например, с разной степенью структурированности).

Характеризуя диагностический метод, недостаточно ограничиться указанием на его измерительно-испытательную направленность. В противном случае при оритет объяснения отдается экспериментальному методу. В действительности диагностическое исследование в своем законченном виде должно включать эле менты объяснения, раскрытия причин, наконец выработку соответствующих ре комендаций (подробнее об этом см. ниже).

Психодиагностический метод конкретизируется в трех основных диагности ческих подходах, которые практически исчерпывают множество известных мето дик (тестов). Эти подходы могут быть условно обозначены как «объективный», «субъективный» и «проективный».

Суммировать сказанное мы можем в виде иерархической лестницы системы средств познания в психологии (рис. 2.1).

Как видно из рисунка, на вершине находятся принципы психологического исследования. Ниже располагаются исследовательские методы: неэксперимен тальный (описательный), экспериментальный и психодиагностический. На еще более низком уровне размещаются соответствующие каждому из названных ме тодов подходы. В нижней части рисунка располагаются конкретные методики, образуемые в рамках тех или иных подходов. На диагностических подходах необ ходимо остановиться подробнее.

В той или иной степени эти требования распространяются на любой исследовательский метод, од нако свою наиболее последовательную и полную реализацию получают в психодиагностическом методе.

Подробнее об этом см. гл. 3.

110 Глава 2. Психодиагностика как наука Рис. 2. 1. Иерархическая лестница средств познания в психологии Объективный подход — диагностика осуществляется на основе успешности (результатив ности) и/или способа (особенностей) выполнения деятельности.

Субъективный подход — диагностика осуществляется на основе сведений, сообщаемых о себе, самоописания (самооценивания) особенностей личности, состояния, поведения в тех или иных ситуациях.

Проективный подход — диагностика осуществляется на основе анализа особенностей вза имодействия с внешне нейтральным, как бы безличным материалом, становящимся в силу его известной неопределенности (слабоструктурности) объектом проекции.

Для читателей, которые привыкли противопоставлять объективное и субъек тивное, сразу укажем на то, что в данном контексте субъективность не означает ложности, а объективность — истинности. Дальнейшее рассмотрение тех тестов или методик, которые соотносятся с обозначенными подходами, легко позволяет убедиться в справедливости этого положения.

Объективный подход к диагностике проявлений человеческой индивидуаль ности образует в основном два типа методик, разделение которых стало традици онным. Это методики для диагностики собственно личностных особенностей и тесты интеллекта. Первые направлены на «измерение» неинтеллектуальных 2.4. Психодиагностический метод и диагностические подходы особенностей личности, вторые — на установление уровня ее интеллектуального развития.

Разумеется, такое «обособление» сферы личностных (характерологических) проявлений и сферы интеллекта имеет ограниченный, но тем не менее важный для психодиагностики смысл. С. Л. Рубинштейн в свое время очень точно указал на то, что психические свойства человека образуют две основные группы: характе рологические свойства и способности. Первая группа свойств связана с побуди тельной (мотивационной) регуляцией поведения, а вторая обеспечивает органи зацию и исполнение. Сохранение за личностными проявлениями, с одной сторо ны, и интеллектом — с другой, относительной самостоятельности позволяет более глубоко проникнуть в сущность этих психических образований. Наконец, извест но, что акцентирование их функционального своеобразия способствовало разра ботке диагностических методик, практическая ценность которых неоспорима.

Диагностика уровня интеллектуального развития представлена многочислен ными тестами интеллекта (тесты общих способностей). Личностные методики, выделяемые в границах объективного подхода, можно условно подразделить на «тесты действия» («целевые личностные тесты») и «ситуационные тесты». Наи более распространенные целевые личностные тесты — это разнообразные перцеп тивные тесты, например обнаружения замаскированных фигур. В ситуационных тестах испытуемый помещается в ситуацию, подобную/схожую с той, какая мо жет возникнуть в жизни. Наконец, в объективном подходе образуются еще две значительные группы тестов: тесты специальных способностей, предназначен ные для измерения уровня развития отдельных сторон интеллекта и психомотор ных функций, обеспечивающих эффективность в конкретных, достаточно узких областях деятельности, и тесты достижений1, которые выявляют степень владе ния определенными знаниями, умениями, навыками.

Субъективный подход представлен многочисленными опросниками. Эти рас пространенные диагностические инструменты в самом общем виде могут быть подразделены на личностные опросники, опросники состояния и настроения, а также опросники мнений и опросники-анкеты. Три последние группы опросни ков предназначены для получения об обследуемом информации, не имеющей, как правило, непосредственного отношения к тем или иным его личностным особен ностям, правда, опросники мнений, которые обычны в социологических, социаль но-психологических исследованиях и конструируются под многообразные конк ретные задачи, могут в известной мере отражать и личностные особенности рес пондентов.

Для методик, созданных в рамках проективного подхода, предлагались различ ные классификации (подробнее см. гл. 6). Наиболее простым и достаточно удоб ным является их деление на: моторно-экспрессивные, перцептивно-структурные и апперцептивно-динамические (С. Розенцвейг, 1964).

Описанные выше диагностические подходы выполняют не только классифи кационную функцию. Эти подходы представлены как бы в виде шкалы «податли вости к измеримости» тех индивидуально-психологических особенностей, на рас Как уже отмечалось, строго говоря, эти тесты нельзя назвать собственно психологическими, однако история их появления и развития тесно связана с психодиагностикой.

112 Глава 2. Психодиагностика как наука Рис. 2.2. Система «Психодиагностический метод—подход—методика (группы методик)» крытие которых они направлены (последовательно ограничиваются возможности приложения основных психометрических требований, предъявляемых к образо-.

ванным этими подходами методикам), шкалы, соответствующей в то же время степени структурированности используемого стимульного материала. Сказанное наиболее очевидно при сравнении, например, тестов интеллекта и проективных методик. Для психометрической оценки валидности и надежности последних и сегодня отсутствует адекватный математико-статистический аппарат.

Обсуждаемая нами система «метод—подход—методика» применительно к ди агностическому методу, представлена на рис. 2.2.

Внутри каждого из подходов могут быть выделены группы однородных, близ ких друг к другу методик. Конечно, предложенная классификация не единствен но возможная и, как любая другая, имеет определенные недостатки. Понятно, что некоторые конкретные психодиагностические методики трудно отнести к одно му из трех выделенных подходов, они будут занимать как бы промежуточное по ложение. Между различными диагностическими подходами нет и не может быть «непроходимых» границ. Цель нашей классификации не пополнение списка уже существующих, а желание найти простую и логически обоснованную схему изло жения тех проблем психологической диагностики, которые представляются нам наиболее важными, актуальными на данном этапе развития психологического знания.

2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики Вряд ли кто-либо будет отрицать то, что тест был, есть и остается основным ин струментом психологической диагностики. Тест — это modus operandi психодиаг ностики с момента ее зарождения и по настоящее время. Тест — это инструмент, 2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики с которым непосредственно работает психолог, решающий диагностическую за дачу. Сказанное, разумеется, не исключает существования в этой области психо логии внетестовой диагностики (оценки), о которой речь шла ранее. В этом раз деле необходимо остановиться на понятии теста, его разновидностях, а также на проблемах, возникающих в связи с компьютеризацией тестирования.

2.5.1. Понятие теста. Виды тестов Под тестом (англ. test— проба, испытание, проверка) понимается ансамбль стандартизи рованных, стимулирующих определенную форму активности, часто ограниченных по време ни выполнения заданий, результаты которых поддаются количественной (и качественной) оценке и позволяют установить индивидуально-психологические особенности личности.

Термин «тест», получивший чрезвычайно широкое распространение в различ ных областях знания в смысле испытания, проверки, имеет давнюю историю. По Р. Пэнто и М. Гравитц (1972), слово «тест» происходит из старофранцузского языка и является синонимом слова «чашка» (лат. testa — ваза из глины). Этим сло вом обозначали небольшие сосуды из обожженной глины, использовавшиеся ал химиками для проведения опытов. В русском языке слово «тест» долгое время имело два значения:

1) испытательная присяга, религиозная английская клятва, которую каждый вступающий в общественную должность должен давать, чтобы доказать, что он не тайный католик;

2) плоский плавильный сосуд или сосуд из выщелоченной золы для выделе ния олова из золота или серебра1.

Близкое современному содержание термин «тест» как термин психологиче ский получает в конце XIX в. В психодиагностике известны разнообразные клас сификации тестов. Они могут подразделяться по особенностям используемых те стовых заданий на тесты вербальные и тесты практические, по форме процеду ры обследования — на тесты групповые и индивидуальные, по направленности — на тесты способностей, тесты личности и тесты отдельных психических функ ций, а в зависимости от наличия или отсутствия временных ограничений — на тесты скорости и тесты результативности. Так же тесты могут различаться по принципам их конструирования. За последние десятилетия многие известные тесты были приспособлены к среде компьютера (предъявление, обработка данных и др.), их можно обозначить как тесты компьютеризированные. Активно разра батываются тесты компьютерные, изначально конструируемые с учетом возмож ностей современной вычислительной техники. Предложенная нами классифика ция (см. выше) опирается на реализуемый в тестах диагностический подход.

На страницах этой книги термин «тест» используется наряду с другим терми ном — методика (иногда — техника). Имеет ли этот термин содержание, отличное от термина «тест»? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспом нить о становлении советской психодиагностики в 1970-е гг. Слово «тест» в это время имело по известным причинам дополнительное негативное значение, обозна Русский энциклопедический словарь. 1877.

114 Глава 2. Психодиагностика как наука чая не только инструмент исследования, но и его «буржуазное происхождение».

Поэтому все используемые тесты были переименованы в методики. Сегодня нет оснований отказываться от термина-понятия, с которым связана вся история и нынешний день психодиагностики. Термин «методика» целесообразно сохранить за нестандартизованными диагностическими инструментами, а также теми из них, которые, как правило, в силу претензий на глобальную диагностику личности, скорее не измеряют ее, а оценивают. К таким диагностическим инструментам в первую очередь относятся проективные методики. Следует также учитывать сло жившуюся в русскоязычной литературе традицию употребления термина «опрос ник». Опросниками (носящий искусственный характер термин «тест-опросник» постепенно вышел из употребления) называют такие психодиагностические ин струменты, которые, в отличие от других тестов, направлены на субъективную оценку обследуемым самого себя или других людей.

Тесту, как и любому другому инструменту познания, присущи особенности, которые в конкретных обстоятельствах исследования могут рассматриваться в качестве его достоинств или недостатков. Эффективное использование тестов зависит от учета многих факторов, из которых к важнейшим относятся: теорети ческая концепция, на которой базируется тот или иной тест;

область применения;

весь комплекс сведений, обусловленных стандартными требованиями к психоло гическим тестам, их психометрическим характеристикам. Распространенные пред ставления о «простоте» и доступности тестов не соответствуют действительности.

Являясь средством исследования сложнейших психических явлений, тест не мо жет толковаться упрощенно как предложение задания (заданий) и регистрация его решения. Научное использование тестов возможно лишь при условии опоры на общепсихологические знания, компетентность в области теории и практики со ответствующих психодиагностических исследований. Не менее существенно сле дование этическим нормам психодиагностики.

2.5.2. Компьютеризированные и компьютерные тесты На современном этапе развития психодиагностики компьютер стал неотъемле мым элементом диагностической деятельности психолога. Внедрение компьюте ров в психодиагностику имеет свою историю. На начальном этапе развития ин формационных технологий (начало 1960-х гг.) функции компьютера были весь ма ограничены и сводились в основном к предъявлению достаточно простых стимулов, фиксации элементарных реакций и статистической обработке данных.

Компьютер выступает в роли вспомогательного инструмента исследователя, на него возлагаются наиболее трудоемкие, рутинные операции. Однако уже в это время начинает развиваться машинная интерпретация тестов.

Собственно появление так называемой компьютерной психодиагностики за рубежом происходит в период второго этапа развития информационных техноло гий (1960-е гг.). В первую очередь были автоматизированы все трудоемкие про цедуры обработки диагностической информации (подсчет «сырых» баллов, на копление базы данных, расчет норм теста, перевод первичных данных в стандарт ные показатели и т. д.). Определенное развитие в этот период получили и системы многомерного анализа данных.

2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики Успехи в развитии электроники привели к быстрому снижению стоимости машинных ресурсов, тогда как расходы на математическое обеспечение возросли.

Концепция этого этапа развития информационной технологии может быть сфор мулирована следующим образом: «Все, что может быть запрограммировано, дол жны делать машины;

люди должны делать только то, на что они пока не в состоя нии написать программы» (Громов, 1985). Именно к этому периоду относятся основные достижения западной компьютерной психодиагностики. Ко времени возникновения новой машинной технологии обработки информации психодиаг ностика обладала значительным арсеналом стандартизированных методик. Неко торые выборки обследованных насчитывали миллионы. Благодаря потребности в оперативном анализе массивов данных, быстро развиваются компьютерные средства сбора психодиагностической информации, разрабатываются средства специального программного обеспечения. Компьютер все чаще выступает в роли «экспериментатора».

Третий этап развития информационной технологии (начиная с 1970-х гг.) со здал условия для возникновения нового поколения компьютерных психодиагно стических систем на базе ПЭВМ, ускорил процесс внедрения в практику автома тизированных тестовых методик, создал основу для последующей формализации и автоматизации процесса сбора и обработки психодиагностической информации.

Меняется процедура обследования, общение испытуемого с ЭВМ приобретает форму «диалога». Введение обратной связи позволяет изменять стратегию иссле дования в зависимости от предшествующих результатов. Именно в этот период появляются первые собственно компьютерные тесты, тесты специально создан ные для компьютерной среды. Развитие этих тестов создает предпосылки адаптив ного тестирования, связанного в первую очередь с приспособлением заданий к особенностям ответов испытуемого. Отсюда целесообразно разделение тестов на компьютеризированные, или приспособленные к условиям компьютера, и ком пьютерные.

В последнее десятилетие XX в. компьютеры становятся доступными не толь ко институтам и лабораториям, но и каждому исследователю. В настоящее время сложные психодиагностические исследования реализуются на базе мощных пер сональных компьютеров, обладающих большим быстродействием и разнообраз ным набором периферийных устройств.

Отечественная компьютерная психодиагностика как направление исследова ний оформляется к середине 1980-х гг., и ее развитие не столь непосредственно связано с совершенствованием информационной технологии, как это происходи ло за рубежом. Психологическая наука вообще занимает далеко не первое место в ряду активных потребителей современной информационной технологии. Любо пытно, что только в конце 1960-х гг. советским психологам предлагают овладеть простейшими способами факторного анализа при осуществлении расчетов вруч ную (!), тогда как за рубежом данный математико-статистический метод, реали зуемый с помощью ЭВМ, достаточно широко использовался уже в 1930-е гг.1.

Теплое Б. М. Простейшие способы факторного анализа // Типологические особенности высшей нерв ной деятельности человека. — М.: Просвещение, 1967.

116 Глава 2. Психодиагностика как наука Появление компьютерных версий тестов в бывшем СССР, а более-менее до ступными они становятся ближе к концу 1980-х гг., приветствуется далеко не все ми. Проведенное в начале 1990-х гг. московскими психологами исследование (О. К. Тихомиров и др.) отношения различных социальных групп к компьютери зованному тестированию показало, что с наибольшим энтузиазмом к нему отно сятся руководители высшего уровня, психодиагносты-разработчики и те лица, которые имеют навыки общения с компьютером и мотивированы на самопозна ние. Негативное отношение наблюдалось у руководителей среднего звена, непо средственно работающих с подчиненными и знающих их в течение длительного времени. Такое отношение также свойственно психодиагностам-пользователям (правда, у них иногда встречается и некритическое сверхдоверие, возникающее как результат слабой теоретической и практической подготовки в области психо диагностики) и лицам, усматривающим зависимость благополучия в профессио нальной деятельности, карьере и т. п. от результатов тестирования.

К достоинствам современных компьютеризированных методик психодиагно стики, сравнительно с традиционными, следует отнести:

• неизменность реализуемой программы обеспечивает постоянство условий тестирования, что труднодостижимо при немашинном предъявлении зада ний;

• обеспечивается точность и однозначность регистрации множества возмож ных реакций испытуемого;

• имеется возможность восстановить и проследить последовательность дей ствий испытуемого;

• сравнительно легко образуются единые банки психодиагностических дан ных, а тем самым устанавливаются эмпирически обоснованные тестовые нормы для разных групп обследуемых;

• создаются возможности для автоматизированного конструирования тестов;

• психолог освобождается от рутинной, трудоемкой работы, как при прове дении обследования, так и при конструировании (адаптации) тестов;

• обеспечивается возможность расширения практики группового тестирова ния и тиражирования методик;

• расширяются возможности применения мощного математико-статистиче ского аппарата анализа данных, упрощается разработка новых процедур ана лиза;

• облегчается сохранение конфиденциальности результатов тестирования;

• упрощается хранение диагностических данных (на магнитных носителях), снижается себестоимость обследования;

• создаются благоприятные условия для применения экспресс-методик, т. е.

тех, проведение которых позволяет быстро получить результаты, что в не которых случаях (например, в профессиональной психодиагностике) может иметь решающее значение;

• компьютерная процедура предъявления тестовых заданий минимизирует негативные воздействия, нередко возникающие в ситуации межличностного 2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики взаимодействия между экспериментатором и испытуемым (снижение дей ствия защитных механизмов у испытуемого, облегчение диагностики инди видуально присущих субъекту особенностей деятельности и мотивации);

• появляется возможность актуализации «игровой» мотивации у испытуе мых (оформление теста в виде игры), что делает процесс тестирования бо лее привлекательным и повышает достоверность результатов;

• намечаются пути решения давней проблемы, возникающей как результат несовместимости концептуальных схем интерпретации различных методик (например, создание словаря-тезауруса терминов-названий психических свойств, используемых в научной, литературной и бытовой лексике);

• становится возможным проведение анализа поведения испытуемого непо средственно в ходе обследования, учета многих параметров складывающих ся ситуаций, организации диалога в реальном режиме времени (адаптивное тестирование);

• испытуемый при необходимости обеспечивается быстрой интерпретиру ющей обратной связью по результатам тестирования;

• средства компьютерной графики позволяют предъявлять испытуемому ди намические объекты (динамическая стимульная среда), становится воз можным использование полимодальных стимулов;

• появляются условия как для индивидуализации психодиагностического исследования, так и проведения быстрых массовых обследований;

• обеспечивается тесная связь с решением практических задач.

Оценить степень вовлеченности компьютера в психодиагностическое исследо вание можно руководствуясь шкалой, предложенной Хартманом (1986) (рис. 2.3) Наряду с преимуществами, которые дает использование компьютера, принци пиальное значение приобретают вопросы, связанные с появлением новообразова ний, вносимых компьютером в традиционно сложившуюся в психодиагностике систему взаимодействия «экспериментатор—тест—испытуемый». Отсутствие не посредственного наблюдения и живого контакта с испытуемым вносит примерно те же трудности и ограничения, с которыми приходилось и ранее сталкиваться в групповом тестировании. Кроме того, примерно у 30 % обследованных обнаружи вался «феномен компьютерной тревожности» (О. В. Доронина, 1993), причем в 5 % случаев регистрировалось состояние, схожее с фобией1.

Некоторые тесты в принципе не могут быть переведены в компьютерный ре жим, для других это ведет к существенному изменению их диагностических ка честв, прежде всего валидности и надежности. Автоматизированная версия уже известной психодиагностической методики нуждается в специальной проверке — Вероятно, это явление боязни компьютера связано с тем, что в это время большинство населения страны имело смутное представление о персональных компьютерах и их возможностях. К тому же тестовая тревожность, как феномен универсальный, но наиболее выраженный у лиц с определен ными личностными особенностями, не обязательно связана с компьютером. Возможно, что она мо жет усиливаться при его использовании (появление дополнительных элементов новизны и неизве стности).

118 Глава 2. Психодиагностика как наука Высокая Выбор методов воздействия Подготовка окончательного заключения Интерпретация результатов тестирования Проведение тестирования Сохранение данных обследований Низкая Рис. 2.3. Шкала Хартмана ревалидизации. Также требуется повторное обоснование надежности компьютер ного варианта методики, ее рестандартизации на соответствующих выборках.

Приведем некоторые примеры.

Изучение влияния компьютеризации исследования на валидность психодиаг ностических методик показало, что происходит изменение их содержательной валидности. Так, при работе с компьютерной версией теста Равена было обнару жено, что испытуемые дают значимо более низкие показатели, нежели в обычных условиях обследования. Самого пристального внимания заслуживает сравнитель но недавно обнаруженный и еще не до конца изученный феномен, суть которого в том, что при компьютерном предъявлении опросника (ММРI) заметно усилива ется тенденция давать неопределенные ответы. Стабильность результатов, явля ющаяся характеристикой надежности диагностической методики, в случае изме нения формы предъявления теста существенно снижается, превышая этот пока затель при традиционном тестировании.

Обобщенный анализ психологических последствий компьютеризации психо диагностики позволил выявить существенные изменения структурных компонен тов деятельности (ее мотивов, целей и операций) по сравнению с традиционными формами (Тихомиров и Гурьева, 1989;

и др.). В упомянутом исследовании авто рами разработаны критерии дифференцированной оценки психологических по следствий, показан их противоречивый характер по отношению к основному кри терию — значимости последствий для повышения продуктивности деятельности.

Последствия подразделяются на реальные и потенциальные, позитивные и нега тивные, управляемые и неуправляемые (в этом исследовании изучались: мотива ция, целеобразование и операционный состав компьютеризованной психодиагно стической деятельности). Были выделены детерминанты (социальный заказ, раз витие научного знания, специфика составления алгоритмов и программирования деятельности, техническое обеспечение работы компьютеров, организация дея тельности, личностные особенности психодиагностов и обследуемых), которые регулируют соотношение позитивных и негативных последствий компьютериза ции психодиагностической деятельности. При этом изменение детерминант вы ступает как принцип управления последствиями компьютеризации.

Появление и распространение доступных систем психологического тестирова ния на основе персональных компьютеров, как это ни парадоксально на первый 2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики взгляд, отнюдь не способствует преодолению сложившегося в психодиагностике известного разрыва между теорией и практикой. Напротив, теоретические пробле мы психодиагностики, в первую очередь связанные с пониманием природы инди видуально-психологических различий, как бы загоняются внутрь, тормозится разработка интенсивных исследовательских процедур, которая подменяется экс тенсивным развитием известных формализованных методик.

Эффект автоматизации интерпретации полученных в психодиагностическом обследовании данных двоякий. С одной стороны, это существенно облегчает ра боту психологов-практиков, с другой — «навязанные» алгоритмы интерпретаций при их слепом воспроизведении на различных выборках испытуемых способству ют появлению составленных с помощью компьютера псевдозаключений. Заметим, что за рубежом в последнее время, особенно среди высококвалифицированных профессионалов, ориентированных на индивидуальную диагностику, все более отчетливо проявляется тенденция неприятия чужих алгоритмов интерпретации тестовых результатов.

Интерпретационные алгоритмы некоторых популярных тестов выдают пользователю заключения, состоящие из общих, стереотипных утверждений, без труда принимаемых большинством людей как истинные, что сближает их с горос копом и астрологическими календарями. Сказанное в первую очередь относится к психодиагностическим методикам, претендующим на «глобальный» диагноз личности. Сошлемся лишь на одно из многих зарубежных исследований. Экспер ты-психиатры оценивали по 100-балльной шкале точность компьютеризованно го тестирования больных с различными диагнозами по методике Роршаха и со ставленного с помощью компьютера псевдозаключения. Точность реальных ком пьютерных заключений составила в среднем 65,42 балла, а псевдозаключений — 60,42 балла. Таким образом, компьютеризированная система тестирования по Роршаху обладает только 5 %(!) различительной способностью.

К сожалению, бывает и так, что профессиональные инструменты психоди агностов, совершенно незащищенные от неконтролируемого распространения, попадают в руки горе-энтузиастов или просто предприимчивых людей. Сегодня существуют широкие возможности несанкционированного распространения и применения тестов. В первую очередь этому способствует отсутствие (или их от кровенная декларативность в случае наличия) документов, регламентирующих профессиональные и этические аспекты деятельности разработчиков и пользова телей психологических тестов. Такое положение дел приводит к тому, что валид ность известных и достаточно эффективных диагностических методик резко сни жается, они фактически выводятся из профессионального оборота. В то же время выпавшая из поля зрения профессионалов практика компьютерной «аутодиагно стики» приводит пользователя не только к заблуждениям, но зачастую наносит значительный ущерб его психике.

В странах СНГ компьютерная психодиагностика на нынешнем уровне ее раз вития выполняет функцию экстенсивного воспроизводства диагностических ме тодик при почти полном отсутствии профессионально-этического контроля за этим процессом. Определенные успехи адаптивного тестирования за рубежом относятся в основном к диагностике специальных способностей, тогда как диаг 120 Глава 2. Психодиагностика как наука ностика личностных особенностей в режиме диалога между компьютером и обсле дуемым остается проблематичной. Необходимость внедрения современной ин формационной технологии в науки о человеке очевидна, однако эта «технизация» должна сочетаться с углубленным психологическим анализом последствий ком пьютеризации психодиагностической деятельности. В этом направлении пока сделаны первые шаги. В то же время есть все основания полагать, что синтез со временного психологического знания и еще далеко не реализованных возможно стей новейших информационных технологий позволит успешно решать многие вопросы теории и практики психологической диагностики.

2.5.3. Об «объективных» тестах личности В области психологической диагностики личности давно обсуждается вопрос о разработке так называемых объективных тестов1. Разработчики объективных те стов стремятся получить с их помощью «чистое» знание о личности, иначе гово ря, те данные о личности, которые, с одной стороны, не фальсифицированы самим испытуемым, а с другой стороны — избежали влияния экспериментатора, напри мер его теоретических предпочтений. Классическим определением объективного теста является то, которое уже довольно давно предложил Кеттелл: «Объектив ный тест — это тест, цель которого скрыта от испытуемого (а поэтому результаты не могут быть фальсифицированы) и данные, полученные с его помощью, могут быть оценены независимо от лица, проводящего тестирование и интерпретацию» (Cattell, 1957). Стремление получить объективное знание о личности с помощью создания соответствующих тестов имеет свое теоретическое обоснование и свя зано с так называемыми естественно-научными теориями личности Естественно-научные (а поэтому признаваемые объективными) теории лично сти достаточно хорошо известны в психологии, так же как имена их создателей и сторонников. Общим для представителей этого направления является то, что «объ ективный критерий», позволяющий описывать личность, всегда обнаруживается за пределами психологической науки. И это вполне естественно, поскольку психо логия с позиций представителей естественно-научного знания к «нормальным на укам» не относится и, как например полагает Айзенк (Eysenck, 1993), не находит признания у «настоящих» ученых, которые отказываются воспринимать ее откры тия в качестве заслуживающих внимание. Преобладающее большинство психо логических теорий личности, с точки зрения таких «объективистов», лишено вся кого смысла, в них не предлагаются критерии истинности тех или иных утверж дений, они не согласуются друг с другом. Анализируя современное состояние психологии личности, тот же Айзенк к недопустимым и непроверяемым теориям относит те, которые были разработаны Фрейдом, Адлером, Юнгом, Бинсвангером, Хорни, Салливеном, Фроммом, Эриксоном и Маслоу. Как видим, список «псевдо теорий» достаточно велик и, вероятно, может быть без труда продолжен. Основ ной недостаток этих теорий, по мнению Айзенка, заключается в том, что они не со ответствуют современной модели естественной науки. Он считает, что исключи Не следует смешивать «объективные» тесты, о которых пойдет речь в этом разделе, с тестами, в ко торых реализуется объективный подход к диагностике.' 2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики тпелъно естественные науки могут быть отнесены к нормальным наукам, посколь ку они дают возможность получения объективных, проверяемых результатов.

Стремление многих психологов подражать естественным наукам появилось еще на ранних этапах развития экспериментальной психологии. Конец XIX и на чало XX в. характеризовались бурным развитием естественных наук, и становле ние экспериментальной психологии происходит во многом благодаря проникно вению в психологию естественно-научного принципа измерения. Эксперименталь ная психология во всем стремится следовать за теми областями знания, в которых были очевидны заметные успехи. Это области знания, оперирующие четкими ко личественными показателями, полученными благодаря объективным методам ис следования, результаты которых кажутся независимыми от исследователя.

В психологии личности можно найти немало теорий, которые испытали влия ние естественных наук. Однако наиболее явно влияние со стороны физиологии.

Физиологические исследования не только полагались (а многими исследователя ми полагаются и сегодня!) образцом научности для психологии. Дело доходит до того, что «в психологии термин "объективное описание" употребляется в качестве синонима "физиологическое описание", а "психологическое" — в качестве сино нима "субъективное"» (В. П. Зинченко, М. К. Мамардашвили, 1977).

Физиология рассматривалась и рассматривается в качестве науки, которая призвана объяснять психологические явления. Можно привести огромное коли чество примеров, показывающих, как психологи для объяснения изучаемых ими явлений использовали понятийный аппарат физиологии. Порой это доходило до абсурда. Например, в бывшем СССР долгое время существовала традиция, в со ответствии с которой любой соискатель ученой степени d области психологии был обязан в своем исследовании раскрыть связь изучаемой проблемы с основными положениями учения о высшей нервной деятельности. При этом предполагалось, что установление связи между психологическим феноменом и физиологически ми переменными устраняет субъективизм, свойственный психологическим дан ным. Действительно, порой физиологическое объяснение выглядит более четким и убедительным, чем психологическое и, что очень важно, является более простым и доступным для понимания. Следует заметить, что при объяснении психологи ческих феноменов в терминах, например, учения о высшей психической деятель ности реализовалась своеобразная «экономия психологического мышления». Не было необходимости думать о психологических механизмах, причинах и следстви ях того или иного феномена. Физиология предлагала готовые ответы-шаблоны, их нужно было только подобрать применительно к полученным результатам. Это также в немалой степени способствовало «укоренению» естественно-научного объяснения психологических явлений. С одной стороны, не требовалось значи тельных усилий для построения собственной системы объяснений, с другой — достигалась столь желанная объективность, или, скажем точнее, иллюзия объек тивности. Немаловажно и то, что при обнаружении физиологической основы пси хологического явления реализовался материалистический принцип познания.

Наконец, свою роль в стремлении подражать естественным наукам играет миро воззрение, миропонимание исследователя. Мировоззрение многих из тех психо логов, которые пытаются избавиться от субъективного (а для них это синоним 122 Глава 2. Психодиагностика как наука недостоверного) в психологии личности, формировалось под влиянием образова ния, полученного этими учеными в области естественных наук.

В психологии не было и не может быть единственно правильной теории лич ности, и понятно, что естественно-научная теория не устраняет автоматически другие теории, как ошибочно считает Айзенк. Каждая теория личности имеет осо бый взгляд на природу человека. Согласно этому взгляду определяется методо логия и процедуры исследования. Необъективируемые и не поддающиеся экспе риментальному анализу положения в той или иной теории не могут быть причи ной того, чтобы объявить эту теорию несостоятельной. Современная психология все еще не вышла за рамки интуиции в понимании многих психических явлений.

Достаточно убедительное доказательство этого суждения — эффективность, на пример, фрейдовской и адлерианской психотерапий, базирующихся на теориях, которые призывают «устранить» с появлением естественно-научной парадигмы.

Развитие идей гуманистической психологий, своего рода антипод естественно научной парадигмы, также подтверждение того, что прогресс достигается за счет «внутренних ресурсов». Нельзя не признать значительное воздействие гумани стической мысли на развитие психотерапии, системы психологического консуль тирования. Гуманистические теории личности существенно расширили предмет ную сферу психологической науки. Пожалуй, все теории личности или их боль шинство имеют достаточно возможностей для того, чтобы достичь внутренней валидности и развить собственные инструменты оценки. Естественно, что каждая теория дает ограниченное знание о личности и закрыта от данных другой теории.

Задача будущего — не устранение той или иной теории, а построение единой ме татеории, интегрирующей валидные данные из всех существующих теорий.

Споры между представителями естественно-научной парадигмы в психологии личности и сторонниками других методологических подходов продолжаются до статочно давно. Они хорошо известны, и нет необходимости анализировать их более подробно. Упомянем только, что в разное время эти дискуссии принимали различные формы (экспериментальная парадигма против феноменологической, номотетический подход против идиографического, клинический диагноз против статистического и т. п.). Общим для всех дискуссий было одно. Спор шел о том, как в конечном счете изучать личность. Как подобное любому физическому (био логическому) явлению или как уникальное явление. В дискуссиях на эту тему, периодически возникающих в психологии, сталкиваются в основном крайние точ ки зрения. Причем нередко не замечается то, что в реальности психологической оценки личности (и на этом мы остановимся ниже) нет оппозиции между разны ми способами ее познания.

При разработке большинства методик психологической диагностики их созда тели стремились опираться на теорию измерения, принятую в естествознании.

Получается так, что именно стремление к объективности, точности (по образцу естественных наук) привело к созданию многих известных и валидных методик.

Это неоспоримо. Однако последующее стремление некоторых психологов создать «более объективные тесты», достичь максимально возможной объективности в измерении приводит к тому, что утрачивается психологический смысл исследова ния личности. Погоня за постоянно ускользающей объективностью нередко при 2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики водит к забвению того, что измерение осуществляется не в физике, а в области человеческого поведения. Хорошо иллюстрируют сказанное те объективные тес ты, в которых пытаются по физиологическим индикаторам сделать выводы о пси хологических особенностях личности. При создании таких «объективных» тес тов все больше затруднений приходится испытывать при ответе на вопрос: что измеряется тестом?

Воплощение в жизнь одного из постулатов позитивизма, в соответствии с ко торым естественные науки дают методологический стандарт, определяющий сте пень развития и совершенства всех других наук, оказалось достаточно плодотвор ным для становления и развития экспериментальной психологии. В то же время позитивистская исследовательская традиция принесла те методологические уста новки, которые неприемлемы для изучения человеческой психики. Речь прежде всего идет о требовании устранения всего субъективного из научного знания. Этот императив требует от исследователя невозможного. Особенности познающего субъекта всегда будут проявляться в процессе познания и его результате. Некото рые виды знания существуют только в субъективной форме, и это в первую оче редь характерно для психологии. Нет необходимости доказывать то, что требова ния позитивистской методологии не только обедняют психологию, но и в ряде случаев абсурдны. Подчеркнем, что использование «объективных» методов не обеспечивает объективности даже в тех науках, которые называют точными.

В связи со сказанным представляет интерес точка зрения А. Джеральда (Gerald, 1989), который полагает, что различные физические теории можно интерпретиро вать как своеобразные проективные техники. Он утверждает, что понятия кванто вой механики отвечают всем характеристикам, присущим этим методикам. Теории квантовой механики, предложенные различными учеными, отражают личностные особенности их авторов. Из этого следует вывод: то, что мы привычно называем физикой, — конечный материальный продукт аффективных и когнитивных про цессов, зарождающихся в недрах субъективности человека, а физики-теоретики, стремящиеся доказать объективность своих теоретических построений, невольно отрицают субъективную реальность, из которой эти построения возникают.

Результаты любых исследований обретают смысл исключительно в рамках концептуальных установок ученого. На каждом этапе работы ученого его лично стные особенности, интересы, принадлежность к определенной научной школе и т. д. будут влиять на конечный результат. Ни один эксперимент не может служить критерием достоверности знания. Более того, дедуктивная структура знания, слу жащая образцом в естественных науках, эффективна лишь для изучения иерар хически организованных объектов. В психологии изучаемые явления существуют в системе взаимных влияний, например аттитюды влияют на поведение, а пове дение влияет на аттитюды (Юревич, 1992). Это ставит вопрос о целесообразно сти использования в психологии дедуктивной структуры знания, предполагающей однонаправленную систему детерминации. Из сказанного следует, что парадигма физикализма, которой руководствуются при разработке объективных тестов лич ности, приводит к результату, прямо противоположному ожидаемому — субъек тивизму в интерпретации полученных данных. Действительно, результаты мно гих объективных тестов либо с трудом поддаются психологической интерпрета 124 Глава 2. Психодиагностика как наука ции, либо эта интерпретация произвольна. Сказанное не означает, что сегодня необходимо отказаться от использования объективных тестов. Необходимо лишь расстаться с иллюзией их объективности и допустить возможность существова ния в психологии (находящейся в особом положении по отношению к другим нау кам!) интуиции и здравого смысла исследователя, а также научности не только верифицируемого, подтвержденного эмпирическим опытом знания.

2.5.4. Адаптация зарубежных тестов Становление психодиагностики в бывшем СССР (1970-е гг.) начиналось букваль но на пустом месте. За исключением немногочисленных, так называемых «каче ственных» методик диагностики умственного развития, не было тестов, в которых остро нуждалась возрождающаяся в здравоохранении, образовании и промышлен ности психологическая практика. Поэтому вполне естественно внимание психо логов к многочисленным зарубежным тестам, которые переводят на русский язык и начинают активно использовать в разнообразных исследованиях. При этом, чаще всего но незнанию, игнорировалось то, что перевод теста, каким бы профес сиональным он ни был, — только начало достаточно длительного и трудоемкого процесса адаптации методики. В это время появляется множество переводов од них и тех же тестов, выполненных, как правило, безымянными авторами, но тем не менее используемых психологами-практиками. Тестовый голод был настоль ко силен, что в дело шли почти все материалы, появляющееся первоначально в самиздате, а позднее в многочисленных коммерческих изданиях, объединявших эти якобы адаптированные методики в сборники «лучших тестов». Понадобилось без малого десять лет, для того чтобы сформировалась элементарная психометри ческая культура пользователей тестов. Тем не менее еще рано говорить о том, что в деле адаптации психологических тестов у нас наведен порядок.

Как хорошо известно, информация по тесту, предлагаемому для решения опре деленных диагностических задач, должна как минимум состоять из:

• детального описания содержания измерительного инструмента;

• сведений о процедуре проведения и обработки полученных результатов;

' • описания норм;

• данных о надежности;

• данных о валидности.

Редко какой зарубежный тест, используемый в СНГ, причем достаточно ши роко, соответствует всем этим требованиям. Преобладающее большинство из при меняемых у нас зарубежных тестов не может быть рекомендовано многочислен ным психологам-пользователям, а значение получаемых с их помощью данных, как правило, не выходит за пределы тех конкретных научных исследований, в ко торых они были использованы, да и то с известными оговорками.

Наименее сложны в адаптации проективные методики, стимулы которых не подлежат каким-либо изменениям. Это же можно сказать и о других невербаль ных тестах. С наибольшими сложностями сталкиваемся при адаптации широко распространенных в отечественной психодиагностике личностных опросников.

Процесс их адаптации нередко ограничивают следующими этапами:

2.5. Тест как основной инструмент психодиагностики 1) подготовка предварительного варианта перевода с оригинала на второй язык;

2) экспертная содержательная оценка предварительного перевода с привлече нием лингвистов и профессиональных психологов, владеющих языком ори гинала;

3) проверка эквивалентности экспериментального перевода шкалы и ориги нала;

4) установление новой шкалы и сбор соответствующих норм на отечественной выборке (Ю. Л. Ханин, 1977).

Остановимся на этой весьма распространенной схеме адаптации личностных опросников более подробно. Закономерно, что большое внимание при адаптации уделяется переводу с языка оригинала на язык пользователя. Здесь сталкиваемся со значительными трудностями, которые не всегда успешно преодолены в исполь зуемых на практике переводах опросников. Одна из причин этого — стоящая за каждым опросником психометрическая проработка оригинала, заставляющая считать его неприкосновенным.

Д. Кэмпбелл, различая два вида перевода — симметричный и асимметричный1, отмечает обычное для перевода стандартизированных опросников желание сохра нить верность оригиналу, а в итоге «на свет появляется неуклюжая, экзотическая версия теста». Это происходит потому, что «образный, метафорический перевод, при котором идиомы языка, на котором осуществляется перевод, заменяют собой аналогичные идиомы оригинала, не допускался из боязни нарушить взаимоодно значную идентичность вопросов» (Campbell, 1980, р. 307). Каждому специалисту, работающему в области психологической диагностики, неоднократно приходи лось сталкиваться с такими «экзотическими» опросниками, с помощью которых могут быть получены данные скорее о степени понимания испытуемым сложных грамматических конструкций, нежели об особенностях его личности.

Лингвистический аспект адаптации личностных опросников означает приспо собление лексики и грамматики к возрастной и образовательной структуре насе ления, для которого эта методика предназначена, учет коннотативного значения языковых единиц и категорий. Показателен пример из опыта работы словацких психологов. Вопрос «Часто ли вы жаждете возбуждения?» в чешском и словац ком языках имеет выраженное дополнительное эротическое значение по сравне нию с языком оригинала (английским), в котором речь скорее идет об общей ак тивности (Сегпу, 1983).

По нашим данным, в ряде вариантов переводов MMPI на русский язык некото рые утверждения не были понятны весьма значительному числу обследуемых, имеющих среднее образование. Своеобразным рекордсменом оказалось утверж дение «Я люблю флиртовать». Подобные примеры, разумеется, нетрудно продол жить. Многие из таким образом «адаптированных» опросников оказываются ра ботающими лишь в условиях лабораторной «субкультуры».

Симметричным называется тот перевод, в котором сохраняются как смысл, так и привычность, раз говорность;

асимметричный — сохранение верности одному из языков, обычно языку оригинала.

126 Глава 2. Психодиагностика как наука Необходимо также помнить, что перевод любого опросника — это не только сложная лингвистическая задача. В личностных опросниках всегда отражены осо бенности культуры того общества, в котором они создавались. Нормам и ценно стям одного общества трудно, а порой и невозможно найти эквиваленты в другой культуре.

Преодолев лингвистические и социокультурные препятствия, в итоге получа ем новый опросник. Поэтому этапу сбора соответствующих норм на отечественной выборке должна предшествовать психометрическая адаптация опросника, вклю чающая следующие процедуры: 1) анализ внутренней согласованности вопросов (утверждений), из которых составлена шкала, что обязательно по отношению к факторным шкалам;

2) проверка устойчивости к перетестированию;

3) анализ корреляций с релевантным критерием. Следует также отметить и специфичный для многошкальных опросников этап — проверка воспроизводимости структуры взаимоотношений между шкалами. Только после выполнения этих требований можно переходить к рестандартизации норм.

Как видно из сказанного, завершенная адаптация многих личностных опрос ников по своему объему не уступает разработке оригинальной методики. Из это го следует вывод: еще до начала адаптации зарубежного теста мы должны быть уверены в том, что именно данный тест необходим и восполняет определенные пробелы в диагностическом инструментарии. Поэтому адаптации теста должно предшествовать изучение его теоретических оснований. Мы уверены, что во мно гих случаях на смену адаптации зарубежных тестов должна прийти разработка оригинальных методик.

2.6. Психологический диагноз Практика использования разнообразных психодиагностических тестов (методик) для изучения личности неразрывно связана с понятием «психологический диаг ноз». Понятие «диагноз» (распознавание) широко используется в разных обла стях науки и техники, ибо задача распознавания, определения существа и особен ностей тех или иных явлений не считается прерогативой медицины. В литературе находим немало определений понятия «психологический диагноз». Медицинское понимание диагноза, прочно связывающее его с болезнью, отклонением от нор мы, отразилось и на определении этого понятия в психологической науке. В та ком осмыслении психологический диагноз — это всегда выявление скрытой при чины обнаружившегося неблагополучия. «Диагноз, где бы он ни ставился — в медицине, в технике, в управлении, в прикладной психологии, — это всегда по иск, выявление скрытой причины обнаружившегося неблагополучия, чаще всего в условиях множественности причинно-следственных связей» (В. И. Войтко, Ю. 3. Гильбух, 1976). Также и некоторыми зарубежными психологами термин «диагноз» в психологии предлагалось применять исключительно для «называ ния» каких-либо расстройств, нарушений (Rosenzweig, 1949;

и др.).

Подобные взгляды приводят к неправомерному сужению области психологи ческого диагноза, из него выпадает все то, что связано с выявлением и учетом индивидуально-психологических различий в норме. Из психологической диагно 2.6. Психологический диагноз стики произвольно вырывается наиболее обширная, исторически сложившаяся область исследований. Областью психологического диагноза являются индиви дуально-психологические различия как в норме, так и при патологии.

Одной из наиболее разработанных теоретических схем психологического ди агноза и сегодня остается предложенная известным польским психологом Яну шем Рейковским (Reykowski, 1966), который выделяет четыре основных направ ления в работе психодиагноста.

1. Осуществление диагноза деятельности, поведения, т. е. описание, анализ и характеристика особенностей поведения обследуемого.

2. Осуществление диагноза процессов регуляции деятельности или изучение психических процессов, благодаря которым осуществляется деятельность.

3. Осуществление диагноза механизмов регуляции, механизмов психических процессов, от которых зависит их протекание — диагностика систем нерв ных связей.

4. Диагностика генезиса механизмов регуляции или ответ на вопрос о том, как и в каких условиях формировалась психика данного индивида.

Деятельность понимается как направленный на определенный результат про цесс. При диагнозе деятельности Рейковский предлагает различать ее два наибо лее общих аспекта: инструментальный (качество, скорость и адекватность дей ствий) и аспект отношений, т. е. те характеристики, которые выражают отноше ние субъекта к выполняемым им действиям, к окружению и к самому себе. Задача психологического диагноза не только в том, чтобы выявить, какие действия про текают ошибочно, но также и то, в каких действиях индивидуум может быть успе шен. Для получения систематизированных характеристик деятельности предлага ется использовать систему основных ролей, выполняемых человеком в обществе.

Рейковский отмечает, что в клинической диагностике чаще всего учитывается ас пект отношения, а в профессиональной наибольшую ценность имеет учет аспекта инструментального. Для того чтобы ответить на вопрос о том, почему действия протекают неправильно, необходим диагноз процессов регуляции.

В диагностике процессов регуляции Рейковский также условно выделяет два класса явлений: процессы типа инструментальных и процессы типа отношений.

К процессам типа инструментальных относятся три группы процессов регуляции, каждая из которых выполняет свою функцию: ориентационные, интеллектуаль ные и исполнительские. Диагноз ориентационных процессов включает оценку адекватности восприятия, способности осмысления явлений и формирования понятий. Интеллектуальные функции обусловливают создание программ дея тельности, их диагноз связан с оценкой эффективности планирования, решения проблем. К исполнительским функциям относятся психомоторные и вербальные реакции. Под процессами типа отношений Рейковский понимает эмоциональные и мотивационные процессы. При диагностике эмоциональных процессов опреде ляют, какова степень соответствия между характеристиками ситуации и особен ностями эмоциональных реакций по длительности, силе, знаку и содержанию эмоций. Диагностика мотивационных процессов — это оценка вида и интенсив ности мотивов, побуждающих индивидуума к действию.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.