WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Основы воздействия СМИ Дженнингз Брайант, Университет штата Алабама Сузан Томпсон Университет штата Алабама Издательский дом "Вильяме" Москва • Санкт-Петербург • Киев 2004 ББК (С)60.56 Б87 УДК ...»

-- [ Страница 6 ] --

СИНДРОМ ЧЕТЫРЕХ ФАКТОРОВ Клайн назвал четыре вида поведенческих проявлений воздействия порнографии (зависимость, эскалация, десенсибилизация и тенденция к подражанию или копированию новых моделей сексуальной деятельности) синдромом четырех факторов, так как с те чением времени все эти проявления случались в указанной последовательности. Поч ти все пациенты Клайна испытывали синдром четырех факторов.

Зависимость от порнографии была первым проявлением, замеченным Клайном.

Начав потреблять порнографические медиаматериалы, клиенты Клайна уже не мог ли остановиться. У большинства из них порнография вызывала сексуальное возбуж дение, снимаемое мастурбацией.

После привыкания к порнографии наблюдался эффект эскалации. Как и в случае наркотической зависимости, "порноманам" требуется все более и более сильная стимуляция (еще более откровенные изображения или нетрадиционные формы сек са) для достижения такого же удовлетворения, как при первом опыте. Клайн обна ружил, что по прошествии определенного периода времени большинство его клиен тов предпочитали мастурбацию сексуальному акту с партнером.

На третьем этапе происходит десенсибилизация. С течением времени шокирую щее, асоциальное, незаконное, аморальное и извращенное сексуальное поведение начинает восприниматься как приемлемое и адекватное. Морально-этические стан дарты порноманов по мере потребления порнографических медиаматериалов стано вятся все более и более низкими. Порноман начинает думать, что сексуальные от ' клонения гораздо более обыденны и распространены, чем ему казалось.

230 Часть III. Основные направления исследований Наконец, проявляется тенденция к подражанию или копированию моделей сексу альной деятельности, почерпнутых из СМИ. Эти проявления включают такие из вращенные и незаконные действия, как секс с детьми, изнасилование, садомазо хизм, эксгибиционизм и т.д. По утверждению Клайна, эти поведенческие отклоне ния его пациентов "часто превращались в сексуальную зависимость, от которой они не могли избавиться и не были способны ни изменить, ни остановить, как бы нега тивно это не сказывалось на их жизни" (Cline, 1994, р. 234).

Синдром четырех факторов При работе с правонарушителями, осужденными за совершение сексуальных преступле ний, были выявлены четыре основных поведенческих проявления, вызванные потребле нием порнографии. Они всегда случались в одной и той же последовательности.

• Зависимость.

• Эскалация.

• Десенсибилизация.

• Тенденция к подражанию и копированию.

СВЯЗЬ МЕЖДУ СЕКСУАЛЬНЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ И СЕКСУАЛЬНО ОТКРОВЕННЫМИ МЕДИАМАТЕРИАЛАМИ Более современные исследования также указывают на существование связи меж ду совершением сексуальных преступлений и потреблением порнографии.

Г. Згуридес, М. Монто и Р. Харрис (Zgourides, Monto & Harris, 1977) провели исследо вание 176 человек (мужчин) в возрасте от 13 до 19 лет. 80 из них были осуждены за сексуальные преступления, остальные 96 не были преступниками. Была обнаружена значимая положительная корреляция между потреблением сексуально откровенных медиаматериалов и совершением сексуальных преступлений. Другими словами, процент мужчин, потребляющих порнографию, был гораздо выше в среде преступ ников, чем обычных людей. В ходе другого исследования {Allen, D'Alessio & Emmen Sommer, 2000) не было обнаружено существенных отличий в потреблении порногра фических медиаматериалов у преступников и не-преступников, однако, что касается возбуждения и поведенческих последствий, разница была существенной. Право нарушители, осужденные за совершение сексуальных правонарушений, были более склонны к сексуальному возбуждению и к совершению разнообразных сексуальных действий (будь-то мастурбация, половой акт по взаимному согласию партнеров или сексуальное насилие) вследствие потребления сексуально откровенных материалов.

РЕЗЮМЕ Предоставляемое СМИ сексуальное содержание варьирует от намеков до более или менее сексуально откровенных медиаматериалов. Сексуально откровенные ма териалы в электронных и печатных СМИ имеют важное значение вследствие их предполагаемой связи с серьезными социальными проблемами. Доступность теле видения для зрителей всех возрастных категорий делает данное средство массовой Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания информации особенно опасным, если учитывать негативные социальные последст вия потребления сексуально ориентированных медиаматериалов.

Порнография — крайняя степень сексуальной откровенности медиаматериалов, рассчитанных на взрослых потребителей. Такая медиапродукция не имеет художест венной ценности, ее производство преследует единственную цель: эксплуатация по лового влечения.

Слово "непристойность" стало юридическим термином. Согласно решению при сяжных по одному из судебных процессов, квалификация медиаматериалов как не пристойных требует наличия трех критериев: 1) медиаматериалы способствуют нездо ровому (болезненному, патологическому, постыдному, похотливому) сексуальному влечению;

2) медиаматериалы носят откровенно оскорбительный характер или же не соответствуют принятым в данном сообществе современным стандартам изображения или описания сексуальной деятельности;

3) материалы в целом не представляют серь езной литературной, художественной, политической или научной ценности.

Многие работы были направлены на исследование массовой доли и степени от кровенности сексуально ориентированной информации в СМИ. Было обнаружено, что массовая доля сексуально ориентированной информации и степень ее откро венности в музыкальных видеоклипах, видеофильмах категории X и R, телевидении и журналах в значительной мере различаются.

Порнография может оказывать различное воздействие на индивида. К последст виям потребления сексуально ориентированных материалов высокой степени от кровенности относятся сексуальное возбуждение и изменения в установках, системе ценностей и поведении.

Намеренно разозленные в ходе эксперимента субъекты, находящиеся под воз действием сексуально откровенных материалов, были более склонны мстить своим обидчикам. Другими словами, просмотр возбуждающих сексуальных сцен способст вует усилению агрессивных тенденций индивидов. Этот эффект называется перено сом возбуждения.

Воздействие сексуально откровенных медиаматериалов зависит от внутреннего контекста материалов, а также от контекста ситуации их потребления. Такие кон текстуальные переменные, как степень серьезности отношения к медиаматериалам, их художественная ценность и направленность, степень откровенности, сюжетная адекватность, культурный контекст и контекст ситуации просмотра в совокупности составляют превалирующий тон.

Негативное воздействие имеет место в том случае, если изображается сцена сек суального насилия, при котором изнасилованная женщина получает удовольствие.

Реакция зрителей на сцены сексуального насилия зависит от их индивидуальных психологических особенностей (например, склонности к решению конфликтов с помощью физической силы).

Так называемые слэшеры, фильмы категории R, чрезвычайно популярные среди подростков, содержат много насилия, обычно в сексуальном контексте. При регу лярном просмотре слэшеров у мужчин происходит десенсибилизация.

Негативное воздействие порнографии можно ослабить. Предварительные разъ яснения оказались эффективным средством снижения вредного воздействия пор нографии.

Изучая правонарушителей, осужденных за совершение сексуальных преступле ний, клинический психолог В. Клайн выявил четыре основных вида поведенческих 232 Часть III. Основные направления исследований изменений, вызванных воздействием порнографии. С течением времени все эти проявления сменяют друг друга в фиксированной последовательности. Данные по веденческие изменения, известные как синдром четырех факторов, включают разви тие зависимости, эскалацию, десенсибилизацию, тенденцию к подражанию или ко пированию увиденных моделей поведения.

БИБЛИОГРАФИЯ Abel, G.G., Barlow, D.H., Blanchard, E.B. & Guild, D. (1977). The components of rapists' sexual arousal. Archives ofGeneral Psychiatry, 34, 895—903.

Abramson, P.R., Perry, L., Seeley, Т., Seeley, D. & Rothblatt, A. (1981). Thermographic measurement of sexual arousal: A discriminant validity analysis. Archives of Sexual Behavior, (2), 175-176.

Allen, M, D'Alessio, D., Emmers, T.M. & Gebhardt, L. (1996). The role of educational briefings in mitigating effects of experimental exposure to violent sexually explicit material: A meta-analysis.

Journal of Sex Research, 33, 135—141.

Allen, M., D'Alessio, D. & Emmers-Sommer, T.M. (2000). Reactions of criminal sexual offenders to pornography: A meta-analytic summary. In M. Roloff (Ed.), Communication Yearbook, (pp. 139-169). Thousand Oaks, CA: Sage.

Bancroft, J. & Mathews, A. (1971). Autonomic correlates of penile erection. Journal of Psychosomatic Research, 15, 159-167.

Barbaree, H.E., Marshall, W.L. & Lanthier, R.D. (1979). Deviant sexual arousal in rapists. Behavior Research and Therapy, 17, 215—222.

Baron, R.A. (1974a). The aggression-inhibiting influence of heightened sexual arousal. Journal of Personality and Social Psychology, 30, 318—322.

Baron, R.A. (1974b). Sexual arousal and physical aggression: The inhibiting influence of "cheesecake" and nudes. Bulletin of the Psychonomic Society, 3, 337—339.

Baron, R.A. (1979). Heightened sexual arousal and physical aggression: An extension to females.

Journal of Research in Personality, 13, 91—102.

Baron, R.A. & Bell, P.A. (1973). Effects of heightened sexual arousal on physical aggression.

Proceedings of the 81th Annual Convention of the American Psychological Association, 8, 171-172.

Baron, L. & Straus, M.A. (1987). Four theories of rape: A macrosociological analysis. Social Problems, 34, 467-490.

Bauserman, R. (1996). Sexual aggression and pornography: A review of correlational research. Basic and Applied Social Psychology, 18 (4), 405-427.

Baxter, R.L., DeRiemer, C, Landini, A., Leslie, L. & Singletary, M.W. (1985). A content analysis of music videos. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 29, 333—340.

Bryant, J. & Rockwell, S.C. (1994). Effects of massive exposure to sexually oriented prime-time television programming on adolescents' moral judgment. In D. Zillmann, J. Bryant & A. Huston (Eds.), Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives.

Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Buchwald, E., Fletcher, P. & Roth, M. (Eds.) (1993). Transforming a rape culture. Minneapolis:

Milkweed Eds.

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания Cantor, J.R., Zillmann, D. & Einsiedel, E.F. (1978). Female responses to provocation after exposure to aggressive and erotic films. Communication Research, 5, 395—411.

Check, J.V.P. (1995). Teenage training: The effects of pornography on adolescent males. In L. Lederer & R. Delgado (Eds.), The price we pay: The case against racist speech, hate propaganda, and pornography (pp. 89—91). New York: Hill and Wang.

Cline, V.B. (1994). Pornography effects: Empirical and clinical evidence. In D. Zillmann, J. Bryant, and A. Huston (Eds.), Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Court, J.H. (1984). Sex and violence: A ripple effect. In N.M. Malamuth & E. Donnerstein (Eds.), Pornography and sexual aggression (pp. 143—172). Orlando, FL: Academic Press.

Cowan, G., Lee, C, Levy, D. & Snyder, D. (1988). Dominance and inequality in X-rated videocassettes. Psychology of Women Quarterly, 12, 299—311.

Donnerstein, E. (1980). Aggressive erotica and violence against women. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 269-277.

Donnerstein, E. & Berkowitz, L. (1981). Victim reactions in aggressive erotic films as a factor in violence against women. Journal of Personality and Social Psychology, 41, 710—724.

Donnerstein, E., Donnerstein, M. & Evans, R. (1975). Erotic stimuli and aggression: Facilitation or inhibition. Journal of Personality and Social Psychology, 32, 237—244.

Donnerstein, E. & Hallam, J. (1978). Facilitating effects of erotica on aggression against women.

Journal of Personality and Social Psychology, 36, 1270-1277.

Eccles, A., Marshall, W.L. & Barbaree, H.E. (1988). The vulnerability of erectile measures to repeated assessments. Behavior Research and Therapy, 26, 179—183.

Final report of the attorney general's commission on pornography. (1986). Nashville, TN: Rutledge Hill Press.

Gettleman, J. (1999, 28 October). XXX=$$$. Manhattan Mercury, p. A6.

Greenberg, B.S. (1994). Content trends in media sex. In D. Zillmann, J.Bryant & A.C.Huston (Eds.), Media, children, and the family: Social scientific, psychodynamic, and clinical perspectives.

Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Greenberg, B.S., Abelman, R. & Neuendorf, U. (1981). Sex on the soap operas: Afternoon intimacy.

Journal of Communication, 31 (3), 83—89.

Greenberg, B.S., Brown, J.D. & Buerkel-Rothfuss, N.L. (1993). Media, sex, and the adolescent.

Creskill, NJ: Hampton Press.

Greenberg, B.S. & Busselle (1996). Soap operas and sexual activity: A decade later. Journal of Communication, 46 (4), 153—160.

Greenberg, B.S. & D'Alessio, D. (1985). Quantity and quality of sex in the soaps. Journal of Broadcast & Electronic Media, 29, 309-321.

Greenberg, B.S. & Hofschire, L. (2000). Sex on entertainment television. In D. Zillmann and P. Vorderer (Eds.), Media entertainment: The psychology of its appeal (pp. 93— 111). Mahwah, NJ:

Erlbaum.

Greenberg, B.S., Stanley, C, Siemicki, M., Heeter, C, Soderman, A. & Linsangan, R. (1993a). Sex content on soaps and primetime television series most viewed by adolescents. In B.S. Greenberg, J.D. Brown & N.L. Buerkel-Rachfuss (Eds.), Media, sex and the adolescent. Cresskill, NJ:

Hampton Press.

234 Часть III. Основные направления исследований Greenberg, B.S., Stanley, С, Siemicki, M, Heeter, С, Soderman, A. & Linsangan, R. (1993b). Sex content in R-rated films viewed by adolescents. In B.S. Greenberg, J.D. Brown & N.L. Buerkel Rachfuss (Eds.), Media, sex and the adolescent. Cresskill, NJ: Hampton Press.

Harris, R.J. (1994). The impact of sexually explicit media. In J. Bryant and D. Zillmann, Media effects: Advances in theory and research. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Harris, R.J. & Scott, C.L. (2001). Effects of sex in the media. In J. Bryant and J.A. Bryant (Eds.), Media effects: Advances in theory and research. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Hill, C, Davis, H., Holman, R. & Nelson, G. (1984). Video violence and children. London: Report of an HM stationary office.

Intons-Peterson, M.J. & Roskos-Ewoldsen, B. (1989). Mitigating the effects of violent pornography.

In S. Gubar & J. Hoff-Wilson (Eds.), For adult users only. Bloomington: Indiana University Press.

Intons-Peterson, M.J. & Roskos-Ewoldsen, В., Thomas, L., Shirley, M. & Blut, D. (1989). Will educational materials reduce negative effects of exposure to sexual violence? Journal of Social and Clinical Psychology, 8, 256-275.

Krafka, C.L. (1985). Sexually explicit, sexually violent, and violent media: Effects of multiple naturalistic exposures and debriefing on female viewers. Unpublished doctoral dissertation, University of Wisconsin-Madison.

Kunkel, D., Cope, K.M., Farinola, W.J., Biely, E., Rollin, E. & Donnerstein, E. (1999). Sex on TV:

Content and context. Menlo Park, CA: Kaiser Family Foundation.

Linz, D., Donnerstein, E., Bross, M. & Chapin, M. (1986). Mitigating the influence of violence on television and sexual violence in the media. In R. Blanchard (Ed.), Advances in the study of aggression (Vol. 2, pp. 165—194). Orlando, FL: Academic Press.

Linz, D., Donnerstein, E. & Penrod, S. (1984). The effects of multiple exposures to filmed violence against women. Journal of Communication, 34 (3), 130—147.

Linz, D., Fuson, LA. & Donnerstein, E. (1990). Mitigating the negative effects of sexually violent mass communications through preexposure briefings. Communication Research, 17, 641—674.

Lowry, D.T. & Towles, D.E. (1989). Soap opera portrayals of sex, contraception, and sexually transmitted diseases. Journal of Communication, 39 (2), 76—83.

Malamuth, N.M. (1981). Rape fantasies as a function of exposure to violent sexual stimuli. Archives of Sexual Behavior, 10,33-47.

Malamuth, N.M. (1996). Sexually explicit media, gender differences, and evolutionary theory.

Journal of Communication, 46 (3), 8—31.

Malamuth, N.M. & Check, J.V.P. (1980a). Penile tumescence and perceptual responses to rape asa function of victim's perceived reactions. Journal of Applied Social Psychology, 10, 528—547.

Malamuth, N.M. & Check, J.V.P. (1980b). Sexual arousal to rape and consenting depictions: The importance of the woman's arousal. Journal of Abnormal Psychology, 89, 763—766.

Malamuth, N.M. & Check, J.V.P. (1983). Sexual arousal to rape depictions: Individual differences.

Journal of Abnormal Psychology, 92, 55—67.

Malamuth, N.M. & Donnerstein, E. (1984). Pornography and Sexual Aggression. Orlando, FL:

Academic Press.

Malamuth, N.M., Heim, M. & Feshbach, S. (1980). Sexual responsiveness of college students to rape depictions: Inhibitory and disinhibitory effects. Journal of Personality and Social Psychology, 35, 399-408.

Malamuth, N.M. & Spinner, B. (1980). A longitudinal content analysis of sexual violence in the best selling erotica magazines. Journal of Sex Research, 16, 226—237.

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания Marshall, W.L. (1989). Pornography and sex offenders. In D. Zillmann & J.Bryant (Eds.), Pornography: Research advances and policy considerations. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Meyer, T.P. (1972). The effects of sexually arousing and violent films on aggressive behavior. Journal of Sex Research, 8, 423-333.

Morais, R.C. (1999, June 14). Porn goes public. Forbes, p. 214.

Mosher, D.L. & Maclan, P. (1994). College men and women respond to X-rated videos intended for male or female audiences: Gender and sexual scripts. The Journal of Sex Research, 31, 99—113.

Murnen, S.K. & Stockton, M. (1997). Gender and self-reported sexual arousal in response to sexual stimuli: A meta-analytic review. Sex Roles, 37, 135—153.

Palys, T.S. (1986). Testing the common wisdom: The social content of video pornography. Canadian Psychology, 27 (1), 22-35.

Quackenbush, D.M., Strassberg, D.S. & Turner, C.W. (1995). Gender effects of romantic themes in erotica. Archives of Sexual Behavior, 24, 21—35.

Rachman, S. (1966). Sexual fetishism: An experimental analogue. Psychological Record, 16, 293—296.

Rachman, S. & Hodgson, R.J. (1968). Experimentally-induced "sexual fetishism": Replication and development. Psychological Record, 18, 25—27.

Russell, D.E.H. (1998). Dangerous relationships: Pornography, misogyny, and rape. Thousand Oaks, CA: Sage.

Schaefer, H.H. & Colgan, A.H. (1977). The effect of pornography on penile tumes-cence as a function of reinforcement and novelty. Behavior Therapy, 8, 938—946.

Scott, J.E. (1986). An updated longitudinal content analysis of sex references in mass circulation magazines. Journal of Sex Research, 22, 385—392.

Sherman, B.L. & Dominick, J.R., (1986). Violence and sex in music videos: TV and rock'n'roll.

Journal of Communication, 36 (1), 79—93.

Sintchak, G. & Geer, J. (1975). A vaginal plethysymograph system. Psychophysiology, 12, 113—115.

Stodghill, R. (1998, 15 June). Where'd you learn that? Time, pp. 52-59.

Weaver, J.B. &Tamborini, R. (Eds.) (1996). Horror films: Current research on audience preferences and reactions. Mahwah, NJ: Erlbaum.

White, L.A. (1979). Erotica and aggression: The influence of sexual arousal, positive effect, and negative effect on aggressive behavior. Journal of Personality and Social Psychology, 37, 591—601.

Winick, C. (1985). A content analysis of sexually explicit magazines sold in an adult bookstore.

Journal of Sex Research, 21, 206-210.

Yang, N. & Linz, D. (19,90). Movie ratings and the content of adult videos: The sex-violence ratio.

Journal of Communication, 40 (2), 28—42.

Zgourides, G., Monto, M. & Harris, R. (1997) Correlates of adolescent male sexual offense: Prior adult sexual contact, sexual attitudes, and use of sexually explicit materials. International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology, 41 (3), 272—283.

Zillmann, D. (1971). Excitation transfer in communication-mediated aggressive behavior. Journal of Experimental Social Psychology, 1, 419—434.

Zillmann, D. (1978). Attribution and misattribution of excitatory reactions. In J.H.Harvey, WJ. Ickes & R.F. Kidd (Eds.), New directions in attribution research (Vol.2, pp. 335-368).

Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Zillmann, D. (1979). Hostility and aggression. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

236 Часть III. Основные направления исследований Zillmann, D. (1982). Transfer of excitation in emotional behavior. In J.T. Cacioppo & R.E. Petty (Eds.), Socialpsychophysiology. New York: Guilford Press.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1982). Pornography, sexual callousness, and the trivialization of rape.

Journal of Communication, 32 (4), 10—21.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1984). Effects of massive exposure to pornography. In N.M. Malamuth & E. Donnerstein (Eds.), Pornography and sexual aggression (pp. 115—141). Orlando, FL: Academic Press.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1986). Shifting preferences in pornography consumption. Communication Research, 13,560-578.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1988a). Effects of prolonged consumption of pornography on family values. Journal of Family Issues, 9, 518—544.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1988b). Pornography's impact on sexual satisfaction. Journal of Applied Social Psychology, 18, 438-453.

ГЛАВА Страх и тревога, вызванные медиапродукцией 1975 году сенсацией американского кинопроката стал триллер "Челюсти". Летом того же года в прессе появились сообщения, что под воздействием фильма многие В американцы внезапно перестали купаться в океане. Люди загорали на пляже, но боя лись заходить в воду. Отдыхающим казалось, что большие белые акулы-убийцы под стерегают их, чтобы разорватб своими огромными, острыми, как бритва, зубами.

Эмоциональные реакции, испытанные многими зрителями после просмотра фильма "Челюсти", хотя и анекдотичны, тем не менее служат ярким примером реакций страха и тревоги, вызванных медиаинформацией. Можно упомянуть еще множество примеров реакции страха, вызванной просмотром художественных фильмов. В 1974 году массовая реакция страха зрителей всех возрастных категорий были вызвана устрашающими сце нами из фильма "Изгоняющий дьявола" ("Экзорцист")- Устрашающие (особенно для детей) и тревожные сцены содержатся и в других фильмах, таких, например, как "Индиана Джонс и храм судьбы", "Похитители тел", "Гремлины" и др.

С середины 1970-х годов Голливуд выпускает красочные, напряженные триллеры.

Распространение кабельного телевидения среди миллионных зрительских аудиторий и появление новых каналов способствуют тому, что американцы могут смотреть по добные фильмы, не выходя из дома. Исследование воздействия устрашающих и тре вожных фильмов имеет практическое значение и важно прежде всего для подрастаю щего поколения американцев, особенно это поможет найти метод, позволяющий оп ределить факторы, вызывающие наиболее интенсивную реакцию страха и оказываю щие наиболее негативное воздействие. Знание данных факторов поможет нейтра лизовать или снизить негативное воздействие устрашающих и тревожных фильмов.

238 Часть Ш. Основные направления исследований В последние годы ученые узнали много нового о страхе как реакции на массовую информацию, включая факторы, которые его вызывают, и методы, позволяющие его контролировать. В данной главе рассматриваются некоторые из наиболее важ ных открытий по проблеме воздействия устрашающих и тревожных медиаматериа лов. Особо пристальное внимание ученых в ходе этих исследований было обращено на детей, но и о взрослой медиа-аудитории также не забыли. При исследовании ре акций страха и тревоги у детей ученые ориентировались в основном на художествен ные передачи, в то время как в исследованиях, объектом которых были взрослые зрители, изучалась реакция на нехудожественные программы тревожного содержа ния. Независимо от того, в какой возрастной группе проводилось исследование, страх рассматривался как непосредственная, довольно кратковременная реакция, а не та, которая длится часами, днями или еще дольше, хотя в ходе самых современ ных исследований в центре внимания находилась именно пролонгированная реак ция страха. Вкратце ознакомившись с историей использования устрашающих и тре вожных медиаматериалов в качестве развлечения, а также с различными теориями, объясняющими их притягательность для потребителей, мы рассмотрим различные методы определения параметров страха и тревоги. Затем сосредоточимся на реакции страха как следствии потребления массовой информации у детей и исследуем ее ди намику. Обсудим важность таких переменных, как возраст и пол, для определения реакции страха и завершим главу рекомендациями исследователей по преодолению страха, вызванного воздействием медиаматериалов.

УСТРАШАЮЩИЕ ИСТОРИИ КАК РАЗВЛЕЧЕНИЕ На протяжении всей истории существования человечества людям нравилось слу шать устрашающие истории. Древние люди, коротая время у костра, рассказывали друг другу "страшилки". Эти истории передавались из поколения в поколение и стали частью фольклора, зафиксированного учеными-антропологами. Устрашающие преда ния о колдовстве и нечистой силе существуют во многих культурах по всему миру, по этому исследователи считают эти темы универсальными (Kluckhorn, 1960).

Никто не может сказать наверняка, почему устрашающие истории так популярны в разных культурах. Ученые считают, что подобного рода информация выполняла определенные функции. Когда люди сталкивались с какими-то загадочными явле ниями, они придумывали мифы или легенды, чтобы каким-то образом объяснить их (Levin, 1960). Кроме того, вполне вероятно, что такие истории позволяли детям "потренироваться" в управлении своими эмоциями в безопасной обстановке, под защитой своих родителей. Возможно, ритуализированное использование устра шающих историй в разных культурах давало возможность молодым людям научиться сдерживать свой страх.

С началом эпохи рационализма в XVIII веке аудитория стала относиться к исто риям о сверхъестественном не столь доверчиво, однако романтические тенденции в искусстве XIX века способствовали возрождению интереса к жанру устрашающих и мистических историй. Аудитория той эпохи все же сознавала, что устрашающие истории — не более чем вымысел. Читатели готических романов, как и зрители со временных фильмов ужасов, искали острых ощущений.

Глава 13. Страх и тревога, вызванныемедиапродущией Новую, опасную тенденцию в жанр романов ужасов в середине XIX века внес Эдгар По. Вместо невероятных чудовищ главными персонажами произведений Э. По стали психически больные люди, совершающие вполне реалистические пре ступления. Читатели рассказов По боялись не потусторонних сил, а психопатов и маньяков-убийц.

Эволюция жанра продолжалась в XX веке. В 1931 году на киноэкраны вышли классические фильмы ужасов, такие как "Дракула" и "Франкенштейн". Наиболее известный случай массовой реакции страха, о котором уже упоминалось, произошел 30 октября 1938 года во время трансляции радиопостановки романа Г. Уэллса "Война миров". Спектакль, построенный в форме объявлений, прерывающих обыч ные передачи, напугал радиослушателей эпохи Депрессии сообщением о захвате Земли марсианами. X. Кантрил {Cantril, 1940) исследовал реакции людей во всех США, однако не смог установить ни одной переменной, которая бы вызвала страх.

Тем не менее, исследователь пришел к выводу, что реакции страха способствовала недостаточная критичность восприятия. Кэнтрил обнаружил, что на восприятие со общения о вторжении марсиан как вымышленного или реального влияли личност ные характеристики и другие психологические факторы.

В 1940-х и 1950-х годах более устрашающими стали комиксы. Молодое поколе ние 1950-х выросло на страшных "Историях из склепа". В 1950-х и 1960-х годах чрез вычайно популярными стали фильмы ужасов, такие, например, как "Психопат" Альфреда Хичкока.

В последние годы фильмы и романы ужасов стали еще более зрелищными — больше крови, ран, больше реализма, и аудитории, по всей видимости, это при шлось по вкусу. Стивен Кинг, автор романов ужасов, стал одним из наиболее ус пешных писателей в истории литературы. Кинг принадлежит к тем немногим на сегодняшний день элитным авторам, чьи книги становятся бестселлерами еще до их появления на полках книжных магазинов. Столь же популярными и кассовыми ста ли фильмы ужасов, например "Пятница, 13", "Хэллоуин", "Кошмар на улице Вязов" и более поздний фильм "Крик", продолжение которых радует поклонников жанра.

Новые спецэффекты, появляющиеся благодаря техническому прогрессу, делают пугающие сцены в этих популярных фильмах еще более зрелищными и натурали стическими. Спецэффекты используются для создания более реалистичных "ужасов" и на телевидении, в таких популярных сериалах, как "Секретные материа лы" и "Баффи — победительница вампиров".

Жанр ужасов определяется как истории, "характеризующиеся страхом перед не кой неопределенной угрозой реальному существованию и отвращением перед воз можными последствиями того, что угрожает..., возможно, источник угрозы является сверхъестественным по происхождению" {Tamborini & Weaver, 1996). Другими сло вами, фильмы и романы ужасов вызывают сильный страх. Какое-нибудь существо из потустороннего мира или нечто другое угрожает жизни персонажей, а характер смерти или же ее последствия вызывают отвращение.

Несмотря на чувство страха и отвращения, фильмы ужасов воспринимаются ауди торией как развлечение — зрители хотят, чтобы их пугали. Феномен страха как раз влечения привлек внимание отдельных исследователей, занимающихся проблемой воздействия массовой коммуникации. Были предприняты попытки объяснения сложных процессов, превращающих неприятные, пугающие истории в популярное развлечение.

240 Часть III. Основные направления исследований ТЕОРИИ ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТИ СТРАХА В предыдущем разделе говорилось о том, что мифы и истории использовались мно гими поколениями, чтобы помочь людям научиться контролировать страх. Кроме дан ной точки зрения, существуют и другие гипотезы, предложенные учеными в качестве объяснения притягательности страшных историй. Д. Зиллман и Р. Гибсон (Zillmann & Gibson, 1996) представили прекрасное резюме различных гипотез по указанной проблеме.

Наиболее популярной была и остается гипотеза катарсиса. Согласно данной ги потезе, при просмотре натуралистических сцен насилия или при чтении соответст вующих книг люди очищаются, т.е. избавляются от своих собственных агрессивных наклонностей. Некоторые утверждают, что такое очищение доставляет удовольствие (Clarens, 1967). Отдельные авторы считают избавление от индивидуальных страхов и тревог одним из аспектов катарсиса (Douglas, 1966;

Tudor, 1989). Также предпола гается, что превращения, происходящие с существами из многих фильмов ужасов, обеспечивают катартическое облегчение для подростков, испытывающих физиче ские изменения в период полового созревания (Evans, 1984).

Иногда для объяснения катартического воздействия фильмов ужасов используются такие термины, как "идентификация" и "опосредствованный опыт". Некоторые авто ры считают, что зрители получают садистское удовлетворение, отождествляя себя с чу довищами и убийцами (King, 1981). Таким образом зрители могут опосредствованно приобщиться к табуированному опыту (Wood, 1984). Повышенная тревожность отно сительно некоторых действий (особенно связанных с сексом, сцены которого часто встречаются в фильмах ужасов) находит выражение и даже снимается при просмотре фильмов ужасов или чтении устрашающих историй (Deny, 1987).

Еще одно объяснение притягательности устрашающих историй предложено Д. Берлином (Berlyne, 1967, 1971), считающим, что страх выступает необходимым негативным опытом, прекращение которого приносит зрителю чувство облегчения.

Д. Зиллман и Р. Гибсон писали о данной точке зрения следующее:

"Именно прекращение этого мучительного состояния должно вызвать чувство прият ного облегчения. С этой точки зрения наслаждение ужасом сродни удовольствию, ис пытываемому при внезапном прекращении зубной боли — это дает людям надежду на повторение подобного опыта" (Zillmann & Gibson, 1996, p. 26).

Р. Розенбаум (Rosenbaum, 1979) предложил объяснение притягательности устра шающих медиаматериалов с ярко выраженным религиозным подтекстом: людям нра вятся фильмы ужасов, потому что они основаны на идее существования могуществен ного сверхъестественного Нечто, способного победить злые силы. В конечном счете, зрители испытывают чувство "духовной безопасности" (Zillmann & Gibson, 1996, p. 27).

Д. Зиллман (Zillmann, 1991a, 1991b) называет фильмы ужасов устрашающими, по тому что они вызывают эмпатическую реакцию по отношению к жертвам и опасение оказаться на их месте. Другими словами, зрители отождествляют себя с жертвами и опосредствованно испытывают те же эмоции. Кроме того, фильмы ужасов пугают зрителей, потому что они боятся оказаться в подобной ситуации. Наконец, фильмы ужасов обычно имеют счастливый конец, что нравится зрителям.

Д. Зиллман назвал свое собственное объяснение притягательности фильмов ужа сов "гендерно-социализаторским подходом". Данная гипотеза в значительной мере отличается от всех предыдущих точек зрения. Зиллман заметил, что мужчины Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродущией и женщины по-разному реагируют на фильмы ужасов, и удовольствие, испытывае мое при просмотре подобного рода фильмов, частично обусловлено адекватной ре акцией на пугающие и тревожные сцены. Д. Зиллман и Р. Гибсон писали:

"Нормы поведения мальчиков и мужчин предполагают, что фильмы ужасов не должны их пугать. Демонстрация умения не поддаваться страху должна доставлять им удовольст вие и производить благоприятное впечатление на окружающих. Таким образом, чувство удовлетворения имеет внутреннее происхождение и социальный характер. Норма для де вочек и женщин, напротив, предполагает, что они должны испытывать испуг и соответ ствующим образом выражать свои чувства. Демонстрация женщинами адекватной чувст вительности — огорчения, отвращения и презрения — приносит им удовольствие и про изводит благоприятное впечатление на окружающих. Опять-таки, чувство удовлетворе ния имеет внутренний характер и социальную природу" {Zillmann & Gibson, 1996, p. 28).

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТЕПЕНИ СТРАХА Социологи применяют различные методы для определения интенсивности страха и тревоги при просмотре фильмов ужасов. Как при исследованиях взрослых, так и при исследованиях детей, ученые пришли к выводу, что самоотчет и измерение физиологи ческой реакции — наиболее эффективные методы определения степени страха.

Что касается самоотчета, то участникам эксперимента показывают неприятные или устрашающие эпизоды из фильмов, а затем просят выбрать те слова и фразы из предложенных, которые наилучшим образом описывают их реакцию. Взрослых, на пример, просят определить уровень тревожности или состояние тревоги, которое они испытали (Lazarus, Speisman, Mordkoff & Davidson, 1962). Другие показатели, та кие как уровень эмоционального напряжения или возбуждения, дают дополнитель ную информацию. В последние годы взрослых просили вспомнить эпизоды из книг и передач, которые испугали их в детстве (Hoekstra, Harris & Helmick, 1999;

Harrison & Cantor, 1999). Самоотчеты детей должны быть более простыми. Обычно исследова тели просят детей определить интенсивность своей эмоциональной реакции, выбрав один из предложенных вариантов ответов, например, как сильно они были испуга ны или встревожены после просмотра той или иной пугающей или беспокоящей сцены (Sparks & Cantor, 1986). Иногда детей просят определить, насколько страшной была программа (Osborn & Endsley, 1971), или сказать, испытывали ли они негатив ные сенсорные реакции под воздействием увиденных сцен (Wilson & Cantor, 1985).

При определении интенсивности страха используется несколько физиологических характеристик. У взрослых обычно измеряется частота сердечных сокращений и кожная электропроводимость внутренней поверхности ладоней (Falkowski & Steptoe, 1983;

Koriat, Melkman, Averill & Lazarus, 1972). Когда объектом исследования выступают дети, измеря ется частота сердечных сокращений, температура кожи, а также анализируется проявле ние реакции страха через соответствующее выражение лица (Wilson & Cantor, 1987).

РЕАКЦИЯ СТРАХА У ДЕТЕЙ На протяжении определенного периода одним из направлений исследований было исследование непосредственных и кратковременных реакций страха и тревоги у детей, а также более пролонгированная реакция на средства массовой информации, будь то ки 242 Часть III. Основные направления исследований но, радио или телевидение. После тщательного изучения научной литературы по про блеме, Джоанна Кантор оценила проанализированные данные следующим образом:

"В совокупности данные исследований показывают, что преходящая реакция страха на сильные медиараздражители вполне типична, что значительная часть аудитории испытывает продолжительное эмоциональное напряжение и что у меньшей, но суще ственной части аудитории, состоящей из особо восприимчивых зрителей, наблюдается интенсивная реакция слабости" (Cantor, 1994, р. 219).

Что касается других важных и специфических научных находок, исследования показали, что родители обычно не осознают того, что их дети испытывают сильный страх, или недооценивают интенсивность или значимость страха своих детей {Cantor & Reilly, 1982). Наконец, исследования, проводившиеся на протяжении определен ного периода времени, убедительно доказали, что на самом деле детям нравится ис пытывать испуг, вызванный фильмами и другими передачами, однако, пытаясь объ яснить данное явление, разные авторы называли различные причины.

Уже долгое время исследователи работают над измерением интенсивности реакции страха. В 1930-х и 1940-х годах некоторые ученые исследовали реакцию страха у потре бителей массовой информации, особенно у детей (Dysinger & Ruckmick, 1933;

Eisenberg, 1936;

Preston, 1941). В ходе исследований, проведенных Фондом Пейна, X. Блумер {Blumer, 1933) с помощью опроса детей определил, что по меньшей мере 93% были ис пуганы сценами из художественных фильмов. Ученый назвал воздействие художест венных фильмов на детей "эмоциональным овладеванием". "Овладеваемые" дети за бывали о нормальных чувствах и восприятии, всецело отдавшись переживаниям опо средствованного опыта. М. Престон {Preston, 1941) обнаружил, что родители в боль шинстве своем не отдают себе отчета в том, насколько интенсивен страх, испытываемый их детьми под воздействием массовой информации, и дальнейшие ис следования подтвердили правильность этого заключения (Cantor & Reilly, 1982). Боль шинство ученых в 1950-х и в начале 1960-х годов продолжали развивать направление, заданное предыдущими исследованиями, сосредоточившись на содержании кино фильмов и телепередач и их воздействии на зрителей (Wall & Simson, 1950;

Himmelweit, Oppenheim & Vince, 1958;

Schramm, Lyle & Parker, 1961). Лишь одно знаменитое иссле дование было проведено вопреки традиции и занималось проблемой воздействия ко миксов на американскую молодежь (Wertham, 1953).

Во второй половине 1960-х, а также в 1970-е и 1980-е годы исследователи часто зани мались пролонгированным, а не краткосрочным воздействием СМИ. Пролонгированная реакция страха, вызывающая ночные кошмары и другие долгосрочные проявления, ста ла темой опросов и экспериментальных исследований. Р. Хесс и X. Голдман (Hess & Goldman, 1962) обнаружили, что три четверти опрошенных родителей признались, что их детям под воздействием неприятных телепередач иногда снились кошмары. М. Сингер (Singer, 1975) показал, что просмотр беспокоящих передач по телевидению связан с рис ком ночных кошмаров у детей. Годы спустя после просмотра страшного фильма дети могут страдать ночными страхами или, по меньшей мере, странными, причудливыми фантазиями. Э. Сарафино утверждал, что страшные медиаматериалы не только вызыва ют у детей реакцию страха, но и представляют угрозу для нормального психологического развития (Sarafino, 1986, р. 56). Исследованием пролонгированной реакции страха зани мались, в том числе, Дж. Кантор и С. Райлли (Cantor & Reilly, 1982), а также Э. Палмер, А. Хокетт и У. Дин (Palmer, Hockett & Dean, 1983).

Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродукцией В 1970-е и 1980-е годы большинство исследователей подчеркивали распространен ность реакции детского страха, вызванного СМИ. В одном из исследований почти 50% опрошенных первоклассников показали, что иногда или часто испытывают испуг при просмотре телепрограмм (Lyle & Hoffman, 1972). В ходе национального опроса, прове денного в 1977 году, 25% опрошенных детей показали, что сцены перестрелок и жесто ких драк их пугают (Zill, 1977). Б. Уилсон, К. Хоффнер и Дж. Кантор {Wilson, Hoffner & Cantor, 1987) получили еще более удивительные результаты: три четверти учащихся младших классов и дошкольников показали, что были напуганы содержанием телеви зионных программ или кинофильмов. Два исследования, проведенные на материалах историй болезней пациентов психиатрических клиник {Buzzuto, 1975;

Mathai, 1983), показали, что просмотр таких фильмов, как "Изгоняющий дьявола" и "Похитители тел", вызывал состояние сильной, парализующей тревоги. До просмотра юные зрители не испытывали проблем с психикой, однако исследователи обнаружили, что просмотр фильмов ужасов совпал со стрессовыми ситуациями в жизни детей.

Начиная с 1990-х годов, многие исследования разного типа представили убедитель ные доказательства существования особого рода проблем, связанных со страхом у детей под воздействием СМИ, включая пролонгированные негативные проявления {Cantor, 1998;

Harrison & Cantor, 1999;

Hoekstra, Harris & Helmick, 1999). M. Сингер, К. Словак, Т. Фрайерсон и П. Йорк {Singer, Slovak, Frierson & York, 1998) провели опрос более чем 2000 детей в штате Огайо, с третьего по восьмой класс включительно. Исследователи об наружили, что дети, ежедневно проводившие у телеэкрана больше времени, чем другие, сообщали о более многочисленных симптомах тревоги, подавленности и посттравмати ческого стресса. Опрос родителей, проведенный другими авторами, показал, что чем больше времени дети смотрят телевизор, тем большая вероятность нарушений сна. Дети, у которых в комнате был телевизор, были в значительно большей степени подвержены бессоннице {Owens, Maxim, McGuinn, Mobile, Msall & Alario, 1999).

ДИНАМИКА РЕАКЦИИ СТРАХА НА МЕДИАСОДЕРЖАНИЕ Исследователи, занимающиеся проблемой медиавоздействия, спорят о причинах страха у потребителей массовой информации, особенно у взрослых людей, достаточно зрелых и развитых для понимания того, что все происходящее на экране или описан ное в книге — не более чем вымысел. Зрители испытывают страх несмотря на то, что реальной опасности для их жизни не существует, и они это сознают. Отчего это проис ходит? Большинство социологов объясняют реакцию страха с помощью концепции классического обусловливания {Павлов, 1927, 1960;

Razran, 1949). Согласно теории ус ловных рефлексов, определенные раздражители вызывают соответствующую реакцию, а похожие на них раздражители вызывают подобную, хотя и не столь интенсивную, ре акцию. "Этот принцип подразумевает, что из-за сходства реальных и опосредствован ных раздражителей какой-либо раздражитель, вызывающий испуг при непосредствен ном опыте, вызовет подобную, но менее сильную реакцию при воздействии посредст вом СМИ" {Cantor, 1994, р. 222).

244 Часть III. Основные направления исследований ВЫЗЫВАЮЩИЕ СТРАХ РАЗДРАЖИТЕАИ Согласно Дж. Кантор, в реальной жизни испуг вызывают три категории раздра жителей, которые отражаются в медиасодержании. К ним относятся: 1) разного рода опасности и увечья;

2) искажение естественных форм;

3) восприятие опасности и страха через опыт других людей {Cantor, 1994, р. 222).

Опасности и увечья В фильмах ужасов и других пугающих передачах часто изображаются многие события и явления, которые могут нанести человеку вред. К ним относятся природные катаклиз мы (например, землетрясения, ураганы), жестокие столкновения людей, например, лич ная вражда или войны, мировые или даже вселенские, нападения животных или катаст рофы (Cantor, 1994, р. 222-223). Изображения в СМИ раздражителей, сигнализирующих об опасности, вызывали поддающиеся измерению реакции страха при проведении экс периментальных исследований (Cantor, 1998;

Harrison & Cantor, 1999).

Искажение природных форм Еще одним раздражителем, вызывающим испуг, служит показ знакомых объек тов или организмов в искаженном или обезображенном виде. К этой категории от носятся, например, кинематографические чудовища. Согласно Дж. Кантор, данная категория раздражителей выступает результатом показа "знакомых организмов в не знакомой и неестественной форме" (Cantor, 1994, р. 223).

Во всей научной литературе, посвященной указанной проблеме, чудовища из фильмов признаются фактором, вызывающим страх у детей. Такое воздействие было обнаружено как при опросах (Blunter, 1933;

Cantor & Sparks, 1984;

Dorr, Doubleday & Kovaric, 1983;

Leishman, 1981;

Lyle & Hoffman, 1976;

Sparks, 1986), так и в ходе экспе риментов, проведенных в лабораторных условиях (Cantor & Wilson, 1984;

Cantor, Ziemke & Sparks, 1984;

Sparks & Cantor, 1986).

Восприятие опасности и страха через опыт других людей Фильмы и драматические передачи, транслируемые по телевидению, снимаются таким образом, чтобы зрители ставили себя на место персонажей, которым иногда приходится реагировать на устрашающие ситуации и явления. Таким образом, зри тели становятся участниками происходящих на экране событий, и между ними и те ми персонажами, с которыми зрители идентифицируют себя, устанавливается эмпа тическая связь. Эмпатия — один из двух основных механизмов, обуславливающих реакцию страха под воздействием раздражителей данной, третьей группы.

Данная категория — единственная, вызывающая непрямую реакцию на устра шающую медиапродукцию. Другими словами, страх, переживаемый персонажами в опасных ситуациях, вызывает испуг у зрителей.

Лабораторные исследования показали, что эмпатия не есть нечто данное, но раз вивается с возрастом и связана с приобретением ролевых навыков (Feshback, 1982;

Selman & Byrne, 1978). Исследования показали, что дошкольники не столь интен сивно сопереживают испуг персонажей, но больше подвержены непосредственному воздействию раздражителей, в то время как дети более старшего возраста (от девяти Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродукцией до одиннадцати лет), согласно наблюдениям, испытывают страх уже при виде выра жения страха на лицах персонажей и не видя самого раздражителя, вызывающего такую реакцию (Wilson & Cantor, 1985).

Другой механизм, обуславливающий непрямую реакцию страха, — опосредован ный опыт. Данный механизм объясняет испуг зрителей в таких сюжетных позициях, когда персонажи не испытывают страха, потому что не осознают нависшей над ни ми опасности. Использование приема неопределенности рассчитано на то, что зри тели могут находиться в напряжении и беспокоиться о том, что с персонажем, с ко торым они отождествляют себя или установили эмпатическую связь, может про изойти нечто ужасное {Zillmann, 1980;

Dysinger & Ruckmick, 1933;

Leishmann, 1981;

Tannenbaum & Gaer, 1965). Испуг, возникающий в результате такого опосредство ванного опыта, может быть результатом сепарационной тревоги — страха, что над вигающаяся опасность разлучит зрителя с персонажем (Bowlby, 1973).

ФАКТОРЫ, ОБУСЛАВЛИВАЮЩИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНУЮ РЕАКЦИЮ Дж. Кантор также определила три важные категории факторов, обуславливаю щих эмоциональную реакцию зрителей на устрашающие сцены: (1) реалистичность изображения;

(2) мотивация зрителя;

(3) другие факторы, воздействующие на эмо ции зрителя (Cantor, 1994, р. 225).

Реалистичность изображения Если фильм снят реалистично и сцены ужасов выглядят очень правдоподобно, то эмоциональная реакция зрителей, как правило, бывает чрезвычайно бурной. Этот фе номен называется генерализацией раздражителей. Данное понятие относится к сходству между реальными условными и безусловными раздражителями и их медиарепрезента циями. Чем больше сходство между реальной жизнью и происходящими на экране со бытиями, тем интенсивнее будет генерализованный раздражитель и, соответственно, тем интенсивнее будет вызванный им страх или иная эмоциональная реакция. Фено мен генерализации раздражителя объясняет, почему люди сильнее реагируют на доку ментальные сцены насилия, чем, например, на сцены насилия из мультфильмов или кукольных спектаклей (Gunter & Furnham, 1984;

Osborn & Endsley, 1971;

Surbeck, 1975).

Интенсивность эмоциональных реакций на содержание телепередач также обуславли вается индивидуальными страхами зрителей. Дети, например, больше пугаются тех медиаситуаций, с которыми они могут отождествить себя, которые соответствуют имеющемуся у них личному опыту. Экспериментальные исследования подтвердили, что индивидуальные страхи и связанный с ними реальный опыт усиливают реакцию индивида при предъявлении соотнесенных с ними материалов (Hare & Bevings, 1975;

Sapolsky & Zillmann, 1978;

Weiss, Katkin & Rubin, 1968).

Также было обнаружено, что выраженность эмоциональных реакций членов ме диа-аудитории зависит от успешности различения раздражителей. Под этим подра зумевается способность (или неспособность) членов аудитории разного возраста от личать события реальной жизни от их медиарепрезентаций. Детям младшего возрас та, психика которых еще не сформировалась, осознание того, что, например, чудо вища из фильма ужасов в действительности не существует или что во время перестрелки на самом деле никто не погиб, может быть чрезвычайно сложным и со 246 Часть III. Основные направления исследований пряженным с эмоциональными трудностями (Door, 1980). Как видно из последую щего раздела, дети младшего возраста в силу низкого уровня психического развития не могут понять, что реальность телевидения и кино разительно отличается от объ ективной реальности. По мере того, как зритель обучается различению медиапро дукции и событий реальной жизни, интенсивность эмоциональных реакций на со держание массовой информации снижается до определенного уровня.

Концепция различения раздражителей не находит стопроцентного подтвержде ния данными научных исследований, потому что многие взрослые зрители испыты вали страх под воздействием медиаизображений, несмотря на осознание того, что показанные события и явления — не более чем вымысел {Johnson, 1980). Дополни тельные исследования показали, что даже при регулярном просмотре фильмов ужа сов и другой устрашающей медиапродукции реакция страха не обязательно стано вится слабее (Feilitzen, 1975;

Cantor & Reilly, 1982;

Sapolsky & Zillmann, 1978).

Мотивация зрителя Исследователи утверждают, что взрослые зрители могут в значительной мере контролировать свои реакции на содержание телепередач. Для усиления или ослаб ления реакции страха, вызванной воздействием СМИ, можно применять опреде ленные когнитивные методы {Zillmann, 1978, 1982). Например, зрители, которые ищут острых ощущений, могут умышленно "забыть", что показанные события просто игра актеров. С другой стороны, те зрители, которые хотят свести свой страх до минимума, могут постоянно напоминать себе, что это всего лишь кино.

Еще один фактор, мотивирующий просмотр телепередач, — приобретение ин формации. Исследования показали, что те члены аудитории, которые смотрят теле визор, руководствуясь данной целью, как правило, обращают больше внимания на содержание телевизионных программ, поэтому испытывают большее эмоциональ ное возбуждение. Во многих экспериментах в качестве раздражителей использова лись документальные фильмы, так как исследования показали, что изображения ре альных актов насилия вызывают большее возбуждение, чем те программы, о кото рых известно, что их содержание — вымысел (Geen, 1975;

Geen & Rakosky, 1973).

Факторы, воздействующие на эмоциональную реакцию зрителей Исследования показали, что у членов аудитории, которые перед просмотром волнующей или тревожной сцены уже находятся в состоянии возбуждения, Сохраня ется некое "остаточное возбуждение", которое комбинируется с эмоциональными реакциями на сцены фильма, порождая еще более сильные эмоциональные реак ции. Данный феномен объясняется так называемой теорией переноса возбуждения (Zillmann, 1978;

Cantor, Zillmann & Bryant, 1975;

Zillmann, Mody & Cantor, 1974). Вызы вающие эмоциональное возбуждение ситуации могут быть связанными или не иметь ничего общего друг с другом, происходить одновременно или в разное время, однако перенос возбуждения имеет место, если только другие факторы не отвлекают зрите ля или каким-либо другим образом не препятствуют процессу переноса (Girodo & Pellegrini, 1976;

Schachter & Singer, 1962).

Яркий пример переноса возбуждения в действии — особые технические приемы, используемые режиссерами фильмов для усиления состояния неопределенности.

Например, очень большое значение имеет звуковое оформление: различные виды Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродущией музыки могут создавать разное настроение и регулировать возбуждение, обуславли вая, таким образом, эмоциональное воздействие фильма (Thayer & Levenson, 1983).

Еще одним эффективным приемом может служить намек или предупреждение об опасности, угрожающей персонажам. Эксперименты показали, что взрослые силь нее огорчаются в том случае, если они заранее извещены о неприятном событии (Cantor, Ziemke & Sparks, 1984;

Nomikos, Opton, Averill & Lazarus, 1968), а дети больше пугаются во время ожидания страшного события (Hoffnerd Cantor, 1990).

ВОЗРАСТНЫЕ И ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ Одними из наиболее важных факторов, определяющих реакции зрителя на уст рашающую медиапродукцию, выступают его возраст и пол. Недавний мета-анализ исследований по проблеме страха как следствия потребления медиаинформации, которые проводились за период с 1987 по 1996 год, подчеркнул важность тендерных и возрастных различий, так как обнаружилось, что женщины выказывали более сильный страх, чем мужчины, и интенсивность проявлений страха с возрастом уве личивалась (Реек, 1999). Как уже упоминалось, тендерные различия могут быть ре зультатом социального давления на зрителей, долженствующих вести себя согласно предписанным их полу социальным нормам (например, предполагается, что девоч ки демонстрируют испуг при просмотре фильмов ужасов, а мальчики демонстриру ют самообладание).

Значимость половой принадлежности взрослых потребителей массовой инфор мации как фактора, определяющего реакции на устрашающую медиапродукцию, уже обсуждалась в разделе, посвященном феномену притягательности страха, по этому в настоящем разделе сосредоточимся на роли возрастных и половых различий у детей. Важнейшим фактором, определяющим реакцию страха у детей, выступает возраст, что объясняется значительной разницей в уровне развития, особенно в том, что касается умения отличать вымысел от реальности. Влияние тендерных различий удетей менее ярко выражены, несмотря на стереотипные образы, согласно которым, например, девочки легче поддаются испугу, чем мальчики (Birnbaum & Croll, 1984), а также более эмоциональны (Fabes & Martin, 1991;

Grossman & Wood, 1993).

Дж. Кантор и ее коллеги выявила различные виды раздражителей, вызывающих испуг у детей разного возраста, а также описала методы, позволяющие снизить ин тенсивность реакции страха у детей. Чудовища, привидения, сверхъестественные существа, темнота, животные, создания странного вида и быстродвижущиеся суще ства, как правило, вызывают испуг у детей в возрасте от трех до восьми лет. Дети по старше (от девяти до двенадцати лет) больше боятся увечий или смерти, которая гро зит им или их близким. Дети старше 12 также боятся грозящих им лично опасностей, однако, кроме того, они испытывают социальное давление вообще и давление со стороны своих сверстников в частности, что сопровождается определенными разно видностями страха, а также испытывают беспокойство по поводу таких глобальных тем, как политика, экономика или окружающая среда {Cantor, 1994, р. 231;

Cantor, Wilson & Hoffner, 1986).

Различие между страхами очень маленьких детей и детей постарше можно выра зить довольно просто. Младшие дети пугаются раздражителя как такового незави симо от того, насколько он реален или нереален. Старшие дети больше боятся не 248 Часть III. Основные направления исследований столько самого по себе опасного объекта или явления, сколько того, что с ними мо жет случиться. Также старшие дети боятся более абстрактных явлений и проблем, которые могут причинить им не только физический, но и психологический вред. (Об испуге у детей разных возрастных категорий см. врезку "Что пугает детей?") Что пугает детей В разном возрасте дети по-разному реагируют на медиапродукцию. Причина заключается в том, что они находятся на разных уровнях когнитивного развития. Маленькие дети, как правило, боятся раздражителей как таковых независимо от того, насколько они нереальны или фантастичны. Дети постарше больше боятся того, что может произойти с ними, а не опасного предмета или явления самого по себе. Также дети старшего возраста боятся более абстрактных явлений, которые могут причинить психологический вред помимо или вместо физического.

Возраст: от 3 до 8 лет Беспокоящие образы на экране, такие как чудовища, привидения, сверхъестественные существа, темнота, животные, существа необычного вида и быстро двигающиеся существа, вызывают страх у маленьких детей.

Возраст: от 9 до 12 лет Угроза телесных повреждений или смерть, своя собственная или близких, больше всего пугает детей данной возрастной категории."

Возраст: старше 12 лет Подростки также боятся телесных повреждений, кроме того, они испытывают социальное давление вообще и давление со стороны сверстников в частности, что сопровождается оп ределенными разновидностями страха, а также испытывают беспокойство по поводу таких глобальных тем, как политика, экономика или окружающая среда.

Источник. Cantor, J. (1994). Fright reactions to mass media. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects:

Advances in theory and research. Hillsdale, NY: Erlbaum, p. 231. Cantor, J., Wilson, B.J. & Hoflher, С (1986). Emotional responses to a televised nuclear holocaust film. Communication Research, 13, 257—277.

Источником таких различий выступает когнитивное развитие детей. Приблизи тельно до семилетнего возраста дети запоминают и категоризируют объекты, ориен тируясь по их явно выраженным качествам, которые можно воспринять. После семи лет такой тип когнитивной организации заменяется другим, основанным на поняти ях или функциях объектов, а не исключительно на их физических характеристиках (Birch & Bortner, 1966;

Melkman, Tversky & Baratz, 1981). Поэтому по мере взросления ребенка он все больше начинает реагировать на реалистичную медиапродукцию, чем на явно вымышленную или нереальную (Flavell, 1963;

Kelly, 1981;

Morison & Gardner, 1978;

Cantor & Sparks, 1984).

Хорошим примером различий в когнитивном развитии и реакциях страна удетей может послужить экспериментальное исследование, где использовалась телепереда ча Incredible Hulk ("Невероятный Халк"). Г. Спаркс и Дж. Кантор (Sparks & Cantor, 1986) обнаружили, что дошкольники испытывали сильный страх каждый раз, когда персонаж, выглядевший вполне заурядным человеком, превращался в Халка, зеле ного великана. Дети постарше не боялись этого превращения, так как сознавали, что огромное существо борется со злом.

Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродукцией Другим прекрасным примером может быть опрос, проведенный в 1980-х годах, после телевизионной премьеры фильма-катастрофы Day After ("На следующий день"). В фильме показан город в Канзасе, оказавшийся в эпицентре ядерного взры ва, со всеми вытекающими отсюда последствиями, хотя увечья и раны людей, по сравнению с другими фильмами этого жанра, были изображены достаточно сдер жанно. Дж. Кантор, Б. Уилсон и К. Хоффнер опрашивали зрителей по телефону ве чером того же дня, когда показывали фильм. Ученые выяснили, что меньше всего фильм воздействовал на маленьких детей, в то время как дети старше 12 лет, так же как и их родители (что объясняется соответствующим уровнем когнитивного разви тия), испытывали сильную тревогу. Кантор и ее коллеги пришли к следующему за ключению: "Такой факт объясняется тем, что эмоциональное воздействие фильма является результатом размышлений о возможной гибели Земли в том виде, в кото ром мы привыкли ее воспринимать — идея, которую маленький ребенок не в со стоянии постигнуть" {Cantor, Wilson & Hoffner, 1986, p. 234).

КОПИНГ-СТРАТЕГИИ В ОТНОШЕНИИ СТРАХА Как и следовало ожидать, те самые различия в уровне развития и половой при надлежности, которые обуславливают различия в реакции страха у детей, определя ют также и выбор копинг-стратегий (способов совладания. — Прим. ред.) в отноше нии страха, хотя половая принадлежность при этом играет менее существенную роль (Cantor, 2001). Различные копинг-стратегии выявили свою эффективность на разных этапах развития, давая возможность редукции страха, вызванного соответствующим медиасодержанием, или даже предотвращая его.

Копинг-стратегии в отношении страха можно разделить на две категории: неког нитивные и когнитивные (Cantor, 1994). Некогнитивные стратегии, не требующие от зрителя обработки вербальной информации, оказались эффективными примени тельно к дошкольникам. Когнитивные стратегам, требующие активации когнитив ных процессов (например, обсуждение страха), действенны, как правило, примени тельно к учащимся младших классов и старше, хотя некогнитивные стратегии при этом также успешно применяются. Исследования показали, что девочки-подростки, по их словам, в отличие от мальчиков, предпочитают некогнитивные стратегии, од нако различия, обусловленные половой принадлежностью, не могут определяться только предпочтением тех или иных копинг-стратегий (Hoffner, 1995;

Valkenburg, Cantor & Peeters, 2000).

ВИДЫ НЕКОГНИТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ Для того, чтобы помочь детям справиться со страхом, вызванным воздействием ме диапродукции, используются следующие виды некогнитивных копинг-стратегий. Ви зуальная десенсибилизация позволяет постепенно подготовить детей к восприятию уст рашающей медиапродукции. В одном из исследований детям показывали резинового тарантула, чтобы они не испугались при просмотре эпизода, в котором фигурировали настоящие большие пауки (Wilson, 1987). Просмотр снятой на видео сцены гримиро вания актера, играющего Халка, также служил целям визуальной десенсибилизации.

250 Часть III. Основные направления исследований Физические действия — еще одна разновидность некогнитивных копинг стратегий. Некоторые дети боятся меньше, если во время просмотра устрашающих сцен прижимают к себе любимую игрушку. Еда и питье во время просмотра тревож ных фильмов и передач, как показали эксперименты, также снижают страх, однако некоторые ученые утверждают, что таким образом дети просто отвлекаются от не приятного содержания передачи {Manis, Keating & Morison, 1980). Некоторые дети за крывают глаза руками (Wilson, 1989), однако исследования показали, что только ма ленькие дети использовали этот прием с целью редукции страха;

дети более стар шего возраста при этом испытывали еще более сильный страх.

ВИДЫ КОГНИТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ Как упоминалось выше, использование когнитивных стратегий преимуществен но присуще детям старшего возраста, что объясняется уровнем их развития. Когда детей просят учитывать, что показанные на экране события не имеют ничего общего с действительностью, вероятность испуга уменьшается. Если в СМИ изображается дысокореалистичная угроза, одной из самых эффективных когнитивных копинг с гратегий будет предоставление обнадеживающей информации о том, что упомяну тая угроза представляет минимальную опасность.

Исследования показали, что когнитивные стратегии могут быть модифицирова ны для использования маленькими детьми, чтобы повысить их эффективность в ре дукции страха, вызванного продукцией СМИ. Детям можно предоставлять как вер бальную, так и визуальную информацию (Cantor, Sparks & Hoffner, 1988), также мож но их успокоить простыми ободряющими словами (Уилсон, 1987).

РЕЗЮМЕ Реакция страха на медиапродукцию у взрослых и особенно у детей была и остается предметом одного из направлений в области исследований медиавоздействия. Эффек тивными при проведении исследований по данной проблеме оказались такие методы, как самоотчет и измерение физиологических реакций.

Научный поиск помог выявить несколько важных фактов. Как правило, страх, вызванный медиапродукцией, быстро проходит, однако иногда реакция страха мо жет быть более продолжительной. Реакция страха оказывает парализующее действие на психику только в немногих случаях. Родители обычно не осознают степени стра ха, переживаемого своими детьми, который вызван воздействием СМИ. Наконец, исследования показали, что до определенной степени детям нравится испытывать страх, вызванный фильмами и другой медиапродукцией.

В 1930-х и 1940-х годах некоторые ученые под эгидой Фонда Пейна и в рамках исследований феномена массовой паники, вызванной трансляцией радиопостанов ки романа Г. Уэллса "Война миров", изучали реакцию страха у кинозрителе^ л ра диослушателей. В 1950-х и 1960-х годах исследователи сосредоточились на содержа нии кинофильмов и телепередач и их пролонгированном воздействии на зрителей.

Исследования, проведенные в 1970-х и 1980-х годах, помогли выявить широкую распространенность реакции детского страха, вызванного СМИ. Современные ис Глава 13. Страх и тревога, вызванныемедиапродукцией следования направлены на разработку методов редукции или даже предотвращения реакции страха у детей.

Притягательность устрашающей медиапродукции можно объяснить с помощью механизма переноса возбуждения. Под этим подразумевается процесс перенесения физиологического возбуждения, что позволяет зрителям испытывать большее удо вольствие от просмотра пугающих сцен.

Зрители испытывают страх, несмотря на осознание того, что им не угрожает опасность. Согласно учению об условных рефлексах, определенные раздражители вызывают соответствующие реакции, а сходные с ними раздражители вызывают по добные, хотя и не столь сильные реакции.

В реальной жизни страх вызывается тремя категориями раздражителей, которые находят отражение и в СМИ: 1) разного рода опасности и увечья;

2) искажение есте ственных форм;

3) восприятие опасности и страха через опыт других людей.

Важнейшим фактором, обуславливающим реакцию страха у детей, выступает возраст, что объясняется значительной разницей в уровне когнитивного развития.

Именно уровень развития ребенка определяет способность отличать вымысел от ре альности. Маленькие дети (от трех до восьми лет) страшатся раздражителя как тако вого независимо от того, насколько он реален или нереален. Дети постарше (от девя ти до двенадцати лет) больше боятся не столько самого по себе опасного объекта или явления, сколько того, что с ними может случиться. Дети старше 12 лет боятся более абстрактных явлений и проблем, которые могут причинить им психологический вред помимо или вместо физического.

Исследователи идентифицировали различные виды раздражителей, вызывающие испуг у детей разного возраста. Чудовища, привидения, сверхъестественные сущест ва, темнота, животные, создания странного вида и быстродвижущиеся существа, как правило, вызывают испуг у детей в возрасте от трех до восьми лет. Дети от девяти до двенадцати лет больше боятся физических повреждений или смерти, которая грозит им или их близким. Дети старше 12 также боятся грозящих им лично опасностей, однако, кроме того, они испытывают социальное давление вообще и давление со стороны своих сверстников в частности, что сопровождается определенными разно видностями страха, а также испытывают беспокойство по поводу таких глобальных тем, как политика, экономика или окружающая среда.

Различают три важные категории факторов, обуславливающих эмоциональные реакции зрителей на устрашающие сцены: 1) реалистичность изображения;

2) мотивация зрителя;

3) другие факторы, воздействующие на эмоциональное со стояние зрителя.

Виды копинг-стратегий в отношении страха можно разделить на две категории:

некогнитивные и когнитивные. Когнитивные стратегии требуют активации когни тивных процессов (например, обсуждение страха). Эти стратегии действенны, в ос новном, применительно к учащимся младших классов и старше, хотя некогнитив ные методы также успешно ими применяются. Визуальная десенсибилизация и фи зические действия — разновидности некогнитивных методов. Как правило, они эф фективны применительно к маленьким детям.

252 Часть III. Основные направления исследований БИБЛИОГРАФИЯ Berlyne, D.E. (1967). Arousal and reinforcement. In D. Levine (Ed.), Nebraska Symposium on Motivation (Vol. 15, pp. 1—110). Lincoln: University of Nebraska Press.

Berlyne, D.E. (1971). Aesthetics andpsychobiology. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Birch, H.B. & Bortner, M. (1966). Stimulus competition and category usage in normal children.

Journal of Genetic Psychology, 109, 195-204.

Blumer, H. (1933). Movies and conduct. New York: Macmillan.

Bowlby, J. (1973). Separation: Anxiety and anger. New York: Basic Books.

Buzzuto, J.C. (1975). Cinematic neurosis following The Exorcist. Journal of Nervous and Mental Disease, 161, 43-48.

Cantor, J. (1994). Fright reactions to mass media. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects:

Advances in theory and research (pp. 213—245). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Cantor, J. (1998). "Mommy, I'm scared": How TV and movies frighten children and what we can do to protect them. San Diego, CA: Harvest/Harcourt.

Cantor, J. (in press). Fright reactions to mass media. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects:

Advances in theory and research. Mahwah, NJ: Erlbaum.

Cantor, J. & Reilly, S. (1982). Adolescents' fright reactions to television and films. Journal of Communication, 32 (1), 87-99.

Cantor, J. & Sparks, G.G. (1984), Children's fear responses to mass media: Testing some Piagetian predictions. Journal of Communication, 34 (2), 90—103.

Cantor, J., Sparks, G.G. & Hoffner, C. (1988). Calming children's television fears: Mr. Rogers vs. the Incredible Hulk. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 32, 271-288.

Cantor, J. & Wilson, B.J. (1984). Modifying fear responses to mass media in preschool and elementary school children. Journal of Broadcasting, 28, 431—443.

Cantor, J., Wilson, B.J. & Hoffner, С (1986). Emotional responses to a televised nuclear holocaust film. Communication Research, 13, 257—277.

Cantor, J., Ziemke, D. & Sparks, G.G. (1984). Effect of forewarning on emotional responses to a horrorfilm. Journal of Broadcasting, 28, 21—31.

Cantor, J., Zillmann, D. & Bryant, J. (1975). Enhancement of experienced sexual arousal in response to erotic stimuli through misattribution of unrelated residual excitation. Journal of Personality and Social Psychology, 32, 69—75.

Cantril, H. (1940). The invasion from Mars: A study in the psychology of panic. Princeton, NJ:

Princeton University Press.

Clarens, C. (1967). An illustrated history of the horror film. New York: Putnam.

Deny, C. (1987). More dark dreams: Some notes on the recent horror film. In G.A. Waller (Ed.), American horrors: Essays on the modern American horror film (pp. 162—174). Urbana: University of Illinois Press.

Door, A. (1980). When I was a child I thought as a child. In S.B.Withey & R.P.Abeles (Eds.), Television and social behavior: Beyond violence and children (pp. 191—230). Hillsdale, NJ:

Erlbaum.

Door, A., Doubleday, C. & Kovaric, P. (1983). Emotions depicted on and stimulated by television programs. In M. Meyer (Ed.), Children and the formal features of television (pp. 97—143). New York: K.G. Saur.

Douglas, D. (1966). Horror! New York: Macmillan.

Dysinger, W.S. & Ruckmick, C.A. (1933). The emotional responses of children to the motion picture situation. New York: Macmillan.

Eisenberg, A.L. (1936). Children and radio programs. New York: Columbia University Press.

Глава 13. Страх и тревога, вызванныемедиапродукцией Evan§/W. (1984). Monster movies: A sexual theory. In В.К. Grant (Ed.), Planks of reason: Essays on the horror film (pp. 53—64). Metuchen, NJ: Scarecrow Press.

Fabes, R.A. & Martin, C.L. (1991). Gender and age stereotypes of emotionality. Personality and Social Psychology Bulletin, 17, 532-540.

Falkowski, J. & Steptoe, A. (1983). Biofeedback-assisted relaxation in the control of reactions to a challenging task and anxiety-provoking film. Behavior Research and Therapy, 21, 161—167.

Feilitzen, C, von. (1975). Findings of Scandinavian research on child and television in the process of socialization. Fernsehen und Bildung, 9, 54—84.

Feshbach, N.D. (1982). Sex differences in empathy and social behavior in children. In N. Eisenberg (Ed.) / The development of prosodal behavior(pp. 315—338). New York: Academic Press.

Flavell, J. (1963). The developmental psychology of Jean Piaget. New York: Van Nostrand.

Geen, R.G. (1975). The meaning of observed violence: Real vs. fictional violence and consequent effects on aggression and emotional arousal. Journal of Research in Personality' 9, 270—281.

Geen, R.G. & Rakosky, J.J. (1973). Inteptretations of observed violence and their effects on GSR.

Journal of Experimental Research in Personality, 6, 289—292.

Girodo, M. & Pellegrini, W. (1976). Exercise-produced arousal, film-induced arousal and attribution of internal state. Perceptual and Motor Skills, 42, 931-935.

Grossman, M. & Wood, W. (1993). Sex differences in the intensity of emotional experience: A social role interpretation. Journal of Personality and Social Psychology, 65, 1010—1022.

Gunter, B. & Furnham, A. (1984). Perceptions of television violence: Effects of programme genre and type of violence on viewers' judgements of violent portrayals. British Journal of Social Psychology, 23, 155-164.

Hare, R.D. & Blevings, G. (1975). Defensive responses to phobic stimuli. Biological Psychology, 3, 1-13.

Harrison, K. & Cantor, J. (1999). Tales from the screen: Enduring fright reactions to scary media.

Media Psychology, 1 (2), 97-116.

Hess, R.D. & Goldman, H. (1962). Parents' views of the effects of television on their children. Child Development, 33, 411—426.

Himmelweit, H.T., Oppenheim, A.N. & Vince, P. (1958). Television and the child. London: Oxford University Press.

Hoekstra, S. J, Harris, R.J. & Helmick, A.L. (1999). Autobiographical memories about the experience of seeing frightening movies in childhood. Media Psychology, 2 (2), 117—140.

Hoffher, С & Cantor, J. (1990). Forewarning of a threat and prior knowledge of outcome: Effects on children's emotional responses to a film sequence. Human Communication Research, 16, 323—354.

Johnson, B.R. (1980). General occurrence of stressful reactions to commercial motion pictures and elements in films subjectively identified as stressors. Psychological Reports, 47, 775—786.

Kelly, H. (1981). Reasoning about realities: Children's evaluations of television and books. In H.Kelly & H.Gardner (Eds.), Viewing children through television (pp. 59—71). San Francisco:

Jossey-Bass.

King, S. (1981). Danse macabre. New York: Everest.

Kluckhorn, C. (1960). Recurrent themes in myths and myth making. In H.A. Murray (Eds.), Myth and myth making (pp. 46—59). New York: George Braziller.

Koriat, A., Melkman, R., Averill, J.R. & Lazarus, R.S. (1972). The self-control of emotional reactions to a stressful film. Journal of Personality, 40, 601—619.

Lazarus, R.S., Speisman, J.C., Mordkoff, A.M. & Davidson, L.A. (1962). A laboratory study of psychological stress produced by a motion picture film. Psychological Monographs: General and Applied, 76 (34), 553.

Leishman, K. (1981, 10 January). When is television too scary for children? TV Guide, pp. 4-5, 8.

Levin, H. (1960). Some meanings of myth. In H.A. Murray (Ed.), Myth and myth making (pp. 103— 114). New York: George Braziller.

254 Часть III. Основные направления исследований Lyle, J. & Hoffman, H.R. (1972). Children's use of television and other media. In E.A. Rubinstein, G.A. Comstock & J.P. Murray (Eds.), Television and social behavior (Vol. 4, pp. 129—256).

Washington, DC: U.S. Government Printing Office.

Lyle, J. & Hoffman, H.R. (1976). Explorations in patterns of television viewing by preschool-age children. In R. Brown (Ed.), Children and television (pp. 45—61). Beverly Hills, CA: Sage.

Mams, F.R., Keating, D.P. & Morison, R.J. (1980). Developmental differences in the allocation of processing capacity. Journal of Experimental Child Psychology, 29, 156—169.

Mathai, J. (1983). An acute anxiety state in an adolescent precipitated by viewing a horror movie.

Journal of Adolescence, 6, 197—200.

Melkman, R., Tversky, B. & Baratz, D. (1981). Developmental trends in the use of perpetual and conceptual attributes in grouping, clustering and retrieval. Journal of Experimental Child Psychology, 31, 470-486.

Morison, P. & Gardner, H. (1978). Dragons and dinosaurs: The child's capacity to differentiate fantasy from reality. Child Development, 49, 642—648.

Nomikos, M., Opton, E., Averill, J. & Lazarus, R. (1968). Surprise versus suspense in the production of stress reaction. Journal of Personality and Social Psychology, 8, 204—208.

Osborn, D.K. & Endsley, R.C. (1971). Emotional reactions of young children to TV violence. Child Development, 42, 321-331.

Owens, J., Maxim, R., McGuinn, M., Nobile, C, Msall, M. & Alario, A. (1999). Television viewing habits and sleep disturbance in school children. Pediatrics, 104 (3), 552 (Abstract).

http://www.pediatrics.org/cgi/content/full/104/3/c Palmer, E.L., Hockett, A.B. & Dean, W.W. (1983). The television family and children's fright reactions. Journal of Family Issues, 4, 279—292.

Pavlov, I.P. (1927/1960). Conditioned reflexes (G.V. Anrep, Trans.). London: Oxford University Press.

Peck, E.Y. (1999). Gender differences in film-induced fear as a function of type of emotion measure and stimulus content: A meta-analysis and a laboratory study. Unpublished doctoral dissertation, University of Wisconsin-Madison.

Preston, M.I. (1941). Children's reactions to movie horrors and radio crime. Journal of Pediatrics, 19, 147-168.

Razran, G. (1949). Stimulus generalization of conditioned responses. Psychological Bulletin, 46, 337—365.

Rosenbaum, R. (1979, September). Gooseflesh. Harpers, pp. 86—92.

Sapolsky, B.S. & Zillmann, D. (1978). Experience and empathy: Affective reactions to witnessing childbirth. Journal of Social Psychology, 105, 131—144.

Sarafino, E.P. (1986). The fears of childhood: A guide to recognizing and reducing fearful states in children. New York: Human Sciences Press.

Schachter, S. & Singer, J. (1962). Cognitive, social, and physiological determinants of emotional state. Psychological Review, 69, 379-399.

Schramm, W., Lyle, J. & Packer, E.P. (1961). Television in the lives of our children. Stanford, CA:

Stanford University Press.

Selman, R.L. & Byrne, D. (1978). A structural analysis of levels of role-taking in middle childhood.

Child Development, 45, 803-807.

Singer, J.L. (1975). Daydreaming and fantasy. London: Alien & Unwin.

Singer, M.I., Slovak, K., Frierson, T. & York, P. (1998). Viewing preferences, symptoms of psychological trauma, and violent behaviors among children who watch television. Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry, 37 (10), 1041—1048.

Sparks, G.G. (1986). Developmental differences in children's reports of fear induced by the mass media. Child Study Journal, 16, 55—66.

Глава 13. Страх и тревога, вызванныемедиапродукцией Sparks, G.G. & Cantor, J. (1986). Developmental differences in fright responses to a television program depicting a character transformation. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 30, 309-323.

Surbeck, E. (1975). Young children's emotional reactions to T.V. violence: The effects of children's perceptions of reality. University of Georgia. Dissertation Abstracts International, 35, 5139-A.

Tamborini, R. & Weaver, J.B., III (1996). Frightening entertainment: A historical perspective of fictional horror. In J.B. Weaver, III & R. Tamborini (Eds.), Horror films, current research on audience preferences and reactions (pp. 1—13). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Tannenbaum, P.H. & Gaer, E.P. (1965). Mood change as a function of stress of protagonist and degree of identification in a film-viewing situation. Journal of Personality and Social Psychology, 2, 612-616.

Thayer, J.R & Levenson, R.W. (1983). Effects of music on psychophysiological responses to a stressful film. Psychomusicology, 3, 44—52.

Tudor, A. (1989). Monsters and mad scientists: A cultural history of the horror movie. Oxford, England:

Blackwell.

Valkenburg, P.M., Cantor, J. & Peeters, A.L. (2000). Fright reactions to television: A child survey.

Communication Research, 27 (1), 82—97.

Wall, W.D. & Simson, W.A. (1950). The emotional responses of adolescent groups to certain films.

British Journal of Educational Psychology, 20, 153—163.

Weiss, B.W., Katkin, E.S. & Rubin, B.M. (1968). Relationship between a factor analytically derived measure of a specific fear and performance after related fear induction. Journal of Abnormal Psychology, 73, 461-463.

Wertham, E (1953). Seduction of the innocent. New York: Rinehart.

Wilson, B.J. (1987). Reducing children's emotional reactions to mass media through rehearsed explanation and exposure to a replica of a fear object. Human Communication Research, 14, 3—26.

Wilson, B.J. (1989). The effects of two control strategies on children's emotional reactions to a frightening movie scene. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 33, 397—418.

Wilson, B.J. & Cantor, J. (1985). Developmental differences in empathy with a television protagonist's fear. Journal of Experimental Child Psychology, 39, 284—299.

Wilson, B.J. & Cantor, J. (1987). Reducing children's fear reactions to mass media: Effects of visual exposure and verbal explanation. In M. McLaughlin, (Ed.), Communication Yearbook, (pp. 553-573). Beverly Hills, CA: Sage.

Wilson, B.J., Hoffner, С & Cantor, J. (1987). Children's perceptions of the effectiveness of techniques to reduce fear from mass media. Journal of Applied Developmental Psychology, 8, 39—52.

Wood, R. (1984). An introduction to the American horror film. In B.K. Grant (Eds.), Planks of reason: Essays on the horror film (pp. 164—200). Metuchen, NJ: Scarecrow Press.

Zill, N. (1977). National survey of children: Summary of preliminary results. New York: Foundation for Child Development.

Zillmann, D. (1978). Attribution and misattribution of excitatory reactions. In J.H. Harvey, W. Ickes & R.F. Kidd (Eds.), New directions in attribution research (Vol. 2, pp. 335-368). Hillsdale, NJ:

Erlbaum.

Zillmann, D. (1980). Anatomy of suspense. In P. Tannenbaum, (Ed.), The entertainment functions of television (pp. 133-163). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Zillmann, D. (1982). Television viewing and arousal. In D. Pearl, L. Bouthilet & J. Lazar (Eds.).

Television and behavior: Ten years of scientific progress and implications for the eighties (Vol. 2, pp. 53—67). Washington, DC: U.S. Government Printing Office.

Zillmann, D. (1991a). Empathy: Effect from bearing witness to the emotions of others. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Responding to the screen: Reception and reaction processes (pp. 135—167).

Hillsdale, NJ: Erlbaum.

256 Часть III. Основные направления исследований Zillmann, D. (1991b). The logic of suspense and mystery. In J.Bryant & D. Zillmann (Eds.), Responding to the screen: Reception and reaction processes (pp. 281—303). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Zillmann, D. & Gibson, R. (1996). Evolution of the horror genre. J.B. Weaver III & R. Tamborini (Eds.), Honor films, current research on audience preferences and reactions (pp. 15—31). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Zillmann, D., Hay, T.A. & Bryant, J. (1975). The effect of suspense and its resolution on the appreciation of dramatic presentations. Journal of Research in Personality, 9, 307—323.

Zillmann, D., Mody, B. & Cantor, J. (1974). Empathetic perception of emotional displays in films as a function of hedonic and excitatory state prior to exposure. Journal of Research in Personality, 8, 335-349.

ГЛАВА Воздействие новостей течение последнего десятилетия XX века и на заре нового тысячелетия внимание В и воображение людей во всем мире захватили несколько основных новостей.

В 1995 году знаменитый футболист, бывший обладатель приза Хайсмана, О.Дж. Симп сон был обвинен в убийстве своей жены и ее друга, а затем оправдан. Два года спустя, в августе 1997 года, вся мировая общественность была опечалена и шокирована траги ческой гибелью принцессы Дианы в автокатастрофе в Париже. Прямую трансляцию с ее похорон показали из Лондона телевизионные компании всего мира. В 1998 году сообщение об интимных отношениях президента Билла Клинтона с практиканткой из Белого Дома Моникой Левински, последовавшее за этим его публичное опроверже ние, а позже и признание сексуальных связей с Левински, значительно поколебали до верие к Клинтону как к человеку и президенту. В последние месяцы 2000 года пробле мы с голосованием во Флориде долго держала американцев и весь мир в напряжении и неведении о том, кто же все-таки станет 43-м президентом США — республиканец Джордж Буш или демократ Альберт Гор.

На первый взгляд приведенные выше примеры имеют несколько общих аспек тов. Все они были сенсационными, все касались знаменитостей или известных лю дей и все вызвали ту или иную сильную реакцию аудитории. Но на этом характерные черты главных сообщений новостей не заканчиваются.

Безусловно, каждый из нас может выделить самые главные новости в ряду других, но какими же специфическими характеристиками они определяются? Когда сообщается важная новость, каким способом и как быстро она распространяется среди зрителей, слушателей и читателей? Кроме того, какое психологическое воздействие имеют новости на людей? Могут ли новости повлиять на решения человека или на его поведение? Всегда ли люди понимают новости, которые они видят и слышат по телевизору? Запоминают ли они новость, которую только что увидели? А если взять социальный уровень, то могут ли новости обладать такой властью, чтобы иногда влиять на внешнюю или внутреннюю по литику? В этой главе рассматриваются исследования воздействия новостей и представ лена попытка ответить на все перечисленные выше вопросы.

258 Часть III. Основные направления исследований ПРИЗНАКИ НОВОСТЕЙ Что такое новость? Как ее можно описать и определить? У. Хачтен предлагает од но из лучших описание новостей.

"Новость обычно не является обособленным единичным событием, хотя телевизионные новости часто оставляют именно такое впечатление. Новость — это процесс, который на чался в недавнем прошлом, существует в настоящем и будет продолжаться в будущем. Сле довательно, подоплека новости и ее контекст важны в той же мере, что и последующие со общения. Также можно сказать, что новость по своей природе непостоянна и изменчива.

...Новость, как полезное общественное знание, состоит из множества элементов, от личающихся от молвы, пикантных историй, развлечения, слухов и, особенно, сканда лов, хотя все они могут содержать в себе зачатки новостей и, к сожалению, очень часто вовлекаются в сообщения новостей. Новость имеет долгую интересную историю;

то, что является новостью для одного человека, для другого может быть развлечением, вдохновением, пропагандой или отвлекающим фактором" (Hachten, 2001;

p. xviii).

Хачтен также обращает внимание, что в последние годы по причине постоянной гонки за высокими рейтингами, повышением объема продаж и пикантными подроб ностями серьезные новости сильно запятнали себя так называемой бульварной, или таблоидной, журналистикой. Хачтен отметил, что защитный вал, оберегающий серь езные новости от вторжения сенсационности, который имеется у большинства ува жаемых информационных организаций, таких как ведущие телевизионные компании, кабельные каналы новостей и крупные газеты, постепенно перестает выполнять свои функции (Hachten, 2001, p. xxii). Отличным примером такого бездействия служит исто рия Джона Бенета Рэмси. В разгар медиабезумия, последовавшего за зверским убийст вом королевы конкурса красоты среди детей в Колорадо, многие редакторы отделов новостей весьма уважаемых информационных организаций внезапно обнаружили, что они ориентируются на National Enquirer и другие скандальные таблоиды.

Несмотря на то, что результаты наблюдений Хачтена позволяют лучше понять роль новостей в сегодняшней медиасреде, для нашей дискуссии о новостях было бы полез ным более точное определение. В соответствии с ним существует несколько различных типов новостей, таких как главные новости, чрезвычайные новости и легкие новости.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ Главные новости можно определить как "сообщение о событии, которое случилось или стало достоянием гласности за предшествующие 24 часа и может иметь важные по следствия" (Jamieson & Campbell, 1988, p. 20). Согласно К. Джеймисону и К. Кэмпбеллу, событие, достойное освещения в масс-медиа, имеет пять главных признаков:

"1) персонифицированное — случилось с реальными людьми;

2) драматичное, содер жит конфликт, спор или даже насилие;

3) актуальное и конкретное, а не теоретическое или абстрактное;

4) новое или отступающее от нормы;

5) связано с темами постоян ного интереса новостных масс-медиа" (Jamieson & Campbell, 1988, p. 21).

Если сообщается о последствиях наводнения, журналисты часто фокусируют свое внимание на отдельной семье, олицетворяющей собой многочисленные жертвы на воднения. Такой вид персонификации встречается во многих различных типах ново стей. Журналисты считают, что установка на конкретное лицо, которое становится средством передачи главной новости, делает ее более интересной для аудитории. Вто Глава 14. Воздействие новостей рая группа признаков, определяющая важное событие как "драматичное, содержащее конфликт, спор или даже насилие", делает акцент на драматических элементах ново сти. Отличным примером таких новостей служат сюжеты криминальной хроники.

Журналисты выискивают конфликты, чтобы придать новости большего драматизма и сделать ее интереснее. Как показывают приведенные выше примеры, новости также являются актуальным и конкретным событием. Они выходят за рамки обычного, по вседневного. Кроме того, в основу новостей часто ложатся темы постоянного интереса масс-медиа (проходящие каждые четыре года президентские выборы и т.д.).

Примеры в новостях Сообщая ту или иную новость, журналисты очень часто используют примеры. Они могут обратить внимание на особые случаи или ситуации, сконцентрироваться на конкретных людях или на чем-то нетипичном, отступающем от нормы. Например, всякий раз, когда какая-либо местность подвергается воздействию урагана, репортеры находят конкретного человека или семью, чьи потери или печальный рассказ могли бы олицетворять огромное количество других сильно пострадавших людей или семей. Журналисты также могут пока зать семью, пострадавшую значительно больше других людей в этой местности.

Независимо от того, являются ли приведенные примеры типичными или нетипичными для большинства людей, их использование в репортажах имеет большое значение для вос приятия новостей. Использование примеров послужило основой для создания теории эк земплификации (приведения примеров) Д. Зиллмана, который отмечал, что:

"Мир примеров и образцов появился, чтобы влиять на наше восприятие, осмысление и суждение о сущности всех явлений и проблем так называемого реального мира" {Zillmann, 1999, р. 73).

Некоторые исследователи поддерживают важность приведения примеров в новостях. На пример, присутствие эмоционально волнующих образов оставляет после себя долгое впечат ление и иногда влияет на наше восприятие и убеждения {Zillmann, 1999;

Aust & Zillmann, 1996;

Zillmann & Gan, 1996).

Источники. C.F. Aust & D. Zillmann (1996). Effects of victim exemplification in television news on viewer perception of social issues, Journalism & Mass Communication Quarterly, 73, 787—803;

D. Zillmann (1999), Exemplification theory: Judging the whole by some of its parts, Media Psychology, 1, 69-94;

D. Zillmann & S. Gan (1996). Effects of threatening images in news programs on the perception of risk to others and self, Me dienpsychologie: Zeitschrieft fiir Individual- und Massenkommunikation, 8, 288—305, 317-318;

см. также D. Zillmann & H.B. Brosius (2000), Exemplification in communication: The influence of case reports on the per ception of issues, Mahwah, NJ: Erlbaum.

В дополнение к пяти главным признакам, суть главных новостей помогают опреде лить также несколько второстепенных характеристик. Согласно Р. Харрису (Harris, 1999), сюжеты новостей в большинстве случаев: 1) не оскорбительны;

2) воспринимаются как заслуживающие доверия;

3) компактны;

4) ориентированы на интересы местной аудито рии. Вульгарные оскорбления или агрессия допускаются крайне редко. Харрис приводит пример нежелания медиа сообщать об эпидемии СПИДа в начале 1980-х годов, потому что это означало бы необходимость упоминания анального секса, являвшегося самым распространенным способом заражения (Harris, 1999;

Meyer, 1990). Правдоподобность новостей означает, что главные медиа стараются избегать сообщений о мутантах, обо ротнях и других странных созданиях, красочно описываемых бульварной прессой. Ком пактность или сжатое изложение в большей степени является характеристикой именно вещательных новостей, а не печатных (Barnhurst & Multz, 1997). Наконец, подчеркивание 260 Часть III. Основные направления исследований значения новостей для конкретного региона повышает интерес местной аудитории к но востям национального или международного значения.

Главные и второстепенные характеристики очень важны для привлечения вни мания к освещению в медиа тех или иных событий. Как пишет Харрис:

"Самый надежный способ привлечь внимание прессы и телевидения к каким-либо фактам или событиям — это показать, что у них есть основные и второстепенные при знаки новости. Чем большим набором подобных признаков обладает событие, тем бо лее вероятен интерес к нему со стороны СМИ. Наличие или отсутствие главных при знаков не является безусловным доказательством важности или не важности конкрет ного события, зато их наличие позволяет журналистам преподнести такое событие как важную новость" {Harris, 1999;

р. 147).

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ НОВОСТИ Важной разновидностью главных новостей являются чрезвычайные, или кризисные новости. Согласно Д. Грейберу, кризис можно определить как "природное или обу словленное человеком событие, представляющее собой прямую серьезную угрозу жиз ням, имуществу или душевному спокойствию многих людей" (Graber, 1989;

р. 305).

Э. Перс отмечал, что кризис "затрагивает большое количество людей;

он отличается внезапным началом, неопределенностью и недостатком контроля, эмоциональной ре акцией и угрозой человеческим жизням и имуществу" (Perse, 2001;

р. 53-54). Хорошим примером чрезвычайных новостей могут служить освещение в масс-медиа убийства президента США Дж. Кеннеди в 1963 году, последующие сюжеты и статьи о его похо ронах;

катастрофа космического корабля "Челленджер" в 1986 году (рис. 14.1);

взрыв в здании Федерального собрания в Оклахоме в 1995 году;

смерть и похороны принцес сы Дианы в 1997 году. Темой чрезвычайных новостей обычно становятся природные катаклизмы, такие как ураганы или землетрясения, и начало военных действий по приказу президента, наподобие войны в Персидском заливе в 1991 году.

Во время кризиса роль масс-медиа в служении обществу становится еще более важ ной. Неопределенность и шок значительно повышают интерес и потребность людей в информации. Это значит, что телевизионные и радионовости начинает слушать ре кордное количество людей на протяжении более длительного периода времени (Riffe & Stovall, 1989). При возникновении какого-либо кризиса масс-медиа спешат на место происшествия и начинают общаться с различными специалистами и представителями власти — с теми, кто может в полной мере объяснить происходящее. При этом следует учитывать, что, наряду с достоверной фактической информацией, в информационный поток иногда просачиваются различного рода слухи и неточности.

В главе 3 описывались основные функции масс-медиа в обществе — наблюдение за окружающим миром, осуществление общественного отклика на события в мире, социа лизация или передача социальных норм и традиций (Laswell, 1948) и развлечение (Wright, 1986). Э. Перс пересмотрел этот перечень и добавил еще две функции, объясняющие са мые главные обязанности новостных медиа во время кризиса, а именно, сплочение лю дей перед лицом опасности и помощь в ослаблении общественного напряжения.

"Наблюдение и общественный отклик являются, несомненно, главными функциями масс-медиа во время кризиса, но СМИ также выполняют и такие функции, как спло чение и уменьшение общественного напряжения" (Perse, 2001, р. 60).

Глава 14. Воздействие новостей С примером использования масс-медиа в роли объединяющего начала мы встрети лись после трагической смерти принцессы Дианы. Люди во всем мире нашли хоть не много утешения, разделив свое горе с другими посредством телевидения, транслировав шего похороны принцессы. Подобный феномен наблюдался и десятью годами раньше, когда после катастрофы "Челенджер" утешением для многих американцев стала воз можность присутствовать на похоронах космонавтов благодаря масс-медиа (Кауе, 1989).

Во время кризиса выполнение СМИ функции наблюдения может привести и к обратному результату. Слишком большой поток информации иногда приводит к сильному напряжению, и люди начинают испытывать страх. В этом случае на помощь должна прийти функция общественного отклика {Perse, 2001). Общественный отклик на огромное количество сведений, поступающих во время кризиса, помогает людям лучше усваивать информацию и понимать, насколько она затрагивает их личные интересы.

ЛЕГКИЕ НОВОСТИ Кроме чрезвычайных и других видов главных новостей, журналисты также иногда представляют материал, относящийся к легким новостям. Под легкими новостями обычно подразумевают сюжеты об интересных людях и новости, которые нельзя рас сматривать в качестве только что случившихся или безотлагательных по своей приро де. Такой тип новостей придает особый интерес выпускам новостей по телевидению, 262 Часть III. Основные направления исследований радио или газетным статьям. Обычно они интересны и развлекательны, а иногда тро гательны и душевны.

Исследователи установили, что за последние годы печатные и вещательные ново стные медиа стали отдавать предпочтение большему количеству именно легких но востей, таким образом пытаясь конкурировать с кабельным телевидением и Internet.

Т. Паттерсон (Patterson, 2000) в течение двух лет проводил исследование новостей по всей стране, проанализировав тысячи выбранных наугад сюжетов новостей и прове дя их контент-анализ. На основании полученных данных он определил панораму новостей в США, сделав вывод, что большинство людей предпочитают искать ново сти с помощью кабельного телевидения и Internet, в то время как аудитория тради ционных ресурсов новостей, таких как газеты, журналы, вещательное телевидение и местные телевизионные каналы, продолжает уменьшаться. Для того чтобы удер жать имеющуюся аудиторию и привлечь новую, все больше используются легкие но вости и аналитическая журналистика.

"Иногда под понятием "легкие новости" подразумевают все те материалы и сюжеты, которые не относятся к "главным новостям". Главные новости направлены на осве щение важных событий, касающихся высших должностных лиц, важных проблем или значительных нарушений обычного жизненного уклада, таких как землетрясения или авиакатастрофы. Информация о таких событиях важна для способности граждан по нять и определенным образом отреагировать на общественные отношения, сложив шиеся в мире. Новости, которые не относятся к такому типу, по определению являют ся легкими (Patterson, 2000;

р. 3).

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СОБЫТИЙ Исследователями было установлено и изучено несколько различных видов воз действия чрезвычайных событий. Работы по исследованию распространения ново стей сосредоточены на проблеме сообщения новостей и их распространении среди аудитории посредством печатных и вещательных медиа или межличностных кана лов. В других исследованиях обращалось внимание на воздействие того или иного чрезвычайного события на сами информационные организации — изучалось их осо бое значение для общества и их деятельность в ответ на такое событие. Иным типом воздействия чрезвычайного события является эффект сплочения, проявляющийся в объединении людей в неспокойное время вокруг лидера, например президента.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ НОВОСТЕЙ Важной областью исследований, связанных с воздействием новостей, является проблема распространения новостей (см. главу 7). Исследования этой сферы обычно сосредоточены вокруг чрезвычайных новостей. Ученые исследуют пути, по которым люди узнают о новостях, и скорость, с которой распространяются новости вообще и чрезвычайные особенно.

Начиная с 1940-х годов, когда были проведены первые исследования распростра нения новостей, ученые открыли несколько основных характеристик, связанных с их распространением (Perse, 2001). Во-первых, новость распространяется гораздо быст рее, когда она представляет собой очень важное или влиятельное событие. Например, Глава 14. Воздействие новостей об убийстве президента Джона Кеннеди в 1963 году 42% населения США узнали уже через 15 минут после трагедии, а через час об этом знали уже 90% американцев (Greenberg, 1965). Во-вторых, на скорость распространения новости также влияет вре мя ее появления. В своем изучении распространения новостей после катастрофы "Челленджер" М. Мейер, У. Гудикунст, Н. Перилл и Б. Меррилл обнаружили, что от того, "где новость застает людей и...каким образом они узнают о произошедшем важ ном событии, зависит быстрота донесения новости до людей" (Mayer, Gudykunst, Perill & Merrill, 1990, p. 121). Если важное событие происходит во время вечернего выпуска новостей, большинство людей впервые услышат о нем по телевизору. Если же оно происходит в утренние часы, когда люди едут на работу, то первым каналом распро странения новости, вероятнее всего, становится радио. Согласно Э. Персу:

"То, как люди узнают о происшествии, во многом зависит от того, где они находятся во время сообщения новости — на работе или дома. Для тех, кто находится дома, пер выми источниками новостей обычно являются радио или телевизор;

для тех, кто нахо дится на работе, где вероятность быстрого доступа к медиа снижена, первым источни ком по обыкновению становится межличностное общение" (Perse, 2001, р. 66).

В заключение необходимо заметить, что на распространение новости также име ют влияние демографические характеристики аудитории. Однако при этом, чем со общение важнее, тем меньше влияют на его распространение индивидуальные раз личия членов аудитории. Например, если интересное событие случается ночью в выходной день, то более вероятно, что молодежь услышит о нем раньше старшего поколения. В случае шокирующей новости, такой как смерть мирового лидера или всемирной знаменитости, молодые люди вероятнее всего позвонят и расскажут ее свои друзьям и родственникам, чтобы разделить с ними волнение от услышанного.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СОБЫТИЙ НА ФУНКЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕДИА Кроме проблемы распространения новостей среди аудитории СМИ, исследова телей также интересует изучение способов реагирования и самоуправления масс медиа во время того или иного чрезвычайного события. Ученые определили различ ные функции масс-медиа в обществе в такое время.

Когда случается значительное чрезвычайное событие, медиа предоставляют ши рокое освещение происходящего, передают важную новую информацию, так или иначе связанную с ним. Иногда освещение направлено на то, чтобы успокоить ауди торию, понесшую какие-либо убытки или же просто расстроенную произошедшим.

"Для того чтобы снизить напряжение в обществе, средства массовой информации уде ляют значительное внимание именно такому медиасодержанию, которое предназначено для поддержки и утешения своей аудитории. Во время чрезвычайных событий очень важное значение для общества приобретает его сплочение. При этом медиа выдвигают на первый план мудрость лидеров и отвагу спасателей или солдат, чтобы убедить общество втом, что "мы все вместе" и что для выживания будет сделано все возможное. Поэтому даже при неспособности медиа удовлетворять потребности в информации и осуществ лять общественный отклик, они все же могут вселять в своих зрителей или читателей уверенность, уменьшая возникшее напряжение" (Perse, 2001,р. 73-74).

264 Часть III. Основные направления исследований ЭФФЕКТ СПЛОЧЕНИЯ Во время чрезвычайных событий в национальных масштабах, когда президент должен предпринимать конкретные шаги, люди в стране обычно сплачиваются во круг него, одобряя его решения и повышая его рейтинг. Этот феномен известен как эффект сплочения. Такие эффекты четко проявились во время Карибского кризиса в 1962 году, когда президент Дж. Кеннеди приказал организовать военно-морскую блокаду, и во время войны в Персидском заливе в 1991 году, когда президент Дж. Буш приказал подвергнуть бомбардировке Багдад. Л. Козер (Coser, 1956) обратил внимание на то, что эффект сплочения прослеживается всякий раз при возникнове нии какой-либо внешней угрозы. При этом люди проявляют тенденцию игнориро вать различия между собой, объединяясь перед лицом опасности.

Масс-медиа способствуют эффекту сплочения двумя способами. Во-первых, ме диа выполняют роль посредника при передаче людям информации. Во-вторых, во время кризиса СМИ часто становятся менее критичными по отношению к лидерам государства и политикам в их попытках сплочения общества.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ И ДРУГИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ СМИ Исследователи воздействия новостей пытаются установить, какое количество информации люди узнают из новостей, которые они смотрят, слушают и читают;

какие факторы способствуют или препятствуют им в этом процессе и какими быва ют эффекты, возникающие в результате понимания или непонимания новостей.

Другие исследования изучают воздействие новостей на национальном и междуна родном уровне;

тематика последнего направления включает в себя воздействие но востей на международную политику и отношения с иностранными государствами.

ПАМЯТЬ И НОВОСТИ На протяжении многих лет полученные данные по этой проблеме во многом от личались, но обширный материал ранних исследований показал, что из сюжетов но востей люди узнают не очень много информации, а то, что они узнают, иногда не соответствует действительности (Gunter, 1991). Последующие исследования обнару жили, что на количество информации, полученной аудиторией из новостей, влияет множество различных факторов. Пол, возраст, уровень образования, общественный слой — все эти факторы заметно влияют на количество информации, удерживаемой в памяти человека. Также было показано, что сохранение информации, касающейся новостей, определятся личными интересами людей. Это означает, что люди склон ны в первую очередь запоминать известия, представляющие интерес лично для них.

За годы исследований ученые установили, что более образованные люди обычно имеют более престижную работу, чем менее образованные. Они склонны к тому, чтобы быть лучше информированными о текущих событиях, знания о которых по лучают посредством как печатных, так и вещательных новостных СМИ. Такое явле ние было названо гипотезой разрыва в знаниях (Tichenor, Donohue & Olien, 1970), ут верждающей, что информационно богатый человек становится еще богаче, а ин Глава 14. Воздействие новостей формационно бедный человек никогда его не догонит. Многие исследования пока зали, что люди с высоким уровнем образования и имеющие престижную работу уз нают и запоминают больше информации из новостей {Gunter, 1985;

Robinson & Sahin, 1984;

Stauffer, Frost & Rybolt, 1983;

Renckstorff, 1980). А некоторые ученые обнаружили и другие факторы, проявляющиеся в более сложных взаимных комбинациях. На пример, О. Финдал и Б. Хойджер (Findhal & Hoijer, 1975) установили, что знание скрытых подоплеки или причин новости связано с успешным ее запоминанием.

Знание таких предпосылок позволяет людям с более низким образовательным уров нем запоминать материал новостей наравне с их более образованными коллегами.

Существует также и другая переменная, которая может играть роль в определении того, что аудитория узнает из услышанного в выпуске новостей, и что задерживается у нее в памяти. В 1970—1980-е годы исследователи (Galtung & Ruge, 1965) изучали фактор припоминания в восприятии различных типов новостей (короткое драматическое со бытие, сюжет о знаменитых людях, о природных катаклизмах и т.д.). Э. Кац, X. Эдони и П. Парнесс {Katz, Adoni & Parness, 1977) обнаружили, что степень успешности при поминания непосредственно зависит от вида содержания новости по Дж. Голтунгу и М. Руджу. Также было установлено, что на запоминание новости влияет структура сюжета (Berry & Clifford, 1987;

Findahl & Hoijer, 1984;

Larson, 1981) и наличие визуаль ного материала, сопровождающего телевизионный или печатный сюжет новостей {Gunter, 1979, 1989а). Однако другие исследования обнаружили или отсутствие прямой корреляции, или уменьшение эффекта запоминания по вине визуального сопровож дения (Baggaley, 1980;

Gunter, 1980b;

Berry, 1983). Тем не менее, ученые обнаружили сложные взаимоотношения между визуальным и вербальным рядом, что в свою оче редь может сказываться на воздействии зрительных образов и удержании в памяти ауди тории информации, содержащейся в новостях (Brosius, 1989;

Reese, 1984).

Интересные результаты дали исследования, изучавшие воздействие на человече скую память ярких волнующих зрительных образов (убийство, пятна крови и т.д.).

Оказалось, что информация, переданная непосредственно до показа яркого образа, вытесняется из памяти;

а информация, подаваемая в момент демонстрации таких образов или непосредственно после них, четко откладывается в памяти (Christianson & Loftus, 1987;

Loftus & Burns, 1982;

Newhagen & Reeves, 1992).

"По-видимому, с когнитивной точки зрения, интенсивный эмоциональный образ пре рывает процесс циркуляции информации, которая непосредственно ему предшествова ла, в оперативной памяти почти так же, как ушиб головы может привести к ретроактив ной амнезии событий, непосредственно предшествовавших удару. Тем не менее, яркий образ сам по себе очень хорошо запоминается и может служить организационной схемой для построения в памяти представления о событии" {Harris, 1999, р. 158).

Сравнение двух родственных исследований показало, что на восприятие журналь ных статей влияют фотографии, помещенные в журналах. Д. Зиллман, Р. Гибсон и С. Сарджент (Zillmann, Gibson & Sargent, 1999) установили, что с помощью односторон не подобранных в тематическом плане фотографий можно легко воздействовать на восприятие аудитории. В одном эксперименте участники читали материал о все воз растающем разрыве между богатыми и бедными фермерами, в другом — о проблемах безопасности парка развлечений. Восприятие и осмысление проблем было проверено сразу же после прочтения, а затем через 10 дней. На повторную оценку первой пробле мы участниками эксперимента очень повлияли помещенные в материале фотографии.

Во втором случае на восприятие и осмысление вопросов парковой безопасности осо бенно повлияли фотографии, отражавшие какую-либо опасность.

266 Часть 111. Основные направления исследований ВОЗДЕЙСТВИЕ НОВОСТЕЙ НА ЗНАНИЯ И ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЙ В некоторых научных работах исследовалось осмысление новостей, отложивших ся в памяти. Например, Р. Гибсон и Д. Зиллман (Gibson & Zillmann, 1994) обнаружи ли, что на осмысление новостей влияют определенные аспекты их сюжетов. Участ ники эксперимента, которые читали журнальную статью о проблеме ограбления ав томобилей, оценивали проблему серьезнее и считали ее более распространенной, если в статье приводился необыкновенно яркий пример (например, во время ограб ления было совершено убийство), чем в том случае, когда пример был не таким впе чатляющим (например, жертва была ранена или вообще не пострадала).

Другие работы изучали деятельность медиа до суда и воздействие СМИ на суд присяжных. Все исследования сошлись в том, что изложение материалов суда в СМИ значительно влияет на вынесение вердикта (Carroll et al., 1986), особенно когда рассматривается дело об изнасиловании или убийстве. Кроме того, опытным путем исследовался другой тип воздействия на членов жюри присяжных — предва рительное, до заседания суда, чтение ими статей о подобных преступлениях, имев ших место в истории (Greene & Wade, 1987).

ВОЗДЕЙСТВИЕ НОВОСТЕЙ НА ВНЕШНЮЮ ПОЛИТИКУ Благодаря трансконтинентальной природе новостей, передаваемых телеграфными агентствами и телевидением, новостные медиа давно известны своим воздействием на внешнюю политику и отношения с другими государствами (Larson, 1986). Р. Харрис (Harris, 1999) определил несколько сфер, в которых новости воздействуют на внешнюю политику. Они включают ведение дипломатических переговоров, способность медиа вы хватывать отдельные яркие образы, а также доверие новостных медиа к правительствен ным источникам информации. Харрис указывает, что благодаря масс-медиа современ ные дипломатические переговоры между государствами редко бывают секретными и все чаще получают широкую огласку. "Несмотря на то, что такое пристальное публичное внимание сдерживает проявление коррупции и других нарушений закона, вполне леги тимные секретные переговоры, которые дипломаты проводят во имя общественного блага, все труднее держать в тайне от публики" (Harris, 1999;

р. 160).

Другой сферой, где новости могут влиять на внешнюю политику, является связь выбранного сюжета с сопровождающим его видеорядом. Фотогеничные темы или сю жеты, которые можно проиллюстрировать визуально, обычно широко освещаются в СМИ, в то время как менее фотогеничные проблемы часто просто игнорируются. Че ловек, стоящий перед линией танков во время восстания на площади Тяняаньмынь в Пекине в 1989 году, служит отличным примером неотразимости визуального образа, влияющего на реакцию от освещения данной новости. Такие сильные образы связы ваются с конкретным сюжетом и врезаются глубоко в память людей по всему миру.

В заключение необходимо отметить доверие новостных медиа к отдельным прави тельственным источникам, что в свою очередь влияет на освещение событий в рамках внешней политики государства. Журналисты, как правило, стремятся сконцентриро вать свое внимание на конкретных личностях, таких как главы правительства, пред ставители различных партий и организаций или политики, а не обсуждать тенденции или сообщать информацию о причинах тех или иных процессов. Согласно Харрису:

Глава 14. Воздействие новостей "Порой СМИ все же принимают участие в проведении внешней политики, выступая не посредственными каналами связи между правительственными чиновниками разных стран или политической элитой... В некоторых кризисных ситуациях масс-медиа могут действительно знать больше, чем правительства, и могут поворачивать поток новостей от правительства к СМИ в обратную сторону. Во время войны в Персидском заливе и пре зидент США Джордж Буш, и лидер Ирака Саддам Хусейн регулярно смотрели CNN, что бы узнать, что происходит на войне. Более того, они оба использовали телекомпанию, чтобы передавать послания противоположной стороне, поскольку телевидение в тот мо мент было самым быстрым и надежным средством коммуникации" (Harris, 1999;

р. 161).

СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ В последних научных работах на тему воздействия новостей были проанализиро ваны несколько различных его сфер. Они включали в себя детский страх в ответ на сюжеты новостей, исследования разрыва в знаниях, дополнительные исследования запоминания новостей и восприятия освещаемых ими тем. Вероятно, в будущем ис следования всех вышеперечисленных проблем будут продолжаться.

С. Смит и Б. Уилсон {Smith & Wilson, 2000) обнаружили различия когнитивных процессов восприятия новостей у детей разного возраста. Дети старшего возраста (от 10 до 11 лет) пугались сообщений о преступлениях больше, чем дети младшего воз раста (от 6 до 7 лет). При этом местные преступления тревожили их больше, чем от даленные. Демонстрация же преступления в видеофильме приводила к постепенно му снижению испуга детей в обеих группах.

М. Грабе, А. Лонг, С. Жоу и Р. Боллс (Grabe, Lang, Zhou & Bolls, 2001) провели эксперимент, в котором исследовались физиологическое возбуждение во время про слушивания новостей и процесс узнавания. Результаты этого эксперимента под твердили гипотезу разрыва в знаниях. Исследователи обнаружили, что участники с разным социоэкономическим багажом и уровнем образования по-разному запо минали факты, увиденные или услышанные из новостей. Участники эксперимента с более высоким образовательным уровнем показали большую психологическую во влеченность в процесс передачи новостей.

Исследования запоминания новостей изучали различия в активизации памяти детей и взрослых информационными передачами в детском и взрослом формате (Walma van der Molen & van der Voort, 2000a), в особенности детские воспоминания {Walma van der Molen & van der Voort, 2000b). Телевизионные варианты новостей, в отличие от печатных версий с фотографиями или аудионовостей, дети запоминали лучше. Изучение памяти на новости среди молодых (до 30 лет) и старших (после 55 лет) взрослых испытуемых дало следующие результаты: обе группы с большей долей вероятности запоминали сюжеты телевизионных новостей, чем известия, поданные только в аудиоформате {Frieske & Park, 1999).

Что касается восприятия, недавно появился целый ряд научных работ, исследую щих влияние на мысли и воспоминания читателей так называемых новостных фрей мов1. Было обнаружено, что фреймы устанавливают параметры, по которым читатели определяют информацию сюжетов новостей {Valkenburg, Semetko & de Vreese, 1999).

В одной из работ исследовалось влияние фреймов на восприятие зрителями сюжетов Фрейм (англ. frame — рама, каркас) представляет собой определенные схемы обработки информации, определенные кластеры идей, которые сохраняются в мозгу человека и управляют процессом обработки информации. Авторами теории фрейминга были Р. Энтман, Д. Киндер иДж. Тухман — Прим. перев.

268 Часть III. Основные направления исследований новостей о выступлениях анархистов (McLeod & Detenber, 1999). Оказалось, что чем выше уровень консерватизма и устойчивости фреймов, тем зрители менее склонны идентифицировать себя с анархистами или критиковать полицию.

РЕЗЮМЕ Главные новости можно определить как сообщение о событии, которое случи лось или стало известно за последние 24 часа и может иметь важные последствия в дальнейшем. Событие, достойное освещения в масс-медиа, имеет пять главных признаков: оно должно быть персонифицированным, драматичным и наполненным конфликтами, актуальным и конкретным, новым или отклоняющимся-от нормы и иметь привязку к темам, которые и в дальнейшем будут интересовать новостные масс-медиа. Новости также разделяют по нескольким второстепенным признакам.

Обычно это отсутствие оскорбительного тона, восприятие новостей как заслужи вающих доверия, компактность и ориентирование на интересы местной аудитории.

Важной разновидностью главных новостей являются чрезвычайные или кризис ные новости, которые можно определить как природное или обусловленное челове ком событие, представляющее собой непосредственную серьезную угрозу жизням и имуществу или душевному спокойствию многих людей. Такие чрезвычайные со бытия отличаются "внезапным началом, неопределенностью и слабым контролем, выраженной эмоциональной реакцией и угрозой человеческим жизням и имущест ву" {Perse, 2001, р. 53-54). Во время чрезвычайных событий роль масс-медиа в обще стве становится особенно важной. Исследователи установили и изучили несколько различных видов воздействия чрезвычайных событий. Исследования распростране ния новостей концентрируются на сообщении новостей и их распространении среди аудитории посредством печатных и вещательных медиа или межличностных кана лов. В других работах исследуется воздействие того или иного чрезвычайного собы тия на сами информационные организации — в фокусе внимания оказывается их особое значение для общества и их деятельность в ответ на кризис. Другим типом воздействия чрезвычайного события является эффект сплочения, проявляющийся в объединении людей в неспокойное время вокруг лидера, например президента.

Легкие новости включают в себя сюжеты, представляющие интерес для людей, и новости, которые нельзя рассматривать как только что случившиеся или безотлага тельные по своей природе. Исследователи установили, что за последние годы печат ные и вещательные новостные медиа стали предлагать большее количество легких но востей, пытаясь таким образом конкурировать с кабельным телевидением и Internet.

Исследователи воздействия новостей пытаются определить объем информации, ко торую люди узнают из увиденных или услышанных ими новостей;

факторы, способст вующие или препятствующие им в этом процессе;

виды эффектов, возникающих в ре зультате понимания или непонимания новостей. Другие исследования изучают воздей ствие новостей на национальном и международном уровне, в том числе воздействие но востей на международную политику или отношения с иностранными государствами.

Последние научные работы на тему воздействия новостей проанализировали не сколько различных сфер исследования. Они включали в себя детскую реакцию страха на сюжеты новостей, исследования разрыва в знаниях, дополнительные исследования памяти на новости и восприятия тем, которые освещаются в них. Вероятно, будущие исследования будут продолжать исследования всех вышеперечисленных проблем.

Глава 14. Воздействие новостей БИБЛИОГРАФИЯ Baggaley, J.P. (1980). The psychology of the TV image. Aldershot, England: Saxon House.

Barnhurst, K.G. & Multz, D. (1997). American journalism and the decline in event-centered reporting. Journal of Communication, 47 (4), 27—53.

Berry, C. (1983). A dual effect of pictorial enhancement in learning from television news: Gunter's data revised. Journal of Educational Television, 9, 171—174.

Berry, C. & Clifford, B. (1987). Learning from television news: Effects of perceptions factors and knowledge on comprehension and memory. London: North East London Polytechnic and Independent Broadcasting Authority.

Brosius, H.B. (1989). Influence of presentation features and news content on learning from television news. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 33, 1—14.

Carroll, J.S., Kerr, N.L., Alfini, J.J., Weaver, F.M., Maccount, R.J. & Feldman, V. (1986). Free press and fair trial: The role of behavioral research. Law and Human Behavior, 10, 187—202.

Christianson, S. & Loftus, E.F. (1987). Memory for traumatic events. Applied Cognitive Psychology, 1, 225-239.

Coser, L.A. (1956). The functions of social conflict. New York: Free Press.

Findahl, O. & Hoijer, B. (1975). Man as a receiver of information: On knowledge, social privilege, and the news. Stockholm: Swedish Broadcasting Corporation, Audience and Programme Research Department.

Findahl, O. & Hoijer, B. (1984). Comprehension analysis: A review of the research and an application to radio and television news. Lund, Sweden: Studentlitteratur.

Frieske, D.A. & Park, D.C. (1999). Memory for news in young and old adults. Psychology and Aging, 14, 90-98.

Galtung, J. & Ruge, M.H. (1965). The structure of foreign news: The presentation of the Congo, Cuba and Cyprus crises in four foreign newspapers. Journal of Peace Research, 2, 64—91.

Gibson, R. & Zillmann, D. (1994). Exaggerated versus representative exemplification in news reports:

Perception of issues and personal consequences. Communication Research, 21, 603—624.

Grabe, M.E., Lang, A., Zhou, S., Bolls, P.D. (2000). Cognitive access to negatively arousing news:

An experimental investigation of the knowledge gap. Communication Research, 27, 3—26.

Graber, D.A. (1989). Mass media and American politics (3rd ed.). Washington, DC: Congressional Quarterly Press.

Greenberg, B.S. (1965). Diffusion of news about the Kennedy assassination. In B.S. Greenberg & E.B. Parker (Eds.), The Kennedy assassination and the American public: Social communication in crisis (pp. 89—98). Stanford, CA: Stanford University Press.

Greene, E. & Wade, R. (1987). Of private talk and public print: General pre-trial publicity and juror decision-making. Applied Cognitive Psychology, 1, 1—13.

Gunter, B. (1979). Recall of television news items: Effects of presentation mode, picture content and serial position. Journal of Education Television, 5, 57—61.

Gunter, B. (1980a). Remembering television news. Effects of picture content. Journal of General Psychology, 102, 127-133.

Gunter, B. (1980b). Remembering televised news: Effects of visual format in information gain.

Journal of Educational Television, 6, 8—11.

Gunter, B. (1985). News sources and news awareness: A British survey. Journal of Broadcasting, 29, 397-406.

Gunter, B. (1991). Responding to news and public affairs. In J.Bryant & D. Zillmann (Eds.), Responding to the screen: Reception and reaction processes (p. 229—260). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Hachten, W.A. (2001). The troubles of journalism: A critical look at what's right and wrong with the press (2nd ed.). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Harris, R.J. (1999). A cognitive psychology of mass communication (3rd ed.). Mahwah, NJ: Erlbaum.

270 Часть III. Основные направления исследований Jamieson, K.H. & Campell, K.K. (1988). The interplay of influence: Mass media and their publics in news, advertising, politics (2nd ed.). Belmont, CA: Wadsworth.

Katz, E., Adoni, H. & Parness, P. (1977). Remembering the news: What the picture adds to recall.

Journalism Quarterly, 54, 231—235.

Kaye, E. (1989, September). Peter Jennings. Esquire, pp. 158-176.

Larsen, S.F. (1981). Knowledge updating: Three papers on news memory, background knowledge and text processing. Aarhus, Denmark: University of Aarhus, Institute of Psychology.

Larson, J.F. (1986). Television and U.S. foreign policy: The case of the Iran hostage crisis. Journalof Communication, 36 (4), 108-130.

Lasswell, H.D. (1948). The structure and function of communication in society. In L. Bryson (Ed.), The communication of ideas (pp. 37—51). New York: Harper.

Loftus, E.F & Burns, Т.Е. (1982). Mental shock can produce retrograde amnesia. Memory & Cognition, 10,318-323.

Mayer, M.E., Gudykunst, W.B., Perrill, N.K. & Merrill, B.D. (1990). A comparison of competing models of the news diffusion process. Western Journal of Speech Communication, 54, 113—123.

McLeod, D.M. & Detenber, B.H. (1999). Framing effects of television news coverage of social protest. Journal of Communication, 49 (3), 3—23.

Meyer, P. (1990). News media responsiveness to public health. In C. Atkin & L. Wallack (Eds.), Mass communication and public health: Complexities and conflicts (pp. 52—57). Newbury Park, CA: Sage.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.