WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«Основы воздействия СМИ Дженнингз Брайант, Университет штата Алабама Сузан Томпсон Университет штата Алабама Издательский дом "Вильяме" Москва • Санкт-Петербург • Киев 2004 ББК (С)60.56 Б87 УДК ...»

-- [ Страница 5 ] --

Д. Кац и П. Лазарсфельд описали процесс медиаубеждения с помощью модели двух ступенчатого потока информации, или непрямого воздействия, при котором осуще ствлялось воздействие СМИ на лидеров общественного мнения, а они, в свою оче редь, оказывали влияние на других членов общины посредством межличностной коммуникации. Современные исследования показывают, что убеждение — отнюдь не примитивная бихевиористическая ситуация типа "стимул-реакция", но гораздо более сложный процесс, основанный на восприимчивости получателя. Большинст во современных исследователей придают большое значение решающей роли устано вок для успешности убеждения. Установки индивида можно определить как "общую предрасположенность человека к положительной или отрицательной оценке других людей, объектов и вопросов". Установка — посредствующий фактор между усвоени ем убеждающей информации и поведенческими изменениями.

Модель У. Мак-Гуайра объясняет процесс убеждения, определяя входные (контролируемые отправителем информации) и выходные (контролируемые получа телем информации) переменные. Модель подверглась критике за недостаточную де тализацию процесса принятия новых установок и положение о последовательности входных и выходных переменных.

Согласно теории когнитивного ответа, согласие с убеждающим сообщением за висит от когнитивн.о ответа на него членов медиааудитории. Память индивида о своем отношении к содержанию сообщения имеет гораздо большее значение, чем 188 Часть II. Теория и основные понятия запоминание информации как таковой. Теория когнитивного ответа не может объ яснить тех случаев, когда эффект убеждения имеет место, несмотря на то, что члены аудитории не думают о содержании сообщения.

Р. Петти и Дж. Качиоппо расширили теорию когнитивного ответа и разработали модель вероятности сознательной обработки информации (ВСО), призванную объ яснить процессы, происходящие при согласии индивида с убеждающими аргумен тами. Модель определяет вероятность того, что индивид будет тщательно обдумы вать содержание убеждающего сообщения.

Согласно модели ВСО, существует два различных пути, которые ведут к успешному убеждению: центральный и периферический. Центральный путь требует больших когни тивных усилий. Изменения установок, обусловленные центральным путем, имеют такие общие характеристики: 1) доступность;

2) постоянство;

3) предсказуемость поведения;

4) сопротивляемость изменениям. Если убеждение следует по периферическому пути, про стые ориентиры в контексте сообщения, использование экспертного мнения и эффект массовости имеют большее значение для изменения установок, чем какие-либо значитель ные когнитивные усилия. По мере повышения вероятности сознательной обработки ин формации (т.е. ее тщательного обдумывания) на первый план выдвигается центральный путь убеждения. По мере понижения вероятности сознательной обработки информации большее значение для процесса убеждения приобретает периферический путь.

БИБЛИОГРАФИЯ Ajzen, I. (1988). Attitudes, personality, and behavior. Homewood, IL: Dorsey.

Ajzen, I. (1991). The theory of planned behavior. Organizational Behavior and Human Decision Processes, 50 (2), 179-211.

Alba, J.W. & Marmorstein, H. (1987). The effects of frequency knowledge on consumer decision making. Journal of Consumer Research, 24 (1), 14—25.

Axsom, D., Yates, S. & Chaiken, S. (1987). Audience response as a heuristic cue in persuasion.

Journal of Personality and Social Psychology, 53, 30—40.

Brickner, M. A., Harkins, S.G. & Ostrom, T.M. (1986). Effects of personal involvement: Thought provoking implications for social loafing. Journal of Personality and Social Psychology, 51, 763—769.

Burgoon, M. & Klingle, R.S. (1998). Gender differences in being influential and/or influenced:

A challenge to prior explanations. In D.J. Canary, K. Dindia (Eds.), Sex differences and similarities in communication: Critical essays and empirical investigations of sex and gender in interaction (pp. 257-285). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Burnkrant, R. & Unnava, R. (1989). Self-referencing: A strategy for increasing processing of message content. Personality and Social Psychology Bulletin, 15, 628—638.

Chaiken, S. (1987). The heuristic model of persuasion. In M.P. Zanna, J.Olson & C.P.Herman (Eds.), Social influence: The Ontario symposium, 5 (pp. 3—39). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Chaiken, S. & Eagly, A.H. (1976). Communication modality as a determinant of message persuasiveness and message comprehensibility. Journal of Personality and Social Psychology, 34, 605—614.

Chaiken, S., Wood, W. & Eagly, A.H. (1996). Principles of persuasion. E.T. Higgins & A.W. Kruglanski (Eds.), Social psychology: Handbook of basic principles. New York: Guilford Press.

Cooper, J. & Fazio, R.H. (1984). A new look at dissonance theory. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology, 17, (pp. 229—266). San Diego, CA: Academic Press.

Глава 10. Убеждение Fazio, R.H. (1990). Multiple processes by which attitudes guide behavior: The MODE model as an integrative framework. Advances in Experimental Social Psychology, 23, 75— 102.

Festinger, L. (1957). A theory of cognitive dissonance. Evanston, IL: Row, Peterson.

Fishbein, M. & Ajzen, I. (1976). Misconceptions about the Fishbein model: Reflections on a study by Songer-Nocks. Journal of Experimental Social Psychology, 12, 579—584.

Fleming, M.A. & Petty, R.E. (2000). Identity and persuasion: An elaboration likelihood approach. In D.J. Terry & M.A. Hogg (Eds.), Attitudes, behavior, and social context: The role of norms and group membership. Applied social research (pp. 171—199). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Greenwald, A.G. (1968). Cognitive learning, cognitive response to persuasion, and attitude change.

In A. Greenwald, T. Brock & T. Ostrom (Eds.), Psychological foundations of attitudes (pp. 147— 170). New York: Academic Press.

Harkins, S.G. & Petty, R.E. (1981). The effects of source magnification cognitive effort on attitudes:

An information processing view. Journal of Personality and Social Psychology, 40, 401—413.

Heesacker, M., Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1983). Field dependence and attitude change: Source credibility can alter persuasion by affecting message-relevant thinking. Journal of Personality, 51, 653-666.

Hitchon, J., Duckler, P. & Thorson, E. (1994). Effects of ambiguity and complexity on consumer response to music video commercials. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 38, 289-306.

Hovland, C.L, Lumsdaine, A. & Sheffield, F. (1949). Experiments on mass communication. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Howard, D.J. (1990). Rhetorical question effects on message processing and persuasion: The role of information availability and the elicitation of judgment. Journal of Experimental Social Psychology, 26,217-239.

Hyman, H. & Sheatsley, P. (1947). Some reasons why information campaigns fail. Public Opinion Quarterly, 11,412-423.

Jorgensen, P.F. (1998). Affect, persuasion, and communication processes. In P.A. Anderson, L.K. Guerrero (Eds.), Handbook of communication and emotion: Research, theory, applications, and contexts (pp. 403—422). San Diego, CA: Academic Press.

Katz, D. & Lazarsfeld, P.F. (1955). Personal influence. New York: Free Press.

Lasswell, H.W. (1927). Propaganda techniques in the world war. New York: Peter Smith.

Lazarsfeld, P., Berelson, B. & Gaudet, H. (1948). The people's choice. New York: Columbia University Press.

Lee, A. & Lee, E.B. (1939). The fine art of propaganda: A study of Father Coughlin's speeches. New York: Harcourt, Brace.

Leippe, M.R. & Elkin, R.A. (1987). When motives clash: Issue involvement and response involvement as determinants of persuasion. Journal of Personality and Social Psychology, 52, 269—278.

McGuire, W.J. (1985). Attitudes and attitude change. In G. Lindzey & E. Aronson (Eds.), Handbook of social psychology (3rd ed., Vol. 2, pp. 43—65). Newbury Park, CA: Sage.

Moore, D.L., Hausknecht, D. & Thamodaran, K. (1986). Time compression, response opportunity, and persuasion. Journal of Consumer Research, 13, 85—99.

Moore, D.L. & Reardon, R. (1987). Source magnification: The role of multiple sources in the processing of advertising appeals. Journal of Marketing Research, 24, 412—417.

Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1979b). Issue-involvement can increase or decrease persuasion by enhancing message-relevant cognitive responses. Journal of Personality and Social Psychology, 37, 1915-1926.

Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1981). Attitudes and persuasion: Classic and contemporary approaches.

Dubuque, IA: W.C. Brown.

190 Часть II. Теория и основные понятия Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1986a). Communication and persuasion: Central and peripheral routes to attitude change. New York: Springer/Verlag.

Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1986b). The Elaboration Likelihood Model of persuasion. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology, 19 (pp. 123—205). New York:

Academic Press.

Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1996). Attitudes and Persuasion: Classic and contemporary approaches.

Boulder, CO: Westview.

Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Goldman, R. (1981). Personal involvement as a determinant of argument-based persuasion. Journal of Personality and Social Psychology, 41, 847—855.

Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Haugtvedt, C. (1992). Involvement and persuasion: An appreciative look at the Sherifs' contribution to the study of self-relevance and attitude change. In D. Granberg & G. Sarup (Eds.), Social judgment and intergroup relations: Essays in honor of Muzafer Sherif (pp. 147-174). New York: Springer/Verlag.

Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Heesacker, M. (1981). The use of rhetorical questions in persuasion:

A cognitive response analysis. Journal of Personality and Social Psychology, 40, 432—440.

Petty, R.E., Ostrom, T.M. & Brock, T.C. (Eds.). (1981). Cognitive responses in persuasion. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Petty, R.E. & Priester, J.R. (1994). Mass media attitude change: Implications of the Elaboration Likelihood Model of Persuasion. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects: Advances in theory and research (pp. 91—122). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Petty, R.E., Wells, G.L. & Brock, T.C. (1976). Distraction can enhance or reduce yielding to propaganda. Journal of Personality and Social Psychology, 34, 874—884.

Petty, R.E., Wheeler, S.C. & Bizer, G.Y. (2000). Attitude functions and persuasion: An elaboration likelihood approach to matched versus mismatched messages. In G.R. Maio & J.M. Olson (Eds.), Why we evaluate: Functions of attitudes (pp. 133—162). Mahwah, NJ: Erlbaum.

Priester, J., Wegener, D., Petty, R. & Fabrigar, L. (1999). Examining the psychological process underlying the sleeper effect: The Elaboration Likelihood Model explanation. Media Psychology, 1, 27-48.

Puckett, J.M., Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Fischer, D.L. (1983). The relative impact of age and attractiveness stereotypes on persuasion. Journal of Gerontology, 38, 340—343.

Roskos-Ewoldsen, D.R. (1997). Attitude accessibility and persuasion: Review and a transactive model. In B.R. Burleson & A.W. Kunkel (Eds.), Communication yearbook, 20 (pp. 185-225).

Thousand Oaks, CA: Sage.

Smith, S.M. & Sharper, D.R. (1991). Celebrity and cajolery: Rapid speech may promote or inhibit persuasion via its impact on message elaboration. Personality and Social Psychology Bulletin, 17, 663-669.

Swasy, J.L. & Munch, J.M. (1985). Examining the target of receiver elaborations: Rhetorical question effects on source processing and persuasion. Journal of Consumer Research, 11, 877—886.

Wood, W. (2000). Attitude change: Persuasion and social influence. Annual Review of Psychology, 51, 539-570.

ЧАСТЬ III Основные направления исследований ГЛАВА Воздействие медианасилия 1998 году в Калифорнии водитель фургона остановил свою машину на ожив ленной автомагистрали Лос-Анджелеса, заблокировав движение. Когда прибыла В полиция и журналисты, BOJ ышел из машины и поднял плакат с над писью "Живи свободно, льии uwuuaxnu или умри!" Затем он вернулся к машине и вместе со своей собакой залез в фургон. Он поджег машину, но сам вскоре выско чил наружу. Пока собака горела в фургоне, мужчина сбросил с себя тлеющую одеж ду, отошел к обочине с пистолетом в руках и застрелился.

Это ужасное происшествие транслировалось в прямом эфире минимум по пяти мест ным и одному национальному телеканалу. Некоторые телевизионные станции при этом прервали трансляцию мультфильмов и других детских телепередач. Телевизион щики сразу же извинились за то, что не предупредили зрителей, но это не спасло их от негодования общественности.

Одной из самых насущных социальных проблем XX века было и остается нега тивное воздействие медианасилия, особенно на детей. Трансляция сцен жестокости и насилия в выпусках новостей — лишь один из немногих аспектов этой проблемы, хотя, несомненно, важный (см. главу 14). Общественная озабоченность по поводу медианасилия вызвана большей частью содержанием художественных и мультипли кационных фильмов, а также жестокими видеоиграми и Internet-сайтами.

На протяжении всей истории научного поиска в сфере медиавоздействия в ходе многих исследований обнаруживались свидетельства того, что просмотр жестоких филь мов и других телепередач ведет к проявлениям насилия. Как со взрослыми, так и с деть ми проводились многочисленные экспериментальные исследования. В настоящей главе рассматриваются результаты наиболее важных из этих исследований. После беглого об зора методов исследования, используемых для изучения медианасилия (включая методы количественного анализа), займемся различными аспектами воздействия медианасилия:

поведенческим, эмоциональным и т.д. В последнем разделе проблема медианасилия рас сматривается с точки зрения государственной политики.

194 Часть III. Основные направления исследований МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕДИАНАСИЛИЯ Крайним и, вероятно, наихудшим проявлением имитации, или моделирования, поведения телеперсонажей считаются жестокие "преступления-копии" — изнасилова ния и даже убийства. Как уже говорилось в главе 5, посвященной эффекту прайминга, преступления-копии — самый тревожный пример моделированного поведения.

Сенсационный характер преступлений-копий привлекает внимание прессы и электронных СМИ, поэтому общественности известно множество подобных слу чаев. Однако в действительности преступления-копии совершаются чрезвычайно редко. Миллионы телезрителей, которые смотрят те же самые фильмы и другие пе редачи, не испытывают побуждения к имитации увиденных актов насилия. Это по зволяет сделать вывод о том, что совершение или не совершение телезрителями пре ступлений-копий обуславливается другими факторами, такими как характер челове ка (или предрасположенность к агрессии), душевное состояние, уравновешенность и обстоятельства личной жизни.

Социологи пытаются зафиксировать более тонкое воздействие масс-медиа, кото рое можно выявить с помощью строго контролируемых экспериментов, участие в которых не будет иметь негативных последствий. Все усилия ученых сосредоточены на нескольких основных вопросах, относящихся к медианасилию. Целью многих ис следований является измерение объема медианасилия в разных средствах массовой информации. Другие ученые анализируют контекст медианасилия. Исследования по казали, что контекст является важным фактором, обуславливающим степень вредного воздействия медианасилия. (Примером контекста может быть характер медианасилия, т.е., был ли акт насилия совершен ненамеренно или с преступным умыслом;

демонст рация последствий насилия, например, наказание преступника, и т.д.) Что еще более важно, в ходе этих исследований изучается подверженность зрителей телевизионному насилию и делается попытка ответить на трудный вопрос: "Какое воздействие оказы вает медианасилие на потребителей массовой информации?" При изучении воздействия медианасилия применялись различные методы иссле дования. Бэрри Гантер (Gunter, 1994) провел обзор большого количества научных ра бот, посвященных данной проблеме, и выявил шесть основных методов исследова ния. К ним относятся: лабораторный эксперимент, полевой эксперимент, корреля ционное исследование, лонгитюдное исследование, естественный эксперимент и экспериментальное вмешательство.

ЛАБОРАТОРНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ Строго контролируемые эксперименты, проведенные в лабораторных условиях, дают неопровержимые доказательства, что просмотр жестоких фильмов и других те лепередач может повысить агрессивность телезрителей. Подобные эксперименты организованы таким образом, чтобы продемонстрировать причинно-следственную связь между просмотром телепередач, содержащих сцены насилия, и агрессивным поведением. Однако критики указывают, что обстановка, в которой проходит про смотр при проведении подобных экспериментов, не является естественной, и ут верждают, что данные, полученные в результате таких экспериментов, не приложи мы к реальной действительности.

Глава 11. Воздействие медианасилия ПОЛЕВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ Большинство подобных экспериментов проводилось среди детей в различных учебных заведениях, например, в подготовительных классах. Перед тем, как демон стрировать детям записи сцен насилия, их разбивали на две группы по произволь ному принципу. Одной из групп показывали сцены насилия и жестокости, другой группе — сцены нейтрального содержания. Ученые анализировали природную аг рессивность детей до показа фильмов, затем сравнивали эти данные с поведением участников эксперимента после просмотра. Полевой эксперимент решает проблему искусственности обстановки, характерную для лабораторного эксперимента.

КОРРЕЛЯЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Телезрителей просят прочитать программу телепередач и указать те из них, которые они смотрят регулярно. Используя контент-анализ объема медианасилия в указанных телепередачах, ученые определяют средний объем телевизионного насилия, приходя щийся на каждого зрителя. Зрителей также опрашивают об их установках и поведении доя того, чтобы оценить меру их агрессивности или враждебности. Затем определяется корреляция двух этих видов данных, чтобы убедиться в связи между просмотром сцен жестокости и последующим агрессивным поведением или установками. Основной не достаток подобных исследований: они в принципе не способны продемонстрировать наличие причинно-следственных отношений с какой-либо степенью достоверности.

Были обнаружены статистически значимые корреляции между потреблением медиа насилия и агрессивным поведением и установками, но связь между этими явлениями была большей частью сравнительно слабой.

ЛОНГИТЮДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Такие исследования направлены на то, чтобы определить отношение между потреб лением медианасилия и асоциальными установками и поведением. Согласно Б. Гантеру, лонгитюдные исследования "представляют, вероятно, самый лучший способ научного изучения медиавоздействия. Они позволяют проверять причинные гипотезы, и в них обычно применяются надежные, образцовые методы" (Gunter, 1994, р. 174). Исследовате ли поддерживают контакт с некоторыми телезрителями, тестируя их через различные интервалы времени с целью определить, испытывают ли члены телеаудитории воздейст вие медианасилия. Лонгитюдные исследования основаны на предположении, что при регулярном потреблении медианасилия со временем возникает кумулятивный эффект;

другими словами, многократный просмотр сцен жестокости и насилия способствует по вышению агрессивности поведения или установок с течением времени.

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ При проведении таких экспериментов ученые работают в естественной обста новке, изучая воздействие медианасилия на тех зрителей, которые впервые сталки ваются с телевидением. С помощью лонгитюдных методов изучаются и сравнивают ся документально зафиксированные факты поведения (такие, например, как стати стика правонарушений) до и после появления телевидения в определенном регионе.

196 Часть III. Основные направления исследований Результаты естественных экспериментов неоднозначны. Изучая статистику пра вонарушений за период с 1949 по 1952 год, К. Хенниган и его коллеги (Hennigan et ai, 1982) обнаружили, что появление телевидения в определенных регионах США не вызвало значительного увеличения количества тяжких преступлений. Б. Сентеруолл (Centerwall, 1989) изучил статистику тяжких преступлений, совершенных с 1945 по 1975 год белым населением таких стран, как США, Канада и Южная Африка. Он обнаружил, что в США и Канаде уровень убийств, совершенных белыми, резко воз рос спустя приблизительно пятнадцать лет после того, как телевизор стал доступным для каждого жителя этих стран бытовым прибором. В Южной Африке, где телевиде ние было не столь доступно, уровень убийств существенно не изменился. В ходе еще одного исследования {Williams, 1986) обнаружились убедительные доказательства связи между просмотром сцен жестокости и насилия и агрессивным поведением.

Что касается трех регионов Канады, выбранных для исследования, то в одном из них вообще не было телевидения, во втором регионе можно было смотреть только один телевизионный канал, а телезрители третьего региона имели доступ к нескольким каналам. Исследование показало, что агрессивность поведения детей из первого региона резко возросла в течении двух лет после появления телевидения. Агрессив ность детей, проживающих в двух других регионах, в течение того же периода не из менилась.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА Подобно использованию прививок для защиты людей от опасных или смертельных заболеваний, экспериментальные вмешательства предназначены для выработки им мунитета, предохраняющего зрителей от вредного воздействия телевизионного наси лия. Такие исследования постулируют высокий уровень вредного воздействия телеви зионного насилия в обществе;

их цель — ослабить негативное воздействие с помощью определенной стратегии. Некоторые из экспериментальных вмешательств свидетель ствуют, что возросшая телевизионная грамотность потребителей массовой информа ции (критическое восприятие содержания телевизионных программ и методов их соз дания) может снизить негативное воздействие телевизионного насилия.

АНАЛИЗ МЕДИАНАСИЛИЯ Большинство людей соглашается с тем, что в художественных фильмах и других теле передачах содержится слишком много насилия и жестокости (данные Kaiser Family Foundation, 1999), но едва уловимые различия во мнениях делают термин "медианасилие" довольно расплывчатым, представляющим нечто трудно поддающееся измерению. Как можно определить понятие медианасилия? Физический контакт, представляющий угро зу для здоровья и жизни? Может ли медианасилие быть вербальным? Относится ли дан ный термин к сценам автокатастроф или других несчастных случаев? Репортаж о само убийце, видеозапись теракта — следует ли причислять их к медианасилию?

Социологи должны определиться с этими и другими специфическими вопросами до того, как приступать к количественному анализу медианасилия и уж тем более оце нивать его воздействие. Для определения объема медианасилия используется метод контент-анализа. При использовании этого метода ученые должны сначала четко опре Глава 11. Воздействие медианасилия делиться с содержанием понятия медианасилия, затем просматривать различные теле передачи, фиксируя каждый случай его демонстрации и кодируя его, т.е. представляя в виде определенных показателей. Иногда при анализе содержания телепередач учи тываются такие параметры, как тип телепередачи, тип телеперсонажа, род применяе мого оружия, характер нанесенных телесных повреждений или материального ущерба.

Контент-анализ телепрограмм, транслируемых в лучшее эфирное время, начал проводиться в 1950-х и 1960-х годах {Schramm, Lyle & Parker, 1961;

Smythe, 1956).

В ходе этих исследований обнаружилось, что сцены насилия и преступлений весьма часто появляются на экране нового СМИ, которое уже успело стать популярным.

К сожалению, в этих исследованиях использовались разные определения и методы, что препятствовало их сравнительному анализу и выявлению тенденций в годы ста новления телевидения.

Систематический анализ телевизионного насилия стал известным и популярным в научной среде благодаря проведенному в 1960-х годах программному исследова нию Джорджа Гербнера и его коллег, которые изучали эффект культивации. Начи ная с 1967 года, ученые анализировали и кодировали содержание телепередач луч шего эфирного времени всех крупнейших американских телекомпаний. Применяе мая ими техника анализа, так называемый анализ системы сообщения, или АСС, ста ла одним из наиболее широко употребляемых методов изучения медианасилия.

Дж. Гербнер и его коллеги определили насилие как "открытое применение физи ческой силы против себя или другие принудительные действия, осуществляющиеся против чьей-либо воли под страхом нанесения телесных повреждений или убийства, либо при фактическом осуществлении последних" (Gerbner, 1972, р. 32). Эта дефи ниция используется учеными для определения узких категорий кодирования, с по мощью которых оценивается количество актов насилия в телевизионных програм мах, характер насилия, тип жертвы, тип преступника и особенности ситуации. Затем кодированная информация объединяется, чтобы построить профиль насилия каждой телевизионной передачи. Профиль представляет собой объективную оценку количе ства насилия, содержащегося в каждом телефильме.

В течение первых десяти лет применения техники АСС Дж. Гербнер и его со трудники обнаружили, что большинство персонажей (6 из 10) участвовали в актах насилия. Детские мультфильмы содержали больше насилия, чем все остальные раз новидности развлекательных программ, включая боевики и детективы.

Двое современных финских ученых разработали систему кодировки, позволяю щую определить степень навязчивости медианасилия и классифицировать его кон текст — обстоятельства, сопровождающие акт насилия или же идею, которая за ним стоит. Исследователи изучали содержание насилия в художественных фильмах и других передачах (Mustonen & Pulkkinen, 1997).

Другое исследование нехудожественных телепередач показало, что содержание подобных программ ближе к художественным фильмам и не является точной карти ной насилия, происходящего в реальном мире. Изучались такие программы, как на циональные и региональные сводки новостей, криминальные новости, докумен тальные фильмы, аналитические программы, сводки новостей неинформативного телевидения и т.п. Что касается контекста, в подобных программах редко говорится о возмездии, которое следует за преступлением, и почти не показываются негатив ные последствия насилия (Federman, 1998;

Potter etai, 1997).

198 Часть III. Основные направления исследований Следует помнить, что контент-анализ — просто система кодирования и описания содержания телевизионных программ. Восприятие содержания потребителями мас совой информации и воздействие этого содержания представляют собой совершен но иные аспекты, и для их исследования требуются другие методы {Gunter, 1988;

Gunter&Wober,1988).

АНАЛИЗ ЗРИТЕЛЬСКОГО ВОСПРИЯТИЯ Еще одним методом изучения телевизионного насилия служит анализ зритель ского восприятия. Разные люди по-разному реагируют на телевизионные передачи, потому что каждый индивид обладает уникальным набором психологических харак теристик. Суждения зрителей о насилии не всегда совпадают с суждениями исследо вателей (Gunter, 1985;

Van der Voort, 1986). Большинство людей, как взрослые, так и дети, воспринимают насилие в контексте жанра телепередачи и личных предпоч тений. Например, если родители любят смотреть какую-нибудь программу, она обычно воспринимается как безвредная для них самих и для их детей. Это значит, что передача, которая, по определению ученых, содержит высокий уровень насилия, обычными зрителями может восприниматься как безвредная.

Исследования показали, что несмотря на индивидуальные различия, зрители часто испытывают сходные негативные последствия, вызванные просмотром сцен насилия в определенном контексте. Социологи определили пять ключевых компо нентов контекста, повышающих восприимчивость зрителей к негативному воздей ствию медианасилия. Дети более других подвержены негативному влиянию и склон ны имитировать увиденное насилие, особенно если в изображении акта насилия присутствуют все пять из упомянутых ниже компонентов:

1. Преступник представляет собой привлекательную ролевую модель.

2. Насилие выглядит оправданным.

3. За насилием не следует возмездия (преступные действия не вызывают раская ния, не осуждаются, не наказываются).

4. Жертва насилия несет минимальный ущерб.

5. Сцена насилия воспринимается зрителем как реалистичная.

(Доклад для президента США по результатам исследования телевизионного на силия, 1998, с. 33.) Исследования показали, что в последние годы многие телевизионные программы включают эти контекстные характеристики "высокой степени риска". В ходе исследо вания, продолжавшегося четыре года, ученые из Калифорнийского университета (Санта-Барбара) обнаружили, что большая часть актов насилия инициируется "хорошими парнями" — положительными героями, действия которых могут служить ролевыми моделями. Более того, только в 15% телевизионных программ, транслируе мых в прайм-тайм, были показаны долгосрочные негативные последствия насилия.

Приблизительно три четверти актов насилия не сопровождаются раскаянием преступ ника или его наказанием, а "плохие парни" не несли никакого наказания в четырех из десяти телепередач (National Television Violence Study Executive Summary, 1998).

Глава 11. Воздействие медианасилия Составляющие контекста "высокой степени риска" Факторы, способствующие агрессивным установкам и поведению:

• Преступник представляет собой привлекательную ролевую модель.

• Насилие представляется оправданным.

• За насилием не следует возмездия (преступные действия не вызывают раскаяния, не осуждаются, не наказываются).

• Негативные последствия для жертвы минимальны (Joel Federman, (Ed.), (1998)).

• Сцена насилия кажется зрителю реалистичной.

Источник. National television violence study, Vol. 3, Executive summary (Santa Barbara: Regents of University of California).

МЕТА-АНАЛИЗ Некоторые исследователи изучили накопившиеся многочисленные научные ра боты по проблеме и применили статистические методы для сравнения полученных данных и поиска общих признаков воздействия медианасилия, а также определения общих тенденций научного поиска {Andison, 1977;

Carlson, Marcus-Newhall & Miller, 1990;

Hearold, 1986;

Paik & Comstock, 1994;

Wood, Wong & Chachere, 1991). Такой мета анализ позволил упомянутым авторам обнаружить причинно-следственные связи между просмотром сцен насилия и жестокости и агрессивным поведением.

Указанные исследования выявили свидетельства нескольких основных видов воз действия медианасилия. Наиболее сильное воздействие проявляется в виде имити рующего поведения (Liebert & Schwartzberg, 1977). Дети особенно склонны перенимать агрессивное поведение телеперсонажей. Вследствие научения такие модели поведения впоследствии имитируются. Дети также весьма подвержены испугу, вызванному про смотром жестоких или неприятных сцен. {Cantor, 1994;

Gunter & Furnham, 1984). Десен сибилизация, или потеря чувствительности, третье последствие воздействия телевизи онного насилия, которому уделяется большое внимание в научной литературе;

может иметь место как вследствие долговременного, так и кратковременного потребления медианасилия (Drabman & Thomas, 1974;

Linz, Donerstein & Penrod, 1988).

Для лучшего понимания этих и прочих последствий рассмотрим их более под робно в следующем разделе. Мы расскажем о разных уровнях психологического воз действия и подробно обсудим характерные его проявления.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ МЕДИАНАСИЛИЯ Ученые различают три уровня возможного воздействия медианасилия. Эти уров ни — поведенческий, аффективный (эмоциональный) и когнитивный — относятся к разным видам проявлений воздействия телевизионного насилия. В настоящем разделе для характеристики каждого уровня используются примеры из исследований разных типов, описанных выше.

200 Часть III. Основные направления исследований ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ Четырехлетний мальчик смотрит очередную серию "Могучих Рейнджеров", а за тем изображает Красного Рейнджера, пиная и молотя кулачками "злодея" (своего двухлетнего братишку). В поведении этого ребенка проявляется воздействие телеви зионного насилия. Точнее, ребенок использует механизм имитации, один из пяти основных процессов, посредством которых реализуются рассматриваемые последст вия медиавоздействия. Другие важные процессы — катарсис, возбуждение, дизинги биция (растормаживание) и десенсибилизация.

Катарсис Механизм катарсиса предположительно позволяет зрителям давать безопасный вы ход своим агрессивным импульсам посредством просмотра или представления сцен на силия и жестокости. В 1950-х и 1960-х годах С. Фешбах (Feshbach, 1955, 1961) обнаружил проявления катарсиса у участников проводимых им экспериментов. Он заметил, что ин дивиды способны высвобождать агрессию, не прибегая к насилию, а только лишь с по мощью просмотра боевиков или даже рисуя сцены насилия в воображении. В 1971 году С. Фешбах и Р. Зингер в течение шести недель проводили наблюдения за поведением мальчиков-подростков в естественной обстановке (в школе и дома). Во время экспери мента ученые контролировали потребление телевизионного насилия. Они обнаружили, что те мальчики, которые смотрели в основном программы, не содержащие насилия, ве ли себя по отношению к своим сверстникам более агрессивно, чем те подростки, которые смотрели боевики, что свидетельствует об эффекте катарсиса.

Следует отметить, что всего несколько из сотен проведенных экспериментальных ис следований дали те же результаты, о которых писал Фешбах, или подтвердили механизм катарсиса. Несмотря на отсутствие достаточных научных доказательств, значительная часть широкой публики верит в то, что при просмотре сцен насилия и жестокости имеет место эффект катарсиса. Представители медиаиндустрии не упускают случая напомнить общественности и ее представителям о предполагаемых преимуществах катарсиса вся кий раз, когда предпринимается попытка общественного или государственного рассле дования воздействия медианасилия.

Психологическое воздействие телевизионного насилия Когнитивное — просмотр сцен насилия влияет на восприятие зрителем реального мира.

Эмоциональное — просмотр сцен насилия вызывает немедленную или долгосрочную эмо циональную реакцию.

Поведенческое — просмотр сцен насилия влияет на поведение зрителя. Различают пять ос новных категорий поведенческих эффектов:

• возбуждение;

• катарсис;

• десенсибилизация;

• дизингибиция (растормаживание);

• имитация.

Глава 11. Воздействие медианасилия Ввиду популярности понятия катарсиса и недостатка эмпирических свидетельств, доказывающих реальность эффекта катарсиса или псевдокатарсиса, исследователи многократно пытались найти такие условия, возможно, очень ограниченные, в кото рых можно наблюдать проявления катарсиса. Например, Б. Гантер {Gunter, 1980) пред положил, что ограниченный эффект катарсиса обуславливается определенными ког нитивными способностями человека. Одно из исследований показало, что люди с раз витым воображением или фантазией способны высвобождать накопившийся гнев при просмотре сцен насилия и жестокости, в то время как другие индивиды, не обладаю щие столь ярким воображением, не способны пережить катарсис.

Возбуждение При просмотре сцен насилия (а также особенно комичных или сексуально откро венных сцен) зритель испытывает эмоциональное возбуждение, которое имеет фи зиологические проявления. Сами зрители не относят возросшее возбуждение к со держанию телепередач. Например, если подросток еще до включения телевизора был зол на кого-то или что-то, то при просмотре боевика он интерпретирует свое возбужденное состояние, которое лишь отчасти вызвано содержанием телепередачи, как сильный гнев по отношению к телеперсонажам или происходящим на экране событиям. Поэтому его реакция может быть более агрессивной, чем до просмотра боевика, особенно если повод к агрессии случается вскоре после просмотра (Doob & Cline, 1972;

Tannenbaum & Zillmann, 1975;

Zillman, 1988, 2000).

Дизингибиция Механизм дизингибиции объясняется предположением, что по мере привыкания телезрителей к сценам насилия и жестокости, особенно насилия, оправданного си туацией или санкционированного обществом, ослабляется сдерживающее действие социальных санкций, направленных против совершения правонарушений. Иссле дования показали, что зрители действительно ведут себя более агрессивно после просмотра фильмов, где насилие представлено как санкционированное, особенно если они испытывали гнев еще до начала просмотра (Berkowitz, 1962, 1965, 1974);

од нако необходимы более специализированные исследования для того, чтобы опреде лить, действительно ли это проявления процесса дизингибиции.

В ходе одного из лабораторных экспериментов участников намеренно злили, за тем показывали им сцену насилия (обычно — боксерский поединок, что является санкционированной формой насилия). Позже тем же самым участникам экспери мента разрешали применить электрошок к тому человеку, который провоцировал их. Другой группе участников, тоже разгневанных, показывали фильм, не содержа щий насилия, а участников третьей, контрольной группы, не злили. Исследователи обнаружили, что те участники, которые смотрели боксерский матч, применяли к своему обидчику более сильные электрические разряды, чем те, которые смотрели фильм нейтрального содержания. Участники первой группы, которых вначале разо злили, а затем показали им сцены насилия, вели себя наиболее агрессивно. Иссле дователи посчитали эти результаты доказательством того, что просмотр сцен санк ционированного насилия включает механизм дизингибиции, способствуя более аг рессивному поведению (Berkowitz & Aliotto, 1973;

Berkowitz, Corwin & Heironimous, 1963;

Berkowitz & Geen, 1966;

Berkowitz & Rawlings, 1963).

202 Часть III. Основные направления исследований Доказательства существования дизингибиции представлены также лонгитюдны ми исследованиями. В ходе одного из них ученые изучали привычки более чем вось мисот восьмилетних детей относительно просмотра телепередач, а также уровень их агрессивности. Десять лет спустя, когда возраст испытуемых достиг 18 лет, исследо ватели разыскали около половины из них и собрали дополнительную информацию.

Исследователи обнаружили устойчивую позитивную корреляцию между просмотром сцен насилия в детстве и уровнем агрессивности в зрелом возрасте (Eron, Huesmann, Leflcovitzd Walder, 1972).

Имитация Предполагается, что зрители учатся увиденным по телевизору моделям поведения и сами иногда пытаются их воспроизводить. Это особенно касается маленьких детей, отождествляющих себя с персонажами фильмов и пытающихся подражать им. (В главе рассматривается концепция научения путем наблюдения — основа механизма имитации.) Как говорилось в главе 4, в ходе эксперимента, проведенного Альбертом Банду рой {Bandura, 1978, 1979, 1982, 1985), выяснилось, что дети имитируют агрессивное поведение, увиденное на экране. Трем группам детей показывали сцены различного содержания. Одной группе демонстрировали, как бьют и бросают большую надув ную куклу Бо-Бо. Другой группе показывали не содержащие насилия фильмы, третьей группе ничего не показывали. Затем детей отвели в игровую комнату со множеством игрушек, среди которых была и кукла Бо-Бо. Дети, которые смотрели сцену избиения куклы, не только вели себя более агрессивно, но фактически копи ровали увиденные действия. А. Бандура объяснил имитирующее поведение отчасти эффектом дизингибиции, отчасти — научением путем наблюдения.

В ходе нескольких направленных на детей экспериментальных вмешательств (описанных в разделе, посвященном когнитивным проявлениям воздействия теле визионного насилия) исследователи пытались ослабить эффект имитации. Благода ря этим работам выяснилось, что можно ослабить агрессивные тенденции, объясняя детям, как снимается кино, помогая им осознать негативное воздействие телевизи онного насилия, обучая их навыкам критического восприятия увиденного (Singer & Singer, 1983;

Huesmann & Eron, 1986).

Десенсибилизация При регулярном просмотре сцен насилия зрители становятся все менее воспри имчивы к жестокости на экране и с большей готовностью принимают насилие в ре альной жизни. Изучению этого эффекта были посвящены всего несколько исследо ваний, но данные двух лабораторных исследований стали достаточным доказатель ством, чтобы внушить доверие к данной гипотезе. В ходе одного из экспериментов ученые выяснили, что дети, которым показывали сцены насилия, менее склонны обращаться за помощью ко взрослым, становясь свидетелями драки между другими детьми (Drabman & Thomas, 1974;

Thomas, Horton, Lippincott & Drabman, 1977). Другие ученые обнаружили, что дети, которые смотрели телевизор 25 и больше часов в не делю, испытывали меньшее физиологическое возбуждение при просмотре сцен на силия, чем те дети, которые смотрели телевизор менее четырех часов в неделю (Clim, Croft & Courrier, 1973).

Глава 11. Воздействие медианасилия АФФЕКТИВНОЕ, ИЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ Исследования свидетельствуют, что каждый человек, независимо от возраста, эмо ционально реагирует на медианасилие. Исследователи изучали реакцию зрителей на те лепрограммы, содержащие сцены различного рода насилия, от нанесения телесных повреждений до угроз нанесения таковых. Эмоциональные проявления воздействия по добных сцен могут следовать незамедлительно (испуг, беспокойство) либо продолжаться довольно долгое время (устойчивый страх, опасение стать жертвой преступления).

Ученых особенно интересовала реакция детей. Исследования показали, что при просмотре определенного рода телепередач дети испытывают выраженный испуг.

Эта реакция испуга, иногда чрезвычайно сильная, наблюдалась разными исследова телями (Blumer, 1933;

Himmelwelt, Oppenheim & Vince, 1958;

Preston, 1941;

Shcramm, Lyle & Parker, 1961). Спектр реакций оказался широким — от потери самоконтроля (Blumer, 1933) до ночных кошмаров (Singer, 1975).

Наиболее масштабное исследование реакций испуга у детей было проведено Дж. Кантор и ее научным коллективом (Cantor, 1998). Они анализировали корреля цию между просмотром телепередач разнообразного содержания и различными ви дами реакции испуга у детей (Cantor & Hoffner, 1987;

Cantor & Reilly, 1982;

Cantor & Sparks, 1984;

Cantor, Wilson & Hoffner, 1986;

Sparks, 1986;

Sparks & Cantor, 1986;

Wilson, 1985). Исследователи также изучали различие между разными видами реакции стра ха в зависимости от возраста и уровня развития детей. Например, очень маленькие дети испытывают более сильный страх от угрожающих персонажей и ситуаций, в то время как дети постарше пугаются не столько образов как таковых, сколько угро жающих раздражителей, как конкретных, так и абстрактных.

В экспериментах Дж. Кантор и ее коллег обычно участвовали дети от трех до одинна дцати лет, разделенные на группы по произвольному принципу. Детям из контрольной группы просто показывали жестокую или пугающую сцену. Других детей сначала инст руктировали, вооружая их методикой сопротивления воздействию пугающих сцен.

Во всех исследованиях реакции испуга измерялись с использованием некоторых из четырех методов. Сразу же после просмотра детей просили оценить степень испуга с по мощью какой-либо из четырех формул, от "совсем не испугался" до "очень-очень напу ган". Кроме того, исследователи фиксировали и кодировали реакцию испуга, анализируя мимику детей, записанную на видео во время просмотра сцен насилия. Еще один ме тод — снятие показаний сенсорных датчиков, присоединенных к пальцам ребенка. На конец, в некоторых исследованиях использовались когнитивные методы. Так, например, Б. Уилсон и Дж. Кантор (Wilson & Cantor, 1987) определяли степень испуга в зависимости от желания или нежелания ребенка видеть живую змею после просмотра сцены со змея ми из фильма Raiders of the Lost Ark ("В поисках утраченного ковчега").

Копинг-стратегии (способы преодоления стресса) могут быть когнитивного или не когнитивного характера. Когнитивные стратегии включают изменение ментальных кон цепций детей относительно пугающих сцен. Одна из форм когнитивной методики — вразумительное разъяснение нереальности персонажей и ситуаций в художественных и мультипликационных фильмах. Дж. Кантор, Г. Спаркс и К. Хоффнер (Cantor, Sparks & Hoffner, 1988) обнаружили, что демонстрируя детям видеозаписи съемок фильма, в част ности гримировки персонажей, можно уменьшить испуг, испытываемый во время про смотра. Дж. Кантор и Б. Уилсон (Cantor & Wilson, 1984) исследовали реакцию младших и старших детей при просмотре сцены с ведьмой из экранизации "Волшебника из стра ны Оз". Некоторым детям перед просмотром сказали, что ведьма — это "просто обычная 204 Часть III. Основные направления исследований женщина в костюме колдуньи", и напомнили, что фильм — всего лишь сказка. Другим детям подобных инструкций не давали. Результаты эксперимента оказались различны ми. Дети постарше смогли применить когнитивную методику для борьбы с испугом. Они были не так сильно испуганы, как другие старшие дети, не подготовленные соответст вующими объяснениями. Младшие дети не смогли применить методикузащиты так же успешно. Страшная колдунья напугала проинструктированных детей так же сильно, как и тех, которым ничего не рассказывали. Исследователи объяснили полученные результа ты разницей в уровнях развития детей различного возраста.

Пример некогнитивной стратегии — десенсибилизация, или потеря чувствительности, которая включает регулярное воздействие пугающих сцен в безопасной обстановке;

в те рапии такой метод называется "наводнением". Несколько исследований показали, что процедура десенсибилизации снижает интенсивность испуга детей при просмотре сцен страшного и тревожного содержания (Wilson, 1987;

Wilson & Cantor, 1987).

Последние исследования также показывают, что дети испытывают страх не толь ко при просмотре художественных фильмов, но и новостей. При проведении произ вольного опроса Дж. Кантор и А. Натансон обнаружили, что почти 40% опрошен ных детей были испуганы или расстроены чем-то, что они увидели в новостях. Са мыми пугающими оказались сообщения об актах насилия, совершенных незнаком цами, репортажи о стихийных бедствиях, а также голоде и войнах в зарубежных странах. Маленькие дети были склонны к эмоциональной реакции на такие пугаю щие образы, как оружие и сцены человеческой смерти, в то время как у старших де тей страх был вызван более отвлеченными причинами, например, угрозой атомной войны, обстрела или гибели {Cantor & Nathanson, 1996).

Недавние исследования показали, что реакция испуга на фильмы ужасов, пережи тая в детстве и юности, часто проявляется и в зрелом возрасте (см. главу 13). Используя так называемый метод "ретроспективных отчетов", или "автобиографической памяти", двум независимым исследовательским коллективам удалось обнаружить свидетельства продолжительной реакции испуга {Harrison & Cantor, 1999;

Hoekstra, Harris & Helmich, 1999;

Cantor, 1999). Оба исследования включали контент-анализ студенческих воспо минаний о каком-либо медиаматериале, напугавшем их в детстве. Замечателен факт, что от 90 до 100% студентов смогли вспомнить об этом, причем для многих эти воспо минания были весьма мучительны. В обоих исследованиях проявилась следующая тенденция: чем в более раннем возрасте случился испуг, тем он был сильнее. В одном из исследований более 25% студентов сообщили о том, что продолжают испытывать остаточный эффект тревожности вследствие пережитого в детстве страха, вызванного пугающим медиаматериалом {Harrison & Cantor, 1999).

КОГНИТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ Если при просмотре сцен насилия меняется восприятие зрителем реального ми ра, это говорит о когнитивном воздействии. Действительно, многие из упоминав шихся эмоциональных реакций могут впоследствии проявиться на когнитивном уровне. Наиболее масштабные исследования в этой области проводились Джорджем Гербнером и его научным коллективом.

В 1970-х годах Дж. Гербнер и его коллеги анализировали данные государственных опросов общественного мнения, чтобы определить когнитивное воздействие теле видения. Опросы включали большой объем полезной информации, полученной от каждого из участников, такой, например, как время, проведенное перед телевизо Глава 11. Воздействие медианасилия ром, и восприятие окружающего мира. Исследователи обнаружили позитивную кор реляцию между временем, затраченным на просмотр телепередач, и особенностями мировосприятия. Зрители, которые больше других смотрели телевизор, восприни мали мир как более опасное место по сравнению с теми зрителями, которые уделяли просмотру телепередач меньше времени {Gerbner, 1972;

Gerbner & Gross, 1976;

Gerbner, Gross, Eleey, Jackson-Beeck, Jeffries-Fox & Signorielly, 1977;

Gerbner, Gross, Jackson-Beeck, Jaffries-Fox & Signorielly, 1978;

Gerbner, Gross, Morgan & Signorielly, 1980).

С помощью содержательного анализа телепередач Дж. Гербнер и его коллеги по казали, что изображаемый телевидением мир чрезвычайно жесток и полон насилия.

Ученые выдвинули гипотезу, что постоянное потребление медианасилия ведет к преувеличенному восприятию опасности реального мира.

Методы Дж. Гербнера и его коллег, хотя и получили широкое признание в акаде мической среде, оспаривались многими учеными (Blank, 1977a, 1977b;

Coffin & Tuchman, 1973;

Hughes, 1980;

Hirsh, 1980;

Wober & Gunter, 1988). Некоторые из этих исследователей использовали те же данные, но применяли статистический контроль посторонних демографических переменных и не обнаружили убедительных доказа тельств эффекта культивации. (Посторонней демографической переменной может быть, в частности, городской район, в котором проживает зритель, например, кри минализированное гетто или престижный район с низким уровнем преступности.) М. Вобер и Б. Гантер (Wober & Gunter, 1982) обнаружили, что особенности миро восприятия зрителя имеют отношение скорее к характеру программ, чем времени, проведенному перед экраном. Данные этого исследования свидетельствуют о том, что зрители выбирают определенные типы программ, согласующихся с их мировос приятием, или закрепляют его. Эта гипотеза противоречит гипотезе культивации.

Существует множество факторов, понижающих интенсивность воздействия теле визионных образов на мировосприятие зрителей. Б. Гантер (Gunter, 1987) определил четыре основных категории этих факторов, которые он назвал уровнями суждения:

специфика передачи;

ее восприятие зрителем и интерпретация;

личное отношение индивида к насилию;

специфика ситуации.

Понятие специфики передачи означает, что воздействие телевидения на восприятие зрителями реального мира связано скорее с типами телепередач, которые предпочита ют зрители, чем с общим количеством времени, проведенного перед экраном. Напри мер, двое людей могут проводить перед телевизором равное количество часов, но один из них при этом отдает предпочтение боевикам, а другой — образовательным про граммам. Их представления о насилии в реальном мире могут разительно отличаться, хотя оба потребляют равный объем медиаинформации (Weaver & Wakshlag, 1986).

Воздействие телевидения может зависеть и от того, как зрители воспринимают то, что они видят на экране, и как они интерпретируют увиденное (Collins, 1973;

Pingree, 1983;

Teevan & Hartnagel, 1976). Зрительское восприятие и интерпретация могут, по всей видимости, свести на нет воздействие самых жестоких сцен.

Личное отношение индивида к насилию также может ослабить воздействие сцен жес токости на зрителей. Примеры таких суждений— мнение об уровне преступности в обществе или о собственных шансах стать жертвой преступления. Т. Тайлер (Tyler, 1980, 1984;

Tyler & Cook, 1984) обнаружил, что такие суждения часто были связаны не с поведением телеперсонажей, но с личным опытом насилия, пережитого индивидом.

Понятие специфики ситуации означает, что воздействие телевидения на индиви дуальные представления о криминальной ситуации может ослабляться личными об 206 Часть III. Основные направления исследований стоятельствами жизни человека или средой. Например, жители больших городов, как правило, боятся стать жертвами преступления больше, чем жители сельской ме стности с низким уровнем преступности (Tamborini, Zillmann & Bryant, 1984).

ИССЛЕДОВАНИЯ МЕДИАНАСИЛИЯ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА: ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ Многочисленные исследования посвящены вредному воздействию на) поведение по требления массовой информации — печатной, теле-, видео- и аудио-. С момента появ ления кино и телевидения озабоченность по поводу воздействия медианасилия была од ним из основных факторов, определяющих политику государства. Проблемой для зако нодателей было и остается сохранение равновесия между правами и свободами граждан в демократическом обществе, перечисленными в Первой поправке к Конституции США, и заботой о благополучии общества в целом.

В своей книге Violence on Television ("Насилие в телепередачах") Синтия Купер оп ределила три этапа общественной полемики по вопросу медианасилия. На первом этапе внимание было сосредоточено на проблеме роста преступности среди молодежи.

Затем спектр полемики расширился, охватив проблему воздействия телевизионного насилия на социальное поведение и благополучие общества в целом. На третьем этапе акцент сместился с вредного воздействия телевизионного насилия на выработку про активных мер борьбы с ним путем законодательных ограничений (Cooper, 1996).

Общие тенденции, выявленные исследованиями насилия в телепередачах национального телевидения • Большая часть сцен насилия по-прежнему приукрашена ("хорошие парни", без раз думий прибегающие к насилию, и "плохие парни", которых редко наказывают за их преступления).

• Большинство сцен насилия, показанных по телевидению, по-прежнему интеллек туализированы (физические повреждения, нанесенные в результате насилия, и стра дания объекта насилия не показываются).

• Многие сцены серьезной физической агрессии представлены как обыденные.

• В очень немногих телепередачах акцентируется внимание на проблеме борьбы с на силием.

• По результатам ежегодных подсчетов около 60% телепередач содержат сцены насилия.

• В лучшее эфирное время объем телевизионного насилия возрастает как в передачах национального телевидения, так и кабельного.

• В типичной передаче, содержащей насилие, демонстрируется по меньшей мере шесть жестоких сцен в час.

• Средний американский дошкольник, который смотрит в основном мультфильмы, видит более 500 сцен насилия "высокой степени риска" каждый год.

Источник. J. Federman, (Ed.), (1998), National television violence study, Vol. 3, Executive summary (Santa Barbara: Regents of the University of California), 29-34.

В 1920-х и 1930-х годах социологи скоординировали усилия для изучения пове денческого и социального воздействия, вызванного просмотром кино. Исследова ния, инициированные фондом Пейна, представляли собой серию тестов детей Глава 11. Воздействие медианасилия и взрослых, которые посещали кинотеатры. В ходе исследований обнаружилось, что жестокие и сексуально откровенные сцены не отвечали традиционным социальным нормам, однако данные, полученные при проведении исследования, не дают доста точных оснований, подтверждающих широко распространенное мнение о пагубном воздействии "взрослого" кино на социальные стандарты зрителей. Полученные дан ные все же свидетельствовали, что особо "уязвимые" дети, склонные к правонару шениям, подвержены воздействию сцен насилия и жестокости, увиденных на экра не (Blumer & Hauser, 1933;

Dysinger & Ruckmick, 1933).

Следующее важное исследование, привлекшее внимание общественности, прово дилось в середине 1950-х годов. В этот раз в центре пристального внимания оказались комиксы. В популярной в то время книге Ф. Уэрдема (Wertham, 1954) The Seduction of the Innocent ("Совращение невинных") утверждалось, что комиксы представляют собой искаженную картину реальности, ответственны за неграмотность подростков и даже способствуют преступности среди несовершеннолетних. Методы, использованные ав тором, и его интерпретация фактов не были признаны научным миром, но широкая общественность и пресса отнеслись к книге гораздо благосклоннее.

В 1950-х и начале 1960-х годов, когда телевидение стало самым популярным сред ством развлечения, исследователи в США и Великобритании заинтересовались воз действием нового СМИ, особенно на молодежь. В ходе исследований американские ученые (Schramm, Lyle & Parker, 1961) обнаружили связь между просмотром сцен наси лия и агрессивным поведением подростков, в то время как группа британских иссле дователей {Himmelweit, Oppenheime & Vince, 1958) не нашла доказательств такой зависи мости и утверждала, что подобную связь трудно доказать.

Противоречивые результаты появлялись и позже, в бурные 1960-е годы. Сначала изучением проблемы медианасилия занялась Национальная комиссия президента Линдона Джонсона по расследованию причин насилия и его предотвращению. Вывод комиссии — телевидение нельзя считать основной причиной правонарушений в обще стве. Вскоре был выпущен пятитомный доклад Научного консультационного комитета министра здравоохранения по проблемам телевидения и социального поведения. По утверждению комитета, факты свидетельствовали о том, что просмотр сцен насилия и жестокости действительно усиливал агрессивные наклонности зрителей.

В 1980-х годах Федеральная комиссия по коммуникациям сняла ограничения, ранее наложенные на телекомпании "в интересах общества". Воспринимаемое теле визионными компаниями как торжество демократии ослабление ограничений вы звало немалую обеспокоенность общественности. Исчезли многие детские телепе редачи, остались более жестокие или откровенно коммерческие.

Конгресс отреагировал на снижение стандартов Актом о детском телевидении 1990 года, который обязывал телекомпании включать определенный объем образо вательных программ для детей, а также ограничивал показ рекламы во время детских телепередач.

Три/Года спустя Конгресс начал слушания на предмет медианасилия и его воздейст вия на детей. Благодаря растущей общественной обеспокоенности телевизионные ком пании начали присваивать фильмам и другим телепередачам категории, которые отра жали содержание сцен насилия. Это привело к идее изобретения некоего устройства, ко торое позволило бы родителям не допускать просмотра нежелательных передач детьми.

Акт о телекоммуникациях от 1996 года обязал производителей устанавливать так называемые V-чипы на новых моделях телевизоров. Это устройство позволяет роди телям блокировать сигнал и прерывать нежелательные передачи, содержащие сцены 208 Часть III. Основные направления исследований насилия, секса или нецензурные выражения. Новый закон также требовал, чтобы телекомпании присваивали фильмам категории, показывающие, для каких возрас тных групп они приемлемы.

Хотя многие расценивали эти изменения как позитивные, другие указывали, что подобная попытка ограничения или запрета просмотра нежелательных передач детьми чревата последствиями (Potter & Warren, 1996). Некоторые ученые утвержда ли, что предупреждения, адресованные родителям, и блокирующие устройства соз давали эффект "запретного плода", вызывая у детей болезненный интерес к тем са мым программам, просмотр которых им запрещали (Christenson, 1992).

В конце XX века трехлетнее исследование по изучению телевизионного насилия, проведенное исследователями нескольких ведущих университетов, снова подтвердило связь между просмотром сцен насилия и последующими проявлениями агрессии. Из данные в 1998 году результаты National Television Violence Study ("Исследование насилия в передачах национального телевидения") показали, что не только увеличился объем медианасилия в передачах лучшего эфирного времени, но и манера представления на силия на телеэкране изменилась: сцены насилия поощряли имитацию поведения теле персонажей. Исследование также показало, что категории возрастных ограничений, присваиваемые фильмам, не отражали объем содержащегося в них насилия.

Связь между медианасилием и агрессивным поведением: дополнительные доказательства Два современных исследования предоставляют дополнительные свидетельства причинно следственной связи между длительным воздействием медианасилия и агрессивным пове дением. В своих экспериментах Д. Зиллман и Дж. Уивер показывали участникам либо без обидные фильмы, наподобие "Шофер мисс Дейзи", либо боевики, как, например, "Универсальный солдат" или "В осаде". Те участники, которые смотрели боевики четыре дня подряд, были более склонны к проявлениям враждебности независимо от того, прово цировали их или нет. Как утверждают авторы, воздействие "...было одинаковым вне зависимости от пола участников. Однако в общем женщины проявляли меньше враждебности по сравнению с мужчинами. Полученные данные, та ким образом, свидетельствуют, что длительное воздействие чрезвычайно жестоких филь мов может (а) усиливать агрессивность провоцируемых мужчин и женщин и, (б) что, воз можно, имеет еще большее значение, усиливать такое поведение у непровоцируемых мужчин и женщин" (Zillman & Weaver, 1999, p. 145).

Другое исследование, проведенное теми же учеными, включало продолжительный про смотр четырех категорий фильмов (не содержащие сцен насилия, содержащие сцены "ретро"-насилия, очень жестокие современные боевики и фильмы ужасов) и определение личностных характеристик участников. Личность участников с высоким рейтингом "враждебности, презрения к опасности и дефицитом эмпатии" была квалифицирована как психотическая {Zillman & Weaver, 1997;

Eysenck, 1978). Мужчины с высокими показателями психотизма, которые смотрели жестокие боевики, были более склоны к насилию как ме тоду решения конфликтов. Та же самая группа участников стояла за смертную казнь как средство наказания за тяжкие преступления с применением насилия.

Источник. Eysenck, H.J., (1978). Sex and personality (London: Sphere);

Zillmann, D. & Weaver, J.B., III, (1999). Effects of prolonged exposure to gratuitous media violence on provoked and unprovoked hostile behavior. Journal of Applied Social Psychology, 29, 145-165;

Zillmann, D. & Weaver, J.B., III, (1997).

Psychoticism in the effect of prolonged exposure to gratuitous media violence on the acceptance of violence as a preferred means of conflict resolution. Personality and Individual Differences, 22, 613—627.

Глава 11. Воздействие медианасилия После расстрела учащихся в Литтлтоне, штат Колорадо, в апреле 1999 года, предпо лагаемая связь между просмотром боевиков и агрессивным поведением снова при влекла внимание общественности. Ужас и недоумение, вызванные бессмысленной бойней, активизировали деятельность Конгресса США. Президент Билл Клинтон за просил отчет о воздействии медианасилия у министра здравоохранения США. Прово дя расследование, комиссия обнаружила устойчивую связь между просмотром сцен насилия и краткосрочными проявлениями агрессии, но вызванная медианасилием аг рессия не означала нанесения тяжких увечий и, тем более, совершения убийств.

Современная статистика показывает, что просмотр сцен жестокости не оказыва ет столь негативного воздействия, как это может представляться. В 1998 году коли чество жестоких преступлений сократилось на 7% по сравнению с предыдущими го дами (данные Bureau of Justice Statistics, 1998). Национальная статистика показывает, что с 1991 года сократился процент несовершеннолетних, убитых из огнестрельного оружия (данные Bureau of Justice Statistics, 1999). В недавнем исследовании обнару жилось, что количество школьников, участвующих в драках или имеющих огне стрельное оружие, уменьшилось (Brener, Simon, Krug & Lowry, 1999).

Тем не менее, исследования, проведенные в разные годы, показали, что связь меж ду просмотром сцен насилия и демонстрацией враждебных намерений и агрессивным поведением может быть прочной. Мета-анализ позволил выявить значительное воз действие медианасилия на агрессивность, однако, опять же, агрессивное поведение, вызванное просмотром сцен жестокости, не имеет серьезной природы (Hearold, 1986;

Paik & Comstock, 1994). Возможно, это объясняется в основном тем, что этические ог раничения при проведении соответствующих экспериментов не позволяли создавать такие условия, результатом которых было бы причинение серьезного вреда участни кам. В национальных отчетах и обзорах (обзор Американской психологической ассо циации 1993 года;

доклад центров контроля заболеваемости 1991 года;

обзор Нацио нальной академии наук 1993 года;

обзор Национального института психического здо ровья 1982 года;

отчет министра здравоохранения 1972 года) многократно докумен тально зафиксирована и доказана связь между продолжительным просмотром сцен насилия и последующим "принятием агрессивных установок, а также откровенно аг рессивного поведения" (Zillmann & Weaver, 1999, p. 145).

Некоторые значительные исследования, проведенные в последние годы, сосредо точились на проблеме снижения негативных последствий потребления медианасилия.

А. Натансон (Nathanson, 1999) обнаружил, что участие родителей, которое может вы ражаться в ограничениях на просмотр телепередач детьми, объяснениях, обучении критическому восприятию, как правило, снижает воздействие агрессивности.

По мере продолжения исследований и накопления знаний о воздействии медиа насилия намечаются неизбежные изменения в государственной политике, связан ные с данной проблемой. Однако эти изменения происходят чрезвычайно медленно.

Между тем, лучшая защита от пагубного воздействия телевизионного насилия — просвещение телевизионной аудитории. Чем больше зрители узнают о негативном воздействии телевизионного насилия и о тех его разновидностях, которые наиболее опасны, тем лучше они смогут защитить себя от этой опасности. Возросшая созна тельность общественности должна способствовать прогрессивным изменениям в за конодательстве и бизнесе.

210 Часть III. Основные направления исследований РЕЗЮМЕ Одной из самых насущных социальных проблем XX века было и остается нега тивное воздействие медианасилия. Многие исследователи в разные периоды обна руживали причинно-следственную связь между просмотром сцен насилия и после дующим агрессивным поведением или установками.

Исследователи изучают несколько аспектов воздействия телевизионного наси лия. Определяется объем сцен насилия в различных СМИ, контекст, в котором со вершается акт насилия, и восприятие сцены насилия зрителем.

Изучая воздействие медианасилия, ученые использовали различные методы. К ним относятся: лабораторный эксперимент, полевой эксперимент, корреляционное иссле дование, лонгитюдное исследование, естественный эксперимент и экспериментальное вмешательство.

Анализируя воздействие медианасилия, ученым прежде всего следует четко опреде литься с содержанием этого понятия. Для определения объема медианасилия использу ется метод контент-анализа. С его помощью кодируется каждая сцена медианасилия.

Контент-анализ показал, что телепрограммы лучшего эфирного времени, в том числе нехудожественные, содержат большой объем сцен насилия. Контент-анализ предоставляет систему кодирования и описания содержания телепередач;

но не пред полагает анализа зрительского восприятия сцен насилия. Изучение контекста предпо лагает анализ ситуации, в рамках которой совершается акт насилия. Исследования по казали, что контекстуальные характеристики являются основным фактором, опреде ляющим степень воздействия медианасилия на зрителей.

Мета-анализ, в ходе которого для определения общих признаков медиавоздейст вия и тенденций научного поиска сводятся и изучаются данные различных исследо ваний, предполагает использование статистических методов. Применение мета анализа позволило последовательно доказать наличие причинно-следственной свя зи между просмотром сцен насилия и агрессивным поведением. Основные проявле ния этого воздействия — имитирующее поведение, страх и десенсибилизация.

Психологическое воздействие медианасилия на зрителей может проявляться на трех уровнях: поведенческом, аффективном (эмоциональном) и когнитивном. По веденческие проявления реализуются такими механизмами, как имитация, катарсис, возбуждение, дизингибиция (растормаживание) и десенсибилизация.

Эмоциональная реакция на медианасилие может быть немедленной или долгосроч ной. Один из примеров проявлений эмоционального воздействия — испуг у детей.

Когнитивные проявления имеют место в том случае, если просмотр сцен насилия влияет на восприятие зрителем реального мира. Когнитивные проявления такого плана изучаются в рамках концепции культивации.

Воздействие телевидения на зрительское восприятие действительности может быть ослаблено некоторыми факторами, так называемыми уровнями суждения. К ним от носятся: специфика передачи, зрительское восприятие или интерпретация, личное от ношение индивида к насилию и специфика ситуации.

Озабоченность по поводу воздействия медианасилия была и остается одним из основных факторов, определяющих политику государства. Полемика вокруг про блемы прошла несколько этапов. Одна из последних принятых государством мер Акт о телекоммуникациях от 1996 года, который обязывает производителей устанав Глава П. Воздействие медианасилия ливать блокирующие телесигнал К-чипы на новых моделях телевизоров;

а также тре бует, чтобы телекомпании присваивали фильмам категории, показывающие их при емлемость для определенных возрастных групп.

БИБЛИОГРАФИЯ Andison, F.S. (1977). TV violence and viewer aggression: A cumulation of study results. Public Opinion Quarterly, 41, 314—331.

Bandura, A. (1978). Asocial learning theory of aggression. Journal of Communication, 28 (3), 12—29.

Bandura, A. (1979). Psychological mechanisms of aggression. In M. von Cranach, K. Foppa, W. Lepenies & D. Ploog (Eds.), Human ethology: Claims and limits of a new discipline (pp. 316— 356). Cambridge: Cambridge University Press.

Bandura, A. (1982). Self-efficacy mechanism in human agency. American Psychologist, 37 (2), 122—147.

Bandura, A. (1985). Social foundations of thought and action. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.

Bandura, A., Ross, D. & Ross, S. A. (1963). Imitation of film-mediated aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychology, 66, 3— 11.

Bandura, A., Underwood, B. & Fromson, M.E. (1975). Disinhibition of aggression through diffusion of responsibility and dehumanization of victims. Journal of Research in Personality, 9, 253—269.

Berkowitz, L. (1962). Violence in the mass media. In L. Berkowitz (Ed.), Aggression: A social psychological analysis (pp. 229—255). New York: McGraw-Hill.

Berkowitz, L. (1965). Some aspects of observed aggression. Journal of Personality and Social Psychology, 2 (3), 359-369.

Berkowitz, L. (1974). Some determinants of impulsive aggression: The role of mediated associations with reinforcements for aggression. Psychological Review, 81 (2), 165—176.

Berkowitz, L. (1984). Some effects of thoughts on anti- and prosocial influences of media events:

A cognitive-neoassociation analysis. Psychological Bulletin, 95, 410—427.

Berkowitz, L. & Alioto, J.T. (1973). The meaning of an observed event as a determinant of its aggressive consequences. Journal of Personality and Social Psychology, 28 (2), 206—217.

Berkowitz, L., Corwin, R. & Heironimous, M. (1963). Film violence and subsequent aggressive tendencies. Public Opinion Quarterly, 27 (2), 217-229.

Berkowitz, L. & Geen, R.G. (1966). Film violence and the cue properties of available targets. Journal of Personality and Social Psychology, 3 (5), 525—530.

Berkowitz, L. & Rawlings, E. (1963). Effects of film violence on inhibitions against subsequent aggression. Journal of Abnormal and Social Psychology, 66 (3), 405—412.

Biblow, F. (1973). Imaginative play and the world of aggressive behaviour. In J.L. Ian (Ed.), The child's world of make-believe. Experimental studies of imagination play (pp. 104—128). New York:

Academic Press.

Blank, D.M. (1977a). Final comments on the violence profile. Journal of Broadcasting, 21, 287—296.

Blank, D.M. (1977b). The Gerbner violence profile. Journal of Broadcasting, 21, 273-279.

Blumer, H. & Hauser, P.M. (1933). Movies, delinquency and crime. New York: Macmillan.

Brener, N.D., Simon, T.R., Krug, E.G. & Lowry, R. (1999). Recent trends in violence-related behaviors among high school students in the United States. Journal of the American Medical Association, 282, 440-446.

Bureau of justice statistics. (1998). Serious violent crime levels continued to decline in 1997.

http://www.ojp.usdoj.gov/bjs/glace/cv2.htm Bureau Of justice statistics. (1999). Firearm death by intent, 1991-96. http://www.ojp.usdoj.gov/ bjs/glace/frmdth.txt 212 Часть III. Основные направления исследований Cantor, J. (1994). Fright reactions to mass media. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects:

Advances in theory and research (pp. 213—245). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Cantor, J. (1998). "Mommy, I'm scared": How TV and movies frighten children and what we can do to protect them. San Diego, CA: Harcourt Brace.

Cantor, J. (1999). Comments on the coincidence: Comparing the findings on retrospective reports of fear. Media Psychology, 1, 141—143.

Cantor, J. & Hoffner, C. (1987, April). Children's fear reactions to a televised film as a function of perceived immediacy of depicted threat. Paper presented at the Convention of the Society for Research in Child Development, Baltimore.

Cantor, J. & Nathanson, A.I. (1996). Children's fright reactions to television news. Journal of Communication, 46 (4), 139-152.

Cantor, J. & Reilly, S. (1982). Adolescents' fright reactions to television and films. Journal of Communication, 32 (1), 87-99.

Cantor, J. & Sparks, G.G. (1984). Children's fear responses to mass media: Testing some Piagetian predictions. Journal of Communication, 34 (2), 90—103.

Cantor, J., Sparks, G.G. & Hoffner, С (1988). Calming children's television fears: Mr. Rogers vs.

The Incredible Hulk. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 32, 271—288.

Cantor, J. & Wilson, B.J. (1984). Modifying fear responses to mass media in preschool and elementary school children. Journal of Broadcasting, 28, 431—443.

Cantor, J., Wilson, B.J. & Hoffner, C. (1986). Emotional responses to a televised nuclear holocaust film. Communication Research, 13, 257-277.

Carlson, M., Marcus-Newhall, A. & Miller, N. (1990). Effects of situational aggression cues: A quantitative review. Journal of Personality and Social Psychology, 58, 622—633.

Centerwall, B.S. (1989). Exposure to television as a cause of violence. Public Communication and Behaviour, 2, 1-58.

Christenson, P. (1992). The effects of parental advisory labels on adolescent music preferences.

Journal of Communication, 42 (1), 106—113.

Cline, V.B., Croft, R.G. & Courrier, S. (1973). Desensitization of children to television violence.

Journal of Personality and Social Psychology, 27 (3), 360—365.

Coffin, Т.Е. & Tuchman, S. (1973). Rating television programmes for violence: A comparison of five surveys. Journal of Broadcasting, 17, 3—22.

Collins, W.A. (1973). Effect of temporal separation between motivation, aggression and consequences: A developmental study. Developmental Psychology, 8, 215—221.

Cooper, C.A. (1996). Violence on television, congressional inquiry, public criticism and industry response, A policy analysis. Lanham, MD: University Press of America.

Doob, A.N. & Climie, R.J. (1972). Delay of... and effects of film violence. Journal of Experimental Social Psychology, 8 (2), 136-142.

Drabman, R.S. & Thomas, M.H. (1974). Does media violence increase children's toleration of real life aggression. Developmental Psychology, 10,418—421.

Dysinger, W.S. & Ruckmick, C.A. (1933). The emotional responses of children to the motion picture situation. New York: Macmillan.

Eron, L.D., Huesmann, L.R., Lefkowitz, M.M. & Walder, L.O. (1972). Does television violence cause aggression? American Psychologist, 27, 253—263.

Federman, J. (Ed.). (1998). National television violence study, Vol. 3, Executive summary. Santa Barbara, CA: Center for communication and social policy, University of California, Santa Barbara.

Feshbach, S. (1955). The drive-reducing function of fantasy behaviour. Journal of Abnormal and Social Psychology, 50, 3—11.

Feshbach, S. (1961). The stimulating versus cathartic effects of vicarious aggressive activity. Journalof Abnormal and Social Psychology, 63, 381—385.

Глава 11. Воздействие медианасилия Feshbach, S. & Singer, R.D. (1971). Television and aggression: An experimental field study. San Francisco: Jossey-Bass.

Friedrich, L.K. & Stein, A.H. (1973). Aggressive and prosocial television programs and the natural behavior of preschool children. Chicago: University of Chicago Press.

Gerbner, G. (1972). Violence in television drama: Trends and symbolic functions. In G.A. Comstock & E. Rubinstein (Eds.), Television and social behaviour. Vol. 1. Media content and control (pp. 28—187).

Washington, DC: U.S. Government Printing Office.

Gerbner, G. & Gross, L. (1976). Living with television: The violence profile. Journal of Communication, 26, 173-199.

Liebert, R.M., Sprafkin, J.N. & Davidson, E.S. (1982). The early window: Effects of television on children and youth (2nd ed.). Elmsford, NY: Pergamon.

Linz, D.G., donnerstein, E. & Penrod, S. (1988). Effects of long-term exposure to violent and sexually degrading depictions of women. Journal of Personality and Social Psychology, 55, 758—768.

Malamuth, N.M. & Donnerstein, E. (Eds.). (1984). Pornography and sexual aggression. New York:

Academic Press.

Mustonen, A. & Pulkkinen, L. (1997). Television violence: A development of a coding scheme.

Journal of Broadcasting & Electronic Media, 41, 168—189.

Nathanson, A.I. (1999). Identifying and explaining the relationship between parental mediation and children's aggression. Communication Research, 26, 124—143.

Paik, H. & Comstock, G. (1994). The effects of television violence on antisocial behavior: A meta analysis. Communication Research, 21, 516—546.

Pingree, S. (1983). Children's cognitive processing in constructing social reality. Journalism Quarterly, 60,415-422.

Potter, W.J. & Warren, R. (1996). Considering policies to protect children from TV violence. Journal of Communication, 46 (4), 116—138.

Potter, W.J., Warren, R., Vaughan, M., Howley, K., Land, A. & Hagemeyer, J. (1997). Antisocial acts in reality programming on television. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 41, 69—75.

Preston, M.I. (1941). Children's reactions to movie horrors and radio crime. Journal of Pediatrics, 19, 147-168.

Schramm, W., Lyle, J. & Parker, E.P. (1961). Television in the lives of our children. Stanford, CA:

Stanford University Press.

Singer, S.L. (1975). Daydreaming and fantasy. London: Alien & Unwin.

Singer, J.L. & Singer, D.G. (1983). Implications of childhood television viewing for cognition, imagination and emotion. In J.Bryant & D.R.Anderson (Eds.), Children's understanding of television research in attention and comprehension {pp. 331-353). New York: Academic Press.

Sraythe, D.W. (1956). Three years of New York television: 1951-1953. Urbana, IL: National Association of Education Broadcasters.

Sparks, G.G. (1986). Developmental differences in children's reports of fear induced by mass media.

Child Study Journal, 16,55-66.

Sparks, G.G. & Cantor, J. (1986). Developmental differences in fright responses to a television programme depicting a character transformation. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 30, 309—323.

Taraborini, R., Zillmann, D. & Bryant, J. (1984). Fear and victimization: Exposure to television and perceptions of crime and fear. In R.N. Bostram (Ed.), Communication Yearbook, 8 (pp. 492—513).

Beverly Hills, CA: Sage.

Tannenbaum, P.H. & Zillmann, D. (1975). Emotional arousal in the facilitation of aggression through communication. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 8, pp. 149—192). New York: Academic Press.

Teevan, J.J. & Hartnagel, T.F. (1976). The effect of television violence on the perception of crime by adolescents. Sociology and Social Research, 60, 337—348.

214 Часть III. Основные направления исследований Thomas, M.H., Horton, R.W, Lippincott, E.C & Drabman, R.S. (1977). Desensitization to portrayals of real-life aggression as a function of exposure to television violence. Journal o/j Personality and Social Psychology, 35 (6), 450—458.

Tyler, T.R. (1980). The impact of directly and indirectly experienced events: The origin of crime related judgments and behaviors. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 13—28.

Tyler, T.R. (1984). Assessing the risk of crime victimization and socially-transmitted information.

Journal of Social Issues, 40, 27—38.

Tyler, T.R. & Cook, E.L. (1984). The mass media and judgements of risk: Distinguishimg impact on personal and societal level judgements. Journal of Personality and Social Psychology^ 47, 693-708, I Van der Voort, T.H.A. (1986). Television violence: A child's eye view. Amsterdam: Elsevier Science.

Weaver, J. & Wakshlag, J. (1986). Perceived vulnerability to crime, criminal victimization experience, and television viewing. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 30, 141—158.

Wertham, R (1954). Seduction of the innocent. New York;

Rienhart.

Williams, T.M, (1986). The impact of television. New York: Academic Press.

Wilson, B.J. (1985). Developmental differences in empathy with a television protagonist's fear, Journal of Experimental Child Psychology, 39, 284-299.

Wilson, B.J. (1987). Reducing children's emotional reactions to mass media through rehearsed explanation and exposure to a replica of a fear object. Human Communication Research, 14, 3-26.

Wilson, B.J. & Cantor, J. (1987). Reducing fear reactions to mass media: Effects of visual exposure and verbal explanation. In M. McLaughlin (Ed.), Communication Yearbook, 10 (pp. 553-573).

Beverly Hills, CA: Sage.

Wober, M. & Gunter, B. (1982). Television and personal threat: Fact or artifact? A British survey.

British Journal of Social Psychology, 21, 43—51.

Wober, M. & Gunter, B. (1988). Television and social control. Aldershot, England: Avebury.

Wood, W., Wong, R.Y. & Chachere, J.G. (1991). Effects of media violence on viewers' aggression in unconstrained social interaction. Psychological Bulletin, 109, 371—383.

Zillmann, D. (1988). Cognition-excitation interdependencies in aggressive behavior. Aggressive Behavior, 14, 51—64.

Zillmann, D. (2000). Excitement. In A.E. Kazdin (Ed.), Encyclopedia of psychology. New York:

American Psychological Association and Oxford University Press.

Zillmann, D. & Bryant, J. (1984). Effects of massive exposure to pornography. In N.M. Malamuth & E. Donnerstein (Eds.), Pornography and sexual aggression (pp. 115—138). New York: Academic Press.

ГЛАВА Воздействие сексуально откровенного медиасодержания езависимо от вида СМИ — будь то телевидение, кино, компакт-диски, видео клипы, реклама или что-либо другое — на потребителей медиаинформации Н ежедневно обрушивается ливень сообщений и изображений сексуального толка.

Диапазон этой информации очень широк — от игривых намеков до сексуально от кровенных материалов различной степени, что подразумевает изображение в СМИ индивидов, вовлеченных в различного вида сексуальную активность.

В главе 11, рассматривая проблему медианасилия, мы обнаружили, что между про смотром жестоких сцен и последующими проявлениями агрессии существует прочная связь. Последний доклад министра здравоохранения подтвердил наличие причинно следственной связи между потреблением медианасилия и агрессивным поведением (Hatch, 2001). Сексуально откровенные материалы в электронных и печатных СМИ имеют большое значение вследствие их предполагаемой связи с такими серьезными социальными проблемами, как высокий процент беременности несовершеннолетних и распространение заболеваний, передающихся половым путем, в частности СПИДа.

Исследователи обнаружили, что семь из десяти девочек и восемь из десяти мальчиков в СШД-вступали в половую связь до 20 лет, а четверть беременных женщин составляют девочки-подростки {Greenberg, Brown & Buerkel-Rothfuss, 1993).

В настоящей главе рассматривается воздействие сексуально откровенных медиама териалов. Мы рассмотрим характер и процентное содержание сексуально ориентиро ванной информации в СМИ. Затем проанализируем результаты тех работ, в ходе кото рых исследовалось воздействие чрезвычайно сексуально откровенных медиаматериа лов. Наконец, рассмотрим доказательства связи между сценами сексуального насилия, передаваемыми теми или иными медиа, и сексуальными преступлениями.

216 Часть III. Основные направления исследований ХАРАКТЕР СЕКСУАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОЙ ИНФОРМАЦИИ Употребляя выражение "сексуально откровенная" по отношению к медиаинфор мации, нужно прежде всего определиться относительно содержания этого понятия, так как существуют различные степени "сексуальной откровенности". В самом ши роком смысле к сексуальному содержанию относятся все виды медиапродукции, изображающие или подразумевающие сексуальные акты либо ссылающиеся или на мекающие на них, от ЛГ-видео до легких кинокомедий, предназначенных для всех ка тегорий публики. В более узком смысле диапазон сексуального Содержания начина ется с довольно умеренных комментариев на тему секса и заканчивается разнуздан ными ХХХ-видео, включающими сцены садомазохизма, сексуального рабства и сек суального насилия.

Степень сексуальной откровенности медиаинформации обычно определяется тем, какой простор для воображения потребителей она оставляет. Чрезвычайно от кровенные материалы, такие как видеофильмы категории X (1) или XXX-видео, не оставляют места для фантазии зрителе'й. Видеофильмы категории R показывают обнаженную натуру и характеризуются умеренной степенью откровенности, изо бражая секс не так открыто, как А'-видео. Фронтальный показ обнаженного тела в американском телевещании запрещен;

поэтому сексуальные материалы эфирного телевидения по сравнению с видеофильмами категорий X и R кажутся довольно без обидными. Однако бурные сексуальные сцены в дневных телесериалах, фильмах лучшего эфирного времени и нехудожественных передачах не оставляют никакого сомнения в том, что массовая доля сексуально ориентированной информации в те левизионных передачах довольно высока.

Опросы и исследования показывают большое значение масс-медиа как источника сексуально ориентированной информации, особенно для подростков и юношей. Недав ний опрос, поведенный телекомпанией CNN и журналом Time {Stodghill, 1998), показал, что почти 30% американских подростков большую часть информации о сексе получают из телепередач. Около 45% опрошенных утверждали, что источником информации о сексе для них служат друзья, только 7% назвали в качестве источника информации роди телей и всего 3% — образование. Исследование, проведенное в 1992 году в Торонто (Russell, 1998), показало, что девять из десяти юношей и шесть из десяти девушек смотре ли по меньшей мере один порнофильм. В ходе другого исследования обнаружилось, что почти 30% юношей считают порнографию наиболее важным источником информации о сексе, имеющим более важное значение, чем школа, родители, сверстники, книги и периодика (Check, 1995;

Harris & Scott, 2001).

Массовое распространение порнографии не подлежит сомнению. В 1999 году было продано около 10 тыс. порнографических видеофильмов. Ежегодный доход порноиндустрии исчисляется в 56 млрд. долл. (Morais, 1999).

Несмотря на то, что программы эфирного телевидения, когда речь идет о сценах секса, оставляют гораздо больший простор для воображения зрителей, чем откро венная порнография, их потенциал негативного воздействия от это не уменьшается.

Доступность телевидения для всех возрастных категорий зрителей делает это СМИ довольно опасным, учитывая вредное социальное воздействие сексуально ориенти рованной медиаинформации.

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания При рассмотрении проблемы сексуально откровенных медиаматериалов более менее регулярно употребляются отдельные термины, которые требуют пояснения.

К таковым относятся "порнография" и "непристойность".

ПОРНОГРАФИЯ Крайнюю степень сексуальной откровенности обычно называют порнографией.

Порнография определяется как "художественное и открытое изображение секса" (Cline, 1994). Сюда относятся кино- и видеофильмы категории X, порножурналы, сексуально откровенные компьютерные и видеоигры. Распространение подобного рода медиаматериалов ограничено исключительно взрослой аудиторией. Их произ водство преследует единственную цель: эксплуатация полового влечения. Считает ся, что такая медиапродукция не имеет художественной ценности. Среди исключе ний часто называют журнал Playboy, имеющий довольно респектабельную читатель скую аудиторию, а также образовательные материалы, относящиеся к культуре и технике половых отношений.

В 1986 году Комиссия Миза обозначила пять категорий медиаинформации, кото рые классифицируются как порнография. Сюда относятся: 1) материалы, изобра жающие сексуальные преступления, например, изнасилование;

2) не связанные с физическим насилием материалы, изображающие унизительные или оскорбитель ные действия или же сцены, подавление личности (доминирование и подчинение);

3) откровенные сцены, не связанные с физическим насилием и оскорбительными действиями (как правило, изображение полового акта, проходящего при взаимном согласии партнеров и без применения физического насилия);

4) показ обнаженного тела;

5) детская порнография (сексуальная эксплуатация детей в СМИ) (Meese Commission, Final report, 1986).

Классификация Миза представляется спорной, потому что содержание термина "порнография" трудно определить стандартным путем. Оно будет зависеть от систе мы этических ценностей автора такого определения. Например, некоторые не счи тают показ обнаженного тела порнографией. Другие не относят к порнографии по каз полового акта, происходящий по обоюдному согласию партнеров.

НЕПРИСТОЙНОСТЬ Порнографические материалы не всегда относят к непристойным. Согласно реше нию Верховного Суда США, слово "непристойность" стало юридическим термином.

Дело "Миллера против штата Калифорния", которое слушалось в 1973 году, стало пре цедентом для юридической квалификации медиаматериалов как "непристойных".

Согласно решению присяжных, представляющих общественность, такая квалифика ция требует наличия трех критериев: 1) медиаматериалы способствуют нездоровому (болезненному, патологическому, постыдному, похотливому) сексуальному влечению;

2) медиаматериалы носят откровенно оскорбительный характер или же не соответст вуют принятым в данном сообществе стандартам изображения или описания сексу альной деятельности;

3) материалы в целом не представляют "серьезной литературной, художественной, политической или научной ценности" (Cline, 1994, р. 230).

218 Часть III. Основные направления исследований РАСПРОСТРАНЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ В МЕДИА ' В последние десятилетия исследователи изучают массовую долю и степень откро венности сексуально ориентированной информации в СМИ. Многие из этих исследо ваний представляют собой контент-анализ, объектом которого являются различные виды сексуально откровенных медиаматериалов, доступных для детей и подростков, таких как видеофильмы категории R, порножурналы и, самое главное, телепрограммы эфирного телевидения.

Б. Гринберг (Greenberg, 1994) исследовал сексуально ориентированные медиама териалы в пяти средствах массовой информации: музыкальных видеоклипах, видео фильмах категории X, телевидении, журналах и кинофильмах. Исследователь Выяс нил, что массовая доля сексуально ориентированной информации и степень ее от кровенности в разных СМИ в значительной мере различаются.

МУЗЫКАЛЬНЫЕ ВИДЕОКЛИПЫ Несколько исследований были направлены на определение массовой доли сексу ально ориентированной информации, содержащейся в музыкальных видеоклипах.

Входе двух масштабных исследований, проведенных в 1980-х годах, изучались про граммы MTV и других музыкальных телевизионных станций на протяжении 1984 года.

Первое исследование показало, что больше половины из 62 исследованных видеокли пов имеют сексуальное содержание. Часто встречались такие сексуально провоци рующие действия, как объятия, поцелуи, возбуждающие танцевальные движения, сек суальный стиль одежды. Исследователи пришли к выводу, что "в музыкальных видео клипах часто изображается сексуально ориентированное провоцирующее поведение" (Baxter, DeRiemer, Landini, Leslie & Singletary, 1985, p. 336).

В другом содержащем контент-анализ исследовании Б. Шерман и Дж. Доминик {Sherman & Dominick, 1986) изучали визуальные аспекты 166 "концептуальных" музы кальных видеоклипов, т.е. таких, в которых была сюжетная линия или которые ком ментировали определенное событие или ситуацию (по меньшей мере, в половине ви деоклипа), а не просто показывали процесс студийной записи или исполнителей. Ви деоклипы были взяты из репертуара MTV и других музыкальных каналов. Исследова тели обнаружили, что три из четырех клипов содержали сексуально ориентированные сцены и что в каждом клипе насчитывалось в среднем пять изображений сексуальных актов. Что касается связи секса и насилия, анализ показал, что 80% видеоклипов, со держащих сцены насилия, содержали также сексуально откровенные сцены.

ВИДЕОФИЛЬМЫ КАТЕГОРИИ X При проведении контент-анализа сексуально ориентированной информации в видеофильмах категории X исследователи обнаружили, что в сорока пяти проана лизированных видеофильмах насчитывается почти 450 сексуально откровенных сцен (Cowan, Lee, Levy & Snyder, 1988). Как правило, в этих сценах преобладала одна из четырех тем: сексуальное доминирование, половой акт по взаимному согласию партнеров, сексуальная эксплуатация и аутоэротизм. Изображения полового акта, Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания происходящего по взаимному согласию партнеров, были наиболее многочисленными (37% в 450 сценах). Однако темы сексуального господства и сексуальной эксплуата ции (как правило, женщин мужчинами) присутствовали в более чем 50% сцен. Тема сексуального доминирования, или контроль, осуществляемый одним сексуальным партнером над другим, присутствовала в 28% сцен. Сексуальная эксплуатация, т.е. принуждение к сексу или использование положения для склонения к сексуаль ным отношениям, присутствовала в 26% сцен. Самый низкий процент показала те ма аутоэротизма, т.е. разных форм эротической стимуляции собственных половых органов (например, мастурбации) — 9%.

В ходе другого исследования сравнивалось содержание видеофильмов категорий ХкХХХ. Т. Пейлис (Palys, 1986) обнаружил, что ЛДЯГ-видео содержит гораздо больше сцен орально-генитального секса, поглаживаний и ласки сосков и гениталий, гени тально-генитального секса, мастурбации и анального секса. Парадоксально, но факт— видеофильмы категорииXXXсодержали меньше насилия и сексуального на силия, чем фильмы категории X.

Видеофильмы категории X Вот четыре основные темы, которым посвящено большинство этих фильмов.

• Сексуальное доминирование — контроль, осуществляемый одним сексуальным партнером над другим.

• Взаимность— сексуальный акт по обоюдному согласию, удовлетворяющий обоих партнеров.

• Сексуальная эксплуатация — принуждение к сексу или использование положения для склонения к сексуальным отношениям.

• Аутоэротизм — сексуальная стимуляция собственных половых органов (например, мастурбация).

Тема сексуального господства и сексуальной эксплуатации (как правило, женщин мужчи нами) присутствует в большей части сцен видеофильмов категории X.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ Как показали исследования, фильмы категории R и порножурналы содержат го раздо более откровенные изображения секса, чем эфирное телевидение, однако в те лепередачах больше содержится и чаще встречаются комментарии и намеки на тему секса (Greenberg, Stanley, Siemicki, Heeter, Soderman & Linsangen, 1993a;

Greenberg & Hofschire, 2000;

Kunkel, Cope, Farinola, Biely, Rollin & Donnerstein, 1999). Большая часть намеков на тему секса относилась к юмористическим телепередачам. Контент анализ передач эфирного и кабельного телевидения в 1997-1998 годах показал, что 56% содержания отводится сексуально ориентированной информации, 23% — изо бражению сексуального поведения (Kunkel, Cope, Farinola, Biely, Rollin & Donnerstein, 1999). Количество упоминаний о внебрачных сексуальных отношениях в телепере дачах превосходит количество упоминаний о сексе в браке в 6 раз (Greenberg & Hofschire, 2000), в телесериалах — в 24 раза (Lowry & Towels, 1989), в фильмах катего рии R — в 32 раза (Greenberg, Brown & Buerkel-Rothfuss, 1993).

220 Часть III. Основные направления исследований При анализе исключительно телевизионных передач исследователи обнаружили, что дневные сериалы содержат гораздо больше упоминаний о сексе, чем программы лучшего эфирного времени. Однако телевизионные персонажи вечерних передач значительно чаще говорят о половых актах и чаще упоминают о сексуально девиант ном поведении (Greenberg, Abelman & Nueuendorf, 1981). Затрагивая тему половых от ношений, большинство персонажей телесериалов ссылаются не на секс между суп ругами, а на добрачные или внебрачные сексуальные связи {Lowry & Towles, 1989).

С 1985 по 1994 год количество информации сексуально ориентированного содер жания в телевизионных сериалах возросло на 35% (Greenberg & D'Alessio, 1985;

Greenberg & Busselle, 1996;

Greenberg & Hofschire, 2000). Более того, в 1994 году в "мыльных операх" содержалось больше сцен насилия и других негативных сексуальных тем.

ЖУРНАЛЫ Объектом нескольких исследований стала сексуально ориентированная инфор мация, содержащаяся в эротических и обычных журналах. М. Маламут и Б. Спиннер (Malamuth & Spinner, 1980) анализировали содержание сексуального насилия в кари катурах и фотографиях журналов Playboy и Penthouse на протяжении пяти лет в пери од 1970-х годов. В этот период количество фотографий, изображающих сексуальное насилие, увеличилось в обоих журналах. Что касается карикатур, изображающих сексуальное насилие, их количество увеличилось только в журнале Penthouse. Другое исследование 430 различных журналов показало, что в них преобладали изображе ния женщин, женских половых органов, гетеросексуальных половых актов;

а также особых форм секса, таких как бондаж (ограничение свободы сексуального партнера с помощью наручников или ремней), оральный секс, использование искусственного фаллоса, лесбийская любовь, садомазохизм и тому подобное (Winick, 1985).

Дж. Скотт (Scott, 1986) проанализировал содержание некоторых непорнографиче ских журналов (Reader's Digest, McCall's, Life, Time, Newsweek и Saturday Evening Post) за период с 1950 по 1980 год. Исследователь обнаружил, что количество упоминаний о сексе возросло на 84% во время первой декады, на 16% — в течение второй декады и на 68% — в продолжение третьей декады. Количество ссылок на внебрачные поло вые связи, например, возросло с 18% (в 1950 году) до 26% (в 1980 году);

количество упоминаний о сексуальных извращениях возросло соответственно с 8 до 15%.

ВИДЕОФИЛЬМЫ КАТЕГОРИИ R Б. Гринберг и его коллеги проанализировали 16 фильмов, отнесенных к категории R ввиду наличия в них сексуального содержания (Greenberg, 1993b). Среди прочих ис следовались такие популярные среди старшеклассников фильмы, как "Рискованное дело", "Холостяцкая вечеринка" и "Месть придурков". Исследователи обнаружили, что каждый фильм содержит в среднем 17,5 сцен секса. Количество половых актов не состоящих в браке персонажей в 32 раза превышало количество половых актов супру жеских пар. В сценах секса, который был инициирован одним из партнеров (16% от общего количества сексуально ориентированных сцен), инициатива принадлежала мужчине в 55% случаев, женщине, соответственно, в 45%. В большинстве сцен, изо бражающих половые акты (84%), инициатива исходила или от обоих партнеров, или же было не ясно, кто именно являлся инициатором сексуального акта.

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ СЕКСУАЛЬНО ОТКРОВЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ Какое воздействие испытывает человек, листая порнографический журнал, захо дя на сайт детской порнографии или когда смотрит по видео фильмы категории X, включающие сцены сексуальных преступлений? Как меняется психология и поведе ние индивида при предъявлении ему сцен сексуально откровенного содержания?

И, что еще более важно, можно ли снизить или ослабить негативное воздействие порнографии?

Исследователи обнаружили, что порнография может оказывать различное воз действие на индивида. Одна из разновидностей воздействия порнографии, это, ко нечно же, сексуальное возбуждение. Потребление порнографических медиаматериа лов также вызывает изменения в установках, ценностях и поведении индивидов.

Каждая из этих сфер стала предметом пристального внимания ученых, особенно по веденческие изменения, обусловленные просмотром порнофильмов.

СЕКСУАЛЬНОЕ ВОЗБУЖДЕНИЕ Несколько исследований продемонстрировали, что сексуально ориентированные материалы действительно оказывают возбуждающее воздействие на потребителей (Abramson, Petty, Seeley & Rothblatt, 1981;

Eccles, Marshall & Barbaree, 1988;

Malamuth & Check, 1980a;

Schaefer & Colgan, 1977;

Sintchak & Geer, 1975). В этих исследованиях ис пользовались разные критерии. В некоторых случаях сами зрители должны были опре делить уровень своего сексуального возбуждения после просмотра сцен откровенного содержания. В других случаях для определения степени полового возбуждения приме нялись физиологические методы, например, измерение полового члена или вагиналь ных изменений. Одним из применявшихся методов была также термография.

Половые различия обычно проявляются в особенностях использования сексу ально откровенных материалов и в реакции на них. Анализ показывает, что аудито рию более чем 70% сексуально откровенных видеофильмов составляют не женщи ны, а мужчины (Gettleman, 1999). Порноиндустрия ориентирована на потребителей мужского пола, однако исследования показывают, что женщины реагируют более позитивно на сексуально откровенные медиаматериалы, автором которых также яв ляется женщина, особенно, если эти материалы отличаются романтичным сюжетом {Mosher & Maclan, 1994;

Quackenbush, Strassberg & Turner, 1995). Однако, как показы вают исследования, независимо от содержания сексуально откровенных материалов, у мужчин наблюдается более выраженное тяготение к порнографии, и, как правило, они достигают более высокого уровня сексуального возбуждения, чем женщины (Malamuth, 1996);

особенно возбуждающе на мужчин действуют сцены сексуального насилия и унижения (Murnen & Stockton, 1997).

Изучалась также взаимосвязь между степенью откровенности сексуально ориенти рованных медиаматериалов и уровнем сексуального возбуждения. Результат этих ис следований оказался парадоксальным: менее откровенные медиаматериалы действуют иногда более возбуждающе, чем жесткое порно {Bancroft & Mathews, 1971). Сцены, ко торые оставляют широкий простор для воображения зрителей, могут вызвать большее возбуждение, чем те, которые демонстрируют мельчайшие подробности.

222 Часть III. Основные направления исследований Разные индивиды "заводятся" различными сексуальными раздражителями. Работы по исследованию классического обусловливания показали, что иногда сексуальному возбуждению можно научиться. Данный факт может объяснить значительные индиви дуальные различия в сексуальной ориентации и возбуждении. В 1960-х годах исследо ватели провели эксперимент, в ходе которого гетеросексуальным мужчинам одновре менно показывали фотографии обнаженных женщин и женские сапожки;

в конце концов удалось добиться того, что участники эксперимента испытывали возбуждение только при виде женской обуви (Rachman, 1966;

Rachman & Hodgson, 1968).

Исследования также показали, что с течением времени происходит привыкание к обычной порнографии (сексуальный акт между мужчиной и женщиной без исполь зования насилия), и зрители, как правило, обращаются к порнографическим материа лам, изображающим менее традиционный секс (садомазохизм, жестокость, сексуаль ное доминирование и т.д.) в поисках более сильных раздражителей (Zillmann & Bryant, 1986). Кроме того, интенсивное потребление порнографии с течением времени приво дит к тому, что зрители получают меньшее сексуальное удовлетворение от сексуальных отношений со своими половыми партнерами и отдают большее предпочтение сексу альным отношениям без эмоциональной привязанности (Zillmann & Bryant, 1986b).

ИЗМЕНЕНИЯ ЦЕННОСТЕЙ И УСТАНОВОК Регулярное потребление сексуально откровенных медиаматериалов обычно при водит к десенсибилизации установок и ценностей индивида. Десенсибилизация — это постепенное изменение ценностей или установок, при котором предварительно та буированное поведение становится приемлемым вследствие регулярного воздейст вия СМИ на индивида. Например, когда девочка-подросток видит, как ее любимый телеперсонаж Баффи — Победительница Вампиров вступает в сексуальные отноше ния со своим приятелем Эйнджелом, зрительница может изменить свое отношение к добрачным сексуальным связям как к табуированному поведению. Еще один при мер: если мужчина видит несколько фильмов категории X, которые изображают женщин, получающих удовольствие от насилия, он может вскоре изменить свое мнение о частоте встречаемости подобного поведения в реальной жизни, равно как и свои установки, касающиеся степени вреда, причиняемого таким социальным и психологическим насилием, а также свое представление о вероятности того, что он сам может пойти на преступление.

Исследования показали, что воздействие сексуально откровенных материалов вызы вает значительные изменения в установках. Д. Зиллман и Дж. Брайант (Zillmann & Bryant, 1982, 1984) в течение шести недель демонстрировали одной группе участников экспери мента сексуально откровенные фильмы, а другой группе — фильмы нейтрального содер жания. При тестировании выяснилось, что участники первой группы переоценивали по пулярность тех форм секса, которые демонстрировались в показанных им фильмах (например, фелляция, куннилингус, анальный секс, садомазохизм, зоофилия и т.д.).

Оценка, данная участниками второй группы, была гораздо более консервативной. Позже те же самые исследователи (Zillmann & Bryant, 1988b) использовали сходные методы, что бы определить, приводит ли просмотр подобных фильмов к изменениям в установках потребителей по отношению к своим сексуальным партнерам или к изменениям основ ных ценностей, таких как брак, моногамия, дети и т.д. Ученые выяснили, что такие из менения имеют место. Те зрители, которые смотрели порнофильмы, получали меньшее Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания удовлетворение от сексуальных отношений со своими партнерами, чем участники кон трольной группы. Кроме сниженной оценки физической привлекательности и сексуаль ного поведения своих постоянных партнеров, те участники, которым демонстрировали порнофильмы, стали более терпимо относиться к добрачным и внебрачным половым связям. Их стремление к браку, моногамии и желание иметь детей снизилось по сравне нию с участниками контрольной группы. Ученые объясняют это следующим образом:

"Только порнография демонстрирует мужчин и женщин, испытывающих большое сексуальное наслаждение от сношения со многими партнерами, по очереди или одно временно... И только в фильмах этого жанра можно увидеть такие формы секса, как фелляция, когда мужской половой член полностью исчезает во рту женщины, или коитус, при котором пенис невероятных размеров вызывает болезненный экстаз парт нерши. Сексуальный опыт реальной жизни по сравнению с такими фильмами кажется совершенно неинтересным. В реальной жизни сексуальные партнеры выглядят стес нительными, нечувствительными, скованными, фригидными...и неумелыми. А разве можно считать свою сексуальную жизнь удавшейся, если рядом существует такое изо билие доступных сексуальных наслаждений, которые постоянно демонстрируются порнографией, и более ничем?" (Zillmann & Bryant, 1988b, p. 452) Исследования также показали, что не только сверхоткровенное изображение сек са и жесткое порно оказывают пагубное психологическое воздействие. Например, входе трех исследований, объектами которых были 13- и 14-летние подростки, Дж. Брайант и С. Рокуэлл обнаружили, что при определенных обстоятельствах ин тенсивное потребление сексуально ориентированных телевизионных материалов, транслируемых в самое лучшее эфирное время (в частности, интимные отношения вне брака) вызывало значительные изменения моральных устоев подростков. Эти исследования также показали, что существует три фактора, способных ослабить или предотвратить вредное воздействие сексуально ориентированной медиаинформа ции. Выражаясь словами самих ученых, "Во-первых, наличие ясной и четко обозначенной семейной системы ценностей — сис темы ценностей, которая понятна подросткам и может использоваться ими — ослабляет потенциально вредное воздействие масс-медиа;

второй фактор присутствует в тех семьях, где поощряется и практикуется свободное и открытое обсуждение проблемных вопро сов...;

в-третьих, активный критический просмотр телепередач, т.е. активный просмотр и анализ содержания, является необходимым навыком для подростков, который следует поощрять. Это поможет опосредовать значительные отличия между когнитивным медиа воздействием и сферой моральных суждений" (Bryant & Rockwell, 1994, p. 194).

Другие исследования также подтверждают факт изменений в установках индиви да, вызванный потреблением сексуально откровенных медиаматериалов. Как указы вают некоторые авторы, большая часть порнографических материалов основана на идеологии, унижающей или дегуманизирующей женщин, которая представляет женщину жертвой или игрушкой (Buchwald, Fletcher & Roth, 1993;

Russell, 1998).

ИЗМЕНЕНИЯ В ПОВЕДЕНИИ Потребление сексуально откровенных медиаматериалов может воздействовать на поведение на нескольких уровнях. К лучшему или к худшему, но при потреблении сексуально ориентированной медиаинформации происходит обучение. Обучение 224 Часть III. Основные направления исследований может быть как чрезвычайно конструктивным (например, при сексуальной тера пии), так и крайне деструктивным (в случае преступлений-копий).

Механизм поведенческих изменений, обусловленных дизингибицией, во многом напоминает процесс изменения установок и ценностей, вызванных десенсибилиза цией. После просмотра видеофильмов категории R или X, человек начинает более терпимо относиться к применению увиденных моделей поведения — моделей, кото рые прежде были табуированы. Опять-таки, в своем крайнем проявлении дизинги биция может ослабить сдерживающие морально-этические факторы, в результате чего индивид совершает жестокое сексуальное преступление.

В течение долгого времени ученых занимает проблема взаимосвязи потребления сексуально откровенных фильмов и совершения сексуальных преступлений. Многие ученые анализировали зависимость между статистикой изнасилований и случаев раз вращения малолетних в определенном регионе, с одной стороны, и объемом доступ ных сексуально откровенных медиаматериалов, с другой. Проанализировав данные этих исследований, Дж. Корт (Court, 1984) обнаружил статистически значимую кор реляцию между доступностью порнографии и уровнем жестоких сексуальных пре ступлений.

Однако наличие причинно-следственной связи между сексуально откровецными медиаматериалами и совершением таких преступлений, как изнасилование, трудно доказать из-за таких вторгающихся в результаты исследования переменных, как ха рактер сексуально ориентированных материалов, изменение социальных норм, рас тущее количество зарегистрированных сексуальных преступлений. В ходе нескольких исследований была выявлена взаимосвязь между уровнем изнасилований и доступ ностью конкретной разновидности сексуально откровенных медиаматериалов (пор ножурналов). В одном из исследований ученые обнаружили высокую корреляцию между количеством изнасилований и тиражами восьми порножурналов во всех пя тидесяти штатах (Baron & Straus, 1987). Корреляции были особенно высокими отно сительно тех журналов, которые содержали изображения сексуального насилия.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ПОРНОГРАФИИ И ЭРОТИКИ НА АГРЕССИВНОСТЬ Некоторые эксперименты показали, что те участники, которых намеренно раз дражали, а затем демонстрировали сексуально откровенные медиаматериалы, были более склонны мстить своему обидчику (Baron, 1979;

Cantor, Zillmann & Einsiedel, 1978;

Donnerstein & Hallam, 1978;

Meyer, 1972;

Zillmann, 1971). Другими словами, про смотр возбуждающих материалов сексуального содержания, как правило, повышает агрессивность индивидов. Данный процесс получил название переноса возбуждения (Zillmann, 1978, 1979, 1982). Д. Зиллман и Дж. Брайант объяснили роль переноса воз буждения в повышении агрессивности следующим образом:

"Воздействие сексуально возбуждающих материалов способствует повышению уровня симпатической активности, сопровождающей более специфические генитальные реак ции...;

после сексуальной стимуляции эта резидуальная (остаточная. — Прим. ред.) неспе цифическая симпатическая активность, которая медленно угасает, воздействует на несвя занные с ней аффективные состояния, усиливая последние. Если последующее состоя ние — гнев и раздражение, то резидуальное симпатическое возбуждение, вызванное сексу альной стимуляцией, как правило, усиливает эти эмоции и способствует проявлению спровоцированных ими агрессивных действий" (Zillmann & Bryant, 1984, p. 116).

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания Если материалы сексуального содержания были приятными и не возбуждающи ми (например, эротические изображения обнаженных женщин), агрессивные тен денции намеренно разозленных участников эксперимента подавлялись {Baron, 1974a, 1974b;

Baron & Bell, 1973;

Donnerstein, Donnerstein & Evans, 1975;

White, 1979). Осно вываясь на этих и других данных, Д. Зиллман и Дж. Брайант (Zillmann & Bryant, 1984) разработали так называемую модель возбуждения и валентности, призванную объяс нить воздействие эротики на мотивированную агрессию. Модель включает четыре основных положения: 1) приятная и невозбуждающая эротика снижает агрессив ность, нейтрализуя чувство гнева у спровоцированного субъекта;

2) неприятная и невозбуждающая эротика повышает агрессивность, усиливая чувство раздраже ния;

3) неприятная и не возбуждающая эротика повышает агрессивность, т.к. уси лившееся чувство раздражения сохраняется и впоследствии переносится на другие ситуации;

4) приятная и возбуждающая эротика создает атмосферу, способствую щую скорее умиротворению, чем возбуждению, тем самым устраняя такое последст вие негативного воздействия, как агрессивность.

РОЛЬ ПРЕВАЛИРУЮЩЕГО ТОНА Воздействие сексуально ориентированных медиаматериалов зависит также от кон текста — как внутреннего содержания самих медиаматериалов, так и от особенностей ситуации, в которой происходит их потребление. В совокупности эти контекстуальные переменные составляют то, что называют превалирующим тоном. Р. Харрис {Harris, 1994) в своей работе классифицировал следующие контекстуальные переменные, обу славливающие превалирующий тон сексуально ориентированного медиасодержания.

Серьезность или тривиальность отношения — основной аспект превалирующего тона. Такие спорные темы, как изнасилование или кровосмешение, вполне прием лемы при серьезном к ним отношении (например, в контексте документального фильма), однако становятся неприемлемыми при легкомысленном отношении к ним, скажем, в контексте кинокомедии.

Превалирующий тон также определяется такими факторами, как художественная ценность и замысел. Библейская "Песнь песней" царя Соломона содержит множест во упоминаний о половых отношениях, но все они выступают частью общего замыс ла, раскрывающего тему Божественной любви. То же относится и ко многим рабо там Чосера и Шекспира. По другую сторону спектра находятся видеофильмы кате гории XXX или такие фильмы, как "Дебби покоряет Даллас", лишенные какой-либо художественной ценности.

Превалирующий тон зависит также от сюжетной адекватности сексуально от кровенных сцен и от степени откровенности секса. Откровенные сцены полового акта представляются более приемлемыми для зрителя, если они необходимы для развития сюжета. Некоторым людям намеки на секс представляются гораздо менее приемлемыми, чем откровенное изображение полового акта.

Еще один аспект превалирующего тона — контекст ситуации. Реакция мужчи ны, листающего порнографический журнал, будет неодинаковой в разных ситуаци ях: (1)если он один, или же если рядом находится (2) его жена, (3) его друг (мужчина), (4) его бабушка, (5) священник той церкви, в которую он ходит. Реакция 226 Часть III. Основные направления исследований мужчины на порнографию может быть как резко отрицательной, так и положитель ной, в зависимости от контекста ситуации.

Превалирующий тон зависит также от культурного контекста. То, что считается неприемлемым в одной культуре, может восприниматься представителями другой культуры как вполне обычное явление. Например, у мужчин и женщин многих при митивных племен Африки принято ходить едва одетыми или вовсе нагими, а в неко торых исламских государствах женщины могут появляться на людях только в па рандже, покрывающей их от головы до пят.

ВОЗДЕЙСТВИЕ СЦЕН СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ В последние годы гораздо чаще, чем раньше, секс в СМИ стал изображаться в ком бинации с насилием. Появились новые порножурналы, специализирующиеся на изо бражении сексуального насилия;

больше изображений жестокого секса (например, сексуального доминирования) стали печатать такие корифеи, как Penthouse и Playboy (Malamuth & Spinner, 1980). Кроме того, фильмы ужасов трансформировались, породив новый жанр, так называемый слэшеры, пользующийся огромной популярностью среди подростков, несмотря на присвоенную ему категорию R. Эти фильмы полны сцен жес токого насилия в отношении женщин в комбинации с половыми актами или в контек сте секса (Yang & Linz, 1990).

Опасна ли эта тенденция, смешивать воедино секс и насилие? Судя по данным, полученным в ходе научных исследований, бесспорно опасна.

Исследования, в ходе которых изучалась как обычная аудитория, так и субъекты, осужденные за совершение сексуальных преступлений, показали, что соединение в СМИ секса и насилия чревато негативными последствиями. В ходе одного из та ких исследований было обнаружено, что заключенные, осужденные за изнасилова ние, испытывали сексуальное возбуждение при просмотре как сцен секса по обоюд ному согласию, так и сцен сексуального насилия, в то время как представители обычной аудитории возбуждались лишь при просмотре сцен секса по взаимному согласию (Abel, Barlow, Blanchard & Guild, 1977;

Barbaree, Marshall & Lanthier, 1979).

Дальнейшие исследования показали, что психически нормальные мужчины могут возбуждаться при просмотре сцен сексуального насилия, если оно нравится персо нажу-жертве и если изнасилованная женщина испытывает оргазм (Malamuth, Heim & Feshbach, 1980). Возбуждение у мужчин было таким же или даже выше, чем при про смотре сцен полового акта по обоюдному согласию. Однако те же сцены сексуаль ного насилия не вызывали возбуждения у женщин, участвующих в эксперименте.

ЗНАЧЕНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ Неоднородность реакции на сексуально откровенные медиаматериалы объясня ется индивидуальными различиями членов аудитории. Человек, склонный к реше нию конфликтов с помощью физической силы, более уязвим для негативного воз действия сексуально откровенных медиаматериалов. Изучая студентов колледжа (мужчин), Н. Маламут (Malamuth, 1981) разделил их на склонных и не склонных к силовому способу разрешения конфликтов, чтобы определить, будет ли реакция на сексуально ориентированные медиаматериалы в этих двух группах одинаковой или Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания разной. Выяснилось, что мужчины, склонные к силовому способу разрешения конф ликтов, испытывали большее сексуальное возбуждение от просмотра сцен изнасило вания, в результате которого жертва испытывает оргазм, а для другой группы муж чин более возбуждающими оказались сцены полового акта по взаимному согласию.

Еще в одном эксперименте с участием "силовиков" и "несиловиков", проведенном Н. Маламутом и Дж. Чеком {Malamuth & Check, 1983), двум группам испытуемых дава ли прослушать записи звуков, сопровождающих (1) сексуальный акт, происходящий по обоюдному согласию партнеров;

(2) изнасилование, в результате которого женщина все-таки испытывает оргазм ("приятное изнасилование");

(3) изнасилование, сопро вождающееся страданиями женщины ("мучительное изнасилование"). В обеих груп пах уровень сексуального возбуждения, определяемый согласно описаниям самих уча стников и с помощью измерений размеров половых органов, был выше при прослу шивании звуков секса по взаимному согласию партнеров, чем при прослушивании звуков "мучительного изнасилования", однако звукозапись "приятного изнасилова ния" оказалась возбуждающей для обеих групп. При этом "несиловики" возбуждались так же, как при прослушивании звуков секса по обоюдному согласию, в то время как "силовики" испытывали даже большее сексуальное возбуждение.

В другие экспериментах (Donnerstein, 1980;

Donnerstein & Berkowitz, 1981) участни кам предъявляли записи сцен сексуального насилия, а затем давали возможность применения электрошока к женщине. Было обнаружено, что существует зависи мость между просмотром сцен сексуального насилия (особенно "приятного изнаси лования") и склонностью к жестокому обращению с женщинами.

В общем и целом данные, полученные в ходе исследований, свидетельствуют, что негативное воздействие имеет место в том случае, если в сцене изнасилования пер сонаж-жертва испытывает сексуальное возбуждение. Реакция на сцены насилия за висит также от индивидуальных особенностей субъекта (наличие или отсутствие склонности к силовому разрешению конфликтов). Как уже упоминалось, важным фактором выступает превалирующий тон.

СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ В СЛЭШЕРАХ В исследованиях, упомянутых выше, изучалось воздействие порнографии, одна ко сексуальное насилие не ограничивается исключительно контекстом "взрослого" кино. Чрезвычайно популярные слэшеры содержат значительную долю сцен наси лия, обычно сексуального характера (Weaver & Tamborini, 1996). Процитируем Р. Харриса:

"Основная направленность подобных фильмов — совмещение сцен секса и насилия. На пример, в одном из эпизодов фильма Toolbox Murders ("Инструменты для убийства") по казана привлекательная женщина, раздевающаяся, чтобы принять ванну. Сцена сопро вождается романтической мелодией песни Pretty Baby. Несколько минут камера следит за тем, как обнаженная женщина гладит свою грудь и мастурбирует. Внезапно сцена меня ется: на фоне фомкой, тревожной музыки в квартиру проникает убийца. Сцены череду ются, пока, наконец, убийца не добирается до ванной комнаты. Он преследует убегаю щую женщину по всей квартире, затем настигает и загоняет ей в голову несколько дюбе лей из пневматического пистолета. Истекая кровью, женщина падает на кровать и уми рает под мелодию Pretty Baby" (Harris, 1994;

p. 261-262).

228 Часть III. Основные направления исследований Одна из основных проблем, касающихся подобных фильмов, это их доступность для подростков. Многие из слэшеров не получают специальной категории, а следо вательно, их аудитория не ограничена. Однако даже те фильмы, которые получают категорию R, попадают к подросткам через видеопрокат, потому что запрет на выда чу подобной продукции часто не соблюдается.

Подростки в полной мере используют доступность слэшеров. Опрос 4,5 тыс. де тей в Великобритании в 1980-х годах показал, что примерно каждый пятый подрос ток (в возрасте 13-14 лет) видел запрещенный фильм I Spite on Your Grave ("Я плюю на твою могилу"), в котором содержится много сцен сексуального насилия (Hill, Davis, Holman & Nelson, 1984). В ходе другого исследования Б. Гринберг и его коллеги обнаружили, что две трети подростков смотрят подобные фильмы регулярно (Greenberg, 1993b).

Также было исследовано воздействие содержащегося в слэшерах сексуального насилия на молодых зрителей. Данные говорят о том, что при регулярном просмотре такой медиапродукции происходит десенсибилизация, но только у мужчин (Linz, Donnerstein & Penrod, 1984), а не у женщин (Krafka, 1985). По прошествии некоторого времени при регулярном просмотре слэшеров мужчины были склонны считать по добные фильмы не столь унизительными для женщин, более приятными, более при емлемыми и менее жестокими.

СНИЖЕНИЕ НЕГАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ Негативное воздействие сексуального медианасилия можно ослабить. В ходе не скольких экспериментов участники прошли предварительный тренинг, направлен ный на снижение эффекта десенсибилизации (Intons-Peterson & Roskos-Ewoldsen, 1989;

Intons-Peterson, Roskos-Ewoldsen, Thomas, Shirley & Blut, 1989;

Linz, Donnerstein, Bross & Chapin, 1986;

Linz, Fuson & Donnerstein, 1990). Отдельные методы тренинга оказались эффективнее других;

например, на мужчин больше всего действовал тот факт, что женщины не провоцируют сексуальных преступлений, жертвами которых они становятся.

Другие исследователи подробно объясняли участникам эксперимента ужасные последствия изнасилования и абсолютную неспособность женщимы наслаждаться им (Malamuth, Heim & Feshbach, 1980;

Donnerstein & Berkowi/z, 1981;

Malamuth & Check, 1980b). Анализ показал, что подобные объяснения делают участников более устойчивыми по отношению к распространенным мифам об изнасиловании (например о том, что насилуемая женщина испытывает удовольствие).

М. Аллен и соавторы {Allen et al, 1996) провели мета-анализ десяти эксперимен тальных исследований, в которых для снижения негативного воздействия сексуаль ного медианасилия использовался метод разъяснения. Мета-анализ позволил вы явить убедительные доказательства эффективности разъяснений для снижения нега тивного воздействия.

Глава 12. Воздействие сексуально откровенного медиасодержания ЕЩЕ О ВОЗДЕЙСТВИИ ПОРНОГРАФИИ НА ПОВЕДЕНИЕ:

СЕКСУАЛЬНЫЕ ПРЕСТУПНИКИ Наличие связи между потреблением порнографических медиаматериалов и со вершением сексуальных преступлений — вопрос спорный. В 1996 году был проведен мета-анализ многочисленных исследований, цель которых — установление связи между сексуальной агрессией и использованием порнографии. Был сделан вывод о том, что значимой корреляции между ними не существует, хотя потребление пор нографических медийматериалов может быть значимым для отдельных категорий насильников {Ватегтап, 1996). Другие исследователи и клиницисты в ходе работ по данной проблеме обнаружили корреляционные связи между потреблением порно графии и сексуальной агрессией (Marshall, 1989;

Malamuth & Donnerstein, 1984).

В 1994 году Виктор Б. Клайн, изучив данные лабораторных и полевых экспери ментов, а также истории болезней, выявил четыре основных вида поведенческих проявлений воздействия порнографии. В качестве клинического психолога Клайну приходилось наблюдать сотни пациентов (в основном мужчин), страдающих от серьезных психических расстройств на почве секса, а также людей, уличенных в та ких сексуальных преступлениях, как растление несовершеннолетних, изнасилова ние, эксгибиционизм и т.д. "За исключением всего лишь нескольких случаев, — пи сал Клайн, — порнография была либо перво-, либо второстепенным фактором, спо собствующим развитию сексуального отклонения или сексуальной зависимости" {Сliпе, 1994, р. 233).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.