WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

520 СОВРЕМЕННАЯ МАКРОЭКОНОМИКА И ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ С МОНЕТАРИСТСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ: ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ МИЛТОНОМ ФРИДМАНОМ* Брайан Сноудон, Ховард Вэйн** 1. ВВЕДЕНИЕ Значительный вклад Милтона Фридмана в

развитие экономического анали за в целом и макроэкономики в частности охватывает период с 1932 г., когда он окончил Рутгеровский университет, получив диплом с отличием по мате матике и экономике1. За более чем 60 лет профессор Фридман написал или выступил в качестве соавтора более 30 книг и свыше 250 статей и обзоров.

Помимо многочисленных и разнообразных «научных» работ Фридман также постоянно писал статьи в газету «Newsweek»2 и написал совместно со своей женой Роуз такие мировые бестселлеры, как «Капитализм и свобода» (Friedman (1962)) и «Свобода выбора» (Friedman (1980))3. В отличие от по давляющего большинства экономистов Фридман хорошо известен и за пре делами академических кругов, подобно Джону Мейнарду Кейнсу. Наряду с Кейнсом, Фридман, вероятно, оказал самое большое влияние на макроэконо * Snowdon, B., Vane, H.R. (1997) Modern Macroeconomics and Its Evolution from a Monetarist Perspective: An Interview with Professor Milton Friedman, Journal of Economic Studies, 24, 4, 191–221.

© MCB University Press, ** Брайан Сноудон – профессор Нортумбрского университета (г. Ньюкасл, Великобрита ния);

Ховард Вэйн – профессор Университета им. Джона Мура (г. Ливерпуль, Великоб ритания). Авторы хотели бы выразить благодарность профессору Милтону Фридману за то время и внимание, которое он уделил им при переписке и ответах на вопросы. Взгля ды, содержащиеся в тексте статьи и примечаниях, принадлежат исключительно авторам и могут не совпадать со взглядами профессора Фридмана.

На решение Фридмана (как и многих других лауреатов Нобелевской премии по эконо мике его поколения по обе стороны Атлантики) изучать экономическую теорию значи тельное влияние оказали трагические экономические и политические события 1929– 1932 гг., произошедшие в период его учебы в университете. Цахка приводит имена 13 ла уреатов, называющих Великую депрессию в качестве «основного фактора, подвигнувше го их изучать экономическую теорию». Из них макроэкономистами являются Лоуренс Клейн, Франко Модильяни, Роберт Солоу и Джеймс Тобин (Zahka (1992)).

За период с 1966 по 1982 гг. Фридманом было написано около 275 газетных статей (Friedman (1983)). Вероятно, наибольшей аудитории он добился в феврале 1973 г. после публикации его знаменитого интервью журналу «Playboy».

Обе книги были переведены более чем на десять языков. Кроме того, по книге «Свобода выбора» был снят десятисерийный телефильм, показанный во всем мире.

ЭКОВЕСТ (2002) 2, 4, 520–557 © Институт приватизации и менеджмента, Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения мическую теорию и политику по сравнению с другими экономистами после военного периода. В значительной степени это можно объяснить его несом ненным мастерством и убедительностью аргументации, а также большим чис лом работ по экономической теории.

Несмотря на то что профессор Фридман ассоциируется прежде всего с монетаризмом и приверженностью точке зрения об эффективности свобод ных рынков в разнообразных ситуациях, его интересы гораздо шире. Его ос новные публикации охватывают теоретические и прикладные вопросы мик роэкономики, методологию, анализ функции потребления, прикладную ста тистику, международную экономику, теорию и историю денег и монетарную политику, деловые циклы и инфляцию (см. Thygesen (1977);

Butler (1985)).

За более чем 60 лет интересы Фридмана как профессионального экономиста постепенно сместились с теории цен (и вопросов методологии) к теории де нег, а также к проблемам и политике экономической стабилизации. Это оче видно из цитаты Нобелевского комитета при присуждении ему премии в 1976 г.: «За достижения в области анализа потребления, истории и теории де нег и за демонстрацию сложности стабилизационной политики» (см. Lindbeck (1985)). В свою очередь, исследования Фридмана оказали влияние на новое поколение выдающихся экономистов, сделавших карьеру и заслуживших высокую репутацию за последние тридцать лет. Наиболее яркий пример – лауреат Нобелевской премии 1995 г. профессор Роберт Лукас, мл., который, с чем согласится большинство, является «ведущим макроэкономистом нашего поколения» (Parkin (1992)). Лукас получил премию за видоизменение мак роэкономического анализа путем разработки и применения гипотезы рацио нальных ожиданий и за углубление нашего понимания экономической поли тики. Он открыто признает важную роль Фридмана в привлечении его вни мания к экономической теории и исследованиям, называя его «великим экономистом» (Klamer (1984), 30). По словам Лукаса, Фридман был его «са мым важным учителем», и он уверен в том, что прочитал все, когда либо на писанное Фридманом (см. Lucas (1994a), 221).

Особенно большое влияние на поколение экономистов, получивших об разование в США в период с начала 1960 х гг., оказала публикация книги Фридмана и Шварц «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867–1960» (Friedman, Schwartz (1963)), которая, согласно Лукасу, сыграла важную, «воз можно, решающую» роль в дискуссиях 1960 х гг. о стабилизационной поли тике (Lucas (1994b)). Размышляя о долговечности этой «классической» рабо ты, Лукас отметил, что это была бы первая книга в его портфеле, если бы его когда либо пригласили в Вашингтон «не для того, чтобы любоваться на цве тущую вишню»4. В то время как «Монетарная история», несомненно, являет Стэнли Фишер характеризует влияние книги Фридмана и Шварц как «чрезвычайно важ ное» (Fischer (1994)), а Грегори Мэнкью и Дэвид Ромер полагают, что новую кейнсианскую экономическую теорию вполне можно именовать «новой монетаристской экономической теорией» (Mankiw, Romer (1991)). См. также интервью с Мэнкью в Snowdon, Vane (1995), где четко показывается влияние Фридмана и Лукаса на взгляды новых кейнсианцев.

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн ся наиболее значительной книгой Фридмана в области макроэкономики, его президентское обращение 1967 г. к Американской экономической ассоциации, опубликованное под названием «Роль монетарной политики» (Friedman (1968)), безусловно, является его наиболее значительной статьей. В 1981 г.

Роберт Гордон назвал данную статью возможно самой значительной статьей по макроэкономике, написанной за последние двадцать лет. Позднее Джеймс Тобин, один из наиболее ярких, эффективных и давних критиков Фридмана, пошел еще дальше, характеризуя статью 1968 г. как «скорее всего наиболее значительную статью, когда либо опубликованную в экономическом журна ле» (курсив наш. – Б.С., Х.В.) (Tobin (1995)). Использование Фридманом кон цепции «естественной нормы» Викселля применительно к безработице было, говоря высоким слогом, «шедевром маркетинга» (см. Dixon (1995)), в то вре мя как использование термина «рациональный» в рамках гипотезы ожида ний в 1970 е гг. положило начало новой классической экономике. Под влия нием работы профессора Фридмана кейнсианцы были вынуждены перефор мулировать и пересмотреть свое обоснование активной политики до того, как их теоретическая аргументация была еще более подорвана острой критикой профессора Лукаса и других ведущих новых классических экономистов5.

Отстаивание Милтоном Фридманом свободного функционирования рын ков без неправомерного (даже если и с благими намерениями) государствен ного вмешательства – тема, проходящая через многие его работы. Если бы кто либо попытался кратко сформулировать философию Фридмана, то она звучала бы следующим образом: «Рынки работают, правительство неизменно терпит неудачу». Несмотря на то что скромное происхождение из семьи бед ных иммигрантов вполне могло породить в нем неодобрение эксплуататорс кой природы капитализма, в реальности все произошло наоборот. Сегодня Фридман является величайшим из ныне живущих сторонников свободного рыночного капитализма, системы, которая, по его мнению, обладает значи тельными возможностями повышения жизненных стандартов, если только государство воздержится от вмешательства в работу экономического механиз ма. И для сторонников, и для противников Фридмана его исследования и идеи были и остаются основным источником дискуссий в экономических и поли тических кругах. Но как он сам в возрасте 83 лет расценивает свой вклад в экономическую теорию в целом и макроэкономику в частности?* 8 января 1996 г. мы взяли интервью у профессора Фридмана у него дома в Сан Франциско. Ниже представлены его соображения по некоторым важным вопросам, касающимся эволюции и нынешних дискуссий по поводу совре Тобин, перечитывая статью Фридмана 1968 г. (Friedman (1968)), был поражен, насколько в духе новых классиков оказалось его президентское обращение к Американской эконо мической ассоциации (Tobin (1995), 40–41). Гордон полагает, что функцию предложения Лукаса в действительности следует называть функцией предложения Фридмана (Gordon (1981), 505). (Функция предложения Лукаса имеет следующий вид: y = y* + b( – e), где y – реальный объем производства;

y* – реальный объем производства в условиях полной занятости;

– темп инфляции;

e – ожидаемый темп инфляции. – Прим. пер.) * 31 июля 2002 г. Милтону Фридману исполнилось 90 лет. – Прим. пер.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения менной макроэкономики. В заключении мы даем краткую оценку нынешнего статуса монетаризма в свете последних событий.

2. ИСТОРИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ Что в первую очередь побудило Вас изучать экономическую теорию и стать экономистом?

Я окончил колледж в 1932 г. Будучи студентом, я одновременно специализи ровался в экономической теории и математике, и после окончания колледжа мне предложили две стипендии для продолжения обучения в аспирантуре. В то время не было таких щедрых стипендий, как сегодня, – стипендия предпо лагала, что кто либо предложит платить за ваше обучение. Одну стипендию мне предложили для обучения математике в Брауне и другую – для обучения экономике в Чикаго. Теперь представьте себе 1932 г., когда четверть населе ния была охвачена безработицей. Какая проблема была самой важной и нео тложной? Со всей очевидностью, это была экономика, и поэтому с моей сто роны не было никаких сомнений в том, изучать экономическую теорию или нет. Когда я начинал обучение в колледже, я ничего не знал обо всех этих проблемах, поскольку рос в весьма малообеспеченной семье, где не было осо бого понимания происходящих вокруг событий. Я очень интересовался мате матикой и достиг в ней определенных успехов. Так что я посмотрел вокруг, чтобы выяснить, есть ли какой нибудь способ заработать себе на жизнь с по мощью математики. Единственный способ, который я смог найти до поступ ления в колледж, заключался в том, чтобы стать актуарием, и поэтому моей первоначальной целью при поступлении в колледж было стать актуарием. В первые два года моего обучения я даже сдал несколько экзаменов по теории вероятностей, но больше этим я никогда не занимался.

3. «ОБЩАЯ ТЕОРИЯ» КЕЙНСА И КЕЙНСИАНСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ В то время когда Вы были студентом Рутгеровского университета, как Ваши преподаватели объясняли Великую депрессию?

Это очень интересный вопрос, поскольку долгое время я считал, что фунда ментальное отличие между моим подходом к Кейнсу и подходом к Кейнсу Аббы Лернера, если взять его в качестве особого примера, обусловлено тем, чем нас учили наши профессора. Я начал обучение в аспирантуре осенью 1932 г., когда Депрессия еще не закончилась. Мои учителя, которыми были Якоб Вайнер, Фрэнк Найт и Ллойд Минтс, учили нас, что происходящее было роковой ошибкой Федеральной резервной системы, сократившей предложе ние денег. Это не было природным катаклизмом или чем то неизбежным, или чем то, чему следовало позволить идти своим ходом. Существовали меры, ко торые необходимо было предпринять. Якоб Вайнер, от которого в аспиранту Брайан Сноудон, Ховард Вэйн ре я услышал первый курс по чистой экономической теории, выступил в Мин несоте с речью, в которой он вполне определенно призвал к проведению Фе деральной резервной системой и правительством экспансионистской по литики. Поэтому кейнсианская революция не явилась внезапным озарением, указывающим на то, что можно сделать в определенной ситуации и чего, каза лось бы, никто больше не знал.

Можете ли Вы вспомнить, когда Вы впервые прочитали «Общую теорию» (Keynes (1936)) и каковы были Ваши впечатления от этой книги?

На самом деле я не могу ответить на этот вопрос: я не помню. Может быть, я смогу вам сказать, если загляну в мой первый экземпляр «Общей теории», поскольку иногда я имел привычку отмечать на книгах дату, когда я их купил, и сколько я за них заплатил. Да, здесь есть. Я купил ее в 1938 г. и заплатил за нее 1.8 доллара (смех). Вероятно, тогда я ее впервые и прочитал, но я не по мню мои впечатления, это было очень, очень давно. Но я все же помню, что в начале 1940 х гг. я написал рецензию на эту книгу, в которой подверг содер жащийся в ней кейнсианский анализ серьезной критике.

Как Вы считаете, почему кейнсианская «Общая теория» в течение столь ко роткого периода времени – около десяти лет с момента публикации в 1936 г. – овладела умами такого большого числа профессиональных экономистов тео ретиков?

Я не думаю, что вообще существует какая либо проблема в объяснении этого факта. Если взять экономическое образование в целом, то описанное мной преподавание экономической науки в Чикаго было очень большим исключе нием. Основная часть того, что преподавалось, почти полностью соответство вала взглядам Мизеса Хайека. Если взять Лондонскую школу экономики, то контраст с Аббой Лернером был наиболее очевиден, поскольку его, как и боль шинство людей, изучавших экономическую теорию, учили, что Депрессия была необходимым лекарством, которое экономика должна была принять для излечения ото всех болезней, вызванных предшествующей экспансией. Это до ужаса мрачный подход. Затем совершенно неожиданно появляется эта при влекательная доктрина из Кембриджа, кейнсианская «Общая теория», пред ложенная человеком, уже добившимся большой известности, в первую оче редь благодаря своей книге «Экономические последствия версальского мир ного договора» (Keynes (1919)). Он говорит: послушайте, мы знаем, как решить эти проблемы, и существующий способ очень прост. Располагая гипотезой, которая говорит вам, почему возникла эта проблема, вы непременно ухвати тесь за нее, учитывая, что единственной существовавшей альтернативой была мрачная точка зрения австрийцев (смех).

Насколько важное значение для распространения кейнсианской экономи ческой теории имели учебник вводного курса Пола Самуэльсона (Samuelson Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения (1948)) и учебник промежуточного уровня Элвина Хансена (Hansen (1953))?

Они имели очень важное значение. Я думаю, что Хансен действительно имел большое влияние в Соединенных Штатах (не могу сказать обо всем осталь ном мире) отчасти вследствие того, что его взгляды подверглись резкому из менению. Если вы посмотрите его раннюю работу, вышедшую до появления работы Кейнса, то она полностью соответствовала линии Мизеса Хайека.

Хансен свято верил в то, что Депрессия была необходимым лекарством, но затем он внезапно прозрел и стал убежденным представителем кейнсианства.

К этому времени он уже работал в Гарварде, тогда как своих прежних взгля дов он придерживался, работая в Миннеаполисе. Хансен был очень хорошим учителем и прекрасным человеком. Он имел очень большое влияние, я в этом нисколько не сомневаюсь. Влияние Самуэльсона проявилось несколько по зднее. Если не ошибаюсь, Хансен изменил свои взгляды к 1938 или 1939 г., тогда как учебник вводного курса Самуэльсона появился только после вой ны, так что он оказал свое влияние намного позднее. Хансен имел очень боль шой авторитет благодаря влиятельности в Гарварде. Там имелась хорошая группа экономистов, принятых на работу во время войны, которые играли значительную роль в Федеральной резервной системе, Министерстве финан сов и в Вашингтоне. Поэтому я думаю, что Хансен имел очень большое вли яние6.

Выдающийся теоретик реального делового цикла Чарльз Плоссер утверждал, что в отсутствие модели IS LM Джона Хикса кейнсианская «Общая теория» была бы гораздо менее значимой (Plosser (1994)). Согласны ли Вы с такой точ кой зрения?

Я полагаю, что есть все основания так утверждать, поскольку впоследствии Самуэльсон построил свою крестообразную диаграмму, полностью опираясь на модель IS LM Хикса. Я думаю, что это точное замечание.

Если бы Кейнс дожил до присуждения ему Нобелевской премии по экономике, как Вы считаете, какой была бы формулировка Нобелевского комитета?

Это зависит от того, когда он был бы награжден. Если бы он был награжден в начале 1969 г., то формулировка, несомненно, звучала следующим образом:

О том, как кейнсианство через Гарвардский университет пришло в США см. Sweezy (1972);

Currie (1972);

Salant (1988);

Samuelson (1988) и Colander, Landreth (1996). Утверждение Фридмана о том, что ранняя работа Хансена «полностью соответствовала линии Мизеса Хайека», является, по меньшей мере, спорным. И Марк Блауг, и Дэвид Лэйдлер (в своих комментариях и переписке с авторами настоящей работы) отвергают все предположения насчет того, что на Хансена какое либо значительное влияние оказали взгляды на Депрес сию представителей австрийской школы политэкономии. Обсуждение вклада Элвина Хансена в развитие монетаристской мысли в США см. также в Mehrling (forthcoming).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн «Человеку, который показал нам, как выйти из Депрессии и как проводить по литику, ведущую к достаточно полной и стабильной занятости». Но если бы премия была дана, скажем, в 1989 г., я думаю, что формулировка звучала по иному. Было бы сказано: «Экономисту, чья непрерывная работа, начиная с «Трак тата о вероятности» (Keynes (1921)) и далее по порядку, значительно повлияла на направление развития экономической науки». Но вы знаете, что все это лишь предположения;

кто знает, какова могла бы быть формулировка (смех). Позволь те мне прояснить мою позицию по отношению к Кейнсу. Я считаю, что он был великим экономистом, одним из великих экономистов нашего времени, и что «Общая теория» является значительным интеллектуальным достижением. Мы имели явление, которое нуждалось в объяснении. Как может существовать мас совая безработица в экономике со столь широкими производственными воз можностями? Это было явление, нуждавшееся в объяснении, и он дал такое объяснение, которое, с моей точки зрения, было правильным. Все что нам нуж но – это иметь в своем распоряжении очень простую теорию, позволяющую понять суть явления. Ни одна теория не будет иметь успеха, если она является слишком сложной и трудной, поскольку большинством явлений управляет всего несколько основных сил. То, что делает хорошая теория, – это упрощение;

она выделяет основные силы и исключает остальные. Так что кейнсианская «Об щая теория» была теорией правильного типа. В целом наука продвигается впе ред главным образом посредством неудачных экспериментов, которые подго тавливают почву для дальнейших исследований. Я рассматриваю «Общую тео рию» как неудачный эксперимент. Она была теорией правильного типа, имела содержание, поскольку позволяла делать прогнозы;

но после того как эти про гнозы были сделаны, они не подтвердились на практике, и поэтому я рассмат риваю эту теорию как неудачный эксперимент.

Как Вы думаете, в чем состоит основной вклад новой кейнсианской литерату ры в развитие макроэкономики?

Я не собираюсь комментировать этот вклад, поскольку в действительности я не следил за данной литературой достаточно внимательно. С момента публи кации нашей книги «Монетарные тренды» (Friedman, Schwartz (1982)) и в особенности моей книги «Вред денег» (Friedman (1992)) я практически не занимался подобными вопросами. В последние три или четыре года я скорее работал совместно с моей женой над нашими мемуарами.

4. МОНЕТАРИЗМ Считаете ли Вы свою новую формулировку (Friedman (1956)) количественной теории денег дальнейшим развитием кейнсианской теории предпочтения лик видности?

Ни в коем случае. Я считал ее, как я тогда говорил, продолжением общей тео рии денег, которую мне преподавали в бытность студентом до появления тео Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения рии Кейнса. Одна из ее частей согласуется с анализом предпочтения ликвид ности. Но если вы спрашиваете меня, было ли в то время это моей целью или понимал ли я это, то я вынужден сказать «нет»7.

Тогда считаете ли Вы свою новую формулировку явным расхождением с кейн сианским анализом?

Нет. Я вообще не рассматривал ее таким образом. Я просто пытался сделать то, что в моем понимании было новой формулировкой количественной тео рии денег. Помните, Кейнс был сторонником количественной теории денег.

Посмотрите, например, его книгу «Денежная реформа» (Keynes (1923)), ко торую я считаю одной из его лучших работ, во многом недооцененной и на много более полезной книгой, чем «Общая теория». В отличие от «Общей те ории» она не представляла собой попытку создания новой теории. В ней пред ставлено применение существующей теории для объяснения ряда интересных явлений, в том числе послевоенной инфляции. Это очень хорошая часть ра боты, которая имеет непосредственное отношение к количественной теории денег, и я был сторонником этой теории. Так что если вы спросите, чем отли чалась кейнсианская теория предпочтения ликвидности от количественной теории, которую он использовал в своей книге «Денежная реформа» (Keynes (1923)), то она отличалась только идеей о наличии ловушки ликвидности. Это было единственным существенным различием в идеях. В моей формулиров ке нет ловушки ликвидности;

ее возникновение возможно, но это не является предметом анализа.

Несмотря на то что вплоть до начала 1970 х гг. убежденность в стабильнос ти функции спроса на деньги хорошо подтверждалась эмпирическими данны ми, впоследствии в ряде исследований были обнаружены свидетельства оче видной нестабильности. Подрывает ли это аргументацию в пользу правила постоянного роста денежной массы?

И да, и нет. Если имеется стабильная функция спроса на деньги, это не озна чает, что можно говорить, что она никогда не изменится и что на нее никогда ничто не повлияет. Давайте рассмотрим пример Соединенных Штатов, кото рый я знаю лучше всего. Если взять период после Второй мировой войны, скажем 1980 г., вы получите очень стабильную функцию спроса на деньги.

При этом не имеет никакого значения, используете ли вы денежную базу, M1, M2 или M3: вы получите по сути одинаковый результат. В начале 1980 х гг. в монетарной системе произошел ряд структурных изменений, в частности ка Эту точку зрения не разделяет Патинкин, который утверждает, что новую формулировку количественной теории денег Фридмана следует трактовать как «простое изложение со временного портфельного подхода к спросу на деньги, который... только и можно рас сматривать как продолжение кейнсианской теории предпочтения ликвидности» (Patinkin (1969)).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн сающихся выплаты процентов по депозитам до востребования, которые при вели к изменению функции спроса на деньги, особенно в отношении денеж ной базы и агрегата М1. В последующий период продолжительностью около пяти лет было очень трудно узнать, что происходит с функцией спроса на день ги по причине этих структурных изменений. Затем, начиная приблизительно с 1985 г., подверглась пересмотру прежняя функция спроса на деньги М2, чего не было сделано в отношении М1 и денежной базы, которые были очень не стабильными. Если вы построите диаграмму, как это сделал я, сопоставив темп изменения этих различных денежных агрегатов (год к году) с изменением тем пов инфляции спустя два года (год к году), то вплоть до 1980 г. различия меж ду агрегатами не имеют значения. После 1980 г. M1 и денежная база ведут себя полностью непредсказуемо. С другой стороны, взаимосвязь с денежным агрегатом М2 остается практически такой же значительной. Так что здесь су ществует реальная проблема, поскольку если, как и многие другие люди (но не я), вы рассматриваете М1 в качестве основного денежного агрегата, то было бы ошибкой поддерживать темп его роста на стабильном уровне. Но если бы вы поддерживали устойчивый темп роста денежного агрегата М2, то все было бы в порядке8.

Как Вы относитесь к утверждению Роберта Лукаса (Lucas (1994b)), что 1970 е гг. были временем успеха работы Фридмана и Шварц «Монетарная история Соединенных Штатов, 1867–1960» (Friedman, Schwartz (1963)), тог да как 1980 е гг. следует рассматривать как время постепенного падения ее популярности? Произошло ли это под влиянием теоретиков реального дело вого цикла?

Я не уверен, как следует отвечать на этот вопрос. В действительности я ни когда не смотрел на историю данной работы с точки зрения ее успеха или не удачи (смех). На 30 ю годовщину со дня ее выхода в свет было написано всего три отзыва9. Должен сказать, что отзыв, который мне нравится больше всего, это отзыв Джеффри Майрона, поскольку он акцентировал внимание на том, что, по моему мнению, действительно имеет важное значение и относится не только к теории денег, но и к экономической науке в целом, – необходимость проверки теорий на историческом и эмпирическом материале. Мне кажется, Модильяни утверждает, что причиной «череды отступлений от монетаризма», включая «та ких прежде твердых приверженцев, как Алан Мелтцер, Беннет МакКаллум, Уильям Пул и Томас Мэйер», явилась нестабильность скорости обращения денег в начале 1980 х гг.

(Modigliani (1988)). Несмотря на это, Томас Мэйер считает себя «умеренным монетарис том» и не согласен, например, с тем, что монетаристы «продемонстрировали преимуще ство правил над свободой действий в экономической сфере» (Mayer (1990)). Рассмотре ние более известных объяснений и последствий загадочного сокращения скорости обра щения денежного агрегата M1 в течение 1980 х гг. см. в Stone, Thornton (1987).

См. Lucas (1994b);

Miron (1994) и Smith (1994). Великолепное исследование и обсужде ние научной методологии Фридмана и его дебатов с критиками насчет причинно след ственной роли денег в деловом цикле см. в Hammond (1996).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения что во многих отношениях «Монетарная история» имела методологическое значение. Я не склонен считать, что она не имела в целом существенного зна чения, но настаиваю на присутствии методологического значения, и Майрон, насколько я помню, особо выделил его в своем отзыве. А теперь вернемся к вашему вопросу. Существует проблема отделения науки от политики.

1980 е гг. были эпохой Рейгана. Меня знали как близкого советника Рейгана.

Академическое сообщество практически полностью выступало против поли тики Рейгана, хотя это, вероятно, было менее справедливо для экономики, чем для какой либо другой академической дисциплины, которую вы можете на звать. Я говорю здесь об общественных и гуманитарных науках, а не о есте ственных. Я могу быть абсолютно неправ в этом отношении, я на это надеюсь, но я полагаю, что тот факт, что я был связан с администрацией Рейгана, опре деленным образом повлиял на желание части экономистов дистанцироваться от моих работ. Есть и еще кое что, о чем следует сказать. В любой науке, будь то экономика, математика или что нибудь еще, главное – это не повторять прошлое, а двигаться вперед к новым идеям. Любая наука каждые десять или двадцать лет должна иметь новый «пунктик», или же она умрет. Я полагаю, что акцент на теории реального делового цикла на некоторое время обеспе чил новый «пунктик», который оказал значительное влияние на труды эко номистов.

Согласны ли Вы с тем, что наиболее значительной Вашей работой, по видимо му, является статья «Роль монетарной политики» (Friedman (1968))?

Я не сомневаюсь в том, что эта статья имела серьезное значение. Но когда вы говорите о сравнениях, то мне трудно сделать выбор между этой статьей и «Методологией позитивной экономической науки», которая имела такое же большое значение в другом направлении, не по содержанию, а по методо логии.

Как Вы считаете, насколько возросло значение Вашей работы 1968 г.

(Friedman (1968)) благодаря тому, что в ней были предсказаны события 1970 х гг., и в частности ускорение инфляции?

Я думаю, что здесь не может быть каких либо сомнений. Работа явилась ос новной причиной изменения позиции экономистов. Как я уже сказал, пра вильный тип теории – это такая теория, на основе которой можно делать про гнозы, подлежащие опровержению. На основе кейнсианской теории был сде лан прогноз, который можно было опровергнуть, и он был опровергнут. На основе теории, которую разработал я, также были сделаны прогнозы;

в дан ном случае было предсказано, что мы столкнемся с ускорением инфляции, и этот прогноз не был опровергнут.

Одновременно с Вашим президентским обращением к Американской экономи ческой ассоциации, Эдмунд Фелпс в своей статье в журнале «Economica» (Phelps Брайан Сноудон, Ховард Вэйн (1967)) также отрицал существование выбора между инфляцией и безрабо тицей в долгосрочной перспективе. Существуют ли сколько нибудь значимые различия между Вашим анализом кривой Филлипса и аналогичным анализом Эдмунда Фелпса?

Существуют значительное сходство и множество совпадений. Основное раз личие состоит в том, что я рассматривал кривую с точки зрения теории денег, в то время как Эдмунд Фелпс – с точки зрения рынка труда. Но теории оди наковые, утверждения совпадают и там нет никаких различий.

Существуют ли сколько нибудь значимые различия между Вашим определени ем естественной нормы безработицы и кейнсианским определением полной за нятости?

Откровенно говоря, они идентичны. Его определение полной занятости – это просто ситуация, в которой нет неудовлетворенных работников, в которой все, кто желает работать за существующую заработную плату, имеют работу. Я думаю, что процитировал его слова более или менее правильно. Мое опреде ление естественной нормы безработицы состоит в том, что это норма, при ко торой спрос и предложение равны, так что нет избыточного предложения или спроса, и все ожидания людей оправдались. Я считаю, что оба эти определе ния связаны с определением естественной процентной ставки Викселля. Я не думаю, что между ними существует большое различие10.

В своей работе 1968 г. Вы акцентировали внимание на значении включения в кривую Филлипса инфляционных ожиданий (Friedman (1968)). С тех пор адап тивные ожидания вышли из моды вслед за тем, что может быть охарактери зовано как революция рациональных ожиданий. Какую из гипотез Вы предпо читаете в качестве способа моделирования того, каким образом формируют ся такие ожидания у экономических агентов?

Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Теоретический принцип всегда оста вался прежним: важно, что ожидания существуют и что они играют очень се рьезную роль. Это старая идея, в ней нет ничего нового. Я уверен, что вы мо жете найти ее у Маршалла. Я знаю, что вы можете найти ее у Шумпетера.

Фактически, вы можете найти ее везде. Теория адаптивных ожиданий была одним из способов сделать возможным эмпирическое наблюдение, и во мно гих случаях этот способ, по видимому, работал. Наиболее ярким примером См. статью Диксона, который делает вывод о том, что фридмановское определение есте ственного уровня безработицы является «в целом производным» от концепции полной занятости Патинкина, разработанной им в работе «Деньги, процентная ставка и цены» (Patinkin (1956)) (Dixon (1995)). Кейнсианское определение полной занятости можно найти на страницах 15–16 и 26–28 его книги «Общая теория занятости, процента и де нег» (Keynes (1936)).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения было исследование гиперинфляции в Германии и других европейских стра нах Филлипа Кейгана (Cagan (1956)), где теория адаптивных ожиданий ра ботала вплоть до точки, в которой возникает необходимость проведения реформы. Затем она не работала вообще. Лучшими исследованиями в рамках этого подхода были более поздние работы Тома Сарджента об эффекте де нежных реформ (Sargent (1982)).

Рациональные ожидания Боба Лукаса в определенной степени очевидны и хорошо известны. В прошлом каждый знал, что рациональный человек не будет основывать свои ожидания на ранее происходивших событиях, если они были связаны с более или менее крупными изменениями государственной политики, он также будет принимать во внимание свои знания о них. Науч ный вклад Лукаса отчасти заключался в том, чтобы дать этому понятию на звание, и я не думаю, что вы стали бы недооценивать значение того, чтобы называть вещи своими именами. Как вы знаете, никто не в состоянии одно временно держать в голове всю возможную информацию, и как когда то гово рил Маршалл, вы тоже не можете этого сделать. Необходимы различные способы упрощения и выяснения того, как события связаны между собой. Ре альный вклад Боба Лукаса состоял в том, что он показал, как можно форма лизовать и практически выполнить исследования, которые позволили бы по лучить эмпирический аналог гипотетических и неподдающихся измерению рациональных ожиданий. Это был его реальный вклад.

Я всегда испытывал большие затруднения с базовой точкой зрения, что в некотором смысле всегда можно сказать, оправданы ожидания или нет. По звольте мне пояснить, что я имею в виду. В настоящее время абсолютно раци онально предполагать, что в определенный момент в последующие 20 лет бу дет иметь место высокая инфляция. Имеется множество примеров высокой инфляции. Предположим, я ожидаю, что вероятность высокой инфляции со ставляет 10%, а ее не происходит. Таким образом, я оказался в лучшем поло жении, чем если бы высокая инфляция имела место, а я покупал реальные, а не номинальные, активы с целью защиты моего имущества. Если высокой ин фляции не происходит, то в чем я был неправ? Всегда существовала опреде ленная вероятность. В любом случае вероятность возникновения определен ного события после того, как оно произошло, всегда равна единице. Как я могу судить, были ли чьи либо так называемые рациональные ожидания правиль ными? Вы можете сказать, что необходимо иметь распределение вероятности определенного события. Должен ли я взять период в 1000 лет, 100 лет, 50 лет?

Какова правильная основа? Более того, в каждом определении рациональных ожиданий признается, что заранее вам известно только распределение веро ятности, а не единственная точка. И это порождает вопрос, существует ли объективная вероятность? Единственное определение вероятности, которое для меня может иметь смысл, это субъективная вероятность в духе Саважа и др. Сюда же можно отнести кейнсианскую степень доверия. Фактически я по лагаю, что вклад Кейнса в его книге «Трактат о вероятности» был недооценен и проигнорирован. Все нынешнее байесовское направление в статистике, ко торое оказало значительное влияние на статистические методы, основано на Брайан Сноудон, Ховард Вэйн идее о субъективной вероятности, степени доверия. Оно основано на идее того же рода, что была выдвинута Кейнсом в его книге «Трактат о вероятности» (Keynes (1921)).

Должны ли мы беспокоиться по поводу умеренных темпов инфляции, когда факты убеждают в том, что они не оказывают сильного влияния на реальные переменные?

Нет, мы не должны беспокоиться по поводу умеренной инфляции, за исклю чением того случая, когда она служит источником более высокой инфля ции, а это редкое исключение (смех). Мои краткие выводы об этом факте (в действительности я не могу претендовать на авторитетное мнение, посколь ку я не проводил исследований в этой области последние несколько лет) состоят в том, что существует краткосрочная связь между непредвиденной инфляцией и безработицей. Но между ними нет никакой связи в долгосроч ном периоде, и даже в краткосрочном периоде эта связь является очень сла бой. Основной пример, который я привожу относительно долгосрочной свя зи, это Соединенные Штаты в период 1879–1896 гг. и 1896–1913 гг. В 1879– 1896 гг. цены падали примерно на 3% в год, не постоянно конечно, но в среднем, а за период 1896–1913 гг. они росли примерно на 3% в год. Тем не менее, темпы роста реального ВНП за эти два периода являются практичес ки одинаковыми.

Со временем монетаризм зачастую стал ассоциироваться с консервативной политикой. Неизбежна ли эта предполагаемая связь?

Эта предполагаемая связь не является неизбежной. Карл Маркс был сторон ником количественной теории денег. Банк Китая (коммунистического Китая) придерживается монетаристской точки зрения. Более того, я сам не являюсь консерватором. Я либерал в классическом смысле этого слова или, используя терминологию, ставшую общепринятой в Соединенных Штатах, по философ ским убеждениям являюсь либертарианцем. В любом случае правильно ин терпретируемый монетаризм – это объективный набор утверждений о взаи мосвязи между денежными величинами и другими экономическими перемен ными. Консерваторы, радикалы, коммунисты, социалисты – любые правящие группы могут достичь своих целей лишь в том случае, если они смогут пред сказать, каковы будут последствия их действий. Подходящий комплекс мо нетаристских предложений необходим властям, принадлежащим к любому лагерю11.

Увлекательный полемический анализ насаждения в Чили экономических идей в духе чикагской школы см. в Valdes (1995). Вопросы, связанные с инфляцией и контролем за предложением денег, находились также в центре внимания при обсуждении проблемы достижения макроэкономической стабильности в странах с переходной экономикой быв шего восточного блока (см. Fischer, Frenkel (1992)).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения 5. НОВАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ МАКРОЭКОНОМИКА Можно утверждать, что одной из наиболее сложных вещей в экономической науке является формирование новых представлений. Является ли это важней шей чертой научного влияния Лукаса?

Нет, поскольку я полагаю, что это представление в определенной мере суще ствовало и прежде. Каждый знал, что ему следует быть дальновидным. То, что действительно сделал Лукас, это разработал метод, посредством которого это представление можно задействовать. Когда то я собирал некоторые высказы вания об ожиданиях. Одним довольно хорошим определением рациональных ожиданий, с точки зрения нового представления, было определение Шумпе тера, но оно не было задействовано. Я полагаю, что большим вкладом Лукаса было то, что он сделал его действующим. Каждый понимал, что в основе пове дения людей лежат ожидания относительно будущего, и вопрос состоит в том, как подходить к этой проблеме? Разумеется, реальное начало теории рацио нальных ожиданий было дано в статье Джона Мута, опубликованной в жур нале «Econometrica» (Muth (1961))12.

Почему, на Ваш взгляд, новая классическая макроэкономика оказалась настолько привлекательной для младшего поколения экономистов в Соединенных Шта тах?

Утверждение о неэффективности политики было до некоторого времени очень популярным, однако оно является еще одной теорией, которая верна, но про тиворечит своим собственным прогнозам. В начале 1980 х гг. никто не мог предположить, что утверждение о неэффективности политики является вер ным прогнозом того, что произойдет в краткосрочном периоде. В действитель ности рецессия 1980–1982 гг. полностью ему противоречила13. На самом деле я не знаю, насколько популярным был этот подход. Он был популярен в рам ках небольшой группы. Вся прелесть этого состоит в том, что он возвращает нас к чисто теоретическому анализу. Он не замутнен никакими сложностями, трудностями, трением, чем либо еще (смех). Он достаточно логичен как тео ретический вопрос, если люди верно предсказывают будущее, но ситуация будет абсолютно иной, если их прогнозы неверны.

Кевин Гувер провел методологическое различие между Вашей работой как мар шаллианской и работой Роберта Лукаса как вальрасовской (Hoover (1984)).

Является ли это разделение обоснованным?

Койценкамп полагает, что предшественником Мута является Ян Тинберген, поскольку он предложил модель рациональных ожиданий почти на 30 лет раньше (Keuzenkamp (1991)).

Здесь взгляды кейнсианцев и монетаристов совпадают (см. Blinder (1987), 82;

Krugman (1994), 201;

Laidler (1986), 39).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн Оно вполне обосновано. В целом я полагаю, что, по всей вероятности, оно пра вильно. Я всегда проводил различие между подходами Маршалла и Вальраса.

Лично я всегда был приверженцем Маршалла. Это не означает, что подход Вальраса бесполезен или неадекватен. Я полагаю, что различаются характер и позиции людей. Я отдаю должное всему тому, что вызывает у меня восхище ние Маршаллом как экономистом, но как человек он имел реальные недо статки. Он недостойно обращался со своей женой. Мы узнали об этом еще в 1950 х гг., когда провели год в Кембридже в 1952–1953 гг. Мы провели много времени в библиотеке Маршалла и прочитали довольно много документов.

Оказалось, что Мэри Пали, его жена, была очень способной умной женщи ной. Я не хочу вдаваться в подробности этой истории;

это займет слишком много времени14.

Насколько важным оказался аргумент Кидланда/Прескотта о временной не последовательности в дебатах вокруг правил и свободы действий при проведе нии экономической политики?

Он имел очень большое значение в дебатах и это очень точная и полностью справедливая точка зрения15.

После «кончины» версии новой классической макроэкономики начала 1980 х гг., ак центировавшей внимание на неожиданных изменениях денежной массы, новый клас сический подход был возрожден теорией реального делового цикла. Было ли это, по Вашему мнению, плодотворным направлением исследований?

Отвечая на этот вопрос, я испытываю некоторые сомнения, поскольку я не следил за этой литературой или не исследовал ее настолько, чтобы дать взве шенный ответ. В действительности я не верю, что деловой цикл существует, эта концепция вводит в заблуждение. Понятие делового цикла – это нечто вроде регулярно повторяющегося явления, обусловленного внутренними дви жущими силами системы. Я не верю, что существует деловой цикл в этом смыс ле. Я полагаю, что существует система, которая имеет некоторые механизмы реагирования, и что эта система время от времени подвергается воздействию внешних случайных сил (в некоторых случаях – мощных, в некоторых – сла бых), и она приспосабливается к этим силам. Процесс адаптации имеет неко торые закономерности, которые определенным образом восходят к базовой идее Слуцкого об аккумуляции случайных сил. Некоторые из этих сил, не сомненно, реальны, и поскольку сторонники теории реального делового цик ла акцентируют внимание на том, что нарушения равновесия происходят из Исчерпывающее описание жизни и работы Альфреда Маршалла см. в Groenewegen (1995).

В более ранней переписке с профессором Милтоном Фридманом он заметил, что на прак тическом уровне утверждение о временной неустойчивости «немногое добавило к аргу ментации в пользу правил по сравнению со свободой действий», которая «всегда была очень сильной» (Friedman (1994)).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения вне, то все это к лучшему. С другой стороны, механизм, реагирующий на ре альные нарушения, является преимущественно денежным, и, недооценивая роль денег в этом процессе, так называемая теория реального делового цикла не принесла существенной пользы16. Возможно, вы знакомы с моей неболь шой статьей в журнале «Economic Inquiry» о том, что я называю «моделью колебания резинки» (Friedman (1993)). Она была написана много лет назад в рамках ежегодного отчета Национального бюро экономических исследований и имеется в собрании работ, содержащихся в книге «Оптимальное количе ство денег» (Friedman (1969)), хотя я несколько изменил ее для журнальной версии. Цитирую: «Представьте себе резинку, туго натянутую между двумя точками, расположенными на жесткой горизонтальной доске и слегка к ней прикрепленными. Дерните за резинку в нескольких местах, выбранных более или менее случайно, с разной силой, а затем удержите ее в самом низком по ложении. Результатом будет ряд видимых колебаний, амплитуда которых за висит от силы, с которой вы ее дергали» и т. д. Лично я считаю эту модель намного более полезной, чем модель самопроизвольного цикла.

С ростом популярности моделей реального делового цикла в 1980 х гг. многие представители новой классической макроэкономики для проверки результатов работы своих моделей обратились к методу калибровки, а не к традиционным эконометрическим методам. Как Вы оцениваете метод калибровки?

Я полагаю, что это уход от сути проблемы. Недостаточно показать, что в моде ли в точности воспроизведены характеристики временных рядов. Если модель имеет какое либо значение, то она должна давать прогнозы событий, которые можно наблюдать и опровергать17. Можно подобрать любой набор данных, пол ностью соответствующих регрессии, построенной на основе метода наимень ших квадратов, если в ней есть достаточное количество переменных.

6. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ОБЩИЕ ВОПРОСЫ Ранее Вы сказали, что Ваша работа «Методология позитивной экономической науки» (Friedman (1953a)) является одной из наиболее значимых Ваших работ.

Ожидали ли Вы, что впоследствии эта статья вызовет столько возражений?

Нет.

Интересует ли Вас по прежнему философия науки и формальная методоло гия?

Лукас также критически относился к особому акценту в исходной модели Кидланда/ Прескотта на реальных факторах в противоположность денежным (Lucas (1987), 33).

Критическую оценку методологии калибровки см. в работе Гувера, который приходит к выводу о том, что ей «до сих пор не хватает такой строгости, какую предполагают эконо метрические методы» (Hoover (1995)).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн Эта область интересовала меня некоторое время, но после того, как я написал эту работу, я решил, что лучше я буду сам заниматься экономикой, чем учить людей тому, как проводить экономические исследования. Я обнаружил, что мои взгляды очень схожи со взглядами Карла Поппера, и я немного следил за его работами, но не вполне серьезно18. Одной из основных причин того, поче му эта статья вызвала так много возражений, является то, что я заранее для себя решил, что не буду реагировать на нападки (смех). Я серьезно. Если вы хотите вызвать споры вокруг одной из ваших статей, напишите что либо, что будет подвергнуто нападкам, и затем не отвечайте на них, тем самым давая возможность нападающим упиваться своей «победой».

Как Вы думаете, почему среди экономистов существует меньше разногласий по микроэкономическим вопросам, чем по макроэкономическим?

Главным образом потому, что в области микроэкономики не было ничего со поставимого с кейнсианской революцией в макроэкономике. Некоторое вре мя казалось, что такую роль в микроэкономике сыграет теория несовершен ной конкуренции Чемберлина и Робинсон, но на практике она легко вписа лась в традиционную классическую микроэкономическую теорию, как она представлена в «Принципах» Маршалла. Вторая причина, а на самом деле единственная причина, которая привела к кейнсианской революции, состоя ла в том, что проблемы занятости/безработицы и деловых циклов стали важ нейшими политическими проблемами.

Как Вы думаете, насколько важно, чтобы макроэкономические модели базиро вались на микроэкономической теории выбора?

Для макроэкономических моделей менее важно базироваться на микроэко номической теории выбора, чем иметь эмпирическое приложение, которое может быть опровергнуто. Микроэкономические положения теории выбора могут предоставить гипотезу для совершенствования макроэкономических моделей, но ключевые макроэкономические модели существовали длитель ное время и имели большой успех без недавно сделанного акцента на микро экономических основаниях теории выбора.

Считаете ли Вы, что попытки понять причины жесткости заработной пла ты и цен являются плодотворным направлением исследований?

Я думаю, что нельзя указывать людям, какое направление исследований является плодотворным. Плодотворным направлением исследований явля Уважение Фридмана к Карлу Попперу разделяет и Марк Блауг, который в своей после дней статье «Автобиографические размышления» признает свое восхищение фридманов ским «стилем проведения экономических исследований», в то же время «высказывая пол ное неприятие» его политических взглядов (Blaug (1994)).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения ется все. Я очень хорошо помню, что когда я консультировал докторантов насчет их диссертаций, они приходили и говорили, что по их теме практи чески все уже сделано. Нет такой темы, по которой больше ничего нельзя сделать, опираясь на то, что было сделано прежде. Я нисколько не сомнева юсь в том, что жесткость заработной платы имеет место, поскольку очевид но, что это правда жизни и это трудно отрицать. Вопрос же заключается в том, имеет ли она значение, почему она имеет значение и в каких случаях.

Как я говорил ранее, суть успешной теории состоит в том, что она извлекает ключевые элементы из всего множества сопутствующих обстоятельств. Так что мне не хотелось бы у кого либо отбивать охоту к исследованиям в опре деленной области. Более того, мне не хотелось бы отбивать у кого либо охо ту к исследованиям в любой области. То, что люди должны делать – это де лать то, что им интересно, следуя своей собственной интуиции и своим соб ственным идеям.

Роберт Лукас (Lucas (1994a)) утверждал, что «профессиональные экономис ты – прежде всего ученые.., несущие ответственность за то, чтобы продуци ровать новые знания путем проникновения исследований на новую и потому неизбежно противоречивую территорию». Каковы, на Ваш взгляд, возможные направления развития макроэкономических исследований?

Экономисты – это ученые, но они находятся под влиянием событий, происхо дящих в окружающем мире. Несомненно, что большой интерес к деловым циклам отчасти явился следствием Великой депрессии. В современном мире мы имеем еще более поразительное явление: с одной стороны – это всемир ная технологическая революция, а с другой – политическая революция, раз вал Советского Союза и независимость бывших республик. Обе революции имели общий результат – то, что называется глобализацией экономики (тер мин, который я ненавижу). Обе они привели к ситуации, когда производи тель может выпускать продукцию в любой точке мира, продавать ее по всему миру, использовать ресурсы, расположенные по всему миру, и располагаться самому в любой точке мира. Так что больше не имеет смысла говорить об оте чественной экономике. Сделан ли автомобиль в Америке, когда комплектую щие поступают частично из Японии, а частично – из другой страны? Так было всегда, но в настоящее время этот феномен приобрел значительно более серь езное значение. Кроме того, существуют проблемы, связанные с так называе мыми развивающимися или отсталыми странами, которые сейчас впервые включаются в общий поток. Эти явления имеют огромное значение и нужда ются в обсуждении и анализе. Соответственно, экономисты должны двигать ся в направлении поиска объяснения и путей решения этих проблем. Я не сомневаюсь в том, что в ближайшие годы исследования будут сосредоточены именно на этом.

В своей статье, опубликованной в «Economic Journal» (Friedman (1991)), Вы привлекли внимание к основным усовершенствованиям инструментария ана Брайан Сноудон, Ховард Вэйн лиза, но, как показалось, предположили, что качество многих экономичес ких исследований снизилось. Можете ли Вы конкретизировать это утвер ждение?

Я не верю, что я это говорил. Что я мог сказать, так это то, что экономичес кая наука все в большей степени становится скрытым ответвлением мате матики, а не занимается реальными экономическими проблемами19. Нет сомнений, что это действительно произошло. Я полагаю, что экономичес кая наука зашла слишком далеко в этом направлении, но это можно испра вить. Возьмем «Economic Journal». В него включили раздел о текущих дис куссиях, чего не было раньше. Безусловно, всем стало намного труднее следить за литературой, за исключением своей собственной специальной области, и я полагаю, что это очень плохо для развития экономической науки. В этом смысле, верно все, что вы сказали об ухудшении качества экономических исследований. Но инструментарий анализа как техничес кая, теоретическая структура за истекший период был определенно усо вершенствован.

Как Вы думаете, почему после Второй мировой войны лидерство в макроэконо мических исследованиях перешло от Великобритании к Соединенным Штатам?

Ответ прост. Если вы слишком большой ортодокс, вы не займете никакого лидирующего положения. Что произошло? В 1930 е гг. Британия, вне всяких сомнений, занимала лидирующее положение. Но затем она превратилась в монолитную глыбу ортодоксальных взглядов, которая не могла послужить плодотворной средой для сохранения лидерства. Конечно, это сложный воп рос, поскольку все это связано в целом с изменением роли Великобритании в мире после окончания Второй мировой войны. Первая мировая война зна чительно ослабила влияние Великобритании как мирового лидера, а после Второй мировой войны этот процесс продолжился. Но в действительности, по моему мнению, суть проблемы заключалась в том, что лидерство английс кого Кембриджа в экономической науке обернулось стойкой ортодоксально стью, которая является плохой основой для революционной или новаторской работы20.

Томас Мэйер в своей недавней критике современной экономической науки с ее акцентом на формальной, абстрактной (математической) теории отдает должное Фридману, чья ориентированная на эмпирику экономическая теория, направленная на решение практи ческих проблем, оказала значительное влияние на научный подход самого Мэйера (Mayer (1993)). См. также Hoover, Sheffrin (1995).

Опыт пребывания Гарри Джонсона в Кембриджском университете в течение 1950 х гг.

практически не оставляет сомнений в том, что кейнсианцы в этот период проявляли «пред намеренное пренебрежение работами конкурирующих экономистов, занимающихся сво им предметом в других странах». Такова была «интеллектуальная нищета английских экономистов», пребывавших «в тени Кейнса». (См. Johnson, Johnson (1978).) Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения 7. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Некоторые экономисты, а возможно, и большинство, сказали бы, что фунда ментальное различие между монетаристами и кейнсианцами состоит не столько в соответствующих взглядах на влияние предложения денег, сколько во взглядах на уравновешивающие силы рыночного механизма. В то время как монетаристы верят в уравновешивающие тенденции рыночных сил, кейнсиан цы утверждают, что существуют значительные провалы рынка, требующие определенного рода активного вмешательства на макроуровне. Согласны ли Вы с такой точкой зрения?

Я не согласен с такой точкой зрения. Существуют монетаристы разного рода, некоторые из которых акцентируют внимание на провалах, а некоторые – нет.

Все экономисты – монетаристы, кейнсианцы и те, кто не относит себя ни к тем, ни к другим, – признают, что существует такое явление, как провал рын ка. Я полагаю, что в действительности различие между экономистами заклю чается не в том, признают ли они наличие провалов рынка, а в том, какое зна чение они придают провалам государства, в особенности, когда оно стремит ся исправить то, что считается провалами рынка. Это различие, в свою очередь, связано с перспективой во времени, которую экономисты допускают в отно шении различных проблем. Что касается меня, я не думаю, что в большей сте пени верю в уравновешивающие тенденции рыночных сил, чем большинство кейнсианцев. Но я в гораздо меньшей степени, чем большинство экономис тов, будь они кейнсианцами или монетаристами, верю в способность государ ства устранить провал рынка без ухудшения ситуации в экономике.

Вы утверждали, что большинство разногласий связано не с основными целями экономической политики, а скорее с выбором подходящих инструментов для достижения этих целей (Friedman (1968)). В свете Вашей работы по анализу функции потребления и экономической теории денег в целом, какую роль в мак роэкономическом контексте Вы отводите фискальной политике?

Никакую. Я полагаю, что фискальная политика принесет наибольшую пользу, если с ее помощью не станут предприниматься попытки погасить краткос рочные колебания в экономике. Я выражаю здесь мнение меньшинства, но я убежден в том, что фискальная политика не является эффективным инстру ментом контроля краткосрочных экономических колебаний. Одним из моих занятий на протяжении многих лет является выявление случаев, когда фис кальная политика идет в одном направлении, а монетарная политика – в про тивоположном. И всякий раз события начинали реально развиваться вслед за монетарной политикой. Я ни разу не столкнулся с ситуацией, когда фискаль ная политика доминировала над монетарной, и я предлагаю вам для проверки найти противоположный пример. Существуют два возможных объяснения этого факта. Одно, которое я на самом деле считаю правильным, состоит в том, что кейнсианская точка зрения о стимулирующем воздействии на эконо Брайан Сноудон, Ховард Вэйн мику дефицита государственного бюджета попросту неверна. Дефицит не ока зывает стимулирующего воздействия, поскольку его необходимо финансиро вать, и негативные эффекты его финансирования перевешивают положитель ные эффекты (если они вообще имеют место) расходов. Есть и другое объяс нение, состоящее в том, что фискальную политику намного труднее быстро скорректировать в краткосрочном периоде, чем монетарную политику. Так что в действительности я думаю, что в краткосрочном периоде фискальная поли тика не должна играть никакой роли. Однако ей принадлежит значительная роль с точки зрения долгосрочного распределения ресурсов между различны ми вариантами использования, и этот аргумент действительно должен иметь место21.

Означает ли это, что даже в ситуации 1930 х гг. Вы не рекомендовали бы про водить экспансионистскую фискальную политику?

Доминирующее положение тогда занимала не фискальная, а монетарная поли тика22. С помощью фискальной политики вы никак не смогли бы компенсиро вать сокращение количества денег на одну треть. Позвольте мне предложить вам современный пример. Возьмем сегодняшнюю Японию. Японцы напрасно тратят время и деньги в попытках проведения экспансионистской фискальной политики без экспансионистской монетарной политики. Я немного преувели чиваю, поскольку в последний год или около того, главным образом после на значения нового главы Банка Японии, они начали проводить экспансионистс кую монетарную политику. Я полагаю, что Япония достигнет значительных успехов, в экономике начнется подъем. Это очень интересное явление, поскольку поведение японского центрального банка в последние пять лет повторяет пове дение Федеральной резервной системы после 1929 г.

С начала 1980 х гг. отличительной чертой экономики европейских стран явля ется устойчиво высокая безработица. Было предложено множество объясне Подобной точки зрения придерживаются и некоторые новые кейнсианцы. См. ответ Мэн кью в Snowdon, Vane (1995), 59.

Кристина Ромер приводит убедительные эмпирические доказательства в пользу того, что непосредственной причиной восстановления экономики в США после 1933 г. явилась монетарная экспансия, тогда как фискальная политика «сыграла незначительную роль в стимулировании восстановления» (Romer (1992;

1993)). В отношении спада 1937–1938 гг.

Дэвид и Кристина Ромер утверждают, что фискальная политика была дефляционной и достаточно жесткой, но они не думают, что значительное сокращение выпуска в 1938 г.

произошло благодаря фискальным мерам (Romer, Romer (1989);

Romer (1992)). В проти воположность этому, Сандиландс утверждает, что сокращение денежной массы в апреле и декабре 1937 г. и с апреля по июль 1938 г. «усугубило» экономический спад, но полагает, что «очень сложно согласиться с утверждением Фридмана и Шварц о том, что монетар ная политика была основной причиной рецессии» (Sandilands (1990), 89). Сандиландс со глашается с Лочлином Карри, объясняющим спад фискальными причинами на основа нии резкого сокращения ежемесячных чистых государственных расходов (Sandilands (1990), 87–92).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения ний, включая гипотезу гистерезиса. Чем Вы объясняете такую устойчивую безработицу?

Я полагаю, что она является следствием существования государства всеобще го благосостояния и негибкости, присущей этой системе. Я только что прочи тал очень интересный рабочий документ Федерального резервного банка Чикаго, подготовленный совместно Ларсом Люнквистом и Томом Сарджен том (Ljungqvist, Sargent (1995)). Я согласен с их выводом. В начале работы приводится одно очевидное объяснение – это государство всеобщего благо состояния и изменение стимулов людей. Но в таком случае возникает баналь ный вопрос: почему тогда это не оказывало такого же влияния на уровень без работицы ранее? Объяснение авторов заключается в том, что предыдущий период был периодом стабильности, когда не было необходимости в быстрых и экстенсивных динамических приспособлениях к изменениям экономичес ких условий. Но в последние десять или двадцать лет, в период технологичес кой и политической революции, возникла необходимость в осуществлении значительных изменений, а экономическая система европейских стран явля ется негибкой. Она хороша, если все идет гладко, но такая система не позво ляет приспосабливаться к значительным динамическим изменениям. Мне кажется, что в этом заключен большой смысл. Вы можете спросить, почему тогда с такой проблемой не столкнулись Соединенные Штаты? Я не уверен, что мой сегодняшний ответ останется верным и в будущем, поскольку мы дви гались в том же направлении, хотя и не зашли так далеко. Мы имеем намного более гибкую систему заработной платы. Уволить людей намного проще, хотя становится все труднее и труднее их нанять. У работодателей все меньше и меньше стимулов нанимать людей вследствие процедур подтверждения и про чих правил регулирования. Но мы по прежнему находимся в лучшем поло жении, чем европейские страны23.

В другой, очень значительной работе, опубликованной в 1953 г. (Friedman (1953b)), спустя лишь девять лет после создания Бреттон Вудской системы фиксированных обменных курсов, Вы высказались в пользу плавающих обмен ных курсов. В свете опыта, накопленного после крушения этой системы в на чале 1970 х гг., как Вы относитесь к проблеме изменчивости, или нестабильно сти, которой придают большое значение противники плавающих обменных курсов?

Изменчивость была намного большей, чем я ожидал. В отношении этого у меня нет никаких сомнений, но здесь есть два момента. Во первых, причина высокой изменчивости заключалась в очень непостоянных силах, действую щих на международном рынке. И это, на мой взгляд, вытекает из того факта, что начиная с 1971 г. в мире существовала денежная система, не имеющая ана Острую дискуссию о том, какие уроки может извлечь Великобритания из опыта суще ствования безработицы в США см. в Pencavel (1994).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн логов. Впервые в мировой истории ни одна ведущая или второстепенная ва люта не была привязана к какому либо товару, хотя бы косвенно. Начнем с того, что все совершали плавание в неисследованном море, и в этом неиссле дованном море некоторые пошли одним путем, а некоторые – другим. Так что мы получили намного большую, чем обычно, изменчивость темпов инфля ции в различных странах, что и привело к большей изменчивости обменных курсов. Во вторых, изменчивость обменных курсов была благом. Если бы вы попытались поддержать фиксированные обменные курсы в тех условиях, то это потребовало бы введения значительных ограничений свободы торговли между различными странами. Так что, в то время как изменчивость обменных курсов была намного больше, чем я мог бы ожидать, думаю, что это было не избежной, хотя, возможно, и чрезмерной реакцией на происходящее. Но если взглянуть на события того времени, это не имело каких либо серьезных нега тивных последствий. Я не сомневаюсь, что любая корректировка обменного курса всегда заходит слишком далеко. Если необходимо большое изменение, оно будет слишком большим, и затем все снова вернется на свои места из за влияния (а) ожиданий и (б) спекулятивных операций. Но я не верю, что вы могли бы привести какие либо примеры дестабилизирующих спекуляций.

Спекулянты в целом выполняли позитивную функцию. Европейский меха низм обменных курсов в своей основе был нестабильным, и поскольку спеку лянты разрушили его в сентябре 1992 г., то есть раньше, чем это произошло бы иным путем, это сыграло положительную роль. Великобритания допусти ла большую ошибку, привязав свою валюту к этому механизму обменных кур сов, ей вообще не следовало делать этого, и она дорого за это заплатила24.

Насколько, на Ваш взгляд, желательно введение в Европе единой валюты?

Желательность и возможность – это разные вещи. Я полагаю, что это сделать невозможно, я неоднократно и повсюду об этом говорил. Мне кажется, что необходимо различать единую валюту и валюты, связанные с помощью фик сированного обменного курса. Единую валюту можно иметь лишь в том слу чае, если существует только один центральный банк, одно средоточие власти.

Я не верю, что вы будете готовы закрыть Банк Англии, что Франция будет готова закрыть Банк Франции и т. д. Так что, на мой взгляд, вначале должно произойти политическое объединение. Сколько раз мы будем сталкиваться с одним и тем же явлением? После войны существовала Бреттон Вудская сис тема, и она потерпела крушение;

в 1970 х гг. потерпела крушение валютная «змея» и т. д. Сколько раз мы должны повторять этот опыт, прежде чем пой На переднем плане академической критики присоединения Великобритании к Европей скому механизму обменных курсов в октябре 1990 г. были Алан Уолтерс и Патрик Мин форд, оба убежденные сторонники монетаризма. В своем письме в газету «Times» (7 ян варя 1992 г.) ведущие монетаристы Великобритании утверждали, что основным препят ствием гибкой монетарной политики было членство Великобритании в Европейском ме ханизме обменных курсов и что лучше всего было бы от него отказаться.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения мем, что фиксация обменных курсов независимых стран может стать реаль ной проблемой? XIX век, на который всегда ссылаются, отличается от совре менного периода в одном очень простом отношении. Государственные расхо ды ведущих стран в период до 1913 г. составляли около 10% национального дохода. Система, которая могла функционировать в условиях, когда прави тельства тратят 10% национального дохода, не может функционировать, ког да правительства тратят 50% национального дохода. В некотором смысле еди ная валюта желательна, но стоит ли утверждать, что желательным является нечто недостижимое?

Это интересно, что Вы утверждаете, будто созданию экономического союза должно предшествовать политическое объединение. Многие скептики в Вели кобритании полагают, что монетарный союз будет использоваться в каче стве способа движения к политическому союзу.

Я в этом не сомневаюсь. Я не сомневаюсь в том, что немцы и французы пыта ются это сделать, но я не верю, что у них что нибудь получится.

Макроэкономика – не лабораторная наука, мы учимся на фактах. Чему нас научили «так называемые» монетаристские эксперименты в США и Великоб ритании начала 1980 х гг.?

Следует разграничивать две разные вещи. Так называемый монетаристский эксперимент имел место в 1979 г., когда Волкер объявил, что собирается ис пользовать в качестве ориентира монетарной политики количество денег, а не процентную ставку. Но он не сделал этого! Если вы посмотрите на денежные агрегаты, они были более изменчивыми в период Волкера, чем когда либо ранее. Так что он не следовал монетаристскому курсу25. С другой стороны, если отбросить пертурбации и посмотреть на общее направление изменений за период с 1980 по 1995 гг. в любой стране мира, то темпы роста совокупной денежной массы снижались, а вместе с ними снижалась и инфляция. Я ду маю, что эксперимент во всех странах мира в значительной степени явился доказательством утверждения о том, что инфляция – это денежный феномен.

Почему государство вызывает инфляцию?

Оно вызывает инфляцию, чтобы получить с ее помощью доход, и причина сводится не к тому, что государство стало более благородным. Дело в том, что таким способом получить большой доход вообще невозможно. В 1985 г. я вы ступил в Банке Японии с речью, на которой основана последняя глава моей книги «Вред денег» (Friedman (1992)). Я назвал ее «Монетарная политика в Более подробное описание этого «эксперимента» см. в Friedman (1984). Немонетаристс кое критическое исследование экономической политики за этот период см. в Blinder (1987);

Friedman, B. (1988).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн мире бумажных денег». Цитирую: «Инфляция как предмет политического выбора стала менее привлекательной. Учитывая, что избиратели очень чув ствительны к инфляции, политически выгодно проводить такие мероприя тия монетарной политики, которые сделают нынешний неконвертируемый бумажный стандарт исключением из общего правила Фишера». В книге «По купательная способность денег» (Fischer (1911)) Фишер пишет, что любая попытка создания бумажного денежного стандарта является катастрофой.

Каким образом государство получает деньги от инфляции? Прежде всего, бла годаря непосредственной ценности расширенной денежной базы*. Это очень ограниченный источник. Намного более важное значение имеют два других источника. Один из них состоит в том, что если в налоговой системе исполь зуются номинальные величины, то инфляция ведет к росту налоговых ста вок, и для этого не требуется голосовать за повышение налогов. Второй зак лючается в том, что если вы смогли выпустить государственные ценные бума ги по процентной ставке, более низкой, чем темп инфляции, вы можете их экспроприировать. Экспроприация прежней задолженности плюс автомати ческое увеличение налогов, безусловно, были основными источниками дохо да от инфляции 1970 х гг. в Соединенных Штатах. В этом нет никакого со мнения. Я вспоминаю завтрак по какому то случаю с сенатором Лонгом из штата Луизиана, который входил в состав Финансового комитета. Он сказал:

вы знаете, мы никогда не смогли бы утвердить такие ставки налогов на ны нешние доходы, если бы не их автоматическое повышение вследствие инфля ции. Это было бы политически невозможно. Корректировка налоговых ста вок с учетом инфляции, индексирование налоговых ставок устранили один из источников дохода. Благодаря тому, что рынки облигаций стали настолько более чувствительными к инфляции, был ликвидирован второй источник.

Сколько дохода теперь можно получить на инфляции? Вызывать инфляцию не имеет смысла. Если вы столкнетесь с инфляцией в будущем, я вам пред сказываю, что она будет лишь попыткой достижения полной занятости, а не способом увеличения дохода. Вот почему я полностью уверен в том, что вы не планируете в будущем иметь высокую инфляцию26.

Не думаете ли Вы, что можно достичь дефляции вообще без значительных издержек, выражающихся в падении реального производства и росте безра ботицы?

Я в этом очень сомневаюсь. Вы не пожелаете допустить инфляцию именно потому, что остановить ее настолько трудно.

* Речь идет о сеньораже – доходе, который государство получает благодаря своей монопо лии на эмиссию денег. Сеньораж образуется благодаря разнице между издержками на печатание денег, обычно весьма незначительными, и реальной ценностью денег, обуслов ленной их покупательной способностью. – Прим. ред.

Блестящее обсуждение различных мотивов вызвать инфляцию см. в работе Кукермана, который присоединяется к предыдущей работе по моделям стратегической монетарной политики (Сukierman (1992)).

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения 8. ЛИЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Какое значение лично Вы придаете присуждению Нобелевской премии по эко номике?

Совершенно очевидно, что это весьма почетная награда. Но когда на стоянке для автомобилей в Детройте я впервые узнал о своем награждении от репор тера, который сунул микрофон мне в лицо и спросил, рассматриваю ли я это как вершину своей карьеры, я ответил: «Я больше беспокоюсь о том, что бу дут думать через 50 лет о моей работе потомки, чем о мнении семи человек из Швеции, которые случайно оказались работниками Нобелевского комитета».

Это не означает, что я хочу очернить Нобелевский комитет. Они в целом очень добросовестно и хорошо делают свою работу, но в то же время то, что действи тельно имеет значение для ученого, – это долгосрочные результаты его науч ной работы27.

Вы опубликовали огромное количество книг и реферируемых статей.

Я не знаю, каково оно. Да, оно велико.

Как Вы нашли время написать так много, и отразилось ли это на Вашей семье и общественной жизни?

(Смех) Нет. Большую часть нашей совместной жизни с женой и в особен ности первое время нашего пребывания в Чикаго мы обычно проводили три полных месяца в деревне в нашем втором доме, вначале в Нью Гемп шире, а позднее в Вермонте. Впоследствии я делил мое время в пропорции 50 на 50: мы проводили шесть месяцев в году в Чикаго и шесть месяцев в Вермонте. Почти все мои работы были написаны в Вермонте или Нью Гем пшире и лишь немногие из них – во время текущего учебного года. Мне в значительной степени удавалось ограничивать общественную деятель ность. Я не уезжал из Вермонта или Нью Гемпшира, чтобы выступить с речью или обращением на заседаниях комитета или слушаниях. Были ред кие исключения, но в большинстве случаев я сделал это абсолютным пра вилом. Когда я заглядываю в ежедневники, сохранившиеся у меня с того времени, я поражаюсь, как исписаны страницы в период моего пребыва ния в Чикаго и насколько они чисты, когда я был в Вермонте или Нью Гемпшире (смех). Так что, это единственная причина, по которой я смог написать настолько много.

К настоящему времени Нобелевскую премию по экономике получили уже восемь эконо мистов из Чикагского университета: Милтон Фридман (1976), Теодор Шульц (1980), Джордж Стиглер (1982), Мертон Миллер (1990), Рональд Коуз (1991), Гэри Беккер (1992), Роберт Фогель (1993) и Роберт Лукас (1995). (В 2000 г. к этой компании присоединился Джеймс Хекман. – Прим. пер.) Брайан Сноудон, Ховард Вэйн Не находите ли Вы нелепым, что многие из Ваших взглядов, которые были пред метом острых дискуссий и возражений, в настоящее время признаны неотъем лемой частью основного направления ортодоксальной макроэкономики?

Я считаю это весьма приятным, но вовсе не нелепым. Почему это должно быть нелепым? Чтобы новые идеи были приняты, за них необходимо бороться. Если вы выступаете против общепринятой точки зрения, реакцию со стороны ва ших критиков предсказать несложно. Первая реакция – все это полная ерун да;

это настолько большая крайность, что она никак не может быть правдой.

Вторая реакция – ну, вы знаете, в этом что то есть. Третья реакция заключает ся в том, что ваша точка зрения становится составной частью теории, и ее боль ше никто и никогда не обсуждает28.

В подобных обстоятельствах нужно ли быть толстокожим и твердо убеж денным в своих взглядах?

Я не думаю, что вопрос заключается в толстокожести. Я полагаю, что он зак лючается в вере в то, что ты делаешь. Убежденность – это сила. Мне никогда не надоедали интеллектуальные атаки, это не было для меня проблемой. У меня всегда были очень хорошие личные отношения с людьми, чьи взгляды отличаются от моих. За очень и очень редкими исключениями, я никогда не имел никаких проблем личного характера. Например, мы являемся очень хо рошими друзьями с Полом Самуэльсоном.

Есть ли у Вас нереализованные замыслы?

Нет, не думаю. Моя основная цель сейчас заключается в том, чтобы закончить наши мемуары. Мы работаем над ними слишком долго. В последние полтора года у меня были проблемы со здоровьем, которые замедлили нашу работу над мемуарами.

И последний вопрос. Джон Бартон (Burton (1981)) назвал Вас Адамом Смита XX века. Довольны ли Вы такой характеристикой?

(Смех) Конечно, я очень счастлив получить такую характеристику. Адам Смит, несомненно, был великим родоначальником современной экономи ческой науки. В этом отношении я рассматриваю данную характеристику как большой комплимент. Но я полагаю, что это мнение основано не на моей научной работе, а на общественной деятельности по пропаганде свободного рынка.

Будучи студентами, изучавшими экономическую теорию в период монетаристской кон трреволюции конца 1960 х – начала 1970 х гг., авторы данной статьи могут подтвердить, что в академических кругах Великобритании были распространены все три приведенные выше реакции.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения 9. МОНЕТАРИСТСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ:

УСПЕХ ИЛИ НЕУДАЧА?

Ретроспективно, возможно, наиболее важным и устойчивым результатом мо нетаристской контрреволюции было склонение значительного числа влиятель ных экономистов к принятию идеи о том, что потенциал активной дискреци онной фискальной и монетарной политики в стабилизации экономики в луч шем случае является ограниченным. Как видно из интервью и исследований Фридмана, эта проблема широко известна. Почти полстолетия теоретические и эмпирические основы кейнсианской политики были предметом критики, спровоцированной исследованиями Фридмана. Его публикации по вопросам монетарной и фискальной политики (например, Friedman (1948;

1953a)), фун кции потребления (Friedman (1957)), теории и истории денег и монетарной политике (например, Friedman (1956;

1963;

1982)), кривой Филлипса (напри мер, Friedman (1968;

1975;

1977)) сыграли значительную роль в разрушении веры экономистов в способность государства достигать желаемых целей, ка сающихся объема выпуска и занятости, путем использования интервенцио нистских мер, основанных на активной политике управления спросом.

Истоки монетаристского анализа содержатся в научных трудах более чем двухсотлетней давности, а количественная теория денег остается одной из старейших «выживших» экономических доктрин. Согласно Мэйеру (Mayer (1990)), «переломной датой» для монетаристских идей является 1752 г., в ко тором было опубликовано эссе Дэвида Юма о денежной экономике (см.

Chrystal (1990)). Однако лишь в 1968 г. основные идеи и положения, касаю щиеся теории денег и монетарной политики, которые в настоящее время у нас ассоциируются с Милтоном Фридманом, были названы Карлом Бруннером «монетаристскими». По случайности, 1968 г. также ознаменовал начало наи более решающего периода в распространении того, что Фридман (Friedman (1970a)) и Джонсон (Johnson (1971)) относят к монетаристской «контррево люции». В 1968 г. «зрелая» модель IS LM (неоклассическо кейнсианский син тез), дополненная стабильной долгосрочной кривой Филлипса, занимала до минирующее положение в макроэкономике, в чем можно убедиться, открыв любой учебник по экономике того периода29. К 1972 г. прежний консенсус был нарушен. В своей статье 1968 г. «Роль монетарной политики» Фридман сде лал то, что Кругман описал как «одно из бесспорных интеллектуальных дос тижений послевоенной экономической теории» (Krugman (1994))30. Исполь Хороший пример см. в Lindauer (1968).

Одновременная разработка Фелпсом кривой Филлипса с учетом ожиданий привлекла мень ше внимания, отчасти вследствие своего высоко технического характера, а также по причи не того, что цель автора заключалась в анализе оптимального финансового контроля, а так же влияния политики регулирования спроса на занятость (Phelps (1967)). Фелпс также использует концепцию равновесного уровня безработицы, которая оказалась значительно менее популярной, чем естественный уровень безработицы Фридмана. Диксон утверждает, что концепция естественного уровня безработицы Фридмана не представляет из себя «ни чего нового» и «полностью соответствует классической традиции» (Dixon (1995)).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн зуя стандартную неоклассическую модель рынка труда, Фридман продемон стрировал теоретические изъяны, присущие оригинальному кейнсианскому анализу кривой Филлипса. Пренебрегая ролью инфляционных ожиданий, кейнсианцы высказывались в пользу ошибочной идеи о существовании ста бильного долгосрочного набора комбинаций инфляция безработица, из ко торого могли осуществлять выбор лица, ответственные за принятие решений.

Фридман отверг существование такого долгосрочного выбора, выдвинув ги потезу естественного уровня безработицы. Кроме того, он предсказал ускоре ние инфляции вследствие многократного использования экспансионистской монетарной политики, направленной на достижение слишком оптимистич ного целевого уровня занятости. Тот факт, что, несмотря на рост безработицы, инфляция в экономике США и Великобритании в 1970–1971 гг. не снижа лась, а также последующий одновременный рост безработицы и инфляции в 1970 х гг. дискредитировали идею о возможности существования постоянно го долгосрочного выбора между инфляцией и безработицей. Эти события так же подтвердили прогнозы модели Фридмана и опровергли превалировавшие в то время кейнсианские взгляды.

В результате этих событий почти не осталось сомнений в том, что Милтон Фридман стал «наиболее влиятельным макроэкономистом» конца 1960 х – середины 1970 х гг. Теперь уже можно сказать, что 1976 г., когда ему была при суждена Нобелевская премия по экономике, вероятно, стал годом наиболь шего влияния Фридмана в академических кругах, даже если монетаризму еще предстояло взойти на политическую арену (и уйти с нее) вслед за иницииро ванной Волкером и Тэтчер дефляцией (см. Blinder (1987);

Congdon (1992)). В академических кругах середина конец 1970 х гг. стали периодом разногласий, вызванных появлением новых классических работ Лукаса и его коллег. Хотя ранняя работа Роберта Лукаса, по видимому, представляла собой попытку пересмотра монетаристского анализа с точки зрения усиления его строгости, Лэйдлер рассматривает первую фазу формирования новой классической тео рии (1972–1982) «как иное направление анализа, а не простое развитие моне таризма» (Laidler (1986)). В противоположность новой классической теории, монетаризм не предполагал радикального теоретического разрыва со зрелой моделью неоклассического синтеза и «не требовал какого либо фундаменталь ного изменения видения экономистами того, как работает экономика» (Laidler (1986), 29).

Если ранние новые классические модели имели монетаристские корни, то возникновение теории реального делового цикла представляет намного более серьезный вызов не только кейнсианской экономической теории в це лом, но также и монетаризму Фридмана, и ранним новым классическим мо делям Лукаса, которые придают большое значение непредвиденным измене ниям денежной массы как основному побудительному механизму, вызываю щему колебания агрегированных экономических показателей. В рамках школы реального делового цикла МакКаллум разграничивает два положения – сла бую и сильную версию (McCallum (1989)). Слабая версия постулирует, что в качестве причины колебаний агрегированных экономических показателей Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения более важны технологические шоки, чем изменения денежной массы. Силь ная версия предполагает, что изменения денежной массы имеют весьма не значительное, если вообще какое либо, влияние на реальные переменные.

Фридман и другие ведущие макроэкономисты, принадлежащие к основному направлению экономической науки, не принимают ни ту, ни другую версию, но признают, что шоки предложения могут создавать и создают нестабиль ность. Кроме того, справедливо и то, что в моделях, подчеркивающих значе ние монетарных импульсов, знание монетарного трансмиссионного механиз ма является далеко не полным (см. Mishkin et al. (1995)). Фактически, неспо собность представителей новой классической экономики дать правдоподобное объяснение ненейтральности денег в рамках анализа равновесия была важ ной причиной того, почему многие из них, занимающиеся теорией денег (на пример, Роберт Барро, Финн Кидланд и Эдвард Прескотт), отказались от мо дели несовершенной информации Лукаса и обратились к разработке альтер нативного объяснения феномена делового цикла на основе реальных шоков, воздействующих на производственную функцию.

Сочетание роста влияния теории реального делового цикла и нестабиль ности функции спроса на деньги в начале 1980 х гг. «тяжело ранило» монета ризм в академических кругах (Blinder (1987)). Однако монетаризм, от кото рого отказались многие бывшие энтузиасты, – это то, что Модильяни называ ет монетаризмом с большой буквы (Modigliani (1988)), а Пирс именует «основным ядром» монетаризма (Pierce (1995)). Оценка Мэйера более опти мистична: «...в большинстве своем кажущийся упадок монетаризма не явля ется подлинным упадком;

большая часть того, что защищали монетаристы, вошло в стандартную экономическую теорию и больше не называется моне таризмом» (Mayer (1990)).

10. НОВЫЙ КЕЙНСИАНСКО МОНЕТАРИСТСКИЙ СИНТЕЗ В декабре 1970 г. Гарри Джонсон в своей лекции в честь Ричарда Эли перед членами Американской экономической ассоциации попытался дать объясне ние причинам быстрого распространения кейнсианской революции с тем, что бы лучше понять монетаристскую контрреволюцию (см. Johnson (1971)). В своем анализе Джонсон в качестве важных причин успеха как кейнсианской революции, так и монетаристской контрреволюции подчеркнул «объектив ную ситуацию в обществе» и внутренние «особенности науки»31. Джонсон также дал два интересных прогноза относительно монетаризма, которые, по видимому, в целом подтвердились. В своем первом прогнозе он утверждал, что монетаристская контрреволюция постепенно «иссякнет», поскольку (1) инфляция является гораздо менее серьезной общественной проблемой, чем массовая безработица;

(2) методология, отстаиваемая монетаристами, «всту пила в конфликт с долгосрочными тенденциями развития предмета исследо Оценку возможностей использования критерия Джонсона по отношению к новой клас сической революции см. в Snowdon, Vane (1996).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн вания». Несмотря на то что реакция экономистов и политиков на продолжи тельные периоды высокой безработицы не была столь резкой, как ожидал Джонсон, он был абсолютно прав в своем предвидении того, что внимание нового поколения экономистов будет привлечено к теории общего равнове сия. Хотя Фридман (Friedman (1991)) и другие монетаристы (см. Mayer (1993)) крайне критично относились к излишней формализации, связанной с методологическими предпочтениями новых классических теоретиков и пред ставителей теории реального делового цикла, влияние теории общего равно весия на развитие количественных методов анализа современной макроэко номики в послевоенный период в целом не подлежит сомнению (см. Hoover (1984;

1995)). Согласно Хаммонду маршаллианская методология Фридмана в сочетании с его склонностью придавать значение наблюдениям и измерени ям (как в Национальном бюро экономических исследований) означали, что работа, написанная совместно с Анной Шварц в послевоенный период, все чаще рассматривалась как «радикально неортодоксальная» (Hammond (1996)).

В своей работе они отказались от преобладавшего тогда подхода Комиссии Коулза с акцентом на формальном объединении неовальрасовской экономи ческой теории с современной эконометрикой, базирующейся на теории веро ятностей (см. Morgan (1990)). Парадоксально, что, в то время как Фридман находит аргументы и методологические предпочтения теоретиков реального делового цикла неубедительными, значение, придаваемое современными но выми классиками наблюдению и фиксации «стилизованных фактов» дело вых циклов, имеет много общего с индуктивной эмпирической методологией Уэсли Митчелла, работавшего в Национальном бюро экономических иссле дований (см. Simkins (1996)). И, как четко показывает анализ Хаммонда (Hammond (1996)), работа Фридмана на протяжении всей научной карьеры несет на себе отпечаток «особенностей анализа его коллег из Национального бюро».

Второй прогноз Джонсона заключался в том, что монетаризму «неизбеж но придется найти компромисс с кейнсианской оппозицией... и добиться син теза между революцией и контрреволюцией». Этот прогноз оказался весьма проницательным, особенно, если учесть, что он был сделан на пике конфрон тации Фридмана с его противниками. В ответ на критику Джонсона Фрид ман предложил свои «Теоретические рамки» (1970b) и, ради большей тщательности анализа, приоткрыв монетаристский «черный ящик», продемон стрировал обобщенную модель IS LM, которая помогла встроить монетарис тский подход в основное направление экономической теории (см. Hammond (1996), 124–65). К 1972 г. стало ясно, что разногласия между кейнсианцами и монетаристами лежали в плоскости эмпирических, а не теоретических про блем. После 1970 г. слабые результаты кейнсианских моделей цен и заработ ной платы настоятельно потребовали от представителей основного направле ния макроэкономики их модификации с учетом влияния инфляционных ожи даний и шоков предложения. Последнее явление оказалось неожиданностью для представителей всех направлений экономической мысли, и оно было в равной степени вызовом для Фридмана и Лукаса, как и для Тобина. К середи Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения не 1970 х гг. с появлением работ таких экономистов, как Эдмунд Фелпс, Ро берт Гордон и Алан Блиндер, модели основного направления были модифи цированы, что сыграло особенно важную роль в эволюции зрелой модели неоклассического синтеза по пути, который позволил бы включить монета ристские положения и анализ влияния шоков предложения в рамки существу ющего подхода32. С такой интерпретацией событий согласны многие ведущие кейнсианцы (см. Blinder (1987)) и монетаристы (см. Laidler (1986)). То, что традиционная кейнсианская теория неоклассического синтеза весьма отли чается от нынешних кейнсианских моделей, является свидетельством успеха Фридмана, выигравшего важную часть спора. Новые кейнсианцы взяли на вооружение подход Фридмана, отвергая идею о нейтральности денег в крат косрочном периоде, в то время как два известных макроэкономиста, отдав должное методам и взглядам Фридмана и Шварц (Friedman, Schwartz (1963)), издали ряд полемических работ, в которых использовали их описательный подход в качестве метода исследования реальных эффектов монетарных шо ков (см. Romer, Romer (1989);

(1994a);

(1994b))33.

11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Несмотря на то что в академических кругах монетаризм утратил свое влия ние, которым он обладал в конце 1960 х – начале 1970 х гг., большей частью этот очевидный упадок можно объяснить тем фактом, что основное направле ние макроэкономической теории впитало в себя положения монетаризма с маленькой буквы. В настоящее время дополненная ожиданиями кривая Фил липса является стандартной частью кейнсианско монетаристского синтеза, несмотря на то что современные теории гистерезиса, направленные на объяс нение причин существования безработицы, ставят под сомнение гипотезу о естественном уровне безработицы Фридмана, которая отрицает значение фак торов совокупного спроса в воздействии на равновесный уровень безработи цы (см. Cross (1995)). Огромную роль сыграли многочисленные работы Фрид мана, которые напоминали экономистам о том, что их знание о механизмах функционирования экономики является ограниченным. По мнению Фрид мана, требуя большего, чем может быть произведено, экономисты слишком Обсуждение этих и других вопросов, связанных с развитием современной макроэконо мики, см. в Snowdon, Vane, and Wynarczyk (1994).

Критикуя сложные формальные эконометрические методы, Саммерс утверждает, что тщательное рассмотрение определенных событий на основе исторических фактов (при мером которого является описательный подход, использовавшийся Фридманом и Шварц (Friedman, Schwartz (1963))) оказалось значительно более успешным в убеждении эко номистов в значении монетарных факторов по сравнению с более сложными экономет рическими методами (Summers (1991)). Сами Фридман и Шварц отдают предпочтение скорее эклектичному подходу к анализу данных, чем использованию исключительно эко нометрических методов. См. также работу Гувера и Переза, которые, признавая важность описательного подхода, подвергли методологию Ромера всесторонней критике (Hoover, Perez (1994)).

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн часто побуждали широкие массы к «ожиданиям результатов, которые мы как экономисты не знаем, как достичь» (Friedman (1972)). Это был урок, который самим монетаристам пришлось усвоить в период «великого сокращения ско рости обращения денег» в 1979–1982 гг., когда стабильную функцию спроса на деньги постигла та же участь, что и стабильную кривую Филлипса (см.

Laidler (1985)). В результате, у «основного ядра» монетаризма с большой бук вы, преданного идее Фридмана о жестком правиле роста денежной массы, ос талось мало сторонников. Более того, современные кейнсианцы, осознавая политические, экономические и информационные ограничения, с которыми сталкиваются ответственные за принятие решений лица, также признают, что на практике возможности регулярного использования фискальной политики с целью стабилизации экономики являются очень ограниченными.

Изменение позиций, произошедшее в последние годы как в монетарист ском, так и в кейнсианском лагере и приведшее к новому синтезу, кратко ре зюмировал Бруннер, отметив, что большинство монетаристов в настоящее вре мя занимают эклектичную позицию, признавая, что колебания на уровне аг регированных величин могут иметь как денежные, так и реальные (спрос и/ или предложение) источники (Brunner (1989)). Однако какими бы ни были споры о причинах колебания агрегированных величин, Фридман, несомнен но, победил в одном важном споре о детерминантах устойчивой инфляции.

Подавляющее большинство экономистов и центральных банков при объяс нении инфляции в долгосрочном периоде и борьбе с ней придают решающее значение темпу роста предложения денег. Это по прежнему позволяет пред ставителям основного направления макроэкономической теории приписывать временные вспышки инфляции таким не связанным с предложением денег причинам, как шоки предложения.

Несмотря на то что взгляды Фридмана по прежнему вызывают много спо ров, в особенности те из них, которые отстаивают необходимость ограничен ного государственного вмешательства и преимущества широкого распростра нения рыночных сил, мы согласимся с оценкой вклада монетаристов после дователей Фридмана, которую дал Роберт Скидельски, утверждавший, что «монетаристская контрреволюция стала призывом к ограничению роли госу дарства и усилению веры в стихийные рыночные силы» (Skidelsky (1996)).

Исходя из этого критерия, монетаристская контрреволюция, несомненно, до стигла одной из своих основных целей.

ЛИТЕРАТУРА Blaug, M. (1994) Not Only an Economist – Autobiographical Reflections of a Historian of Economic Thought, American Economist, 38, 12–27.

Blinder, A.S. (1987) Hard Heads, Soft Hearts: Tough Minded Economics for a Just Society, New York, Addison Wesley.

Brunner, K. (1968) The Role of Money and Monetary Policy, Federal Reserve Bank of St. Louis Review, 50, 7, 9–24.

Brunner, K. (1989) The Disarray in Macroeconomics, F. Capie, G. Wood (eds.), Monetary Economics in the 1980s, London, Macmillan, 197–233.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения Burton, J. Positively Milton Friedman, J.R. Shackleton, G. Locksley (eds.), Twelve Contemporary Economists, London, Macmillan, 53–71.

Butler, E. (1985) Milton Friedman: A Guide to His Economic Thought, Aldershot, Gower.

Cagan, P. (1956) The Monetary Dynamics of Hyperinflation, M. Friedman (ed.), Studies in the Quantity Theory of Money, Chicago, University of Chicago Press, 25–117.

Chrystal, K.A. (ed.) (1990) Monetarism, Vol. 1, Aldershot, Edward Elgar.

Colander, D.C., Landreth, H. (eds.) (1996) The Coming of Keynesianism to America, Cheltenham and Brookfield, Edward Elgar.

Congdon, T. (1992) Reflections on Monetarism: Britain’s Vain Search for a Successful Economic Strategy, Aldershot, Edward Elgar.

Cross, R. (ed.) (1995) The Natural Rate of Unemployment: Reflections on 25 Years of the Hypothesis, Cambridge, Cambridge University Press.

Cukierman, A. (1992) Central Bank Strategy, Credibility, and Independence: Theory and Evidence, Cambridge, MIT Press.

Currie, L.B. (1972) The Keynesian Revolution and its Pioneers: Discussion, American Economic Review, 62, 2, 139–141.

Dixon, H. (1995) Of Coconuts, Decomposition, and a Jackass: The Genealogy of the Natural Rate, R. Cross (ed.), The Natural Rate of Unemployment: Reflections on 25 Years of the Hypothesis, Cambridge, Cambridge University Press, 57–74.

Fischer, S. (1994) Interview with Stanley Fischer, Snowdon, B., Vane, H.R., and Wynarczyk, P., A Modern Guide to Macroeconomics: An Introduction to Competing Schools of Thought, Aldershot and Brookfield, Edward Elgar, 33–41.

Fischer, S., Frenkel, J. (1992) Macroeconomic Issues of Soviet Reform, American Economic Review, 82, 2, 37–48.

Fisher, I. (1911) The Purchasing Power of Money, New York, Macmillan.

Friedman, B.M. (1988) Lessons on Monetary Policy from the 1980s, Journal of Economic Perspectives, 2, 3, 51–72.

Friedman, M. (1948) A Monetary and Fiscal Framework for Economic Stability, American Economic Review, 38, 245–264. (Рус. пер. – Фридман М. (2002) Денежная и фискальная политика по обеспечению экономической стабильности, Фридман М., Основы монетаризма, Москва, ТЕИС, 151–175. – Здесь и далее – прим. пер.) Friedman, M. (1953a) The Methodology of Positive Economics, Friedman, M., Essays in Positive Economics, Chicago, University of Chicago Press, 3–43. (Рус. пер. – Фрид мен М. (1994) Методология позитивной экономической науки, THESIS, 2, 4, 20– 52.) Friedman, M. (1953b) The Case for Flexible Exchange Rates, Friedman, M., Essays in Positive Economics, Chicago, University of Chicago Press, 157–187.

Friedman, M. (1953c) The Effects of a Full Employment Policy on Economic Stability:

A Formal Analysis, Friedman, M., Essays in Positive Economics, Chicago, University of Chicago Press, 117–132.

Friedman, M. (1956) The Quantity Theory of Money – A Restatement, M. Friedman (ed.), Studies in the Quantity Theory of Money, Chicago, University of Chicago Press, 3– 21. (Рус. пер. – Фридмен М. (2002) Количественная теория денег: новая формули ровка, Фридмен М., Если бы деньги заговорили..., Москва, Дело, 22–43.) Friedman, M. (1957) A Theory of the Consumption Function, Princeton, Princeton University Press.

Friedman, M. (1968) The Role of Monetary Policy, American Economic Review, 58, 1, 1–17. (Рус. пер. – Фридмен М. (2002) Роль монетарной политики, Фридмен М., Если бы деньги заговорили..., Москва, Дело, 126–146.) Брайан Сноудон, Ховард Вэйн Friedman, M. (1969) The Optimum Quantity of Money and Other Essays, Chicago, Aldine.

Friedman, M. (1970a) The Counter Revolution in Monetary Theory, IEA Occasional Paper, 33.

Friedman, M. (1970b) A Theoretical Framework for Monetary Analysis, Journal of Political Economy, 78, 193–238.

Friedman, M. (1972) Have Monetary Policies Failed? American Economic Review, 62, 11–18.

Friedman, M. (1975) Unemployment versus Inflation? An Evaluation of the Phillips Curve, IEA Occasional Paper, 44.

Friedman, M. (1977) Nobel Lecture: Inflation and Unemployment, Journal of Political Economy, 85, 3, 451–472.

Friedman, M. (1983) Bright Promises, Dismal Performance: An Economist’s Protest, New York, Harcourt Brace Jovanovich.

Friedman, M. (1984) Lessons from the 1979–82 Monetary Policy Experiment, American Economic Review, 74, 2, 382–387.

Friedman, M. (1991) Old Wine in New Bottles, Economic Journal, 101, 33–40.

Friedman, M. (1992) Money Mischief: Episodes in Monetary History, New York, Harcourt Brace Jovanovich.

Friedman, M. (1993) The «Plucking Model» of Business Fluctuations Revisited, Economic Inquiry, 31, 171–177.

Friedman, M. (1994) Interview with Milton Friedman, Snowdon, B., Vane, H.R., Wynarczyk, P., A Modern Guide to Macroeconomics: An Introduction to Competing Schools of Thought, Aldershot and Brookfield, Edward Elgar, 172–178.

Friedman, M., Friedman, R. (1962) Capitalism and Freedom, Chicago, University of Chicago Press.

Friedman, M., Friedman, R. (1980) Free to Choose, New York, Harcourt Brace Jovanovich.

Friedman, M., Schwartz, A.J. (1963) A Monetary History of the United States, 1867– 1960, Princeton, Princeton University Press.

Friedman, M., Schwartz, A.J. (1982) Monetary Trends in the United States and the United Kingdom: Their Relation to Income, Prices and Interest Rates, 1867–1975, Chicago, University of Chicago Press.

Friedman, M., Schwartz, A.J. (1991) Alternative Approaches to Analysing Economic Data, American Economic Review, 81, 1, 39–49.

Gordon, R.J. (1981) Output Fluctuations and Gradual Price Adjustment, Journal of Economic Literature, 19, 493–530.

Groenewegen, P. (1995) A Soaring Eagle: Alfred Marshall, 1842–1924, Brookfield, Edward Elgar.

Hammond, J.D. (1996) Theory and Measurement: Causality Issues in Milton Friedman’s Monetary Economics, Cambridge, Cambridge University Press.

Hansen, A.H. (1953) A Guide to Keynes, New York, McGraw Hill.

Hoover, K.D. (1984) Two Types of Monetarism, Journal of Economic Literature, 22, 1, 58–76.

Hoover, K.D. (1995) Facts and Artifacts: Calibration and the Empirical Assessment of Real Business Cycle Models, Oxford Economic Papers, 47, 24–44.

Hoover, K.D., Perez, S.J. (1994) Post hoc ergo propter Once More: An Evaluation of «Does Monetary Policy Matter?» in the Spirit of James Tobin, Journal of Monetary Economics, 34, 47–73.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения Hoover, K.D., Sheffrin, S.M. (eds.) (1995) Monetarism and the Methodology of Economics: Essays in Honour of Thomas Mayer, Brookfield, Edward Elgar.

Johnson, E.S., Johnson, H.G. (1978) The Shadow of Keynes, Oxford, Basil Blackwell.

Johnson, H.G. (1971) The Keynesian Revolution and the Monetarist Counter Revolution, American Economic Review, 61, 1–14.

Keuzenkamp, H.A. (1991) A Precursor to Muth: Tinbergen’s 1932 Model of Rational Expectations, Economic Journal, 101, 1245–1253.

Keynes, J.M. (1919) The Economic Consequences of the Peace, London, Macmillan.

(Рус. пер. – Кейнс Дж.М. (1921) Экономические последствия версальского мирного договора, Москва, Государственное издательство.) Keynes, J.M. (1921) A Treatise on Probability, London, Macmillan.

Keynes, J.M. (1923) A Tract on Monetary Reform, London, Macmillan. (Рус. пер. – Кейнс Дж.М. (1925) Трактат о денежной реформе, Москва, Экономическая жизнь.) Keynes, J.M. (1936) The General Theory of Employment, Interest, and Money, London, Macmillan. (Рус. пер. – Кейнс Дж.М. (1999) Общая теория занятости, процента и денег, Москва, Гелиос.) Klamer, A. (1984) The New Classical Macroeconomics, Brighton, Wheatsheaf Books.

Krugman, P. (1994) Peddling Prosperity, New York, W.W. Norton.

Laidler, D.E.W. (1985) Monetary Policy in Britain: Successes and Shortcomings, Oxford Review of Economic Policy, 1, 1, 35–43.

Laidler, D.E.W. (1986) The New Classical Contribution to Macroeconomics, Banca Nazionale Del Lavoro Quarterly Review, 27–55.

Lindauer, J. (1968) Macroeconomics, New York, John Wiley.

Lindbeck, A. (1985) The Prize in Economic Science in Memory of Alfred Nobel, Journal of Economic Literature, 23, 1, 37–56.

Ljungqvist, L., Sargent, T.J. (1995) The European Unemployment Dilemma, Federal Reserve Bank of Chicago Working Paper, WP–95–17.

Lucas, R.E., Jr. (1987) Models of Business Cycles, Oxford, Basil Blackwell.

Lucas, R.E., Jr. (1994a) Interview with Robert Lucas, Snowdon, B., Vane, H.R., and Wynarczyk, P., A Modern Guide to Macroeconomics: An Introduction to Competing Schools of Thought, Aldershot and Brookfield, Edward Elgar, 220–226.

Lucas, R.E., Jr. (1994b) Review of Milton Friedman and Anna J. Schwartz’s «A Monetary History of the United States, 1867–1960», Journal of Monetary Economics, 34, 1, 5–16.

McCallum, B.T. (1989) Real Business Cycle Models, R.J. Barro (ed.), Modern Business Cycle Theory, Oxford, Basil Blackwell, 16–50.

Mankiw, N.G., Romer, D. (eds.) (1991) New Keynesian Economics, Cambridge, MIT Press.

Mayer, T. (1990) Monetarism and Macroeconomic Policy, Aldershot, Edward Elgar.

Mayer, T. (1993) Truth versus Precision in Economics, Aldershot, Edward Elgar.

Mehrling, P. (forthcoming) The Money Interest and the Public Interest: The Development of American Monetary Thought, 1925–1973, Cambridge, Harvard University Press.

Miron, J.A. (1994) Empirical Methodology in Macroeconomics: Explaining the Success of Friedman and Schwartz’s «A Monetary History of the United States, 1867–1960», Journal of Monetary Economics, 34, 1, 17–25.

Mishkin, F.S. et al. (1995) Symposia: The Monetary Transmission Mechanism, Journal of Economic Perspectives, 9, 4, 3–96.

Modigliani, F. (1988) The Monetarist Controversy Revisited, Contemporary Policy Issues, 6, 3–18.

Брайан Сноудон, Ховард Вэйн Morgan, M.S. (1990) The History of Econometric Ideas, Cambridge, Cambridge University Press.

Muth, J.F. (1961) Rational Expectations and the Theory of Price Movements, Econometrica, 29, 3, 315–335.

Parkin, M. (1992) Where Do We Stand? M. Belongia, M. Garfinkel (eds.), The Business Cycle: Theories and Evidence, London, Kluwer Academic Publishers, 202–209.

Patinkin, D. (1956) Money, Interest, and Prices, New York, Harper&Row.

Patinkin, D. (1969) The Chicago Tradition, the Quantity Theory, and Friedman, Journal of Money, Credit, and Banking, 1, 1, 46–70.

Pencavel, J. (1994) British Unemployment: Letter from America, Economic Journal, 104, 621–632.

Phelps, E.S. (1967) Phillips Curves, Expectations of Inflation and Optimal Unemployment over Time, Economica, 34, 3, 254–281.

Pierce, J.L. (1995) Monetarism: The Good, the Bad, and the Ugly, K.D. Hoover, S.M.

Sheffrin (eds.), Monetarism and the Methodology of Economics: Essays in Honour of Thomas Mayer, Brookfield, Edward Elgar, 27–48.

Plosser, C.I. (1994) Interview with Charles Plosser, Snowdon, B., Vane, H.R., and Wynarczyk, P., A Modern Guide to Macroeconomics: An Introduction to Competing Schools of Thought, Aldershot and Brookfield, Edward Elgar, 280–285.

Romer, C.D. (1992) What Ended the Great Depression? Journal of Economic History, 52, 4, 757–784.

Romer, C.D. (1993) The Nation in Depression, Journal of Economic Perspectives, 7, 2, 19–39.

Romer, C.D., Romer, D.H. (1989) Does Monetary Policy Matter? A New Test in the Spirit of Friedman and Schwartz, NBER Macroeconomics Annual, Cambridge, MIT Press, Vol. 4, 121–170.

Romer, C.D., Romer, D.H. (1994a) Monetary Policy Matters, Journal of Monetary Economics, 34, 75–88.

Romer, C.D., Romer, D.H. (1994b) What Ends Recessions? NBER Macroeconomics Annual, Cambridge, MIT Press, Vol. 9, 13–57.

Salant, W.S. (1988) The Spread of Keynesian Doctrines and Practices in the United States, O.F. Hamouda, J.N. Smithin (eds.), Keynes and Public Policy after Fifty Years, Vol. 1, Economics and Policy, Aldershot, Edward Elgar, 61–76.

Samuelson, P.A. (1948) Economics, New York, McGraw Hill.

Samuelson, P.A. (1988) In the Beginning, Challenge, 31, 32–34.

Sandilands, R.J. (1990) The Life and Political Economy of Lauchlin Currie, Durham, Duke University Press.

Sargent, T.J. (1982) R.H. Hall (ed.), Inflation: Causes and Effects, Chicago, University of Chicago Press, 41–97.

Simkins, S.P. (1996) The Rebirth of Empiricism in Macroeconomics: Mitchell and the Modern Empiricists, paper presented at the History of Economics Society Conference, Vancouver, UBC.

Skidelsky, R. (1996) Keynes, Oxford, Oxford University Press.

Smith, B.D. (1994) Mischief and Monetary History: Friedman and Schwartz Thirty Years Later, Journal of Monetary Economics, 34, 1, 27–45.

Snowdon, B., Vane, H.R. (1995) New Keynesian Economics Today: The Empire Strikes Back, American Economist, 39, 1, 48–65.

Snowdon, B., Vane, H.R. (1996) The Development of Modern Macroeconomics:

Reflections in the Light of Johnson’s Analysis after Twenty Five Years, Journal of Macroeconomics, 18, 3, 381–401.

Современная макроэкономика и ее эволюция с монетаристской точки зрения Snowdon, B., Vane, H.R., and Wynarczyk, P. (1994) A Modern Guide to Macroeconomics:

An Introduction to Competing Schools of Thought, Aldershot and Brookfield, Edward Elgar.

Stone, C.C., Thornton, D.L. (1987) Solving the 1980s Velocity Puzzle: A Progress Report, Federal Reserve Bank of St. Louis Review, 5–22.

Summers, L.H. (1991) The Scientific Illusion in Empirical Macroeconomics, Scandinavian Journal of Economics, 93, 2, 129–148.

Sweezy, A. (1972) The Keynesians and Government Policy, 1933–1939, American Economic Review, 62, 2, 116–124.

Thygesen, N. (1977) The Scientific Contributions of Milton Friedman, Scandinavian Journal of Economics, 79, 1, 56–98.

Tobin, J. (1995) The Natural Rate as New Classical Economics, R. Cross (ed.), The Natural Rate of Unemployment: Reflections on 25 Years of the Hypothesis, Cambridge, Cambridge University Press, 32–42.

Valdes, J.G. (1995) Pinochet’s Economists: The Chicago School in Chile, Cambridge, Cambridge University Press.

Zahka, W.J. (1992) The Nobel Prize Economics Lectures: A Cross Section of Current Thinking, Brookfield, Ashgate.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.