WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«BLAUG БЛАУГ The Methodology of Методология экономической науки OR HOW ECONOMISTS EXPLAIN Second Edition Второе Перевод с английского Под редакцией члена-корреспондента РАН B.C. ...»

-- [ Страница 4 ] --

предписание, сводящееся к требованию полностью перечерк Следующий этап в нашей хронологии — работа Джоан Ро нуть всю существующую общепринятую экономическую тео бинсон "Экономическая философия" (Robinson Г., 1962)7 не рию и начать все с чистого листа, можно сразу же отбросить:

большая загадочная книга, изображающая экономическую тео экономисты никогда не обращали и не будут обращать внима рию, с одной стороны, как научное исследование общества, а ния на советы тех, кто утверждает, что раз уж вы не можете с другой — как механизм распространения идеологии, то есть бежать вперед, то вам бессмысленно пытаться и идти.

апологетику. Однако в целом книга производит впечатление, В книге Андреаса Папандреу "Экономическая теория как что последняя функция экономической теории гораздо значи наука" (Papandreou A.G., 1958) используется несколько иной, тельнее первой. Поппер упоминается как автор демаркации но столь же экстремальный аргумент, базирующийся на раз между метафизическим и научным утверждениями, а изначаль личии между моделями и теориями: для автора книги модели, но присущие общественной науке затруднения с поиском ре в отличие от теорий, не могут быть опровергнуты, поскольку шительных свидетельств в пользу тех или иных теорий подают Глава как феномен исключительно XX ся как причина, по которой в аргументацию так часто закра согласились бы с мнением, что улучшение прогнозов эконо дывается идеология: "экономическая теория продвигается, мического поведения или экономических феноменов является прихрамывая, одной ногой опираясь на непроверенные ги основной задачей экономиста" (Hutchison T.W., 1977, р. 8).

потезы, а другой — на непроверяемые лозунги" (р. 25;

см. также Оценить баланс мнений по вопросам подобного рода всегда р. 3, 22—23). Книга заканчивается призывом не оставлять "на нелегко, но достаточно сказать, что существует множество сви дежды на то, что экономическая теория сможет продвинуться детельств в пользу того, что большинство экономистов, о ко по направлению к науке" (р. 146), но не содержит никаких тором говорит Хатчисон, если оно действительно является боль указаний на то, как этого добиться.

шинством, составляет уж никак не более 51%. Радикальные Сказанное подводит нас к первому изданию популярного экономисты, марксисты и неомарксисты, пост- и неокейнси учебника Ричарда "Введение в позитивную экономичес анцы, институционалисты и всевозможные неортодоксальные кую теорию" (Lipsey R.G., 1963), вводная глава которого сво экономисты, в совокупности составляющие значительную часть дится к открытой поддержке попперовского фальсификацио молодого поколения экономистов, конечно, не согласились бы, низма в его "наивной" версии, основанной на вере, что науч что экономические теории должны приниматься и отвергаться ные теории могут быть опровергнуты в результате единственной на основе своих прогнозов или что эмпирическая проверка решительной проверки. "Наивный фальсификационизм" перво гипотез является "Меккой" для современного экономиста, как го издания уступает место "развитому фальсификационизму" во это было когда-то (см. M., 1990, р. 60—62). Даже состав втором издании: "Я отказался от попперовского представления ленный Бенжамином Уордом агрессивный список того, "Что об опровержении и перешел к статистическому взгляду на про не так с экономической теорией?" (Ward В., 1972), одна из верку гипотез, в соответствии с которым никакое опровержение лучших на сегодняшний день попыток достиже или принятие гипотезы не может быть окончательным;

все, на ния экономической теории, глядя через "кунианские очки", что мы можем рассчитывать, — это обнаружить, на основе ко отрицает, что отсутствие у теорий эмпирически опровержи нечного объема несовершенного знания, чему равно соотноше мых выводов относится к основным недостаткам ние вероятностей конкурирующих гипотез" (Lipsey R.G., 1966, экономической теории (Ward В., 1972, р. 173).

р. хх;

см. также р. Точка зрения, высказанная в этом от Чтобы показать, насколько сильна антипопперовская мето рывке, воспроизводится во всех последующих переизданиях кни дология в некоторых кругах экономистов, достаточно проана ги, и учебник Липси поныне остается выдающимся введением в лизировать радикальную методологическую работу Мартина основы экономической теории в попперовском духе, где посто Холлиса и Эдварда Нелла "Рациональный экономический че янно подчеркивается необходимость оценивать эмпирические ловек", имеющую подзаголовок "Философская критика неоклас свидетельства в пользу конкретной теории относительно свиде сической экономической теории" (Hollis M. and Nell E.J., 1975).

тельств в пользу конкурирующих теорий.

В этой книге рассматривается порочный союз между нео классической экономической теорией и логическим позити визмом, однако, не упоминается ни о Поппере, ни о Лакато Назад к эссенциализму ше, ни о каком-либо другом позитивисте, писавшем после раннего Айера (некоторые работы приводятся в биб В этом пункте нам трудно избежать искушения повторить лиографии, но в тексте нет ни явных, ни скрытых упомина недавно высказанное Хатчисоном убеждение, что в настоящее ний о его идеях). Позитивизм, утверждают авторы, является время "если и не все, то, вероятно, большинство экономистов ложной философией, и неоклассическая экономическая тео рия должна быть отвергнута вместе с ним: позитивистский о необходимости отделять факты от ценностей, с одной Причиной такого крутого поворота послужили события, происходившие в Лондонской школе экономики, в которой Липси преподавал в то время стороны, и факты от теорий — с другой, недопустим, по (с 1957 по 1963 гг.), о чем хорошо рассказывает де Марки N., 1988).

скольку все наблюдаемые нами факты имеют теоретическую как феномен исключительно XX века Глава чисона, высказавшего многие из их тезисов еще в 1938 г., и окраску, а теории — ценностную. Более удовлетворительная акцентируют внимание на реальных затруднениях, возника эпистемология может быть построена на рационализме, под ющих при проверке экономических теорий, так, как если бы которым они понимают доказательство существования кантиан до них никто и не подозревал об их существовании. Предпо ских "синтетических" априорных истин: "Наша стратегия под лагается, что классическая марксистская экономическая тео разумевает способность выделить существенное и найти это рия каким-то таинственным образом должна избежать подоб существенное на практике" (Hollis M. and Nell E.J., 1975, ных затруднений, но, конечно, это становится возможным p. 254;

см. также р. 178). Экономические системы должны вос только при отказе от эмпирического обоснования теорий. Дей производиться сами по себе и, следовательно, этот факт вос ствительно, их рационалистский, эссенциалистский подход к производимости является экономических систем, экономическому знанию не оставляет никакого места коли которая только и может стать солидным основанием для эко чественным эмприческим исследованиям. В книге просто иг номической теории. Проблема неоклассической экономичес норируются все достижения послевоенной экономической кой теории, говорят авторы, заключается в том, что в ней нет методологии, связанные с именем Поппера. Можно, пожа ничего, что гарантировало бы воспроизводство фирм и до луй, сказать, что если бы они прочли его многочисленные машних хозяйств во времени — от одного периода к другому.

убийственные комментарии по поводу философии эссенциа После этого мы могли бы ожидать, что "разумной" эконо лизма (см. Popper К., 1957, р. 26-34;

1976, р. 18-21, 197-198;

мической теорией окажется современная теория экономичес Popper К. and Eccles J., 1977, p. 172—194), их книга оказалась кого роста, которая, естественно, имеет дело с бесконечно бы лишенной своего raison d 'etre.

воспроизводимыми свойствами устойчивых траекторий эконо Наверное, здесь самое подходящее место высказать еще мического развития. Ан нет, единственной альтернативой нео несколько замечаний по поводу философии ко классической экономической теории, содержащей ключевой торая в ходе нашего дальнейшего обсуждения еще пару раз момент "воспроизводства", оказывается классическая марк покажет свои "ослиные уши". Корнями эссенциализм уходит систская, а точнее, неорикардианская экономическая тео к трудам Платона и Аристотеля, для которых знание или "нау рия, основанная скорее на работах Сраффы, нежели Маркса ка" начинаются с наблюдения за частными событиями и их (Hollis M. and Nell E.J., 1975, p. 188, 195). Заключительная простого индуктивного перебора, продолжающегося до тех глава книги, содержащая краткий набросок "классической пор, пока интуитивно не будет найдено нечто, являющееся марксистской экономической теории, на ра общим для всех этих событий — их "сущность", которая за циональных основаниях", выглядит откатом назад по срав тем закрепляется в определении рассматриваемого явления.

нению со многим из сказанного ранее: вдруг вспомнив, что Доктрина, в соответствии с которой целью науки является капитализм подвержен периодическим экономическим цик поиск истинной природы, или сущности, вещей и описание лам и, возможно, в конце концов даже краху, авторы при их с помощью определений, оказывала огромное влияние на знают, что "фактически системы часто не воспроизводятся", западную научную мысль вплоть до XIX в. Поппер противопо оставляя читателя в недоумении, зачем в таком случае было ставляет эту разновидность методологического эссенциализма так сильно упирать на момент "воспроизводства" как на сущ методологическому номинализму (вошедшему в научный обо ность всех экономических проблем.

рот во времена Ньютона), согласно которому целью науки Холлис и Нелл пытаются взвалить на "позитивных эконо является описание, как ведут себя вещи в различных обстоя мистов" проблему индукции, видимо, полагая, что дискре тельствах, с помощью универсальных законов, а не опреде дитируя индукцию, они тем самым разрушают всякое пред ление, чем они на самом деле являются.

ставление о плодотворности неоклассической исследователь Поппер очень рано начал утверждать, что эссенциализм ской программы. Они возражают против типичных предпосылок губителен для социальных теорий, поскольку он усиливает неоклассической экономической теории, в особенности пред антиэмпирическую тенденцию решать проблемы с помощью посылок совершенной информации, похоже, не замечая Хат Глава как феномен исключительно XX века определений. Холлис с Неллом так и не говорят нам, как отыс лен, Кларенс Айерс и, возможно, Гуннар Мюрдаль. Но трудно кать ту единственную "сущность" экономических систем;

они найти что-либо похожее на моделирование структур в работах подразумевают, что для этого необходимо "верно" абстраги Джона Р. Коммонса, Уэсли Клэр Митчелла и Джона Кеннета роваться, но не предлагают никакого критерия для оценки Гэлбрейта, которых кое-кто относит к ведущим институцио "верности" абстракции кроме грубого Сторонни налистам. Очевидно, что все эти авторы имеют нечто общее:

ки эссенциализма склонны решать реальные проблемы, пе никто из них не тащит за собой "телегу" с концепциями рав релистывая словарь собственного изготовления, и Холлис и новесия, рационального поведения, мгновенной адаптации и Нелл являют собой яркий пример этой тенденции: воспроиз совершенной информации, и все они привержены идее груп водство является единственной "сущностью" экономических пового поведения, обусловленного обычаями и привычками, систем, потому что мы так сказали!

предпочитая рассматривать экономическую систему скорее как биологический организм, нежели как машину. Но отсюда еще очень далеко до того, чтобы утверждать, что они придержива ются общей методологии, то есть общего метода обоснования и моделирование структур своих объяснений (см. M., 1978, р. 710-713, 726-727).

Институционализм существует как научная школа, но он, оче Описал ли я все существующие разновидности экономи видно, не обладает никакой уникальной методологией, отлич-j ческих методологий? Некоторые не согласятся с этим, ибо в ной от той, которой пользуются ортодоксальные работах американских институционалистов видят способ объяс Гораздо лучшим описанием рабочей методологии нения, отличающийся и от априоризма, и от конвенциона туционалистов является то, что Уорд (Ward В., 1972, 12) лизма, а также от операционализма, инструментализма, деск называет изложением (storytelling), относящимся, по его сло риптивизма и фальсификационизма. Данный подход назвали вам, также к большой части ортодоксальной экономической моделированием структур (pattern modeling), поскольку он осно теории, в особенности прикладной. При изложении исполь ван на объяснении событий или действий посредством указания зуется метод, который историки называют коллигацией — со их места в структуре взаимосвязей, которая, как предполагает единением фактов, низкоуровневых обобщений, теорий вы ся, характеризует экономическую систему как единое целое сокого уровня и ценностных суждений в связный рассказ, (Wilber and Harrison 1978). Сторонники этого подхо- | скрепляемый неявным набором убеждений и аттитюдов, ко да, говорят нам, отвергают "атомизм" во всех его проявлениях торыми автор делится с читателями. В умелых руках он может и отказываются абстрагироваться от какой-либо части систе быть чрезвычайно убедителен, но при этом всегда непросто мы;

их рабочие гипотезы относительно конкретны и близки к объяснить, почему вас убедили.

описываемой системе, а если они и обобщают, то с помощью Как обосновать конкретное изложение? Мы спрашиваем:

разработки типологий;

в своих объяснениях они скорее делают верно ли представлены факты;

были ли какие-то факты упуще упор на "понимании", чем на "прогнозах", и рассматривают ны;

можно ли привести контрпримеры к низкоуровневым обоб объяснение как продуктивное с точки зрения понимания, если щениям;

и можем ли мы найти конкурирующие изложения, новые данные укладываются в предполагаемую структуру.

объясняющие рассматриваемое явление. Короче, мы проходим Без сомнения, это более или менее точно описывает мето процесс, идентичный тому, которым регулярно пользуемся для ды некоторых институционалистов, таких, как Торстейн Веб обоснования гипотетико-дедуктивных объяснений ортодоксаль ной экономической теории. Однако, поскольку изложениям не достает строгости и четкой логической структуры, их слишком Так, в другой работе Нелл пишет: "мы должны проверить определения и предпосылки наших моделей на предмет их реализма и степени, в которой просто верифицировать и почти невозможно фальсифициро они отражают существенные элементы. Если они реалистичны, функциони вать. Они являются или могут быть убедительными именно по рование модели должно отражать функционирование экономической систе тому, что никогда не рискуют оказаться неправильными.

мы в относительно простой и абстрактной форме" (Nell E.J., 1972а, р. 94).

Глава как феномен исключительно XX Возможно, экономические проблемы настолько неподат Чтобы обосновать это обвинение, мы рассмотрим эмпири ливы, что изложение — это лучшее, что мы вообще можем ческий статус ряда господствующих экономических теорий. Од предпринять. Но если это так, странно, что нам рекомендуют нако прежде нам необходимо сделать отступление, посвящен надежную методологию изложения и осуждают рискованную ное больному вопросу экономической теории благосостояния.

методологию фальсификационизма. Казалось бы, чем больше Одной из особенностей, отличающих экономическую теорию фальсификационизма, тем лучше?

от физики, химии и биологии, является то, что утверждения в экономической теории зачастую одновременно объясняют по ведение и оговаривают нормы поведения. В современной фило Современное основное течение софии науки нет почти ничего, что помогло бы нам судить о теориях, выводящих природу общественного оптимума из не Наш обзор послевоенной экономической методологии не которых фундаментальных ценностных суждений. Может быть обнаруживает ничего похожего на достижение консенсуса. Однако поэтому столько современных экономистов не принимает фаль несмотря на несколько размытые границы, можно выделить сификационизма всерьез?

нечто, напоминающее точку зрения основного течения. Если не считать замешательства, вызванного /'-уклоном, Фридмену и похоже, действительно удалось убедить большинство своих коллег в том, что прямая верификация постулатов или предпосылок экономической теории одновременно является излишней и вводит в заблуждение;

в конечном счете об экономи ческих теориях следует судить по их выводам относительно явле ний, которые они должны объяснять. В то же время экономичес кая теория рассматривается лишь как "ящик с инструментами", и эмпирическая проверка может показать не столько то, верны или неверны конкретные модели, сколько применимы они в данной ситуации, или нет. Доминирующая методологическая установка не только крайне благоприятствует господствующей экономической теории, она также крайне либеральна в преде лах "правил игры": допустима почти любая модель, если она тщательно сформулирована, элегантно построена и обладает потенциальной релевантностью по отношению к реальным си туациям. Некоторым видным экономистам, например, покой ному Джону Хиксу, даже удавалось одновременно не придавать значения эмпирическим проверкам и отстаивать следующие из теорий выводы для экономической политики — заведомо шизо- j френическая позиция (см. M., 1990, 5).

экономисты, как мы видели, часто проповедуют низм, но редко следуют ему: их рабочая философия науки может] быть хорошо описана как "безопасный фальсификационизм"13.

Этой счастливо найденной фразой я обязан (Coddington A., 1975, р. 542).

между позитивной и нормативной экономической теорией Глава кой теории. Очевидно, в этом необходимо тщательно разобрать ся, после чего мы надеемся воскресить разграничение между Различие между позитивной и позитивным и нормативным как еще одну попперовскую мето нормативной экономической теорией дологическую норму, особенно актуальную для такой связан ной с политикой науки, как экономическая теория.

Утверждение, согласно которому "невозможно вывести то, что должно быть, из того, что есть", что сугубо фактологичес кие, описательные утверждения сами по себе могут повлечь или подразумевать лишь другие фактологические, описатель ные утверждения, но ни в коем случае не нормы, этические высказывания или предписания что-либо сделать, было впер "Гильотина Юма" вые выдвинуто еще Дэвидом Юмом в его "Трактате о чело веческой природе". Это утверждение за содержащееся в нем История разграничения позитивной и нормативной эко "обоюдоострое" логическое различие между областью фактов номических теорий, "научной" экономической теории и и областью ценностей получило меткое наименование "гильоти практических советов по вопросам экономической политики ны Юма" (Black M., 1970, р. 24).

насчитывает уже более лет и восходит к работам Нассау Се ниора и Джона Стюарта Милля. Примерно во второй половине "Гильотина Юма ": эквивалентные антонимы XIX в. это ставшее привычным различие в экономической тео нормативный рии начали смешивать и практически отождествлять с существу есть должно быть ющим у философов-позитивистов различием между тем, что факты ценности "есть", и тем, что "должно быть", между фактами и ценностя объективный субъективный ми, между предположительно объективными, описательными описательный предписывающий утверждениями о мире и предписывающими оценками его со наука искусство стояния. Тогда стали говорить, что позитивная экономическая хороший/плохой теория относится к фактам, а нормативная — к ценностям.

Затем, в 1930-е годы, возникла новая экономическая теория Но как догадаться, относится ли данное высказывание к благосостояния, представляющая собой нормативную экономи тому, что есть, или тому, что должно быть?

ческую теорию, якобы свободную от субъективных оценок, после нельзя судить по тому, стоит ли предложение в изъявительном чего оказалось, что различие между позитивной и нормативной наклонении или нет, ибо существуют такие предложения в экономической теорией заключалось в противопоставлении бес- изъявительном наклонении — например, "убийство — это спорных фактов и ценностей, с одной стороны, и спорных цен- грех", — которые являются тонко замаскированными выска ностей — с другой. В результате область традиционной позитив- зываниями о том, что должно быть, облеченными в форму ной экономической теории была расширена за счет включения высказываний о том, что есть. Точно так же нельзя судить по в нее чистой экономической теории благосостояния, при этом в тому, что люди охотнее соглашаются с высказываниями о том, что есть, чем о том, что должно быть, ибо легко убедиться, области нормативной экономической теории остались только что с фактологическим утверждением типа "вселенная про специфические вопросы экономической политики, где о цен изошла без сверхъестественного вмешательства — в результате ностях и целях нельзя сказать почти ничего определенного кро большого взрыва много миллионов лет назад" люди склонны ме того, что говорят нам политики. За всем этим стоит ужасная соглашаться куда менее охотно, чем с нормативным утвержде логическая путаница, открывшая путь для массированной атаки нием — "нам не следует поедать младенцев". Утверждение о на саму идею свободной от ценностей позитивной экономичес Глава 5 Различие между позитивной и нормативной экономической теорией по большей части касались того, что моральные суждения яв том, что есть, — это всего лишь утверждение, которое может ляются не просто выражением чувств или императивами, при быть либо истинно, либо ложно: оно выдвигает некое предпо зывающими кого-то к действию, но особого рода описатель ложение о состоянии мира — что он устроен так, а не иначе, и ными утверждениями о мире (Hudson W.D., 1969;

Black M., мы можем воспользоваться межличностно проверяемыми ме 1970, ch.3). Однако развиваемые нами аргументы против след тодами, чтобы обнаружить, истинно оно или ложно. Утверж ствий из "гильотины Юма" совсем иного свойства. Я вовсе не дение о том, что должно быть, выражает оценку состояния говорю, что утверждения о том, что должно быть, логически мира: оно одобряет или не одобряет, хвалит или порицает, эквивалентны утверждениям о том, что есть, а говорю, что превозносит или осуждает, и мы можем лишь приводить ка принятие или отказ от последних как когнитивный процесс не кие-то аргументы, чтобы убедить других согласиться с ним.

слишком отличается от принятия или отказа от первых. Мое Конечно, мне возразят, что нормативное утверждение "мы мнение таково: не существует эмпирических описательных ут не должны поедать младенцев" может так же быть оценено с верждений о том, что есть, которые считаются истинными, но помощью межличностно проверяемых методов, скажем, рефе не полагаются на определенный социальный консенсус в от рендума. Но все, что может установить референдум, — это наше ношении того, что мы "должны" принимать эти утверждения.

всеобщее согласие, что поедать младенцев неправильно;

он не может установить, что это неправильно само по себе. Мне опять возразят, что то же самое можно сказать о любой межличност Методологические суждения ной верификации или фальсификации утверждения о том, и ценностные суждения что есть. В конечном счете фактологическое, описательное ут верждение о том, что есть, считается истинным, поскольку Нагель E., 1961, р. 492—495) стремится защитить "ги мы договорились следовать определенным "научным" прави льотину Юма" именно от такого рода возражений, выделяя в лам, которые предписывают нам рассматривать как истин общественных науках два типа ценностных суждений — харак ное, хотя на самом деле оно может быть ложным. Говорить, теризующие и оценивающие. Характеризующие ценностные суж что существуют "грубые факты", которые мы должны прини дения подразумевают выбор предмета исследования, способа мать, нравится нам это или нет, означает совершать ошибку исследования и критерия оценки обоснованности результатов, индукции, и, кроме того, теория статистического вывода Ней например, следование канонам формальной логики, выбор на уже должна была бы приучить нас к тому, что дежных данных, открыто принимаемые априорные решения принятие любого факта в науке неизбежно подразумевает при об уровнях статистической значимости и т.д., короче говоря, нятие рискованного решения в условиях неопределенности — все, что мы раньше называли методологическими суждениями.

с неизвестной, но отличной от нуля вероятностью ошибиться.

Оценивающие ценностные суждения подразумевают оценочные Следовательно, мы принимаем или отвергаем утверждения о утверждения о состояниях мира, в том числе о желательности том, что есть, на основаниях, которые сами являются конвен человеческого поведения определенного рода и его социальных циями, и в этом смысле, как гласит заглавие известной мето последствиях;

таким образом, все утверждения о "хорошем об дологической статьи Раднера R.S., 1953), даже "Уче ществе" являются оценивающими ценностными суждениями.

ный как таковой делает ценностные суждения". Моральные суж Наука как социальный феномен не может функционировать дения обычно характеризуются как предписания поступать без методологических суждений, но, как утверждает Нагель, определенным образом, которым в схожих обстоятельствах дол может, хотя бы в принципе, освободиться от всяких оценива жны подчиняться все. Но не являются ли утверждения о фактах ющих или нормативных ценностных суждений.

точно такими же суждениями, предписывающими определен На глубоком философском уровне это различие, возмож ное отношение к ним, а не вид поведения?

но, ошибочно. В конце концов мы не можем уйти от того фак В последние годы философы-этики постоянно высказывали та, что все нетавтологические утверждения принимаются на сомнения по поводу дихотомии быть", которые Глава между позитивной и нормативной экономической теорией основе нашей готовности соблюдать определенные правила суждениях: мы можем приводить альтернативные обстоятель игры, то есть на коллективно принятых нами как игроками ства и спрашивать, захотели бы вы отказаться от своей оценки в суждениях. Спор о фактах, как представляется, может быть раз этих обстоятельствах? В качестве известного и очевидного при решен убедительным обращением к так называемым объектив мера можно привести здесь широко распространенное ценност ным фактам, в то время как спор о моральных суждениях мо ное суждение, согласно которому экономический рост, измеря жет быть разрешен только увещевательным обращением к эмо емый величиной реального национального дохода, всегда жела циям, но в основе своей оба спора покоятся на определенных телен. Но останется ли данное суждение столь же непоколебимым, конкретных методах убеждения, эффективность которых, в свою если при этом экономический рост ведет к абсолютному ухуд очередь, зависит от разделяемых ценностей того или иного рода.

шению положения людей, чьи доходы относятся к нижнему Между тем на уровне научного исследования выдвигаемое На квартилю (децилю или квинтилю) соответствующего распреде гелем различие между методологическими и нормативными ления? Еще одним примером является часто высказываемое цен суждениями реально и значимо.

ностное суждение, что смертная казнь всегда неоправданна. Но Каждый экономист сознает, что между утверждением о су если бы мы располагали неопровержимыми свидетельствами ществовании кривой Филлипса — конкретного функциональ того, что смертная казнь удерживает потенциальных убийц от ного соотношения между уровнем безработицы и темпом из совершения преступления, стали бы мы по-прежнему придер менения ставок заработной платы или цен, — с одной сторо живаться своего первоначального мнения? И так далее.

ны, и утверждением, согласно которому безработица столь Рассуждая в этом направлении, мы обнаруживаем разницу пагубна, что для избавления от нее мы должны быть готовы между "базисными" и "небазисными" ценностными суждени перенести любую инфляцию, с другой стороны, лежит целая ями, или, я бы сказал, чистыми и смешанными ценностными пропасть. Когда экономист говорит, что каждому индивиду суждениями: «Ценностное суждение можно назвать "базисным" нужно позволить тратить свой доход, как он хочет, или что ни для человека, если подразумевается, что оно остается для него один трудоспособный индивид не имеет права на поддержку верным при любых обстоятельствах, в противном случае оно окружающих, или что правительства должны предоставлять является "небазисным"» (Sen A.K., 1970, р. 59). До тех пор, помощь жертвам безжалостных экономических законов, нетруд пока ценностное суждение остается небазисным, или смешан но увидеть, что он высказывает нормативные ценностные суж ным, дискуссия о нем может принять форму обращения к фак дения. Существуют давние, испытанные методы примирения там, и это хорошо, ибо наши стандартные методы разрешения расходящихся методологических суждений. Но нет таких мето споров о фактах не так сомнительны, как методы разрешения дов для примирения расходящихся нормативных ценностных споров о ценностях. И только когда мы наконец обнаруживаем суждений — кроме демократических выборов и перестрелок на чистое ценностное суждение — как, например, в случае край баррикадах. Этот контраст между методами улаживания разно него неприятия пацифистом любых войн вообще или сталки гласий и придает актуальность различию, которое вводит Нагель.

ваемся с утверждением типа "я ценю это как таковое", — мы Предполагая, что нормативные оценки относятся к тому роду констатируем, что исчерпали всякие возможности рациональ суждений, по поводу которых невозможна рациональная дис ного анализа и Вряд ли можно сомневаться, что куссия, направленная на урегулирование любых разногласий между людьми, мы несколько перегнули палку. Даже если Юм Рой (Roy S., 1989, р. 30—31, 106—108), предпринявший массированную прав, отрицая, что "то, что должно быть" можно логически атаку на моральный скептицизм — тезис о невозможности разрешения всех вывести из что есть", и наоборот, несомненно, "то, что разногласий по поводу нормативной экономической теории с помощью ра должно быть" испытывает сильное влияние "того, что есть", и циональных рассуждений и доказательств, — похоже, отрицает, что суще ценности, которых мы придерживаемся, почти всегда зависят ствуют какие бы то ни было чистые ценностные суждения, и здесь, вероятно, заходит слишком далеко. Однако его настойчивое требование, чтобы эконо от целого ряда фактов, в которые мы верим. Это указывает на мисты не избегали дискуссий о морали, как они это обычно делают, было то, как надо вести рациональные дебаты о спорных ценностных встречено с пониманием.

Глава Различие между позитивной и нормативной экономической теорией большинство ценностных суждений, высказываемых по соци нормативных, предписывающих утверждений о том, что долж альным вопросам, носят смешанный характер и, следователь но быть, и, во-вторых, что методологические суждения, ис но, поддаются влиянию путем убеждения людей, их придер пользующиеся при достижении консенсуса по утверждениям о живающихся, в том, что на самом деле факты отличаются от том, что есть, существенно отличаются от тех, что используют как они их видят.

ся при достижении консенсуса по нормативным ценностным суждениям. Утверждение, что общественная наука может быть свободной от ценностных суждений, в этом смысле не отрица Существует ли свободная ет, что идеологический уклон проникает в сам выбор вопро сов, которые исследуют представители общественных наук, что от ценностей общественная наука?

гипотезы, выдвигаемые на основе наблюдаемых фактов, иног да испытывают влияние особого рода ценностей, и даже того, Как только мы удалили с помощью рационального анализа что практические советы, которые дают представители общест посторонние фрагменты в смешанных ценностных суждениях, венных наук, часто проникнуты скрытыми ценностными суж мы остаемся с фактологическими утверждениями и чистыми дениями и скорее нацелены на то, чтобы убедить, нежели про ценностными суждениями, разрыв между которыми действи сто посоветовать. Аргументация основана не на предполагаемой тельно непреодолим при любой интерпретации "фактов" и личной беспристрастности отдельных представителей обществен "ценностей". Даже если мы оставим ценностные суждения в их ных наук, но скорее на социальных аспектах научной деятель обычном смешанном виде, окажется, что пока мы показали ности, критической традиции научного сообщества постоянно лишь то, что разница между методами разрешения разногла поправлять различные уклоны отдельных ученых. Макс Вебер сий по методологическим и ценностным суждениям носит ко внес полную ясность в этот вопрос более 50 лет тому назад, личественный, а не качественный характер. Но ничто из ска когда изложил доктрину (свободы от ценностей), и занного нами не означает, что это количественное различие не сейчас непонимание сказанного им уже непростительно2.

заслуживает нашего внимания.

Утверждение, будто разница настолько мала, что ей можно Очевидно, Вебер не отрицал, что общественная наука в пренебречь, приводит нас прямо в лагерь некоторых радикаль том виде, в котором она практикуется, насквозь пронизана ных критиков, которые считают, что абсолютно все предполо политическими предубеждениями;

именно поэтому он пропо жения о социальных явлениях пропитаны ценностями и, следо ведовал возможность свободной от ценностей общественной вательно, недостаточно "объективны". Как указывает Нагель науки. Более того, Wertfreiheit для него не означала, что чело E., 1961, р. 500), это утверждение доказывает слишком веческие ценности не поддаются рациональному анализу. На много: либо оно не распространяется на себя, и тогда у нас есть против, он настаивал, что (дискуссии о по крайней мере одно объективное утверждение по социальным ценностных суждениях) не просто возможны, но и чрезвы-, вопросам, или оно само пропитано ценностями — в этом случае чайно полезны. Они могли бы проходить в следующих формах:

мы попадаем в порочный круг и нас сносит к крайнему субъек (1) изучения внутренней последовательности ценностных пред тивизму, когда все мнения равноценны. Кроме того, аргументы посылок, из которых выводятся расходящиеся против самой возможности какой-либо свободной от ценнос суждения;

(2) определения последствий этих ценностных пред тей, "объективной" общественной науки обычно украшены вся посылок в свете практических обстоятельств их применения;

и кого рода не имеющими отношения к делу суждениями, сводя (3) отслеживания фактических последствий альтернативных щимися к отрицанию всякого осмысленного различия способов воплощения нормативных суждений (Weber M., 1949, методологическими и нормативными суждениями.

20-21;

и W.G., 1968, р. 564-565). Таким образом, Доктрина свободной от ценностей общественной науки гла сит, во-первых, что логический статус фактологических, опи См. Runciman W.G. (1972);

Cahnman W.J. (1964);

Hutchison T.W. (1964, сательных утверждений о том, что есть, отличается от статуса P. 55-56, 58-59);

Machlup F. (1978, p. 349-353,..

Глава 5 Различие между позитивной и нормативной экономической теорией ясно, что проводившееся Сеном различие между базисными и о смысле этих действий из социальных фактов невозможно из небазисными, или чистыми и смешанными, ценностными суж влечь какие бы то ни было выводы. "Именно в этот момент, — дениями, приглашающее к рациональной дискуссии о ценно заявляет он, — на сцену выходят ценностные суждения". Каким стных суждениях, которых придерживаются люди, по духу яв образом? Единственный пример, который он приводит, это — ляется совершенно веберовским3.

"очевидное политическое предубеждение, наблюдающееся в выборе проблем для исследования" (р. В нагелевском смыс Немногие из тех, кто нападает на доктрину Wertfreiheit, облада ле, однако, это — методологическое, а не ценностное суждение.

ют мужеством иметь собственную точку зрения. После того, как Признавая, что об этом уже многократно писали раньше, все стандартные аргументы против Wertfreiheit исчерпаны, они Хейлбронер говорит, что предпочитает рассматривать "гораздо обычно заканчивают словами о том, что все мы стоим за объек менее изученный аспект проблемы, связанный с самим экономи тивную истину и "беспристрастную науку", хотя непонятно, ческим анализом, а не с предпосылками экономической мыс как такое возможно, если мы не проясняем запутанную связь ли" (р. Он заявляет, что экономистам не свойственна науч того, что "есть", с тем, что "должно быть". Если не существует ная беспристрастность в оценке экономических теорий, и в ка по крайней мере каких-то свободных от ценностной окраски честве не слишком убедительного примера приводит "нежелание описательных, фактологических утверждений о социальных зако экономистов признавать феномен империализма как достойный номерностях (помимо характеризующих ценностных суждений, объект для экономических исследований, а также их упрямую заложенных в методологических суждениях), трудно избежать приверженность теории о преимуществах международной тор вывода, что мы имеем право утверждать все, что нам вздумается.

говли несмотря на наличие печальных свидетельств, что тор Отрицание объективности в общественной науке чаще встре говля не привела к улучшению положения более бедных стран" чается в социологии, нежели в экономической теории. В самом (р. 138—139). Экономисты, и другие исследователи общества, деле, экономистов традиционно устраивает существующая ди добавляет он, независимо от своей воли эмоционально связаны хотомия между "есть" и "должно быть";

они, очевидно, верят, с обществом, членами которого являются: "каждый представитель что, будучи ясно сформулирована, она становится самоочевидной общественной науки подходит к своей задаче с желанием, со (см. К., 1964). Поэтому было непросто найти примеры знательным или бессознательным, продемонстрировать работо таких экономистов, которые противоречили сами себе, вначале способность или неработоспособность общественного устройства, отрицая, что экономическая теория может быть свободной от которое он исследует" (р. 139). Перед лицом "этой чрезвычайной ценностей, а затем утверждая, что тем не менее некоторые эко уязвимости для ценностных суждений" экономисты не могут номические мнения более обоснованы, чем другие. Но, возмож быть беспристрастны или равнодушны: "таким образом, ценно но, нас удовлетворит один такой поучительный пример.

стные суждения, отчасти социологического характера, отчасти относящиеся к поведению, вдохновляли экономическую тео рию, начиная с самых ранних ее положений и заканчивая \ Пример атаки на Wertfreiheit позднейшими и наиболее изощренными образцами" (р. 141).

Здесь мы должны сделать краткое отступление по поводу Роберт Хейлбронер (Heilbroner R.L., 1973) начинает свою вольного употребления Хейлбронером термина ценностные суж атаку с отрицания доктрины методологического монизма: раз дения, включающего у него всевозможные непроверяемые ме ница между общественными и естественными науками заключа тафизические утверждения, окрашивающие видение экономи ется в том, что человеческие действия одновременно имеют нео ста и составляющие то, что Лакатош называл "твердым яд сознанные намерения и сознательные цели, и без предпосылок ром" теорий. Если я утверждаю, что капитализм сделал и сделает Для рабочих больше, чем любая иная альтернативная эконо мическая система, я не высказываю ценностного суждения, а будет поучительно почитать работу Уорда (Ward В., 1972, chs.

скорее раскрываю видение, составляющее мое твердое ядро.

о законодательной системе как механизме выработки консенсуса по вопро су о ценностях.

198 Глава Различие между позитивной и нормативной экономической теорией К счастью, меня будут судить не за само это видение, а за те кого критерия различения правды и лжи, а раз так, то лучше теории "защитного пояса", которые оно порождает. Если мы бы нам вместо этого сказали, каков этот критерий (Ryan A., не делаем различия подобного рода, тезис о том, что обще 1970, р. 224—241;

Barnes В., 1974, 5). Так или иначе, мы ственная наука пропитана ценностями, становится тривиаль можем продуктивно определить идеологию как ценностные суж ным: ценностная окраска является в этом случае общей чертой дения, "притворяющиеся" изложением фактов (Bergmann G., всех теоретических утверждений и, следовательно, не относит 1968), и это определение очищает марксистское учение об идео ся к специфическим проблемам именно общественных наук.

логии от его тенденциозных обертонов, спасая представляю Чтобы показать, что Хейлбронер, без разбора помещающий щее ценность содержание. Согласно этому определению, цен любые утверждения, не относящиеся к чисто фактологичес ностные суждения сами по себе не являются идеологическими, ким, под общую рубрику "ценностных суждений", не одинок, хотя все идеологические утверждения являются замаскирован обратимся к широко распространившемуся после Роббинса ными ценностными суждениями.

убеждению, что межличностные сравнения полезности явля Сделав эти пояснения, вернемся к атаке Хейлбронера на ются ценностными суждениями, которым не место в "науч доктрину свободной от ценностей экономической теории. "Я ной" экономической теории благосостояния. Но ведь утверж не верю, что экономисты должны стремиться к свободному от дения о межличностных сравнениях полезности — это не цен ценностей анализу", — декларирует он. Но вскоре добавляет:

ностные суждения, а всего лишь непроверяемые утверждения «Я должен со всей решительностью заявить, что не верю, буд о фактах: они могут быть верны либо неверны, но по сей день то экономист имеет право во имя защиты каких-либо ценностей мы не знаем способа это определить (Klappholz К., р. 105;

подтасовывать данные, популяризировать или распространять Barrett M. and Hausman D., 1991). Ценностные суждения могут рекомендации для политики, не опирающиеся на факты, или быть непроверяемыми, но не все непроверяемые утверждения выдавать свои ценностно окрашенные выводы за обладающие являются ценностными суждениями (Ng Y.K., 1972).

"научной" обоснованностью» (Heilbroner R.L., 1973, р. 133, 142).

Аналогично, существует тенденция определять ценностные Он скромно признает, что это звучит "как противоречие в тер суждения как любые убедительные утверждения, выраженные минах" (р. 138), но верит, что "квадратуру круга" можно най в эмоциональной форме, совершенно игнорируя тот факт, что ти, следуя методам естественных наук. Эти методы состоят, как чисто описательные утверждения, или даже определения, мо он полагает, в "открытости процедур, с помощью которых наука гут быть такими же убедительными, как и ценностные сужде делает свое дело, открывая себя для... болезненного самоанали ния (Klappholz К., 1964, 102—103). Добавляет путаницы и за в отношении своих предпосылок, экспериментов, логики и другая столь же отчетливая тенденция отождествлять ценност выводов". И "поскольку экономисты редко ставят эксперимен ные суждения с идеологическими утверждениями (см., напри ты, воспроизводимые в лаборатории, их результаты не могут мер, Samuels W.J., 1977). Термин является одним быть опровергнуты так же легко, как у представителей естест из тех слов, которое для каждого обозначают любые идеи, ко венных наук, но они так же могут быть подвержены присталь торые ему не нравятся. Согласно марксистскому учению об ному рассмотрению и критике экспертов" (р. 142—143).

идеологии, которое мы можем смутно различить в бессистем Этим чувствам мы можем только поаплодировать. Но зачем ных и порой противоречивых утверждениях Маркса и Энгельса тратить многие страницы на убеждение читателей в том, что вся (Seliger M., 1977), люди владеют не истиной, но только убеж экономическая теория полностью заражена ценностными суж дениями, за которыми скрывается некий набор материальных дениями, причем к последним скопом причисляются непрове интересов, и это относится ко всем людям за исключением ряемые утверждения, эмоционально выраженные утверждения привилегированного класса пролетариев и сознательных выра и идеологические утверждения, только для того, чтобы в конце зителей их интересов (таких как Маркс и Энгельс). Но если концов заключить, что возможно спасти набор позитивных эко идеология является "ложным сознанием", искажением исти номических открытий, которые, очевидно, являются объек ны, мы не можем ее распознать без какого-то неидеологичес тивными? И скорее ли мы соберем набор подобных открытий Глава между позитивной и нормативной экономической теорией оттого, что будем произносить филиппику против самой воз британии, например, в 1979 г., составил 1,3, и эта цифра либо можности свободной от ценностей экономической теории?

верна, либо нет, независимо от моих или ваших желаний, я сделал по крайней мере одно утверждение из области позитив ной экономической теории, объективность которого не зави Решения проблемы сит от объявления ценностей, которых я придерживаюсь.

Согласно Мюрдалю, невозможно отличить позитивную эко невозможности Wertfreiheit номическую теорию от нормативной, и притворяться, что вы делаете это, означает лишь обманывать себя. Но так ли уж бес Атака Хейлбронера на свободную от ценностей экономичес полезно пытаться отделить эмпирическую проверку экономи кую теорию бледнеет рядом с атакой Гуннара Мюрдаля, на всю ческих гипотез, не связанную с нашими надеждами и желани жизнь избравшего концепцию насыщенной ценностями обще ями, хотя бы как идеал, к которому нужно стремиться, от вы ственной науки одной из своих основных тем. Но его решение ражения одобрения или неодобрения определенных состояний связанных с этим затруднений существенно отличается от предла мира? Можно согласиться, что не существует абсолютно четко гаемого Хейлбронером или любым другим критиком го различия между позитивной и нормативной экономической Рецепт Мюрдаля заключается не в том, чтобы подавлять теорией, точно так же как не существует абсолютно четкого ценностные суждения в интересах науки, и не в том, чтобы различия между целями и средствами;

но если мы заявляем о указывать, в какой именно момент они неизбежно входят в вездесущности и неизбежности ценностных суждений, вместо рассуждения, отделяя тем самым позитивную экономическую того, чтобы точно указывать, как и на каком этапе они вторга теорию от нормативной, но скорее в том, чтобы смело заявить ются в экономическое рассуждение, мы, очевидно, рассчиты о них в самом начале анализа. Тогда, как он предполагает, наши ваем прийти к такому релятивизму, при мнения по результаты каким-то непостижимым образом окажутся проник любым экономическим вопросам будут являться просто делом нуты истинной объективностью: "Единственный способ, кото личных пристрастий5. Время полезного разграничения позитив рым мы можем стремиться к объективности в теоретическом ного и нормативного, вынуждающего экономистов излагать свои анализе, — это вынести наши ценности из тени на свет, осознать ценностные суждения в явном виде, еще не прошло. "Различие их, специфицировать, открыто заявить о них и позволить им между нормативным и позитивным, — как верно заметил Хат определять теоретические исследования... нет ничего per se чисон, — должно выдерживаться настолько, насколько это воз в ценностно нагруженных концепциях, если они ясно опреде можно — иногда даже в ущерб убедительности" (Hutchison T.W., лены в терминах открыто сформулированных ценностных пред 1964, р. 191). Такова еще одна попперовская норма, которую мы посылок" (Myrdal G., 1970, р. 55—56;

см. также Hutchison T.W., можем включить в наш список (см. выше, главу 1).

1964, р. 44—45, 48—49, 69п, 109, 115п). Подобно большинству критиков Wertfreiheit, Мюрдаль почти все, не относящееся к статистике, определяет как "ценностные суждения" (р. 73—76), исторический очерк но при этом идет еще дальше, радикально отрицая, что в эко номической теории вообще существуют какие-либо этически Теперь мы расчистили дорогу, ведущую к самой сердцевине нейтральные, фактологические утверждения. С этим трудно со проблемы: каким образом некоторые экономические утвержде гласиться. Ведь, если я могу утверждать, что коэффициент эла ния, например, знаменитые предельные равенства Парето-оп стичности спроса на импортируемые автомобили в Велико тимума, появляются почти в одном и том же виде одновремен но и в позитивной и в нормативной экономических теориях?

См. изощренную критику Wertfreiheit Скоттом Гордоном (Gordon S., 1977), который, как и Хейлбронер, заключает, что общественная наука безнадежно нагружена ценностями, но тем не менее ратует за объективность как критерий См. Lesnoff M. (1974, р. У Хатчисона T.W., 1964, 2) оценки научных достижений или, по крайней мере, как недостижимый идеал.

по этому вопросу сказано практически все, что можно.

202 F между позитивной и нормативной экономической теорией Краткий очерк истории разграничения позитивной и нор кой теорией, а между чистой и прикладной экономической мативной экономических теорий поможет подготовиться к ана теорией (Hutchison T.W., 1964, р. 41—43);

и если не для Валь лизу этого вопроса. Впервые такое разграничение появляется в раса, то уж для Парето чистая экономическая теория включа работах Сениора и Милля-младшего в форме различия между ла только позитивную экономическую теорию и исключала то, политической экономией как "наукой" и как "искусством". Они что Невилл Кейнс называл "нормативной, или регулятивной поняли, что при переходе от науки к искусству на сцену неиз наукой" и "искусством"6. Парето в своей ставшей теперь зна бежно выходят вненаучные, этические предпосылки, а также менитой формулировке условий оптимума утверждал, что со отметили — для того, чтобы давать осмысленные советы по вершенная конкуренция автоматически максимизировала бы практическим проблемам, необходимы и неэкономические эле коллективное счастье (collective (он не употреблял менты, заимствованные из других общественных наук, а также термин полезность в силу кардиналистских ассоциаций, кото ценностные суждения (Hutchison T.W., 1964, р. Короче рые он вызывает) в том смысле, что никакое перераспределе говоря, они придерживались вызывающего в наше время удив ние ресурсов не смогло бы улучшить положение одних аген ление взгляда, что экономист как таковой не может давать тов, не ухудшив одновременно положения других агентов. Он советов, даже если экономическая наука дополнена подобаю считал это утверждением, относящимся к чистой экономичес щими ценностными суждениями, а Сениор в какой-то мо кой теории, совершенно независимым от любых этических мент своей жизни даже отрицал, что экономисты вообще долж ценностных суждений. Действительно, то, что мы сейчас на ны когда-либо давать советы (Bowley M., 1949, р. 49—55;

зываем оптимумом по Парето, для него было просто определе Hutchison T.W., 1964, р. 32;

O'Brien D.P., 1975, р. 55-56).

нием максимального коллективного счастья;

но само коллек пошел по стопам Сениора и Милля, но выражался, тивное счастье было лишь одной из составных частей более по своему обыкновению, еще более резко, чем они: "Экономи общего общественного счастья, относившегося к компетенции ка как наука не теснее связана с нашей современной промыш социологии, и Парето всегда настаивал, что чистая экономи ленной системой, чем механика как наука с нашей современ ческая теория сама по себе не может решать практических про ной системой железных дорог" (Cairnes J.E., 1965, р. 38). В свою блем (Tarascio V.J., 1966, р. 8).

очередь, Джон Невилл Кейнс различал не только позитивную | Для ситуаций, отличных от конкурентного равновесия, науку и нормативное искусство, как его предшественники, а Парето не давал никаких указаний на изменения, которые могли (1) "позитивную науку", (2) "нормативную, или регулятивную, бы привести к росту или падению коллективного счастья.

науку" и (3) "искусство", то есть систему правил для достиже В 1930-е годы Джон Хикс и затем Николас Калдор сформули ния заданных целей: "Задача позитивной науки — установление ровали компенсационный критерий, определив улучшение в эко закономерностей, нормативной — определение идеалов, а ис номическом благосостоянии как любое изменение, которое кусства — формулировка (Keynes J.N., 1955, р. 35). могло бы улучшить чье-то положение с его собственной точки Представление о "нормативной науке" как связующем звене зрения, не ухудшив положения остальных. Рекомендовать, что между "позитивной наукой" и "искусством" политической эко- I из подобного потенциального Парето-улучшения (ППУ) нуж номии, как мы увидим, подходит очень близко к устремлениям но выплачивать компенсацию жертвам экономических измене современной экономической теории благосостояния.

ний, означало, конечно, делать ценностное суждение, но ни Однако трехзвенная классификация Невилла Кейнса не какого ценностного суждения не делалось, если экономист получила признания, и другие современные ему английские просто квалифицировал данное изменение как ППУ. На этом экономисты просто повторяли старое различие между пози тивным и нормативным, ничего нового к нему не добавляя (Hutchison T.W., 1964, р. 32-41;

Smyth R.L., 1962). Вместе с (Tarascio V.J., 1966, р. 127—136) утверждает, что Паре то, как и Вебер, ратовал не за строгое разделение чистых и прикладных ис тем на Вальрас и Парето проводили следований, а лишь за субъективное сведение к минимуму нормативных суж водораздел не между позитивной и нормативной экономичес дений в общественных науках. Но я понимаю Парето иначе.

Различие между позитивной и нормативной экономической теорией слабом основании, то есть на тонком различии между возмож теорию благосостояния как ветвь позитивной экономической ным и желательным улучшением, была воздвигнута "новая", теории, столь же нейтральную и объективную, как и любая свободная от ценностей экономическая теория благосостояния, другая. Этот аргумент заслуживает внимательного рассмотрения.

получившая мощную поддержку со стороны тезиса Роббинса, согласно которому худшим из ценностных суждений является кардинальное сравнение полезностей разных людей7.

Позитивная экономическая теория Оптимум по Парето, как и набор равновесных цен, обус благосостояния Парето ловленный действием совершенной конкуренции, определен только по отношению к заданному начальному распределению Еретическую точку зрения, что паретова экономическая тео ресурсов между членами общества, и то, что верно в отноше рия благосостояния не зависит от ценностных суждений, ак нии оптимума по Парето, верно и в отношении ППУ. Это ог тивно защищал Арчибальд (Archibald G.C., 1959b). Его аргумен раничение иногда выражают, говоря, что правило Парето пред тация проста: паретова экономическая теория благосостояния ставляет только частичную иерархию состояний экономики и исследует эффективность альтернативных способов удовлетво не содержит критерия для выбора из бесконечности потенци рения заданных потребностей в свете выбора, который сами альных распределений первоначальной ресурса индивиды делают в собственных интересах;

таким образом, для ми. Аналогично, новая, свободная от ценностей экономичес действия теорем Парето не требуется никакой оценки этих по кая теория благосостояния взяла существующее распределение требностей (р. 320—321). Структура предпочтений индивида иден услуг факторов производства как заданное, не делая тем са тична структуре его благосостояния, и сказать, что его благосо мым никаких ценностных суждений до тех пор, пока она не стояние выше в состоянии Б, чем в состоянии А, означает ут рекомендует определенных компенсационных платежей. Именно верждать, что если бы он был свободен в выборе, то предпочел Бергсон в своей статье 1938 г. о функции общественного благосо бы Б. Паретова экономическая теория благосостояния просто стояния, которую сделал более широко известной Самуэльсон задается вопросом: при каких условиях это предпочтение инди в своих "Основаниях", первым высказал идею, что общество, видом состояния Б состоянию А реализуется без сокращения выражая свою волю через политических представителей, на чьего-либо еще выбора или, иными словами, при каких усло самом деле сравнивает полезности разных индивидов;

эти срав виях реализуется ППУ? Ценностные суждения выходят на сце нения как бы записаны в функции общественного благососто ну только когда мы вступаем в область предписаний (p. 327)8.

яния, агрегирующей предпочтения индивидов в общественном Если мы не делаем предписаний, наши аргументы нигде не ранжировании состояний экономики. Заполучив эту функцию, полагаются на одобрение или неодобрение и, следовательно, экономист мог бы оценить, является ли заданное изменение в подвержены эмпирическому опровержению, как и любые дру политике ППУ, после чего, снова обратившись к функции гие утверждения позитивной экономической теории. Даже "из общественного благосостояния, определить, нужно ли делать вестное утверждение Парето о том, что если рынок совершен компенсационные платежи. Теперь уже было трудно удержать ной конкуренции находится в равновесии, то не существует ся от вывода, что экономическая теория благосостояния носит такого изменения, которое позволило бы расширить выбор откровенно нормативный характер и не стыдится этого, — дан любого потребителя (или потребителей), не сократив при этом ный вывод и можно назвать доминирующей ортодоксальной позицией P., 1976, р. 40—41).

Арчибальд тем самым избегает ошибки, которую сделал Харрод, разви Однако всегда находились и такие ученые, которые, воз вая аналогичный аргумент: "Если индивид предпочитает товар или услугу X вращаясь к самому Парето, рассматривали его экономическую товару или услуге Y, с экономической точки зрения будет предпочтительнее, если он их получит... Экономический оптимум тем самым является и наиболее предпочтительным... При оценке институтов, видов деятельности и выдаче Краткий обзор новой экономической теории благосостояния см.: M экономист держит в голове этот критерий, который представ (1980, р. 585—608, 611—613) и приведенные там ссылки.

ляет собой его стандарт хорошего и roioxoro"(Harrod R.F., 1950, р. 389—390).

Различие между позитивной и нормативной экономической теорией выбора по крайней мере одного другого потребителя", эмпири то каждый человек лучше всех остальных может судить о том, чески опровержимо при условии, что оно как минимум выра что для него хорошо. Аналогично, второй постулат можно про жено в терминах опровержимой теории спроса (р. 325).

читать как отрицание существования независимых интересов у Арчибальд подводит итоги следующим образом: "Теоремы самого сообщества (таких, как интересы "государства"), а это — экономической теории благосостояния являются теоремами вопрос факта, а не наших предпочтений: «когда предметом ис позитивной экономической теории;

они касаются отношения следования является экономическое благосостояние членов об между заданными целями и доступными средствами... В эконо щества, принцип "каждый индивид имеет значение" — ариф мической теории существует единственная дихотомия — меж метический трюизм» (р. 53). Наконец, третий постулат, который ду позитивными исследованиями того, как что-либо может быть Хеннипмен не обсуждает, — это просто переопределение Паре сделано, и нормативными рекомендациями, что это должно то-оптимальности в рамках того же значения, которое придавал быть сделано" (р. 320—321).

данной концепции сам Парето, и, следовательно, он не содер Хеннипмен — еще один автор, следующий технической, жит ничего, что не входило бы в первые два постулата.

объективной интерпретации оптимума по — пишет:

Для Хеннипмена, как и для Арчибальда, основной целью "Утверждения вроде того, что при определенных предпосыл нормативной экономической теории являются рекомендации ках совершенная конкуренция является достаточным услови по проведению экономической политики, и в этом контексте ем Парето-оптимальности и что монополия, тарифы и внеш вклад Парето-оптимальности представляется в луч ние эффекты приводят к потерям в общественном благососто шем случае скромным: она дает лишь частичное ранжирование янии, являются позитивными утверждениями, которые верны альтернативных состояний общества;

она статична и игнори или неверны независимо от этических или идеологических рует благосостояние будущих поколений в той мере, в какой убеждений" Р., 1976, р. 47). Парето-оптималь последнее не учитывается индивидами текущего поколения;

ность покоится на трех фундаментальных постулатах: (1) суве она игнорирует все коллективные цели, не являющиеся неко ренитет потребителя — только самостоятельно выбранные пред торой суммой индивидуальных целей. Тем не менее паретова почтения считаются индивидуальными предпочтениями или теория, настаивает Хеннипмен, также играет роль в позитив измерителями индивидуального благосостояния (или, говоря, ной экономической теории, описывая последствия экономи популярным языком, — только индивид является лучшим су ческого поведения. Таким образом, утверждение, что монополь дьей своего собственного благосостояния);

(2) отсутствие па ная власть, тарифы и внешние эффекты вызывают потери в тернализма — общественное благосостояние включает благо общественном благосостоянии, говорит он, не надо толковать состояние каждого отдельного члена общества (кроме детей и как рекомендацию принять меры для их устранения;

короче "лунатиков") и ничье более;

и (3) единодушие — только еди говоря, показать существование ППУ — одно, а призывать сде ногласно одобренные перераспределения ресурсов считаются улучшениями общественного благосостояния. На основе этих лать что-то по этому поводу — совсем другое дело (р. 54—55).

трех постулатов можно показать действие того, что Самуэль- Для того чтобы вывернуть объективную интерпретацию сон эффектно назвал теоремой о "невидимой которая | Парето-оптимальности наизнанку, достаточно ввести ценност подразумевает эквивалентность равновесия в совершенно кон- | ное суждение, что было бы желательно устранить "неэффек курентной экономике условиям оптимума по Парето.

тивность", которую подразумевает существование ППУ. "В этом крохотном изменении, — замечает Хеннипмен, — и коренятся Хеннипмен соглашается, что три постулата паретовой теории все разногласия" (р. 58) — данное замечание следует подчерк обычно считаются ценностными суждениями, откуда следует, нуть. Резюмируя его рассуждения, можно сказать: если мы бу что Парето-оптимальность — понятие нормативное (р. 51). Но, дем придерживаться чисто нейтральной интерпретации Паре как и Арчибальд, он утверждает, что первый постулат может то-оптимальности, окажется, что критерий Парето не дает пред быть понят в позитивном смысле — если индивидуальные пред писаний относительно экономической политики;

он только почтения рассматриваются как заданные и мы не считаем, буд что когда конкретные экономические условия пре Различие между позитивной и нормативной экономической теорией доставляют возможность существуют товары и услуги, теории благосостояния означает буквально говорить которые можно распределить так, что кому-то станет лучше языком парадоксов. Ни один аргумент не должен отвергаться без того, чтобы кому-либо стало хуже — в этом случае бесплат просто на том основании, что он нарушает лингвистические ных завтраков не существует;

но он отрицает, что такое рас конвенции, но стремление работать с двумя интерпретациями пределение излишков желательно, и в случаях, когда чье-то Парето-оптимальности, одна из которых свободна от ценнос положение в результате ухудшается, он не может рекомендо тей и всецело относится к позитивной экономической тео вать выплату компенсации пострадавшим.

рии, а другая пропитана ценностями и является частью нор мативной экономической теории, действительно напоминает попытки "подковать блоху".

Теорема о "невидимой руке" В основе аргументации лежит смысл теоремы о "невидимой руке". Действительно верно, что рыночный механизм позволяет Что мы можем извлечь из этого не совсем убедительного индивидам лучше всех судить о своих собственных интересах, на аргумента, согласно которому концепции Парето-оптималь самом деле побуждает их действовать независимо от других ("от ности, столь явно пронизанной ценностными суждениями, сутствие как говорил Уикстид), приводит к коллек можно тем не менее дать абсолютно объективную, свободную тивному результату, в котором аргументами функции обществен от ценностной окраски интерпретацию? С чисто логических ного благосостояния являются только индивидуальные предпоч позиций аргументы безупречны: рас тения, и реализует функциональное и личное распределение сматривать индивидуальные предпочтения заданными и счи доходов, не обязательно соответствующее этическим представ тать общественный выбор состоящим исключительно из ин лениям о справедливом распределении. Нужно добавить лишь дивидуальных выборов — это методологические, а не ценност подходящую технологию производства (исключающую возрас ные суждения. Но даже в этом случае заставлять детей ходить в тающую отдачу от масштаба) и некоторые условия относитель школу, нравится им это или нет, ставить вне закона торговлю но информации и трансакционных издержек (устранение воз наркотиками, но разрешать торговлю алкоголем и запрещать можных внешних эффектов и "общественных благ"), чтобы прий торговлю человеческими органами означает нарушать суве ти к совершенно конкурентному равновесию, являющемуся ренитет потребителя целым рядом ценностных суждений. Ана оптимальным по Парето. В этом состоит теорема о "невидимой логичным образом, настаивать на защите тропических лесов руке", и при ее формулировке или доказательстве, похоже, ис Бразилии от посягательств лесопромышленников и потреби пользуется лишь чисто объективный результат рыночных про телей означает выносить еще одно ценностное суждение, что цессов. Таким образом, теорема о "невидимой руке", видимо, требует уточнения запрета на патернализм, содержащегося в относится к позитивной экономической теории, и в этом слу критерии Парето. Даже отвлекаясь от этих доводов и принимая чае Арчибальд и Хеннипмен без труда выигрывают спор.

тезис в полном объеме, потребует ся просто сверхчеловеческая беспристрастность, чтобы не со Если теорема о "невидимой руке" относится к позитивной скользнуть к "простому" предположению, что любое устране экономической теории, она эмпирически опровержима, пото ние ППУ желательно, особенно если мы пойдем дальше, чем му что позитивная экономическая теория является той частью сам Парето, и откажемся от третьего постулата о единоду экономической теории, в которой сосредоточены все ее опро шии, тем самым разрешая выплаты компенсаций жертвам эко вержимые гипотезы. Но теорема о "невидимой руке" неопро номических изменений. Экономическая теория благосостояния вержима. Арчибальд, как мы видели, утверждает обратное, хотя в конце концов является той ветвью экономической теории, и с гениальной оговоркой, что это справедливо лишь в терми которая имеет касательство к этическим критериям, по кото нах "опровержимой теории спроса", подразумевая под этим рым мы решаем, что одно экономическое состояние мира бо лее желательно, чем другое, и говорить о позитивной эконо Туизм — от латинского слова — ты, означает следование интересам своего партнера по сделке. — Прим. ред.

Глава Различие между позитивной и нормативной экономической теорией теорию, которая может исключить существование кривых спроса от нашей основной темы. Три постулата паретовой экономичес с положительным наклоном. Но, как мы еще покажем (см. ниже, кой теории благосостояния (суверенитет потребителя, отсутствие главу 6), традиционная теория спроса с тем же успехом предска патернализма и единодушие) часто считаются вполне безобид зывает кривые спроса с положительным наклоном, как и кри ными, поскольку с ними, мол, соглашаются все или почти все.

вые с отрицательным наклоном. Таким образом, мы не можем Убеждение, что практически все соглашаются с паретовыми исключить возможность того, что в совершенно конкурентном постулатами, иногда понимают так, что экономическая теория равновесии хотя бы один потребитель будет иметь положитель благосостояния Парето свободна от ценностей. И здесь мы стал но наклоненную кривую спроса на хотя бы один товар Гиффе киваемся еще с одним вздорным пониманием ценностных суж на, вследствие чего будет существовать ППУ: снижение цены дений — как вызывающих разногласия этических предписаний.

товара расширяет возможности выбора потребителя, Не будем тратить время на критику данного определения, и поскольку теперь он покупает меньше этого товара Гиффе тем более, что паретовы постулаты вовсе не пользуются об на, это высвобождает ресурсы, которые скорее расширят, не щим признанием. Отнюдь не все готовы рассматривать ППУ жели сократят множество выборов, доступных другим потре как однозначно желательное. Причем это относится не только бителям нормальных благ. Следовательно, существует реалло к представителям левой части политического спектра, которые, кация ресурсов, которая может улучшить положение по крайней очевидно, не согласны с постулатом (1) об индивидуальном мере одного человека, не ухудшив положения других, что про благосостоянии и отчасти с постулатом (2) об общественном тиворечит теореме о "невидимой руке". Поскольку теорема о благосостоянии. Даже классические либералы недавно восста "невидимой руке" неопровержима, она относится не к пози вали против, как они говорят, "диктатуры паретовой эконо тивной, а к нормативной экономической теории.

мической теории благосостояния", допускающей широко Концепцию Парето-оптимальности и связанную с ней кон масштабное государственное вмешательство для достижения цепцию ППУ не следует путать с теоремами позитивной эко оптимума по Парето, которое устранило бы дефекты "неви номической теории. И если это означает, что экономистам нуж димой руки" с помощью очень "заметной руки" правитель но расстаться с представлением о существовании чисто техни ства. Либералы, утверждают Роули и Пикок (Rowley C.K. and ческих, свободных от ценностей аргументов, доказывающих Peacock А.Т., 1975), признают необходимость соблюдения балан эффективность определенных экономических изменений, а так са между свободой и индивидуализмом;

они готовы терпеть же то, что сами понятия "эффективности" и "неэффективнос ущемление индивидуальной свободы при условии, что это обес ти" относятся к нормативной, а не к позитивной экономичес печит большую свободу остальным;

либерализм в основном оза кой теории, — тем лучше: невероятная путаница как раз и бочен поддержанием и расширением "отрицательной свободы" возникла в результате претензии экономистов "научно" выс в смысле отрицания принуждения одними индивидами других, казываться по вопросам "эффективности", не связывая себя и это может вступать в конфликт с суверенитетом потребителя, никакими ценностными суждениями.

то есть с паретовым постулатом (1). В любом случае, ценност ные предпосылки, лежащие в основе философии классическо го либерализма, не могут быть сведены к трем постулатам эко номической теории благосостояния Парето. Не углубляясь в даль Диктатура паретовой экономической нейшее рассмотрение аргументов Роули и Пикока, можно теории благосостояния сказать: из них явно следует, что по поводу паретианских цен ностных суждений существует гораздо меньше согласия, чем Твердо приписав паретову экономическую теорию благосос привыкли думать экономисты. Фактически экономисты — не тояния к нормативной экономической теории, я не могу усто большие мастера оценивать чужие ценности: в той степени, в ять перед соблазном сделать несколько комментариев по поводу которой они намеренно отказались от они более любопытных черт современной экономической теории значительной мере закрыли для себя анализ ценностных суж благосостояния, хотя это и будет, строго говоря, отступлением Глава Различие между позитивной и нормативной экономической теорией дений как плодотворное поле для исследований. И абсурдный содержащийся в учебниках образ экономического советника тезис о том, что не вызывающие споров ценностные суждения правительств, тщательно прячущего от посторонних глаз свои не являются таковыми вообще, не меняет дела.

ценностные суждения как идеал, к которому нужно стремиться, но не описание того, что имеет место на самом деле. Именно это имел в виду Роббинс, когда предупреждал коллег о том, что Экономист в роли технократа экономисты как таковые не имеют права рекомендовать то или иное направление государственной политики.

Даже те, кто отвергает представление о паретовой эконо С стороны, здесь возникают проблемы, выходящие мической теории благосостояния как части позитивной эконо за рамки обычных затруднений, связанных с проведением гра мической теории, могут тем не менее верить, что экономист ницы между позитивным и нормативным. Согласно нашему как таковой в состоянии сказать много дельного по вопросам представлению, экономист указывает набор возможных аль публичной политики и без привлечения ценностных суждений.

тернатив, а затем человек, принимающий решение, выбирает луч Аргументы обычно строятся в терминах целей и средств, инст шую альтернативу из этого набора в свете своей функции пред рументов и задач, что немедленно заставляет нас вспомнить почтений. Однако, к сожалению, политики обычно обращают данное Роббинсом знаменитое определение экономической те ся к экономистам не только для того, чтобы прояснить функцию ории как науки, изучающей распределение ограниченных возможностей, но и за советами в отношении функции пред средств между заданными, но конкурирующими между собой почтений. Человек, принимающий решение, ждет рекоменда целями. Пусть правительства сами определяют свою "целевую ций как в области средств, так и в области целей. Но каким функцию", заданную в терминах многочисленных целей эко образом экономист может выяснить функцию предпочтений номической деятельности;

задачей экономистов является очер лица, принимающего решение, не навязывая ему свою соб тить "функцию возможностей", издержки и выгоды альтерна ственную? Попытка спросить его самого будет встречена с не тивных распределений ограниченных средств. Если разделение доумением: если лицо, принимающее решение, — политик, между целями и средствами является жестким, экономические он прежде всего занят максимизацией электоральной поддерж советы правительствам являются, или, скорее, могут быть, ки, а этого легче всего достичь, формулируя цели по возмож свободны от ценностей9. Так выглядит заимствованная из учеб ности туманно, а не открывая их. Точно так же экономист не ников идея о роли экономиста как советника-технократа.

может выявить функцию предпочтений политика, изучая его С одной стороны, мы здесь опять сталкиваемся все с той же прошлое поведение: политик может проявлять непоследователь дихотомией между тем, "что есть", и тем, "что должно быть", ность в выборе;

со временем он может изменить свою функ между фактами и ценностями, между позитивным и норматив цию предпочтений, обучаясь на опыте;

кроме того, меняются ным, и это вызывает те же затруднения, которые вытекают из сами обстоятельства, и это еще больше затрудняет дело. Более перечисленных различий. Точно так же, как мы ранее отстаива того, представление о единственном человеке, принимающем ли необходимость четкого разграничения между позитивной и решение, в любом случае является удобной фикцией: обычно нормативной экономической теорией как вносящую ясность по решения в публичной политике принимаются коллективно, и лезную методологическую конвенцию, мы могли бы одобрить и члены команды вполне могут расходиться во мнениях по пово ду целей, которые необходимо преследовать;

поэтому следую Достаточно единственной ссылки на эти традиционные рассуждения. Ланге, щие друг за другом политические меры могут выражать кон указав, что необходимо достичь межличностного согласия по поводу целей фликтующие цели, в зависимости от того, какой член коман экономической политики, продолжает рассуждение следующим образом: «Как ды имеет превосходство в данный момент. Но если экономист только цели определены и сделаны определенные предпосылки об эмпиричес ких условиях, правила "идеального" использования ресурсов выводятся с по не может выявить функцию предпочтений, лежащую в основе мощью правил логики и обосновываются согласно правилам верификации. Эта политических решений, он не может ни оценивать прошлые процедура является межличностно объективной» (Lange О., 1967, р. 8).

ни улучшать будущие.

Различие между позитивной и нормативной экономической теорией Дальнейшие размышления в этом направлении заставляют маемые решения, особенно на государственном уровне, никог предположить, что с пуристским взглядом, проводящим жест да не достигают и даже не приближаются к оптимальным, хотя кую границу между целями и средствами публичной политики бы потому что время, необходимое для сбора информации, ко Роббинс, и в самом деле что-то не так. Согласно этому торая нужна для "точной настройки", всегда является ограни взгляду, лица, принимающие решения, вначале определяют ченным ресурсом. Однако нельзя ли нам сохранить вычитанный свои цели, а затем ищут меры, с помощью которых эти цели в учебниках образ свободных от ценностей, технических эконо могут быть достигнуты. На самом же деле, любой принимаю мических советов правительствам как идеальный тип, призна щий решения человек начинает с той политики, которая уже вая и даже подчеркивая, что в реальном мире экономические проводится, и постепенно определяет свои цели в свете при советы никогда не будут близки к этому идеалу? Оказывается обретаемого опыта. Иными словами, люди, принимающие ре нет, нельзя, поскольку здесь мы имеем дело с таким идеальным шения, не пытаются получить, что хотят;

они скорее учатся типом, приблизиться к которому, если Брэйбрук и Линдблум хотеть, оценивая то, что получают. Цели и средства неразрыв правы, в реальности невозможно ни при каких условиях, и зна но связаны, и оценивая прошлые решения или давая техни чит, сама эта модель консультационной деятельности способ ческие советы по поводу решений будущих, мы тщетно ищем ствует систематическому самообману среди экономистов. Мы уже функцию общественных предпочтений там, где ее нет.

наблюдали такой тип самообмана, когда столкнулись с мнением, Этот взгляд на принятие решений, так отличающийся от что существует перспективное поле позитивной паретовой эко классического, изложенного в учебниках, в последнее время номической теории благосостояния, которое либо полностью активно отстаивали некоторые экономисты и политологи. В ка свободно от ценностных суждений, либо покоится на безопас честве примера приведем работу Брэйбрука и Линдблума "Стра ных ценностных суждениях, как будто бы признаваемых всеми.

тегия решения", имеющую поясняющий подзаголовок — "Оцен Экономические консультации должны в конечном счете ос ка политики как социальный процесс" D. and новываться на опровержимых гипотезах позитивной экономи Lindblom С.Е., Брэйбрук и Линдблум отвергают любые ческой теории, на демонстрации того, что эмпирические связи всеобъемлющие подходы к анализу принятия решений, содер между экономическими переменными устроены так, а не ина жащие попытку описать глобальные правила принятия опти че". Как только экономисты выходят за границы таких демонст мальных решений. Вместо этого они отстаивают, по их выра раций, они вступают в совершенно иной мир нормативной эко жению, частичный (disjointed) частичный, по номической теории, где их навыки в большинстве своем оказы тому что решения принимаются не одним махом, а по частям, ваются недостаточно развитыми в силу давней традиции и инкрементализм, поскольку рассматривается только ограни современной экономической теории отрицать как ценностные ченный ряд политических мер, лишь незначительно отличаю щихся от существующих;

частичный инкрементализм не про сто приспосабливает средства к достижению целей, но иссле "Так, Лоу (Lowe A., 1977) долго доказывает, что позитивная экономи дует цели в процессе применения средств, фактически выбирая ческая теория теперь потеряла все свои прогностические способности, кото средства и цели одновременно. рые у нее когда-то были, поскольку современная индустриальная система слишком нестабильна для того, чтобы ее поведение можно было точно пред Совершенно ясно, что Брэйбрук и Линдблум придерживаются сказать. Он предлагает метод "инструментального прогнозирования" как ос гораздо более реалистичного взгляда роль экономических реко- нову для новой политической экономической теории (political economics), в которой определенные макроэкономические цели сначала определяются по мендаций для тех, кто принимает решения. Очевидно, прини литиками, а затем экономисты изучают стимулы для частных лиц, необходи мые для продвижения экономической системы по пути, который приведет к этим целям. Но он не объясняет, каким образом экономический советник, См. также: Wildavsky A. (1964, особ. 5);

Churchman C.W. (1968, лишенный позитивной экономической теории, может пролить свет на связь p. 11—12) и Dror Y. 1971). Последняя работа содержит критику Брэй между частными стимулами и индивидуальными действиями. Большое число брука и Линдблума, впрочем, не вполне убедительную. Линдблум с тех пор критических замечаний по поводу предложений Лоу можно найти у Хейлбро развил свою аргументацию дальше (см. Lindblom C.E., 1965, 1968).

(Heilbroner 1969).

Глава между позитивной и нормативной экономической теорией аспекты экономических убеждений, так и реалии принятия по ким-то образом она кажется релевантной по отношению и к литических мер. Границы позитивной экономической теории уже, социализму, и к капитализму, близко подходя к универсаль а нормативной — шире, чем часто заявляют экономисты.

ному обоснованию механизма цен в качестве распределитель ного механизма буквально в любой экономике. В конце кон цов, если экономическая теория занимается не этим, то ка Искажения при оценке фактов кой смысл ей вообще уделять внимание?

Поэтому неудивительно, что экономисты упираются рука Все научные гипотезы обладают философским, ми и ногами, когда встречаются с эмпирическим опроверже и даже политическим подтекстом, который может влиять на нием какого-либо утверждения в позитивной экономической мнение ученых при оценке ими фактов, говорящих за или про теории, опирающегося, в частности, на предпосылку совер тив конкретной гипотезы (достаточно вспомнить о реакции шенной конкуренции. Дело в том, что под угрозой в данном научного сообщества на теорию естественного отбора Дарвина случае оказывается не какое-то конкретное утверждение, а вся и теорию относительности Эйнштейна). Идеологические иска концепция экономической "эффективности", оправдывающая жения и всевозможная апологетика присущи всякой научной существование самой экономической науки. В этом свете не вы работе. Единственным средством против этого является пуб зывают удивления ни интеллектуальное упорство перед лицом личная критика со стороны других ученых, опирающаяся на эмпирических опровержений, ни сложившаяся в истории эко разделяемые всеми профессиональные стандарты данной дис номической мысли и поныне существующая тенденция защи циплины. Так что в этом плане нет разницы между экономи щать опровергнутые теории с помощью иммунизирующих стра ческой и любой другой наукой.

тагем hoc (см. выше, главу 1).

Однако существуют специфические искажения, к которым Хейлбронер, как мы видели, обвинял экономистов в недо склонны только экономисты и которые не имеют аналогов в статочной беспристрастности при оценке фактов. Но какой уче естественных науках. Мощным источником этих специфических ный хоть когда-нибудь бывал так уж беспристрастен? Неверно, искажений является близость некоторых утверждений из об что изучение вселенной не вызывает эмоций, в то время как ласти позитивной экономической теории и аналогичных по изучение общества неизбежно вызывает их. Религия является виду утверждений из области нормативной экономической тео старейшим и глубочайшим источником идеологических преду рии. Как заметил однажды Самуэльсон: "По крайней мере со беждений, и наука продвигается вперед, отбрасывая предлагае времен физиократов и Адама Смита большинство экономистов мые ей ответы. Кроме того, когда представители естественных не покидало чувство, что в некотором смысле совершенная наук выражают свое мнение по таким политическим вопросам, конкуренция представляет собой оптимальную ситуацию" как войны с применением биологического оружия, глобальное P.A., 1948, p. 203). Современная теорема о "неви потепление, ядерная энергетика, стерилизация, вивисекция и т.п., димой руке" дает этому чувству строгое обоснование: при не они не меньше представителей других наук склонны смешивать которых условиях любое долгосрочное равновесие факты и ценности и неверно представлять факты. В этом смысле ной конкуренции приводит к Парето-оптимальной аллокации | экономическая теория и физика не слишком различаются.

ресурсов, и любая Парето-оптимальная аллокация ресурсов Ограничения экономической теории как эмпирической достижима через долгосрочное равновесие совершенной кон науки проистекают из других источников. Они коренятся в том, куренции. Конечно, мы опускаем вопрос о справедливости пер что теоремы экономической теории благосостояния постоян воначального распределения ресурсов в ситуации конкурент но перетекают из нормативной экономической теории в об ного равновесия, как, впрочем, и многое другое. Тем не менее ласть оценки фактов позитивной экономической теорией. Эко каждый экономист сердцем чувствует, что теорема о номисты имеют склонность разделяться на "плановиков" и мой руке" — это не просто абстрактное доказательство, "рыночников" и рассматривать факты, говорящие за или про дающее гипотетической значимостью в стратосфере идей. Ка тив конкретных экономических гипотез, в свете этих двух по Глава Различие между позитивной и нормативной экономической теорией лярных позиций (Hutchison T.W., 1964, р. 63, Истин Робинсон "попадает в яблочко" в следующем замечательном ное положение дел почти противоположно тому, как его пред по лаконичности пассаже:

ставлял Фридмен, отважно утверждавший, что «расхождение прогнозов о степени распространенности так называемой "эко «Мы можем защищать нашу экономическую систему на том ос номии на масштабе" в значительной степени объясняет рас новании, что, будучи залатанной кейнсианскими поправками, она хождение взглядов по вопросу о желательности или необходи является "наилучшей из всех имеющихся". Или на том основании, мости детального государственного регулирования отрасли и что она не так плоха, а перемены оказались бы весьма болезненными.

даже по вопросу о сравнительных преимуществах социализма Короче, наша система — лучшая из тех, что есть. Или можно занять над частными предприятиями» (Friedman M., р. 6).

жесткую позицию, которую Шумпетер вывел из работ Маркса. Сис Существовал ли когда-нибудь на свете такой экономист, тема жестока, несправедлива, нестабильна, но она производит товары, который поверил в социализм или капитализм в силу убеди- и, черт побери, именно те, которые вам нужны. Или, признавая ее недостатки, можно защищать систему на политических основаниях — тельных эмпирических свидетельств об экономии на масшта наша демократия, как мы ее знаем, не могла бы сложиться ни при бе? Очевидно, что отнюдь не экономические аргументы дела какой другой системе и не может выжить без нее. Единственное, чего ют экономистов "плановиками" или "рыночниками". Мы мо мы сейчас не можем, так это защищать систему в неоклассическом жем облазить все закоулки общепринятой экономической стиле — как деликатный саморегулирующийся механизм, который доктрины, но не найдем ни хорошо сформулированной кри нужно лишь предоставить самому себе, чтобы достичь наибольшего тики, ни обоснования необходимости частной собственности удовлетворения для каждого» (Robinson J., 1962, р. 138—139).

на средства производства. Существуют экономические аргументы в пользу частной собственности, связанные с присущей режи Я полагаю, что, если не цепляться к словам, четыре способа му атомистической конкуренции тенденцией к развитию тех защиты, перечисленные Робинсон, исчерпывают кредо защит ники, но они уравновешиваются столь же свойственной ему ников капитализма и что третий из них перевешивает все ос тенденцией к повторяющимся спадам, уж не говоря о нера тальные для тех, кто "защищает нашу экономическую систему".

венстве в распределении доходов. Между тем фундаментальная Даже среди большинства экономистов, верящих в капита связь между экономической и политической свободой обсуж лизм — различного рода "рыночников", существуют глубокие дается довольно редко: возможно, экономистам, относящимся разногласия по поводу степени, в которой неравенство доходов к основному течению, трудно признать, что реально за их пред в нашем обществе можно устранить обычными мерами эконо почтением частной собственности в экономике лежат опреде мической политики. Например, Сэмюэл Бриттен в своем обзо ленные рассуждения из области политической теории13. Джоан ре мнений экономистов, представляющих академические, де ловые и окологосударственные круги Великобритании, сравни вая их с позицией политиков и журналистов, показал, что Как метко заметил Крупп: "Степень обоснованности общей теории экономисты как сообщество имеют специфические взгляды на тесно связана с ценностными суждениями, отражающими, помимо проче го, набор ее системообразующих гипотез. Поэтому ясно, что защитники государственную политику, выделяющие их в любой публич теорий конкурентного ценообразования будут одновременно защищать су ной дискуссии: они высоко ценят функции механизма цен как ществование убывающей отдачи от масштаба, низкий уровень экономичес кой концентрации, объяснение инфляции спросом, высокую долю потреб- метода аллокации ресурсов в соответствии с относительными ления в доходе, эффективность воздействия монетарной политики на пол степенями их редкости и выявленными предпочтениями потре ную занятость, незначимость внешних эффектов и доминирование в бителей, что нехарактерно для неэкономистов. Тем не менее экономической системе принципа субституции, а не дополнения" S.R., 1966, р. 51). готовность каждого отдельного экономиста примкнуть к лагерю "либеральных экономических ортодоксов" часто зависела от того, Впрочем, это представляет трудность не для всех — см., например:

Hayek F.A. (1960), Friedman M. (1962) и Machlup F. (1978, р. 126). А Липси был ли он готов рассматривать вопросы аллокации ресурсов (Lipsey R.G., р. 390) вообще откровенно обсуждает политическую при сами по себе, в убеждении, что любой значительный нежела влекательность теоремы о "невидимой руке".

тельный эффект в области распределения доходов может быть компенсирован (или более чем компенсирован) системами на логообложения и социального страхования" (Brittan S., 1973, р. 23;

см. также: J.R. et 1979;

B.S. et 1984 и Ricketts M. and Shoesmith E., 1990). Таким образом, не слишком много оснований для оптимистического тезиса Фридмена (Friedman M., 1953, р. 5), что все мы скорее расхо димся по поводу прогнозируемых последствий политики, чем по вопросам фундаментальных ценностей.

Ранее мы утверждали, что немногие люди придерживаются чистых ценностных суждений и что, несмотря на "гильотину Юма", царство того, "что есть", постоянно вторгается в цар МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ство того, "что должно быть". Но теперь мы сказали, что ут верждения о том, что есть, постоянно оцениваются в свете ОЦЕНКА НЕОКЛАССИЧЕСКОЙ утверждений о том, что должно быть. И здесь нет парадокса.

Взаимодействие фактов и ценностей как раз и является тем ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ "топливом", которое питает научную работу в общественных ПРОГРАММЫ науках ничуть не меньше, чем в естественных. Научный про гресс происходит только тогда, когда мы стремимся максими зировать роль фактов и минимизировать роль ценностей. Если мы хотим, чтобы экономическая теория прогрессировала, эко номисты должны уделять абсолютный приоритет задаче гене рирования и проверки опровержимых экономических теорий.

По здравому размышлению можно сказать, что в деле искоре нения политических и социальных предрассудков — искорене ния более быстрого, чем предрассудки постоянно воспроизво в меняющихся обстоятельствах — мы можем положиться только на механизм проверки гипотез. "Меккой" для экономи ческой теории является не биология, как думал Маршалл, или любая другая наука. Ее "Мекка" — сам научный метод.

Глава Теория потребительского выбора Введение Теперь мы готовы применить наши методологические по знания на практике для оценки экономических теорий. При этом мы всегда должны начинать с изложения "проблемной ситуации" (выражение Поппера), решение которой, как пред полагается, предоставит теория. Этим очевидным шагом слиш ком часто пренебрегают. Далее, мы должны решить, что на самом деле предсказывает теория. Это также очевидный шаг, но, как мы увидим, ответить на данный вопрос не всегда лег ко. Сделав это, мы должны попытаться оценить факты, с ко торыми можно сопоставить предсказания теории, не забывая, однако, о природе "объяснения", лежащего в основе предска заний. Дает ли нам теория причинный механизм, который си стематически приводит нас от действий экономических аген тов и функционирования экономических институтов к резуль татам, предсказываемым теорией?

Ни один из этих вопросов нельзя обсуждать плодотвор но, если мы располагаем только одной теорией. Научные тео рии могут быть осмысленно оценены в сравнении с конкури рующими гипотезами по той простой причине, что методо логия не дает абсолютных стандартов, которым должны соответствовать любые теории: она дает лишь критерии, в соответствии с которыми теории могут быть классифициро ваны как более или менее перспективные. Таким образом, оценка экономических теорий в основном представляет со бой ответ на вопрос: какая из всех конкурирующих теорий наиболее приспособлена для выживания?

Далее мы разберем серию примеров, каждый из которых иллюстрирует один или несколько методологических уроков.

Теория потребительского выбора Глава Является ли закон спроса законом?

Иногда урок заключается в том, что эмпирическое содержа ние теории было оценено чрезмерно высоко или понято пол История экономической науки изобилует экономически ностью неправильно;

иногда он состоит в демонстрации вес ми законами с большой буквы: Закон Грэшема, Закон Сэя, ких причин, в силу которых следует сохранить теорию, не Закон Энгеля, Законы спроса и предложения, Закон убыва смотря на тот факт, что она многократно опровергалась;

а ющей отдачи, Закон убывающей предельной полезности и т.д.

иногда просто в том, что даже ведущие экономисты с четко Термин закон, однако, постепенно приобрел несколько ста определенными методологическими взглядами тем не менее ромодное звучание, и сейчас экономисты предпочитают на не любят следовать собственным предписаниям. Эти приме зывать свои излюбленные общие утверждения скорее "теоре ры выбраны не случайно: каждый из них представляет собой мами", чем законами. В любом случае, если под законами мы исследовательскую программу-сателлит в рамках большой понимаем хорошо подкрепленные, универсальные взаимосвязи программы-ядра, которую часто называют между событиями или классами событий, выведенные из про экономической теорией, хотя назвать ее "основным шедших независимую проверку начальных условий, немно ем" или "ортодоксальной экономической теорией" было бы гие современные экономисты стали бы утверждать, что на адекватнее. Это не означает, что мы будем во всех подробно сегодняшний день экономическая наука произвела на свет стях разбираться с каждым аспектом неоклассической иссле больше одного или двух законов1. Но такая похвальная мето довательской программы — для этого потребовалась бы целая дологическая скромность может зайти слишком далеко. В кон серия книг. Все, что мы можем попытаться сделать здесь, — це концов, философы науки далеки от единодушия по поводу это предположить, в каком духе следовало бы дать подобную необходимых и достаточных условий, которым должно соот всеохватывающую оценку неоклассической экономической ветствовать научное утверждение, чтобы считаться научным теории, проследить некоторые взаимосвязи между разными, законом, и если уж на то пошло, существуют различные виды но дополняющими друг друга ее подпрограммами и пока законов, играющие разную роль в разных типах научных тео зать, как каждая часть большой центральной программы опи рий (см. выше, главу 1, а также Rosenberg A., 1976, chs. 4—6).

рается на другие части под прикрытием часто непроверен Так, независимо от привычного словоупотребления, исполь ной предпосылки, что другие части являются в высокой сте зуемого экономистами, трудно отрицать, что знаменитый за пени корроборированными.

кон спроса является научным законом.

На протяжении последующих глав, составляющих часть Однако непросто решить, является ли закон спроса "де III книги, мы будем постоянно спрашивать себя: каково терминистическим", "статистическим" или "каузальным" за "твердое ядро" неоклассической исследовательской програм коном. Если закон спроса относится к индивидам, то утверж мы, то есть что делает анализ, скажем, преступности или предложения денег частью неоклассической экономической теории, а не марксистской, радикальной, институциональной ' Самуэльсон (Samuelson 1966, р. 1539) отмечает, что многолет или какой-либо еще. Далее мы рассмотрим вопрос, в каких ний опыт научил его, «как коварны бывают экономические "законы" в обстоятельствах нам следует обдумать смену исследователь экономической жизни: например, закон Боули о постоянстве относитель ской программы на альтернативную, имеющую другое "твер- ной доли вознаграждения труда;

закон Лонга о постоянстве доли населе ния, участвующего в рабочей силе;

закон Парето о неизменном неравен дое ядро" и другой набор позитивной и негативной "эврис стве доходов;

закон Денисона о постоянстве нормы сбережения в частном тики", особенно когда эта альтернативная программа на секторе;

закон Колина Кларка о 25-процентном пределе доли государствен правлена на иной круг вопросов и связывается с совершенно ных расходов и налогообложения;

закон Модильяни о постоянстве отно иными методологическими стандартами? Ответы на эти важ- шения богатства к доходу;

закон Маркса о падении ставки реальной зара ботной платы и/или падении нормы прибыли;

неизвестно кому принадле ные вопросы будут постепенно возникать по ходу изложе жащий, но всеми признаваемый закон о постоянстве отношения объема ния в части III. Мы открыто обратимся к ним в капитала к выпуску. Если все это — законы, то Мать Природа — прирож главе части IV.

денная преступница» (см. также Hutchison T.W., 1964, р. 94—95).

Теория потребительского выбора Глава более чем что-либо иное в экономической науке напо дая, что величина спроса потребителя на любой товар всегда минает полностью аксиоматизированную теорию. Эта тео будет меняться в направлении, обратном знаку изменения его рия имеет долгую и сложную историю (см. M., 1980, денежной цены, мы никак не можем настаивать, что он выра р. 328—355, 368—370), основные вехи которой таковы: интро жает неизменную последовательность событий: закон будет на спективный кардинализм Джевонса, Менгера, Вальраса и рушаться, если хотя бы у одного потребителя количество по Маршалла — интроспективный ординализм Слуцкого, Ал купаемого товара будет положительно зависеть от цены. Но лена и Хикса — бихевиористский ординализм теории выяв если закон спроса относится к рыночному поведению группы ленных предпочтений Самуэльсона — бихевиористский кар потребителей однородного товара, то будет справедливым ска динализм теории ожидаемой полезности Неймана—Морген зать, что он, по крайней мере до Маршалла, рассматривался штерна — теория потребительских характеристик Ланкастера, как детерминистический закон, то есть как эмпирическая дан не говоря уже о более новых стохастических теориях потре ность, не знающая исключений. Начиная с Маршалла, одна бительского выбора. Ее целью все это время было каким-то ко, он фактически стал рассматриваться как статистический образом обосновать представление об отрицательном накло закон рыночного поведения, имеющий вероятность соблюде не кривой спроса с помощью фундаментальных, убедитель ния, близкую к единице, но никоим образом не равную ей.

ных аксиом индивидуального поведения. В конце концов ни Каждый студент-первокурсник, изучающий экономику, зна индивидуальная, ни рыночная кривые спроса не относятся ет, что при заданных вкусах, ожиданиях, доходах и ценах рост к непосредственно наблюдаемым явлениям;

все, что можно цены блага влечет за собой падение величины спроса, если наблюдать в каждый данный момент времени, это — отдель только это благо не является товаром Гиффена или товаром, ная точка на рыночной кривой спроса на товар. Тем самым спрос на который подвержен "эффекту снобизма";

короче го мы вынуждены оценивать кривые спроса статистически, а воря, кривые рыночного спроса могут иметь как отрицатель это возможно лишь в ситуациях, когда мы можем делать силь ный, так и положительный наклон. Тем не менее, как мы уви ные предположения об условиях предложения на соответ дим, существуют эмпирические свидетельства в пользу того, ствующем рынке. Данная проблема идентификации была впер что большинство кривых рыночного спроса все-таки имеют вые явно сформулирована в 1920-е годы, но еще экономис отрицательный наклон: "закон нисходящей кривой спроса", ты XIX в. осознавали ее. У пионеров теории спроса реально как его называет Самуэльсон (Samuelson P.A., 1976, р. 61), было лишь два варианта выбора: последовать Огюстену Кур фактически является одним из наиболее подкрепленных ста но и Густаву Касселю, настаивая на кривых спроса с отри тистических "законов" экономической теории.

цательным наклоном как грубом эмпирическом обобщении, С другой стороны, закон спроса можно также интерпрети или выводить закон спроса из набора примитивных предпо ровать как "каузальный закон", то есть закон, объясняющий сылок об экономическом поведении. Учитывая важность кри человеческое поведение причинами, желаниями и убеждения вых спроса с отрицательным наклоном как основного эле ми "рациональных" агентов, которые формируют причинный мента теории конкурентных цен, едва ли можно считать уди механизм, ведущий от падения цены к росту величины спроса вительным, что они избрали последнее.

(Rosenberg A., 1976, р. 53-55, 73-77, 108-121). Как бы то ни Маршалл был первым, кто обратил внимание на тот факт, было, экономисты не утверждают, что люди "рациональны" что так называемый универсальный закон спроса, к сожале по определению, и поэтому закон спроса остается законопо нию, имеет возможное исключение в виде парадокса Гиффена — добным эмпирически опровержимым утверждением об эконо случая, когда, говоря современным языком, отрицательный мической реакции на изменение цен.

эффект дохода от изменения цены в абсолютном выражении Более того, закон спроса — это не простое индуктивное настолько велик, что перевешивает отрицательный эффект обобщение набора внетеоретических наблюдений. Напротив, замещения, вызванный этим изменением. Тот факт, что сэр предполагается, что он является логическим выводом из со Роберт Гиффен никогда не давал формулировки этого пара временной статической теории потребительского выбора, ко Глава Теория потребительского выбора (Stigler G.J., p. 379;

см. также Mason R.S., 1989, са, вызванное заданным изменением цены, мы хотим изме chs. 6, 7), имеет существенное значение: Маршалл искал па рить и эффект дохода, и эффект замещения.

радокс Гиффена и нашел его. Он понял, что для практичес ких целей мы должны определять индивидуальные кривые спроса в совокупности с условием ceteris включаю От кривых безразличия щим вкусы, ожидания будущих цен, денежный доход потре к выявленным предпочтениям бителей и все другие цены. Однако в таком определении уже нельзя было утверждать, что существует единственный "уни Разложение реакции спроса на изменение цены на эффек версальный" закон спроса.

ты дохода и замещения, по и не Как показал Фридмен (см. M., 1980, р. 351—353, 369), изменно отрицательный знак эффекта замещения являются у Маршалла также есть намеки на кривые спроса при посто единственными существенными результатами колоссальных янном реальном доходе, когда все цены тесно связанных благ интеллектуальных усилий сотен экономистов, больше века тру изменяются в направлении, обратном изменению цены рас дившихся над чистой теорией потребительского выбора. Эта сматриваемого товара (практически мы делим денежный до теория, как сказал Ланкастер, "является в настоящее время ход на индекс цен Ласпейреса), чтобы "компенсировать" по образцом того, как можно извлечь минимум результатов из требителю любые изменения в реальном доходе, порожден минимума предпосылок" (Lancaster K.J., 1966b, p. 132). Она ные изменением цены. Такая кривая компенсированного умалчивает о решениях потребителей по поводу приобретения спроса, с постоянной величиной реального дохода, должна товаров длительного пользования, сбережений и выбора фор действительно иметь отрицательный наклон при тех услови мы хранения богатства. Она имеет дело только с принятием ях, которые заложены при ее построении, и тем самым, ут решений о приобретении товаров кратковременного пользова верждал Фридмен, нам следует выбирать эту интерпретацию ния, и в особенности решений о распределении имеющегося как более предпочтительную, поскольку лишь она одна дает дохода между покупкой различных товаров кратковременного недвусмысленно проверяемые выводы. Увы, кривая компен-, пользования, но не может даже предсказать, какие блага фак сированного спроса никогда не наблюдается, в то время как I тически будут потребляться. Далекая от того, чтобы выдавать хотя бы одну точку на кривой спроса с постоянным денеж- | проверяемые экономические гипотезы о поведении спроса, ным доходом мы все-таки наблюдаем. Таким образом, форму вдохновлять и направлять эмпирические исследования, теория лировка кривых спроса при постоянном реальном доходе — практически постоянно шла скорее позади, чем впереди ста это уход от вопроса: эффект дохода от изменения цены явля тистических исследований спроса. Хотя к 1870-м годам иссле ется такой же неотъемлемой частью потребительского пове дования влияния дохода на расходы потребителей на базе семей дения в реальном мире, как и эффект замещения, и исклю ных бюджетов уже были сложившейся практикой, роль дохода ч чать его из рассмотрения означает подстраивать мир под наши как ключевой переменной в функции спроса теоретически не теории, в то время как следовало бы делать наоборот2. До тех признавалась вплоть до 1890-х годов и не подвергалась систе пор, пока нас интересует общее изменение величины спро матическому анализу до 1930-х годов (Stigler G.J., 1965, р.

Аналогичным образом, первые серьезные современные стати стические исследования спроса начались только перед Первой Если бы мы могли игнорировать эффект дохода, теория спроса была бы мировой войной (Stigler G.J., 1965, p. и все же разра намного проще. Так, Беккер (Becker G.S., 1976, р. 159—160) показывает, что ботка теории безразличия абсолютно ничем не для широкого разнообразия правил принятия решений, существующих у до машних хозяйств, включая решения, принимаемые случайным образом, кри была обязана реальным продвижениям, которые были на тот вые рыночного спроса сохраняли бы отрицательный наклон (в основном по момент сделаны в эмпирическом понимании спроса.

тому, что рост цены ограничивает, а ее падение — расширяет набор возмож Теория безразличия, появившаяся после длительного пе ностей). В этой демонстрации используется кривая спроса с постоянным реальным, а не постоянным денежным доходом, как у Маршалла.

враждебной, но неэффективной критики теории пре Теория потребительского выбора Глава дельной полезности со стороны лидеров американского ин- Теория выявленных предпочтений (ТВП) Самуэльсона предлага ституционализма3, вновь утвердила в правах концепцию эко- ла очистить теорию потребительского поведения от последних номического человека, обладающего тем, что Джон Морис следов полезности, ограничив ее операциональными сравне Кларк называл "иррационально рациональной страстью к бес- ниями между суммарными ценностями (количествами, умно страстным расчетам". Представители данной теории чрезвычайно женными на цены) различных выбираемых наборов. Если по гордились тем, что им удалось вывести все классические ре требители предпочитают большее количество благ меньшему, зультаты из ординальных, а не кардинальных сопоставлений выбирают какой-то один набор благ при любом бюджете и ве полезности. Концепция "безразличия", предполагающая попар дут себя последовательно, они будут покупать меньше товара, ные сравнения товарных наборов, различия между которыми когда его цена вырастет, в том случае, если бы они купили ничтожно малы, точно так же интроспективна и ненаблюдае больше блага, когда их доходы растут. Этот обобщенный закон ма, как и концепция кардинальных сравнений между предель спроса, или, как ее называл Самуэльсон, "фундаментальная ными полезностями4. Это не имеет значения, если данная фор теорема теории потребительского выбора", включает все на мулировка позволяет с большим успехом генерировать эмпи блюдаемые выводы теории безразличия и обладает тем допол рически проверяемые прогнозы потребительского поведения.

нительным преимуществом, что выводит потребительские пред Но по сути аппарат кривых безразличия не помогает нам уз почтения из выявленного поведения потребителей, а не на нать заранее, какие кривые спроса будут иметь отрицательный, оборот. Более того, эффект дохода в ТВП в принципе измерим, а какие — положительный наклон. Поскольку мы никогда не будучи выражен суммой, на которую, в сторону, противопо наблюдаем ни эффект дохода, ни эффект замещения напря ложную изменению цены, должен измениться доход, чтобы мую (если эффект дохода определяется относительно исходно потребитель вернулся к своему исходному набору.

го уровня общей полезности), мы не можем измерить их и сло Тем не менее ТВП также трудно опровергнуть, как и ана жить для предсказания общего изменения величины спроса, лиз кривых безразличия: если у нас нет априорной информа вызванного изменением цены. Как и раньше, теория потреби ции об эластичности спроса на товар по доходу, пользуясь тельского поведения остается рационализацией post facto всех фундаментальной теоремой теории потребительского выбора, конечных изменений величины спроса, какими бы они ни были.

мы не можем заранее предсказать, что величина спроса на то Мы можем подтвердить закон спроса, но ни при каких услови вар будет изменяться в направлении, противоположном изме ях не можем его опровергнуть.

нению его цены. Конечно, мы можем предсказать, что такой Классическое изложение теории безразличия содержалось исход будет тем более вероятен, чем меньше доля расходов на в первых трех главах книги Хикса "Стоимость и капитал" (1939), этот товар в общем бюджете потребителя, но это предсказание ко времени выхода которой Самуэльсон уже успел доказать те столь же легко, если не легче, вывести из старой маршаллиан же старые результаты с еще меньшим числом предпосылок.

ской теории потребительского выбора.

В ходе последующего развития ТВП была успешно аксио матизирована: ее предпосылки и выводы были настолько тес Обзор этих масштабных дебатов о психологическом фундаменте эконо но связаны, что установленная истинность одних автоматичес мической теории, происходивших в период между двумя мировыми войнами, см.: Coats A.W. (1976). Маленькая книжка Ф. Саргант (Sargant Florence P., 1927) ки влекла истинность других, и наоборот (Houthakker прекрасно воссоздает атмосферу этих ушедших в прошлое дискуссий.

р. 705—708). Как таковая она является превосходным при Вывод кривых безразличия из экспериментов по имитации потреби мером отстаивавшейся нами ранее (см. выше, главу 4) точки тельского выбора имеет долгую историю, хотя и нельзя сказать, что этих экс зрения, что в совершенно аксиоматизированной теории логи периментов было много. Они восходят к предпринятой в г. первопроход ческой попытке Луиса Терстоуна, с тех пор повторявшейся лишь дважды. Не ческое различие между "предпосылками" и "выводами" стира давняя, более изощренная попытка, предпринятая Маккриммоном и Тодой ется. ТВП можно использовать для вывода всех стандартных and Toda M., 1969), дала положительные, хотя и неодно свойств кривых спроса, которые прежде выводились из карди значные свидетельства в пользу трех знакомых всем свойств кривых безразли налистской и ординалистской теории полезности. То, что в тео чия: (1) отсутствие пересечений, (2) отрицательный наклон и (3) выпуклость.

Глава для новых эмпирических исследований спроса. Напри рии полезности называется "рациональным выбором", в согласно ТВП, структура потребительских предпочтений превращается в "предпочтение большего меньшему", "после выявляется хронологической последовательностью выбора при довательность" и "транзитивность". Короче говоря, ТВП и те изменениях цен, откуда немедленно следует, что она не может ория полезности логически эквивалентны, и первоначальные добавить многого к объяснению спроса на товары длительного заявления Самуэльсона о том, что ТВП является новым подхо пользования: поскольку товары длительного пользования не дом к проблеме анализа потребительского выбора, следует от вергнуть как необоснованное5. В этом смысле требования неко- обязательно потребляются в какой-либо определенный проме торых "агрессивных" методологов осуществить независимую жуток после даты их приобретения, выбор товаров длительно проверку предпосылок ТВП (Clarkson G.P.E., 1963, р. 55—56, го пользования не обязательно выявляет потребительские пред 62—63, 79, 83) бьют мимо цели. Мы не должны, подобно Фрид- почтения (Morgenstern О., 1972, р.

мену, ссылаться на Фрейда и Маркса, показавших, что люди Помимо этого ограничения существует и гораздо более се не знают, почему ведут себя именно так, а не иначе, и утвер рьезное затруднение, связанное с тем, что ТВП является теори ждать, что в любом случае задача общественной науки состоит ей выбора индивидуального потребителя, в то время как изме в том, чтобы отслеживать ненамеренные социальные результа рение и проверка гипотез о спросе фундаментально привязаны ты индивидуальной деятельности, а не изучать степень осозна к поведению рынка. Обычная теория поведения индивидуально ния индивидами смысла собственных действий. ТВП является го потребителя, в своей старой или новой разновидности, на тем случаем, когда проверка "реализма" выводов логически самом деле лежит за версту от того рода данных о рыночном эквивалентна проверке "реализма" предпосылок.

спросе, с которыми обыкновенно работают экономисты. Для эмпирического анализа спроса вопрос о том, можем ли мы пред Прогнозная сила ТВП по отношению к спросу, конечно, полагать, что функции полезности вообще существуют — что у не превосходит той, что демонстрировали более ранние тео потребителей имеется стабильный набор предпочтений, — вы рии потребительского выбора: она точно так же эмпирически глядит куда серьезнее, чем бесконечно обсуждаемые теорети неопровержима — если только ее не интерпретировать в каче ческие вопросы о предпочтительности кардинального или ор стве статистического закона, — поскольку основана на неогра ниченных универсальных утверждениях. Хотя ТВП хвалят за динального подходов к полезности либо предпочтительности те акцент на наблюдаемых выводах теории потребительского вы- орий безразличия или выявленных предпочтений.

бора (Houthakker 1961, р. 713), трудно найти много сви детельств в пользу того, что она послужила источником вдох Эмпирические исследования спроса Как показал Вонг (Wong S., 1978), Самуэльсон фактически дважды ме В своем авторитетном обзоре эмпирических исследований нял свое мнение по поводу назначения ТВП: в первоначальной статье 1938 г.

спроса, проводившихся после Второй мировой войны, Браун P.A., 1966, целью теории было вывести основные результа ты хиксианской ординалистской теории полезности, не прибегая к понятию и Дитон (Brown A. and Deaton A., 1972) отметили, что многие безразличия или любым другим ненаблюдаемым понятиям;

в статье 1948 г.

из них были чисто "прагматическими" и в целом осуществля (1966, 9), в которой он дал имя новому подходу, ТВП стала основой для лись безотносительно какой-либо теории потребительского операционального метода восстановления карты индивидуальных кривых без различия из наблюдений за рыночным поведением индивида, разрешая, та- поведения (р. 1150—1152). Даже в тех случаях, когда делалась ким образом, проблему, которую прошлая статья представляла как иллюзор попытка опереться на конвенциональную теорию, многие ис ную;

наконец, в статье 1950 г. (1966, 10) ТВП получает еще одну цель, а следователи просто игнорировали проблему агрегирования именно — исследовать и создать наблюдаемый эквивалент ординалистской индивидуальных кривых спроса в рыночную, фактически рас теории полезности, что опять-таки вступает в конфликт с целями, фигуриро вавшими в первой и второй статьях. Как будто путаницы еще недоставало, сматривая данные о средней величине спроса так, как если бы Самуэльсон по крайней мере один раз менял базовую методологию: в 1938 г.

они были порождены действиями единственного потребителя он был "операционалистом", в то время как к 1963 г. отступил к более скром со средней величиной дохода на душу населения. В целом, от ной методологии "дескриптивизма" (см. выше, главу 4).

Теория потребительского выбора Глава чески он ничего не потерял бы, если бы не был знаком со все они, теория потребительского поведения "не дает, как теориями потребительского поведения, а лишь можно было бы ожидать, идеального способа постановки экс принял на веру очевидно необходимый ему "закон спроса"» периментов по анализу спроса" (р. Теория, разумеется, E.J., 1967, р. 82—83). Но чему он должен доверять? Ви никогда и не предназначалась для чтобы быть применен димо, эмпирическим свидетельствам. И действительно, едва ли ной к конкретным индивидам, — она скорее относилась к можно сомневаться, что большинство экономистов, даже тех, среднестатистическому индивиду. "Следовательно, разумно рас кто с негодованием отверг бы "иконоборчество" Мишена, при сматривать теорию как басню (или, пользуясь современным знают закон спроса в силу весомых эмпирических свидетельств, жаргоном, парадигму), предлагающую ограничения, которые а не теоретического диктата чистой теории потребительского позволяют решить неразрешимую иначе проблему оценки и интерпретации" (р. Действительно, если бы все потреби- поведения. Кроме того, как мы отмечали, чистая теория потре тели вели себя в точном соответствии с чистой теорией потре- бительского поведения эмпирически неопровержима: статисти бительского поведения, их кривые Энгеля представляли бы ческий закон спроса выводится из нее лишь при помощи вспо собой параллельные прямые, и оценка параметров спроса ста- могательной предпосылки, утверждающей, что любой эффект ла бы почти неосуществимой. Однако, к сожалению, "нам не дохода будет слишком мал, чтобы компенсировать отрицатель известно ни о каких попытках построить действительно агреги ный эффект замещения, вызванный изменением цены.

рованные системы спроса" (р.

Это решительный ответ таким априористам, как Мизес, Роббинс и, в данном случае, Кейнс, утверждавшим, что эконо "Большая часть эмпирических исследований, — продолжа мисты должны ограничиваться качественными прогнозами и ли Браун и Дитон, — фактически концентрировалась на оцен исключить все количественные прогнозы как бессмысленные (см.

ке, но не на проверке... С более тщательной проверкой приходи выше, 3, а также Lipsey R.G., 1989, действитель лось подождать до того момента, пока не становилось возмож ности, без эмпирического измерения эластичности спроса по ным оценить полные системы функций спроса" (р.

доходу даже такая базовая концепция, как отрицательный на Предпосылка, что функции спроса являются однородными ну клон кривых спроса, не может быть признана универсальной.

левого порядка по ценам и денежным доходам, как это по умол чанию предполагается теорией ценообразования, фактически была опровергнута в некоторых проверках полных систем урав Важность товаров Гиффена нений спроса (р. см. также Gilbert C.L., 1991). Более общим выводом было то, что существовал "чрезмерный упор на Даже беглого взгляда на некоторые ведущие учебники по эффект замещения при изменении цен", в то время как "для теории достаточно, чтобы убедиться: закон многих практических целей эффекты изменений дохода оказы спроса подается в них как закон в силу оценки имеющихся ваются важнее эффектов изменений цен" (р. Нако фактов относительно эластичности спроса по доходу. Самуэльсон нец, авторы замечали, что "проблема того, как изменения в P.A., 1985, р. 417п) просто игнорирует их: в тексте распределении дохода влияют на поведение среднестатистичес у него говорится, что все кривые спроса имеют отрицательный кого потребителя... возможно... является наиболее важным недо наклон, а в сноске признается, что некоторые из них могут стающим звеном в построении адекватной, эмпирически при иметь и положительный наклон. Алчиан и (Alchian A.A.

менимой теории потребительского спроса" (р.

and W.R., 1964, p. 54, 62—64) точно так же игнорируют В этих обстоятельствах следует сказать несколько слов о пред статистические свидетельства, но упоминают о некоторых слу ложении Мишена вообще отбросить всю теорию потребитель чайных фактах, говорящих в пользу закона спроса (например, ского поведения: «кроме многочисленных демонстраций вирту более низкие цены на фрукты и овощи в сезон сбора урожая), озной техники в этих теоремах нет ничего, чем мог бы восполь объявляя, что он является "законом просто потому, что опи зоваться практикующий экономист для того, чтобы справиться сывает универсальную, проверенную истину о потреблении и со всем многообразием и сложностью реального мира. Факти Теория потребительского выбора Глава эмпирических свидетельств о рыночном спросе. В свете этого, рыночном поведении людей". Книга Липси содержит тщатель однако, удивительно, сколько учебников тратят страницу за ное и весьма откровенное обсуждение этой проблемы:

страницей на разъяснение тонкостей теории потребительского "... современная теория спроса делает однозначный прогноз толь поведения, едва ли упоминая об обширной литературе по эм ко при наличии внешней информации об эластичности спроса по пирической оценке спроса и не обучая студентов ценить ее.

доходу... если мы ничего не знаем об эффекте дохода, мы все равно Чтобы быть до конца точным, следует упомянуть о нескольких можем решиться на вероятностное утверждение. Огромный вес суще примечательных исключениях (см., например, W.J., ствующих свидетельств склоняет к тому, что если бы нам пришлось 1965, 10;

Green H.A.J., 1976, 9;

Lipsey R.G., 1989, ch.9), без какой-либо априорной информации угадывать, имеет ли кривая но в целом современные экономисты, занимающиеся препо спроса на товар X отрицательный или положительный наклон, более давательской деятельностью, склонны придавать первостепен вероятен был бы первый вариант" (Lipsey R.G., 1989, р. 164).

ную значимость постулатам или аксиомам теории потребитель ского выбора, оставляя рассмотрение ее выводов о поведении Стиглер высказывается еще более категорично: "все извес спроса тем высшим областям науки, которые должны изучать тные кривые спроса имеют отрицательный наклон" (Stigler G.J., ся позднее, либо вообще забывая о них. Если последовать Ми 1966, р. 24).

шену и тотально отбросить все аксиомы теории потребитель «Как мы можем убедить скептика, что этот "закон спроса" дей- кого поведения, это будет слишком похоже на замену теории ствительно распространяется на всех потребителей, в любое время и эмпирическими свидетельствами в ее пользу. Тем не менее ин на любые товары? Конечно, несколько (4 или 4000) избранных при теллектуальные усилия, традиционно уделяемые предпосыл меров тут не помогут. Строгое логическое доказательство тоже — ведь кам чистой теории потребительского поведения отдельно от его не существует, поскольку это — эмпирическое правило. Если мы выводов из них, находятся практически в обратной пропорции скажем ему правду, состоящую в том, что экономисты верят в это, — к их относительной значимости.

и это не поможет, ибо мы можем ошибаться. Самым убедительным доказательством, которое легко приходит на ум, возможно, будет сле дующее: если бы какому-то экономисту случилось показать, что это Теория потребительских не так, ему было бы гарантировано бессмертие в анналах нашей на характеристик Ланкастера уки и быстрая карьера. Поскольку большинство экономистов не смог ли бы устоять перед таким соблазном, можно предположить, что то Эмпирические факты о поведении рыночного спроса, как тальное отсутствие исключений связано отнюдь не с тем, что их не мы видели, неоднозначны и нелегко поддаются оценке. Уже по пытались искать» (р. 71—72).

одной этой причине рассмотрение предпосылок теории никог да не бывает излишним. Кроме того, даже на таком позднем Хикс (Hicks J.R., 1956, р. 66—68, 93—94), пожалуй, являет этапе подобное обращение к предпосылкам может выявить ся единственным современным экономистом, попытавшимся неожиданные ограничения;

доработка предпосылок вполне рационально, с теоретических позиций объяснить отсутствие может привести к поразительному появлению новых вариаций фактов, свидетельствующих в пользу кривых спроса с положи на старые темы. Примером здесь может служить новый подход тельным наклоном: товары Гиффена, утверждает он, встреча Келвина Ланкастера к потребительскому поведению, который ются редко, ибо возникновение на кривых спроса участков с берет в качестве отправной точки старую идею о том, что по положительным наклоном приводит к состоянию неустойчи требители ценят товары не как таковые, а скорее из-за тех ус вого равновесия (очевидно, тем самым подразумевая, что боль луг, которые они предоставляют. Новый элемент, который до шинство равновесий в реальном мире заведомо устойчивы).

бавил Ланкастер (Lancaster K.J., 1966b, 1971), состоит в том, Сказанного нами уже достаточно, чтобы прийти к выводу, что эти услуги, или "характеристики", понимаются как объек что общепринятый взгляд на товары Гиффена как на теорети тивно измеримые компоненты, одинаковые для всех потреби ческий курьез не основан ни на чем, кроме размашистой оценки ебительского выбора Глава деленные разрывы в спектре перекрестных эластичностей спроса телей и сочетаемые в фиксированной пропорции в каждом от различные товары, "разграничивающие" группы товаров, дельном благе, которые в свою очередь комбинируются в на могут быть неустранимыми и устойчивыми к изменению цен.

бор потребительских "деятельностей" (activities). Элемент лич Сомнение здесь вызывает не тот факт, что все эти предсказа ного в потребительском выборе проистекает из выбора между ния действительно вытекают из новой теории и что они не мог этими фиксированными векторами характеристик, воплощен ли быть выведены из традиционной теории потребительского ными в различных наборах товаров. Потребители, таким обра выбора, а то, насколько хорошо они подтверждены и действи зом, описываются как максимизаторы не функции полезнос тельно ли предсказания обеих теорий сильно различаются, ког ти, а трансформационной функции, описывающей величину да они обращены к одному и тому же кругу явлений.

полезности, извлекаемой при трансформации конкретного на "Проблемная ситуация", или основной эмпирический воп бора характеристик в конкретный набор благ.

рос теории потребительского выбора, заключается, как мы Ланкастер (Lancaster 1966b, р. 135, прекрасно видели, в знаке угла наклона рыночной кривой спроса на то сознает, что его новую теорию могут воспринять как "пополня вары и, следовательно, было бы закономерным спросить, про ющую обширную коллекцию неоперациональных концепций ливает ли теория Ланкастера новый свет на знаменитый воп экономиста", поскольку с эмпирической оценкой коэффици рос о вероятности существования товаров Гиффена. Сам Лан ентов трансформационной функции возникают сложные прак кастер (1966b, p. 145) предполагает, что его теория дает новые тические проблемы. Но в принципе, утверждает он, эта задача основания считать их существование маловероятным и, следо вполне разрешима, а в результате появится "модель, которая вательно, думать, что кривые рыночного спроса скорее всего по своей эвристической, объясняющей и прогнозной силе бу имеют отрицательный наклон. Но некоторые его последовате дет многократно богаче обычной модели потребительского по ли говорят об обратном (Green H.A.J., 1976, р. 161;

Lipsey R.G.

ведения" (р. 154—155). Важнейший вывод из анализа Ланкасте and Rosenbluth G., добавляя, что новый взгляд на уже ра состоит в том, что по большинству аспектов выбора потре известные факты подтвердит их правоту.

бители обычно выбирают угловые равновесия, переходя от Их аргумент состоит в том, что спрос на некоторые харак одного углового решения к другому в ответ на изменения цен, теристики благ в обществе изобилия может быть насыщен;

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.