WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ЦЕНТР МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА И КРАТКОСРОЧНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ Тел.: 129-17-22, факс: 718-97-71, e-mail: mail А.Р. Белоусов Долгосрочные тренды российской экономики Сценарии экономического

развития России до 2020 года 2005 год Данная работа является разделом аналитического доклада «Вызовы национальной конкурентоспособности», подготовленного в Центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования в рамках проекта Московского общественного научного фонда.

В докладе использованы материалы: 1 к.и.н. А. Васильева, к.э.н. В. Елизарова, к.э.н. Ж. Зайончковской, д.э.н. Н. Ивановой, к.э.н.

А. Макушкина, д.э.н. А. Некрасова, к.э.н. Л. Овчаровой, к.э.н. И. Полякова, к.т.н. В. Родина, д.э.н. Ю. Синяка, к.э.н. О. Солнцева, д.э.н. И. Фролова Использованы материалы федеральных органов исполнительной власти:

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Министерство информационных технологий и связи Российской Федерации Министерство образования и науки Российской Федерации Министерство природных ресурсов Российской Федерации Министерство промышленности и энергетики Российской Федерации Министерство регионального развития Российской Федерации Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Министерство транспорта Российской Федерации Министерство финансов Российской Федерации Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации Федеральное агенство по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Федеральная служба государственной статистики Все права защищены. Использование в печати полностью или частично текста настоя щего доклада допускается только с письменного разрешения автора © Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования © А.Р. Белоусов Оглавление 1. Общий взгляд на 15-летнюю перспективу....................................................... 2. Особенности российской модели экономики в середине десятилетия....... 2.1. Экспорто-сырьевой тип роста............................................................................................... 2.2. Структурообразующие сектора.......................................................................................... 2.3. Оси структурного неравновесия......................................................................................... 2.4. Компенсаторы структурного неравновесия...................................................................... 3. Социальные тренды............................................................................................ 3.1. Ухудшение социальных характеристик на фоне роста благосостояния........................ 3.2. Факторы социальных трендов............................................................................................ 4. Факторы долгосрочного развития................................................................... 4.1. Методология......................................................................................................................... 4.2. Рамка 1: внешние условия................................................................................................... 4.3. Рамка 2: демография и социальная сфера.......................................................................... 4.4. Рамка 3: структурные факторы........................................................................................... 5. Сценарии долгосрочного развития.................................................................. 5.1. Механизм реализации конкурентных преимуществ......................................................... 5.2. Конкурентный потенциал российской экономики........................................................... 5.3. Узловая линия кризисов.................................................................................................... 5.4. Параметры развития в 2006-2008 гг................................................................................. 5.5. Долгосрочные сценарии.................................................................................................... 5.6. Основные выводы.............................................................................................................. Приложение............................................................................................................ 1. Общий взгляд на 15-летнюю перспективу При всей неопределенности долгосрочной перспективы, все же можно выделить шесть групп основных факторов, которые, имея достаточно инвариантный характер, оп ределяют общие траектории развития российской экономики на ближайшие десять пятнадцать лет:

• эволюция экспорто-сырьевой модели экономики, сложившейся к середине текущего десятилетия;

• наложение циклических процессов обновления накопленного имущества населения (5-7 лет), основных фондов (10-12 лет) и базовых технологий (15-20 лет) в различных секторах;

• демографические процессы, включая постарение населения и сокращение трудовых ресурсов;

• сдвиги в ресурсной базе экономики, связанные с исчерпанием к середине следующего десятилетия рентабельных запасов некоторых видов полезных ископаемых;

• вызовы со стороны внешнего мира, определяемые уровнем глобальной стабильности, стратегиями мировых центров силы (США, ЕС, Китай, Индия), политическими и по литико-экономическими процессами как в зоне ближайшего окружения России (пост советское пространство), так и по основным векторам ее экономической интеграции в мировое хозяйство – европейском, южно-азиатском и дальневосточном;

• развитие процесса глобализации, послойно захватывающего сферы производства, об ращения и потребления.

Анализ инерционных траекторий, задаваемых отмеченными факторами, показывает, что уже в ближайшие десять лет России предстоит пройти через целый ряд локальных кризисов. Возникает своеобразная линия переломов тенденций и кризисных точек («узловая линия»), расположение которых обусловлено:

• исчерпанием сегодняшних источников роста, в частности, возможностей наращива ния сырьевого экспорта с темпом, превышающим 10% в год. Как только темпы эко номического роста устойчиво снизятся до 3-4% в год, а это может произойти уже в 2008-2010 гг., неизбежно проявятся накопленные в экономике дисбалансы, маскируе мые в настоящее время высокими мировыми ценами на нефть;

• развертыванием негативных демографических тенденций (старение населения), со кращением численности трудоспособного населения на 8-10% за каждое пятилетие после 2010 г. Это задает нижнюю планку требуемого для компенсации сокращения трудовых ресурсов повышения производительности труда – не менее 3-4% в год;

• вероятным усилением уже наметившихся негативных социальных процессов и даль нейшей деградацией социальной инфраструктуры (жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, общее образование);

• качественным изменением условий конкуренции на внутренних рынках, вызванных не только открытием товарных рынков, но и новыми процессами – глобализацией как сферы обращения (торговля и финансы), так и сферы потребления;

• необходимостью модернизации производственно-технологической базы инфраструк турных отраслей (электроэнергетика, транспорт), а также сельского хозяйства. Это либо потребует перераспределения ресурсов в экономике, либо приведет к расшире нию «кризисных зон»;

• исчерпанием технологических заделов в ряде высокотехнологичных отраслей эконо мики, включая авиастроение, что может привести к потере имеющихся позиций на внешних рынках высокотехнологичной продукции;

• сокращением к середине следующего десятилетия заделов рентабельных запасов при родных ресурсов (нефть, руды цветных металлов).

На узловую линию «кризисных точек», обусловленную экономическими факторами и уже существующими трендами, будет накладываться рост неопределенности, вызванный:

• масштабной переструктуризацией мирового хозяйства, определяемой укреплением новых центров силы (Китай, Индия, вероятно – Бразилия и Индонезия);

• реализацией новых технологических прорывов, базирующихся на научных открытиях 1990-2000-х годов в биологии и медицине, информатике, космических исследованиях, создании новых материалов и источников энергии, а также на ужесточении экологи ческих требований;

• изменением институтов мирового экономического порядка, включая валютные курсы, механизмы хеджирования инвестиционных рисков, регулирования рынков факторов производства;

• вероятным усилением нестабильности по южной и юго-восточной дуге;

• нестабильностью политического и социально-экономического развития приграничных стран «ближнего зарубежья», которые, с одной стороны, станут ареной развертывания противоречий глобализации и борьбы ведущих центров силы за контроль над эконо мическими ресурсами, с другой – могут втягиваться в дугу нестабильности.

Все это создает качественно новый формат для социально-экономического разви тия России, резко отличающийся как от кризисных 90-х годов, так и от текущего десятилетия.

Возникают новые риски и угрозы, связанные, прежде всего, с перерастанием ло кальных кризисов в новый системный кризис, аналогичный тому, который Россия пере жила в 90-е годы. Это может привести к нарастанию хаоса, потере управляемости и в ко нечном счете – к распаду страны.

Другой возможный негативный сценарий – «новый изоляционизм» страны, сопрово ждаемый технологическим отставанием, экономической и социальной деградацией и усиле нием территориальной и социальной дифференциации.

Но одновременно появляются и новые «окна возможностей», связанные, с одной сто роны, с растущим спросом на энергию со стороны новых лидеров, с другой – с быстрым раз витием мировых рынков товаров и услуг, где позиции России достаточно сильны (в частно сти, интеллектуальных услуг).

Достаточно емкий внутренний рынок плюс имеющийся собственный потенциал раз вития технологических заделов, плюс расширение возможностей технологического транс ферта – все это создает условия для встраивания элементов российской промышленности в международные цепочки производства добавленной стоимости, в том числе, на основе раз вертывания в России сборочных производств.

Значительным резервом развития является транзитный потенциал страны, обуслов ленный ее расположением между двумя мировыми центрами силы - Евросоюзом и Китаем, а также между Европой и странами Среднего Востока (коридоры «Запад – Восток» и «Север Юг», с выходом на Иран и Индию). Существенно недоиспользуется также транзитный по тенциал воздушного пространства, включая трансполярные трассы.

Ресурсом развития является агропродовольственный потенциал России (Россия рас полагает около 10% мировой пашни2, в том числе значительной частью высокоплодородных черноземных земель).

В условиях усиления стратегической неопределенности и серии локальных кризисов обеспечение общей системной устойчивости и реализация новых возможностей предполагает:

• в управленческом плане – переход от рефлексивного ситуационного управления к проектному стратегическому управлению, базирующемуся на реализации стратегиче ских инициатив и долгосрочных проектов;

• в экономическом плане - капитализацию сравнительных преимуществ российской экономики в процессе ее интеграции в мировое хозяйство, прежде всего, в сферах энергетики, науки и высоких технологий, транзитного и аграрного потенциала, то есть превращение этих преимуществ в источники добавленной стоимости и объек ты для инвестирования;

• в социально-политическом плане - достижение устойчивого баланса между властью (элитами) и обществом, базирующегося на выявлении и согласовании интересов раз личных социальных групп, легитимации капитала и (с учетом специфики России) обеспечении социальных гарантий для населения;

• в плане безопасности – выработку военно-стратегической доктрины и соответствую щих ей программ военного строительства и вооружений, создание южного, северо кавказского и западного «поясов безопасности» и поддержание ресурсного и техноло гического ядра, обеспечивающего создание и серийное производство систем воору жений, отвечающих особенностям современных военных конфликтов;

• в геоэкономическом плане – создание общего экономического пространства России, Казахстана, Украины и Белоруссии;

• в финансовом плане – обеспечение суверенности национальной валюты и формирова ние «рублевой зоны», опирающейся на экономические и военно-политические ресур сы России;

• в инфраструктурном плане – создание надежной и эффективной энергетической, транспортной и информационной инфраструктур, сопряженных с соответствующими инфраструктурами Европы и Азии.

По площади пашни (117 млн. га, 2003 г.) Россия уступает только трем странам – США, Индии и, незначи тельно, Китаю, а по площади пашни на 100 чел. населения (82 га) – Австралии, Аргентине, Канаде и Казахстану.

2. Особенности российской модели экономики в середине десятилетия Если в качестве точки отсчета взять кризис 1998 г., который подвел своеобразный итог системному регрессу 90-х годов, то в последующем развитии российской экономики четко просматривается две фазы:

• 1999-2001 гг. – внутренне-ориентированный рост (7.1% в среднем за год), опираю щийся на высокую закрытость (после девальвации рубля) внутренних рынков и имеющийся резерв свободных мощностей и рабочей силы на предприятиях;

• 2002-2004 гг. – экспорто-ориентированный рост (6.4% в среднем за год), опирающийся на форсированное наращивание сырьевого экспорта и высокие мировые цены на нефть.

Шестилетний период интенсивного роста российской экономики сопровождался уг лублением ее структурных диспропорций. Между опорными секторами экономики - экспор то-сырьевым и внутренне-ориентированным (обрабатывающая промышленность, строитель ство, сельское хозяйство) – стал увеличиваться качественный разрыв по уровню рентабель ности, обеспеченности инвестициями, размерам заработной платы и другим параметрам, оп ределяющим конкурентоспособность производства. Значительная часть российской эконо мики, где сосредоточено более половины всех занятых, оказалась практически отрезанной от ресурсов развития – инновационных, трудовых, финансовых.

Баланс между «разбегающимися» секторами экономики поддерживается за счет ряда ком пенсаторов – заниженности валютного курса, цен на газ, тарифов на электроэнергию и транспорт, сохранения низкой оплаты труда, переноса налоговой нагрузки на экспорто-сырьевой сектор. Од нако, действие этих компенсаторов из года в год ослабевает. Это ведет к снижению общего уровня конкурентоспособности российской экономики и замедлению экономического роста.

Особый случай – сектор социальных услуг с высокой зависимостью от бюджетного финансирования и уровня доходов населения. Здесь возник эффект «ресурсно институциональной воронки», когда из-за хронической нехватки ресурсов ухудшается каче ство институтов, а последнее ведет к снижению эффективности использования имеющихся ресурсов и еще большему усилению их дефицита.

Нарастание структурных дисбалансов в российской экономике углубляет противоречие между социальными и экономическими аспектами ее развития. Обостряется альтернатива:

либо поддержание конкурентоспособности за счет сокращения занятости и/или за медления роста заработной платы;

либо ослабление конкурентоспособности при сохранении высокого уровня занятости.

Это обуславливает закрепление в России негативных социальных тенденций, несмот ря на рост реальных доходов населения. Речь идет о процессах, которые напрямую не связа ны с демографическими тенденциями, – росте смертности в трудоспособном возрасте, забо леваемости некоторыми «социальными» болезнями, увеличении числа тяжких преступлений.

Таким образом, к середине текущего десятилетия в России закрепилась модель эко номики, характеризующаяся:

• экспорто-сырьевым типом экономического роста;

• неравновесием между структурообразующими секторами экономики;

• наличием компенсаторов структурной несбалансированности, действие которых по степенно ослабевает;

• деградацией социальных систем, усиливающей негативные социальные тенденции.

2.1. Экспорто-сырьевой тип роста На рубеже 2001/2002 годов в российской экономике произошел переход от внутрен не-ориентированного к экспорто-сырьевому типу экономического роста. Этот переход был вызван исчерпанием:

эффекта «девальвационного шока» 1998 г., определившего высокую степень закрыто сти внутренних рынков от импорта;

свободных мощностей и скрытых резервов рабочей силы на предприятиях, что позволяло компаниям наращивать выпуск продукции без существенного увеличения инвестиций.

Смена типа экономического роста проявилась, прежде всего, в изменении его основ ных пропорций (см. табл. 2.1-2.3):

• около 60% прироста ВВП обеспечивалось за счет наращивания физического объема экспорта и увеличения мировых цен на нефть и 40% - за счет внутренних факторов (в 1999-2001 гг. это соотношение было обратным);

• более половины прироста ВВП стало формироваться в энерго-сырьевых отраслях промышленности и в торговле (1999-2001 гг. – около 1/3);

• рост ВВП стал в полтора-два раза отставать от увеличения физического объема сырьевого экспорта, а рост импорта - опережать расширение внутреннего спроса (внутренних рынков).

Пропорции экономического роста – производные от его механизма. Закрепившийся в российской экономике механизм экспорто-сырьевого роста характеризуется следующими зависимостями, принявшими устойчивый характер (см. схему 2.1):

1. Импульс роста исходит от расширения экспорта энерго-сырьевых товаров и повышения мировых цен на них. При этом, помимо увеличения производства непосредственно в энерго-сырьевом секторе, в экономике возникает поток доходов от экспорта, который стимулирует развитие внутренних рынков (потребительского и инвестиционного спроса).

2. Одновременно активное сальдо торгового баланса способствует притоку валюты в страну. Возникает импульс к укреплению рубля.

3. Скорость укрепления рубля регулируется за счет средств бюджета (профицита), ис пользуемых для стерилизации валютного потока. Поскольку бюджетный профицит – это прямой вычет из доходов экономики, направляемых на расширение внутреннего рынка, возникает ключевая дилемма:

либо обеспечивается быстрый рост внутренних рынков, но ценой укрепления рубля и, следовательно, снижения конкурентоспособности национальной экономики;

либо сдерживается укрепление рубля, но ценой замедления роста внутренних рынков.

4. Укрепление рубля, в любом случае, стимулирует рост импорта готовых товаров, ди намика которого в полтора-два раза превышает динамику внутреннего спроса.

5. В то же время, укрепление рубля стимулирует приток иностранных инвестиций во внут ренние активы. С одной стороны, это ведет к дальнейшему укреплению рубля, с другой – создает условия для модернизации производств и повышения их конкурентоспособности.

6. Динамика денежного предложения, уровень инфляции и скорость (номинального) укреп ления рубля влияют на масштабы кредитования производства и потребления и, опосре дованно, на темпы роста прежде всего внутренне-ориентированных производств.

Таким образом, складываются два контура экономического роста (спрос предложение – доходы – спрос), которые обеспечивают экономический рост:

расширение экспорта – рост производства в экспорто-сырьевом секторе;

рост доходов от экспорта и внутреннего производства – расширение внутренних рын ков – рост торговли – рост производства во внутренне-ориентированном секторе.

В рамках этих двух контуров темпы экономического роста определяются, по сути де ла, действием следующих факторов:

• способностью экспорто-сырьевого сектора наращивать вывоз товаров;

• интенсивностью трансформации доходов от экспорта во внутренний спрос (зависит от величины вывоза капитала);

• конкурентоспособностью внутренне-ориентированного сектора, возможностью рос сийских компаний удерживать позиции на внутреннем рынке (зависит от изменения реального валютного курса).

В целом, картина выглядит следующим образом. Из 7% (округленно) годового при роста ВВП в 2003-2004 годах примерно три процентных пункта обеспечивалось увеличением физического объема экспорта, полтора пункта - увеличением мировых цен, стимулирующих расширение внутреннего спроса. За счет внутренних факторов конкурентоспособности, та ким образом, обеспечивалось примерно 2.5 пункта прироста ВВП, а в 2005 г. – уже менее пунктов. Для сравнения: в 2000-2001 годах эта величина составляла 3-4 пункта (см. табл. 2.1).

Что произойдет, если сложившиеся тенденции сохранятся? Как показывают расчеты, в ближайшие три года суммарный вклад внешнеэкономических факторов в прирост ВВП со ставит максимум 1.5-2 процентных пункта. Это означает, что если внутренние факторы кон курентоспособности будут обеспечивать, как сегодня, 2-2.5 пунктов прироста ВВП, общая динамика экономического роста может снизится, в лучшем случае, до 4-5% в год, а к концу десятилетия – до 3%.

Падение темпов роста ниже 5% сделает практически невозможным решение важней ших социальных и экономических задач. Кризисные процессы в российской экономике бу дут нарастать и, как показывают расчеты, достигнут пика в конце текущего - начале сле дующего десятилетия.

Врезка 2.1.

При сохранении экспорто-сырьевого типа экономического роста его динамика будет находиться в сле дующем диапазоне (при прочих равных условиях):

(среднегодовые темпы прироста, %) 2002-2004 2005-2007 2008- Внешний спрос (экспорт) 9.8 4-6 3- Внутренний спрос (потребление 9.6 7-8 4- и инвестиции) Производство (ВВП) 6.4 4-5 2- Импорт 16.6 14-15 6- Схема 2.1. Механизм экспорто-сырьевого роста в российской экономике Рост мировых цен на Рост физического энергоресурсы объема энерго и сырье сырьевого экспорта Рост Рост Рост денежного торгового доходов предложения сальдо экономики — Стерилизация денежного Укрепление предложения рубля — Профицит Рост Рост бюджета рас конкурирующего внутреннего ширенного импорта спроса правительства — Уровень монетарной инфляции Рост производства в потребительских отраслях — Рост производства в Рост кредитования экспорто-сырьевых производства и по отраслях требления Таблица 2.1. Вклад отдельных факторов в экономический рост (процентные пункты ВВП) 1999 2000 2001 2002 2003 внутренне-ориентированный рост экспорто-сырьевой рост Темп прироста ВВП 6.4 10.0 5.1 4.7 7.3 7. в том числе за счет:

роста физического объема 0.1 2.8 1.2 2.9 3.0 3. экспорта увеличения цен на экспор- 0.4 2.9 1.0 -0.7 1.5 1. тируемые товары повышения внутренней кон- 5.9 4.2 2.8 2.4 2.8 2. курентоспособности Таблица 2.2. Вклад отдельных отраслей в экономический рост (процентные пункты ВВП) 1999-2001 гг. 2002-2004 гг.

внутренне-ориентированный рост экспорто-сырьевой рост средне- проц. % средне- проц. % годовые пунктов годовые пунктов темпы темпы прироста прироста Темп прироста ВВП 7.1 7.1 100 6.4 6.4 в том числе за счет:

нефтегазовой промышленности 3.9 0.4 5 8.0 0.7 сырьевых отраслей (метал- 11.1 1.0 14 5.8 0.5 лургия, химия, лес) обрабатывающей промыш- 12.2 1.1 15 7.3 0.7 ленности (машиностроение, легкая, пищевая) строительства 11.0 0.7 10 9.0 0.6 сельского хозяйства 13.7 0.9 12 3.8 0.3 торговли 4.5 1.2 17 9.7 2.3 транспорта и связи 7.1 0.7 10 8.0 0.7 нерыночных услуг 0.9 0.1 1 2.8 0.2 других товаров и услуг 5.4 1.1 16 1.9 0.3 Таблица 2.3. Структурные параметры экономического роста 1999 2000 2001 2002 2003 внутренне- экспорто-сырьевой ориентированный рост рост Темп прироста ВВП, % 6.4 10.0 5.1 4.7 7.3 7. Темп прироста физического объема экспорта, % 0.1 7.4 3.1 8.9 9.6 10. Эластичность прироста ВВП по экспорту, раз - 1.3 1.7 0.5 0.8 0. Темп прироста импорта готовых товаров, % -23.7 10.5 25.7 11.7 19.2 23. Темп прироста внутреннего конечного спроса, % -2.7 16.8 13.1 5.3 9.7 12. Эластичность прироста импорта по внутрен- - 0.6 2.0 2.2 2.0 1. нему конечному спросу, раз Доля импорта в покрытии прироста внутрен- - 12.9 42.1 71.6 68.6 60. него конечного спроса, % 2.2. Структурообразующие сектора Уход от экспорто-сырьевой модели экономического роста – по сути, императив ус тойчивости развития российской экономики. В этой связи, ключевой вопрос – что лежит в основе этой модели, обуславливает ее инерционность?

Ответ - накопленные структурные дисбалансы российской экономики, которые закре пляются в ее институтах и воспроизводят низкую конкурентоспособность не отдельных ком паний или даже отраслей, а ее обширных сегментов.

Врезка 2.2.

Правила устойчивого развития открытой экономики – а) конкурентоспособность ее структурообразую щих секторов и б) равновесие между этими секторами. Нарушение этих правил ведет в долгосрочной пер спективе к одному из двух вариантов:

либо к прогрессирующей дифференциации экономики, образованию нескольких параллельно существующих укладов, что, в конечном счете, подрывает ее устойчивость;

либо к перераспределению ресурсов от секторов более «успешных» к неконкурентоспособным, что вызыва ет замедление развития всей экономики.

В российской экономике выделяются пять основных секторов (структурообразую щих блоков отраслей), резко различающихся между собой по уровню конкурентоспособно сти и параметрам развития:

• экспорто-сырьевой сектор;

• внутренне-ориентированный сектор;

• торговля;

• отрасли инфраструктуры;

• сектор социальных услуг.

1. Экспорто-сырьевой сектор - нефтяная и газовая промышленность, черная и цвет ная металлургия, производство минеральных удобрений и крупнотоннажная химия, лесная и целлюлозно-бумажная промышленность.

Сектор производит 17% добавленной стоимости в экономике России (2004 г.) и подав ляющую часть (более 2/3) торгуемых на мировом рынке товаров. При этом в нем сосредоточено лишь около 6% занятых (см. табл. 2.4). Экспорто-сырьевой сектор является лидером российской экономики по уровню производительности труда, которая почти втрое превышает средний уро вень (см. график 2.2). Соответственно, и по уровню заработной платы (370 долл. в месяц, 2004 г.) экспорто-сырьевой сектор также опережает другие сектора экономики.

Экспорто-сырьевой сектор является основным налоговым «донором», уплачивая око ло половины всех налогов.

Для экспорто-сырьевого сектора характерна высокая концентрация производства. На долю 20 крупнейших компаний приходится 84% выпуска продукции этого сектора и 92% чистой прибыли (см. врезку 2.3).

Вплоть до 2005 года сектор интенсивно, на 9-11% в год, наращивал объемы экспорта, что во многом определяло и общую картину экономического роста в стране. Вклад увеличе ния сырьевого экспорта в динамику ВВП ежегодно составлял около трех процентных пунк тов – чуть меньше половины его прироста.

Ключевые тенденции:

• снижение динамики роста производства из-за сужения возможностей наращивания сырьевого экспорта;

• сохранение высокой рентабельности, обуславливающей инвестиционную привлека тельность (2004 г. – 19.1 млрд. долл.);

• усиление дифференциации между отдельными отраслями3 в связи с укреплением руб ля и усилением конкуренции на внешних рынках:

сохранение сильных конкурентных позиций: нефтяная и газовая промышленность, цветная металлургия;

ослабление конкурентных позиций: черная металлургия;

химическая промышленность.

Врезка 2. Доля двадцати крупнейших компаний в общем объеме реализованной продукции и чистой прибыли (2004 г., %) продукция чистая прибыль Экспорто-сырьевой сектор 84.4 91. Внутренне- ориентированный сектор 12.4 29. Торговля 9.7 5. Инфраструктурные отрасли 75.4 54. По данным РА «Эксперт-400» 2. Внутренне-ориентированный сектор – обрабатывающие отрасли промышленно сти, строительство, сельское хозяйство.

По масштабам производства добавленной стоимости (15%) этот сектор примерно рав новелик экспорто-ориентированному. Однако, по уровню конкурентоспособности и по пара метрам эффективности он значительно уступает последнему. По производительности труда разрыв составляет пять раз, по производству экспортируемой продукции на одного занятого – тридцать пять раз. Особенность данного сектора – высокая занятость, компенсирующая низкую производительность труда. В секторе работает более четверти всех занятых в рос сийской экономике, при этом, недостаточная конкурентоспособность продукции сектора обуславливает низкий уровень заработной платы (2004 г. – 190 долл. в месяц).

Развитие сектора блокируется недостаточным объемом инвестиций (2004 г. – 8.9 млрд.

долл.). Соответственно, интенсивность обновления основных фондов составляет всего 1.4% в год – вдвое ниже аналогичного показателя экспорто-ориентированного сектора.

Внутренне-ориентированный сектор характеризуется низким уровнем концентрации производства. На долю 20 крупнейших компаний приходится 12% выпуска продукции, но, при этом - 30% чистой прибыли (см. врезку 2.3).

Ключевые тенденции:

• снижение темпов роста в связи с усиливающейся по мере укрепления рубля конку ренции со стороны импорта;

Распределение отраслей промышленности по трем группам конкурентоспособности, доле экспорта в вало вом выпуске и доле импорта в объеме внутренних рынков приведено на графиках 2.6-2.7).

• интенсивный отток занятых из-за низкой заработной платы. С одной стороны, это стимулирует увеличение заработной платы, которая растет в реальном выражении вдвое быстрее, чем производство. С другой стороны, возникает необходимость нара щивания производительности труда и, соответственно, инвестиций, что ограничивает ся низким уровнем рентабельности;

• усиление дифференциации между отдельными отраслями по уровню конкурентоспо собности, в зависимости от степени закрытости рынков и скорости оборота капиталов:

сильные конкурентные позиции (конкурентоспособное ядро): пищевая промышлен ность, энергетическое, подъемно-транспортное и железнодорожное машиностроение, военное авиастроение, производство бытовой техники, жилищное строительство;

слабые конкурентные позиции: станкостроение, автомобильная промышленность, гражданское авиастроение, легкая промышленность.

3. Торговля.

Этот сектор в последние годы стал наиболее крупным в российской экономике. Здесь про изводится более 20% добавленной стоимости и работает 17% всех занятых (см. табл. 2.4). При мерно 40% доходов торговли формируется за счет наценок на продукцию экспорто-сырьевого сектора, около половины – на продукцию внутренне-ориентированного сектора и импорт.

Причем, сектор продолжает усиливать свои позиции в российской экономике (см.

табл. 2.5). Рост торговли на 10%, наблюдающийся в последние годы, обусловлен потреби тельским бумом, связанным как с расширением доходов населения, так и с увеличением по требительского кредитования. Высокая рентабельность (около 10%, 2004 г.) в сочетании с высокой скоростью оборота капитала стимулирует бурный рост инвестиций (~20% в год).

Интенсивность обновления основных фондов составляет 5% в год, что почти втрое превы шает среднее значение по экономике. Торговля в значительной мере «абсорбирует» рабочую силу, выбывающую из других секторов экономики.

Имея высокую норму прибыли, торговля является вторым по величине налоговым «донором», уплачивая около 20% всех налогов.

Врезка 2.4.

Сектор торговли находится в фазе структурной перестройки, о чем свидетельствуют следующие процессы :

• быстрое увеличение доли торговых сетей в розничном товарообороте. По оценке, к концу текущего десятилетия сетевые структуры будут обеспечивать до 60% объема розничной торговли;

• увеличение доли малого бизнеса - с 5.6% в 2000 г. до 10.1% в 2004 г.;

• постепенное сокращение удельного веса торговли на вещевых и продовольственных рынках, дости гавшего в середине 90-х годов более 1/3.

Доля отдельных организационных форм торговли в общем объеме торгового оборота (в % к обороту розничной торговли) 2000 2002 Торговые сети1 1.0 4.5 15. Вещевые, смешанные и продовольственные рынки 26.2 24.5 22. Другие формы торговли 72.8 71.0 62. По данным РосБизнесКонсалтинг Ключевые тенденции:

• интенсивный рост (~10% в год), обусловленный расширением внешнеторгового обо рота и потребительского спроса;

• быстрое увеличение занятости, в том числе за счет миграции из стран ближнего зару бежья. Возможность использования низкоквалифицированного труда позволяет эконо мить на заработной плате4 и обеспечивает высокую рентабельность торговых операций;

• быстрый рост прибыли, уступающий лишь экспорто-сырьевому сектору, что стиму лирует приток инвестиций.

4. Инфраструктурные отрасли - электроэнергетика, транспорт, связь.

Сектор производит 10% добавленной стоимости, на него приходится 9% занятых.

Особенность данного сектора – высокая фондоемкость производства. В инфраструктурных отраслях сосредоточено более трети основных фондов всей экономики, что, в свою очередь, тре бует значительных инвестиций для обеспечения их нормального воспроизводства. Сектор харак теризуется сильной дифференциацией в уровне развития отдельных отраслей (см. врезку 2.5):

электроэнергетика отличается низкими темпами роста при средних финансовых па раметрах (норма прибыли, 2004 г. – 8.2%). Инвестиции (4.1 млрд. долл., 2004 г.) не обеспечивают нормального воспроизводства энергетических мощностей: средняя норма вводов основных фондов составляет 1.3%;

транспорт характеризуется достаточно высокой динамикой перевозок, отражающей, главным образом, транспортировку экспортируемых товаров: за три последних года грузооборот увеличился на 21.7%, пассажирооборот - снизился на 1.6%. В отрасли со храняется невысокая норма прибыли (5.4%, без учета газопроводов, 2004 г.) при ее сильной дифференциации по видам перевозок5. Это обуславливает низкую динамику инвестиций, направляемых, в основном, в обновление подвижного состава. В целом, при объеме инвестиций 15 млрд. долл. (2004 г.) норма обновления основных фондов составляет всего 1% в год, их состояние год от года ухудшается;

связь – одна из самых быстрорастущих отраслей российской экономики. Ее интенсивное развитие (22% в год) определяется низкой насыщенностью российского рынка услугами связи. Это позволяет поддерживать высокую норму прибыли (21.1%) и динамично нара щивать инвестиции в основной капитал, которые достигли 4.8 млрд. долл. (2004 г.). Нор ма вводов основных фондов здесь одна из самых высоких в экономике – 5.7%.

Ключевые тенденции:

• снижение динамики роста в электроэнергетике и на транспорте, отражающее замед ление развития экспорто-сырьевого сектора;

• некоторое улучшение финансового положения в электроэнергетике и на транспорте, связанное с постепенным уходом от «перекрестного субсидирования»;

• ухудшение состояния материально-технической базы электроэнергетики и транспорта из-за недостаточного уровня инвестирования;

• бурный рост производства и инвестиций в отрасли связи.

Для торговли характерен низкий уровень заработной платы. В 2004 г. он составил 171 долл. против 237 долл. в среднем по экономике и 280 долл. – в промышленности. Это обусловлено, с одной стороны, высо ким удельным весом низкоквалифицированной иностранной рабочей силы, с другой – распространением в тор говле теневых схем оплаты труда, особенно, в торговле на вещевых и продовольственных рынках.

По отдельным видам транспорта разброс нормы прибыли составляет (2004 г.): от -43.5% (метрополи тены) до +23.4% (нефтепроводы) Врезка 2.5.

Основные показатели развития инфраструктурных отраслей (2004 г., %) Производство Занятость Инвестиции доля в до- среднего- числен- среднего- млрд. среднего бавленной довой ность, довой долл. довой стоимости темп при- млн. чел., темп при- темп при экономики роста1, роста1, роста Инфраструктурные 10.0 5.7 5.70 0.2 23.8 6. отрасли электроэнергетика 2.1 0.2 0.85 -3.3 4.1 10. транспорт (без газопро- 5.5 5.2 3.92 0.8 14.9 3. водов) связь 2.3 20.6 0.93 0.9 4.8 22. За 2002-2004 гг., по инвестициям – 2000-2004 гг.

5. Сектор социальных услуг - жилищно-коммунальное хозяйство (ЖКХ), образова ние, здравоохранение, культура.

Сектор производит 9% добавленной стоимости и при этом аккумулирует 23% заня тых в экономике и 33% основных фондов (включая жилищное хозяйство).

Особенность данного сектора – его преобладающий нерыночный характер. Около 80% услуг, включая ЖКХ, производится либо государственными учреждениями, либо – локальными монополиями (ЖКХ). Это определяет, с одной стороны, высокую зависи мость сектора от бюджетного финансирования, с другой – непрозрачность и неэффектив ность функционирования его структур.

Эти особенности проявляются в следующих характеристиках функционирования сектора социальных услуг:

низкой заработной плате, составляющей чуть более 2/3 от средней по экономике;

общей убыточности предоставляемых услуг;

значительном объеме инвестиций (12.9 млрд. долл., 2004 г.) при сохранении невысо кой интенсивности обновления фондов.

Ключевые тенденции:

• низкая динамика роста производства услуг, составляющая около 1% в год (только в 2005 г. наметилось некоторое ускорение, связанное, в основном, с накачкой бюджет ных средств);

• ухудшение качества трудовых ресурсов, обусловленное низкой заработной платой;

• нарастание износа основных фондов.

Таким образом, следует отметить следующие структурные особенности российской экономики, закрепившиеся к середине текущего десятилетия:

• узость сегмента, производящего конкурентоспособные, торгуемые на мировом рынке, товары;

• концентрацию занятых в отраслях с невысокой конкурентоспособностью, устойчиво развивающихся только в условиях относительно закрытых рынков;

• гипертрофированность масштабов торговли, отражающую высокий уровень транзак ционных издержек у компаний, производящих товары;

• наличие низкоэффективного, деградирующего сектора социальных услуг.

Таблица 2.4. Основные характеристики секторов российской экономики (% к итогу, без учета домохозяйств, 2004 год) Добавленная Экспорт Численность Основные Налоговые стоимость занятых фонды платежи Российская экономика – всего 100 100 100 100 экспорто-сырьевой сектор 16.8 70.6 5.6 9.1 40. внутренне-ориентированный 15.2 9.9 27.5 9.2 11. сектор Торговля 21.1 - 17.2 2.0 19. инфраструктурные отрасли 10.0 4.3 8.6 36.9 8. сектор социальных услуг 9.1 2.6 23.2 32.9 1. другие отрасли экономики 27.9 12.6 17.8 9.9 19. Таблица 2.5. Динамика основных показателей развития секторов российской экономики в 2002-2004 гг. (среднегодовой темп прироста, %) Производ- Численность Средняя Инвестиции в Прибыль в ство занятых зарплата в основной реальном реальном капитал1 выражении выражении Российская экономика – всего 6.4 0.6 12.6 10.6 22. экспорто-сырьевой сектор 5.8 -3.1 7.6 14.1 31. внутренне-ориентированный 5.7 -3.2 11.3 6.4 -2. сектор Торговля 9.7 4.3 13.4 20.7 25. инфраструктурные отрасли 5.7 0.2 13.6 6.7 16. социальные услуги 1.1 1.1 15.7 7.2 - Среднегодовой темп прироста за 2000-2004 гг.

График 2.1. Структура распределения прибыли и инвестиций между секторами экономики (% к итогу, без учета домохозяйств, 2004 год) сальдированный финансовый результат инвестиции экспорто-сырьевой 100% сектор 25. внутренне ориентированный сектор 80% 44. торговля 12. 60% 2. инфраструктурные 8. отрасли 32. 40% 20. социальные услуги 20% 13. 17. другие отрасли экономики 14. 9. 0% -1. -20% Графики 2.2-2.5. Некоторые параметры функционирования структурообразующих секторов (без учета домохозяйств, 2003 год) 2.2. Производительность труда по секторам экономики 2.3. Заработная плата по секторам экономики (выработка продукции на 1 занятого, (на 1 занятого в месяц, средний уровень по экономике = 100) средний уровень по экономике = 100) экспорто 247 сырьевой сектор внутренне ориентированный 58 сектор торговля инфраструктурные отрасли социальные услуги 0 20 40 60 80 100 120 140 160 0 50 100 150 200 250 2.5. Норма прибыли по секторам экономики 2.4. Интенсивность обновления основных фондов по секторам (% к валовому выпуску) экономики (ввод в % к основным фондам) экспорто- 19. 3. сырьевой сектор внутренне ориентированный 1.4 3. сектор торговля 5. 9. инфраструктурные 1. отрасли 9. социальные 2. услуги -1. 0 1 2 3 4 5 -5 0 5 10 15 20 Среднее значение по экономике Среднее значение по экономике График 2.6-2.7 Распределение отраслей промышленности по группам конкурентоспособности 2.6. Доля экспорта в валовом продукте 2.7. Доля импорта во внутреннем потреблении отраслей промышленности (%) продукции отраслей промышленности (%) - отрасли экспорто-сырьевого сектора, доля которых в валовом продукте промышленности превышает 1% - отрасли внутренне-ориентированного сектора, доля которых в валовом продукте промышленности превышает 1% 2.3. Оси структурного неравновесия Отмеченные выше структурные особенности российской экономики обуславливают одну из ее фундаментальных особенностей - структурное неравновесие между секторами, которое определяет основные ценовые и финансовые пропорции и параметры развития экономики.

Следует выделить три основные оси, по которым формируется неравновесие:

• экспорто-сырьевой сектор – внутренне-ориентированный и инфраструктурный секторы;

• торговля – экспорто-сырьевой и внутренне-ориентированный секторы;

• сектор социальных услуг- экспорто-сырьевой сектор и торговля.

Первая ось структурного неравновесия - ценовые диспаритеты, главным образом, между экспорто-сырьевым и внутренне-ориентированным секторами.

Инфраструктурные отрасли Экспорто-сырьевой Ценовые диспаритеты сектор Внутренне-ориентированный сектор В экспорто-сырьевом секторе, производящем торгуемые на мировом рынке товары, внутренние цены привязаны к мировым и составляют, за исключением нефти и газа6, 80 130% от их уровня7. Во внутренне-ориентированном секторе, где цены определяются, с од ной стороны, доходами экономических агентов, формирующих внутренний спрос, с другой - конкуренцией со стороны импорта, их уровень не превышает 60-70% от мировых.

Отсюда, возникает перепад в уровнях рентабельности. Если в экспорто-сырьевом секторе средняя норма прибыли составляет 19.3% (2004 г., см. график 2.5), то в инфраструктурном секторе в два раза ниже, а во внутренне-ориентированном – в шесть раз.

Перепад в рентабельности, в свою очередь, обуславливает направление потоков ка питала в российской экономике. В экспорто-сырьевом секторе сосредоточено 45% всей при были экономики и четверть всех инвестиций (см. график 2.1). Здесь наблюдается избыток капитала по отношению к возможностям его эффективного использования, что проявляется в масштабном вывозе капитала за рубеж. Во внутренне-ориентированном секторе имеет место и недостаток капитала, и низкая инвестиционная привлекательность. На него приходится 9% прибыли и 13% инвестиций, что не соответствует ни масштабам накопленного основного капитала, ни требованиям его обновления.

Таким образом, исходный разрыв в конкурентоспособности между экспорто-сырьевым и внутренне-ориентированным сектором закрепляется в ценовых и финансовых параметрах, что, при прочих равных условиях, ведет к еще большему углублению этого разрыва. По мере открытия внутренних рынков этот процесс заметно ускоряется: компании, позиционированные в отраслях внутренне-ориентированного сектора, вытесняются с рынков, их продукция замещается импортом.

Внутренние цены на нефть и газ составили в 2004 г., соответственно, 54% и 33% от мировых. Что ка сается нефти, то речь идет, в основном, о трансфертных ценах, по которым она поставляется на нефтеперераба тывающие заводы внутри вертикально-интегрированных нефтяных компаний. Если говорить о газе, то речь идет о ценах, регулируемых на государственном уровне.

Так, в конце 2004 года оптовые цены на бензин превышали мировые (экспортные) цены на 26%, на дизтопливо – на 10%.

Вторая ось – торговая нагрузка на товаропроизводящие секторы.

Внутренне-ориентированный сектор Торговая нагрузка Торговля Экспорто-сырьевой сектор Сформировавшийся в России в 90-е годы сектор торгово-посреднических услуг харак теризуется, с одной стороны, непрозрачностью, с другой – высоким монополизмом на локаль ных рынках. Это способствует тому, что торговля приобретает доминирующее положение по отношению как к конечному потребителю товаров, так и к их производителю. В России доля торгово-посреднической наценки в цене товаров достигает почти трети, что превышает уро вень такой наценки в ведущих рыночных экономиках в полтора-два раза (см. график 2.8).

Основная нагрузка со стороны торговли ложится на экспорто-сырьевой и внутренне ориентированный сектора (см. график 2.9). Однако, при этом:

по отношению к экспорто-сырьевому сектору торговля обычно выступает как замы кающее звено цепочки создания добавленной стоимости, в котором концентрируется основной доход. Это происходит вследствие того, что торгово-посреднические компа нии, осуществляющие экспорт, как правило, аффилированы с производителями сырье вых ресурсов («Газпром», вертикально интегрированные нефтяные компании и др.);

по отношению к внутренне-ориентированному сектору, испытывающему давление со сто роны конкурирующего импорта, торговля часто выступает как монопольный покупатель, перераспределяя в свою пользу часть созданной производителями добавленной стоимости.

Избыточно высокая нагрузка со стороны торговли на производство товаров снижает конкурентоспособность российской экономики:

• высокие торгово-посреднические издержки в цене конечной продукции сокращают накопления у производителей товаров, особенно в перерабатывающей промышленно сти и сельском хозяйстве;

• доходы в торговле в силу ее непрозрачности слабо трансформируются в инвестиции в основной капитал и служат ресурсом для обслуживания теневой экономики и вывоза капитала за рубеж.

Развивающиеся в последние годы в торговле тенденции, в частности – повышение ро ли сетевых торговых структур, окажут существенное и, в целом, позитивное, воздействие на баланс отношений между торговлей и производством:

• постепенно будет снижаться удельный вес торгово-посреднической наценки в цене товаров, до уровня 20-25%. По мере развития потребительского кредитования, в тор говле будет усиливаться конкуренция и повышаться ее прозрачность;

• торговля постепенно станет одним из крупнейших потенциальных инвесторов рос сийской экономики, по мощности сопоставимым с экспорто-сырьевым сектором;

• будет усиливаться преобразующее воздействие торговли на смежные отрасли эконо мики, прежде всего, потребительский сектор промышленности. Речь идет о стандар тах качества продукции, требованиях логистики, предпродажной подготовке, после продажном обслуживании и т.д.

Графики 2.8-2.9. Параметры торгово-посреднической нагрузки на российскую экономику 2.8. Торговая наценка в цене товаров в России и 2.9. Торговая нагрузка по секторам экономики в развитых странах1 (%) (коп. на один руб. валового выпуска, 2004 г.) экспорто-сырьевой Великобритания 19. 35. сектор Германия 13. внутренне ориентированный 28. Италия 17. сектор Канада 18. торговля 1. Россия (2002) 32. США 24. инфраструктурные 7. отрасли Франция 17. социальные Япония 16.5 4. услуги 0.0 5.0 10.0 15.0 20.0 25.0 30.0 35. 0.0 5.0 10.0 15.0 20.0 25.0 30.0 35.0 40. Рассчитано по данным межотраслевых балансов за 1995 год Графики 2.10-2.11. Параметры налоговой нагрузки на российскую экономику 2.10. Структура налоговых платежей 2.11. Налоговая нагрузка по секторам экономики по секторам экономики (%, 2004 г.) (чистые налоги на один руб. добавленной стоимости, 2004 г.) социальные экспорто-сырьевой 66. услуги;

1. сектор инфраструктурные отрасли;

8. внутренне торговля;

19. ориентированный 21. сектор торговля 24. внутренне ориентированный сектор;

11. инфраструктурные экспорто- 22. отрасли сырьевой сектор;

40. социальные 6. услуги 0.0 10.0 20.0 30.0 40.0 50.0 60.0 70.0 80. Третья ось – налоговая нагрузка, генерируемая сектором социальных услуг, прежде всего – на экспорто-сырьевой сектор и торговлю.

Экспорто-сырьевой сектор Сектор Налоговая нагрузка социальных услуг Торговля Как видно из графика (см. врезку 2.6), в секторе социальных услуг около 80% состав ляет «нерыночная часть» – нерыночные услуги и ЖКХ. Мера налоговой нагрузки, генери руемой этой «нерыночной частью» - потребность в государственном финансировании при условии нормализации воспроизводства в данном секторе8. Эта потребность, по расчетам, должна составлять 13-14% ВВП (фактически – 8.1% ВВП, 2004 г.) – то есть, более трети всех доходов бюджетной системы страны.

Врезка 2.6.

Валовой выпуск в «рыночной» и «нерыночной» частях сектора социальных услуг (% к ВВП) 25.0 12. Расходы консолидированного бюджета на содержание 10. сектора социальных услуг (правая шкала) 10. 20. 8. 8. 9. 8. 8.3 8. 8. 15.0 7. 4. 6. 4. 4. 4. 5. 4. 10. 4. 8. 7. 6. 7. 6. 6.0 5. 5. 2. 2. 2. 2.9 2. 2. 2.3 2. 0.0 0. 1998 1999 2000 2001 2002 2003 рыночные услуги (без ЖКХ) нерыночные услуги ЖКХ Давление налогов, генерируемое сектором социальных услуг, распределяется между секторами пропорционально их доходам.

По абсолютной величине наибольшие платежи приходятся на экспорто-сырьевой сек тор и торговлю, суммарно обеспечивающие около 60% всех налогов (см. график 2.10). В то же время, налоговая нагрузка, измеряемая по доле чистых налогов в добавленной стоимости, распределена равномерно между внутренне-ориентированным сектором, торговлей и инфраструктурными отраслями (около 20%, см. график 2.11) и примерно вдвое ниже нагруз ки в экспорто-сырьевом секторе.

Увеличение при неизменной численности занятых средней заработной платы до уровня промышлен ности, повышение затрат на текущее содержание и ремонт объектов соцкультбыта до нормативного уровня, расширение инвестиций до уровня, обеспечивающего покрытие износа основных фондов.

Вывод.

Разрывы в конкурентоспособности генерируют масштабные перетоки добавленной стоимости между секторами экономики: от внутренне-ориентированного и инфраструктур ного сектора - в экспорто-ориентированный и торговлю, где концентрируются доходы, и да лее, через изъятие налогов - в сектор социальных услуг (см. схему 2.2).

Чистые получатели дополнительных доходов - торговля (11% ВВП, 2003 г.) и сектор со циальных услуг (10% ВВП, см. врезку 2.7).

Чистые доноры:

• внутренне-ориентированный сектор - 11% ВВП, что почти в семь раз превышает объ ем инвестиций в основной капитал в этот сектор экономики;

• экспорто-сырьевой сектор - 5% ВВП, с учетом заниженных внутренних цен на газ, по требляемый в других секторах экономики;

• инфраструктурные отрасли – 3% ВВП, что сопоставимо с объемом инвестиций в транспорт и электроэнергетику.

Врезка 2. Баланс перетоков добавленной стоимости между секторами (% к ВВП, 2003 г.) Получено Передано Сальдо Экспорто-сырьевой сектор 11.7 16.3 -4. Внутренне-ориентированный сектор 1.1 11.7 -10. Торговля 13.7 3.0 10. Инфраструктурные отрасли 5.4 8.7 -3. Сектор социальных услуг 15.6 5.2 10. Прочие отрасли 0.8 3.4 -2. Всего перетоков 48.3 48.3 0. Перетоки добавленной стоимости, с одной стороны, уравновешивают структурные дис балансы экономики, обеспечивая ее рост в условиях благоприятной мировой конъюнктуры. Но, с другой стороны, они консервируют сложившиеся дисбалансы, лишая потенциально конкурен тоспособные звенья источников развития (к таким секторам относятся внутренне ориентированный сектор и инфраструктурные отрасли).

По сути, возник замкнутый круг воспроизведения низкой конкурентоспособности ос новной части российской экономики, где создается более трети добавленной стоимости и занято почти две трети работающих. Скорость движения по этому кругу определяется мак роэкономическими параметрами - обменным курсом рубля, который занижен относительно паритета покупательной способности почти в 2.5 раза (2004 г.), сдерживанием роста энерге тических и транспортных тарифов, снижением налогов. Но использовать их в качестве ком пенсаторов структурного неравновесия можно только до определенной черты. За ней соци альные и иные издержки начинают превышать эффект, получаемый в виде дополнительных пунктов экономического роста.

Схема 2.2. Основные направления перетоков добавленной стоимости между секторами (% к ВВП, 2003 г.) Инфраструктурные отрасли 4. Внутренне Экспорто-сырьевой ориентированный 4. сектор сектор 7. Торговля 5. 1. Сектор 4. Ценовой диспаритет социальных услуг Торговая наценка Налоговое перерас пределение Таблица 2.6. Матрица перетоков добавленной стоимости между секторами (% ВВП, 2003 год) Экспорто- Внутренне- Торговля Инфра- Сектор Прочие Всего сырьевой ориентиро- структурные социальных отрасли (передано) ванный отрасли услуг Экспорто-сырьевой - 0.1 7.0 4.6 4.6 - 16. Внутренне 11. ориентированный 4.8 - 5.7 - 1.2 - Торговля 3. 1.1 - - - 1.9 - Инфраструктурные 8. отрасли 4.2 1.1 0.2 0.8 1.7 0. Сектор социаль 5. ных услуг - - - - 5.21 - Прочие отрасли 1.6 - 0.8 - 1.0 - 3. Всего (получено) 11.7 1.1 13.7 5.4 15.6 0.8 48. Величина дополнительных расходов, необходимых для нормализации воспроизводства в социальном секторе 2.4. Компенсаторы структурного неравновесия Функционирование структурно несбалансированной экономики предполагает наличие особых компенсаторов, позволяющих временно перераспределять издержки дисбалансов на те сферы, где сохраняется определенный запас прочности. К таким компенсаторам структур ного неравновесия следует отнести:

• низкие тарифы на электроэнергию и транспорт;

• низкую заработную плату;

• заниженный обменный курс рубля;

• снижение налогов на корпорации.

2.4.1. Тарифы на электроэнергию и транспорт Хотя средние тарифы на электроэнергию в России в долларовом выражении выросли за последние четыре года более, чем вдвое, они остаются в два-три раза ниже, чем в большинстве развитых стран (см. график 2.12). Аналогично обстоит дело и с транспортными тарифами: по оценке, их уровень составляет около 60% от среднего по странам «группы семи» Низкие тарифы на электроэнергию балансируют избыточную электроемкость российской экономики. Электроемкость российского ВВП примерно вдвое выше, чем в странах «группы семи» (см. график 2.13) – несмотря на относительно низкое, по сравнению с ведущими странами мира, на сыщение сферы потребления электропотребляющими бытовыми приборами и оборудованием, а также недостаточное электропотребление в ряде отраслей экономики (сельское хозяйство, социальные отрасли).

Компенсационный эффект:

• Низкие тарифы на инфраструктурные услуги в известной степени уравновешивают высокие внутренние цены на сырьевые товары (см. раздел 2.3). Это позволяет россий ским компаниям, производящим готовые товары, конкурировать с импортом в ниж них ценовых диапазонах внутренних рынков.

При этом основной эффект от заниженных тарифов на электроэнергию и транспорт получает экспорто-сырьевой сектор - в силу высокой электроемкости и транспорто емкости продукции (см. график 2.14, врезку 2.8).

• С учетом большой емкости внутренних рынков низкая стоимость электроэнергии соз дает стимулы для переноса в Россию ряда производств, в том числе, из стран Цен тральной и Восточной Европы.

• Сдерживается рост издержек в электроемком секторе социальных услуг.

Негативные последствия:

• Сдерживается модернизация электроэнергетики и транспорта, особенно, в части рас ширения и улучшения состояния электрических и транспортных сетей. Это может стать одним из главных факторов, препятствующих развитию российской экономики и консервирующих ее отставание от развитых экономик.

• В ряде случаев заниженные цены на электроэнергию стимулируют сохранение энергоем ких технологий. Высокий удельный расход энергии значительно снижает преимущест во дешевой электроэнергии. С учетом того, что электроемкость российского ВВП Оценка получена на основе данных международных сопоставлений цен аналитических категорий за 2002 год.

значительно превосходит уровень развитых странах, по соотношению цена/ эффек тивность электропотребления Россия даже проигрывает большинству ведущих стран и некоторым странам Центральной и Восточной Европы.

Основные тренды:

• Несмотря на административное сдерживание и политику сокращения «перекрестного субсидирования» рост тарифов на электроэнергию и транспортные услуги несколько опережает инфляцию. В долларовом выражении повышение тарифов ускоряется в ре зультате укрепления рубля. За последние три года (2002-2004 гг.) при общей инфля ции в 144% рост тарифов на продукцию инфраструктурных отраслей составил:

(декабрь к декабрю, %) фактически в долларовом эквиваленте Электроэнергия для промышленных потребителей 149 Грузовые перевозки 160 • Параллельно увеличению тарифов на электроэнергию происходит достаточно бы строе снижение электроемкости ВВП – в долларовом эквиваленте (по ППС) на 5-6% ежегодно (см. график 2.15). При сохранении сложившегося тренда, России потребует ся около 15 лет, чтобы достичь уровня электроемкости ВВП европейских стран.

Врезка 2.8.

Значительную роль в компенсации структурных дисбалансов играют заниженные транспортные тарифы. По данным Программы международных сопоставлений 2002 г. уровень российских транспортных тарифов состав лял 56% к уровню США и 44% к среднему уровню «группы семи». В 2004 г. разрыв уменьшился до 58% вследствие опережающего роста транспортных тарифов в России по сравнению с другими странами и укрепления рубля.

Основной эффект от занижения транспортных тарифов получал экспорто-сырьевой сектор, характери зующийся высокой транспортоемкостью товаров, которая превосходит транспортоемкость продукции экспорто-сырьевых отраслей в 14 раз.

Уровень транспортных тарифов в отдельных Транспортоемкость продукции по секторам странах (2003 г., США = 100) (тонно-км / руб., 2003 г.) Великобритания Германия экспорто-сырьевой сектор Италия Канада Россия (2002) Россия (2004) внутренне США ориентированный сектор Франция Япония 0 20 40 60 80 100 120 140 160 0 100 200 300 400 500 600 700 800 900 Графики 2.12-2.15. Тарифы на электроэнергию и электроемкость продукции секторов экономики 2.12. Тарифы на электроэнергию для промышленных 2.13. Электроемкость ВВП в отдельных странах потребителей в отдельных странах (центов за кВт-ч, 2004 г.) (1000 квт-ч / долл., 2003 г.) Великобритания 6.4 Великобритания Германия 6.5 Германия Италия 14.7 Италия Корея Корея 5. Россия (2000) Россия (2000) 1. Россия (2004) Россия (2004) 2. США США 5. Франция Франция 5. Япония Япония 12. 0 100 200 300 400 500 600 700 0.0 2.0 4.0 6.0 8.0 10.0 12.0 14.0 16. 2.14. Электроемкость продукции по секторам 2.15. Зависимость электроемкости ВВП от уровня экономики (кВт-ч / руб., 2003 г.) тарифов на электроэнергию экспорто-сырьевой 50. сектор Россия внутренне 14.9 ориентированный сектор торговля 5. инфраструктурные 49.8 отрасли страны ЦВЕ социальные страны G 61. услуги 0.0 1.0 2.0 3.0 4.0 5.0 6.0 7.0 8.0 9. 0.0 10.0 20.0 30.0 40.0 50.0 60.0 70. Электротарифы (центов за квтч) Среднее значение Электроемкость ВВП (тыс. квтч/долл.) 2.4.2. Заработная плата Особенность России – низкая заработная плата, даже рассматриваемая в соотношении с уровнем производительности труда.

Уровень почасовой заработной платы в России (промышленность – 1.7 долл., 2004 г.), по оценкам, примерно в пятнадцать раз ниже, чем в развитых странах мира. Даже с учетом более низких внутренних цен, разрыв чрезмерно велик (около шести раз).

При этом разрыв по производительности труда между Россией и ведущими странами значительно меньше – два-три раза (см. врезку 2.9).

Врезка 2. Соотношение России и других стран мира по заработной плате и производительности труда в про мышленности (Россия =1, 2004 г.) Почасовая Производство добав заработная ленной стоимости на плата одного занятого Страны Северной Европы (Норвегия, Дания, Швеция, Финляндия) 18.2 2. Страны «Группы семи» 13.5 2. Страны Средиземноморского региона (Португалия, Греция, Испания, Словения, Турция, Израиль) 5.2 1. Страны Юго-Восточной Азии (Ю.Корея, Малайзия, Сингапур) 4.0 2. Страны Центральной и Восточной Европы (Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия) 1.5 1. Страны Латинской Америки (Чили, Колумбия, Мекси ка, Венесуэла) 1.4 1. Россия 1.0 1. Новые «центры силы» Азии (Китай, Индия, Индонезия) 0.3 0. Источник: IMD World Competiteveness Yearbook, 2005;

данные по России – оценки автора Существует ряд факторов, действие которых поддерживает отмеченный разрыв меж ду заработной платой в России и странах Европы:

• неразвитость институтов, позволяющих выявлять и объективировать шкалу цен рабо чей силы в зависимости от ее квалификации, условий производства и т.п. (прежде все го, радикально занижена существующая ставка минимальной оплаты труда по срав нению с прожиточным минимумом, в 4.5 раза в конце 2004 г.);

• слабость контрактных отношений между наемным работником и работодателем в оп ределении уровня и режима оплаты труда;

недостаточность применения судебной практики защиты трудовых отношений. При широком распространении коллективных договоров с работниками, которые подписывают профсоюзы, их влияние на фактиче ский уровень заработной платы минимально;

• традиции «социального патернализма» по отношению к работникам: руководители предприятий поддерживают высокую занятость и не сокращают избыточный персо нал, компенсируя это низкой заработной платой.

Компенсационный эффект:

• Поддержка конкурентоспособности внутренне-ориентированного сектора (более чет верти занятых в экономике) на внутренних рынках за счет экономии на издержках;

• Упрощение включения российских производителей в глобальные цепочки производ ства добавленной стоимости (развертывание сборочных производств в России);

Негативные последствия:

• Рынок труда в его нынешнем виде не обеспечивает «справедливой цены» рабочей си лы ни для предпринимателя, ни для наемного работника. Это означает, что рынок труда является системным фактором риска для экономической деятельности в России.

• Возникают серьезные ограничения на развитие потребительской сферы, в первую очередь – социальной сферы. Низкая заработная плата создает препятствия для инсти туциональных преобразований в секторе социальных услуг, расширяющих возможно сти привлечения ресурсов для развития.

• Возникают ограничения на развитие человека как работника. В частности, заработная плата значительной части (60-70%) занятых в экономике делает невозможным приоб ретение жилья, получение качественных услуг образования и здравоохранения.

В ряде отраслей внутренне-ориентированного и, особенно, социального секторов низкий уровень заработной платы стал основным фактором, обуславливающим общую деграда цию трудовых ресурсов и препятствующим повышению производительности труда.

Так, в секторе социальных услуг средняя заработная плата (165 долл., 2004 г.) лишь в 1.8 раза превышает прожиточный минимум, в том числе в образовании и культуре – в 1.5-1.6 раза. Это означает, что в семье из трех человек, где оба взрослых работают в социальных отраслях, среднедушевой доход будет близок к прожиточному минимуму.

Основные тренды:

• В последние годы наблюдается ускоренный рост реальной заработной платы, пример но вдвое опережающий рост производительности труда (см. график 2.19). За три последних года (2002-2004 гг.) их динамика составила (%):

в долларовом фактически эквиваленте Заработная плата в экономике в реальном выражении 143 Производительность труда 119 • Начиная с 2004 г. наметилось снижение динамики производительности труда. Это влечет за собой и замедление роста заработной платы (см. график 2.19).

• Ускоренный рост заработной платы не ведет к повышению издержек российских ком паний в цене продукции. В последние годы доля заработной платы в цене промыш ленной продукции даже снижается (см. врезку 2.10).

Происходит это вследствие опережения роста оптовых цен (производителей) по срав нению с инфляцией: динамика заработной платы «укладывается» в вилку оптовых и потребительских цен.

Врезка 2. В промышленности доля заработной платы в валовом выпуске практически не изменилась (%):

1995 1997 2000 2001 2002 2003 9.6 11.6 9.8 11.6 12.4 12.2 10. Графики 2.16-2.19. Заработная плата и производительность труда 2.16. Заработная плата в промышленности в отдельных 2.17. Производительность труда в промышленности в отдельных странах (долл. в час, по обменному курсу, 2004 г.) странах (тыс. долл. на одного занятого, по ППС, 2004 г.) страны Северной Европы 31.5 страны Северной Европы 83. страны "Группы семи" 23.3 страны "Группы семи" 73. страны Средиземноморского региона 8.9 страны Средиземноморского региона 48. страны Юго-Восточной Азии 6.9 страны Юго-Восточной Азии 65. страны ЦВЕ 2.5 страны ЦВЕ 33. страны Латинской Америки 2.4 страны Латинской Америки 32. Россия 1.7 Россия 32. Индонезия, Индия, Китай 0.6 Индонезия, Индия, Китай 17. 0.0 5.0 10.0 15.0 20.0 25.0 30.0 35.0 0.0 10.0 20.0 30.0 40.0 50.0 60.0 70.0 80.0 90. 2.18. Соотношение заработной платы и производительности 2.19. Динамика реальной заработной платы труда в промышленности в отдельных странах и производительности труда (темпы прироста, %) (по паритету покупательной способности, 2004 г.) 3. 40.0 Соотношение реальной заработной платы 3. и производительности труда (правая 3. 20. шкала) Дания 35.0 Норвегия 19. Германия Нидерланды Бельгия 2. 30.0 Швейцария 2. 2.0 16.2 1. Финляндия 2. Австрия Швеция 25. Великобритания США 1. Франция Австралия Япония Ирландия 10.9 10. Канада 10. 20. Италия 8. Испания 0. 7. 15. 5. Израиль 5. Корея 5. 4. 10.0 Словения -1. Сингапур Греция Португалия Чехия 5. Турция Мексика Польша Чили Индия Китай 0 -2. Россия Венгрия 0. 2000 2001 2002 2003 2004 Индонезия 10 30 50 70 90 110 Индекс производительности труда, % Индекс реальной заработной платы, % производительность труда, тыс. долл./чел.

раз процентов почасовая заработная плата, долл.

2.4.3. Обменный курс.

Характерная черта российской экономики – заниженный обменный курс рубля.

Разрыв между обменным курсом рубля и паритетом покупательной способности (ППС), хотя и сокращается, все же составляет 2.4 раза (2004 г.), в то время как в странах с развитой рыночной экономикой – 0.7-1.7 раза.

Врезка 2.11.

Наблюдается обратная зависимость между, с одной стороны, соотношением валютного курса и ППС, с другой – душевыми доходами (ВВП на душу населения) (см. график 2.20). Для слаборазвитых стран боль шой разрыв курса и ППС – способ поддерживать конкурентоспособность национальных экономик ценой подавления внутреннего потребления..

Для России соотношение обменного курса и ППС (2.42 раза, 2004 г.) примерно соответствует уровню ВВП на душу населения (9.9 тыс. долл.) и близко по значению к таким странам, как Аргентина, Бразилия, Малайзия, Чили.

Компенсационный эффект:

• За счет заниженного обменного курса происходит, по сути, скрытое субсидирование экспорта со стороны секторов, ориентированных на внутренние рынки. Низкий об менный курс позволяет экспортерам повышать рентабельность, формируя производ ственные издержки по заниженным внутренним ценам (включая цену труда).

Одновременно поддерживается ценовая конкурентоспособность внутренне ориентированных отраслей по отношению к импорту.

• За счет улучшения финансовых показателей компаний реального сектора расширяют ся возможности для сбора налогов и сбалансированного повышения цен на продук цию и услуги инфраструктурных монополий.

Негативные последствия:

• Увеличивается диспаритет внутренних цен между торгуемыми товарами экспорто сырьевых отраслей и товарами и услугами отраслей, ориентированных на внутренний рынок. Усиливается сырьевая ориентация экономики как результат повышения инве стиционной привлекательности экспорто-ориентированных отраслей по сравнению с другими секторами.

• Ухудшаются условия для модернизации производственной базы экономики на основе импорта технологий и оборудования. Из-за высоких внутренних цен на импорт про межуточных товаров возникают барьеры для развертывания в стране сборочных про изводств на базе импортных комплектующих.

• Стимулируется долларизация активов корпораций и населения, увеличивается вывоз капитала. Усиливается нагрузка на экономику со стороны внешнего долга.

Врезка 2.12.

Баланс между позитивными и негативными последствиями низкого обменного курса определяется вы бором экономической политики и эффективностью ее организационного механизма.

В российских условиях политика «слабого рубля» предполагает механизмы перераспределения экспорт ных доходов в другие сектора экономики, в частности, с помощью налогов. При этом усиление налогово го давления на экспортеров стимулирует вывоз капитала. Таким образом, политика «слабого рубля» предъявляет повышенные требования к государственному администрированию в следующих областях:

налоговое и бюджетное администрирование, валютное регулирование, структурная политика.

Основной тренд:

• В последние годы происходит быстрое укрепление рубля, особенно по отношению к доллару. Эта же тенденция, причем, возможно, с большей интенсивностью (из-за ве роятной стабилизации курса евро к доллару) продолжится и в перспективе:

(темп роста реального обменного курса рубля за период, %):

2002-2004 2005- реальный эффективный курс 106.5 117. индекс реального курса по бивалютной 130.0 118. корзине (доллар – 70%, евро – 30%) обменный курс доллара 143.9 116. обменный курс евро 97.5 121. Источник: прогноз Минэкономразвития России, июнь 2005 г.

• В 2004 г. девальвационный эффект кризиса 1998 г. оказался полностью исчерпан - со отношение обменного курса рубля и ППС сравнялось с уровнем 1997 г. (см. график 2.21). К 2008 г. ожидается, что это соотношение достигнет 1.7, что близко к значениям этого показателя для Греции и Португалии.

2.4.4. Налоговая система Уровень налоговой нагрузки на экономику в России примерно соответствует среднему уровню в развитых странах (см. врезку 2.13, график 2.22). Однако, обращают на себя внимание следующие особенности:

• существенно ниже, чем в развитых странах – налоги на доходы населения и налоги на капитал и имущество (последнее отчасти связано с заниженными оценками основного капитала российских компаний);

• существенно выше, чем в развитых странах - налоги на доходы корпораций.

• почти 1/5 всех налогов составляет специфический российский налог – экспортные пошлины.

Таким образом, фундаментальная особенность российской налоговой системы:

низкие прямые налоги на доходы населения компенсируются высокими экспортными по шлинами и налогами с корпораций.

Врезка 2.13.

Налоги в России и странах «семерки» (% к ВВП) Россия, 2005 г. Средний уровень по странам «Группы семи» (2003 г.) Налоги всего 36.6 34. с корпораций1 11.5 8. на товары и услуги 9.1 9. на физических лиц2 3.3 12. экспортные пошлины 6.3 - на капитал и имущество 0.8 3. другие налоги 5.5 1. Налог на прибыль и отчисления на социальное страхование, включая пенсионное страхование, выплачиваемые работодателями Налог на доходы физических лиц и отчисления на социальное страхование, выплачиваемые работниками Компенсационный эффект:

• Низкие налоги с физических лиц балансируют невысокий уровень заработной платы, поддерживая емкость внутреннего потребительского рынка. Тем самым, косвенно под держивается конкурентоспособность компаний внутренне-ориентированного сектора;

• За счет перераспределения налоговой нагрузки на доходы от экспорта обеспечивается прямая поддержка внутренне-ориентированного сектора.

По оценке, по всем каналам (экспортные пошлины, НДПИ, налог на прибыль) налого вая система улавливает до 0.85 долл. от каждого доллара дополнительного повыше ния экспортных цен на нефть сверх 25 долларов за баррель.

Негативные последствия:

• Из-за перераспределения налоговой нагрузки на экспорт снижается устойчивость на логовой системы, усиливается ее зависимость от мировой конъюнктуры;

• Установка на максимальное налоговое изъятие дополнительных доходов экспортеров углеводородов ведет к снижению стимулов наращивания экспорта и эффективного недропользования;

• Низкий уровень налогового изъятия доходов населения («плоская» шкала подоходно го налога) способствует усилению экономической дифференциации населения.

Основной тренд:

• В последние годы происходило снижение налогов на внутреннее производство при расширении налогового изъятия экспортных доходов.

Ожидается, что в ближайшие годы вероятное снижение цен на нефть приведет к су щественному сокращению налогов на экспорт.

• Вероятно дальнейшее снижение налоговой нагрузки на корпоративный сектор в связи с изменением порядка возврата НДС по экспорту и капитальному строительству и с возможным снижением ставки НДС.

• В перспективе ожидается перенос налоговой нагрузки с корпоративного сектора на домохозяйства (расширение налогов на имущество).

Врезка 2.14.

Доходы бюджетной системы России Структура доходов бюджетной системы (% к ВВП) (% к итогу) 1. 45.0 60. 16.5 19. 23. 26.6 20. 18. 39. 40.0 37. 36.8 37. 35.6 0. 50. 35.0 33.1 32. 36. 35. 30.0 40. 0. 25.0 83. 73. 80. 30.0 76. 80.0 81. 20.0 0. 15.0 20. 0. 10. 10. 5. 0. 0.0 0. 2003 2004 2005 2006 2007 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Вывозные пошлины, НДПИ Доходы бюджетной системы Мировые цены на нефть (Urals) "Неэкспортные" доходы бюджетной системы % ВВП долл. за баррель Графики 2.20-2.21. Соотношение обменного курса и паритета покупательной способности (ППС) 2.20. Зависимость соотношения обменного курса 2.21. Соотношение обменного курса рубля и ППС от уровня ВВП на душу населения (по ППС) по странам и ППС (раз) (2003 г.) Эфиопия 5. 4. Бурунди 4. 3. 4. 3. 3. Украина Индия 3.5 3. 3. Туркмения 5 2. Киргизия 3. Китай 2. 2. Белоруссия 2.5 2. Ю.Африка 2. 2. Грузия Румыния Аргентина 3 Молдова Россия 1. Бразилия 1.5 1. Египет Словакия 1. Малайзия Венгрия Турция Чехия Польша Чили 1. Португалия Иемен Австралия Мексика Италия 0. Испания Марокко Канада Саудовская Аравия Израиль Великобритания 1 Германия США Швеция Швейцария Япония 0. 0 5000 10000 15000 20000 25000 30000 35000 ВВП на душу населения по ППС, долл.

Графики 2.22-2.23. Налоговые доходы 2.22. Налоговые доходы по странам (% к ВВП, 2002 г.) 2.23. Структура налоговых доходов по странам (%, 2002 г.) 100% 90% 44. 43. 80% 36. 36. 35. 34.1 70% 60% 25. 25. 50% 40% 30% 20% 10% 0% Прочие налоги, в том числе на экспорт Налоги на физических лиц Н курс/ППС, раз США США Канада Италия Япония Канада Италия Япония Франция Франция Германия Германия Россия (2005) Россия (2005) Великобритания Великобритания 3. Социальные тренды 3.1. Ухудшение социальных характеристик на фоне роста благосостояния В социальной среде развиваются два фундаментальных процесса, парадоксальным обра зом сочетающихся между собой.

Первый – интенсивный рост благосостояния населения, характеризующийся следующи ми параметрами:

• быстрым увеличением реальных денежных доходов, в первую очередь за счет роста реальной заработной платы. За пять лет (2000-2004 гг.) прирост реальных располагае мых доходов составил 69%, заработная плата увеличилась в 2.1 раза;

• существенным расширением личного потребления населения, составившим за пять лет более, чем 1,5 раза;

• повышением потребительских стандартов, что проявляется в опережающем росте по купок непродовольственных товаров и в расширении потребления некоторых видов качественных услуг;

• значительным увеличением сбережений населения при одновременном росте потре бительских кредитов. Объем депозитов населения в банках за пять лет в номинальном выражении возрос в 6.7 раза, кредитов – в 22 раза10;

Рост сбережений и кредитования населения начинает существенно менять профиль потребительского спроса в части капитальных благ;

• наращиванием объемов жилищного строительства. Вводы жилья увеличились за пять лет на 28% и достигли в 2004 г. 41 млн. кв. м.

Второй - новая волна ухудшения основных социальных характеристик, таких как ожидае мая продолжительность жизни, состояние здоровья населения и уровень преступности:

• сокращается средняя ожидаемая продолжительность жизни, за последние пять лет - на 2 года (см. график 3.2);

• растет смертность в трудоспособном возрасте, за пять лет – почти на четверть (см.

график 3.4);

• ухудшается состояние здоровья населения, ускоренно распространяются «социаль ные» болезни (наркомания, ВИЧ-инфекция), сохраняется массовый алкоголизм (см.

график 3.6);

• сохраняется высокий уровень преступности, наблюдается рост тяжких и особо тяжких преступлений (см. график 3.8 ).

Из-за ухудшения социальных характеристик Россия потеряла высокое место в пози циях международных рейтингов. По оценке Программы развития ООН, индекс человеческо го развития России составляет 0.795 (уровень Бразилии, Малайзии, Румынии), причем рей тинг страны снизился до 62 места в 2003 г. против 57 в 2002 г.

В 2004 г. годовой объем выданных потребительских кредитов достиг 39% продаж непродовольст венных товаров 3.2. Факторы социальных трендов В основе отмеченных социальных трендов лежат три группы факторов:

• устойчивые демографические тенденции;

• усиление социального расслоения и сохранение масштабной бедности;

• деградация социальной инфрастуктуры.

3.2.1. Устойчивые демографические тенденции Демографические тенденции приобрели устойчиво негативный характер, имеющий долгосрочные последствия. Они проявляются в низкой продолжительности жизни и в увели чении естественной убыли населения, определяемой опережающим, по сравнению с динами кой рождаемости, ростом смертности (см. врезку 3.1).

В России средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении на 12-17 лет ни же, чем в ведущих странах (см. графики 3.1, 3.2). Естественная убыль населения за 2000-2004 гг.

превысила 4.5 млн. человек, а в период до 2010 г. ожидается, что она составит 4.4 млн. человек.

Врезка 3.1.

Среднегодовые значения показателей воспроизводства населения и ожидаемой продолжительности жизни (на 1000 населения) 1986-1990 1991-1995 1996-2000 2001- Рождаемость 15.7 10.2 8.7 10. Смертность 10.7 13.7 14.3 16. Естественный прирост (убыль) населения 5.0 -3.5 -5.7 -6. Ожидаемая продолжительность жизни, лет 69.4 66.1 66.2 65. Рождаемость в России находится примерно на том же уровне, что и в ведущих стра нах (9-14 рождений на 1000 человек населения), в последние годы наметилась тенденция к ее устойчивому росту. В то же время укрепились социальные факторы, сдерживающие повы шение рождаемости:

• фактическое разрушение системы государственной поддержки семьи. На эти цели сей час направляется 0.3% ВВП11, в то время, как в развитых странах мира - 2-2.5% ВВП;

• низкие возможности для улучшения жилищных условий семей, что определяется высо кой стоимостью приобретения и строительства нового жилья. Число проданных на пер вичном рынке квартир населению снизилось по сравнению с началом десятилетия с 39. тыс. до 29.3 тыс. (2004 г.), при этом, более всех квартир продается в г. Москве12.

• ухудшение системы охраны женского здоровья.

Семейные и материнские пособия, включая пособия по беременности и родам, при рождении ребенка и ряд других. В начале 90-х годов семейные и материнские пособия составляли 2.1% ВВП, в середине 90-х – 1% ВВП.

О напряженности в обеспечении жильем свидетельствует увеличение периода ожидания в очереди на предоставление жилья. В 1995 г. доля семей, состоящих на учете 10 лет и более, составляла 19.2% очередников, в 2003 г. – 40.1%, в 2005 г. – 42.3%.

Смертность в России, в отличие от рождаемости, значительно превосходит уровень ведущих стран, разрыв достигает 1.6-2 раза (см. график 3.3). Среди социальных причин, обу славливающих высокую смертность, следует выделить:

• смертность от заболеваний системы кровообращения, органов пищеварения, превы шающую уровень развитых стран примерно вдвое (см. график 3.5);

• повышенный риск смерти от несчастного случая, отравления или травмы. По сравне нию с ведущими странами в России в 3.6-7.2 раза чаще умирают от несчастного случая и других внешних воздействий, не связанных с заболеваниями (см. график 3.7);

• высокое потребление алкоголя, в том числе, некачественного. Покупки алкогольной продукции, по данным Росстата, выросли в 2004 г. по сравнению с 1999 г. на 21% и составили 9.5 литров на человека в год (в пересчете на чистый алкоголь).

Остается чрезвычайно высоким уровень заболеваемости населения. Характерная черта первой половины текущего десятилетия – распространение новых заболеваний социального характера:

• ускоренное распространение ВИЧ-инфекции. На середину 2004 г. в стране было, по официальным данным, 290 тыс. ВИЧ-инфицированных (см. график 3.6). В то же вре мя, по альтернативным оценкам, численность заболевших ВИЧ-инфекцией на конец 2003 г. составляла 860 тыс. человек, преимущественно в молодых возрастных группах, на которые приходилось до 80% всех инфицированных в стране;

• устойчивое распространение наркомании, прежде всего в молодежной среде. По офи циальным данным, на конец 2003 г. на учете в лечебно-профилактических учреждени ях состояло 330 тыс. наркоманов. По другим оценкам, численность наркоманов вы росла к 2004 г. до 6-9 млн. чел., 60% из них составляют лица в возрасте от 18 до 30 лет.

3.2.2. Усиление социального расслоения и сохранение масштабной бедности Особенность России – усиление социальной дифференциации на фоне общего по вышения благосостояния населения.

По официальным данным, разрыв в доходах 10% наиболее и наименее обеспеченных семей (коэффициент фондов) вырос до 14.8 раз в 2004 г. против 14.1 раза в 1999 г. (см. график 3.12). Это в полтора-два раза превышает аналогичный показатель континентальных европей ских стран (см. график 3.11).

В действительности, экономическая дифференциация населения еще выше. Со гласно альтернативным оценкам (ЦМАКП), в 2003-2004 гг. коэффициент фондов состав лял 19 раз (см. врезку 3.2).

Врезка 3.2.

Официальная методика Росстата по измерению уровня бедности имеет недостатки вследствие:

а) завышения расчетного среднедушевого дохода б) использования в расчетах некорректных значений дисперсии доходов.

Результаты расчетов по методике, устраняющей недостатки официальной статистики, приводят к вы воду о наличии более глубокой, по сравнению с официальной, поляризации населения по уровню денежных доходов и больших масштабах бедности. В 2004 году, согласно расчетам ЦМАКП, к бедным относилось 27% численности населения (почти 40 млн. чел.).

Графики 3.1 - 3.4 Демографические тренды 3.1 Ожидаемая продолжительность жизни 3.2 Ожидаемая продолжительность жизни населения России и развитых стран (2003 г., лет) населения России (лет) 79 55 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 мужчины женщины 3.3 Смертность населения в России и развитых странах 3.4. Смертность населения (2001 г., на 1000 человек) в России (на 1000 человек) 18.0 16 16. 16 16. 15. 14. 10 13. 12. 8 11. 10. 8. 2 6.0 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Общая смертность Смертность мужчин в трудоспособном возрасте (правая шкала) США Канада Россия Япония Италия Франция Германия Великобритания на 100 000 человек США Канада Япония Италия Франция Германия Россия Великобритания Графики 3.5 - 3.8. Социальные индикаторы: уровень заболеваемости и преступности 3.5. Смертность населения от заболеваний в России и разви- 3.6. Распространение отдельных “социальных” тых странах мира (на 100 тыс. чел.)1 заболеваний (на 100 тыс. чел.) 300 150 0 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 наркомания ВИЧ-инфицированные алкоголизм (правая шкала) Численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях Смертность населения от заболеваний (от инфекционных и паразитарных болезней, злокачественных новооборазований, болезней системы кровообращенния и органов дыхания и пищеварения), 1997 г.

3.7. Смертность от несчастных случаев, самоубийств и других 3.8. Число тяжких и особо тяжких преступлений, внешних воздействий в России и развитых странах мира (тыс.) (на 100 тыс. чел.) 200 194. 50.7 53.4 37.7 37. 34. 34. 26. 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 Убийства и покушения на убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, грабежи и раз бои, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков США Канада Япония Италия Франция Германия Россия Великобритания США Канада Япония Италия Франция Германия Россия Великобритания Основными факторами усиления дифференциации доходов являются:

• экстремально высокая дифференциация в заработной плате. Разрыв в оплате труда между 10% работников с самой высокой и с самой низкой заработной платой достига ет 26-30 раз13;

• низкий уровень пенсий, имеющий, к тому же, тенденцию к дальнейшему уменьшению относительно заработной платы. Соотношение средней пенсии и средней заработной платы сократилось до 28% в 2004 г. против 29.5% в 1999 г. (см. графики 3.9 и 3.10);

• высокий уровень безработицы, составляющий около 6 млн. человек (2004 г. – 7.9% экономически активного населения).

Значительная дифференциация в доходах, в свою очередь, оказывает негативное воз действие на уровень бедности.

Несмотря на постепенное снижение, уровень бедности остается достаточно высоким.

По официальным данным в 2004 г. к числу бедных (лицам с доходами ниже прожиточного минимума) относилось 17.8% всего населения, по альтернативным оценкам - 27-28%. По со циологическим опросам, в период 2001-2003 гг. бедность сохранялась примерно на постоян ном уровне, составившем около 40% численности населения14.

Врезка 3. Субъективные оценки уровня материального благосостояния населения России (в % к числу опрошенных) 20011, 20021, 20031, 20042, 20052, ноябрь ноябрь ноябрь ноябрь май "Мы едва сводим концы с концами: денег не хватает даже 22 19 15 18 на продукты" “На продукты денег хватает, но покупка одежды вызыва 44 41 45 41 ет серьезные затруднения" "Денег хватает на продукты и одежду, но покупка вещей 27 32 31 31 длительного пользования для нас затруднительна" "Мы можем без труда приобретать вещи длительного 7 7 8 9 пользования, но не действительно дорогие вещи" "Мы можем позволить себе достаточно дорогие покупки - 0.4 0.4 0.0 0.0 0. квартиру, дачу и др."

Источники: 1ВЦИОМ «Мониторинг общественного мнения», 2Аналитический Центр Юрия Левады «Вест ник общественного мнения». Ответы респондентов на вопрос “К какой из следующих групп населения Вы могли бы отнести себя, скорее всего ?” Характерные черты российской модели бедности:

• Феномен «работающих бедных». В состав малообеспеченных семей попадают заня тые в секторе социальных услуг (здравоохранении, образовании, культуре). Почти у 40% работников здравоохранения и образования заработная плата остается ниже про житочного минимума для трудоспособного населения.

Согласно последним обследованиям заработной платы Росстата за апрель 2003 г. и 2004 г.

Речь идет о субъективных оценках масштабов бедности (доля тех, кто считает, что их доходы ниже уровня бедности). Источник: Аналитический Центр Юрия Левады. Проект «Динамика бедности в России».

http://www.levada.ru/dynamicabed.html • Распространение застойных форм бедности. С середины 90-х годов профиль россий ской бедности стал качественно меняться. Возникла тенденция к самовоспроизведе нию малообеспеченных слоев населения, обусловленная неравенством в доступе к ка чественным ресурсам развития человеческого капитала. Согласно результатам РМЭЗ15, доля «постоянно бедных в течение пяти лет» достигала 10-13% численности населения (2000 г.), сегодня она составляет порядка 7%.

• Высокая доля многодетных семей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума.

Согласно обследованию РМЭЗ, в 2003 г. 21% детей проживали в семьях с доходами ниже прожиточного минимума.

• Наличие значительного слоя населения с доходами, формально превышающими про житочный минимум, но при этом вплотную примыкающих к черте бедности. По оценке, наиболее часто встречающееся значение доходов («мода» распределения на селения по доходам) всего лишь на 10-12% превышает уровень прожиточного мини мума. Таким образом, при любом изменении конъюнктуры количество бедных может резко увеличиться, что существенно ограничивает возможности для реформирования здравоохранения и образования, а также жилищного сектора.

3.2.3. Ухудшение качества социальной инфрастуктуры Особенность российской социальной инфраструктуры – ее значительные масштабы при недостаточном объеме финансирования.

По масштабам сектор социальных услуг мало изменился по сравнению с началом 90-х годов. Объем конечного потребления государственных учреждений, оказывающих социаль ные услуги16, фактически сохранялся на одном уровне в течение 90-х годов, а в последние пять лет стал увеличиваться (см. график 3.14).

По финансированию ресурсное обеспечение социальной инфрастуктуры отстает и от потребностей в объемах предоставляемых услуг, и от уровня ведущих стран:

• снижение финансирования (в реальном выражении) по сравнению с 1993 г. достигало в 1996-1999 гг. 26-31%. Эти провалы оказали разрушительное воздействие на состоя ние сектора социальных услуг;

• ситуацию усугубляет низкий объем государственного финансирования, что особенно заметно в сравнении с развитыми странами (см. графики 3.13, 3.15).

Разрыв между масштабами сектора социальных услуг и объемами его финансирования, составляющий около 6% ВВП (2004 г.), привел к эффекту «ресурсно-институциональной ворон ки». Из-за нехватки ресурсов ухудшается качество институтов, последнее ведет к падению эф фективности использования ресурсов и еще большему усилению их нехватки. Закрепляется мо дель финансирования социальных услуг, базирующаяся на «содержание бюджетной сети», а не на оплате оказанных услуг в соответствии с их количеством и качеством. Такая модель является относительно «дешевой» (малозатратной), однако она полностью дестимулирует производите лей услуг повышать их качество.

Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения.

Конечное потребление государственных учреждений в части индивидуального потребления товаров и услуг – здравоохранения, образования, социального обеспечения и культуры Графики 3.9-3.12. Тренды в уровне оплаты труда, уровне пенсий, в дифференциации доходов 3.9. Динамика реальной заработной платы 3.10. Соотношение между средней пенсией и средней и пенсий (1995=100) начисленной заработной платой (коэффициент замещения, %) 180 37. 31. 80 34. 60 40 29. 28. 25. 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Реальный размер средних назначенных месячных пенсий 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Реальная средняя начисленная заработная плата 3.11. Дифференциация доходов населения в России и развитых 3.12. Изменение экономической странах (коэффициент фондов, раз 1) дифференциации населения в России 140.0 16. 19. 132. 15. 15. 14. 13. 120. 15. 11. 14. 10. 106. 9. 14. 100. 8 6. 14. 4. 14. 80. 13. 78. 13. 13. 60. 12. 40.0 12. Соотношение между средними уровнями денежных доходов 10% населения с самыми высокими 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 доходами и 10% населения с самыми низкими доходами Реальные располагаемые доходы Коэффициент фондов, данные Росстата коэффициент фондов, раз США реальные доходы, в % к 1995 г.

Канада Япония Италия Франция Германия (ЦМАКП) (Росстат) Россия Россия Великобритания Особо острое положение сложилось в жилищном секторе. Хотя вводы жилья в по следние годы устойчиво растут, этих объемов недостаточно компенсации износа жилищного фонда (см. график 3.16).

Врезка 3.4.

Согласно оценкам Госстроя России, в 2001 г. 290 млн. кв. м жилищного фонда (10.3%) нуждалось в капи тальном ремонте и перестройке коммунального жилья в отдельные квартиры, еще 250 млн. кв. м – в ре конструкции. Средний износ домов в 2002 г. составлял около 50%, достигая в некоторых регионах страны кри тического уровня в 70%..

Закономерно быстрое, в два раза за последние пять лет, нарастание объемов ветхого и аварийного жилья. В 2004 г. объем такого жилья, по данным Росстата, превысил 93 млн. м (3.2% всего жилищного фонда), в нем проживало около 6 млн. чел.

Ухудшение качества жилищного фонда требует увеличения его капитального ремонта, с соответствующим ростом затрат. Хотя объемы капитального ремонта ежегодно возрастают на 4-5%, они остаются более, чем вдвое ниже уровня середины 90-х годов (4.8 млн. м2 в 2004 г. против 11.7 млн. м2 в 1995 г.).

Кризисная ситуация сложилась в коммунальном хозяйстве. По оценке Минэкономраз вития, «нарастание износа и повреждаемости основных фондов коммунальной инфраструк туры привело к чрезмерно высокой вероятности катастроф в поселениях, затрагивающих миллионы людей и сотни предприятий, что подтверждается авариями на коммунальных объ ектах в ряде регионов». На восстановление основных фондов коммунального хозяйства тре буется около 57 млрд. долл. (2004 г.), что примерно в 20 раз превышает годовой объем инве стиций в эту отрасль.

Врезка 3. Износ основных фондов коммунальной инфраструктуры (в %, 2004 г.) в среднем менее 30% 31-65% 66-70% Котельные 54.5 9.0 54.5 36. Тепловые сети 62.8 5.6 60.9 33. Водопроводные сети 65.3 1.5 62.2 36. Канализационные сети 62.5 3.4 62.5 34. Источник: Министерство регионального развития Российской Федерации В целом, масштабы деградации социальной инфраструктуры и устойчивость трен дов ее нарастания станут в долгосрочной перспективе одним из ключевых источников кризисных ситуаций.

Графики 3.13.- 3.16. Тренды в социально ориентированных секторах 3.13. Государственные расходы на образование 3.14. Потребление социальных услуг государственного сектора в России и развитых странах мира (2003 г., % к ВВП) и объемы финансирования1 (1993 г.=100%) 8.1 8 110 106 106 6. 6.0 5. 5.0 4.1 3. 3. 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 Расходы государственных учреждений на индивидуальные товары и услуги Расходы на образование, здравоохранение и культуру бюджеты, внебюджетные фонды, население 3.15. Государственные расходы на здравоохранение 3.16. Вводы жилой площади и обеспеченность в России и развитых странах мира (2002 г., % к ВВП) населения жилой площадью 70 8. 7. 20. 6. 6. 7 6. 6.4 6.4 20. 19. 18. 40 18. 17.4 4 3. 16. 30 0 1990 1992 1994 1996 1998 2000 2002 Вводы жилой площади Обеспеченность жилой площадью (правая шкала) США Канада Россия Япония Италия Франция Германия Великобритания кв. м на человека млн. кв. м общей площади США Канада Россия Япония Италия Франция Германия Великобритания 4. Факторы долгосрочного развития 4.1. Методология Особенность предстоящего 15-летнего периода – резкий рост неопределенности в раз витии глобальных экономических процессов и, одновременно, качественное усиление их воздействия на Россию.

Основные источники глобальной неопределенности:

• Профиль глобализации, изменение расстановки сил и характер взаимоотношений в четырехугольнике США – ЕС – Китай - Индия, воздействие этих изменений на общие «правила игры». Сохранит ли глобализация преимущественно универсалистский и, притом, американо-центричный характер – или возрастающая роль Китая и Индии приведут к формированию особой, азиатской, модели глобализации?

• Устойчивость и плавность трансформации мировой финансовой системы. Приведет ли драматическое увеличение цен на углеводороды в первой половине текущего десятиле тия, рост сбережений в странах Азии и, одновременно, «двойной дефицит» в США к по тере устойчивости американской валюты и глобальному финансовому кризису?

• Соотношение глобализации и контрглобализации, его влияние на национальную идентичность и конфликтность мировых процессов. Насколько устойчива будет си туация в странах-поставщиках энергетических ресурсов? Усилится ли экономическая мощь исламских государств и каков будет характер их взаимодействия с другими глобальными игроками?

• Возможное формирование дуги нестабильности, охватывающей Южную, Юго Восточную и Центральную Азию, Ближний Восток, Балканы, Экваториальную и Се верную Африку. Влияние этого фактора на распространение терроризма, оружия мас сового поражения, военно-политическую обстановку, распространение наркотиков, общую стабильность в странах Южной Европы, Евразии и Азии.

• Влияние демографических процессов – старение населения в развитых западных странах плюс «избыточность» трудоспособного население в азиатских – на глобаль ную миграцию и системы социального обеспечения развитых стран.

• Распространение новых технологий, включая технологии «двойного назначения», их влияние на потребление традиционных ресурсов (в том числе углеводороды) в различных регионах мира, а также на социальную и экономическую дифференциацию стран.

В условиях растущей неопределенности, цель долгосрочного прогноза – не угадыва ние темпов роста и других параметров социально-экономического развития России, а, скорее, качественный анализ «пространства возможностей», определение условий оптимальной тра ектории развития.

Другими словами, цель – определение нескольких «типичных» (базовых) сценариев, в соответствии с которыми может развиваться российская экономика с учетом всего комплек са внутренних и внешних факторов и устойчивых трендов. Содержание этих сценариев со стоит прежде всего в улавливании точек насыщения и смены качества базовых процессов.

Такой подход предполагает следующую последовательность этапов построения прогноза.

1. Определение рамок долгосрочного развития и их развертывание в набор факторов со циально-экономических процессов. Выделяются три такие рамки:

внешняя, задаваемая глобальными процессами;

внутренняя, связанная с устойчивыми демографическими и социальными процессами;

внутренняя, связанная с трендами эволюционирования сложившейся модели россий ской экономики. Эти тренды будут наиболее значимы в предстоящие три-пять лет, за тем их роль все сильнее будет размываться.

2. Анализ факторов, который включает определение:

основных трендов, наиболее существенных для российской экономики;

дополнительных возможностей;

рисков.

3. Определение механизма долгосрочного развития, в наибольшей степени отвечающего реализации перспективных возможностей.

4. Выделение «критических узлов» - проблемных точек, в которых наиболее вероятен слом тенденций и качественные изменения в развитии социально-экономической системы – достигается совмещением рамок долгосрочного развития и наложением их на ось времени.

5. Построение «дерева возможностей», определяемого альтернативами развития в каж дом из критических узлов. Дерево возможностей - иерархически-ориентированный граф, вершины которого соответствуют критическим узлам, а ребра – путям, выходя щим из данного узла, т.е. альтернативным направлениям развития анализируемых процессов во времени.

6. Определение качественных сценариев социально-экономического развития, как набо ра взаимосвязанных критических узлов и путей.

7. Определение количественных параметров сценариев, рассчитываемых с помощью экономико-математических моделей.

На среднесрочную перспективу (2006-2008 гг.) параметры определяются на основе по квартальной балансово-эконометрической модели (345 уравнений, 449 переменных).

На последующий период (2009-2020 гг.) параметры определяются по балансовой мо дели долгосрочного прогнозирования, построенной на основе межотраслевого баланса, системы национальных счетов и моделей отдельных секторов экономики.

4.2. Рамка 1: внешние условия 4.2.1. Управление и контроль Наиболее значимые тренды • Формирование новых моделей идентичности, в том числе на конфессиональной и ре гиональной основе, как реакция на глобальные процессы универсализации и размыва ния национальных суверенитетов. Новые модели идентичности могут стать основой для изменения конфигурации межстрановых альянсов и союзов.

• «Виртуализация» реальности на базе распространения информационных (цифровых) технологий через СМИ и другие средства массовых коммуникаций. Появление новых технологий «контроля за сознанием» (control of mind). Нарастание риска ослабления демократических институтов гражданского участия и контроля.

• Повышение мощи транснациональных компаний (ТНК) и их роли в глобальных про цессах, создающее потенциальный конфликт между ТНК и национальными система ми управления.

Одновременно вероятна тенденция усиления суверенитета национальных государств по отношению к стратегически значимыми ресурсами развития. На этой основе ожи дается усиление связи ТНК и национальных правительств, формирующее консолиди рованную мощь «национальных и региональных чемпионов».

• Развитие сетевых структур в бизнесе и гуманитарной сфере, несущее вызов иерархиче ски организованным политическим институтам. Повышение роли во внутриполитиче ских процессах неправительственных организаций, имеющих выход во внешний мир.

• Усиление воздействия глобальных миграционных процессов (Азия – Европа) на соци альные системы развитых стран – пенсионное обеспечение, социальное страхование, здравоохранение, общее образование.

• Возникновение новых источников угроз, связанных с сетевыми террористическими структурами и с повышением доступности для них высокотехнологичных видов оружия.

Возможности для России • Повышение востребованности России как регионального лидера и гаранта стабильно сти на евроазиатском пространстве.

• Экспансия российского капитала, создающая основы для распространения экономи ческого и гуманитарного влияния России в сопредельных странах.

• Повышение значимости российского культурного потенциала, возможное повышение вос требованности русского языка для межнационального и межконфессионального диалога.

Риски для России • Снижение эффективности существующих механизмов и моделей государственного управления в результате экспансии глобальных бизнес-сетей, виртуальных техноло гий, деятельности глобальных неправительственных организаций.

• Формирование качественно новых стратегических вызовов, связанных с терроризмом, миграцией, гуманитарной и экономической внешней экспансией.

• Снижение уровня национального контроля за стратегически важными отраслями и сферами деятельности (энергетика, транспорт, финансы), а также за стратегически значимыми ресурсами.

• Усиление регионализации страны и социально-экономической дифференциации ре гионов.

• Втягивание сопредельных центрально-азиатских и закавказских стран в глобальную дугу нестабильности, с вероятным распространением нестабильности на российские регионы Кавказа и Поволжья.

• Размывание российской идентичности, сопровождаемое множественными конфлик тами, вероятным усилением ксенофобии и национализма.

4.2.2. Энергетические ресурсы Наиболее значимые тренды • Спрос на энергию будет увеличиваться, однако, примерно вдвое медленнее по срав нению с ростом мировой экономики. Ожидается, что к 2020 году потребление энерго ресурсов возрастет примерно в полтора раза (по отношению с 2000 г.) против увели чения в предшествующее двадцатилетие на одну треть. Мировые запасы органическо го топлива позволяют обеспечить этот рост.

• Произойдут сдвиги в региональной структуре энергопотребления. Основной прирост спроса на углеводороды (особенно на нефть) будет предъявляться со стороны дина мично растущих азиатских экономик, прежде всего, гигантов – Китая и Индии, не имеющих собственных достаточных источников дешевой энергии.

• Для традиционных центров потребления энергоресурсов (ЕС, США) будут характерны:

низкий прирост спроса на углеводороды, связанный как с ускорением процессов энер госбережения, так и невысокими темпами экономического роста;

сдвиги в энергетическом балансе в пользу экологически чистого топлива - природного газа.

• Вероятно формирование и интенсивный рост новых мировых рынков энергоносите лей, в частности - сжиженного газа.

• Вероятно ужесточение экологических требований (выбросы СО2) к производству и по треблению энергоресурсов. Действие данного фактора может существенно повлиять на размещение энергоемких производств (химия, металлургия), выводимых из развитых стран.

• Наиболее жесткий баланс спроса и предложения будет складываться в отношении дешевой нефти. Высока вероятность того, что в целом пик мировой нефтедобычи уже пройден и в пределах прогнозного периода обозначится ее понижательный тренд. К тому же, для ряда традиционных ареалов нефтедобычи и экспорта нефти (Ближний Восток, Западная Африка и др.) характерны нестабильность, высокие политические и экономические риски.

Ограничения по нефти будут, по всей видимости, генерировать тенденции:

сохранения высоких цен на нефть, что позволит вовлекать в разработку мелкие и труднодоступные месторождения;

обострения борьбы между мировыми «центрами силы» за доступ к месторождениям углеводородов и контроль за регионами их добычи и трафиками транспортировки;

интенсивных поисков заменителей традиционной нефти – вязкая нефть, нефтесо держащие сланцы и пески, а также производство синтетических топлива и водорода на базе природного газа, угля и, возможно, ядерной энергии (термохимическое раз ложение воды).

• Конкуренция за доступ к источникам нефти и увеличение доли природного газа в энергобалансах развитых стран с высокой вероятностью приведет к формированию элементов глобальной системы энергетической безопасности и изменению и ужесто чению «правил игры» на энергетических рынках. В частности, речь идет о:

снижении политических и экономических рисков для потребителей энергии и инве сторов в добычу и инфраструктуру;

расширении доступа производителей энергоносителей ко всем звеньям цепочек создания стоимости на основе использования первичных энергетических ресурсов.

Возможности для России связаны с увеличением ее роли в обеспечении стабильно сти энергоснабжения мировых центров силы и ее присутствия на мировых рынках энергоно сителей. Речь идет о расширении поставок углеводородов по следующим маршрутам:

нефть – в восточном направлении (Китай, Япония) и по «северному» маршруту (За падная Сибирь – Баренцево море) с выходом в США;

сетевой газ - в традиционных западном (ЕС) и южном (Турция, Израиль) направлени ях, а также в страны АТР (Китай, Япония, Корея), с созданием в перспективе интегри рованной системы газоснабжения и включением в нее месторождений России, Китая, Брунея и Индонезии;

сжиженный газ - в США и страны Юго-Восточной Азии (Япония, Корея, Китай).

Риски для России • Нестабильность мировых рынков энергоносителей сделает Россию сферой острого соперничества ведущих стран мира за контроль над энергоносителями.

• Отсутствие необходимых институциональных условий и запаздывание в создании со ответствующей инфраструктуры не позволят России реализовать экспортный потен циал добычи углеводородов, что, в свою очередь, приведет к кризисным процессам в российском нефтегазовом комплексе.

4.2.3. Технологическое развитие Врезка 4.1.

Согласно большинству прогнозов, в ближайшее пятнадцатилетие развитые страны перейдут к формиро ванию нового технологического уклада, базирующегося на:

развитии экологии природы и человека;

информатизации всех сторон жизни человека и общества;

создании глобальных производственно-технологических систем, охватывающих в едином информационном поле все стадии: от формирования потребности и новых образцов продуктов до их утилизации.

Наиболее значимые тренды • Интенсивное формирование нового технологического ядра современных экономиче ских систем, включая следующие технологии:

использование новейших достижений генетики, информатики и нанотехнологий в здравоохранении, позволяющих контролировать наследственность, увеличи вать продолжительность активной жизни и др.;

переход от элементной базы информационных технологий, основанной на мик роэлектронике, к нано- и оптоэлектронике;

охрана природы на основе принципов безотходного производства в промышлен ности, сокращения вредных выбросов, распространения новых методов перера ботки ядерных отходов;

обеспечение в глобальном масштабе для широкого круга пользователей доступ ности современных способов сбора, хранения, мониторинга обработки и передачи всех видов информации в режиме реального времени. Переход к новым стандар там глобального навигационного и топогеодезического обеспечения, а также пе редачи данных на базе космических систем;

появление материалов с новыми качественными характеристиками (пласт массы, волокна и металлы с заранее заданными свойствами, специальные по крытия для режущих инструментов и металлов для применения их в особо аг рессивных средах и др.).

• Расширение цифровых технологий, охват ими всех сторон жизни человека и общества.

Формирование цифровой модели мира и, вероятно, новой системы стандартов цифро вых технологий.

Одновременно - нарастание отрыва развитых стран от бедных в доступе к современ ным инфокоммуникационным ресурсам (феномен «цифрового неравенства»).

• Конвергенция технологий, связанная с реализацией принципиально новых возможно стей, открывающихся в результате перекрестного использования информационных, био- и нанотехнологий.

• Создание и распространение нового поколения ядерных реакторов на быстрых ней тронах, обеспечивающих более глубокое использование ядерного топлива, что сокра тит объемы радиоактивных отходов.

• Распространение новых технологий образования, включая непрерывное образование, связанных с адаптацией «человеческого фактора» к новым технологиям и к условиям постарения населения в развитых странах.

В сочетании с глобализацией рынка высокообразованной рабочей силы, эта тенденция будет способствовать повышению технологических барьеров между развитыми стра нами и странами среднего уровня развития.

• Все большее распространение влияния ускоренного технологического развития на сферу потребления. На этой основе ожидается интенсивный рост «экономики на зна ниях» - особого сегмента экономики, базирующегося на:

улавливании или целенаправленном формировании новых потребностей;

интеграции автоматизированного производства и торговли;

новых формах конкуренции, базирующейся на опережающем запуске инноваци онных процессов в сферах производства и обращения;

управлении исследованиями и разработками как составной частью производст венного процесса (создания товара).

• Расширение формальной доступности новых технологий на основе глобального пере тока интеллектуальных ресурсов, унификации систем образования, роста междуна родной кооперации в сфере высоких технологий, региональной диверсификации вы сокотехнологичных производств ведущими ТНК.

В то же время, возможности использования новых технологий и получение соответст вующего экономического эффекта будут определяться наличием необходимой инфра структуры и институциональных условий (национальных инновационных систем), а также достаточностью инвестиций и качества «человеческого капитала». Это приве дет к сохранению и даже усилению качественной дифференциации стран по уровню технологического развития.

• Размывание границы между фундаментальными и прикладными исследованиями, ве роятно – капитализация фундаментальной науки, формирование глобального рынка фундаментальных научных знаний.

• Технологическое развитие процессов производства в традиционных сферах экономи ки на основе:

широкого использования информационных технологий как интегрирующего элемента глобальных систем организации производств, новейших схем логисти ки, систем комплексного автоматизированного управления производством, включая стадии проектирования, конструирования и контроля. Всеобщее рас пространение технологий системной поддержки жизненного цикла продукции (CALS-технологии);

реализации новых возможностей использования гибких форм автоматизации, по зволяющих в максимальной степени ориентироваться на индивидуальные запросы потребителя;

использования микросистемной техники, применение прецизионных и нанометрических технологий обработки, сборки и контроля;

развития глобально ориентированных специализированных производств от дельных узлов, компонентов, агрегатов, с массовым характером производства и высокой степенью автоматизации;

расширения генно-инженерных биотехнологий в растениеводстве и животноводстве.

• Глобальная конкуренция за установление новых отраслевых стандартов, создание ба зовых продуктовых платформ в производстве и потреблении по широкому спектру новых направлений технологического развития.

Усиление роли международных стандартов качества и экологического соответствия в организации глобальных производственно-территориальных систем.

• Усиление воздействия новых технологий на управление и организационные формы бизнеса.

Возможности для России связаны с тем, что она обладает достаточно уникальным сочетанием: а) научно-исследовательского потенциала, б) высокотехнологичных произ водств, в) емких внутренних рынков. Это создает необходимые условия для использования преимуществ, связанных с распространением новых технологий:

для формирования комплекса высокотехнологичных отраслей и расширения позиций на мировых рынках наукоемкой продукции;

для модернизации традиционных отраслей экономики, в том числе за счет разверты вания глобально ориентированных специализированных производств.

Риски для России • Отставание в сфере важнейших наукоемких технологий последнего поколения может означать окончательное закрепление за Россией статуса топливно-сырьевого придатка мирового постиндустриального ядра, с постепенной потерей ею долгосрочных основ конкурентоспособности.

• Деградация технологического уровня традиционных отраслей, включая отрасли ТЭК, сделает невозможным дальнейшее наращивание экспорта минерально-сырьевых ре сурсов – основы современного экономического роста страны.

• Дальнейшее замедление темпов технического прогресса в отраслях, обеспечивающих безопасность страны, создает угрозы разрушения ОПК, в том числе его экспортного потенциала.

4.2.4. Рынки вооружений Наиболее значимые тренды • Технологический скачок в развитых странах, сопровождающийся появлением на рын ке нового поколения вооружений и военной техники (ВВТ):

принятие на вооружение истребителей пятого поколения F-22A и F-35 (США), причем F-35 будет активно продвигаться на экспорт;

принятие на вооружение интегрированных систем ПВО/ПРО театра боевых дей ствий и продвижение этих систем на рынки;

разработка, принятие на вооружение и появление на рынках оружия, основанно го на новых физических принципах, прежде всего, лазерного;

комплексная автоматизация систем вооружения, создание интегрированных сис тем разведки и боевого управления, работающих в реальном масштабе времени на всех уровнях (от тактического до стратегического). Развитие разведыватель но-ударных комплексов, интеграция всех боевых средств в единое информаци онное пространство;

повышение «интеллектуальности» систем вооружений. Появление ударных беспи лотных летательных аппаратов, роботизированных комплексов для решения отдель ных задач, самоприцеливающихся боеприпасов тактического и оперативно тактического назначения. Развитие экспертных систем поддержки принятия решений в ходе боевых действий;

качественное развитие средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), в т.ч. развитие средств радиоэлектронного противодействия, основанных на новых физических принципах (электромагнитный импульс). Интеграция радиоэлектронных и огневых средств ведения радио-электронной борьбы;

создание и продвижение на рынки новых средств, обеспечивающих действия мобильных сил (военно-транспортные самолеты, конвертопланы, вертолеты, легкие танки, специальные транспортные средства, пехотное оружие, средства связи и управления).

• Усиление международной интеграции в разработке, производстве и продвижении на рынки военной продукции. Ожидаемые линии развития международного сотрудниче ства в разработке новых ВВТ:

США-Великобритания (авиационная техника);

США-Израиль (средства ПВО, высокотехнологичные вооружения);

Европейские страны (авиатехника и бронетехника, европейсая система ПРО).

• Вероятное массовое появление на рынках вооружений предыдущих поколений из на личия у развитых стран (истребители, средства ПВО, бронетанковая техника, дизель ные подводные лодки).

• Активизация действий по созданию современных ВВТ в Китае (тактические ударные самолеты, тактические истребители, крылатые ракеты, танки, системы ПВО, артилле рийские системы) и Индии (тактические истребители, вертолеты, тактические ракеты).

Одновременно, со стороны Индии и Китая вероятен рост спроса на вооружения, обес печивающие противостояние с развитыми странами: средства ПВО, вооружения для борьбы с авианосными ударными группами и др.

• Рост спроса на вооружение для ведения боевых действий низкой интенсивности – стрелковое оружие, легкую бронетехнику, самолеты и вертолеты для контрпартизан ских действий.

• Рост рынка модернизации ВВТ предыдущих поколений во многих государствах (Азия, Восточная Европа, Латинская Америка) в условиях недостатка средств.

• Рост использования двойных технологий, включая «пороговые» (биологические, хи мические и др.). Превращение систем спутниковой навигации и связи «в стандарт de facto» при оснащении военной техники.

Возможности для России связаны с расширением:

спроса на новые ВВТ, прежде всего, со стороны быстрорастущих азиатских стран, с которыми Россия имеет устоявшиеся отношения сотрудничества в данной области, кооперации с другими странами, позволяющей использовать и наращивать техноло гические заделы российского ОПК.

• Вывод на рынки новых видов российской техники:

авиатехники, включая истребитель пятого поколения ПАК ФА;

систем ПВО и оперативной ПРО, включая комплексные решения по прикрытию территории;

ракетной техники, включая противокорабельные ракеты для пора жения крупных надводных кораблей;

кораблей и судов с динамическими способами поддержания;

легкой бронетехники и др.

• Участие России в создании европейской региональной системы ПРО;

• Повышение спроса на современные российские оборонные технологии со стороны Индии и Китая в рамках развертывания ими собственного производства ВВТ.

• Повышение спроса на производимую в России недорогую или модернизируемую во енную технику и вооружения для ведения локальных войн, борьбы с повстанцами.

Риски для России • Вытеснение с традиционных рынков вооружения и военной техники при отсутствии возможности проникновения на новые рынки.

• Исчерпание технологических заделов и усиливающимся технологическом отставани ем, как следствие – с формированием зависимости российских вооружений от импор та критически важных компонентов (прежде всего, электронной техники).

4.2.5. Транспортные коммуникации Наиболее значимые тренды • Интенсивное, примерно вдвое за 10 лет, увеличение широтных грузопотоков, прежде всего – контейнерных перевозок, в направлении Европа-АТР.

• Достройка системы глобальных «транспортных колец» как несущей основы тополо гии мировой транспортной системы:

североевропейского - Прибалтика, страны Северной Европы, Германия, а также Калининградская область и Северо-Запад России;

дальневосточного – Корея, Китай, Япония, Маньчжурия, российский Дальний Восток;

формирование сцепленных Каспийского и Переднеазиатского колец, соединяю щих Закавказье, Турцию, Казахстан, Иран и Ирак.

• Формирование евроазиатских транспортных проектов, ориентирующих транзитные грузопотоки в обход территории России (ТРАСЕКА, железнодорожная магистраль «Новый шелковый путь» и др.).

• Формирование и распространение новых транспортных (перевозочных) технологий:

скоростные железнодорожные перевозки (пассажирские и грузовые);

сверхдальние беспосадочные авиаперевозки, сверхзвуковые пассажирские авиа перевозки;

появление и развитие на рынке морских перевозок новой техники пятого поколе ния (2006-2010 гг.), в частности – контейнеровозов грузовместимостью 9200 TEU.

• Появление новых управленческих и логистических технологий, резко повышающих требования к информационно-техническому оснащению транспортных узлов и ком муникаций, системам навигации, обеспечению мультимодальности перевозок.

• Формирование глобальных транспортных узлов (в частности – портовых центров) на направлениях Европа - Азия, Европа - Северная Америка, Европа - Южная Америка, Азия -Северная и Южная Америка.

• Ужесточение экологических требований к транспортным перевозкам.

Возможности для России • Расширение транзитных перевозок грузов. Потенциал роста транзитного грузопотока оценивается примерно в 1.9 раза до 2010 г. (75-84 млн. т.)17 и еще в 2-2.2 раза - за сле дующее десятилетие. Если сегодня доля России в контейнерных перевозках в направ лении Восток-Запад составляет менее 1%, то потенциально она может достичь 10-15%.

• Замыкание грузопотоков и пассажиропотоков на транспортные коридоры, проходя щие по российской территории:

Европа - АТР с использованием Транссиба;

Северная Европа – Южная Азия с использованием внутренней опорной транс портной сети, связывающей балтийское побережье с Каспием;

Северная Европа – АТР с использованием Северного морского пути;

Европа – Северная Америка с использованием трансполярных авиатрасс.

Оценка Минтранса России, 2004 г.

• Использование российского высокотехнологичного потенциала для освоения новых транспортных возможностей, в частности – железнодорожных и авиационных перевозок.

• Социально-экономическое развитие внутренних регионов России, прежде всего – Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Риски для России • Формирование основных транспортных потоков в обход России.

• Утрата конкурентоспособности российскими транспортными компаниями в связи с повышением требований к качеству перевозок.

Потеря российского торгового флота.

• Стимулирование процессов дезинтеграции на евроазиатском пространстве в результа те ослабления и разрыва транспортных коммуникаций с Россией.

4.2.6. Продовольственные ресурсы Наиболее значимые тренды • Вероятное обострение продовольственной проблемы в странах и регионах с быстро рас тущим населением (Африка, Южная и Юго-Восточная Азия) в случае срыва планов рас ширения использования прогрессивных агротехнологий в развивающихся странах.

• Обострение дефицита пресной воды.

• Обострение проблемы плодородия почв в связи с изменением климата, распростране нием технологий интенсивного земледелия и другими факторами.

• Рост спроса на белковосодержащие продовольственные продукты (мясо, рыба), обу словленный тенденцией урбанизации в странах Юго-Восточной Азии и общим увели чением ВВП на душу населения в развивающихся странах Азии и Латинской Америки.

Расширение мирового спроса на мясо будет сопровождаться ростом спроса на зерно.

• Рост спроса в развитых странах на экологически чистое продовольствие.

• Распространение новых технологий производства продовольствия на основе биотех нологий, микромелиорации и т.д.

• Вероятный ускоренный рост цен на продовольствие (зерно, мясо) в связи с возмож ным увеличением импорта зерна Китаем и Индией, а также ожидаемым сокращением субсидирования сельского хозяйства в странах ЕС.

• Повышение нестабильности продовольственных рынков из-за роста доли развиваю щихся стран в общем продовольственном балансе, а также климатических изменений и вероятного пересмотра ведущими странами норм стратегических (нетоварных) продовольственных запасов.

• Стабилизация мирового лова рыбы в связи с приближением к его биологическому пре делу и в этой связи повышение значимости интенсивных технологий в рыбоводстве.

Возможности для России • Возможность реализации экспортной стратегии зерна на рынки Азии.

• Позиционирование на рынках экологически чистых продуктов, спрос на которые со стороны развитых стран будет расширяться.

• Использование российского аграрного потенциала (пахотные земли) для масштабного привлечения инвестиций.

Риски для России • Свертывание животноводства в связи с усилением давления импорта из развитых и средне-развитых стран.

• Сокращение российского зернового потенциала в силу действия социальных и эколо гических факторов.

• Обострение соперничества за доступ к российским ресурсам плодородных почв и пре сной воды.

4.2.7. Мировая финансовая система Наиболее значимые тренды • Существенное повышение процентных ставок международных финансовых рынков, обусловленное усиливающимся дефицитом сбережений в развитых экономиках18.

Ожидается, что учетная ставка ФРС увеличится с 3.25% годовых (2005 г.) до 5.5 6.0% к 2010 г. с последующей стабилизацией. Рост цены заемных ресурсов будет способствовать изменению структуры капитальных потоков в пользу прямых и портфельных инвестиций.

• Вероятная реорганизация системы международных финансовых институтов, связан ная с управлением рисками при трансграничных операциях, возможным введением института суверенного банкротства, регулированием международных частных инве стиций, усилением наднациональных функций международных организаций.

Отсюда, возможно ужесточение соперничества между мировыми «центрами силы» за определение правил игры на финансовых рынках.

• Расширение притока иностранных инвестиций на развивающиеся рынки, обусловлен ное опережающими темпами экономического подъема и вероятным превращением производственных активов в этих странах в один из основных источников прибыли и роста капитализации крупнейших транснациональных корпораций.

Вместе с тем приток средств на рынки развивающихся стран будет неравномерным, что обусловит возможность краткосрочных кризисов.

• Нестабильность курса доллара, стимулируемая финансовыми дисбалансами в эконо мике США и ростом американского внешнего долга.

Сужение зоны влияния доллара и вероятное усиление позиций региональных валют, базирующееся на возможных тенденциях региональной интеграции и накопления фи нансовых капиталов в странах Азии.

Возможности для России связаны с использованием ее сравнительных преимуществ для формирования «рублевой зоны» и превращения страны в один из значимых финансовых центров. Это позволит:

существенно повысить капитализацию национальных компаний;

перейти к новой модели инвестиций, базирующейся на привлечении средств;

повысить статус рубля, превратив его в одну из региональных валют;

усилить национальную юрисдикцию над финансовыми потоками и оборотом страте гически важных ресурсов (энергоносителей).

Сейчас – США, в долгосрочной перспективе в связи с постарением населения – Япония и ЕС.

Риски для России • Снижение возможности финансового регулирования и контроля, вплоть до утраты национального суверенитета в финансовой сфере.

• Увеличение оттока доходов из страны и импортирование финансовых кризисов.

• Неспособность экономики справиться с усилением товарного импорта, стимулируе мого укреплением рубля.

• Усиление позиций иностранных корпораций в сферах производства и обращения, рост враждебных поглощений российских компаний.

4.3. Рамка 2: демография и социальная сфера Врезка 4.2.

Варианты социально-демографического прогноза Оптимистичный прогноз:

• средний вариант демографического прогноза Росстата;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.