WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«выпуск 106 библиотека психологии и психотерапии КЛАСС независимая фирма Жан Беккио Эрнест Росси Гипноз XXI века Москва Независимая фирма «Класс» 2003 УДК 615.851 ББК 53.57 Б 42 Беккио Ж., ...»

-- [ Страница 4 ] --

Наведение: “Школьная перемена” Чтобы вызвать замешательство, вы можете использовать любую технику какую захотите. Так, вы можете задать пациенту вопросы, например, по интересоваться, завтракал ли он сегодня утром, в тот же час, что и по завчера или несколькими минутами раньше, или несколькими минутами позже. Это очень хороший вопрос. Он представляется пациенту бессмыс ленным, не имеющим отношения к его проблеме, и вызывает недоумение, сбивает с толку, приводит к углублению транса.

И в этот момент вы ссылаетесь на самый первый опыт обучения пациента чему либо, делая, например, следующее открытое внушение: “Вы про смотрите вашу личную историю и сможете извлечь из нее урок”.

Работая, вы учитываете, какие сенсорные системы предпочитает пациент.

Можно ввести импликацию: “Вы сможете обрести самый мобилизующий опыт этой первой части вашей жизни”, а потом дать трюизм. Например:

“Все знают, что для пятилетнего ребенка мир предстает таким то и таким то. И перечисляете. И в это время, если вас действительно интересует воз растная регрессия, вы пробуждаете голос пациента и просите его погово рить с вами о воспоминании.

А затем в дальнейшую работу вы включите то, что он вам даст, и сделаете диссоциацию сознания и бессознательного. В частности, вы можете просто сказать: “Это воспоминание возвращается в ваше сознание, пока ваше бес сознательное использует другие воспоминания для того, чтобы...” Или:

“Начиная с этого момента, вы находитесь в детском воспоминании”.

Вы можете вызвать галлюцинации, если вам это интересно. А потом вы пе реходите к терапевтической работе. И можете использовать метафору. Ис пользуйте метафоры, особенно встроенные. И если до сих пор вы говорили в прошлом времени, то теперь в воспоминании вы переходите в настоя щее. Именно сейчас самое подходящее время для включения в работу кон текстуальных внушений, то есть изменения высоты звучания голоса, его громкости, артикуляции, ритма, использования голосовых модуляций для выделения отдельных слов и словосочетаний в соответствии с общим смыслом ваших посланий.

Вы наверняка заметили, что в какие то моменты я изменял голос, прида вал ему мягкость, как это обычно делают, когда разговаривают с малень кими детьми, потому что мы “были” в воспоминании, которое могло отно ситься к первой части жизни пациента. Здесь необходимо чувство меры.

Нельзя переусердствовать и допустить, чтобы у пациента создалось впе чатление, будто вы смеетесь над ним. И поэтому то, что вы говорите, вы время от времени разряжаете словами “это неважно”, “это не имеет ника кого значения”.

168 Гипноз XXI века Вы можете использовать также фразы: “И если я говорю что то, что вам не подходит, вы можете это не слышать”. Не нужно колебаться, исполь зовать ли эту фразу или подобную ей, если вы действительно имеете дело с возрастной регрессией, потому что пациент находится в очень чув ствительной области своего сознания. И вам нужно опять и опять напоми нать его бессознательному, что оно обладает всей полнотой своей свободы, и в том числе свободой не слышать те глупости, которые мы можем сказать во время сеанса. Тут вы можете сказать пациенту даже следующее: “Если есть что то, что вы хотите услышать и чего я не говорил, вы можете это ус лышать”. Небольшое замешательство может открыть огромную дверь в ра зуме воображаемого маленького ребенка, находящегося рядом с вами.

Опять таки, нужно уделить очень большое внимание окончанию транса. И тем большее, чем дальше в своем творчестве пациент ушел от настоящего.

Впрочем, не страшно, потому что теперь вы знаете, как Эриксон поступал в таких случаях. Думаю, что на этом мы и остановимся.

Наведение: “Школьная перемена” Эрнест Росси ГИПНОЗ XXI ВЕКА* *Эта часть книги написана на основе материалов семинара, который Эрнест Росси проводил в 21—23 октября 1995 г. в Звенигороде.

ВВЕДЕНИЕ Мы приехали в Россию впервые, и для меня это особый случай. Самое главное, что в прошлую субботу мы поженились, и для нас это медовый месяц. Наша свадьба состоялась в очень старой английской церкви, была замечательная церемония. К нам в Англии отнеслись очень тепло и по зволили устроить нашу собственную церемонию бракосочетания. Напри мер, Кэтрин отобрала некоторые стихи из Библии, которые, по ее мнению, особенно хорошо отражают дух наших взаимоотношений. Я же решил уравновесить эти старые и мудрые высказывания довольно новыми мыс лями поэта Рильке, и одно из этих высказываний я хотел бы прочитать сейчас. Мне кажется, что это маленькое стихотворение говорит о смысле супружества, а также о внутреннем смысле нашего бытия.

“Хорошее супружество — это такое, в котором партнер назначает другого партнера хранителем своего одиночества, и таким образом они оказывают друг другу величайшее доверие.

Слияние двух людей невозможно, но если нам иногда кажется, что оно существует, это лишь притирка и взаимное согласие, которое отнимает у одного партнера, а иногда и у обоих полную свободу и возможность к саморазвитию.

Но когда они наконец осознают и признают, что даже между самыми близкими людьми существует бесконечное расстояние, они будут жить замечательной жизнью вдвоем и будут любить расстояние между собой, которое позволяет им все время глядеть друг на друга издалека и видеть полную картину на фоне бесконечного неба”.

172 Гипноз XXI века Я нашел этот красивый пассаж в недавно купленной книжке, которая на зывается “Сообщество мозга. Изучение нейронауки любви и ненависти”.

Книгу эту написал доктор Уолтер Фридман, который всю свою жизнь изу чал неврологические процессы работы мозга.

Доктор Фридман пишет, что мы знаем гораздо меньше о себе и о других, чем нам хотелось бы верить. Именно поэтому он и вставил в свою книгу этот отрывок из стихотворения Рильке, который отражает его философию и то, что он понял в результате длительных исследований.

Он начинает свою книгу с того, что рассказывает, как приступил к своему исследованию 20—30 лет назад. Он и его студенты старались осознать, каким образом некое механическое раздражение идет по руке, по коже человека, входит в его мозг, каким образом это приводит к какой то моз говой реакции.

Приблизительно то же самое, что было с Павловым и его собаками. В Америке очень уважают работы Павлова и считают, что из этого должны исходить многие исследования. Но через несколько лет группа доктора Фридмана пришла к открытиям, которые их невероятно поразили. Незави симо от того, какую сенсорную модальность они изучают — звуковую, ви зуальную, — они обнаружили, что раздражение идет по телу, входит в мозг и затем этот раздражитель пропадает приблизительно так же, как пропадает кролик, ныряя в норку в сказке “Алиса в Стране Чудес”.

Вы помните эту историю, когда Алиса побежала за кроликом? Это замеча тельная история, когда Алиса вслед за кроликом ныряет в глубокую нору.

И упав туда, она обнаруживает совершенно новый, необычный мир фан тазии. Алиса была постоянно удивлена тем, что происходило с ней в Стране Чудес, потому что этот мир невероятным образом отличался от того, что существует в реальности.

Приблизительно то же самое, заключает доктор Фридман, происходит и в мозге. Мозг сначала выхватывает из реальности какой то раздражитель, но затем этот раздражитель пропадает, и мозг производит ряд каких то совершенно необычных, непредсказуемых действий и создает свою соб ственную реальность. Мозг имеет свое собственное время, свой собствен ный ритм, свою собственную реальность.

В результате своего исследования доктор Фридман понял: то, что он на шел в реальности мозга, было открыто давным давно философом Кантом, когда он много лет назад изучал субъективную реальность и пришел к выводу, что мы практически не знаем того, что происходит вокруг. Для тех, кто является психотерапевтами, это одновременно и хорошие, и пло Введение хие новости. Хорошие потому, что мы все об этом знаем, все это призна ем, понимаем, что каждый наш новый пациент — это своя собственная вселенная, человек со своими заботами и проблемами.

Однако я называю это плохими новостями вот почему: каким образом мо жет психотерапевт что то рекомендовать своему пациенту, если мы на столько отличаемся, если мы настолько далеки и существуем в совершен но разных реальностях?

В книжке “Человек из февраля”, которая у вас сейчас есть, вы можете прочитать, как Милтон Эриксон, человек, которого многие из нас почита ют гением, пытался осознать эти проблемы. И поверьте мне, что, пытаясь написать эту книгу, я потратил целых 10 лет — гораздо больше времени, чем на любую другую из своих книг. Когда я работал с Эриксоном, он ос тавил мне коробку с незаконченными работами, и “Человек из февраля” была одной из них. Последние 8 лет, которые я работал вместе с Эриксо ном, стали проверкой нашего взаимодействия, того, насколько хорошо мы могли понимать друг друга. Эриксон, к сожалению, умер, и мы так и не закончили эту книгу.

Основной темой этой работы было то, как молодой человек проходит по жизни в поисках своего собственного “Я”. Мы написали книгу в форме вопросов и ответов. Я задаю вопросы, Эриксон отвечает на них. И здесь вы видите, как иногда сталкиваются различные подходы: старый подход, когда терапевт считается всезнающим и имеющим ответы на все вопросы, а также появление нового подхода, необходимого для новых времен, ког да терапевт признает невозможность полностью осознать происходящие в пациенте перемены и скорее помогает пациенту найти собственные отве ты на стоящие перед ним вопросы.

И вот с тех пор, как в 1962 году я защитил свою диссертацию, практичес ки всю свою жизнь я работаю над этой проблемой. Проблема эта особен но остро стоит в гипнотерапии, потому что именно при гипнозе предпо лагалось, что терапевт знал ответы и в форме наведения, в форме каких то скрытых команд давал ответы на вопросы пациента. И теперь, когда я смотрю на 30 лет своей профессиональной жизни, я вижу, как менялось мое отношение к работе, как я шел от модели авторитарного, всезнающе го терапевта к моему нынешнему состоянию, когда я себя считаю скорее скромным техником, который помогает пациенту найти правильные отве ты, заключенные в нем самом.

Разумеется, иногда терапевт — это очень хороший специалист, который может дать экспертный совет своим пациентам по разным вопросам. Но 174 Гипноз XXI века это вы уже все знаете. Вы все психотерапевты, прошли достаточную под готовку и знаете, какие советы давать вашим пациентам в вашей культу ре. Советы, рассчитанные на здравый смысл, более или менее отличаются или совпадают от страны к стране, от культуры к культуре. Однако мне приходилось ездить в разные страны, проводить там долгое время и рабо тать там, и я понимаю, что несмотря на культурные различия, творческие процессы в людях происходят приблизительно одинаково.

Однако в России я впервые, возможно, здесь методы мои не сработают.

Поэтому я хочу признаться вам, что здесь, на семинаре мы будем изучать, исследовать, экспериментировать. Вы не против? Говоря это, я несколько сомневаюсь, потому что за неделю, которую провел в России, я понял, что уже сейчас всем вам приходится проходить через период невероятно рез ких изменений, и, может быть, хватит с вас этих изменений, может быть, вам мой подход не понравится? Потому что независимо от политического климата, в котором вы находитесь, у каждого человека есть свой личный опыт, и он понимает, как иногда могут быть опасны изменения для него как для личности.

С другой стороны, мне очень интересно и любопытно узнать, как можно работать с людьми, находящимися в периоде такой кризисной ломки, и как из этого состояния их можно перевести в состояние позитивных из менений скорее, чем к упадку и хаотическому разрушению. Поэтому я на деюсь, что тот метод, который я предлагаю, это именно то, чего русским в период ломки и не хватает. Плохие же новости состоят в том, что, может быть, вам покажется это чересчур, и вы не воспримете.

Но характерная особенность моих курсов состоит в том, что они обладают качеством защищенности от неудач. И если вы будете использовать мето дики, которые я предлагаю, в худшем случае просто ничего не произой дет. Потому что в какой то момент вы можете осознать, что пациент не готов к работе с таким творческим потенциалом, и тогда вы перейдете к более традиционным методам. Поэтому то, что я предлагаю, — вовсе не замена того, что вы уже так хорошо знаете и чем пользуетесь. Я думаю, то, что я хочу вам предложить, может оказаться полезным при работе с конкретными пациентами.

Целью данного семинара я считаю то, что когда он закончится, у каждого из вас будет 2—3 новых способа работы с пациентом. Особенно хороши эти методы в тех случаях, если и вы, и ваш пациент зашли в тупик во время работы и никто из вас не знает, куда дальше идти. Кроме того, это полезно в тот момент, когда ваш пациент эмоционально взволнован, обес Введение покоен и не знает, что с ним может произойти. В вашей практической жизни и работе подобное встречается, это достаточно типично?

Обычно я начинаю свои презентации с теоретических вступлений, с пока зов слайдов и т.д., но поскольку у нас нет проектора, я начну сразу с кли нической работы. Вы не возражаете? Я снимаю пиджак, закатываю рукава, готов работать.

176 Гипноз XXI века ГРУППОВОЙ СЕАНС:

ИДЕОМОТОРНЫЕ СИГНАЛЫ Один из первых принципов моего подхода, совпадающий с тем, на чем все гда настаивал Эриксон, таков: если вы хотите успешно работать с пробле мой, клиент должен чувствовать эту проблему, ощущать ее прямо в данный момент работы, прямо перед вами в кабинете. Поэтому перед тем, как пе рейти к каким то индивидуальным демонстрациям, я хотел бы предложить некий групповой процесс, который объединит нас в нашей работе.

Еще один интересный процесс, который я сейчас разрабатываю, состоит в том, что терапевту совсем не обязательно знать, в чем заключается пробле ма его пациента. Весьма интересно, что я могу продемонстрировать неко торые процессы при зрителях, а пациент при этом будет чувствовать себя в безопасности и будет понимать, что ему не обязательно раскрывать ка кие то значимые, глубоко личные вещи. Поэтому мне можно демонстриро вать эти процессы прямо в большой группе, когда я не знаю, какие у вас могут быть проблемы. Достаточно того, что каждый из вас знает, какие у него проблемы, какие секреты.

Кроме того, мне важно прямо сейчас сказать, что если я буду приглашать кого то сюда, ко мне поработать, я никогда не буду спрашивать вас о ва ших глубоко личных идеях и мыслях. Потому что с самого начала я пере даю центр управления самому пациенту, а не оставляю его у себя в руках.

Это очень хорошо, потому что в таком случае сопротивление клиента чу десным образом исчезает, поскольку ему нечему сопротивляться. Однако это не так хорошо с традиционной точки зрения. И нельзя предсказать, что при этом будет испытывать сам пациент. То есть терапевт как бы отдает инструменты контроля, перестает быть программистом. Однако что при этом приобретается, предсказать невозможно. Но одновременно активизи руется творческое начало, очень полезное в процессе общения. Поэтому, если вы хотите поучаствовать в данном процессе, то я предлагаю отложить ручки и постараться сесть достаточно свободно, чтобы у вас было хотя бы Групповой сеанс: идеомоторные сигналы немного личного пространства. Я знаю, что у вас есть традиция комму нальных семей, но ее придется нарушить.

Каждый человек должен найти какой то элемент, мы, конечно, не можем полностью стать неуправляемыми. Должны быть некие элементы контроля, структурирования процесса. Поэтому для того, чтобы были какие то рамки происходящего процесса, поставьте, пожалуйста, руки перед собой, как будто вы что то держите. И пожалуйста, сконцентрируйте внимание на своих руках, а не на мне, потому что именно руки будут давать вам необ ходимую информацию и сигналы.

Мы все знаем, что человеческое тело обладает магнитным полем. И я не знаю, действительно ли вы почувствуете силу этого магнитного поля или будете считать, что это лишь поэтическая метафора. Но давайте на не сколько минут очень внимательно сконцентрируемся на ощущении в своих руках. Мы все знаем, что в зависимости от того, как расположены полюса магнита, он либо притягивает, либо отталкивает. Это очень интересно, по скольку бессознательное работает таким же образом. Если бессознательное хочет сказать вам “да”, то оно обычно сдвигает вещи или людей вместе.

Если же бессознательное хочет сказать “нет”, то оно организует все так, что и вещи, и люди расходятся. Поэтому теперь, когда вы концентрируе тесь на руках, некоторые из вас могут ощущать притяжение или отталки вание рук. Конечно, это всего лишь очень простое упражнение. Но удается ли вам ощутить это притяжение или отталкивание в руках? Или, может быть, вы ощутите какие то движения в пальцах, в локтях, движения, о ко торых я даже не буду говорить, они происходят сами по себе...

Это просто упражнение, которое дает вам возможность дать чему то про изойти самому по себе, без всякого контроля. И мы можем использовать этот момент для того, чтобы задать самому себе вопрос. Например, мы все профессионалы и знаем, что работаем над своими личностными проб лемами.

Поэтому вы можете задать вопросы своему бессознательному. Готово ли мое бессознательное сегодня, здесь провести эту важную позитивную творческую работу, которая будет полезна для меня? И если ваше бессоз нательное будет действительно готово оказать вам такую услугу и порабо тать вместе с вами, сблизятся ли сколько нибудь ваши руки? Или руки сами по себе будут отталкиваться, сигнализируя, что бессознательное не хочет в данный момент производить необходимую работу? И если вы ощу тите этот интересный опыт расходящихся рук, может быть, тогда вы нач нете думать о какой нибудь другой проблеме? Может быть, у кого то руки вообще останутся неподвижными, и это будет обозначать, что вам, навер ное, не стоит сейчас двигаться никуда, а остановиться и поразмыслить хо рошенько над существующими проблемами и их решением?

178 Гипноз XXI века Вот я смотрю и наблюдаю очень интересные и необычные индивидуаль ные реакции людей. А теперь задайте своему бессознательному другой вопрос. Если вы поймете некое молчаливое согласие своих рук порабо тать над какой либо проблемой, может быть, одна рука начнет двигаться чуть чуть вниз, для того чтобы сказать: я готов поработать над ней и вер нуться в прошлое, откуда все это началось. То есть вы сами глубоко лично ощущаете ответ своего бессознательного... И безусловно, я не знаю, како ва история этой проблемы, каковы ее источники и последствия. Может быть, вам просто станет любопытно, готово ли бессознательное отвести вас в прошлое, в те далекие дни, когда все это начиналось. Может быть, у кого то источником проблемы было нечто в глубоком детстве или под ростковом возрасте, а может быть, источник проблемы совсем новый, недавний? Вы просто получаете сигналы — спокойно, исключительно сами для себя. Вы приветствуете то, что приходит к вам само по себе, ка кие то образы, какие то ощущения, воспоминания. Сейчас вы понимаете, что вам ничего не следует делать, вы просто получаете то, что приходит само по себе.

Особенно приятно и хорошо, если к вам приходит нечто неожиданное, вы приветствуете то, что приходит само, то, что вы хотите или не хотите.

Иногда действительно требуется некое мужество, чтобы позволить себе быть таким, каков ты есть, и принимать то, что приходит к тебе само. Те из вас, кто переживает какие то проблемы, какую то внутреннюю борьбу, сейчас могут просто испытать это, не сопротивляясь, просто приветствуя то, что есть. И определив некую проблему или вопрос, осознав ее, можно задать третий и естественный вопрос: не захочет ли вторая рука теперь медленно опуститься вниз и проверить, есть ли теперь какие нибудь воз можности или варианты решения этой проблемы? Простой невинный во прос... Пойдет ли эта рука вниз, если вы будете продумывать возможности выбора варианта на будущее?

И опять вы понимаете, что делать вам ничего не надо. Вы просто получае те то, что приходит к вам само по себе. Возможности, варианты того, как вы можете решить свои проблемы. И вы просто позволяете себе плыть по этому течению некоторое время. Вы, конечно, понимаете, что все это оста ется глубоко личным и нераскрытым. Каждый продолжает в своем соб ственном темпе.

Я вижу, что некоторые из вас все еще продолжают этот процесс, а некото рые уже завершили, но вы можете продолжить, осознавая внутри себя ис ключительно личные вещи, которые происходили с вами, позволяя другим закончить эту внутреннюю работу, происходящую в них. Иногда люди ис пытывают облегчение, когда осознают, как много они могут завершить, за кончить, сделать, лишь позволяя некоему течению делать работу за них.

Групповой сеанс: идеомоторные сигналы Несмотря на то, что некоторые из вас все еще продолжают делать эту внутреннюю работу, остальные могут начать обсуждение того, что же все таки происходило.

Обсуждение сеанса Как видите, это очень простое упражнение. Однако обратите внимание, что в нем заключены три основных элемента, с которыми согласится любое на правление терапии.

Во первых, в чем состоит проблема? Готово ли бессознательное работать с ней?

Во вторых, какова история этой проблемы, каков ее источник? И я задаю вопрос, готово ли бессознательное рассмотреть ее?

И, конечно, любая терапия согласится с третьим вопросом: если мы знаем, в чем проблема, и знаем некую историю ее возникно вения, то какие у нас есть варианты ее разрешения?

Поэтому я просто задаю вопрос: готово ли бессознательное позволить руке опускаться по мере того, как вы продумываете возможные варианты отве та? Обратите внимание, что в этом процессе я только задаю вопросы. Я ни когда не задаю вопросы, на которые может ответить ваше сознание. Я за даю только те вопросы, на которые ваше бессознательное может дать от вет, проявляющий в каком то наблюдаемом сигнале.

Мне было бы интересно узнать, кто из вас во время этого упражнения ис пытывал какое то движение рук? Посмотрите, процентов 80—90 подняли руки. Бернгейм, один из основателей гипноза, на вопрос, что такое гипноз, отвечал, что это некая идея динамики. Так или иначе, но в какой то момент пациент может подумать, что происходит нечто, не полностью контролиру емое сознанием, а совершающееся само по себе.

Иходя из специальной шкалы реакции на гипноз, мы можем сказать, что приблизительно 70—80% населения могут ощущать некое притяжение рук. На шкале оценки внушаемости это, наверное, самый простой способ осознания того, хороший пациент или нет.

Во всяком случае, это упражнение будит людей в состоянии гипнотичес кой модальности. Однако я на этом не останавливаюсь и ввожу в него гип нотические и терапевтические индукции. Здесь имеется двойной подтекст.

Если ваше бессознательное готово работать и ваши руки сойдутся, это обо значает “да”? Или руки будут расходиться, сигнализируя отрицательный ответ? Или руки останутся неподвижными, так как то, что вы испытываете сейчас, важнее, чем движение рук.

180 Гипноз XXI века Как видите, я так или иначе признаю возможность любой из проблем и по зволяю ей осуществиться. Было бы интересно услышать ваши вопросы, ко торые вы можете задать, не раскрывая ваших глубоко личных ощущений.

Испытывал ли кто нибудь из вас какие то другие гипнотические ощуще ния, те, которые я даже не предлагал?

У кого нибудь были спонтанные движения пальцев? Вы понимаете, что я косвенно указал на возможности, но конкретно не сказал, что именно мо жет происходить, как ответ на то, что происходит в вас. И в этом есть не кая логика метода: я упоминаю о возможности, но позволяю пациенту са мому решить, какую из предложенных возможностей он будет использо вать. Вы понимаете, что я имел в виду, когда говорил, что центр контроля управления находится у самого пациента? Как говорил поэт, он пытается всегда видеть перед собой безграничное небо, и что бы там ни происходи ло, это всегда было видно ясно и отчетливо.

Давайте зададим вопрос группе: кто испытывал движение мышц лица? Я об этом ничего не говорил. Четверо из группы. Конечно, если бы я рабо тал с вами индивидуально, то мы постарались бы понять, что эти новые движения для вас означали. Мы бы поняли, что эти движения были некой реакцией нашего мозга и тела, а не тем, что было предложено мною из вне. Может быть, те четверо, которые подняли руки, расскажут, что это для них означало, но естественно, оставив глубоко личные вопросы при себе.

Участник семинара: Это было на уровне ощущений, на уровне внутренних понятий.

Эрнест: Отлично, именно это и должен вам дать данный подход. Создать вот такое безграничное небо, где внутренние реакции и ответы па циента будут ясно видны и начнут происходить даже без какого то ведения и предложения со стороны терапевта.

Поднимите, пожалуйста, руки те, кто считает, что во время упраж нения вы продумывали некие значимые для вас мысли идеи — не что, что имело смысл для решения ваших проблем. Пожалуйста, не опуская рук, оглядитесь вокруг. Можно сказать, процентов 40—50?

Конечно, я намекал, что вы можете сейчас подумать о своих мыслях, эмоциях, воспоминаниях, я сказал, что, может быть, вы сейчас вспомните какие то образы, эмоции. Кто из вас помнит, что я это сказал? Смотрите, процентов 30—40.

То есть у остальных была гипнотическая амнезия? Может быть, по зднее вы посмотрите видеозапись и поймете, что я это сказал. Но не я предполагал, что у вас будет гипнотическая амнезия. Конечно, нет. Тем не менее половина из вас ощущают состояние гипнотичес Групповой сеанс: идеомоторные сигналы кой амнезии по отношению к тому, что я говорил. Для меня очень важен тот факт, что люди могут испытывать гипнотические явле ния без прямых указаний терапевта.

Мы все в большей или меньшей степени испытываем в повседнев ной жизни гипнотические явления. Сейчас я пишу книгу, в которой доказываю, что все гипнотические явления — это явления фазового перехода от сознания к бессознательному. И когда гипнотические явления происходят сами по себе, они дают нам невероятно важ ную информацию о нашем теле и мозге.

А когда гипнотические явления происходят по предложению само го терапевта, это интересно, но для меня не совсем полезно. Мно гие терапевты пытаются загипнотизировать клиента и посмотреть, действительно ли происходит все то, что они ему предлагают. Они заинтересованы в этом. Я не хочу спорить: если вам удается рабо тать с этим и зарабатывать на жизнь, я совершенно готов с этим со гласиться. Но мне сейчас гораздо интереснее задавать бессозна тельному вопросы и получать неожиданные ответы.

Если вы позволите, я задам вопрос по другому. Кто нибудь мог бы поделиться чем то, что удивило вас во время этого упражнения?

Участник семинара: Интересно было: сигналы пальцев рук опережали на шаг те команды, которые Вы давали. Когда команды доходили, рабо та уже шла. Причем опережение касалось команд на английском.

Эрнест: Это действительно очень интересно. Кто нибудь еще испытывал подобное опережение?

Участник семинара: Можно возразить против слова “команда”. На втором этапе, когда зашла речь об истории проблемы и готовности присту пить к ее решению, у меня руки стали очень тяжелыми и обе вмес те опустились. И тут последовал третий этап, когда нужно было, чтобы опустилась рука, если имеются ресурсы и есть возможность их найти. Я находилась в таком состоянии, когда сознание одновре менно и работает, и нет. Мне было интересно, что же сейчас будет.

Я сосредоточила внимание на правой руке, которая становилась все тяжелее и тяжелее. И я думала: интересно, куда же она дальше бу дет опускаться? И через некоторое время я заметила, что моя левая рука находится вот где то здесь. То есть я сосредоточила все внима ние на первой руке, которая должна была бы опуститься, а в это время пришло другое решение: моя рука пошла вверх.

Эрнест: Да, это как раз суть работы. Клиент создает свои собственные ва риации, и именно к этому мы стремимся. Конечно, если бы я непо 182 Гипноз XXI века средственно как терапевт наблюдал за ней, я бы и понятия не имел, что в ней сейчас происходит. То есть, как видите, я действительно отдаю центр контроля и как терапевт оказываюсь в непредсказуе мой ситуации. Однако взамен я получаю гораздо большие творчес кие возможности. И в этом описании есть очень много интересно го. Например, руки уже упали вниз. И в этот момент она вроде бы оказывается в безвыходной ситуации: я здесь начинаю говорить о том, что сейчас следующая ваша рука начинает опускаться. И самое интересное, что ей самой в этот момент стало любопытно: а что же сейчас произойдет? Первое, что она осознала, это то, что у нее ста ла тяжелеть правая рука, и она сконцентрировала на ней все свое внимание.

Обратите внимание, что в ней одновременно присутствует несколь ко уровней сознания: она остается терапевтом, она интересуется тем, что будет с ней происходить во время сеанса. А есть еще и не что другое, что заставляет ее ощущать тяжесть в руке. И перед нами оказывается клиент, который одновременно и в сознании, и в бессознательном, — он с нами взаимодействует очень необычным творческим способом. И конечно, самое удивительное, что ее левая рука поднялась сама по себе, а сознательно она это увидела только позднее.

И я буду повторять, что сознание узнает о некоторых вещах в пос леднюю очередь. Это, конечно, некая теоретическая посылка. После проведения длительного исследования в Стенфордском университе те мы выяснили, что сознание всегда как минимум на полсекунды отстает от графика электрокардиограммы, которая показывает го товность к реакции.

Обратите внимание, как это интересно с исторической точки зре ния. Сто лет назад, в 1896 году Брейер и Фрейд опубликовали свои наблюдения о состоянии истерии, из этого, собственно, и развилась теория психоанализа. И после этого состоялась карьера Фрейда, ко торый писал одну книгу за другой о том, что бессознательное дей ствительно существует. Помните, в своей классической книге о сно видениях он ведет очень длинный анализ, стараясь доказать, что у бессознательного есть своя собственная воля.

То же самое с Юнгом из Швейцарии. Юнг признавал не только нали чие автономных внутренних процессов, но и то, что они чрезвычай но творческие и именно они дают возможность невероятных откры тий и взлета мысли. Подумайте, какими разными путям шли эти ис следователи и как трудно было им пробить себе дорогу.

Групповой сеанс: идеомоторные сигналы Сто лет назад и научному миру, и общественности было невозмож но доказать, что существует бессознательное. За сто лет мы проло жили эту дорогу. И теперь можно с помощью очень простых приме ров доказать человеку, что у него внутри существует некий про цесс, конфликт взаимодействия между сознанием и бессознатель ным. В данном случае у нас было очень интересное взаимодей ствие: ответная реакция утяжеления руки, которая оставалась в со знании, и поднятие другой руки, которая оставалась в бессознатель ном. Кроме того, это интересно еще и потому, что я ни разу не упо мянул слова “тяжесть”. Кто из вас в какой то момент этого упраж нения ощутил тяжесть? Пожалуйста, вот так же поглядите вокруг себя, оставаясь с поднятыми руками. Сколько, процентов 25? Не меньше, чем 25% из вас создали для себя эту реакцию тяжести.

Но вы чувствуете, как сильно отличается мой подход от того, когда люди повторяют для себя: “тяжелее, тяжелее, тяжелее”? И хотя этот аутогенный процесс может быть ценным и полезным, посмотрите, насколько он отличается от того, что предлагаю я. Кто из вас как бы ощутил прохладу в руках? Вот как минимум один человек с прохла дой в руках. Интересно, были ли у нас еще какие нибудь реакции, о которых мы еще не упомянули?

Участник семинара: Была очень интересная реакция, когда сознание спро сило у бессознательного: а ты можешь за этот короткий промежу ток времени... И что меня удивило, так это плавный переход от бы товых проблем в какие то глубинные, общие проблемы. И еще больше удивило то, что эти проблемы, вероятно, разрешились.

Эрнест: Посмотрите, как часто здесь употребляются слова “неожиданно”, “вдруг”, потому что неожиданность стала совершенно новым крите рием взаимодействия с бессознательным.

Здесь вы как бы наблюдаете суть этого искусства. Мы, терапевты, знакомы с работой нашего бессознательного. Сложнее работать с наивным пациентом, который пришел к нам с улицы и ничего не знает о внутренней работе своего мозга.

На этом семинаре мы будем продумывать и проговаривать с вами различные практические аспекты этого подхода и того, как его можно внедрить в условия русской культуры. Какие, например, специфические культурологические метафоры могут помочь паци енту осознать свое состояние? Вы, наверное, обратили внимание на то, что я сам очень редко использую метафоры, скорее стараюсь создать ситуацию, в которой клиент придумает для себя метафору.

184 Гипноз XXI века В русской культуре есть традиция матрешки — одно в другом. В за падной культуре мы скорее сравнили бы это явление с луковицей, в которой очень много слоев. Может быть, для выражения той же са мой идеи, той же глубины личности вы бы использовали образ мат решки? Просто для того, чтобы получить контакт с различными уровнями своей личности и найти необходимое решение. Кроме того, вы поняли, в чем заключается общий подход, который мы с вами здесь изучаем, в чем проблема?

Я уже говорил, что лучше всего этот подход срабатывает тогда, ког да пациент находится в состоянии какого то расстройства, на эмо циональном взводе, испытывает в данный момент симптом. Когда Эриксон выбирал из группы возможного клиента для демонстрации, он обычно останавливался на человеке, который смотрел на него, улыбался и, может быть, кивал головой — то есть уже давал ему по зитивное утверждение о том, что он готов. Он был заинтересован в том, чтобы продемонстрировать гипнотические явления, и искал среди аудитории хорошего пациента. Ему не было равных в выборе клиента.

Меня не очень интересует подобная работа. Мне интереснее воз можность поработать с кем нибудь из аудитории, кто в результате сегодняшнего упражнения оказался в состоянии неразрешенности.

Я говорил вам, что этот подход имеет некую гарантию против не удачи. Безусловно, это не идеальный вариант. Поэтому я хотел спросить вас, может быть, у кого то в результате этого упражнения осталось ощущение незавершенности, неразрешенности какого то конфликта, внутренней проблемы, с которой вы хотели бы порабо тать индивидуально? Естественно, я буду проводить демонстрацию при всех, но сохраняя необходимую конфиденциальность.

Групповой сеанс: идеомоторные сигналы ДЕМОНСТРАЦИЯ: ПРОБЛЕМА ВЫБОРА (Участвовать в демонстрации вызвалась Света.) Света: Моя проблема — это проблема выбора, и сейчас я еще больше запу талась. В моей жизни довольно много сложностей. Во время упраж нения у меня получилось очень интересно: в самом начале рука стала писать объемные буквы на ладони.

Эрнест: Замечательно. Это идеальное состояние, чтобы демонстрировать мой подход. Как бы Вы оценили свое состояние неразрешенности, запутанности по шкале от 1 до 10, где 10 — это состояние полного смятения, а нулевая отметка — это полная решительность?

Света: Примерно 7—8 баллов.

Эрнест: Отлично. Это значит, что в вас очень много энергии, которая требу ет выхода, а потому Вы сейчас находитесь в идеальном состоянии.

Неважно, с какой проблемой вы имеете дело, будь то боль, психосо матические заболевания, состояние неразрешенности... Попытай тесь попросить пациента оценить, на каком уровне этой шкалы он находится. И если он называет достаточно высокий уровень, то это хорошее начало для вашей работы. Конечно, я не пытаюсь никого убедить в чем то конкретном, правда? Но это действительно так:

когда человек находится в подобном состоянии, на некоей высокой шкале, то именно тогда этот подход действительно полезен. Вы хо тите, чтобы я использовал ту же самую методику или желаете, что бы я продемонстрировал нечто другое?

Света: Нечто другое.

Эрнест: Поставьте, пожалуйста, руки вот так. По мере того, как вы под страиваетесь под свои руки, пытаетесь уловить их ощущения, ска жите, какая то из ваших рук ощущает это состояние смятения, не решимости, запутанности в большей степени, чем другая?

Света: Одна рука легче, другая тяжелей, но запутанность одинаковая.

186 Гипноз XXI века Эрнест: Тогда, продолжая оставаться с этим ощущением легкости и тяжес ти, попробуйте посмотреть, что следующее появится как бы само собой.

Света: Я их балансирую в этом состоянии.

Эрнест: Вы можете продолжать это делать. Оставаясь в состоянии баланса, постарайтесь подстроиться к себе. Абсолютная конфиденциаль ность, никому не рассказывая, подстроиться к самому тяжелому вопросу, который Вы пытаетесь разрешить для себя.

Света: Этот баланс уходит.

Эрнест: Позвольте балансу потеряться, пусть руки показывают это сами по себе. Вот видите... Позволяйте этому происходить самому по себе.

Очень хорошо... Вы это осознаете исключительно сами для себя.

Как будто у ваших рук есть своя собственная воля. Позволяйте это му происходить. Продолжайте обдумывать это. Конечно, ищите те перь и это. Очень хорошо. Все происходит нормально? Очень хоро шо. Пусть все продолжается так, как оно идет, само по себе. Еще одну минуту просьба оставаться наедине с самой собой. А теперь оцените свое состояние по шкале запутанности.

Состояние запутанности как бы само по себе разрешилось? Стоит ли спросить Ваше бессознательное, готово ли оно дать ответ на этот вопрос? Если Ваше бессознательное будет готово вернуться внутрь и решить, какие следующие практические шаги необходимы для Вас, закроются ли Ваши глаза сами по себе? Поэтому, обращаясь к аудитории, я хочу сказать: вы видите, как я позволяю бессознатель ному пациента ответить на этот вопрос. Я задаю такие вопросы, на которые бессознательное может ответить каким то сигналом. Очень хорошо. Я опять обращаюсь к аудитории: вы обратили внимание на то, что происходит? Света открыла глаза, но ни одна часть ее тела даже не пошевельнулась. И это показывает, что она остается в со стоянии транса. А я не сказал ни слова. Будет ли кто нибудь из вас сомневаться в том, что она продолжала внутреннюю работу даже с закрытыми глазами? Очень хорошо. Я прошу вас оставаться в этом состоянии. Ну и как?

Обсуждение сеанса Света: Я в будущем увидела результат: если я сделаю выбор, то это будет тот же выбор, который я бы сделала раньше.

Эрнест: Тем не менее Вы считаете, что это правильный выбор?

Демонстрация: проблема выбора Света: Наверное, да.

Эрнест: Часто нам приходится принимать решения, о которых мы жалеем.

Но мы принимаем решения. Это жизнь. И для того, чтобы это де лать, требуется определенное мужество. Если я так сделаю, то я встану на другой путь, на ступеньку выше в своем развитии — и в личном, и в профессиональном. Такое впечатление, что я буду не прозябать, а действительно жить. Вы чувствуете удовлетворение от своего решения?

Света: Я не могу сказать, что на 100%. Потому что есть чувство жалости.

И все таки неизвестно, как будет. Все относительно.

Эрнест: Безусловно. Мы не можем принять наилучшее решение, исходя из того, что знаем. Я лично чувствую удовлетворение от того, что Вы здесь проделали. Мне кажется, что Вы тоже удовлетворены?

Света: Да, легче стало.

Эрнест: Следует ли нам задать вопрос Вашему бессознательному, удовлет ворено ли оно? Вы понимаете, как важно терапевту не прерывать этот процесс? Как долго, Вы думаете, продолжалась эта работа?

Света: Приблизительно 25 минут.

Эрнест: Так оно и было. Закончим на этом или позволим задать вопросы Вам? Можно задавать вопросы. Светлана, Вы решили свою пробле му?

Света: До этого я знала, что нужно так поступить, но ресурса не было. А сейчас я поняла. Мне было очень тяжело, но сейчас есть силы для решения проблемы.

Эрнест: Вы видите, как я помог ей получить доступ к этим ресурсам, даже не произнося этого слова. Стоит ли терапевту менять ощущения па циента? Никогда. Потому что ощущения пациента — это очень важ ные сигнальные системы. Кто из нас достаточно мудр, чтобы напра вить в другую сторону ощущения пациента? Мне хотелось бы знать, что именно Вы чувствовали во время Вашей внутренней работы?

Света: Это были ощущения и картинки. А картинки я определяю по ощу щениям. Я руками чувствовала: вот это уходит от меня, это уходит, а вот это остается.

Эрнест: Вы слышали, чтобы я предлагал ей рассматривать какие то визу альные образы? Никогда. Конечно, интересно впоследствии задать такие вопросы и посмотреть, какие модальности были задействова ны в этой работе. А представьте себе, что я даю ей указание что то 188 Гипноз XXI века увидеть, а она мне отвечает: “Ой, извините, доктор, мне это так сложно, я не могу, я не умею”. Существуют целые направления, це лые школы, которые как бы предписывают зрительные образы. Та ков их способ излечения. И есть достаточно исследований, которые подтверждают, что это действительно полезный этап. В этом тоже должно быть какое то рациональное зерно. Многие используют зрительные образы для разрешения своих проблем. Но я не реша юсь сказать пациенту, что он должен делать и испытывать, в надеж де на то, что он не смутится и не скажет: “Доктор, я этого не умею”.

Мне интересно узнать вот что. Когда вам сказали “Постарайтесь продумать это, у вас это как нибудь осталось?..” Света: Я об этом и так думала. То есть не то чтобы думала...

Эрнест: Я то знал, что в ней продолжается работа, и слова эти произносил для аудитории. Когда я работаю индивидуально, то стараюсь гово рить как можно меньше. Но когда я работаю для аудитории, то ис пользую какие то стандартные фразы для пояснений. Во многом эта работа связана с умением считывать минимальные реакции пациен та. То, что в ней продолжается работа, было видно по неосознанно му движению ресниц. Разве всем нам не приходится ощущать или видеть, как наши руки двигаются, как бы стараясь что то нащупать?

И одно из преимуществ данного подхода состоит в том, что у тера певта есть возможность наблюдать сигналы пациента, его движе ния, язык его тела. У вас есть еще вопросы?

Вопрос: Вы интерпретировали каким нибудь особым образом движения рук?

Эрнест: Я никогда не интерпретирую поведение рук. Я воспринимаю это как сигнал продолжающейся работы. Конечно, когда руки двигают ся полубессознательным, не механическим образом, они отражают какие то процессы, происходящие в мозге. Но иногда в этом не вольном движении действительно проскакивает что то значимое.

Все эти глубокие и таинственные процессы, происходящие в мозге, которые пытались распознать Фрейд и Юнг, каким то образом отра жаются в определенных реакциях, сигналах. И по мере того, как вы получаете опыт в работе с этим подходом, вы можете задать паци енту такой вопрос: как вы думаете, в какой степени движения ва ших рук были осознанными, а в какой это было невольное подсоз нательное движение? Как бы вы оценили это движение, в какой степени оно было сознательным, а в какой — произвольным?

Света: Я не контролирую.

Демонстрация: проблема выбора Эрнест: Ну, как обычно, я ошибся. Видите, через 20 лет работы я все еще ошибаюсь. Ну что, я действительно такой глупый? На самом деле, когда я учился в третьем и четвертом классе, некотороые считали, что я умственно отсталый. Но по закону штата, где я учился, ребе нок должен был сдать экзамен на чтение. Тут у меня результаты оказались очень высокие, и тогда все поняли, что я не могу быть умственно отсталым — у меня просто другие реакции, другие рече вые манеры. Таким образом меня не отдали в специальную школу.

Конечно, вы можете поиграть в подобные игры сами с собой и по смотреть, насколько вы умны. Вначале я получил психоаналитичес кое образование фрейдовской школы, затем учился теории Юнга, а потом стал председателем совета Ассоциации юнгианской терапии в Америке. И когда я анализировал, интерпретировал поведение пациента с юнгинской точки зрения, мне это удавалось очень хоро шо, я был очень успешен, и все считали, что все замечательно.

Все время я проводил в наблюдении за пациентом, не говоря ни слова, четко отслеживая его движения и слова. А затем я вдруг про износил несколько фраз в моей интерпретации, и мои пациенты взахлеб говорили: да, вот именно, так и есть. Несколько лет такой работы — и я уже нисколько не сомневался в том, насколько гени ально я все оцениваю.

Затем я проработал несколько лет с Эриксоном и стал проходить че рез очень болезненный процесс ломки. Потому что в тот момент, когда я, казалось, уже был готов выдать какую то интерпретацию, я сам себя останавливал и переформулировал свою интерпретацию в вопрос, на который могло дать ответ бессознательное моего паци ента. Представьте себе, какое унижение! Я понял, что когда я по зволял бессознательному пациента самому дать ответ, то практи чески всегда ошибался в своих интерпретациях. Не то, чтобы я со всем ошибался, в общем, я рассуждал правильно, но никогда с такой точностью и глубиной, как показывало подсознание моего пациен та. Могу сказать, что мои суждения могут быть правильными на 25%.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, по каким признакам Вы поняли, что подсоз нание Светы решило проблему, или Вы не делали таких выводов?

Эрнест: Нет, я не делал таких заключений. Конечно, когда она открыла глаза, я предположил, что она закончила эту работу. Но наверняка я не знал, поэтому свою догадку я переформулировал в вопрос и за дал его еще раз. Сначала я спросил, могу ли я вообще задать вопрос ее бессознательному.

190 Гипноз XXI века А затем я использовал то, что называю базовой формой доступа к гипнотическому состоянию. Обычно эта процедура разделяется на три части. Когда ваше бессознательное готово проделать такую то работу и готово ли оно мне дать бессознательный произвольный сигнал?

И вот я сказал: “Если ваше бессознательное готово проделать до полнительную работу, закроются ли сами ваши глаза?” Помните, когда мы выполняли групповое упражнение, я сказал: “Если ваше бессознательное готово работать над проблемой, которую вы пере живаете сейчас, сойдутся ли вместе ваши руки?” А затем я сказал:

“Если ваше бессознательное готово получить доступ к ответам на этот вопрос, пойдут ли вниз ваши руки?” И наконец, третий вопрос:

“Если ваше бессознательное готово рассмотреть возможные вариан ты, пойдет ли вниз ваша вторая рука?” Я задаю этот простой вопрос снова и снова в различных вариациях: бессознательное, ты готово проделать эту работу? И если готово, ты можешь мне дать какой то сигнал об этом?

Для того чтобы понять смысл этого базового вопроса, давайте по смотрим на него с исторической точки зрения. Фрейд считал, что он работал не с гипнозом, у него это называлось свободными ассо циациями. Он предлагал пациенту: “Говори все, что приходит тебе в голову. Свободно высказывай абсолютно все, что ты думаешь”.

Фрейд был блестящим исследователем, он хотел знать, что проис ходит в пациенте, а не просто видеть реакции на гипнотические задачи.

Затем появился Юнг, он тоже работал со свободными ассоциациями.

Но Юнг был не удовлетворен этими ассоциациями, полагая, что они часто заводят его очень далеко в сторону и он теряет концентра цию на проблеме. И вместо свободных ассоциаций он изобрел то, что назвал активным воображением. Он говорил своему пациенту:

“Когда ты вернешься домой, попытайся сконцентрироваться на об разе, который запомнился в твоем сне, и попробуй завести с ним какой то диалог”.

Здесь появляется несколько новых черт. Во первых, работа проис ходит совершенно конфиденциально, когда клиент один дома. Кро ме того, предполагается, что клиент сам внутри себя может прово дить работу со своими образами. Поэтому Юнг предлагал пациенту как бы рисовать внутри себя эти образы и как бы проводить с ними диалог. Это были два его основных нововведения.

А затем появился Фриц Перлз, создавший гештальт терапию. Он сде лал еще два нововведения. Перлз взял это индивидуальное действо, Демонстрация: проблема выбора которое предложил Юнг, и ввел его в групповую ситуацию гешталь та. Он сажал пациента на стул в центре круга и предлагал ему про вести диалог с матерью, отцом или еще каким нибудь образом из его снов. Когда я был еще молод, я сам сидел на этом стуле в группе Фрица и на себе прочувствовал, как эффективна эта методика.

Затем Эриксон разработал методику качания пальцев, которую я описываю в своей книге. Новое здесь в том, что вы задаете вопрос сознательно, а получаете бессознательную реакцию, проявляющую ся в реагировании пальца, то есть происходит некий диалог между сознанием и бессознательным.

Я долгие я работал с методикой реагирования пальца, задавая воп росы пациентам и ожидая ответы: да, нет. Проблема в том, что это не всегда срабатывало. Кроме того, многие исследования впослед ствии показали, что вопросы очень часто как бы подсказывали па циенту ответ. И чтобы ответить на эту критику, я разработал систе му общего реагирования бессознательного. Теперь я просто задаю вопрос, надеясь на то, что бессознательное каким то образом отреа гирует и даст знать. Мои вопросы теперь уже не направлены на то, чтобы получить позитивный или отрицательный ответ, в такой сте пени я не контролирую этот процесс. Мне на самом деле совершен но не важно, двигаются руки или не двигаются.

Все, что совершают пальцы, руки, — это действие человека, которое позволяет сконцентрироваться на том, что происходит у него внут ри. Конечно, это также задает какие то рамки пациенту, он может в какой то степени реагировать “да нет” на мои вопросы. Но очень быстро пациент разрабатывает собственную систему реагирования.

Поэтому я считаю, что подход, который я использую сейчас, имеет элементы свободных ассоциаций Фрейда. Есть в нем и нечто из об ласти активного воображения. Безусловно, есть что то и от Эриксо на, который, в свою очередь, основывается на работах Бернгейма, на получении идеодинамических ответов и реакций тела.

Но если вы обратите внимание, то поймете, что мой подход более концентрированный, чем у Фрейда, он допускает некий диалог меж ду пациентом и терапевтом, а не предполагает исключительно кон фиденциальный внутренний диалог, который предлагал Юнг. И, бе зусловно, в моем подходе нет полного раскрытия себя перед зрите лями, которое присутствует в методе Фрица Перлза. И здесь нет ни какого элемента неудачи, как в методе Дэвида Чика с движением пальцев, согласно которому, если у вас пальцы не двигаются, зна чит, метод не сработал. И Чик, и Эриксон настаивали на том, чтобы 192 Гипноз XXI века и палец, и руки двигались, потому что как бы контролировали этот процесс;

они утверждали, что так происходит всегда.

Но в моей жизни было столько неприятных неожиданностей, что я не хочу в очередной раз испытывать неудачу, поэтому по своему страхуюсь, задавая вопрос подсознанию: ты готово это делать или нет? И если ничего не происходит, я говорю: “Ну что ж, значит, твое бессознательное еще не готово работать с этой проблемой. А о чем ты еще сегодня беспокоишься или думаешь?” Как видите, меня это не привело к неудаче, и пациент в порядке.

Тем не менее мы как бы оставляем пути в будущее открытыми. Да, твое бессознательное не хочет работать с этой проблемой сегодня, но, может быть, в будущем оно захочет. Поэтому, если вам когда нибудь приходилось терпеть неудачу в своей работе, то я вам пред лагаю новый инструмент.

Что вы об этом думаете? Мне было бы интересно услышать вашу реакцию. Безусловно, это новый процесс, он имеет свою историю и свои корни. Есть, конечно, и свои проблемы, и он не всегда сраба тываеют. Вы понимаете, в какой степени это открывает возмож ность для совершения внутренней работы, если она может и готова произойти? Здесь, конечно, нет никаких чудес, это не такой метод, как скальпель хирурга, который при любых условиях разрежет. Ра зумеется, он отличается от той ситуации, когда вы со своим прияте лем сидите за чашечкой кофе и предлагаете: “Ну, расскажи о своих проблемах”. В данном процессе мы действительно предлагаем па циенту получить доступ к неосознанным процессам, к невольным образам, чувствам, ощущениям. И прежде всего в самом начале, когда я не знаю, в чем особенно талантлив данный пациент. Однако мой подход позволяет этому особому таланту пациента проявиться.

Вопрос: В этой ситуации пациентка получила сигнал, который она сама ин терпретировала как “да”, она разрешила эту проблему. Однако я на блюдала, что, обсуждая результаты работы, она все время жестику лировала левой рукой и не жестикулировала правой. Является ли это противоречием?

Эрнест: Почему это следует рассматривать как противоречие? В чем оно?

Вы, конечно, сделали очень точное наблюдение, но теперь вы ин терпретируете ее поведение. И поскольку она жестикулировала од ной рукой, а вторая у нее оставалась неподвижной, вы считаете, что, может быть, это является противоречием. Вам надо провести исследовательский проект и посмотреть сотню пациентов, кто и как будет реагировать. В свое время я осознал, что человеческое пове Демонстрация: проблема выбора дение настолько сложно, что мы его не всегда можем понять. Вот к чему мы подходим на рубеже XXI века: где предел человеческому знанию? Кто то из физиков, занимающихся квантовой механикой, говорит, что нельзя абсолютно точно узнать направление движения элементарной частицы. Даже ученые физики признают, что имеют дело с элементом неточности. В 1930 е годы знаменитый математик Гедель доказал, что даже в математике нет абсолютно четких дока зательств всех утверждений. Очевидно, что в человеческом поведе нии есть доля детерминизма, но она слишком сложна для того, что бы мы смогли ее распознать и интерпретировать. Недавно появи лась новая математическая теория, которая называется “теория хао са”, “теория неопределенности”. Вы слышали о ней? Это очень ин тересный и глубокий подход, который определяет, в чем грань че ловеческого знания. Может быть, поэтому я и начал сегодня с этой поэтической цитаты.

Я готов сказать, что традиционное психотерапевтическое образова ние до сих пор основывалось на неправильных предпосылках. Не правильными предпосылками я называю то, что терапевт считается абсолютным экспертом, он знает, что происходит в человеке, он с абсолютной уверенностью интерпретирует его поведение. Я не хочу сказать, что Фрейд, Юнг и другие первооткрыватели ошиба лись в своих интерпретациях. Мне кажется, что они делали очень глубокие, очень важные замечания, для того чтобы распознать пси хическую природу человека. Но в нашем ежедневном поведении, в наших реакциях есть гораздо большая глубина, чем мы способны понять, интерпретировать. Конечно, детерминизм в организме су ществует, но он настолько сложен, что мало кто способен с абсо лютной уверенностью его понять и оценить. Поэтому я и разраба тываю новые подходы. Я задаю вопросы пациенту, которые он вос принимает со своей точки зрения и начинает внутренний психоте рапевтический процесс, на который только он может дать правиль ные ответы. Если нам удастся достать проектор, я покажу вам слай ды и расскажу о научных исследованиях, которые подтверждают мои наблюдения. Есть еще вопросы?

Вопрос: Если мы откажемся от роли “базарного” психотерапевта и столк немся с пассивностью пациента, зная о несовершенстве своих зна ний, но тем не менее видя важную проблему, — что мы делаем, просто ждем?

Эрнест: Нет, я не пассивный терапевт, я как раз очень активный. Я, так же, как и другой терапевт, веду диалог с пациентом до тех пор, пока че ловек не скажет: “Я не знаю”. Я нахожусь в таком возбужденном 194 Гипноз XXI века состоянии, очень взведенном эмоционально, когда требуются какие то другие решения. Я могу попросить пациента оценить по шкале, насколько интенсивна проблема, которую он сейчас ощущает. И если мне говорят, что интенсивность превышает 5, то я говорю:

“Отлично, ты готов сейчас работать с этой проблемой? Спроси свое бессознательное, готово ли оно поработать за тебя?” И я начинаю концентрировать его сознание на этой проблеме, по вышать уровень его ожиданий. Я понимаю: если мне называют уро вень интенсивности выше 5, то пациент готов для работы. В этот момент он уже начинает задумываться над этой проблемой по на стоящему, искать свои собственные слова, образы, интерпретации, и каждый раз это получается по новому. Мне никогда не приходилось встречаться с пациентом, который был бы до такой степени пассив ным, чтобы вдруг ничего не произошло.

Я научился этому у Эриксона: если он, например, спрашивал у па циента, какова интенсивность его эмоций, а пациент говорил 2—3, то Эриксон начинал просто смеяться. И он говорил: “Разве это про блема? Да с ней лучше не связываться. Давай лучше найдем то, что действительно тебя волнует”. И, как ни удивительно, он, просто произнеся эту фразу, избавлял от большого количества проблем и симптомов. У человека есть некий симптом, который он оценивает на уровне 2—3, и тут ему психотерапевт говорит: “Даже думать об этом забудь, это тебя совершенно не беспокоит”. И очень часто, когда впоследствии Эриксон задавал вопрос: “Что у вас случи лось?” — оказывалось, что этот симптом действительно исчезал. Я всегда пытаюсь сконцентрироваться на сути проблемы, которая ле жит у нас перед глазами. Я исхожу из предпосылки, что мы сейчас решим самую беспокоющую тебя проблему, так что тебе не надо будет приходит ко мне вторично. Во всяком случае, моя исходная посылка — о том, что они разрешат эту проблему прямо сейчас.

Сейчас я вам покажу четвертый подход. Он основан на тех же прин ципах, но здесь несколько иначе используется мотивация клиентов.

Этот подход особенно хорош для таких клиентов, у которых резко выражен конфликт между тем, что “я хочу”, и тем, что “я не хочу”, когда есть такая полярность. С другой стороны, можно с увереннос тью сказать, что практически каждый клиент в какие то моменты имеет нечто, чего он очень хочет и чего не хочет. Поэтому я хочу предложить групповой процесс, чтобы вы все сначала испытали это на себе. Если вы хотите участвовать, я попрошу вас отложить свои записи.

Демонстрация: проблема выбора ДЕМОНСТРАЦИЯ: “ЧТО Я ХОЧУ ПОЛУЧИТЬ И ОТ ЧЕГО ХОЧУ ИЗБАВИТЬСЯ” В большинстве культур, если вы что то просите, вы вытягиваете руку. А если чего то не хотите, то делаете протестующий жест: остановитесь. Если вы немножко поэкспериментируете с этими жестами, то обнаружите, какая у вас рука отталкивающая, а какая захочет получать. Что для вас лично бо лее удобно? Иногда вы можете просто физически ощутить: вот здесь от талкиваю, а вот здесь беру. А затем вы можете задуматься: что же я дей ствительно хочу и что пытаюсь получить?

И кто что то хочет? Кто это? Ребенок, или подросток, или взрослый? Одно временно вы можете подстроиться к другой стороне, которая отталкивает и спрашивает: а от чего я отталкиваюсь, от чего я пытаюсь избавиться?

Может быть, это симптом, от которого вы хотите избавиться, или дурная привычка, или еще что то? Так вы будете продолжать экспериментировать с обеими сторонами одновременно, а затем позволите этому процессу пой ти самому по себе, вы же за ним будете просто наблюдать. Иногда вы мо жете задавать себе вопросы, даже если экспериментируете с разными ощу щениями. Как будто ваши руки имеют свою собственную жизнь. А вы по тихонечку узнаете то, что приходит к вам само по себе.

Иногда требуется настоящее мужество, для того чтобы понять и получить какой то свой внутренний, очень потаенный секрет. И вы действительно получаете то, что вам необходимо, отталкиваете от себя то, что вам не нужно. И пытаетесь осознать простую истину: что же вы на самом деле хо тите? Простая истина, которая приходит к вам сама по себе.

И некоторые из вас, может быть, захотят обратиться к нескольким своим желаниям, а может быть, к тому, как ваши желания изменялись с годами.

Может быть, для других гораздо важнее понять то, чего вы не хотите. Ведь ребенку всегда важно научиться говорить “нет”. И очень многие подрост ки только учатся правильно и эффективно говорить “нет”. И некоторым из нас, уже взрослым, трудно говорить “нет” в каких то ситуациях нашей 196 Гипноз XXI века жизни. Посмотрите, какое мужество, а иногда какой талант требуется для того, чтобы правильно сказать “нет”. Для некоторых из нас весьма непрос то сказать и “да” и “нет” одновременно, тогда они могут показаться одним и тем же. Иногда у вас перевешивает “да”, иногда вам больше хочется по лучить. Ведь чего то нам хочется так сильно...

А в другой раз, может быть, отрицание окажется сильнее, всем нам нужна защита. Мы должны сказать “нет”, когда мир слишком вторгается в нашу жизнь. И, конечно, в этот момент вы можете испытать какие то движения, которые будут исключительно вашими, движения и чувства, которые пред сказать было бы невозможно. Как любопытно прочувствовать простран ство вокруг себя... Вы чувствуете, что для вас что то открыто, а некое про странство оказывается запретным.

Вы позволяете себе продолжать этот процесс еще некоторое время... И когда ваше бессознательное знает, что оно может продолжать эту терапев тическую работу само по себе, а ваше сознание знает, что ему достаточно просто подчиняться и определять время, место и другие координаты, необ ходимые для вас в этот момент, ваше бессознательное и сознание знают, что они взаимодействуют таким полезным образом, — какой сигнал посту пит от вашего мозга, что пора заканчивать этот процесс и возвращаться в “здесь и сейчас”, оставив глубоко конфиденциальной ту работу, которая была проделана сейчас? Однако некоторые из вас могут задать вопросы или поделиться ощущениями, которыми можно поделиться в этом зале.

И хотя я вижу, что некоторые из вас завершают этот процесс по своему, остальные могут обсудить происходившее и определить, что было интерес ное, что уникальное, или задать вопросы. Кто из вас действительно ощутил нечто, чего вы хотите, и то, чего вы не хотите? Наверное, не больше трети.

Мне интересно узнать, что ощущают остальные.

Обсуждение сеанса Вопрос: Вообще были непонятные ощущения. Сначала на сознательном уровне те вопросы были определены, потом в процессе работы со вершенно поменялись руки, а что происходило потом, это для со знания было непонятно. Были какие то движения руками, какие то вегетативные реакции... На сознательном уровне — и те проблемы, которые были обозначены, и совсем незначимые. Как будто проис ходило что то другое, а не то, что было выдвинуто в процессе рабо ты. Я могла осознать только то, что происходили идеомоторные и вегетативные реакции.

Демонстрация: “Что я хочу получить и от чего хочу избавиться” Эрнест: Изменение дыхания, ощущение тепла — значит, это у вас активно происходит. Я повторяю: меня не очень интересует то, что проис ходит с вашими руками. Главное, чтобы был запущен процесс, как будто вы поворачиваете ключ в замке зажигания и мотор начинает работать сам по себе. Вот, например, Света сначала испытывала не кое ощущение запутанности, а затем что то произошло — своего рода зажигание, и тогда уже начинает меняться дыхание, и возни кают другие движения. Завтра я буду отдельно говорить о том, что происходит, когда наша симпатическая система изменяется и начи нается движение гормонов, а затем начинает происходить то, что мы называем инициацией памяти и поведением в зависимости от состояния.

В вас произошло такое “зажигание”, оно вас завело куда нибудь, вы получили какие то интересные результаты? Я не осознаю. Вот в этом и состоит трудность работы в группе. Если бы мы работали индивидуально, я помог бы вам сфокусироваться на осознании того, что происходит, — на этом “зажигании” организма и изменении па расимпатической системы. Завтра я объясню, что происходит в нас, как мы чувствуем это “зажигание”.

Кто из вас еще ощущал во время этого упражнения нечто подоб ное — некое зажигание, изменение дыхания, сердцебиение, ощуще ние тепла, смятение, что нибудь, что помогло бы вам сказать об этом состоянии? Пожалуйста, поднимите руки. Примерно четвертая часть?

Традиционный терапевт хочет контролировать происходящий про цесс, он хочет видеть, что его инструкции точно выполняются. Руки двигаются так, как он вас просит. Эриксон называл этот процесс на туралистическим. Я еще буду объяснять, что мы проходим через этот натуралистический процесс возбуждения каждые два часа, ког да что то в нас зажигается и мы хотим что то совершить. Но те из вас, кто ощутили это возбуждение, у вас появилось ощущение про деланной интересной работы, какой нибудь решенной проблемы?

Вопрос: У меня появилось такое ощущение, когда физически проблема была решена, когда руки совершали определенные движения со вместно. Я физически почувствовал.

Эрнест: Это было удовлетворительное разрешение для вас?

Участник: Когда я открыл глаза, мне показалось, что я лучше вижу.

Эрнест: Это очень типичный пример людей, которые пришли к какому то позитивному заключению во время работы. Они открывают глаза, и 198 Гипноз XXI века мир кажется ярче, приятнее. Это, наверное, лучшее, что может про изойти? С другой стороны, может быть, среди вас есть те, кто ощу тил это возбуждение, а затем пришел к негативному результату, к решению неудовлетворительному?

Участник: Проблема расплылась, она как будто стала меньше, но вдруг возникло ощущение подъема давления, и мне показалось, что у меня потекла кровь из носа. Я открыл глаза, посмотрел, но вроде бы все нормально. После этого тяжесть в руках и чувство недоумения:

а что же со мной случилось?

Эрнест: Вы вначале сказали, что проблема как бы растворилась и стала меньше. И после этого вы почувствовали возбуждение? Для меня это очень серьезно. Несколько раз мы уже слышали, как то, что из начально появилось как проблема, исчезло или уменьшилось, а за тем появилось нечто другое. Потому что сознание не всегда знает, в чем заключается проблема, и когда вы следуете за ней, то можете пойти по ложному пути. Вот тут можно задаться вопросом: а поче му эта терапия занимает так много времени?

И вот очень интересный рассказ о том, что проблема как бы раство рилась, стала меньше, а затем здесь произошло сильное возбужде ние. И этот человек действительно забеспокоился: ему пришлось открыть глаза и посмотреть, не течет ли кровь на самом деле. Это нечто вроде галлюцинаций. А я ничего подобного не предлагал. И поскольку вы сами создали это, наверняка это для вас важно. Вы хотели бы выйти и поработать с этим индивидуально? Пожалуйста.

(Участник семинара по имени Геннадий соглашается на демонстрацион ный сеанс.) Демонстрация: “Что я хочу получить и от чего хочу избавиться” ДЕМОНСТРАЦИЯ:

ПОВЫШЕННОЕ АРТЕРИАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ Эрнест: Как Вы сейчас себя чувствуете?

Геннадий: Несколько возбужденно.

Эрнест: Очень хорошо. Это значит, что симпатическая система возбужде на. На шкале от 0 до 10, где 10 — это самое высокое для Вас воз буждение, где Вы сейчас?

Геннадий: Семь.

Эрнест: Это просто идеальное для вас число. А что, если мы начнем с Вами так же? Лучше, чтобы Ваши руки не лежали на коленях, а были под няты. Не надо, чтобы руки лежали, чтобы Вы ощущали в них некое напряжение, динамическое равновесие.

Вы хоть раз слышали, чтобы я говорил вам: “Я хочу, чтобы вы рас слабились”? Я начинаю всегда с некоего напряжения, ощущения на пряжения в руках. Вы видели, как он глубоко вздохнул? Я хотел Вас спросить: какая нибудь из Ваших рук испытывает в большей степе ни то ощущение приподнятости, напряжения, о котором мы говори ли вначале? Левая, да? А что Вы чувствуете в другой руке? Тогда позвольте себе поэкспериментировать с этим ощущением легкости в руке и менее комфортным напряжением в другой.

И по мере того, как Вы продолжаете, может быть, что то, изменится.

Я спрашиваю аудиторию: вы наблюдали за этим процессом? Вы при этом понимаете, что в любой момент, если вам захочется, вы може те поделиться со мной любой фразой? Но только тем, что мне необ ходимо услышать, для того чтобы помочь вам в работе.

И если вы еще побудете с этой проблемой некоторое время, вы ос таетесь в ней. Я не знаю, какие воспоминания, какие чувства это 200 Гипноз XXI века пробудит в вас. Вы позволяете этому процессу продолжаться. Суще ствуют проблемы, и иногда кажется, что для них нет разрешения.

Но мы не всегда знаем обо всех имеющихся возможностях. Вы по зволяете этому продолжаться...

Требуется мужество, чтобы позволить себе ощутить проблему та кой, какая она есть... Отлично... Вы продолжаете этот процесс... по смотрите, куда он заведет нас. Конечно, вы достаточно мужествен ны для того, чтобы продолжать его и получать то, что идет к вам.

Вы позволяете этому продолжаться. Вы просто получаете что то от себя... Иногда, может быть, неожиданные приятные сюрпризы...

Я совсем не претендую на обладание магической силой, способной излечи вать людей. Вы принимаете лекарства от давления? Я даже не знал об этом. Очень важен этот принцип конфиденциальности. Идея кажется такой простой, но тем не менее она может нарушить базовые терапевтические принципы. Мы такие любопытные, мы, наверное, считаем, что терапевту нужно знать все. Вовсе не обязательно. Для пациента важно знать все. И мне как терапевту было очень важно уметь придать ему силу, смелость. Во всяком случае, мне хочется верить. Нужно ли мне было говорить вам, что у вас есть смелость это делать? В обычной жизни человек встречается с ка кой то проблемой, проходит этот период возбуждения, а затем бросает его, не доводит дело до какого то кризиса: закуривает сигарету, принимает ле карство или делает что то еще.

Подумайте о романах Толстого, Достоевского. Еще подростком я читал эти книги, понятия не имея о том, что буду психологом, но мне было интерес но, по этим книгам я изучал жизнь. Но если вы еще раз перечитаете их, то поймете, что у персонажей постоянно возникают одни и те же проблемы, они приближаются к решению этих проблем и затем отходят от них, потом снова приближаются и опять отходят. Они никогда не переступают эту грань решения. Единственное, что я сделал, это помог Геннадию сконцент рироваться на проблеме через простое упражнение.

Объяснение техники Я хочу вам рассказать, что лежит в основе этой техники. Если случается так, что ваш пациент в одной руке ощущает концентрацию своей пробле мы, то это большой успех вашего гипнотического внушения. Когда он го ворит, что держит проблему в руке, это кажется нерациональным. На са мом деле это означает, что он отказался от обычных системы координат и принял какую то новую внутреннюю реальность. Но ведь существует оп ределенная опасность, а я не хочу, чтобы мой пациент получил сердечный приступ во время сеанса.

Демонстрация: повышенное артериальное давление Каким же образом я могу помочь ему испытать ощущение проблемы, чтобы при этом он оставался в безопасности? В таком случае я говорю: а что ощущаете вы в другой руке — по контрасту? При этом я надеюсь, что во второй руке у него некое противоположное ощущение, имеющее терапев тическое значение. Я, конечно, не говорю ему: “Пожалуйста, сконцентри руй все свои силы на излечении в этой руке”, — потому что он может от ветить: “Я не знаю, как это делать, доктор”. Я использую простые, обычные слова: “Что вы ощущаете в этой руке по контрасту?”. Это значит нечто со вершенно противоположное имеющейся проблеме.

И он говорит: легкость. Совершенно иррациональный ответ. Но для паци ента в этом была заключена излечивающая сила. Представляете, каким мне надо быть гением психотерапии, чтобы сказать: “Я хочу, чтобы вторая твоя рука ощущала легкость, которая поможет тебе в решении проблем”? Нет, я позволяю пациенту самому найти так называемый психотерапевтический баланс. И часто я повторяю: “А теперь продолжайте испытывать оба эти ощущения одновременно”. В конце концов, что такое психопатология, в чем ее основание?

Вы используете термин “диссоциация”? Люди диссоциируют, расчленяются на много частей. Диссоциация — это очень важный механизм. Предполо жим, у вас есть какая нибудь травма, и вам надо диссоциироваться, чтобы продолжить нормальную работу, но жизнь наша такая суетная и занятая, что нам некогда возвращаться и устранять эту диссоциацию, решать про блемы.

Видите, какое простое упражнение? Вы слышали, чтобы я сказал: “А сейчас я хочу, чтобы ты соединил вместе эту травмированную часть себя и эту диссоциированную терапевтическую часть, чтобы они вместе решили эту проблему”? Надеюсь, что именно я и помогал ему это делать, но ни в коем случае не говорил. Когда вы будете читать книгу “Человек из февраля” о важности и излечивающей силе недирективных сновидений, то поймете, что они основаны как раз на этом.

Я никогда не говорил Геннадию: “Я хочу, чтобы ты прошел сейчас через свою внутреннюю драму и нашел для нее приемлемое решение”. Сознание пациента не знает, как можно сделать это. И все таки он прошел через этот процесс и на лице появилась улыбка. Иногда кажется, будто это под делка. Представьте себе, что я за 5—10 минут снижаю ему кровяное давле ние. Чепуха какая то. Но он сам говорит, что это так. А я о нем практичес ки ничего не знаю. И это очень убедительный пример, потому что мы по лучили физиологическое подтверждение.

Давайте проанализируем его еще раз и посмотрим, каковы были изначаль ные условия. Я начал с простого упражнения “хочу — не хочу”. А пробле ма, которая занимала его сознание, быстро исчезла, и затем он почувство 202 Гипноз XXI века вал какой то резкий прилив. И когда Гена об этом сказал, я понял, что это замечательный пациент, потому что в нем произошло “зажигание”.

По своему опыту я понимаю, что ему можно предложить продолжить рабо ту, но не знаю, захочет ли он этого, и потому спрашиваю у него самого.

Если бы он сказал “нет”, я бы согласился и не стал называть это сопротив лением. То есть здесь мы имеем дело с двумя условиями: во первых, проис ходит настоящее неподдельное “зажигание”, а во вторых, человек сам изъявляет готовность продолжить работу. И, безусловно, мы имеем дело с очень просвещенным человеком и соответствующим поведением. Это само по себе маленькое чудо, что он ощущает такое возбуждение в себе и согла шается на терапевтическую помощь.

Следующий шаг: сможет ли он ощутить проблему с какой нибудь одной стороны, сумеет ли сконцентрироваться на ней в достаточной степени? Это уже само по себе гипнотическое внушение, и Геннадий ненадолго задумы вается, а затем говорит: да, вот здесь сосредоточена проблема. Сначала у него начинает двигаться палец на этой руке, а через несколько мгновений он начинает вербализировать это. Вы заметили, как начал немного дви гаться палец до того, как сказал: да, проблема сосредоточена в левой руке.

Иными словами, он ощутил эту взаимосвязь между происходящим и про блемой, которая, возможно, связана с кровяным давлением, и произошло такое слияние, очень важный и трудный творческий процесс.

И вот кажется, что все хорошо, но что же мы делаем дальше? Я понимаю, что ситуация достаточно сложная — у человека повышенное кровяное давление — и не хочу, чтобы это привело к каким то неприятностям. По этому я спрашиваю о контрастном ощущении — о какой то противополож ности этому состоянию. И он говорит: “Легкость”.

Теперь я как терапевт уже понимаю: когда мы доходим до этой стадии и все условия выполняются, то достаточно велика возможность успеха.

А следующая, пятая, стадия такова: “Вы можете продолжить ощущать обе руки одновременно, для того чтобы сломать эту диссоциацию?” Помните, я смотрел на него внимательно и обратил внимание на его глаза? Потому что сначала он начал моргать довольно быстро, потом медленней, а затем глаза закрылись сами собой. Это очень характерная модель погружения в транс.

Ну а теперь, когда у него таким характерным образом закрылись глаза, я уже почти не сомневался в успехе. Мне оставалось выяснить только одно:

смогу ли я поддерживать его, поощрять этот процесс, чтобы он не прервал ся, не отодвинулся назад. Потому что в такой момент люди порой прерыва ют процесс, зажигают сигарету, наливают себе рюмочку.

Демонстрация: повышенное артериальное давление Кроме того, вы, может быть, обратили внимание на выражение грусти на лице Гены. Мне даже казалось, что он может заплакать, во всяком случае, это показывало его искреннюю вовлеченность в процесс. Это критический момент. И здесь я стал говорить, что я надеюсь, у него достаточно муже ства, чтобы продолжать этот процесс. “Мужество” — достаточно хорошее слово, и не только для русских, а для всех культур.

А затем произошло чудо. Все случилось очень быстро, как обычно и проис ходит с хорошими пациентами для гипнотического внушения. Однажды, когда я еще был студентом, один из врачей хотел испытать на себе это ощущение, когда писал диссертацию. Для того чтобы описать конкретный случай, нужно было определить, на какой ступени по шкале восприимчи вости к гипнозу стоит этот человек. И вот этот человек подошел ко мне и спросил: хороший пациент в трансе находится дольше или меньше? И, как обычно, я ответил неправильно. Я сказал, что, по моему, хороший пациент будет дольше находиться в трансе. Ведь вроде бы логично: ты хороший па циент — значит, дольше находишься в трансе. Но затем этот человек при шел к противоположному заключению, потому что оказалось, что внушае мость у человека тем выше, чем меньше времени ему потребуется для раз решения своей проблемы в трансе. Я сделал тогда неправильное заключе ние, потому что исходил из традиционных посылок. Я считал, что транс — это такое хорошее средство, и лучше, если в нем находиться дольше. Это неправильно, потому что в самом трансе нет ничего особенного. Самое главное — это принятие решения.

Вы помните, что в данном случае я не сказал пациенту, когда выходить из транса, он сам вышел из него, когда была решена его проблема.

Теперь у меня как у терапевта всего одна забота: сможет ли Геннадий сде лать для себя то же самое самостоятельно. Я не врач и не могу с уверенно стью сказать: проблема решена, выбрасывайте свои лекарства, они вам больше не нужны. Но, может быть, ему было бы интересно поэксперимен тировать со своим лечащим врачом и спросить, можно ли отказаться от ле карств хотя бы на неделю.

А сейчас выполним упражнение. Вы разобьетесь на группы по 3—4 чело века. Может быть, вы разойдетесь по комнате, а может быть, выйдете в холл, где найдете себе спокойное место. И хорошо бы, чтобы в каждой группе один человек хотел быть пациентом, один психотерапевтом и име лось один два наблюдателя.

А я сейчас предложу три метода и один очень важный критерий. Повторю:

три метода — общий подход к проблеме. Первое: готово ли ваше бессозна тельное работать с этой проблемой? Если да, то ваши руки готовы сойтись.

204 Гипноз XXI века Второе: готово ли ваше бессознательное просмотреть, проверить историю, источники проблемы, ее последствия, и если это так, то готова ли одна рука опуститься?

И третья ступень: готово ли ваше бессознательное продумать, просмотреть различные варианты решения? Если да, то не опустится ли вторая ваша рука? Это общий подход к решению проблем. Он хорош для того, чтобы разрешать проблемы в полной конфиденциальности, потому что при реше нии необязательно говорить ни терапевту, ни наблюдателю, в чем заклю чается ваша проблема. И помните: очень важный критерий заключается в том, что вначале мы спрашиваем пациента, в какой степени он ощущает интенсивность этой проблемы на шкале от 0 до 10.

Надеюсь, что вам удастся получить хорошего пациента с хорошим “зажига нием”, то есть с интенсивностью проблемы выше 5. А в конце вы провери те и спросите, что изменилось на шкале интенсивности. Очень часто про блемы не решаются вот так, запросто и полностью, но если вы с уровня сумели опустить интенсивность до 3—4, то ваш пациент будет уверен, что что то произошло.

Второй метод, который я продемонстрировал, используют при наличии у человека очевидного конфликта или проблемы. Вы вот так располагаете руки и спрашиваете: “В какой из них сосредоточена проблема?” И пациент отвечает: “Вот здесь”. И вы говорите: “Да, отлично. Что вы испытываете в другой руке по контрасту?” Он вам что то отвечает, и вы говорите: “Заме чательно”. И пациент продолжает ощущать и то и другое одновременно, а вы просите его поэкспериментировать, что происходит с обеими частя ми — само по себе. Бывает полезно перед и после проведения этой мето дики оценить интенсивность происходящего процесса по шкале от 0 до 10.

Третий метод хорошо использовать с пациентами, которые чего то боятся, застенчивы или не уверены в себе. О каждом человеке можно наверняка сказать, что он чего то хочет, а чего то не хочет. И вы задаете вопрос о том, какая его рука чего то хочет, а какая отталкивается от чего то. И здесь в условиях полной конфиденциальности пациент решает для себя, чего хочет одна рука, а от чего отталкивается другая, и позволяет этому процессу протекать самостоятельно.

Я предлагаю вам поработать минут 20—30 самостоятельно, а потом мы об судим, что у вас получилось. Очень важно, чтобы наблюдатели не позволя ли терапевтам быть слишком прямыми, директивными, амбициозными и слишком увлекаться внушениями. Не следует говорить терапевту, что пора остановиться, надо просто посмотреть на него в упор. И пожалуйста, раз бейтесь на такие группы, в которых вам люди не знакомы.

Демонстрация: повышенное артериальное давление ТЕОРИЯ РАЗВИТИЯ ГИПНОЗА.

НЕЙРОИММУННЫЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПНОТЕРАПИИ За 200 лет развития гипноза было предложено много теорий, однако ни одна из них до конца не была доказана. Одна из самых важнейших теорий, которая развивается и по сей день, называется информационным подходом, то есть гипноз рассматривается как все информационные теории. Конечно, мы имеем дело не с той информацией, которой оперирует компьютер. Мы имеем дело с понятием информации в гораздо более широком смысле, свя занным с эволюцией вселенной.

На сегодняшний день существует три основные теории о том, что есть при рода и что есть вселенная. Начиная еще с Демокрита и древних греков, су ществует теория о природе, состоящей из атомов. И, естественно, за лет была развита теория вещества. Но лишь 200 лет назад появилась новая теория энергетики — энергии, которая толкает, заставляет двигаться ве щество. И только в последнее время появилась теория информации, кото рая, в свою очередь, организует материю и энергию.

Если бы существовало всего две теории — теории материи и энергии, то фактически это приводило бы к печальной дихотомии между телом и разу мом и к тому, что мы назвали бы декартовским разрывом. Например, нечто, имеющее дело с разумом, может влиять на тело — приблизительно то, что мы наблюдали вчера в случае с давлением. Для соединения этих двух по нятий, конечно, требуется третья теория. Такой теорией стала теория ин формации.

Сегодня все базовые естественные науки реорганизуются, реструктуриру ются, включая в себя информационные аспекты. Эволюция вселенной на чалась с большого взрыва, затем постепенно формировалась материя. И примерно четыре миллиарда лет назад появились первые отдельно струк турированные молекулы. Предполагается, что еще миллиарды лет потре 206 Гипноз XXI века бовалось для того, чтобы из этих самоорганизованных молекул сложилась клетка. Как же произошел этот важный шаг от одноклеточных организмов до многоклеточных организмов?

Как жизнь из одноклеточной преобразовалась в многоклеточную? Я хочу рассказать вам об этом, потому что это имеет непосредственное отноше ние к тому, что мы называем психоиммунологией. Когда мы думаем о взаи модействии тела и мозга, психоиммунология чрезвычайно важна.

Как процессы, происходящие в мозге, влияют на иммунную систему? Со гласно последним исследованиям, напряжение в мозге подавляет иммун ную систему, и в результате появляются заболевания, возможно, даже ра ковые опухоли. Теория психоиммунологии связывает стресс — то есть ис ключительно мозговые процессы — с заболеваниями, которые влияют на тело. Мы стараемся объяснить психоиммунологию в том аспекте, в каком она развивалась за последние 3 миллиарда лет. Мы рассматриваем все важ ные эволюционные шаги развития организмов от одноклеточных до мно гоклеточных и те силы, которые принимали участие в этих процессах. И оказывается, что основной действующей силой здесь был стресс.

В любой луже вы можете найти одноклеточные организмы — маленькие амебы. А что произойдет, когда лужа высохнет? Амебы погибнут. И в тече ние миллиардов лет развивался процесс, когда погибающие амебы произ водили вещество, которое называется циклическим цАМФ. Нет смысла рас шифровывать эту аббревиатуру, потому что это довольно известное в ме дицине сокращение. В течение миллиардов лет этот процесс развивался, и амебы, ощущая присутствие рядом с собой вещества цАМФ, знали о том, что поблизости умирает популяция амеб. Это вещество стало первым ин формационным сигналом.

Если вы спросите любого человека на улице, каким образом мозг взаимо действует с телом, то скорее всего не получите никакого ответа. Но каким же тогда образом происходило это взаимодействие у простейших организ мов, ведь нервной системы у них нет? Мы выяснили, что первым способом обмена информацией между простейшими организмами была передача особых химических веществ.

Почему нас это интересует? Разве гипноз не имеет дела с коммуникация ми? Мы отправляемся в такие глубины для того, чтобы осознать смысл и объяснить гипнотические явления. Сейчас мы сделаем гигантский скачок от 4 миллиардов лет назад до сегодняшнего дня. 4 миллиарда лет назад од ноклеточные амебы взаимодействовали с помощью вещества цАМФ. Они превращаются в очень маленьких червячков, которых можно увидеть нево оруженным глазом. Они могут ползать по земле в поисках небольшой лу жицы. Но если лужи не находится, то у них появляется мешочек со спора Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии ми, которые разносятся ветром. Когда споры попадают в лужицу, то снова появляются амебы. Они продолжают жить в качестве одноклеточных орга низмов, пока и эта лужа, в свою очередь, не пересохнет, и тогда выделения самок создадут маленьких червячков. Здесь мы имеем дело с некой пере ходной формой жизни, потому что часть жизненного цикла проходит в виде одноклеточного организма, а часть — в форме многоклеточного.

Здесь уместна аналогия гусеницы и бабочки.

Очень важной частью этой истории является то, что вызывает к жизни многоклеточный организм, — вещество цАМФ. Это вещество, эта информа ция, необходимая для эволюции, появилась исключительно благодаря стрессу. Возникает состояние стресса — и появляется информация, кото рая ведет к более высокой степени эволюционного развития.

Я надеюсь, вы видите связь между этими теориями и теми демонстрациями, которые я проводил. Помните, обоих своих индивидуальных клиентов я выбрал потому, что они в этот момент находились в состоянии стресса. И в простом упражнении с руками я предложил им очень надежный и безопас ный способ выхода из состояния стресса. Когда в них началась внутренняя работа, я практически все время молчал, в то время, как внутренние про цессы в обоих участниках приводили к глубокому осознанию сути своих проблем. В первом случае Света осознала существование своих проблем на более высоком уровне, и они перестали приводить ее в замешательство. Во втором случае Гена сумел преобразовать свое физическое состояние в го раздо более свободное, легкое, как будто он действительно принял лекар ство. И в обоих случаях я не делал никаких прямых внушений, никаких намеков на то, каким образом проблемы должны быть решены. Единствен ное, что я делал, — это создавал безопасную ситуацию, в которой стресс мог преобразоваться в более высокую форму терапевтического осознания.

Давайте вернемся к нашей исходной истории. Итак, 4 миллиарда лет назад стресс привел к появлению первой информационной социальной коммуни кации с помощью цАМФ. Я хочу рассказать вам об одном очень важном на учном исследовании, которое было проведено в США и опубликовано в 1990 году. В течение многих лет было проведено множество различных исследований, которые доказывают, что стресс подавляет иммунную систе му. Но никто не мог ответить, каким образом это происходит. Что происхо дит внутри клетки на молекулярном уровне? Именно этим занялся Роберт Глейзер — врач из медицинского университета в Огайо.

Поскольку он преподавал в медицинском институте, его пациентами были студенты. В самом начале учебного года уровень тревожности студентов был очень низким, и в это время Глейзер брал образцы их крови и делал анализы. Какое самое тревожное, стрессовое время в жизни студента? Бе 208 Гипноз XXI века зусловно, в конце семестра, когда он сдает экзамены. Во время экзаменов Глейзер еще раз брал образцы крови и анализировал кровяные клетки. Он проводил систематическое исследование белых кровяных телец в состоя нии расслабленности и в состоянии стресса. Первое, с чем он столкнул ся, — это цАМФ. В состоянии стресса белые кровяные тельца начинали производить большое количество цАМФ.

Когда я разговаривал с доктором Глейзером, я задал ему вопрос: разве ни какого различия между амебой и студентом медиком нет? В состоянии стресса оба начинают секрецию этого цАМФ? Представляете, насколько консервативна природа? Прошло столько лет, а она до сих пор использует в качестве базового сигнала то же самое вещество цАМФ. Так что же дела ет это вещество внутри белых телец крови в нашей иммунной системе?

Самое удивительное то, что вещество внедряется в самый центр клетки и отключает некоторые иммунные процессы. Для того чтобы понять важ ность этого процесса, необходимо знать функции генов. Первая функция генов состоит в том, что они существуют как единицы наследственности между поколениями. Сравнительно недавно мы узнали о второй функции генов. Приблизительно 40% из них называются генами — “домашними хо зяевами”. Вот эти “домашние” гены и действуют буквально каждую секун ду нашей жизни, помогая активировать и отключать некие процессы в на шей жизни.

А самым удивительным из того, что обнаружил Глейзер, были психосоци альные сигналы. Эмоциональный стресс приводил к возникновению цАМФ, которые, в свою очередь, подавляли определенные гены — так называемые интерлейкин 2. Итак, мы поняли, что наш мозг может повлиять на наши гены, на нашу иммунную систему. Так что же делает этот ген интерлей кин 2? В активированном состоянии он производит некое вещество, кото рое служит посланцем, и в клетке начинает производить определенные протеины. А что же делают протеины? Помните, из протеина состоит структура клетки. В этом сущность жизни. Мы знаем также, что некоторые протеины выполняют функцию ферментов, то есть задействуют движения и процессы в клетках. А недавно мы узнали, что некоторые из протеинов, такие как интерлейкин 2, могут действовать в качестве информации внут ри организма.

Мы опять возвращаемся к нашим трем базовым теориям. Что есть жизнь?

Это может быть материя, структура, это может быть энергия, а также ин формация. И протеины функционируют на всех трех уровнях.

Оказывается, иммунная система использует интерлейкин 2 для того, чтобы дать сигнал организму о том, что появился некий вирус, который надо ата ковать. Вы знаете, что у иммунной системы есть очень много белых кровя Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии ных телец, которые она использует для борьбы с различными заболевания ми. Некоторые клетки специализированы и узнают пришельцев извне.

Другие клетки специализируются на окружении и поглощении пришель цев. И вот это вещество является неким посланником, который бегает меж ду клетками. В последнее время было открыто целое семейство веществ, названных интерлейкинами и выполняющих различные информационные функции в организме.

В основании черепа и мозга есть лимбическая система гипоталамуса. Это очень важная информационная система, которая служит передатчиком от кортекса к телу. Помните, я задавал вопрос, что представляет собой связь между телом и мозгом? И ответ был — нервы. Но из истории, которую я рассказал вам, стало ясно, что существует еще одна коммуникационная си стема — химические посланники, которые циркулируют между мозгом и телом.

В медицине есть целое направление, которое называется нейроэндокрино логия. Это связующая дисциплина, которая изучает неврологические про цессы мозга и их связи с гормонами, обслуживающими все тело. Слово “нейроэндокринология” предполагает существование двух систем: нервов и гормонов. В гипоталамусе происходит переход от нервной системы к другой системе — передаче информации через гормоны.

Почему нам следует интересоваться гормонами? Помните вчерашний слу чай с кровяным давлением? Как же может случиться, что слова, которые воспринимаются головным мозгом, влияют на процессы, происходящие в организме, например, на кровяное давление? В теории это звучит так: сло ва кодируются в нейронах, то есть через систему передачи транслируют информацию гормонам, а те, в свою очередь, непосредственно влияют на физические процессы организма.

Вспомним вчерашнюю демонстрацию: процесс этот был не мгновенным, а занял минут 5—10. Почему же процесс не был мгновенным, ведь нервы передают информацию за доли секунды? Но система химической передачи информации и система использования гормонов действуют гораздо мед леннее, потому что гормоны и вещества посланцы должны разнестись с кровью по всему организму. Этот процесс предполагает активизацию гор мональной системы, которая медленно влияет на организм.

Давайте проследим за течением и переносом гормонов потоком крови.

Стресс способствует возникновению неких химических веществ, которые попадают в кровяной поток, и эти вещества производят адреналин, вызы вающий у человека возбуждение. Вчера я несколько раз повторял, что не внушение дает результат, а некое состояние заведенности, включенности, зажигания. Почему мы заинтересованы в этом возбуждении, что оно дела 210 Гипноз XXI века ет? Гормоны, которые приводят к состоянию возбуждения, воспринимаются маленькими рецепторами каждой клетки. Эти химические посланцы идут от мозга до клеток организма. Мы их называем основными посланцами. И когда эти основные посланцы доходят до клетки, появляются вторичные посланцы, которые действуют на уровне клетки, внедряются в ее центр и активируют гены. Существует очень много гормонов и первичных послан цев, идущих от мозга до тела. Есть сексуальные гормоны, гормоны, влияю щие на рост, и, кроме того, есть еще третий тип гормонов — гормоны стресса, которые активируют клетки, “включают” их.

Первичные посланцы передают информацию вторичным, которые, в свою очередь, подключают и отключают определенные гены. Как можно было бы назвать этих вторичных посланцев? Я рассказывал вам историю о цАМФ. В начале эволюции цАМФ был первым социальным сигналом, кото рый приводил к эволюции. И так же, как амеба в состоянии стресса, так же и студенты медики, которых исследовал Глейзер в состоянии стресса, на чинали секрецию цАМФ. Таким образом, один из самых важных посланцев есть не что иное, как цАМФ. Во первых, цАМФ могут включать и отключать определенные гены, кроме того, они передают близлежащим клеткам ин формацию о том, что появилась опасность и надо что то делать.

Это базовый механизм, который природа разработала для простейших организмов: тела, которые производят определенные протеины, а те, в свою очередь, через систему посланий передают в мозг сигналы о том, что информация воспринята.

Теперь мы понимаем, как слова кодируются в нейронах, которые переходят в гормоны, которые передают информацию в гены и всю информационную систему. В последнее время произошло разделение между традиционной медициной и холистической медициной. И я верю, что эта теория позволит в конечном итоге совместить два направления: традиционное и холисти ческое. Для того чтобы понять это, мне надо рассказать вам еще об одном исследовании, связанном с интерлейкином 2.

Еще один исследователь, доктор Розенберг, работает в Национальном цент ре здравоохранения, ведущем центре исследовательских работ в области медицины в США. Он врач иммунолог, занимался проблемами рака;

в тече ние 25 лет он изучал, как можно укрепить иммунную систему, для того чтобы она атаковала раковые клетки. Базовая теория гласит, что тело каж дого человека постоянно производит раковые клетки. И большинство лю дей не заболевает раком, потому что иммунная система быстро распознает раковые клетки и немедленно их уничтожает. А люди, которые заболевают раком, предположительно имеют более слабую иммунную систему, которая не может вовремя распознать и уничтожить раковые клетки.

Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии После многолетних исследований Розенберг пришел к выводу, что можно укрепить иммунную систему своих пациентов, если ввести им интерлей кин 2. Он собрал достаточное количество материала для того, чтобы про вести эксперименты на пациентах, умирающих от рака. Результаты, кото рые он получил, были совершенно неожиданными. Приблизительно у 35% пациентов это привело именно к ожидаемому результату: интерлейкин усилил иммунную систему, которая атаковала раковые клетки и уничтожи ла их. Проблема заключалась в том, что внедрение такого количества ген ного материала приводило к сильным побочным эффектам. У людей подни малась высокая температура, возникали различные болевые ощущения, иногда это приводило к психическим расстройствам, галлюцинациям и во обще сильно влияло на психическое состояние. В некоторых случаях по бочные эффекты были настолько сильны, что пациенты умерли раньше, чем могли бы без этого лечения.

Но, с моей точки зрения, интересно то, что ген интерлейкин 2 влиял не только на тело, но и на мозг. Это еще одно доказательство того, что интер лейкин 2 является связующим звеном между мозговыми процессами и те лом. И данная история вселяет в меня надежду на то, что традиционная и холистическая медицина могут сойтись воедино. Обе теории как бы схо дятся в этом веществе — интерлейкине 2, которое является центральным связующим звеном. То есть мы впервые получаем объяснение, каким обра зом мозговые процессы, медитация могут влиять на физические процессы, происходящие в нашем теле.

Теперь я хочу сейчас рассказать о том, сколько времени требуется для воз действия гена на систему. Приблизительно полтора часа требуется для того, чтобы информация из мозга была перенесена в тело и воспринята гормонами, которые затем доходят до уровня клеток и активируют гены.

Доктор Бонгос, который занимается подобными проблемами в Швейцарии, недавно получил информацию, подтверждающую эти исследования. Он ис пользует гипноз для влияния на белые кровяные тельца, которые, в свою очередь, влияют на иммунную систему. И он обнаружил, что требуется около двух часов для того, чтобы гипнотические внушения преобразова лись в иммунную информацию и повлияли на состояние организма. Док тор Бонгос совершенно не занимался химическими процессами, о которых я вам говорил, но время, которое он определил по своим исследованиям, полностью соответствует диаграмме о химическом переносе информации из мозга в тело.

Внутри этого двухчасового периода есть очень важный промежуток време ни. Приблизительно 20 минут требуется для того, чтобы информация с пе риферии клетки проникла внутрь ее, инициировала действие посланцев, которые, в свою очередь, включая гены, начинают производство опреде 212 Гипноз XXI века ленных протеинов. Давайте будем помнить о двух важных факторах. При близительно 20 минут требуется для того, чтобы инициировать ген, а затем 1,5 часа необходимо для того, чтобы началось производство новых протеи нов. Для чего нам знать, сколько времени это занимает? Дело в том, что новые протеины отвечают за укрепление и развитие структуры клетки.

Они также производят новые ферменты, которые отвечают за энергетичес кую динамику клетки. Кроме того, в этом процессе новые протеины по рождают новые вещества посланцы, которые, проходя через весь организм, переносят информацию между телом и мозгом.

Итак, вы видите, что 1,5 — 2 часа представляют собой очень важный, базо вый срок: именно такое время требуется для переноса информации, вос приятия ее организмом и начала производства новых веществ, которые действуют соответственно указаниям. А сейчас мы обратимся к совершен но другому уровню — к тому, что называется хронобиологией или биоло гией времени.

Развивающаяся независимо хронобиология обнаружила, что 1,5 часовые циклы изменяют состояние тела и мозга. Около 10 лет назад доктор Флай тон, работающий в Чикагском университете, обнаружил, что приблизи тельно каждые 2 часа во время сна мы начинаем видеть сновидения. Каж дые 1,5 часа мы начинаем видеть сны, период которых продолжается ми нут 20. Я считаю, что совпадение временных циклов между сновидениями и тем, что я сейчас рассказал о передаче и восприятии телом информа ции, — это вовсе не случайность. Потому что мы имеем дело с новой кар той сознания. Недавно мне удалось поговорить с доктором Флайтоном. Не смотря на то, что имя его стало известно благодаря исследованию о циклах сновидений, он считает, что это вовсе не самое важное из его открытий.

Очень важно, что такая цикличность сохраняется, даже когда мы находимся в состоянии бодрствования. И если внимательно присмотреться, можно об наружить, что практически вся наша жизнь подчиняется этим полуточасо вым ритмам. Например, сколько продолжается дейтвие в театре? Примерно 1,5 часа, а потом идет перерыв.

Интересно, что раз в 1,5 часа мы достигаем пика возбуждения, по всему телу начинают двигаться гормоны и приводят нас в состояние активности, когда мы можем сделать нечто полезное для общества. Это так называемые гормоны стресса, которые стимулируют наш организм, и мы в эти периоды можем лучше видеть, лучше слышать, лучше думать и быть более активны ми. Иными словами, мы в такие моменты полностью готовы к активному действию. Через некоторое время эти гормоны начинают исчезать, эндор фин проходит по нашему телу, и мы расслабляемся. Теперь кривая актив ности начинает стремительно уходить вниз, и мы доходим до нижнего пре дела нашей активности. В этом нижнем состоянии активности, которое Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии продолжается примерно 20 минут, мы начинаем забывать что то, склонны фантазировать.

В 1970 х годах в армии США были проведены очень дорогостоящие иссле дования, посвященнные изучению циклов эффективности. Для военных было важно узнать, почему каждые 1,5 часа эффективность человека пада ет. Эти исследования убедительно показали, что каждые 1,5 часа необходи мо давать человеку перерыв, особенно если он занимается умственной де ятельностью. Иначе он будет ошибаться. Во время этого короткого 20 ми нутного перерыва в организме происходит очень много физиологических изменений. Например, каждые 2 часа мы ощущаем чувство голода, прибли зительно каждые 1,5 часа организму нужно избавиться от мочи, то есть за эти 20 минут система мозга и организма подготавливается к новому прыж ку активности.

То же самое происходит и в остальных системах организма, например, за ударом сердца следует расслабление. Конечно, частота пульса у человека примерно 60—70 ударов в минуту, дыхание имеет цикличность приблизи тельно 16 ударов в минуту, но существуют и более длительные периоды:

полтора часа с двадцатиминутными перерывами.

Вы, может быть, знаете о том, что 24 часовые циклы называются циркадны ми ритмами. А более короткие ритмы по полтора часа с 20 минутными пе рерывами называются ритмами часовыми. Если первый ритм циркадный, то второй — ультрадианный. И в течение ультрадианных периодов проис ходят различные физиологические процессы, связывающие наш мозг с организмом. Очень важно понимать, что эти циклы не работают, как часы, они не абсолютно точны. На них легко могут повлиять различные соци альные стимулы. Конечно, если произошел какой нибудь несчастный слу чай, например, пожар, вы не можете посмотреть на часы и сказать: время отдыхать. В таких случаях мозг посылает большое количество гормонов, активность тела возрастает, и нам не нужно отдыхать.

У каждого человека в течение дня циклы подстраиваются под ту работу, которую он выполняет. Более того, люди могут влиять на циклы друг дру га. Вы, наверное, знаете, что у женщин, долгое время живущих вместе в общежитии, в конце концов подстраиваются менструальные циклы, и они как бы существуют в едином организме. То есть люди, находящиеся вокруг нас, влияют на наши базовые физиологические функциональные процессы.

Еще один интересный пример: что делает человека великолепным спорт сменом? Конечно, хороший спортсмен может быстрее бегать, выше пры гать, лучше думать. При изучении таких людей и их действий было обна ружено, что в верхней точке пик активности у них выше, чем у обычного человека. Почему ведущие игроки получают миллионы долларов, в то вре 214 Гипноз XXI века мя как средний игрок получает весьма умеренные гонорары? Ведущий иг рок оказывает вдохновляющее влияние на команду, заставляет их действо вать лучше и эффективнее, чем они могли бы сделать в обычной обстанов ке. Поскольку ведущий игрок двигается быстрее, он заставляет быстрее двигаться и всю команду. Разве это возможно? Оказывается, да: ведущий игрок является психосоциальным стимулятором для других игроков, кото рые в таком случае начинают лучше действовать.

Приведу один пример из социальной жизни. Предположим, что мы гуляем по улице и кто то из приятелей говорит: “Ой, я проголодался, пойдем пере кусим”. Я не особенно проголодался, но поскольку мы друзья, пойдем, я выпью с тобой кофейку. Через 5 минут ты заходишь в ресторан, просмат риваешь меню и говоришь: “Ну что ж, пожалуй, и я с тобой поем”. То есть, если ваш ритм немножко опережает мой, если мы друзья и находимся в хо роших отношениях, то мой ритм может подстроиться под ваш. Иными сло вами, в данном случае наши дружеские отношения привели к тому, что мой цикл голода подстроился под ваш, и я готов с вами пообедать. Соб ственно говоря, в каждом обществе, в каждой культуре общий обед, общий ужин является таким психосоциальным механизмом, когда ритмы участву ющих в этой функции подстраиваются. Подумайте о бизнесменах, которые съезжаются из разных стран: первое, что они делают, это идут на деловой ланч, во время него они устанавливают хорошие дружеские отношения. К вам пришли гости, и вы предлагаете им что нибудь выпить, что нибудь съесть, вы настраиваетесь на синхронизацию ваших циклов мозга и тела.

Итак, чем мы занимаемся в психотерапии? Мы подстраиваем наши психо социальные ритмы. Я хочу продемонстрировать то, как хорошая психотера пия использует 20 минутные перерывы отдыха. Эта диаграмма состоит из четырех ступеней, которые повторяют те циклы, которые мы с вами прохо дим во время демонстрации.

Первая стадия — это сбор информации: в чем проблема? Ваше бессозна тельное готово поработать над важной для вас проблемой, и если да, то сойдутся ли ваши руки? Это первая стадия.

Теперь вторая стадия: начинается возбуждение. Если ваше бессознатель ное готово просмотреть источники возникновения вашей проблемы, то, мо жет быть, одна из рук начнет опускаться вниз? Обычно во время второй стадии люди проходят через период эмоционального возбуждения, когда они вспоминают что то, что имеет на них большое влияние. Наверное, вы вчера обратили внимание, что оба моих пациента были выбраны по этому принципу: они уже находились во второй стадии. Сначала мы проделали общее групповое упражнение, а потом я наблюдал, у кого произошло “за жигание”. Это упражнение произвело разное действие. Помните, процен Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии тов 20—30 из вас подняли руки, говоря о том, что у них есть ощущение не кой неудовлетворенности.

И в каждой демонстрации я использовал другой терапевтический способ, чтобы изменить состояние возбуждения. Самый типичный был такой: на какой руке у вас сконцентрирована проблема? Я пытаюсь провести корре ляцию между ощущением руки и осознанием проблемы в мозге. И как только этот контакт произошел, я замолкаю. Я очень внимательно наблю дал за участниками демонстрации, потому что слежу за всеми сигналами, показывающими, что состояние возбуждения продолжается. Я хотел его определенным образом направить, поскольку не заинтересован, чтобы уча стники в ходе этого процесса заснули. Очень часто в стадии возбуждения человек проходит через отрицательные эмоции. Поэтому я и поощрял его, говоря: имей мужество некоторое время оставаться с этой проблемой, пе реходи к следующей стадии. Если человек хмурится и становится очевид но, что у него возникает какая то внутренняя проблема, я предлагаю ему сказать что нибудь, но обычно немного, всего пару предложений, которые могут ему помочь.

А если все идет хорошо, то клиенты доходят до пика возбуждения и начи нают тихонько опускаться вниз, и на этой стадии происходит очень важное внутреннее прозрение. Эту третью стадию я называю периодом внутрен ней творческой работы. Я предполагаю, что в этот период работают гормо ны, которые активируют процесс воспоминания, различные другие ум ственные процессы.

А затем в обеих демонстрациях был период, когда пациенты начинали не много улыбаться, то есть они вышли из состояния стресса и были удовлет ворены своим состоянием. У обоих появлялись признаки спонтанной ре лаксации, затем они открыли глаза и вышли из трансового состояния.

А на последней, четвертой стадии я осторожно привлекаю их к беседе о смысле того, что в них происходило. Действительно ли они испытали не что значимое для себя, понимают ли они, каким образом такой же процесс смогут использовать для себя в будущем? Можем ли мы составить некий план для упражнений в течение этой недели, чтобы посмотреть, насколько вам это удастся, и сделать необходимые поправки в следующий раз, когда мы встретимся? То есть теперь уже сейчас, на четвертой стадии, а не вна чале начинает происходить пластическое взаимодействие между пациен том и терапевтом: как он себя чувствует и какие у него ощущения.

Типичной ошибкой терапевтов является следующее: в начале приема вы разговариваете с пациентом: как дела, как ты себя чувствуешь и т.д. Иног да пациент настолько вовлекается в этот процесс, что происходит спонтан ное возбуждение, он начинает испытывать какие то эмоции, может запла 216 Гипноз XXI века кать, может нахмуриться и т.д. Что делает обычный терапевт, когда паци ент находится на второй стадии — стадии эмоционального возбуждения?

Терапевт, естественно, хочет помочь пациенту излечиться. Большинство терапевтов учат пациента справляться со своими эмоциями: как успоко иться, как подумать об этом рационально, как разрешить эту проблему. Те рапевт начинает интерпретировать ситуацию: о, вы сейчас чувствуете это потому, что ваша мать когда то сделала то то и то то и т.д. В результате терапевт переводит пациента из второй стадии сразу четвертую, таким об разом как бы обкрадывая пациента, лишая его моментов внутренней твор ческой активности. Я надеюсь, вы понимаете, насколько это важно.

Именно так происходит и в повседневной жизни. Человек сталкивается с какой то проблемой, он на нее эмоционально реагирует, плачет, и очевид но, что он дошел до состояния кризиса, он возбужден. А в результате вы берете сигарету, выпиваете чашечку кофе, успокаиваетесь и переходите сразу от стадии возбуждения к четвертой стадии, не позволяя себе момент внутреннего самосозерцания. Если кто то плачет, то приятель его успоко ит: ну ладно, не плачь, все в порядке, все наладится. Человек успокаивает ся и пропускает этот творческий процесс. Ну так как, вы считаете, что я пассивный терапевт? Когда я замолкаю, то это значит, что я просто очень пассивен и ничего не делал?

Циклы, пики активности Пик активности — это момент, когда гормоны начинают активно прохо дить по всему телу, меняют наше состояние, активно задействуют мозго вые процессы воспоминаний и связывают тело и мозг в активные процес сы. В чем разница активности мозга у взрослых и детей? Детские циклы короче и, соответственно, быстрее. Но взрослая модель у ребенка возника ет уже в возрасте 4 лет. Вопрос к женщинам: если вы кормили ребенка грудью, то обычно какой делали перерыв? Сначала 3 часа, потом 4 часа. Вы это делали, потому что доктор прописал или ребенок просил? Просил ре бенок. Обычно, если у мужа и жены разные графики работы, то между ними возникает больше непонимания, потому что они существуют в раз ных циклах.

Существует ли оптимальный срок нахождения в трансе? Мы проводили не которые исследования, используя общую процедуру: пациент входил в транс, решал свою проблему и выходил из транса, когда считал, что про блема для него решена. Ему давали именно такие указания. Эксперимент проводился три раза, в разных частях страны, над разными пациентами.

Мы получили одинаковые результаты: среднее время — 20 минут. Некото Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии рым людям достаточно 5 — 10 минут, как вы видели вчера. Самый корот кий цикл был минуты 3—4, самый длинный цикл — около часа. И общая тенденция такова: чем больше человек подвержен гипнозу, тем короче время его пребывания в трансе.

После того как я опубликовал свою первую теорию и статью о связи между трансом и временем, в 1986 г. Олдридж и Бернстайн выполнили первые эк спериментальные исследования. Они проводили тесты на гипнотическую внушаемость в классах в течение дня, и в результате оказалось, что суще ствует два таких цикла: одни в наибольшей степени подвержены гипнозу в 11 часов утра, другие — примерно в 4 дня. Это очень легко увязывается с теорией “сов” и “жаворонков” — тех, кто рано просыпается, и тех, кто до поздна остаются в состоянии бодрствования. Существуют сведения, что жаворонки более подвержены циклу гипнотической внушаемости в утра, а совы скорее проявляют эту тенденцию к вечеру. И, естественно, из этого сразу вытекает новая теория, которая говорит, что гипноз — это ско рее некое возбуждение, в отличие от старой теории, объяснявшей гипноз неким состоянием сна. Жаворонки легко просыпаются утром, и именно ут ром у них наступает период наибольшей подверженности гипнозу. А у сов пик активности наступает к вечеру, и именно в этот момент у них период наибольшей гипнотической внушаемости. Это подтверждает мысль о том, что гипноз — скорее возбуждение, чем сон. Есть ли вопросы?

Вопрос: Можно ли сказать, что в организме важнее сам принцип циклично сти, а не точное время и другие характеристики цикла?

Эрнест: Безусловно. Во всех этих процессах есть большая доля унаследо ванной гибкости, которую называют гранью хаоса. До сих пор доми нировала теория о том, что наиболее хорошим состоянием является гомеостатический баланс. Но если подумать об этом, можно предста вить себе, что полная стабильность соответствует большой жесткос ти, отсутствию приспосабливаемости к социальным условиям. По этому сейчас пробивают дорогу новые идеи о том, что мы имеем дело с динамичным балансом между стабильностью, устойчивостью и гибкостью, изменяемостью и хаосом. И теперь вместо теории гоме остаза придерживаются теории, в соответствии с которой жизнь ба лансирует на грани хаоса. Безусловно, существует опасность со скользнуть вправо: именно это и происходит в период революцион ных изменений, это хаотические изменения, обычно кратковремен ные. Другая сторона — это жестко закрепленное, не изменяющееся общество. Это и хорошие новости, и плохие одновременно.

В периоды изменений нам особенно хочется достичь состояния стабильно сти, устойчивости. Мы готовы даже принять диктатора, если он обещает 218 Гипноз XXI века стабильность и порядок. Диктатору требуется некоторое время, и общество действительно стабилизируется. Но цена, которую нужно за это платить, такова, что общество становится ригидным, а люди — непоседливыми, у них не реализуется естественная потребность к изменению.

Помните: каждые полтора часа мы входим в период активности, создаются новые протеины, новые посланники между мозгом и телом, которые вводят нас в новое состояние. И эти новые протеины, эти химические посланники в результате приводят к появлению новых ментальных состояний, нравит ся нам это или нет. Потому то мы и говорим, что таков закон существова ния, когда человек и его разум балансируют на тонкой грани между жест костью и хаосом. И баланс здесь очень ненадежный, как у циркового арти ста, ходящего по проволоке, поскольку баланс постоянно меняется то в одну, то в другую сторону. И, конечно, как и в цирке, человек время от времени падает. Так же и общество время от времени теряет равновесие, а затем падает. Часто получается, что в период изменений общество от рево люции переходит к абсолютной ригидности, пока не произойдет новая ре волюция. И если так получится, то в конце концов общество найдет проме жуточное, достаточно творческое состояние. Помните стихотворение Риль ке, которое я вам прочитал в самом начале? Может быть, в этом контексте оно прозвучит иначе:

“Мы не знаем друг друга, и нам нужно оставлять между собой достаточное расстояние, чтобы видеть друг друга полностью”.

Теоретически каждые полтора часа мы проходим через новый цикл актив ности, каждые полтора часа у нас могут зародиться новые идеи, каждые полтора часа мы проходим через возможный цикл исцеления. Конечно, этот процесс не ригидный. Я проводил исследования, предлагая людям входить в транс в разное время суток. Я предполагал вначале, что они бу дут впадать в состояние транса каждые полтора часа. Но, как обычно, я ошибался. Приблизительно каждый день люди с помощью самогипноза углублялись в транс каждые три часа. То есть в обычной жизни непрактич но каждые два часа прерываться, поэтому периоды удваивались.

Поэтому общая идея такова: в обычной нашей практике мы можем исполь зовать слова для того, чтобы влиять на происходящие циклы, а также для того, чтобы подстегнуть этот цикл и довести его до высокого пика актив ности, как это происходит у спортсменов. Или же можем использовать сло ва для успокоения. Но, с моей точки зрения, это несколько устаревшая ме тодика, хотя она достаточно хорошо действует. Я предпочитаю работать с пациентом как обычный терапевт, ожидая, подгадывая то время, когда че ловек естественным образом, находясь в своем цикле, подойдет к пику сво Теория развития гипноза. Нейроиммунные механизмы гипнотерапии ей активности и в нем начнется возбуждение и то, что я называю зажига нием. Все визуальные ключи поведения и реакции тела показывают, что человек начинает возбуждаться, и я понимаю, что в этот момент можно на чинать гипнотические упражнения.

С моей точки зрения, гипноз оптимизирует процессы, происходящие в че ловеке, те циклы, которые повторяются в нем каждые три часа. В повсе дневной жизни человек не знает, как использовать эти периоды своего возбуждения. Обычно они происходят как бы зря. У некоторых людей эти периоды используются настолько бессмысленно, что они вместо активного возбуждения получают приступы тревожности. В конце концов, что такое приступ тревожности? Это спонтанный период возбуждения, происходя щий в человеке, который не знает, как его использовать. Существуют и противоположные примеры: многие люди не знают, как использовать пе риоды неактивности и отдыха в течение дня. Вместо того чтобы использо вать это время для того, чтобы расслабиться, потянуться, поскольку по ва шему телу расходятся гормоны, заставляющие вас расслабляться, человек уговаривает себя, что “мне не стоит лениться”, “мне не стоит опускаться” и буквально “заталкивает” себя какие то в активные действия — закуривает сигарету, выпивает чашечку кофе или делает что то иное, что фактически превращает его жизнь в зависимость. Эта теория очень хороша для объяс нения феномена зависимости.

220 Гипноз XXI века ЗАВИСИМОСТИ Вещество, к которому привыкают, обычно имитирует химические веще ства, выполняющие функцию переносчиков информации в теле. Существу ет два типа веществ, от которых развивается зависимость: стимулирующие и успокаивающие. Вы понимаете, как это уже соответствует логике ритмов жизни? Стимуляторы: кофе, сигареты, кокаин, наркотики — все они помо гают нам не обращать внимание на периоды спада, происходящие каждые 2 часа, и продолжать активно функционировать. Например, в Южной Аме рике люди очень часто жуют листья, содержащие кокаин, которые помога ют им постоянно находиться в трудоспособном состоянии. Фактически ко каин для них является тем же самым веществом, которым для нас является никотин или кофеин. Что происходит, если вы переусердствовали с кокаи ном или с героином? Если вы приняли большую дозу кокаина, то ваш мозг внезапно захлестывает сильная волна стимулирующего вещества.

Обычно в первый раз вам кажется, что это очень здорово. Естественно, вы чувствуете себя так, потому что все рецепторы в клетках настолько акти визируются, что вы ощущаете легкость в теле и мозге. Но когда химичес кие посланцы мозга приходят на уровень клетки, требуется некоторое вре мя, чтобы “достучаться”, пройти внутрь. Рецепторы в клетках являются ре гулирующими инстанциями, которые контролируют количество проходя щего внутрь клетки. Клетка, получающая огромное количество стимулиру ющего сигнала при принятии кокаина, оказывается в таком состоянии, ког да появляется сигнал опасности, иначе человека может просто захлест нуть. Но за последние два миллиарда лет жизнь научила людей различным способам обороны. Жизнь помогает нам активно защищаться от излишнего количества посланцев. Организм поступает очень умно. Если в какой то момент оказывается избыточное число посланников, клетка как бы втяги вает в себя свои рецепторы и уничтожает их. Так же, как если на улице происходят какие то беспорядки, то вы просто захлопываете окна и двери и остаетесь внутри. Но клетка делает больше: она не просто закрывает дверь, она ее замуровывает.

Зависимости Но на следующий день вы просыпаетесь, и ваши клетки уже не имеют ре цепторов. И вы не можете полностью проснуться, почувствовать состояние активности, потому что обычного количества производимых организмом гормонов не хватает. Тело продолжает производить обычное количество гормонов, но в клетках не хватает рецепторов, чтобы эту информацию вос принять. Поэтому на следующий день после приема наркотиков вы чув ствуете себя уставшим и, естественно, думаете: “Черт возьми, вчера было так здорово, а сегодня так противно, надо еще раз принять”.

И таким образом начинается этот цикл. Вы принимаете наркотики, ваше состояние улучшается, но оно не становится таким, как в первый раз, когда вы приняли наркотик, потому что у вас нет такого количества рецепторов.

В Америке говорят, что наркоманы всегда стремятся повторить то самое ощущение легкости и полета, которое они ощутили, приняв наркотик пер вый раз. Но сколько бы раз вы потом ни принимали наркотики, так же хо рошо вы себя чувствовать не будете, потому что в клетках просто отсут ствуют рецепторы. И чем больше наркотиков вы принимаете, тем больше рецепторы втягиваются в клетки и уничтожаются. В конце концов, вы до ходите до состояния полного разрушения, вы уже просто лежите и не мо жете ничего делать. В клетках остается так мало рецепторов, что даже очень крупные дозы наркотиков не производят желаемого эффекта. В этот момент вы либо умираете, либо вас направляют на излечение.

Что происходит в случае лечения? Первые несколько недель это просто ад наяву без наркотиков. У вас возникает масса различных симптомов:

головные боли, приступы кошмаров и абсолютно все, что угодно. Ваше тело и мозг в состоянии умопомешательства. Тело и мозг продолжают производить такое же количество обычных химических веществ — пере носчиков информации, но клетки не могут их воспринимать, поэтому тело находится в состоянии какого то чудно го разбалансирования. Но через несколько недель лечения, приема каких то лекарств вы действительно начинаете чувствовать себя лучше и лучше. Почему, каким образом вы излечиваетесь от этой зависимости? Клетки в период, когда вы перестали принимать наркотики, как бы начинают возмущаться: а что же там случи лось с системой центрального планирования, почему не происходит нор мальное функционирование организма? И клетки начинают воспроизво дить новые рецепторы, чтобы воспринимать информацию мозга. Через не которое время количество рецепторов восстанавливается до нормального уровня, чтобы ваше тело ощущало себя в практически нормальном со стоянии.

И теперь от этого периода простого воздержания от приема наркотиков вы переходите к групповой терапии и обучению навыкам социального обще ния. Я привел пример с кокаином, который является стимулирующим нар 222 Гипноз XXI века котиком, но то же самое происходит и в случае с барбитуратами, опием и другими наркотиками, которые усиливают период отдыха.

Как же теперь ответить на вопрос, что такое зависимости? Определить за висимость можно как нарушение коммуникации между телом и мозгом.

Поскольку в своей социальной жизни человек испытывает стресс, он при нимает наркотик, для того чтобы помочь себе преодолеть его последствия.

Тело и разум предполагают наличие 20 минутного перерыва для восста новления нормального функционирования организма, клетки подготови лись к восприятию новой дозы гормона. Но если общество не позволяет вам отдохнуть, если выдвигает все новые и новые требования, то вам необ ходима дополнительная стимуляция. Поэтому стрессы происходят, когда мы не прислушиваемся к требованиям тела и мозга, толкаем себя за предел переносимости, когда нам необходимо стимулировать себя с помощью ка ких то веществ.

Существует неколько источников стресса. Самым распространенным, на мой взгляд, является общество, которое не понимает естественных циклов, происходящих в организме, и выдвигает требования, заставляющие нас по стоянно функционировать и не допускающие периоды хотя бы кратковре менного отдыха. Естественно, на такие избыточные требования организм реагирует тремя разными способами:

вы можете возмутиться и стать преступником, вы можете, наоборот, углубиться в себя, или можете полностью согласиться с запросом постоянной ак тивности, полюбить это состояние постоянной активности и бодрствования, привыкнуть к постоянному потоку адреналина в организме.

Есть разные люди (среди них немало компьютерных гениев), которые на столько возбуждены своей работой, настолько радуются, что привыкают к постоянному течению адреналина, который держит их в состоянии воз буждения. Другие люди привыкают к воздействию половых гормонов, ко торые постоянно держат их в напряженном желании сексуального удов летворения. Иными словами, это совершенно естественная реакция орга низма на стимулирующие вещества.

И одновременно мы можем привыкнуть и стать зависимыми от других ве ществ, которые заставляют нашу систему расслабляться, когда в ней при сутствует уже не адреналин, а эндоморфин и успокаивающие гормоны с избыточным количеством сахаров. Поэтому различные расстройства пита ния — это реакция организма, стремящегося защитить себя, продлить пе риод отдыха, потому что принятие избыточного количества пищи застав Зависимости ляет человека быть сонным, засыпать и таким образом как бы отходить от требования постоянной активности.

И поэтому зависимости могут возникать как к собственным веществам, уже имеющимся в организме, так и к веществам, которые принимаются извне и имитируют эти химические процессы. Несколько похожим, хотя и другим по смыслу, является принятие транквилизаторов, психотропных веществ, которые влияют на наш организм. Большинство психиатрических препара тов воздействуют на нейротрансмиттеры — рецепторы, которые передают информацию от одного нерва к другому.

Различные гормоны и химические вещества мы называем не столько ней ропередатчиками, сколько нейромодуляторами. Нейромодуляторы могут делать нервы более чувствительными или менее чувствительными. И в данном случае процесс очень затруднен, поскольку очень многие нейро трансмиттеры находятся рядом или выполняют ту же функцию, что и ней ромодуляторы. Поэтому, возвращаясь к общему определению зависимости, можно сказать, что это нарушение социальных коммуникаций, нарушение передачи информации. И если мы будем признавать лишь первые две тео рии о том, что жизнь есть только материя или что жизнь есть только энер гия, то понять процессы зависимости просто невозможно. И только поняв, насколько важна информация, каковы ее функции и как она влияет на энергию и материю, вы можете понять, как это действительно переплета ется в естественные человеческие ритмы.

Например, алкоголь имеет весьма парадоксальное воздействие, потому что он одновременно и стимулирует, и угнетает, и в результате получаются странные переплетения симптомов.

Предлагаю провести групповой процесс, связанный с личностными зависи мостями. Убежден, что ни у кого из вас нет серьезных зависимостей.

Групповой сеанс:

работа с зависимостями Уберите все с колен, попытайтесь найти для себя немножко пространства.

Я сегодня много говорил о циклах активности. Может быть, мы с этого и начнем? Мы начнем просто делать круговое движение руками. Вначале как вы хотите, но лучше, чтобы это делалось медленно, плавно, каждый нахо дит для себя собственный ритм.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.