WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«выпуск 106 библиотека психологии и психотерапии КЛАСС независимая фирма Жан Беккио Эрнест Росси Гипноз XXI века Москва Независимая фирма «Класс» 2003 УДК 615.851 ББК 53.57 Б 42 Беккио Ж., ...»

-- [ Страница 2 ] --

Поступая таким образом, мы предписываем пациенту очень простое упражнение по самогипнозу. И тогда мы даем ему следующие инст рукции: “Вы сможете делать упражнение сами, точно так же, как делали его здесь. Вы просто сядете так же, как здесь, закроете глаза и будете слушать звуки, которые есть вокруг вас... Вы по зволите приходить к вам образам воспоминаний, вы предостави те вашей руке потихоньку опускаться... И по мере того, как она будет опускаться, вы будете исследовать свое воспоминание, так... как вы делали это в начале упражнения,— цвета, запахи, оттенки, нюансы, краски... И когда ваша рука опустится, вы, полностью воспользовавшись этими ощущениями, глубоко вдохне те... и упражнение будет окончено”.

Должен сказать, что это очень простое упражнение никогда не дает абреакций. И вместе с тем оно позволяет обучаться самогипнозу. И через сеанс я сделаю что то, что уже делал по ходу сеанса с абреак цией. Потому что обычно, когда происходит абреакция, я вывожу пациента из транса и беседую с ним, чтобы узнать, какое воспоми нание вызвало такую реакцию. Я продолжаю сеанс, если пациент дает на это согласие. “Если вы согласны, — говорю я пациенту, — то мы проделаем дополнительную работу, так как то, что вы мне сказали, очень интересно и важно для лечения. И поэтому, если вы на самом деле согласны, мы попробуем использовать именно это воспоминание, чтобы позволить вам прогрессировать в том направ лении, которое вам подходит”.

И здесь я, как правило, использую технику рекадрирования и диссо циации с проецированием драматической сцены на экран. Я прошу пациента вновь войти в состояние транса, представить напротив себя экран — либо киноэкран, либо телеэкран, как он захочет.

Терапевтическая работа в трансе И когда он поудобнее устроится напротив экрана, я попрошу его найти приятные ощущения или представить на экране фильм, кото рый он очень любит смотреть. И он смотрит выбранный фильм и исследует те приятные воспоминания — мысли чувства, ощущения, которые испытывает, просматривая его.

Затем я прошу пациента поместить эти приятные воспоминания куда либо, куда он сам захочет. А потом мы переключаем телеканал или меняем фильм на киноэкране и запускаем воспоминание о травматическом опыте, которое возникло в момент абреакции. И я прошу его описывать происходящее в фильме, по мере того как на экране разворачивается действие фильма. Так, стюард, о котором я вам рассказывал, взрослый человек, просматривая фильм, описал мне то, что произошло с ним много лет назад в лесу. При этом он уже не испытывал тех ужасных эмоций, как в тот день. И тогда я попросил его представить себе, что он подходит к мальчику, кото рого видит на экране, чтобы утешить его, что то посоветовать, ска зать ему, что сейчас он переживает тяжелое событие, смысла ко торого пока не понимает, но, возможно, поймет позже, когда вы растет.

Такой прием помогает пациенту легче перенести страдания того трудного времени. И зачастую этого бывает достаточно, чтобы по мочь пациенту лучше интегрировать травматические переживания, создавшие преграду, на которую он каждый раз наталкивается при общении с другими. Нередко совет взрослого ребенку, которым он был в то трудное время, позволит, не разрушая полностью эту пре граду, приоткрыть в ней отверстие. И благодаря этому эмоциональ ное напряжение, испытываемое пациентом, постепенно уменьшит ся. Преграда по прежнему остается на своем месте, но лишь как воспоминание, теперь эмоции будут вытекать через появившееся отверстие. Они больше не будут мешать пациенту строить и под держивать отношения с людьми.

А теперь поговорим о внушениях.

Внушения Умение делать внушения имеет огромное значение в нашей работе и по зволяет нам стать экспертами в гипнозе. Внушения оказывают прямое или косвенное воздействие на мышление пациента и подразделяются на ряд подтипов. На схеме представлена классификация внушений. Выделяют три типа внушений: прямые, косвенные и открытые.

60 Гипноз XXI века Прямые внушения Косвенные внушения Открытые внушения явные последовательность мобилизирующие принятия закамуфлированные импликация ограниченно открытые постгипнотические задавание вопросов охватывающие негативные все возможности класса парадоксальные контекстуальные сложные, или составные трюизмы внушение отсутствием упоминания внушения, связанные со временем импликации аллюзии метафоры Прямые внушения используются в основном в традиционном гипнозе. Они применяются и в новом гипнозе, но не часто. Конечно, вы не раз встреча ли терапевтов, которые говорили: “Я досчитаю до пяти, и на счет пять ваши глаза закроются и вы погрузитесь в глубокий сон”. Наверняка вам знакомы гипнотерапевты, внушающие в трансе человеку, который боится ездить на автобусе или в метро: “И теперь, начиная с этого момента, вы очень спокойно будете ездить в метро”. Это и есть прямое внушение. Так работали в начале века, особенно представители французской школы гип ноза. И надо сказать, что в отдельных случаях это давало хорошие резуль таты, но чаще вызывало сопротивление, а иногда и усугубляло проблемы пациента.

А нам, терапевтам, следует помнить латинское предписание: “Не навреди”.

Поэтому прямые внушения лучше не использовать, за исключением неко торых случаев. Например, ими можно воспользоваться в случаях экстрен ной помощи. В частности, когда у человека острая боль и надо быстро сде лать анестезию какой то части тела. Если будет время, я покажу вам ви деозапись случая, в котором использовались прямые внушения. Например, фрагмент фильма, в котором пациентке удаляют под гипнозом 12 зубов.

Когда удаляли шестой зуб, у нее началось кровотечение. Я не знаю, на сколько глубоко она была погружена в транс, но достаточно было ей ска зать: “Мадам, больше не кровоточите, пожалуйста”, — как кровотечение остановилось.

Терапевтическая работа в трансе Это похоже на магию, которую я наблюдал у африканцев и индейцев, а так же на Дальнем Востоке у народов, которые я хорошо знаю. Но если на Дальнем Востоке или в Африке способность человека воздействовать на людей называют магией, то я называю ее гипнозом. А для меня это один и тот же процесс, который, хотя и запускается разными средствами, приво дит к одному и тому же результату. Я также использую прямые внушения в некоторых случаях легких нарушений. Но обычно я делаю это лишь после того, как удостоверюсь, что за фасадом предъявленных симптомов не скры ваются психотические нарушения.

Вот еще один пример из моего личного опыта. В 1989 г., как я припоми наю, была 200 я годовщина Французской революции, и 14 июля в Париже был большой праздник. А за два дня до праздника, 12 июля, ко мне на кон сультацию пришел приятный молодой человек 30 лет, служащий банка. Он жаловался на то, что ему очень мешает застенчивость. Он рассказал также, что хотел бы измениться. Когда ему было примерно 17—18 лет, он пробо вал ухаживать за девушками, но терпел одну неудачу за другой. И с тех пор он не мог избавиться от представления, что не сможет общаться с жен щинами. Он стеснялся подходить к девушкам и молодым женщинам, что ог раничивало его жизнь. Он хотел бы жениться, но не мог, потому что пред ставлял себе, что женитьба произойдет, как в сказках про добрых фей.

Я задал ему много вопросов и обнаружил, что он умен, образован, что у него действительно хорошо структурированное мышление. Имея опыт ра боты в психиатрии, это достаточно легко увидеть. И я сказал себе, что это му молодому человеку не нужен развернутый гипнотический сеанс с кос венными внушениями, а можно использовать прямые внушения. И просто по ходу беседы я навел очень очень легкий транс и прямо внушил ему, что через 2 дня, 14 июля, он пойдет на Елисейские поля, где будет много наро ду, и сможет поразвлечься там. Он будет подходить к девушкам, выбирая при этом красивых, и обращаться к ним с вопросом: “Мадемуазель, не хоти те ли выпить со мной чашечку кофе на террасе?” И поскольку ему нужно было выбрать красивую девушку, возникала боль шая вероятность провала. Но это не имело значения. Моя задача заключа лась в том, чтобы побудить молодого человека подойти к девушке и задать ей вопрос. И даже лучше, если ему откажут. Почему? Потому что каждая чашечка кофе на террасе кафе на Елисейских полях стоит примерно 4 дол лара, на двоих 8 долларов. И, пытаясь предостеречь его, я напомнил о том, чтобы в кармане у него было около 30 долларов. Кроме того, я сказал, что ему нужно сделать не менее четырех удачных попыток, но и не больше че тырех, поэтому не следует брать с собой больше денег. И заметил, что это очень важно.

62 Гипноз XXI века “Да, я понимаю”, — ответил он. Он действительно понимал, так как рабо тал в банке: человек, работающий в банке, очень хорошо умеет считать деньги. “А потом вы вернетесь и расскажете мне, сколько было у вас не удачных попыток, — попросил я, — мне это будет очень интересно”.

Он сделал так, как я сказал, но взял с собой 20 долларов: ведь брать с собой 30 долларов все таки рискованно. И само по себе это было уже хорошим признаком. Первая же молодая девушка, к которой он подошел, приняла его предложение. Они пошли в кафе. Но вскоре, хотя девушка и хотела продолжить беседу, он, сославшись на то, что у него есть дела, извинился и ушел.

Он перешел на другую сторону Елисейских полей, чтобы случайно еще раз не столкнуться с той же самой девушкой, приглядел другую красивую де вушку и обратился к ней с тем же предложением. И она тоже согласилась.

Молодой человек страшно обрадовался, но вместе с тем и несколько забес покоился, ведь денег у него почти не осталось. Но так как он нашел игру интересной, то решил ее продолжить.

В третий раз он встретил отказ, но счел, что это совершенно нормально, более того, даже испытал облегчение, потому что денег в кармане было уже мало. И поскольку он решил попробовать в четвертый раз, то на слу чай, если девушка согласится, ему нужно было запастись деньгами. Он по дошел к банкомату, снял с банковской карточки 30 долларов и возобновил игру.

И теперь только третья попытка удалась. Но на этот раз девушка оказалась столь симпатичной, что он провел с ней всю вторую половину дня. Вскоре мой пациент женился, правда, не на этой, а на другой девушке, и переехал в деревню. И с тех пор каждый год 14 июля я получаю от него открытку с пожеланием выпить за его здоровье. Вот пример использования прямого внушения. Этот случай можно отнести скорее к примеру поведенческой психотерапии, в ходе которой используется прямое внушение.

Закамуфлированное прямое внушение. В нем что то предлагается откры то. Вместе с тем желательная реакция (то, что мы хотели бы, чтобы про изошло) скрыта и будет исходить от самого пациента. Такое прямое внуше ние мы часто используем, поскольку оно адресуется к ощущениям, испыты ваемым самим пациентом. Оно вызывает гораздо меньше сопротивления, чем открытое внушение, и облегчает запуск бессознательных процессов пациента, а также его обучение трансу. Например, пациенту, обратившему ся по поводу болей и находящемуся в трансе в приятном воспоминании, обретающему приятные ощущения, связанные с ним, вы можете сказать:

“Эти приятные ощущения, которые вы вспоминаете, через некоторое время заменят другие ощущения”. Таким образом, вы сделали прямое внушение, Терапевтическая работа в трансе которое непосредственно относится к его проблеме. Однако человек не полностью отдает себе отчет в этом, потому что оно закамуфлировано, скрыто.

Проблема окончания сеанса Третий вид прямого внушения — это постгипнотическое внушение. Его систематически использовали в традиционном гипнозе. Во время сеанса человеку говорили: “Когда вы проснетесь, вы будете делать то, вы будете делать это”. Бернгейм, знаменитый французский гипнотерапевт конца XIX века, работавший в Нанси, любил внушать своим пациентам в трансе:

“Завтра в полдень вы пойдете на площадь Станислава (большая площадь в этом городе), где вы трижды откроете и закроете ваш зонтик. И некоторые пациенты так и поступали. И горожане знали, что люди, которые в пре красный солнечный день трижды открывают и закрывают зонтик на пло щади Станислава, — это пациенты Бернгейма. Теперь таких внушений больше не делают по многим причинам. Прежде всего потому, что нельзя быть полностью уверенным в том, что человек, ведя себя таким образом, выполняет указания гипнотизера.

Я припоминаю случай, который произошел со мной, когда я обучался тра диционному гипнозу. В ходе одного упражнения я был клиентом. Мой те рапевт, опытный специалист, погрузил меня в транс. И во время транса он сделал мне следующее постгипнотическое внушение. Он сказал, что, когда я вернусь на теоретическую часть курса, я сниму ботинки и носки и буду продолжать обучение с босыми ногами. И хотя в дальнейшем мой терапевт не спускал глаз с моих ботинок, буквально был заворожен ими, ботинки остались у меня на ногах. Постгипнотическое внушение не вызвало ожи даемой реакции. Этот опыт запомнился мне, потому что я твердо знаю, что действительно был в трансе, но я не принял это внушение. И тем не менее я думаю, что его можно использовать.

Для того чтобы постгипнотическое внушение действительно сработало, я обычно делаю так. В трансе я говорю человеку: “Вы будете делать это упражнение дома, это научит вас самогипнозу. А после окончания транса я говорю ему снова: “Ну а теперь дома вы сядете так, как сидели здесь, и сделаете то, что мы с вами сделали здесь. Вы закроете глаза и будете слу шать окружающие вас звуки. Вы удостоверитесь в вашем положении. Вы обретете первое воспоминание. Вы обретете цвета, звуки, ощущения и, на конец, эмоции, сопутствовавшие ему”.

В этом месте работы я всегда “ставлю” воображаемое кресло и прошу че ловека найти второе воспоминание. И говорю примерно так: “Вы найдете 64 Гипноз XXI века второе воспоминание и исследуете его так же, как и первое. Последняя часть работы будет несколько отличаться от того, что мы с вами делали здесь. А именно: после того, как вы сделаете глубокий вдох, вы возьмете тетрадь и напишете несколько строк о втором воспоминании”.

И к следующей встрече мои пациенты обычно делают упражнение по са могипнозу три четыре пять раз. Они записывают в блокноте свое второе воспоминание и приносят мне эти записи. И вместе с ними мы читаем их и комментируем. Такие записи очень интересны. Как правило, в них содер жатся собственные метафоры пациентов, которые мы можем использовать в нашей последующей работе. Итак, если я собираюсь сделать постгипно тическое внушение, то делаю его в ходе сеанса, а затем повторяю после того, как пациент реориентировался.

Вопрос: Я не помню, кто это говорил, может быть, Жан Годэн, что постгип нотическое внушение срабатывает в течение 20 минут после того, как человека вывели из транса.

Жан: Я не совсем согласен с этим. И это нормально. Поскольку я не теоре тик, то всякий раз, когда мне предъявляют то или иное теоретичес кое положение, я пытаюсь его опровергнуть. Я не думаю, что было бы правильным утверждать, что именно в течение 20 минут после окончания сеанса пациент все еще спит или не спит и, соответ ственно, что только в это время гипнотическое или постгипноти ческое внушение активно или не активно. Я скорее убежден в про тивоположном. В противоположном чему, вы не знаете, потому что я пока не сказал.

Здесь возникает очень важная проблема, о которой мы еще не говорили, — проблема окончания сеанса. В начальном курсе обучения гипнозу вам на верняка говорили, что наведение транса важно, что внушения очень важ ны, но что окончание работы едва ли не самая важная ее часть. А насколь ко правильно вы завершите сеанс, зависит от того, насколько вы владеете техникой. В моей книге несколько страниц посвящены окончанию наведе ния и тому, как завершать терапевтический сеанс. Я считаю, что это самая важная теоретическая часть книги. Я подробно останавливаюсь на предос торожностях, которые надо иметь в виду, выполняя эту работу. Так много нужно было сказать об этом, что там даже места на картинку не хватило. А теперь я расскажу вам еще одну историю, которая произошла со мной.

Я проводил сеанс гипноза с одним моим давним знакомым. Сеанс прошел очень очень хорошо. В то время я еще был не очень опытным специалис том в гипнозе, и я сделал окончание так, как умел его делать тогда. В кон це сеанса я спросил моего знакомого, все ли в порядке. Он ответил, что да.

Внешне все выглядело нормально. Сеанс длился довольно долго. Как мне Терапевтическая работа в трансе казалось, я хорошо проделал свою работу. Он посмотрел на свои часы, уви дел, что опаздывает, и попросил у меня разрешения позвонить. Разумеется, я разрешил. Он набрал номер. Ответил сын. И он сказал: “Привет, Мишель, позови папу”.

И я понял тогда, что дело неладно. Он позвонил своему сыну и попросил пригласить к телефону самого себя. Прежде чем он сам сообразил, что ска зал что то не то, прошло секунд десять. Он сказал сыну, что немножко за держивается, и положил трубку. Потом попрощался со мной и вышел. Я не стал провожать его, так как он ходил ко мне 10 лет и хорошо знал располо жение моего кабинета. Дверь моего кабинета выходит в коридор. Я говорю вам это на всякий случай: вдруг вы ко мне приедете, чтобы с вами не слу чилось то же самое. Если вы выйдете из кабинета и пойдете по коридору налево, то окажетесь на бульваре. Если же вы повернете направо, то упре тесь в лестницу, ведущую в подземный гараж. Дверь гаража снаружи легко открывается и закрывается, но изнутри, если нет ключа, дверь никак не от крыть. Мой знакомый вышел, спустился по лестнице и провел 2 часа в моем гараже, пока я не закончил консультацию. Через 2 часа я нашел его сидящим на моей машине, он ждал меня. Мы поднялись в мой кабинет, он еще раз позвонил сыну, чтобы сказать, что задерживается.

Тогда я понял, что плохо выполнил свою работу, и в дальнейшем много ду мал об ее окончании. Действительно, выводить из транса следует очень очень умело, и если пациент пришел в ваш кабинет в состоянии, в котором несколько доминировало левое полушарие, нужно, чтобы он и ушел в та ком же состоянии. Когда мой знакомый пришел ко мне, у него несколько доминировало левое полушарие. Во время транса доминирующим стало правое полушарие, и после транса оно у него еще очень сильно преоблада ло. И это нехорошо. То, что произошло, было не его ошибкой. Это была моя вина.

Я думаю, что проблема окончания сеанса чрезвычайно важна. В самом деле, традиционные гипнотерапевты обычно очень быстро заканчивали се анс гипноза, но делали это намеренно. Если вы почитаете книги по тради ционному гипнозу, то обнаружите, что терапевты оставляли людей в гип нозе иногда на дни и даже на недели. Психиатры знают, что это может со здать проблему множественной личности. Вам наверняка известно имя Жанэ — знаменитого французского психиатра. Он много писал о том, как заканчивать сеанс гипноза. Итак, конечно, можно сделать плохое оконча ние, и тогда человек надолго останется под влиянием гипноза: на 20, минут, а может быть, и на день или два. Но это традиционный гипноз.

Как я уже говорил, когда начинаешь наведение транса, то входишь в свя щенное пространство и время, тогда происходит настоящее служение. И в конце гипнотического сеанса ты покидаешь это священное время и про 66 Гипноз XXI века странство, чтобы вернуться в мир наших повседневных возможностей и проблем уже обогащенным опытом, который ты извлек за то короткое вре мя, что был в нем.

Теперь о косвенных внушениях. В моей книге для иллюстрации косвенных внушений я привожу фотографию Мерилин Монро. Как у любого внуше ния, у косвенного тоже есть точные цели. Особенно часто косвенные вну шения используются при наведении транса. Но и в терапевтической части сеанса они также могут использоваться. Как и всякие внушения, они не сколько манипулятивны. Но терапевтам нужно стараться быть как можно менее манипулятивными.

Одну из форм косвенного внушения называют последовательностью при нятия. Построить его просто. Достаточно сделать подряд несколько утвер ждений, являющихся истинами, которые нельзя отрицать, соединить их связками и закончить именно тем предложением, которое нам хотелось бы, чтобы пациент принял.

Приведу пример. Вы знаете, что вы сидите, и вы в России, и ваши ноги на полу, и вы ощущаете атмосферу этой комнаты. Пока что вы не можете ска зать мне “нет”... И вы проделаете работу в трансе. Это техника часто ис пользуется и в повседневной жизни.

Вам наверняка известен и пример, который любил приводить Эриксон. Он рассказывает о своем 20 летнем сыне, который умел водить машину. Но у Эриксонов была только одна машина — машина отца. И вот как то вечером сын собирался на танцы в соседний город, и ему очень хотелось выпросить у отца машину. Но так как Эриксон был достаточно строгим отцом, сын не был уверен, что он позволит ему взять машину. Но к несчастью для Эрик сона, его дети прекрасно знали его техники, потому что были излюблен ными его клиентами. Бетти Элис Эриксон об этом, конечно, рассказывала.

И сын, вместо того, чтобы прямо попросить у отца ключи и услышать отказ, сказал ему следующее: “Сегодня вечером мои друзья собираются на танцы в соседний город. Жаль, что это так поздно, потому что уже не будет авто бусов, чтобы вернуться. И на поезде я не смогу приехать: есть поезд туда, но обратного уже не будет. Конечно, мой друг Джон мог бы подвезти меня, но он живет в другом конце города, и потому, чтобы завезти меня, ему по требуется три четверти часа. И еще полтора часа, чтобы потом самому до браться до дома. Уже будет слишком поздно... И я не знаю, что он подума ет обо мне, если я попрошу его об этом: ведь из за меня он так поздно вер нется домой...” Эриксон прервал его словами: “Подожди, на, возьми ключи”. Это была пос ледовательность принятия.

Терапевтическая работа в трансе Я говорил вам о тех маленьких упражнениях, полезных для обучения гип нозу, которые помещены в конце каждой страницы моей книги. Кто нибудь их делал?

Например, такие упражнения. Опишите три следующие ситуации. Пер вая — работник просит у своего патрона прибавку к жалованию. Подрос ток просит у своих родителей разрешения вернуться домой поздно. Уче ник, записываясь на семинар по гипнозу, просит о скидке в оплате. Нужно придумать последовательность принятия для каждой из этих трех ситуа ций. Я приведу примеры последовательности принятия в отношении двух ситуаций, но не сейчас, а когда вы немножко подумаете... Продолжаем.

“Не думайте о розовом слоне” Об импликации говорят, когда за состоявшееся выдается действие, которое может произойти. Эриксон любил говорить своим пациентам: “Я прошу вас не входить в транс до того, как вы удобно устроитесь в кресле”. Или можно сказать: “Как вы думаете, ваши глаза закроются до или после того, как ваша рука дотронется до лица?” Так я говорю обычно, когда провожу левитацию. Таким образом, дается внушение закрыть глаза, но время совершения этого действия не уточняется. Вы знаете, что мы можем прямо предложить пациенту закрыть глаза, и он их закроет, если захочет, если ему так удобно. Но можно использовать косвенное внушение, чтобы “помочь” пациенту закрывать глаза. Я, например, не смущаюсь, когда паци ент работает в трансе с открытыми глазами. Но чаще ему удобнее работать с закрытыми глазами. Импликации очень часто встречаются в повседнев ной жизни. И вы можете поразвлечься, отслеживая их, в частности, в речах политических деятелей.

Следующий тип косвенного внушения — это задавание вопросов, посред ством которых делаются определенные предложения. Я лично нахожу эту манеру посланий другим очень элегантной. Можно привести такой при мер: “Интересно, сколько времени понадобится вам для того, чтобы вой ти в транс, когда ваше дыхание станет более спокойным?” Эта форма косвенного внушения особенно часто используется в повседневной жизни. Например, муж может сказать жене: “Ты посмотришь со мной те левизор, после того как вымоешь посуду?” А жена ему отвечает: “Ты с со бакой выйдешь сейчас или попозже?” Другая разновидность косвенного внушения — парадоксальное негатив ное внушение — выражается через просьбу не делать что либо. Например, я говорю вам: “Не думайте о розовом слоне”. Такие внушения важны и со вершенно безопасны. Они очень активируют динамику транса. Вам нет 68 Гипноз XXI века необходимости расслабляться еще больше. Говоря это, вы немножечко выделяете слово “расслабляться”. Этого будет достаточно для того, чтобы через несколько секунд действительно наступило расслабление.

Двойная связка. На примере двойной связки вы можете увидеть, что неко торые внушения относятся одновременно к нескольким типам. Внушение может быть и двойной связкой в форме вопроса, его можно поместить в последовательность принятия, а можно переделать в открытое внушение, как мы увидим вскоре.

Двойная связка строится следующим образом. Вы предлагаете два утверж дения, в которых фактически речь идет об одном и том же. Бейтсон и Вац лавик считают, что двойная связка лежит в основе большинства психоло гических проблем наших пациентов, и в первую очередь проблем, связан ных с межличностными отношениями, прежде всего внутрисемейными.

Это как раз то, что называется патологической двойной связкой. Например, женщина предлагает своему мужу сразу два галстука — голубой и крас ный. Такое предложение само по себе уже странно. “Это неспроста, — ду мает муж, — она что то замышляет”. И на следующий день, когда человек надевает синий галстук, жена ему говорит: “А, значит, красный галстук тебе не нравится?” Это и есть патологическая двойная связка. Человек уже не знает, что делать. Он в растерянности, заблокирован. И в конце концов он решит носить сразу оба галстука вместе. А через 6 месяцев окажется в психиатрической больнице. Мы используем этот стереотип мышления, хо рошо известный пациентам. Его часто применяют подсознательно в по вседневной жизни, а может быть, и сознательно тоже.

Вот примеры. Я не знаю, появится ли ощущение легкости в правой или в левой руке. Вы предпочитаете транс легкий или средний? Вы мне запла тите наличными или чеком?

Предлагаю вам сделать упражнение. Сегодня вечером спросите вашего супруга или ваших детей, будут ли они мыть посуду в перчатках или без?

Контекстуальное внушение используется для того, чтобы пациент услы шал то, что он еще не готов услышать. Самый простой способ сделать так — выделить слова, произнося их с некоторыми различиями в интона ции и выдерживая паузы после этих слов.

В сложном или составном внушении два предложения, даже не имеющие логической связи, объединяются координирующей связкой и благодаря этому взаимно усиливают друг друга. Сложное внушение может отчасти напоминать то, что я говорил о диссоциативной работе. Действительно, диссоциация строится по той же схеме, что и сложное внушение: первое утверждение, связка, второе утверждение. Но при диссоциации, несмотря на то, что одно предложение адресуется сознанию, а другое бессознатель Терапевтическая работа в трансе ному, они должны быть связаны логически. И если диссоциация применя ется при наведении транса, то сложное внушение используется в самом трансе, когда проводится терапевтическая работа. А поскольку в трансе логическая сторона мышления пациента приглушена (доминирует правое полушарие), можно позволить себе быть немного нелогичным. Например:

“В то время как вы меня слушаете и ваше дыхание становится немного спокойнее”. Между этими двумя частями предложения, как видите, нет аб солютно никакой связи. Однако это внушение может повлечь за собой успокоение дыхания вашего клиента. Или другой пример. “Вы можете по зволить вашему дыханию стать более спокойным, — пауза — потому что определенное чувство комфорта может появиться, поскольку — па уза — вы сидите здесь”.

Другая форма косвенного внушения — трюизм. Трюизм — высказывание банальности, почерпнутой из повседневной жизни. И одного только упо минания этого зачастую бывает достаточно, чтобы вызвать у клиента же лательную реакцию.

Примеры:

“Когда сидишь удобно, можно расслабиться”.

“Каждый человек входит в транс по своему”.

“Дверь должна быть либо закрытой, либо открытой”.

“И это утверждение представляет интерес для пациента, по тому что прежде он никогда не задумывался над этим”.

Значит, думают они, существуют не только наши проблемы, есть и другие, о которых мы не думали. Но в следующий раз, когда клиенты будут вхо дить в дверь, они вспомнят это утверждение. И на 5 секунд они забудут о своей настоящей проблеме, пока будут рассуждать об этой проблеме, о том, так ли это или нет. А мы тем временем попросим их пройти через множество дверей. Можно использовать пословицы и поговорки.

Внушение отсутствием упоминания В нашей с Шарлем Жюсленом книге* для иллюстрации этого типа внуше ния приводится изображение дирижера. Поскольку дирижер дирижирует, он штаны забыл надеть. Это тоже очень элегантный способ направлять послания пациенту, состоящий в том, чтобы, перечисляя что либо, предна меренно забыть о чем то упомянуть. И если ваш пациент в трансе, этого достаточно, чтобы что то выделить.

*Беккио Ж., Жюслен Ш. Новый гипноз: Практическое руководство. — М.: Независимая фир ма “Класс”, 1998.

70 Гипноз XXI века Вот известный пример Эриксона о даме с сексуальными проблемами. Во время предварительной беседы дама описывает ему свою комнату. А во время транса уже Эриксон описывает ей ее комнату. И он упоминает пол, ковер, который лежит на полу, сундук новобрачных, существующий в Со единенных Штатах, лампу, которая освещает комнату, занавески на окнах, шкаф. Он говорит обо всем, кроме кровати. Потому что это место, связан ное с проблемами. В результате активируются психические процессы, ко торые позволяют пациентке осуществить продуктивную работу и решить свою проблему.

То есть можно отправиться на место преступления и не говорить об орудии преступления. Можно также не говорить о месте преступления и тем не менее интересоваться преступлением.

Другой пример, который позволит нам ближе подойти к теме метафоры.

Как то ко мне на прием пришел мужчина, который страдал психогенной импотенцией. Последняя была связана с напряженными отношениями в семье. Я использовал в работе с ним встроенную метафору и много других техник. Это был уникальный сеанс, потому что он был единственным, и ве чером того же дня у пациента было удовлетворительное половое сноше ние. Однажды мы анализировали эту ленту. Оказалось, что в ней примерно в течение 45 минут я использовал 88 различных техник, и в том числе внушение отсутствием упоминания.

Во Франции есть такие небольшие каналы. По ним в небольших лодочках можно путешествовать с друзьями, с семьей или с любовницей. Можно провести 2—3 дня на канале. И это очень приятное времяпрепровожде ние. Я использовал в работе с ним воспоминание о такой прогулке. Он плыл по каналу, и в какой то момент я сделал внушение остановить лодоч ку и побудил его пришвартоваться к берегу. А чтобы пришвартоваться, я попросил его найти дерево, или камень, или что нибудь еще, к чему можно пришвартовать лодку, не важно, что.

Это очень важное послание пациенту, потому что по французски стойка — кнехт, к которой швартуют лодку, называется la bitte, и это же одновре менно вульгарное слово для обозначения мужского полового органа. Я пе речислил разные способы причалить лодку, не упомянув при этом наибо лее привычный. То есть я не произнес слово, которое имеет значение, очень близкое к проблеме моего пациента. Я не назвал его, но бессозна тельное связало это.

Я думаю, что и в русском языке есть такие слова. Поверьте мне, что, когда вы делаете такие вещи, это очень активирует поиск пациента при решении проблемы. Итак, как я уже говорил, можно отправиться на место преступ ления и не говорить об оружии. Это иллюстрирует пример, который я Терапевтическая работа в трансе только что привел вам. Но можно не отправляться на место преступления, не упоминать орудия преступления и тем не менее говорить о преступле нии. Это тоже отсутствие упоминания.

Я использовал такое внушение в работе с замужней молодой женщиной, не получавшей сексуального удовлетворения со своим мужем. Она пришла на консультацию вместе с ним. Я расспросил их обоих. И я увидел, что жен щина несколько напряженная, фригидная. Она была очень хорошо, элеган тно и подчеркнуто аккуратно одета. На одежде было множество маленьких пуговичек. Обращали на себя внимание очень чистые, прекрасные кружева и шиньон. Чтобы привести его в надлежащий вид, она наверняка тратила по утрам не меньше сорока минут.

Я дал возможность поговорить им обоим. Я использовал в разговоре спо соб, которым, так же, как Эриксон, часто пользуюсь. Сначала мы говорили ни о чем и обо всем. Затем поговорили о проблеме, и наконец подошли к теме еды. Я специально расспросил их о том, как они едят, потому что мы обычно говорим об этом с пациентами, у которых есть сексуальные про блемы. Я попросил женщину рассказать, как ест ее муж, а мужчину — о том, как ест его жена. И женщина сказала: “Господи, да он жрет, как живот ное: хватает все подряд и проглатывает не прожевывая, так сильно торо пится получить десерт. Я трачу очень много времени на приготовление еды. А он съедает все за две минуты и даже не скажет, что это вкусно. Он пачкает скатерть, роняет еду на стол”.

“А Ваша жена как ест?” — спрашиваю я. “С ней трудно есть, — отвечает муж, — потому что она следит за тем, куда я руки кладу. А надо сказать, что они никогда не лежат у меня правильно за столом. Я не могу уронить и крошки на стол. А вообще то она вместе со мной никогда и не садится есть, потому что ей всегда надо что то делать. Если она видит, что в рако вине что то лежит, то не может есть спокойно и тут же бросается мыть. Но даже если она начала есть и вдруг, например, увидела, что окно открыто, то кидается его закрывать, потому что не может есть с открытым окном”.

Итак, я получил очень много сведений. Я попросил мужа подождать в хол ле, пока я буду проводить сеанс гипноза с его женой. Во время сеанса я не говорил с пациенткой о сексуальных проблемах, а продолжил тему еды. Я сказал ей, что часто езжу в Китай. Китай — очень интересная страна. Ки тайцы — люди очень культурные. Дальневосточная культура — древняя культура. У нас во Франции этого не знают и думают, что китайцы прими тивные люди. Между тем, в то время как во Франции мы жили еще в хижи нах, в лесах, китайцы уже тысячи лет жили в прекрасных дворцах. Китай цы — утонченные люди. Они всегда чисто и аккуратно одеты. У них всегда чисто дома, даже если на улице грязно.

72 Гипноз XXI века Я сказал ей также, что меня удивила и очень заинтересовала их манера есть. Эти аккуратные и утонченные люди очень грязно едят. И во время еды гостю обязательно нужно запачкать скатерть. Если вы не запачкали скатерть, то вы обесчестили хозяина. Он считает, что приготовил невкус ную еду и что вы не получили никакого удовольствия. И что удивительно, они едят палочками. Палочки твердые, длинные, и они берут пищу этими палочками. И приходится брать ее осторожно, понемногу, кусочек за ку сочком. И даже те, кто любит поесть, могут взять только чуть чуть. Иногда палочками бывает очень трудно поймать кусочек еды... Еда пачкает одеж ду. И китайцы, зная об этом, перед тем, как сесть за стол, снимают одежду и кладут ее в сторону. А одежда, в которой они едят, не очень дорогая, и ее легко стирать.

Иногда, особенно на юге Китая, перед едой они даже снимают все, оставля ют только нижнее белье. И после того как кончают есть, они снимают все, что было на столе, берут грязную скатерть и стирают ее, чтобы она была чистой для следующей еды. Любопытно, как они это делают. Почему то в этом участвуют и мужчина, и женщина. Мужчина идет за дровами, чтобы разжечь огонь. Он занимается огнем, готовит котел, наливает туда воду и присматривает за огнем. В то время как женщина кладет скатерть в воду и стирает ее так, как она умеет это делать, мужчина присматривает за ог нем... чтобы огонь был и сильным, и слабым... одновременно. И когда ска терть становится чистой, женщина достает ее и развешивает на веревке возле огня... А мужчина разжигает огонь, чтобы он стал сильным и чтобы его чудесное тепло высушило скатерть. А потом огонь угасает сам по себе, и скатерть готова для следующей еды.

И это все, что я сделал. Очень скоро она справилась со своей проблемой — фригидностью.

Терапевтическая работа в трансе ДЕМОНСТРАЦИЯ “ВАЗА С РЕСУРСАМИ” Это моя третья демонстрация. На первой я показал вам, как делаю сопро вождение в приятном воспоминании. И вы заметили, что то, что я делаю, мало чем отличается от того, что вы уже умеете делать. Единственное от личие может состоять в том, что я чаще использую неопределенные слова.

Я ни разу не упомянул ни одного предмета, ни одного имени... Я использо вал очень очень неопределенные слова. Так я работаю с большинством своих пациентов.

С Володей я буду работать совершенно иначе. Я буду употреблять вполне определенные слова, которые, возможно, будет трудно перевести... Я сде лаю наведение, которое первоначально использовал с детьми, чтобы пре поднести подарок ребенку. Потому что в этой работе я предлагал детям нечто, что для них действительно является подарком. Потом я начал де лать его и со взрослыми. И увидел, что и они довольны, что упражнение им подходит. Это и понятно: взрослый — это тот же большой ребенок. И потому теперь я делаю это со всеми: и с детьми, и со взрослыми, большими детьми и маленькими детьми.

И сегодня со мной большой ребенок, и я сделаю с ним это наведение, кото рое очень просто делать. И оно подходит для всех пациентов, для всех па тологий. Потом я объясню, почему, а может быть, мне и объяснять не при дется, потому что вы сами поймете. Главное, надо поторопиться. Уже 5 ми нут прошло, осталось еще 40 минут. Но это неважно, времени вполне дос таточно, чтобы поработать. Помимо структурированной амнезии, которая не совсем структурирована, я почти не буду употреблять технических спо собов наведения и классического гипноза.

Вот что я делаю, когда работаю с детьми. Я прошу их сесть, обучаю их тому, что такое сигналинг, говорю им, что они выберут один палец, чтобы ответить “да”, и либо тот, либо этот, чтобы сказать “нет”. И это все, о чем я прошу детей. Я даже не прошу их глаза закрыть, потому что большинство закрывают их сами. А если глаза остаются открытыми, то мне это не меша 74 Гипноз XXI века ет. Поэтому Володя сделает так, как захочет, зная, что, если он закроет гла за, то так ему легче будет представлять те образы, которые я ему предложу представить. Время от времени я буду говорить с вами, но в основном с Володей. Он поймет, когда я обращаюсь к вам, а когда к нему. Если хотите, то вы можете поразвлечься и испытать транс на себе. Представьте себе, что вы находитесь на месте Володи или на моем месте...

Володя, сначала ты представишь себе вазу из обожженной глины, прекрас ную вазу, какие бывают в Китае, и в Африке, и во Франции. Такие вазы есть и в России. Такие вазы бывают в деревне и в городе. Но эта очень очень красивая ваза. Она очень искусно разукрашена. И ты ее воображаешь, ты ее мысленно изобретаешь. И когда ты представишь ее как следует, ее фор му, со всеми деталями, оттенками цвета, ты знаешь, как можешь дать мне об этом знать... Очень хорошо...

Теперь ты идешь к человеку, который делает такие вазы. Ты выбираешь хо рошего специалиста, мастера, который хорошо владеет своим ремеслом. И ты опишешь ему вазу, которую он должен будет для тебя сделать. И когда ты поймешь, что он понял то, что ты от него хочешь, ты дашь мне об этом знать... Ты располагаешь временем, чтобы все хорошо объяснить мастеру, чтобы дать ему все необходимые детали для осуществления твоего проек та... Очень очень хорошо...

И теперь ты сядешь в кресло напротив мастера и будешь наблюдать за его работой... Очень очень хорошо... И когда ты сядешь, чтобы смотреть на него, ты дашь мне об этом знать... Чтобы присматривать за ним и, наблю дая, учиться. Но мастер не сразу садится за свой гончарный круг. Сначала он идет на задний двор, чтобы найти среди всего разнообразия глины, гип са и других материалов, которые у него есть, тот, который больше всего подходит для изготовления твоей вазы. Бывает красная глина, есть зеле ная глина, и другие сорта тоже есть. Есть твердая глина, есть мягкая, есть эластичная, он выберет ту, которая больше всего подходит для реализации твоего замысла. И ты видишь, как он возвращается и кладет на свой круг кусок этой глины, которую использует, чтобы реализовать твой план. Гон чар кладет руки на эту массу, у которой нет определенной формы, и начи нает вращать круг... И когда круг начнет вращаться, ты дашь мне об этом знать... Очень очень хорошо...

Внимательно смотри на круг. И смотри на умную работу рук гончара. Руки сначала работают параллельно, они сближаются и немножко поднимаются вдоль формы, которая мало помалу появляется... И руки поднимаются вверх... И вскоре форма получена, и гончар убирает руки, чтобы посмот реть со стороны на предмет, который он создал. И когда он уберет свои руки, ты дашь мне об этом знать... У тебя есть время, и ты даешь время гончару, чтобы создать хорошую форму.

Демонстрация “Ваза с ресурсами” Когда гончар примется за вторую часть работы, которую он начинает сей час, он поместит одну руку... я не знаю, правую или левую... в центр этой формы, а другую руку оставит снаружи... И пока круг вращается, обе его руки будут работать. Рука, которая внутри, будет осуществлять давление наружу, в то время как рука, которая находится снаружи, будет осуществ лять давление внутрь. Это работа в двух противоположных направлениях, но фактически взаимодополняющая. Потому что в то время как внутренняя рука давит наружу, наружная рука чуть чуть отодвигается, чтобы позво лить внутренней руке продвинуться наружу. И рука слегка придерживает глину, чтобы не только не испортить форму вазы, а напротив, получить еще более прекрасную.

И ты можешь видеть, как гончар меняет руки местами: рука, которая была снаружи, помещается внутрь, а рука, что была внутри, помещается снару жи. И постепенно благодаря этой чередующейся и внешне противополож ной работе рук ваза принимает свою окончательную форму...

И когда гончар придаст вазе окончательную форму, он с большой осторож ностью уберет обе руки и остановит круг. И когда круг остановится, ты дашь мне об этом знать... Очень очень хорошо...

Гончар возьмет вазу и поставит ее в печь, чтобы сделать первый обжиг. И пока ваза обжигается, в том кресле, где ты сидишь, там, у гончара, ты мо жешь располагать своим временем и предоставить возможность своему ра зуму поблуждать, помечтать о других вазах или о чем нибудь другом, о том, что тебя интересует. И в течение нескольких мгновений, пока ваза об жигается в печи, ты можешь мечтать.

И ты слышишь, как гончар открывает печь. Он берет вазу, ставит ее на ра бочий стол, ждет, пока она остынет, и начинает третью часть своей работы.

Он расписывает вазу. И ты сам подойдешь к нему и точно укажешь, что он должен будет сделать. Он техник, исполнитель, а ты знаешь, что надо де лать. Ты знаешь, в каком месте какой цвет нанести. Ты знаешь, как ты хо чешь ее украсить. И ты указываешь ему все это с большой точностью. А гончар — хороший мастер, он понимает все то, что ты ему говоришь, и вы полняет то, что ты просишь его сделать. И когда ваза будет полностью раз украшена, ты дашь мне об этом знать. Давай хорошие указания, потому что гончару в этой части работы очень важно знать твои желания, знать, в ка ком направлении ему двигаться, как реализовать твой проект. Очень очень хорошо. Сейчас гончар будет обжигать твою вазу второй раз, чтобы закре пить то, что сделано. И когда работа будет зафиксирована, он предложит тебе эту вазу... Он дает ее тебе, и ты уходишь с ней. И ты идешь с ней туда, куда хочешь.

А эта ваза немножко волшебная — “ваза с ресурсами”. В ней уже находит ся то, что мы называем ресурсами, которые состоят из твоего прошлого 76 Гипноз XXI века опыта, всякого опыта, потому что всякий опыт положителен, если рассмат ривать его с нужной точки зрения. А эта ваза очень большая, и она может вместить любой опыт, который придет, начиная с сегодняшнего или завт рашнего дня, и ты поместишь его в эту вазу. Ты поставишь вазу туда, куда захочешь, на место, которое ты знаешь и любишь. И когда ты ее поставишь, ты дашь мне об этом знать... Очень очень хорошо...

Теперь, Володя, ты устроишься напротив вазы, там, где она находится, на сиденье, удобном или неудобном... Это сейчас неважно. И ты поразвлека ешься, делая упражнение по левитации, как ты умеешь делать. Ты позво лишь правой или левой руке приподниматься в своем ритме, ты предоста вишь ей возможность действовать... Хорошо... Ты знаешь, что главное — об этом думать. Понятие легкости... Само понятие легкости позволяет руке стать чуть легче, и тебе нет необходимости думать о чем то другом... И ты предоставляешь ей возможность стать чуть легче, и когда она станет чуть легче, ты позволишь ей подниматься. Ты можешь представлять себе то, что я говорю... Представить, что вокруг запястья завязана очень легкая нить, а к ней привязаны два три шарика, и эти шарики приподнимают твою руку.

И пока твоя рука поднимается, ты будешь представлять, что твоя ваза на полняется всеми ресурсами твоего прошлого, какими бы они ни были. Тебе нет необходимости об этом думать... Твое бессознательное их знает. Это ресурсы, которые твое бессознательное получало, начиная с раннего дет ства, это ресурсы всех обучений твоей жизни... того, чему научили тебя родители, друзья, учителя — всего, чему тебя научила твоя жизнь.

И пока рука поднимается, все эти ресурсы начинают сами по себе разме щаться в вазе ресурсов. И когда ваза будет заполнена, ты позволишь своей руке опуститься... зная, что, когда ты этого захочешь, тебе достаточно бу дет подумать об этой вазе... Почти так же, как детям, которые хорошо об этом знают по сказке про Алладина, у которого есть волшебная лампа, и когда ему нужна помощь в жизни, стоит потереть эту лампу, и появится джинн, который помогает ему разрешить эту проблему. И ваза ресурсов будет чем то вроде такой лампы. И когда у тебя в жизни появится необхо димость прогрессировать в том направлении, в каком ты хочешь, тебе надо будет только подумать об этой вазе. Сначала ты подумаешь о ней специ ально, а затем тебе уже не нужно будет думать, твое бессознательное само по себе использует все необходимые знания... Очень очень хорошо...

И ты можешь еще дать возможность своей руке подняться. И твоя рука мо жет подняться к лицу или... туда, куда она захочет. Это неважно. Ты предо ставляешь ей возможность действовать, потому что знаешь, что пока твоя рука поднимается, на другом уровне осуществляется работа... может быть, на уровне вазы ресурсов... а может быть, на каком то другом... Но это не Демонстрация “Ваза с ресурсами” важно... И нам нет необходимости этим заниматься. Важно то, чтобы ты дал возможность своей руке подниматься туда, куда ей следует подняться, пока не закончится транс.

И когда она поднимется до того места, до которого должна подняться, она начнет опускаться. И пока рука поднимается, та энергия, которая у тебя есть, и те ресурсы, которые сберегались, мобилизуются. И когда вскоре она начнет опускаться, все эти ресурсы направятся в те части твоего тела или твоего духа — а для меня тело и дух — это одно и то же, — которые в этом нуждаются. Все мельчайшие части, из которых состоит ваза, каким бы ни было наше представление об этом, разместятся по своим местам... Одни по своим прежним местам, а некоторые — по другим, потому что каждая вещь должна быть на своем месте. А когда каждая вещь на своем месте, единое целое, которое эти вещи составляют, функционирует лучше всего.

И лишь тогда, когда твоя рука окажется на колене, ты сможешь сделать, когда захочешь, глубокий вдох.

Ты располагаешь временем, чтобы закончить эту работу, которую ты очень хорошо выполнил и которую ты сможешь делать и дома, так, как я тебе скажу через несколько секунд... Очень хорошо... Ты располагаешь време нем... И когда ты захочешь, ты позволишь себе сделать вдох и откроешь глаза. Спасибо.

Это упражнение я называю “Ваза с ресурсами”. Мы дадим Володе возмож ность немножко прийти в себя. Он сделал очень очень хорошую работу. Я не наблюдал за всей группой. Володя так интересно работал, что я был полностью им поглощен. С Володей очень интересно работать. У него ве ликолепный сигналинг, и во время транса он проживает многое. Работая с ним, научаешься многим интересным вещам.

Кто нибудь делал упражнение вместе с Володей?

— Да. Я видела эту вазу, я ее поставила, и все туда сложила.

— Хорошенечко запомните место, в которое вы ее поставили. Это важно. Я научил этому упражнению пианистку, которая в трансе играла на пианино и одновременно сигналила.

И она заняла первое место на важном международном конкурсе в Вене, где за год до этого потерпела неудачу исключительно из за неуверенности в себе. Она рассказала, что как только она села за инструмент, то, как и год назад, сразу начала потеть, а ее руки затряслись...— может, это для скрип ки хорошо, для пианино не очень. Она почувствовала себя ужасно. И вдруг она увидела вазу над собой. И когда ей удалось ее визуализировать, все неприятные ощущения исчезли и она играла, как никогда в жизни.

78 Гипноз XXI века Обсуждение сеанса Володя: Я хотел бы поделиться впечатлениями. Во первых, спасибо Жану за чудесный подарок. Я уже был на этом стуле на двух предыдущих тренингах. Если прежде я старался получить клиентский опыт и ре шить какие то свои проблемы, то сейчас я в самом деле получил по дарок, который решает все мои проблемы.

Жан: Сомневаюсь... немножко. Я очень внимательно следил за тобой, пока ты делал упражнение, поэтому почувствовал, что ты должен был находиться в гармонии с самим собой, чтобы разрешить свои про блемы.

Володя: Левитация, так же, как и каталепсия, у меня практически никогда не получалась. Если я работаю с другими, то у них каталепсия все гда хорошо получается, а левитация — обычно лишь в 30—40% случаев. Поэтому, когда сейчас привязанный к руке шарик стал ее поднимать, меня это поразило. И что еще интересно. Шарик под хватил мою руку и понес ее по ветру... Жан попросил меня пред ставить какую нибудь вазу. Я выбрал совсем маленький, но краси вый деревенский горшок. Но потом, когда Жан послал меня к мас теру, я подумал, стоит ли стесняться, когда есть такая возмож ность — есть такой мастер, и опять таки бесплатно. И тут начались мои мучения, я долго искал... “поплыл” куда то вниз, перебирал ва рианты, искал что то действительно красивое. Однако никак не мог найти то, что нужно. В конце концов выбрал нечто чудесное. Я пе ресмотрел все, начиная от российского дореволюционного и кончая современным фарфором, и остановился на белой эмалевой вазе с разноцветными пейзажными картинками, с узким горлышком, в плетениях, необычайно красивой. И когда гончар стал с ней рабо тать на круге, я пришел в ужас. Я подумал, как же он все это смо жет сплести. Но в дальнейшем, когда мастеру было дано время, я понял, что он может нашлепать на эту глину другую, разгладить ее, еще раз обжечь. Некоторое время спустя я испытал сильное заме шательство и перешел на другой уровень транса. А потом, когда Жан сказал мне, что я могу поставить вазу туда, куда хочу, я поду мал, что надо быть поосторожней. Потому что такую красивую вазу или “стянут”, или разобьют. И спрятал ее за пазуху. Затем я вновь испытал замешательство, когда Жан предложил мне сесть напротив вазы и полюбоваться ею.

Жан: То, что Володя рассказал, просто показывает, что пациент может адап тироваться при условии, что ему предоставляется полная свобода.

А я думаю, что Володя чувствовал себя свободно. Поэтому ему и удавалось адаптироваться на разных стадиях работы.

Демонстрация “Ваза с ресурсами” Володя: Удивительно приятный транс. Мне абсолютно не хотелось выхо дить из транса. Жан меня оттуда тащил, а я попробовал упираться.

Жан: Вечная проблема. Вопросы? Хотите посмотреть пленку с техническим комментарием?

Вопрос: Володя, по Вашему мнению, трудный или легкий пациент?

Жан: Я думаю, что обычный, поскольку знал, что он будет моей ближайшей “жертвой”. Я наблюдал за ним вчера, когда мы делали упражнение с часами. И тогда я заметил, что он поднял руку, но она быстро опу стилась. Затем он опять попытался ее поднять, но она снова опусти лась. И я сказал себе, что Володя волевой парень, он хотел сделать левитацию, иначе не пробовал бы. Однако по какой то неизвестной мне причине этого не происходит. Я не хотел давать вам это упражнение сегодня. Но, исходя из моих вчерашних наблюдений за Володей, специально для него выбрал это.

Вопрос: Какое специальное наведение Вы сделали в начале сеанса?

Жан: Володя задал мне вопрос о том, что я сказал в начале сеанса. Это ука зывает на то, что он задает себе вопросы относительно начала се анса. А я ответил ему неопределенным “может быть”, что случается со мной редко. Обычно, даже если не знаю, я даю ответ, который за нимает не меньше 5 минут. Володе было трудно оставаться в созна тельном состоянии в начале сеанса, поэтому я делал вид, что гово рю совершенно нормально. И я отчасти обращался к вам, а отчасти к Володе. Я использовал определенные слова и движения, чтобы расположить Володю к себе, завоевать его доверие и облегчить обу чение упражнению. Это была маленькая часть косвенного наведе ния, которая Володе была необходима.

Вопрос: Даже тогда, когда Володя был в трансе, Вы продолжали “лепить” вазу. Вы делали это для аудитории или с какой то другой целью?

Жан: По моему, вчера я уже говорил вам, что даже если у пациента глаза закрыты, не смотрите на часы. Некоторые терапевты, я знаю, даже журналы листают, пока пациент работает. Не делайте этого. Все же сты, которые я делаю, некоторая часть Володи осознает. И сам факт, что я делаю определенные движения руками, сопровождаю его, при дает уверенности ему, так же, как, впрочем, и мне. Потому что я как бы реально создаю предмет, подарок, который я делаю Володе, моему пациенту, в конце сеанса. Это настоящий подарок, нечто, что я сде лал сам, во что вложил свои умения и навыки, а Володя — свои твор ческие способности. И поэтому нормально, что и руки мои, и голова работают, что я полностью вовлечен в этот процесс.

80 Гипноз XXI века Вопрос: Вы говорили о пианистке и ее проблеме. А именно: к вам обраща ется человек, которому необходима психологическая подготовка для успешного выступления на концерте, спортивных состязаниях и т.д. Иными словами, вы получаете заказ на состояние, на успех, на творческий процесс.

Жан: Да, я помогаю в таких случаях. Приведу пример. С пианисткой я сде лал работу в рамках встроенной метафоры. Сначала она нашла при ятные воспоминания. Это была деревенская прогулка. Как и здесь, во Франции есть деревни. Но здесь, конечно, самые прекрасные де ревни, которые я видел когда либо. И когда она была на прогулке, я перешел ко второй части работы. Ее цель заключалась в том, чтобы дать возможность пациентке поиграть на пианино, но, разумеется, в метафорической форме. Затем я рассказал ей то же, что и Володе. А потом мы опять вернулись к метафорической игре на пианино, пос ле чего закончили прогулку, о которой подробнее мы поговорим позднее. Итак, это был классический случай встроенной метафоры.

Самого большого успеха я достиг со спортсменами. Несколько лет тому назад ко мне за помощью обратился молодой человек — стре лок из лука. Во Франции он был примерно десятым. Я не трениро вал его;

я просто проделал с ним небольшую работу, которая позво лила ему на следующих олимпийских играх стать чемпионом. А у нас олимпийских чемпионов не так много, как у вас. Я провел с ним три, а может быть, четыре сеанса, не больше. Потому что, как все спортсмены, он все на лету схватывал и очень быстро понял мою идею. Задача стрелка из лука проста: ему нужно попасть в середи ну мишени — самый маленький из концентрических кругов, из ко торых она состоит. И для этого необходимо сделать следующее: по искать вертикальный угол, затем найти горизонтальный, как следу ет натянуть тетиву, и когда все это сделано, отпустить стрелу. Я по думал и решил использовать в работе другую мишень — в форме спирали. В ней нет кругов, но всегда остается центр. Я попросил его представить себе такую мишень, встать перед ней и вместо того, чтобы искать вертикальный и горизонтальный углы, следовать по спирали, как бы закручивая ее. И тогда по мере того, как он будет следовать по ней, в его правой руке возникнет хорошее натяжение, и круги будут становиться все меньше и меньше, и в определенный момент рука остановится. Потому что, когда она подойдет к центру, представляющему собой точку, делать круги уже будет невозможно, и остановка автоматически приведет к отпусканию пальца. И этого оказалось достаточно, чтобы он стал первым во Франции и в мире.

Демонстрация “Ваза с ресурсами” Вопрос: Вы не оговаривали цель перед началом сеанса, потому что она со держалась в метафоре, или потому что считали, что мы скорее всего знаем эту цель, или почему либо еще?

Жан: Я ждал этого вопроса. Вчера в работе с Наташей я попросил уточнить цель, так как я ее совсем не знал. Я не знал, чего она хочет. Я не знал Володю. Но я наблюдаю за ним со вчерашнего дня. И посколь ку я присматривался к нему, то уже многое узнал о нем. Думаю, так же, как и вы, поскольку вы опытные терапевты. Независимо от того, занимаетесь ли вы НЛП или нет, вы знаете, что, наблюдая за чело веком в повседневной жизни, особенно в необычных состояниях, к которым относится и транс, можно уловить едва заметные особен ности его поведения, приблизиться к проблеме человека и узнать его несколько лучше. Вчера, наблюдая за тем, как Володя ведет себя в трансе, я понял часть его проблем. Кроме того, я думаю, что если бы я поставил цель в начале сеанса, то это бы мне многого не дало, но могло бы несколько усилить проблему Володи. Я полагаю, что и Володе было удобнее так работать. И я думаю также, что мое бес сознательное, которое общается с бессознательным Володи уже со вчерашнего дня, сказало мне, что не нужно формулировать цель. А я слушаю свое бессознательное.

Я думаю, что вы сами многое поняли. Первое: пациент обращается к вам за помощью. У него есть трудности, и он хочет измениться. И тут возникает дополнительная проблема — выбора терапевта. И эту проблему пациент решает до того, как прийти к вам. Второе: я хочу, чтобы пациент конкрети зировал свою проблему, и представил себе, что она может иметь решение.

Практически все пациенты в определенной степени представляют себе, что однажды им станет лучше: иначе они не пришли бы к терапевту. И в первой части работы я прошу его представить себе вазу, которая ему под ходит, соответствующего размера и цвета, со множеством деталей. Паци ент не знает, почему я прошу его об этом. Фактически я побуждаю его по строить терапевтический план. После того, как он его составил, нужно, чтобы он нашел специалиста, способного ему помочь. Этим специалистом будете вы, потому что он пришел к вам. Он выберет хорошего специалис та. Я же сказал, что он выберет хорошего гончара, хорошего техника с опытом, знающего свое дело. Это была ссылка на вас — терапевта.

Мастер выберет материал, который подходит больше... Есть красная глина, есть зеленая глина, есть твердая, есть мягкая, есть эластичная. Он выберет ту, которая нужна ему для реализации своего замысла... Вы видите, как он возвращается и кладет глину на стол.

82 Гипноз XXI века Пациент пришел к терапевту. С каждым из них вы используете разную тех нику, чтобы дать ему понять, что он уникален и что вы можете приспосо биться к нему как особому пациенту с особыми проблемами. Кроме того, вы показываете ему, что располагаете целой палитрой техник, разнообразных возможностей, чтобы помочь ему: “Внимательно смотри на круг... на ум ную работу рук гончара — руки сближаются, немного опускаются, подни маются вдоль формы. И мало помалу форма появляется... И руки подни маются вверх. И вскоре форма получена, и гончар убирает руки, чтобы по смотреть со стороны на предмет, который он создал... У тебя есть вре мя, и ты даешь гончару время, которое ему необходимо, чтобы полностью закончить работу по созданию формы. Когда гончар примется за вторую часть работы, он поместит одну руку... в центр этой массы...” Володя: Сначала вы сказали, что форма получена, а потом — что он поме щает руку в середину массы и давит изнутри наружу. То есть ваза была готова, и мне пришлось ее сломать и затем снова делать.

Жан: Володя, это тебе мешало?

Володя: Меня это сбило с толку. И поэтому некоторое время мне не хоте лось делать все то, что делает мастер. И тогда он работал сам по себе. И только затем я внес свою коррекцию.

Жан: Из за языковых различий возникла небольшая проблема. Дело в том, что я не ввел все, что обычно делаю при наведении, так как предпо лагал, что будет трудно перевести. Я хотел бы кое что уточнить.

Когда в первой части работы я говорил, что руки располагаются па раллельно друг другу, то имел в виду, что сознание и бессознатель ное делают одно и то же дело... Обе руки остаются снаружи глиня ной формы, чуть чуть поднимаются вдоль нее... Затем я перехожу ко второй части работы, которая заключается в том, чтобы создать полость внутри формы. Я на этом месте остановил запись, потому что эта часть работы важна. Скажу о ней поподробнее. Вначале, когда это наведение только еще разрабатывалось, я хотел дать здесь аналогию способов работы сознания и бессознательного пациента.

Я думал тем самым показать, что когда они хорошо взаимодейству ют друг с другом, выполняя разную работу, то создают прекрасные вещи. И наоборот, дисгармоничное функционирование приводит к развитию проблем. И происходит это потому, что есть часть работы для сознания и часть работы для бессознательного. Потому что для сознания типичен логический и математический способ работы, а бессознательному присущ глобальный, интуитивный.

Демонстрация “Ваза с ресурсами” Предлагая эту метафору первым пациентам, я, как правило, уточнял ее, говоря следующее: “Ваши руки делают одно и то же, может быть, так же, как сознание и бессознательное в некоторые перио ды нашей жизни. А между тем каждое из них должно делать свое дело”. А затем во второй части работы, после того как через не сколько секунд рука погружается внутрь формы, я вводил эту игру внешнего и внутреннего. И прибавлял, что так во внешней кажу щейся дисгармонии с сознанием должно работать ваше бессозна тельное, совсем как руки, делающие противоположные, но вместе с тем взаимодополняющие движения, которые создают нечто пре красное и полезное. Теперь я этого не говорю, потому что понял: с тех пор, как я перестал уточнять значение метафоры, которое в нее вкладываю, она стала более мощной. И когда я показывал эту рабо ту в группах психоаналитиков, как правило, всегда при обсуждении выяснялось, что практически все они идентифицировали метафору с самого начала. Итак, если вы будете использовать эту метафору в работе с вашими пациентами, не говорите им, что это аналогия вза имодействия сознательного и бессознательного. В этом не только нет необходимости, более того, это пояснение может даже поме шать им. Вы слышали, с каким количеством проблем пришлось столкнуться Володе от начала транса до этого момента. И вы могли видеть, что зачастую отдельные неточности в выражении мысли, которые в некоторых случаях мы допускаем, не осознавая того, ока зываются даже полезными для пациента.

Если одна попытка удалась, то прежде чем предпринять вторую, спортсмену нужно время, чтобы восстановить силы. Точно так же и пациенту. Поэтому я даю возможность Володе отдохнуть, то есть восстановиться, как после спортивной попытки, чтобы переструкту рировать свои мысли. Но, с другой стороны, я не хочу, чтобы он в своих размышлениях уходил слишком далеко от выбранного на правления. И поэтому я говорю, что ему следует думать о вазе.

Иными словами, я хочу, чтобы, отдыхая, он тем не менее продолжал думать о своем замысле... как спортсмен, который остается на ста дионе после первого забега, чтобы собраться с мыслями перед вто рым. Потому что если он уйдет отдыхать куда либо в другое место, второй забег не будет таким хорошим, каким должен быть.

Продолжаем смотреть видеозапись наведения “Ваза с ресурсами”.

“Поставьте вазу в печь. И пока она обжигается, вы в том крес ле, в котором сидели вчера вечером, предоставьте возмож ность своему разуму блуждать, мечтать”.

84 Гипноз XXI века Вы узнаете диссоциативную работу, которая проводится целена правленно: пока ваза обжигается, пока реализуется твой план, меч тай, думай о нем. Чем больше человек, делающий что либо, думает об этом, тем лучше получается.

“Мечтай о других вазах или о чем нибудь другом, что тебя ин тересует, пока ваза обжигается”.

Я дал возможность Володе помечтать только несколько секунд вмес то обычных 2—4 минут. Потому что я знал, что у моего пациента есть 45 минут, и ему надо уложиться в это время.

Вторая часть работы. Он расписывает вазу:

“И ты точно укажешь, что ему делать. Он техник исполни тель. Ты же знаешь, что ты хочешь... Ты знаешь, как украсить вазу... И ты указываешь ему все это с большой точностью”.

И хотя только сам пациент знает, что для него хорошо, тем не ме нее в настоящее время он у вас в кабинете. А это значит, что он не смог это знание надлежащим образом использовать. И поэтому в первой части сеанса при наведении транса нам нужно быть актив ными, потому что мы делаем работу, которая изменяет состояние сознания пациента.

Но после того как транс наведен, во второй, терапевтической части работы мы обращаемся к возможностям самого пациента, к его творческим способностям и одновременно наблюдаем за пациен том, чтобы адаптироваться к его работе в трансе. Потому что имен но пациент своим поведением показывает, что нам следует делать.

Это и есть сопровождение.

А в первой части работы после подстройки, после постановки сиг налинга мы незаметно, исподволь, даем понять пациенту, в каком направлении ему нужно идти: аморфная глиняная масса приобрета ет форму при определенных условиях. Это создание формы. Нужно, чтобы мы показали ему, как это делается, потому что сам он не в состоянии вылепить вазу. Иначе он не пришел бы к нам. Тут нам нужно быть активными. А во второй части наведения мы должны быть очень внимательны к тому, что, когда и как мы говорим, и при выборе тактики своего поведения — слов, содержания и формы высказываний, отдельных слов, интонации, жестов и т.д. — исхо дить из того, как ведет себя пациент.

“А гончар — хороший мастер, он понимает все то, что ты ему говоришь, и выполняет то, что ты просишь его сделать. И ког да ваза будет полностью разукрашена, ты дашь мне об этом Демонстрация “Ваза с ресурсами” знать. Давай хорошие указания, потому что гончару в этой час ти работы очень важно знать твои желания, знать, в каком на правлении ему двигаться, как реализовать твой проект. Очень очень хорошо. Сейчас гончар будет обжигать твою вазу второй раз, чтобы закрепить то, что сделано. И когда работа будет зафиксирована, он предложит тебе эту вазу... Он дает ее тебе, и ты уходишь с ней. И ты идешь с ней туда, куда хочешь.

А эта ваза немножко волшебная — “ваза с ресурсами”. В ней уже находится то, что мы называем ресурсами, которые состоят из твоего прошлого опыта, всякого опыта, потому что всякий опыт положителен, если рассматривать его с нужной точки зрения. А эта ваза очень большая, и она может вместить любой опыт, который придет, начиная с сегодняшнего или завтраш него дня, и ты поместишь его в эту вазу. Ты поставишь вазу туда, куда захочешь, на место, которое ты знаешь и любишь. И когда ты ее поставишь, ты дашь мне об этом знать... Очень очень хорошо...

Теперь, Володя, ты устроишься напротив вазы, там, где она на ходится, на сиденье, удобном или неудобном... Это сейчас неваж но. И ты поразвлекаешься, делая упражнение по левитации, как ты умеешь делать. Ты позволишь правой или левой руке припод ниматься в своем ритме, ты предоставишь ей возможность действовать... Хорошо... Ты знаешь, что главное — об этом ду мать. Понятие легкости... Само понятие легкости позволяет руке стать чуть легче, и тебе нет необходимости думать о чем то другом... И ты предоставляешь ей возможность стать чуть легче, и когда она станет чуть легче, ты позволишь ей подниматься. Ты можешь представлять себе то, что я говорю...

Представить, что вокруг запястья завязана очень легкая нить, а к ней привязаны два три шарика, и эти шарики приподнима ют твою руку.

И пока твоя рука поднимается, ты будешь представлять, что твоя ваза наполняется всеми ресурсами твоего прошлого, каки ми бы они ни были. Тебе нет необходимости об этом думать...

Твое бессознательное их знает. Это ресурсы, которые твое бес сознательное получало, начиная с раннего детства, это ресурсы всех обучений твоей жизни... того, чему научили тебя родите ли, друзья, учителя — всего, чему тебя научила твоя жизнь.

И пока рука поднимается, все эти ресурсы начинают сами по себе размещаться в вазе ресурсов. И когда ваза будет заполнена, ты позволишь своей руке опуститься... зная, что, когда ты этого 86 Гипноз XXI века захочешь, тебе достаточно будет подумать об этой вазе... По чти так же, как детям, которые хорошо об этом знают по сказ ке про Алладина, у которого есть волшебная лампа, и когда ему нужна помощь в жизни, стоит потереть эту лампу и появится джинн, который помогает ему разрешить эту проблему. И ваза ресурсов будет чем то вроде такой лампы. И когда у тебя в жиз ни появится необходимость прогрессировать в том направле нии, в каком ты хочешь, тебе надо будет только подумать об этой вазе. Сначала ты подумаешь о ней специально, а затем тебе уже не нужно будет думать, твое бессознательное само по себе использует все необходимые знания... Очень очень хорошо...

И ты можешь еще дать возможность своей руке подняться. И твоя рука может подняться к лицу или... туда, куда она захо чет. Это неважно. Ты предоставляешь ей возможность дей ствовать, потому что знаешь, что пока твоя рука поднимает ся, на другом уровне осуществляется работа... может быть, на уровне вазы ресурсов... а может быть, на каком то другом... Но это неважно... И нам нет необходимости этим заниматься.

Важно то, чтобы ты дал возможность своей руке подниматься туда, куда ей следует подняться, пока не закончится транс.

И когда она поднимется до того места, до которого должна подняться, она начнет опускаться. И пока рука поднимается, та энергия, которая у тебя есть, и те ресурсы, которые сбере гались, мобилизуются. И когда вскоре она начнет опускаться, все эти ресурсы направятся в те части твоего тела или твое го духа — а для меня тело и дух — это одно и то же, — кото рые в этом нуждаются. Все мельчайшие части, из которых со стоит ваза, каким бы ни было наше представление об этом, разместятся по своим местам... Одни по своим прежним мес там, а некоторые — по другим, потому что каждая вещь долж на быть на своем месте. А когда каждая вещь на своем месте, единое целое, которое эти вещи составляют, функционирует лучше всего. И лишь тогда, когда твоя рука окажется на коле не, ты сможешь сделать, когда захочешь, глубокий вдох.

Ты располагаешь временем, чтобы закончить эту работу, ко торую ты очень хорошо выполнил и которую ты сможешь де лать и дома — так, как я тебе скажу через несколько секунд...

Очень хорошо... Ты располагаешь временем... И когда ты захо чешь, ты позволишь себе сделать вдох и откроешь глаза”.

Вы можете использовать в работе с пациентами все, что мы делали с Володей, за исключением одной части. Как вы думаете, какой — Демонстрация “Ваза с ресурсами” начала или конца? Да, вы правы. Я немного изменил окончание, по тому что это несколько необычная демонстрация, которую одним махом сделать сложно. Вначале, сразу же после реориентации Воло дя еще какое то время оставался в трансе. На это указывало то, что, когда я показал ему на его магнитофон (это якорение с помощью отвлечения), он несколько неловко манипулировал кнопками. У него еще немножко преобладало правое полушарие, а это означает, что я сделал плохое окончание. Но теперь я могу сказать, что сде лал это специально. Мы обсуждали работу, а еще недостаточно мно го времени прошло после окончания транса. И часть Володи могла бы испытывать неловкость, слыша то, что мы говорили тогда, но те перь уже не смущается.

Когда мы завершаем наш транс с пациентом, нужно, чтобы у пациен та несколько доминировало левое полушарие. Не следует обсуждать с ним проделанную работу. Можно сказать лишь несколько слов, но не более. Во время транса пациент имел доступ к ресурсам, исходя щим от бессознательного. А ресурсы бессознательного — это некая абстракция. Скажем так, в трансе мы соприкоснулись с чем то, глу боко расположенным в сознании пациента. Мы что то там сдвинули, что то переместили. Мы полагаем, что это сделали мы. А на самом деле именно сам пациент что то изменяет в своем сознании, если мы добротно выполняем свою работу с помощью нового гипноза. И все то, что разложено по полочкам, расставлено по своим местам, подоб но свежевыложенной стене из кирпичей и цемента, по которой сра зу лучше ногой не стучать, иначе есть риск разрушить. Найдется не мало других, которые постараются ее разломать.

Если у нас есть впечатление, что пациент чуть чуть перестраи вает мышление, не нужно трогать эти новые построения в пер вые минуты после окончания работы с ней. В случае же, если па циент хочет поделиться своими переживаниями в трансе и обнару живает заинтересованность, следует постараться его отговорить.

Например, можно сказать ему, что поговорите об этом на следую щем сеансе, потому что все, что он рассказывает вам, настолько ин тересно, что вам нужно подумать. Или что он дал вам достаточно сведений для того, чтобы подготовить работу для следующего сеан са. Можно также сказать пациенту, что если он сообщит слишком много сведений, то вы уже не будете знать, как ему помочь. Услы шав это, пациент, как правило, останавливается.

А теперь поговорим о самогипнозе. На каждом сеансе я обязательно даю упражнение для обучения самогипнозу. Я считаю, что самостоятельная до машняя работа чрезвычайно важна для пациента. Она отсылает его к соб 88 Гипноз XXI века ственным возможностям исцеления. Я техник. У меня есть определенные знания и умения, “хитрости”, и я их продаю, потому что он платит. И дома он может ими воспользоваться, чтобы, потренировавшись, приобрести опыт и научиться помогать себе самому. Он может тренироваться дома, а может не тренироваться.

Пациент может прийти ко мне на следующий сеанс, а может не прийти. И если он больше ко мне не приходит, то я очень доволен. Я оптимист и счи таю, что пациенту хватило одного сеанса, чтобы справиться со своей про блемой. И должен сказать, что так случается достаточно часто. И теперь, когда у меня большая практика, некоторые пациенты появляются и исчеза ют. Зачастую я вижу их всего один раз. Но есть и другие пациенты, кото рые больше не приходят, потому что им что то не понравилось: или мои гонорары, или обстановка моего кабинета, или улыбка секретарши... или что то другое. Всегда есть что то, чего мы не знаем.

Но нас интересуют те, кто возвращается. Я могу разделить их на три кате гории. Первую категорию составляют пациенты, у которых не получилось упражнение на самогипноз. “Я пытался делать ваше упражнение, но оно трудное, глупое, и потому я не смог выполнить его”, — говорят они. Я чув ствую себя совсем маленьким. Я прошу извинения, говорю: да, действи тельно, я ошибся. Я дал вам что то чересчур трудное. И теперь мы сделаем немножко иначе. И я прошу его повторить практически то же самое уп ражнение, включив в него несколько новых деталей. Вам следует заранее приготовить небольшие дополнения к упражнению.

Например, вчера в работе с Наташей в первом воспоминании я попросил ее выбрать цвет, который она любит. На самом деле я сделал это для того, чтобы использовать предпочитаемый цвет, если появляются трудности в работе по самогипнозу. И если бы через 10 лет Наташа пришла и сказала, что не смогла сделать упражнение, я бы ей посоветовал: “Перед тем, как найти первое воспоминание, до того, как начать слушать шумы вокруг себя, прежде чем убедиться в своем положении на стуле и обрести... фи зические ощущения, прежде чем увидеть “обстановку” воспоминания...

прежде чем делать все это, сосредоточьтесь на том цвете, который вы любите, и вы увидите, что этот цвет быстро принесет вам приятное воспоминание”.

И, действительно, совет срабатывает, так как фактически я делаю наведе ние рекапитуляцией. А она не отдает себе в этом отчета. Это хорошее уп ражнение само по себе.

Вторую категорию составляют пациенты, у которых упражнение по само гипнозу получилось, но это не изменило их состояния. И опять я станов люсь совсем маленьким. Я прошу у пациента извинения. “Это моя ошибка, Демонстрация “Ваза с ресурсами” моя вина,— говорю я. — Но я покажу вам способ, который, может быть, об легчит выполнение упражнения. По видимому, я недостаточно объяснил вам все в прошлый раз”. Я делаю то же самое, что с пациентами предыду щей категории, но кое что еще прибавлю. Я говорю: “Видите, вы все таки сделали это упражнение. Это доказывает, что метод безопасен. Вы его хо рошо перенесли, упражнение не ухудшило вашего состояния. И теперь с небольшими дополнениями, которые я дам вам, вы его прекрасно сделаете.

И, может быть, после включения этих дополнений произойдет небольшое изменение вашего состояния”.

И, наконец, третья категория. Сюда относятся те, у кого после первого се анса наступило великолепное улучшение состояния. В таких случаях я го ворю: “Удивительно, что ваше состояние улучшилось после одного сеанса.

Это не часто бывает. Обычно с помощью этой техники я получаю незначи тельные улучшения, такого, как у вас, прежде в моей практике не было.

Ну, это очень хорошо, это очень здорово”. Иными словами, я показываю, что произошло то, что вообще превосходит мои возможности. Это означа ет, что у него есть ресурсы и он сам способен выйти из затруднительного положения. И очень часто после этого я его больше не вижу. Вот с чем связан интерес к упражнению на самогипноз. Вот почему мы прибегаем к кратким формам психотерапии. И если пациент не приходит к вам во вто рой раз, то таково его решение: значит, что того немногого, что вы ему дали, оказалось достаточно, чтобы разрешить часть проблем. А со всем остальным он сам справляется в своей повседневной жизни. Вот и все, что я хотел сказать о самогипнозе.

Вопрос: Вы узнали что нибудь новое о Володе, когда наблюдали за ним во время просмотра видеозаписи?

Жан: Конечно, узнал. Именно поэтому мы и делаем видеозапись сеанса. Я снимаю на пленку всех своих пациентов и обычно просматриваю запись один раз. Это позволяет мне лучше подготовиться к следую щему сеансу.

Вопрос: Левитацию рассматривают как признак прогрессирования паци ента?

Жан: Я думаю, да. Хотя все зависит от типа левитации. Когда я смотрел пленку, то особенно внимательно наблюдал за тем, как он выполня ет левитацию, так как знал, что именно это важно для него. И в это время действительно происходило многое. В общем то надо было бы приостанавливать просмотр записи для комментариев каждые 15 секунд. Потому что очень хорошо была видна работа его созна ния и бессознательного — поиск, который он осуществлял, стано вясь на путь прогрессирования.

90 Гипноз XXI века И было видно, в частности, как он колебался, делая свои первые шаги на этом пути: примерно 30 секунд происходила очень инте ресная работа. А потом, во время левитации, опять приблизительно 30 секунд он был в растерянности, поскольку его рука оказалась выше уровня, привычного для левитации. До сих пор в упражнении по левитации его рука не поднималась выше 30 см, а теперь откры лась неизвестная территория. Он не знал, как ее исследовать, и по тому был сбит с толку. Здесь Володя выполнял особую работу. И это заставило меня адаптироваться. Мне хотелось остановить его, потому что подъем руки на 30 см для левитации вполне достаточен.

Однако я решил позволить ему продолжить работу. И для этого ис пользовал определенные слова — активирующие глаголы. Они не относились к левитации как таковой. Они адресовались к личности человека, который идет по пути совершенствования. И тогда он от крыл территорию, о существовании которой даже не подозревал. И он осознал также, что ее приятно было посетить и что знакомство с ней дало ему новое видение жизни, то есть позволило обогатить свой опыт.

Вопрос: Работаете ли Вы с психотиками?

Жан: Мое образование позволяет мне работать с психотиками. Я врач, про шел специализацию по психиатрии, имею опыт работы в психиат рическом стационаре, и потому я беру на себя смелость лечить пси хотических больных гипнозом. Но я бы не делал этого.

Вопрос: Выделяете ли Вы какие либо противопоказания к трансовым со стояниям при работе с психически больными?

Жан: Никаких. Раньше говорили, что можно лечить всех нормальных паци ентов — невротиков и нельзя лечить психотиков. И это справедли во в отношении традиционного гипноза, поскольку речь шла о гип нозе с очень жесткими рамками, который адресовался ригидным больным. А когда две твердые, но хрупкие вазы ударяешь одну о другую, они разбиваются. Поэтому лечение гипнозом было опасно и для пациента, и для терапевта. Но Эриксон показал, что если те рапевт обладает опытом работы с психотическими пациентами, то он может использовать и новый гипноз.

Если будет возможность познакомиться с трудами Эриксона, обяза тельно сделайте это. И тогда вы узнаете историю об одном молодом человеке, очень глубоком психотике, из числа тех, которые обычно почти всю жизнь проводят в психиатрической больнице. И когда в очередной раз родители этого больного оказались перед выбором, положить ли его в психиатрическую больницу или попробовать ка Демонстрация “Ваза с ресурсами” кую либо другую терапию, они услышали о необычном терапевте, Эриксоне, и решили поехать к нему. Он поселил парня у себя на месяцев, и на протяжении этого времени работал с ним. Он посту пил таким образом, так как в ту пору и сам не был уверен, имеет ли право лечить гипнозом психотика. Он знал, что психотиков тради ционным гипнозом не лечат. Но, работая с этим юношей, Эриксон видел: несмотря на то, что он страдает шизофренией, которая, как известно, является диссоциативным заболеванием, все идет хорошо.

Эриксон заметил также, что, как это ни парадоксально, именно ис пользование диссоциации с последующей интеграцией приводит к положительным результатам в терапии. Ему удалось реадаптиро вать пациента: тот смог выполнять работу садовника и на своем уровне вел почти нормальную жизнь. Этот опыт многому научил Эриксона. С этого времени он начал лечить психотиков в больнице.

И у него были очень хорошие результаты. Дальнейшая практика показала, что без всякой опасности как для пациента, так и для себя он может лечить психотиков и во внебольничных условиях. Иными словами, он убедился, что существовавшее ранее представление об опасности лечения психотиков гипнозом относится только к клас сическому гипнозу. Но я хотел бы дать вам совет: не лечить пси хотиков гипнозом, если у вас нет опыта их лечения. Вы можете лечить их гипнозом только под контролем опытного коллеги психи атра.

Вопрос: Когда Вы лечите психотиков с помощью нового гипноза, принима ют ли они параллельно психотропные средства?

Жан: Конечно, так же, как больные с непсихотическими расстройствами.

Пациенты зачастую приходят к нам со своими лекарствами. И вам не следует касаться медикаментозного лечения. Нужно делать свое дело. Ведь когда у них наступит улучшение, они будут принимать меньше лекарств. Так бывает и без гипноза. Ведь прежде чем снять снотворное, врачу нужно наладить человеку сон.

Идеомоторный феномен Я начал рассказывать одному пациенту* об идеомоторном феномене, же лая, чтобы он сделал левитацию. Прежде он никогда не видел этого фено мена и не знал, что это такое. Я хотел немного удивить его с помощью ле витации. Говоря о том, что бессознательное может открыть ему возможнос ти, о которых он не подозревает, я начал двигать рукой, так как знал, что *Этот фрагмент представляет собой комментарий видеозаписи сеанса.

92 Гипноз XXI века он внимательно смотрит на меня. Тогда и пациент начал двигать рукой.

Поскольку он хорошо гармонизировался со мной, то, не отдавая себе отче та в этом, повторял за мной мои движения.

Если вы делаете левитацию с пациентом первый раз, гармонизируйтесь с ним как следует, особенно тогда, когда рассказываете об идеомоторном фе номене. Делайте движения так же, как я, и пациент тоже будет их де лать — скорее бессознательно, чем сознательно. Обычно я просто прошу пациента представить себе сочный лимон, взять нож, отрезать ломтик, по сосать и обратить внимание на то, что при этом происходит. А затем я го ворю ему: “Лимона на самом деле нет. Он существует лишь в вашем вооб ражении. Но тем не менее очевидно, что ваши слюнные железы функцио нируют. Это и есть идеомоторный феномен. Вы знали это?” А пациент от вечает, что не знал.

Теперь о второй части работы. Я сказал ему, что сама мысль о легкости руки делает ее чуть легче. Я попросил его оставить глаза открытыми, что бы он имел возможность наблюдать за своей рукой. Он выбрал руку, кото рая уже приподнималась. Тогда я побудил его осознать легкие, едва замет ные движения в руке, которые есть практически у всех. Чтобы увидеть их, достаточно внимательно смотреть на свою руку 2—3 минуты, не более.

Как правило, это происходит уже через 10—15 секунд. И вскоре после того, как пациент их заметил, он постепенно начал ощущать движения и то, что рука его стала легче. Затем я сказал, что его рука отделилась от ко лена, несмотря на то, что он ничего не делал, и что уже можно проложить листок бумаги между брюками и его рукой. Он засмеялся в ответ и сказал:

“Это забавно”. Тогда я показал ему шарик и сказал, что пока он развлекает ся опытами, его бессознательное осуществляет свою работу, которая по зволяет ему сделать руку более легкой. А это, в свою очередь, указывает на то, что он обладает ресурсами, о которых и не подозревал.

А пациент уже не слышал то, что я ему говорил, настолько он был заинте ресован своей рукой. Он открывал для себя непривычное ощущение легко сти руки и не слушал меня. Но я продолжал говорить, так как могу разго варивать с его бессознательным и побуждать его работать. Я сказал, что пока рука поднимается, его бессознательное будет искать среди проблем, которые у него есть, наиболее важную, и найдет ее. Преимущество такого подхода заключается в том, что теперь ему нет необходимости думать о проблеме, а достаточно лишь попросить бессознательное проделать работу по отбору самого важного для себя вопроса. Он делал упражнение во вре мя обычного разговора.

Я отправил его на поиски приятного воспоминания. Как видно, он нашел его, потому что обрадовался. Посмотрим, будет ли он использовать сигна линг. Вот он.

Демонстрация “Ваза с ресурсами” “...Вы останетесь на какое то время в воспоминании, ваше бес сознательное будет искать возможные пути решения пробле мы. И пока одна из ваших рук будет опускаться, а ваше бессоз нательное изучает все возможные решения, вы остаетесь в своем воспоминании... среди звуков... этой особенной музыки, среди этих красок. Может быть, вы почувствуете запах... ис пытаете ощущение, что сливаетесь с этим запахом... Очень хорошо... Делайте то, что считаете нужным. Оставайтесь в своем воспоминании, пока бессознательное делает свое дело...

другую работу... Одна рука опускается, а другая остается на своем месте.

И пока рука опускается, пока бессознательное изучает суще ствующие возможности решения проблемы, вы остаетесь в контакте со своим воспоминанием. И возможное решение про блемы переключает вас на другое приятное воспоминание...

связанное с первым или вытекающее из него. И вы сопоставля ете смену воспоминаний с переключением телевизионных кана лов, то есть используете один из приемов структурирования амнезии. Это эриксоновская работа. Потому что это обучение пациента здесь и обучение дома. И вы целенаправленно обучае те его тем способам работы, которые позволят ему в дальней шем достичь поставленной цели. И когда ваша рука окажется в исходном положении, вы можете глубоко вдохнуть”.

— Как дела?

— Отлично.

Таким образом я использую отвлечение. Я часто применяю этот прием. Я часто провожу левитацию и редко — каталепсию. Что же касается этого пациента, то с ним я хотел сделать работу, в которой много техник, потому что он сам техник. Весь день он работает за монтажным столиком, на кото ром много техники, много кнопок для регулировки и т.д. Поэтому необхо димо, чтобы и я тоже был техничен. Для гармонизации с пациентом я каж дый раз стараюсь подобрать особенный стиль.

Еще одна маленькая деталь, которая, может быть, будет вам полезна. Вы видели, что я часто ищу первое воспоминание при наведении. Я считаю, что это воспоминание чуть ближе к сознанию, чем к бессознательному.

Внутри транса я отправляю пациента на поиски второго воспоминания. Я полагаю, что оно уже чуть ближе к бессознательному и, соответственно, более удалено от сознания. Когда человек находится во втором воспомина нии, нужно очень внимательно наблюдать за ним, отслеживая все то, что с ним происходит. Так, считывание некоторых минимальных признаков — 94 Гипноз XXI века движения глаз, дыхания в трансе — позволило мне заключить, что он опять сменил воспоминание, перешел в третье. И тогда я сказал: “Вы мо жете остаться в этом воспоминании, или в другом, или еще каком то ином, которое вы нашли. Это неважно”. Когда я произнес эту фразу, по лицу было видно, что он обрадовался. Потому что это внушение разрешило его сомнения. До этого он колебался, не зная, может ли позволить себе сме нить воспоминание. Вопросы есть?

Вопрос: Сколько всего сеансов Вы провели с этим пациентом?

Жан: Всего было шесть или семь сеансов, не больше. С ним мы работали один раз в месяц в течение полугода. Параллельно он лечился у психиатра, принимал медикаменты — антидепрессанты с различ ным спектром действия, психостимуляторы, снотворные, обще укрепляющую терапию, витамины и т.д. После второго сеанса (че рез месяц) психиатр снял снотворное и антидепрессант со стимули рующим действием. Еще через месяц, когда пациент стал бодрее, активнее и вышел на работу, антидепрессант с выраженной проти вотревожной активностью тоже сняли.

Вопрос: Если бы Вы проводили сеансы чаще, могли бы симптомы заболева ния исчезнуть раньше?

Жан: Может быть, да, а может, и нет. Разве два месяца терапии — большой срок?

Вопрос: Четыре недели между сеансами — это обычная практика?

Жан: Да, сейчас я обычно довожу промежутки между сеансами до трех че тырех недель. Я специально так поступаю. И уверен, что с пациен том ничего плохого не произойдет, поскольку раз в неделю он хо дит к своему психиатру. В противном случае мы встречались бы че рез 2 недели, но не чаще. Иначе у пациента не будет времени, не обходимого для выполнения упражнений по самогипнозу. Потому что домашнее задание делает пациент, а я лишь даю его, и не сле дует пациента перегружать. Если бы он приходил ко мне два раза в неделю, то у него могло бы не оставаться времени, чтобы делать упражнение, повторять его, интегрироваться. Ведь я учу его уме нию собираться. А если он интегрирован, то он и нормально функ ционирует. Стоит только раз научиться плавать, а потом плаваешь всю жизнь.

Вопрос: Правильно ли я понял, что и правая, и левая рука опускались в по иске решения проблемы?

Жан: Так часто бывает, когда я работаю с диссоциацией сознания и бессоз нательного. Вначале я делал диссоциацию на воспоминание. Я го Демонстрация “Ваза с ресурсами” ворил: “Вы находитесь в воспоминании, вам хорошо там, и в то вре мя, пока ваша рука опускается, ваше бессознательное работает...” А потом я перестал так делать и начал использовать диссоциацию со знательного и бессознательного. И здесь у меня в распоряжении были уже обе руки. Во время первого опускания руки работа за ключалась в том, чтобы найти все решения проблемы, которые только могут существовать, чтобы помочь. Я вновь делал каталеп сию. Во время второго опускания руки нужно было выбрать из най денных решений самое подходящее для себя, наиболее соответству ющее проблеме.

Вопрос: Гипноз всегда предполагает самогипноз, много практики?

Жан: Да, именно так. Когда я был маленьким, родители учили меня ездить на велосипеде. Первое время я мог ездить, лишь пока они держали седло. Как только они отпускали его или если я вставал с велосипе да, я больше не мог ехать. Вы понимаете? Но наступил момент, ког да я научился брать велосипед и без посторонней помощи ездить на нем, иными словами, мои родители научили меня “самопедалирова нию”. Если мы проводим гипнотерапию, то обязательно, даже не желая этого, обучаем пациента самогипнозу. Если он не хочет это го, тем хуже для него. Тогда это произойдет помимо его воли.

Вопрос: Если пациент пришел к Вам “с улицы” и Вы видите, что помимо гипноза и рефлексотерапии он нуждается в медикаментозном лече нии, то Вы ему сами лекарства назначаете? Иными словами, Вы бе рете на себя полностью всю терапию?

Жан: В таких случаях беру. Но могу сказать, что обычно назначаю немного лекарств и, как правило, ненадолго. У нас во Франции несколько особое положение в этом отношении. Мне часто присылают паци ентов психиатры, а также врачи разных других специальностей. То есть проблема медикаментозного лечения, как правило, передо мной не стоит. В зависимости от состояния пациента мой коллега решит, нужно ли ему принимать лекарства или нет, какие препара ты, в каких дозах, как долго и т.д.

В области психотерапии необходима согласованность действий раз ных терапевтов. Именно это зачастую позволяет оптимизировать ее. Мы с коллегами регулярно созваниваемся друг с другом, чтобы обмениваться своими впечатлениями о динамике состояния пациен та и определять тактику дальнейшего лечения. Психиатр, в частно сти, решает, будет ли он снижать дозы или повысит их.

Вопрос: В случае, который демонстрировался в видеозаписи, вы дважды ис пользовали для левитации левую руку и один раз — правую руку.

96 Гипноз XXI века Это связано с латерализацией? И учитываете ли вы ее при выборе руки?

Жан: Нет. Но то, что вы говорите, интересно. Мне в голову никогда не приходила такая мысль. До сих пор, когда я работал со своими па циентами, я предлагал им самим выбрать, какую руку поднимать — правую или левую. Но возможно, Вы и правы. Надо будет подумать о латерализации. Может быть, действительно сначала стоит вы брать логическую сторону, когда пациент делает что то рациональ ное, а потом творческую сторону, чтобы разрешить проблему?

Вопрос: Были ли у Вас гипнотически зависимые пациенты? Если такое слу чается, как Вы себя ведете?

Жан: Да, у меня были такие пациенты. Но если у них и была зависимость от транса, то это не из за меня, клянусь. Я думаю, для того, чтобы не возникало зависимости от гипноза, надо максимально увеличи вать промежутки между сеансами. Я считаю, что минимальный про межуток — неделя. Можно доводить его до четырех недель. Но ин тервал не должен быть более месяца, потому что иначе пациент мо жет почувствовать себя брошенным. Однако обычно не чаще, чем раз в неделю.

Как то ко мне за помощью обратилась молодая женщина 30 лет. Она работала в Париже, в одном из самых богатых кварталов — в квар тале Опера. Каждый день в полдень она уходила с работы на сеанс к гипнотерапевту, который жил поблизости. И так 5 раз в неделю на протяжении шести месяцев. И все безрезультатно, если не счи тать того, что изо дня в день ее психическое состояние ухудшалось.

У психотерапевта возник контрперенос, с которым ему было все труднее и труднее справляться, и наконец стало настолько трудно, что он выставил ее за дверь. Ко мне она обратилась после суици дальной попытки. Не знаю, каким было состояние женщины до ле чения гипнозом, но теперь оно действительно было тяжелым. По этому я вызвал машину специальной скорой помощи, и ее госпита лизировали в психиатрическую больницу. В течение шести месяцев она оставалась в больнице. В выписке из стационара, которую я по лучил, было указано, что это тяжелый случай меланхолии. Такой диагноз ей никогда прежде не ставили. Больше о ней я ничего не знаю, потому что у меня она не лечилась. Вот пример зависимости от гипнотрапии. Гипноз может создать зависимость.

Вопрос: Разве самогипноз не надо как то контролировать? Или я оши баюсь?

Демонстрация “Ваза с ресурсами” Жан: Никакой опасности в самогипнозе нет, совершенно никакой. Я уже говорил вам, что самые уравновешенные люди на свете практикуют самогипноз с утра до вечера, а может быть, и ночью, я не проверял.

Самогипноз абсолютно безвреден. Я не знаю, сколько человек из присутствующих здесь колется морфином, сколько здесь наркома нов. Во Франции из 60 человек их было бы четверо. Прием морфи на создает психическую и физиологическую зависимость и серьез ные соматические заболевания. Но в том, чтобы вырабатывать свой собственный морфин — эндорфин, нет совершенно никакой опас ности. Более того, чем больше его образуется в организме, тем сча стливее человек, тем у него больше возможностей делать окружаю щих счастливыми. То же самое с гипнозом и самогипнозом.

98 Гипноз XXI века НАВЕДЕНИЕ “ЛАНЬ” Это упражнение на визуализацию. Вы садитесь очень удобно, чего я никог да не говорю в классическом наведении. Нам не нужен глубокий транс. И поэтому я говорю: “Садитесь поудобнее, закройте глаза”. Этого я тоже ни когда не говорю. Хорошо...

Вы стали маленькими детьми, такими, какими были в 10 лет. И вы прогули ваетесь в лесу, похожем на тот прекрасный лес, что окружает нас здесь, в этом чудесном месте, где проходят наши занятия... И вы прогуливаетесь...

и в одной руке у вас булочка или ватрушка, которую вы можете съесть, когда проголодаетесь. Вы гуляете... Лес прекрасен...

И вдруг... в 50 метрах от себя... вы видите маленькую лань. И она вас ви дит... и останавливается. Она удивлена. И вы тоже удивлены, и вы смотри те друг на друга. Вы опасаетесь, что она уйдет. Она тоже боится. Она боит ся, что ребенок причинит ей зло. И тогда вы начинаете ей улыбаться. И вы видите, что лань постепенно приближается к вам. Она подходит все ближе и ближе и останавливается в двух метрах от вас. И вы потихонечку про двигаетесь вперед. И вы понемногу выдвигаете вперед руку... с ватруш кой. И лань подходит к вашей руке. И когда она оказывается совсем близ ко от вашей руки, вы потихонечку раскрываете ее. И лань возьмет ватруш ку и встанет рядом с вами. И вы, маленький ребенок, начинаете ласково гладить ее...

А эта лань маленькая, но могущественная. И вы находитесь в волшебном мире, в котором дети могут разговаривать с животными. И вы понимаете, что говорит вам лань. И когда она предлагает вам сесть на нее верхом и совершить прогулку, вы с радостью соглашаетесь и садитесь... и отправля етесь на прогулку. И вы пересекаете лес на спине лани, вашего нового друга... и приближаетесь к небольшой речке. И лань легко переходит че рез речку. А на другом берегу речки небольшой холм. И лань поднимается на вершину этого холма. И оттуда, с вершины холма, вы видите перед со бой пейзаж, который совершенно отличается от лесного пейзажа. Это со Наведение “Лань” всем другой пейзаж, но столь же прекрасный. Хорошенечко вглядитесь в этот пейзаж.

Слезьте с лани. Вы можете попрощаться с ней... сказать ей “до свидания”.

Можете проделать обратный путь и вернуться в лес... И вы оказываетесь в лесу, в таком же, как здесь, в том месте, где проходят наши занятия... Пред ставьте, что вы опять стали взрослыми людьми, такими, какие вы на самом деле... Представьте, что из того леса, где вы находитесь, вы направляетесь к тому месту, где мы работаем, и оказываетесь во вчерашнем дне, во вче рашнем утре, когда вы сидели здесь, в этом месте, делали другое упражне ние, в чем то похожее, но отчасти и отличающееся от этого... До того, как немножко познакомиться с некоторыми представлениями и понятиями, от носящимися к гипнозу, а точнее с внушениями... до того, как посмотреть демонстрацию, которую мы сделали с Володей... и опять немножко занять ся теорией, сделали некоторые упражнения друг с другом, а именно уп ражнение на сопротивление... А вечером мы завершили наше обучение просмотром двух пленок. И сегодня вы находитесь здесь... И вы припомни те дерево, которое выбрали вчера в вашем первом утреннем упражнении, ваше любимое дерево в любимое время года... Хорошенько посмотрите на это дерево... сделайте глубокий вдох, чтобы набрать энергии, той энергии, которая вам необходима для обучения сегодня. А теперь вы можете вер нуться сюда полностью гармонизированными и начать работу.

Когда я делаю такое упражнение с детьми, то трачу чуть больше времени, чтобы получить левитацию руки в тот момент, когда дети предлагают лани булочку или ватрушку. Левитация позволяет им очень легко погрузиться в состояние транса. Затем я очень быстро, как вы помните, сделал переход через реку. Но обычно я отвожу этой части работы гораздо больше време ни. Я говорю о трудностях и опасностях брода, а также о том, что они мо гут быть преодолены благодаря присутствию такого эксперта, как лань. И поскольку в это время опытный человек, который находится рядом с ре бенком, — это вы, то так вы направляете послание ребенку.

Кроме того, там, где я говорю о горном пейзаже, совершенно отличающем ся от лесного, я прошу ребенка описать его. Ребенок, как правило, с удо вольствием делает это. И, рассказывая, приводит много деталей. Таким об разом, с помощью метафорического описания мы получаем новые метафо ры — метафоры самого ребенка. И таким образом мы узнаем, в частности, его идеальное представление о жизни и будущем. Это идеальное видение пациента нам необходимо знать, чтобы сориентировать нашу терапевти ческую работу в нужном направлении. Потому что на самом деле един ственное, что мы делаем, — это ориентируем пациента. Но направление выбираем не мы. Пациент знает, какое направление для него хорошее, а какое — плохое. И важно, чтобы он его еще и указал нам. А иногда им бы 100 Гипноз XXI века вает трудно это сделать. Поэтому психотерапевту нужно хорошо овладеть искусством косвенных внушений. Именно они позволяют нам не направ лять пациента, а лишь ориентировать его.

Я вспомнил историю, которую рассказывал Эриксон. Однажды он привел к фермеру лошадь, которую нашел на сельской дороге. И фермер спросил:

“Как это тебе удалось? Ты же не знал, что это моя лошадь. Ты не знал, где находится моя ферма, и меня ты не знал”. Эриксон согласился: “Да, я ничего этого не знал, но лошадь то знала”. То есть единственное, что он сделал, — это вывел лошадь на дорогу. И его задача сводилась к тому, чтобы не дать лошади сойти с дороги вправо или влево. Многим из вас эта история извест на. Но для тех, кто ее не знал, замечу, что это прекрасная метафора нашей терапевтической работы с пациентом. Так что если у вас есть пациент, кото рый во время сеанса пытается соскользнуть в какую либо сторону от вы бранного направления, не позволяйте ему это сделать.

Косвенные внушения Внушение, связанное со временем. Терапевт произносит какое либо выска зывание и говорит, что оно может быть принято сейчас или в будущем. Но когда именно, не уточняет. Такое внушение обычно не вызывает сопротив ления, потому что не требует от пациента его немедленного принятия. Он может от него сразу же отказаться. Но возможность принятия его в когда либо будущем тем не менее остается. И что самое важное, пациент непре менно примет его, когда почувствует готовность сделать это. Иногда паци енты сопротивляются нашим предложениям измениться, потому что они еще не готовы измениться.

Но если подождать некоторое время — несколько минут, часов или дней, прежде чем вновь сделать им точно такое же предложение, то они его при мут. Я приведу примеры этого типа внушения.

Я не знаю, успокоится ли ваше дыхание сейчас или через не сколько мгновений.

Не знаю, какое время дня или ночи вы выберете, чтобы делать упражнение по самогипнозу.

Другая категория косвенных внушений — аллюзия, или намек. Это очень тонкое и по настоящему эриксоновское внушение. Оно очень активирует мышление пациентов.

Аллюзия заключается в том, что вы что то говорите или делаете, чтобы со риентировать пациента в определенном направлении. В случае аллюзии реакция будет действительно непроизвольной, потому что она исходит от Наведение “Лань” бессознательного, а не от сознания. Аллюзия — внушение, которое прямо не адресовано пациенту. В нем говорится о чем то другом или о ком то другом. Благодаря этому оно не вызывает никакого сопротивления у паци ента и оставляет его бессознательному свободу удерживать или не удер живать в памяти услышанное. Если намек срабатывает, — хорошо, если не срабатывает — ничего страшного. Это не будет означать провал ни для те рапевта, ни для пациента.

Аллюзии могут быть как в форме отдельных слов и фраз, так и в форме историй. Так, когда Эриксон подозревал, что у супружеской пары сексу альные проблемы, в то время как они предъявляют другую проблему или другие симптомы, например, соматические — жалуются на головную боль, боль в животе и т.д., — он любил рассказывать истории. В таких случаях пациенты нередко и сами в большей или меньшей степени осознают, что источник их проблемы — в другом. Но они или не осмеливаются об этом сказать, или просто не могут выразить переживаемое, потому что оно не подошло вплотную к их сознанию.

Например, непринужденно беседуя с человеком или супружеской парой, Эриксон часто рассказывал историю (до или после сеанса). Так, назначая следующий сеанс, он говорил пациенту: “Я назначаю вам встречу через две недели и надеюсь, что вы придете. Совсем не так, как тот мсье, кото рый должен был прийти на прошлой неделе, которому три недели назад была назначена встреча по поводу сексуальной проблемы. У него в тече ние многих лет были нелады с женой, хотя в начале супружеской жизни все было хорошо. И на следующий день после того, на который было на значено свидание со мной, — примерно три недели прошло, — он поехал в отпуск со своей женой и остановился в отеле во Флориде. И там в номере отеля кровать была придвинута к стене. А дома их кровать стояла не у сте ны, а посреди комнаты. И Эриксон показываал пациенту, как она распо лагалась: жена была здесь, а муж был здесь. А ночью у мсье обычно воз никали проблемы: ему нужно было встать один раз. И дома он вставал со своей стороны кровати. А здесь, вставая, он ударился о стену. И это его резко пробудило. Стукнувшись пару раз о стену, он перешагнул через же ну. Спустя две ночи это разрешило его проблему. И он не пришел на нашу встречу. Но вы то, я надеюсь, придете?” Существуют и другие, гораздо более простые истории. Нередко встречают ся такие пациенты, которые в начале наведения очень зажаты, напряжены.

Они обнаруживают очень мало минимальных признаков транса. И чтобы получить эти признаки, нужно делать намеки. Например, можно сделать намек на еду. Это позволит получить сглатывание. А если вы сделаете хо рошую ратификацию, пациент легче войдет в транс. Чтобы побудить паци ента к расслаблению, можно, например, намекнуть на кого то, кто расслаб ляется на пляже или еще где то.

102 Гипноз XXI века Можно делать аллюзии и с помощью слов, опираясь на многозначность их смысла, хотя это несколько сложнее. Припоминаю женщину примерно лет пятидесяти, которая страдала анорексией. Анорексия в пятьдесят лет встречается редко — ею обычно страдают юноши или девушки. А когда в пятьдесят лет человек вдруг отказывается есть, то это скорее доброволь ный, осознанный отказ от еды, имеющий определенную цель. И было не совсем понятно, как побудить ее начать есть. Так как женщина была очень истощена, ее госпитализировали. Ее проблему удалось разрешить с помо щью аллюзии — намека в форме одной фразы, когда стало очевидно, что в действительности она отказывается есть, чтобы досадить своей семье. Воз можно, она хотела их за что то наказать или навредить им. А может быть, ей доставляло удовольствие видеть, что ее семья мучается из за ее страда ний. И ей просто сказали: “Отказываясь есть, вы предлагаете прекрас ный подарок членам своей семьи, потому что вы создаете им только одну заботу, позволяющую забыть обо всем остальном”. Спустя два дня она выписалась из больницы. Этот намек позволил ей посмотреть на свою проблему иначе, то есть осуществить ее рекадрирование.

Мобилизующие слова Что касается открытых внушений, то они тоже очень тонкие. Они откры тые, а через все, что открыто, можно легко пройти, не рискуя на что то на толкнуться. И коль скоро нет риска на что то натолкнуться, значит, нет риска и для пациента. Это оказывает мобилизующее воздействие на него.

Один из типов открытого внушения так и называется — мобилизирующее внушение. Чтобы сделать такое внушение, достаточно предложить пациен ту нечто, что не определено, не ограничено какими либо рамками. И он за полнит их сам — тем, что сможет привнести своими ресурсами, своим опы том, всем тем, что он приобрел в жизни.

Например: “Ваше бессознательное разместит по своим местам — пау за — все, что необходимо”. И вы опять делаете паузу. А потом вы говори те все, что хотите. Не бог весть что, конечно... А то, что вы хорошо умеете делать.

Второй пример: “Использование ваших бессознательных ресурсов позво лит...” — и вы делаете паузу. Паузу нужно делать после мобилизующего глагола. Пациент (или его бессознательное) слышит мобилизующий гла гол, а затем, когда вы делаете паузу и он ничего не слышит, в течение не скольких секунд осуществляется необычайная работа. В это время бессоз нательное пациента спрашивает себя, что же оно может себе позволить. И, задавая себе этот вопрос, оно исследует различные возможности. Причем Наведение “Лань” изучает их само по себе и с невообразимой скоростью. Если бы терапевт начал перечислять все, что можно сделать, то такой перечень занял бы много времени, но все равно был бы неполным. И после паузы вы продол жаете — произносите слово “сделать” и снова делаете паузу, потому что глагол “делать” является мобилизующим.

После каждого мобилизующего глагола обязательно делайте хотя бы не большую паузу, и вы увидите, что ваш пациент оценит это. И про себя ска жет: “Ну, наконец то, мне попался хороший психотерапевт”, — хотя и не знает точно, почему. Ведь пациенты не знают всех тонкостей гипнотичес кого языка.

И после паузы вы произносите слова “эту работу” — и опять делаете пау зу. “Работа” — это тоже мобилизующее слово. И пока пациент работает, мобилизует свои ресурсы, вы, терапевты, отдыхаете. Не правда ли, легкая у нас работа? Видите, в ней много пауз. Вот почему я провожу сеансы гип ноза в конце дня.

Теперь об упражнениях, которые я обычно даю в конце дня... В Париже мы предлагаем нашим ученикам придумать фразы с мобилизующими глагола ми и существительными. Думаю, что вы их, конечно, знаете: начинать, за пускать, создавать, мобилизовать, возводить, гармонизировать, источ ник, колодец, ресурс, сон, цель, изменение, решение, подарок, сюрприз, удивление и т.д. Чем больше вы найдете мобилизующих слов, тем больше будет пауз.

Ограниченное открытое внушение предлагает возможные варианты отве тов, но не все. Не уточняется также, какой из них предпочтительнее.

Интересно, что такое внушение, в отличие от предшествующего открытого, в большинстве случаев вызывает гипнотическую реакцию. Это может быть естественный сигналинг, как у Наташи, либо сигналинг на уровне тела, как у Володи.

Например, вы говорите пациенту: “Вы можете учиться различными спосо бами”. И пациент с этим соглашается. В самом деле, мало кто возражает в таком случае. И почти всегда он обнаружит свое согласие маленьким зна ком, например, кивком головы.

“Некоторые положения тела удобны”. И в ответ на такое утверждение почти всегда, особенно если пациент чувствовал себя не очень комфортно, можно увидеть, что он начинает удобнее устраиваться на стуле. Он делает это, даже не отдавая себе отчета. Поскольку сказанное невозможно опро вергнуть ни логически, ни как то иначе, бессознательное нам показывает, что оно поняло: пациент изменяет положение тела.

Такое высказывание похоже на трюизм. Но есть небольшое отличие, кото рое необходимо учитывать: в работе с трюизмами нужно быть внима 104 Гипноз XXI века тельнее. Иногда они могут быть более опасными, чем ограниченные от крытые внушения. Например, вчера мы использовали трюизм, с которым у вас не возникло никаких проблем. Никто из вас не почувствовал себя пло хо, когда я сказал, что только занимаясь ковкой, можно стать кузнецом. Од нако это могло бы произойти. Поэтому, если я говорю пациенту такую фразу, я должен быть уверен, что у него в жизни не было какого либо от рицательного опыта, связанного с кузницей и кузнецом. Иначе я рискую вызвать абреакцию.

Итак, в трюизме могут быть слова, способные вызвать у пациента ассо циации с неблагоприятным прошлым опытом. Пациент может дать аб реакцию. Если вы хорошо работаете с абреакциями, то почаще используйте трюизмы. Вы сможете таким образом получать абреакции и психологичес кий материал для изучения. И ваш пациент будет прогрессировать. Но это не самый удобный способ работы ни для пациента, ни для терапевта.

И, наконец, внушение, охватывающее все возможности класса. Как следу ет из названия, в нем рассматриваются все категории того или иного клас са. И это позволяет бессознательному пациента выбрать из того, что пере числяется. Набор предлагаемых альтернатив должен быть реальным. Но каким бы ни был выбранный вариант, ответ будет хорошим, потому что выбор сделан самим пациентом, а значит, подходит ему. Мы изучаем эту форму внушения в последнюю очередь. Но именно оно, по видимому, боль ше всего подходит к сопротивляющимся пациентам, в том числе, ригид ным пациентам с вязкостью мышления, жесткими представлениями о мире и себе. Такие пациенты часто встречаются, и им нужно помочь в ра боте. В частности, им нужно дать понять, что мы показываем им именно то направление, которое они нам указали. И для этого мы используем внуше ния, охватывающие все возможности класса.

Можно, например, сказать: “Я не знаю, станет ли одна из ваших рук легче или обе руки сразу, или одна за другой... Одна рука или обе станут более тяжелыми, или вы почувствуете покалывание, или какое то другое ощу щение, или что либо другое, или вы вообще ничего не почувствуете”.

Второй пример: “Я не знаю, что использует ваше бессознательное, для того чтобы осуществить работу по поиску решения. Я не знаю, исполь зует ли оно слуховые образы, зрительные, обонятельные или какие либо другие образы, которым вы предоставите возможность прийти. Или оно использует отдельные слова, которые я произношу, или какие либо сло ва, которых я не произношу, или ощущения, которые вы испытывали или обретаете сейчас, или ничего из этого, или что то другое”.

Можно пользоваться такого рода внушениями, когда объясняешься девуш кам в любви: “Ты полюбишь меня, и может быть, это произойдет”. Да, это срабатывает.

Наведение “Лань” Все, что я говорил о внушениях, может показаться расплывчатым, опреде ленным и известным. Но те из вас, кто читал Платона, могут вспомнить одно из его высказываний. Платон говорил, что он ничему не учит, а про сто позволяет ученикам обрести то, что они уже знают. Человек, который обучает других, может помочь внести какой то порядок в то, что ученик уже знает. И это именно то, что мы здесь делали, просматривая классифи кацию внушений. Вы можете сказать: какая разница, классифицированы внушения или нет? Однако вы убедитесь на опыте, что когда вы оказывае тесь перед пациентом в ситуации, требующей экстренного вмешательства, ваше бессознательное легче найдет нужное внушение в соответствующем ящичке, разумеется, если они разложены по своим местам.

106 Гипноз XXI века УПРАЖНЕНИЕ “РАБОТА С СОПРОТИВЛЕНИЕМ” Упражнение потребует примерно 20 минут. Оно несколько необычное, но легкое. Если хотите, то можете делать сопровождение в воспоминании или что то другое, что вы обычно делаете. В течение 30 секунд вы будете, как обычно, задавать вопросы своему клиенту. Затем поставите цель и будете работать, как обычно, примерно 10 минут. А через 10 минут терапевты и клиенты поменяются ролями.

А сейчас вы разобьетесь на пары, возьмете себе в партнеры человека, кото рый сидит рядом с вами. Договоритесь, кто сначала будет терапевтом, кто потом. После чего терапевты выйдут в коридор. Клиенты же останутся на своих местах, и я дам им указания.

Итак, вы клиенты. Поговорим тихо, чтобы нас не слышали терапевты. Се анс продлится 10 минут. И по меньшей мере в течение 5 минут, то есть по ловину времени сеанса вы будете нарочно сопротивляться. Вы начнете, как обычно... быстро закроете глаза, но потом откроете, будете вести себя так, словно вам не по себе, но без всяких кризов, просто не по себе. И по наблюдаете за тем, что будет делать ваш терапевт, после чего сделаете вид, что погружаетесь в транс, а затем опять начнете сопротивляться.

Обсуждение Это упражнение заставляет терапевта отойти от привычных представле ний, поискать в своем бессознательном наиболее подходящее решение для работы с каждым отдельным пациентом. Оно позволяет развивать наше во ображение и изобретательность. Почему сегодня большинству из вас было трудно играть роль сопротивляющегося пациента и, наоборот, легко быть терапевтом? Потому что вначале в качестве терапевта вы имели дело с на стоящим пациентом, а не с коллегой: коллега тут же закрывает глаза, так Упражнение “Работа с сопротивлением” как привык к гипнозу. А вы — клиенты, вы любите делать упражнения, по тому что знаете, что приятно погружаться в транс, а вас лишили этого удо вольствия. Вот почему было менее приятно, чем обычно.

Во Франции первой группе терапевтов я даю такую же инструкцию, как здесь, но второй даю несколько иную инструкцию, чем вам. Признаюсь вам: я сказал им о том, что инструкция не имеет смысла. И цель упражне ния сводилась лишь к тому, чтобы зафиксировать ваше внимание. И толь ко. Но когда я провожу семинар, целиком посвященный сопротивлению, я прошу вторую группу — клиентов сесть и слушать превосходного тера певта. И как только он скажет “Начинаем”, сразу же погрузиться в глубо кий транс. Но если терапевт сделает внушения: проснуться, не просы паться, а оставаться в трансе? И так на протяжении всего времени, вы деленного для упражнения. Зачем я так делаю?

Такое поведение пациента заставляет терапевта искать технику, позволяю щую вывести его из транса. И это другая важная проблема, требующая об суждения. Существуют такие пациенты, которых приходится долго выво дить из транса. Обычно это случается из за наших ошибок. Вообще паци ент должен легко возвращаться к реальности. Разумеется, неприятно, когда он не хочет выходить из транса, а время идет, за дверью кабинета очередь образовалась, а еще хуже, если жена на стол накрыла и ждет вас к обеду.

Эриксон, например, в таких случаях говорил пациенту: “А теперь, начиная с этого момента, каждая минута, проведенная вами в состоянии транса, бу дет стоить вам 10 долларов”.

Вы можете найти более естественные способы того, как можно вывести че ловека из транса. Что же касается быстрого погружения пациента в глубо кий транс, то оно означает его попытку уйти от решения проблемы, избе жать разговоров о ней и проработки ее в трансе. В то время как терапевт считает, что он делает хорошую работу, человек укрывается в своем анти ядерном убежище. И когда он выходит из него, ровным счетом ничего не изменяется. Это форма сопротивления. В данном случае можно говорить о вторичной выгоде. Клиент очень технично, мастерски демонстрирует нам все признаки глубокого транса. А продуктивность терапевтической работы прямо не связана с глубиной транса.

Возможно, вы слышали о периоде развития психиатрии, который называ ют периодом Сальпетриер*. Это место очень важно с точки зрения исто рии гипноза. В Сальпетриере лечили только женщин, которые, как прави ло, демонстрировали необычайные признаки транса. Так, у них были са мые лучшие каталепсии в мире. Когда во время прогулки по больничному *Сальпетриер — больница в Париже, с которой связанно интенсивное развитие психиатрии, имевшее место в начале XX века.

108 Гипноз XXI века дворику звучал горн, они замирали в очень глубоком трансе. Это были пациентки с выраженными истерическими расстройствами, которые пре красно ломали комедию — так хорошо, что им удавалось обманывать ве личайших профессоров психиатрии и неврологии того времени. И здесь можно говорить о вторичной выгоде пациента, потому что эти женщины были уличными. Больницы были единственным местом, где за ними уха живали, кормили, одевали, обогревали. Им было очень выгодно оставаться там, и они отлично играли. Никто специально не учил их этому, сама жизнь научила. И они очень хорошо умели демонстрировать признаки глубокого гипноза.

Нечто подобное происходит с нашими сопротивляющимися пациентами.

Они приходят к нам, потому что жизнь поставила перед ними серьезную проблему, а в вашем лице предоставила им возможность ее преодоления. И то, как они ведут себя, демонстрируя нам, что впадают в глубокий транс, напоминает поведение животных, у которых в некоторых случаях тяжело го стресса наблюдаются признаки глубокого паралича. Но я не думаю, что в это время они осуществляют психическую работу по перестройке своего внутреннего мира. Я имею в виду животных. Ну, и людей тоже.

Прежде чем перейти к упражнению, несколько слов о рекадрировании или рефрейминге.

Рекадрирование (рефрейминг) В работе психотерапевта рекадрирование имеет первостепенное значение.

Умение рекадрировать — это рефлекс, который вам следует в себе вырабо тать. И тогда, как всякий рефлекс, он сработает в любой момент, когда вы один на один с пациентом. Если пациент скажет вам слово или фразу, на которую нужно немедленно отреагировать, а вы ничего не ответите, это не страшно. Но таким образом вы упускаете возможность запустить механиз мы, которые привели бы к прогрессированию пациента, иногда очень за метному.

Так что рекадрирование требует тренировки, так же, как, скажем, игра в теннис. Сначала ты промахиваешься, потому что твоя реакция всегда за паздывает, а раз так, значит, у тебя техника не поставлена. Но, тренируясь, ты добиваешься того, что начинаешь предвосхищать действия соперника.

То же самое и с рекадрированием. Чтобы приобрести такой навык, можно тренироваться, как в работе с пациентом, так и в повседневной жизни.

Я не буду давать определение рекадрирования, скажу лишь, как делать его.

Вы возьмете проблему, зафиксированную пациентом в рамки, главное — не меняйте ее. Возьмите и проблему, и больного, потому что, если вы Упражнение “Работа с сопротивлением” возьмете только больного, а проблему оставите в рамке, то вы исцелите больного. А исцелять его слишком быстро не следует.

Итак, вы берете и проблему, и больного, помещаете их в другую, отличаю щуюся от исходной рамку. Эта рамка может иметь ту же самую форму или другую форму, может быть того же цвета, но иметь несколько другой отте нок. Она может быть из другого материала... который отличается от исход ного. Так, чтобы пациент, глядя на рамку своей проблемы с собой и про блемой посередине, увидел там себя и свою проблему, но уже немножко в другой рамке. Это и есть рекадрирование.

Приведу примеры. Рекадрирование может осуществляться на уровне слова. Такой пример экспертного рекадрирования дает нам французская история.

Великая Французская революция началась в 1789 г. А затем, в 1830 году, была вторая. И в ходе этой второй революции на пло щади собрался народ. Глава правительства приказал лейтенанту, командовавшему солдатами, стрелять по толпе. Он выразил при каз словами: “Стрелять по этим канальям”. Хотя лейтенант и был человеком военным, но оставался человечным. Как человек во енный, лейтенант должен был реагировать немедленно. Ему надо было выполнить приказ, потому что в противном случае его рас стреляли бы первым. Но, будучи человечным, он не хотел уби вать. Может быть, его дети были в толпе, может быть, друзья и т.д. Так или иначе, для него это была драма. Поставьте себя на место этого лейтенанта. Вы получаете приказ, что вы будете де лать? Быстро!

— Стрелять по канавам.

— Если видите каналью, стреляйте по ней.

— Стрелять в воздух.

— Жалко тратить патроны на каналий.

Я вижу, что вы сможете найти решение. Лейтенант нашел другое решение. Он встал перед толпой, отдал команду прицелиться.

Солдаты прицелились. И тогда он обратился к толпе со словами:

“Мадам, месье, мне приказали немедленно стрелять по канальям.

Но среди вас я вижу несколько честных людей. И я прошу этих честных людей немедленно удалиться, чтобы мне легче было стрелять по канальям”. За четыре минуты на площади не оста лось никого.

Я редко использую этот пример в работе с пациентами, потому что здесь речь идет о войне, упоминаются слова “стрелять” и т.д. А в начальном кур 110 Гипноз XXI века се гипноза вам говорили о силе слов. Целый уик энд обычно посвящается словам — словам позитивным, словам негативным, неопределенным. Все гда нужно иметь в виду, что воздействие языка терапевта огромно. Я уже говорил вам о силе языка, его значении для жизни и развития человека.

Слова могут и убить, и воскресить.

Расскажу еще одну маленькую историю. Она непосредственно не связана с рекадрированием, но для всех нас она сама по себе может быть примером рекадрирования, примером силы слова, а также значения веры пациента в терапевта. Слово имеет огромное значение, но столь же важна надежда па циента на исцеление и его вера в терапевта.

Во Франции в эпоху Ренессанса был знаменитый врач, его звали Амбруаз Парэ. Наверное, его имя знакомо вам. Его считали луч шим врачом своего времени, и прежде всего хорошим диагнос том. Если он ставил диагноз, то обычно пациента спасали. И по тому Амбруаз Парэ был окружен своего рода легендой. Как то раз в одной клинике тяжело больному, который был при смерти, врачи, не видя никакого способа его спасти, сказали: “Постарай тесь дожить до завтра. Завтра Амбруаз Парэ делает обход в на шей больнице. Он вас осмотрит, и если он поставит диагноз, то вы спасены”. Человек вцепился в жизнь и последние капли энер гии потратил на то, чтобы дожить до обхода знаменитого врача.

Пациент был простым человеком. Он, конечно, говорил по фран цузски, но, разумеется, не знал латыни, научного языка того вре мени. Осмотрев пациента, Амбруаз Парэ повернулся к врачам, произнес по латыни: “Не жилец” — и ушел. Пациент выздоро вел. Вы понимаете, почему?

Еще два примера рекадрирования. Один из них, может быть, пригодится тем из вас, кто пишет статьи и т.д.

Однажды ко мне обратился за помощью очень хороший специа лист — журналист, мастер своего дела. У него была следующая проблема — он не мог заставить себя начать работать, пока до сдачи статьи в печать у него еще было много времени. Некоторым из вас, возможно, это знакомо. Обычно он садился за работу, когда сроки уже поджимали, и иногда запаздывал со сдачей статьи.

Я расспросил его в ходе разговорного транса о предстоящей ра боте. Оказалось, что ее нужно сдать через 8 дней. Он посчитал, что в целом ему нужно потратить на работу примерно 15 часов.

Так как оставалось 8 дней, то, стало быть, надо было работать по два часа в день. И я сказал ему: “Каждый день вы будете рабо тать по два часа. Вы сядете за стол в 17 часов. Садитесь за стол, а Упражнение “Работа с сопротивлением” будете ли вы работать или нет, не имеет никакого значения.

Важно, чтобы вы сели за стол. И важно, чтобы вы сели в 17 ча сов, а два часа спустя, даже если в это время все еще пишете, вы непременно прекращаете писать”. Он сделал так, как я сказал. И это сработало.

Почему? Потому что я изменил рамку его тревоги. Если раньше тревога от носилась к началу работы, то теперь она касалась ее окончания. А это в его случае не столь важно. Иными словами, я сохраняю его тревогу. Она необходима творческому человеку.

Итак, рекадрирование позволяет не отделять пациента от его проблемы.

Тогда как в классической терапии стараются “выдрать” пациента из одной рамки и поместить его в другую, а проблему оставляют в прежней рамке.

Теоретически все здорово, но практически нет. Более или менее оптималь но отделить пациента от его проблемы и перевести ее в новую рамку — это всего лишь теория. Когда я пытался использовать ее на практике, у меня никогда не было хороших результатов, во всяком случае, не очень ча сто. Напротив, если я с уважением относился к проблеме пациента и не от делял их друг от друга, а просто менял ее рамку, мне удавалось добиться большего: пациент улучшал свою жизнь. А ведь именно этого он, соб ственно говоря, и хочет.

Наконец, последний пример рекадрирования — история, которую многие, возможно, знают. Ее можно использовать в работе с самыми разными паци ентами.

Это произошло в Африке. В одном африканском королевстве жило много племен, во главе каждого из них стоял старейшина.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.