WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

596 5. Проблемы еврозийской археологии В. И. Балабина МИКСМОРфнЫЕ ОБРАЗЫ В ПЛАСтИКЕ дРЕВнЕЙШИХ ЗЕМЛЕдЕЛЬцЕВ ЕВРОПЫ (СтАтуэтКИ, СОСудЫ) В изобразительном творчестве миксморфные образы присутствуют

начиная с верх него палеолита – гравированные и рисованные «человекоподобные» фигуры с теми или иными чертами животных – головами, рогами, хвостами, лапами. Обращали внимание и на бизонов с «почти человеческим профилем». Трудно не вспомнить о самых ранних «пе ревертышах» – знаменитых «птичках» из Мезина (Абрамова, 1966, табл. VII, IV, VII, IV,, IV, IV,, VI, VII;

Абрамова, 2005, рис. 32, 64, 85, 138, 139, 14;

Ефименко, 1958, рис. 210, 242,, VII;

Абрамова, 2005, рис. 32, 64, 85, 138, 139, 14;

Ефименко, 1958, рис. 210, 242, VII;

Абрамова, 2005, рис. 32, 64, 85, 138, 139, 14;

Ефименко, 1958, рис. 210, 242, ;

Абрамова, 2005, рис. 32, 64, 85, 138, 139, 14;

Ефименко, 1958, рис. 210, 242, 248;

Столяр, 1985, рис. 8, 21). Определенно миксморфные изображения можно встретить в неолитической пластике Северной Европы. ачиная с эпохи раннего металла, они ши роко распространены в глиптике и скульптуре Ближнего Востока, Ирана, Индии – ант ропоморфные фигуры с головами животных или птиц, копытами, хвостами (некоторые из них еще и с крыльями), звери в человеческих позах, четвероногие персонажи с лицами людей (Amiet, 1961, pl. 2, 6, 8, 3638, 40, 60, 64–6, 1, 4, 92 96–98, 101,103, 106, 108, 112;

Amiet, 1961, pl. 2, 6, 8, 3638, 40, 60, 64–6, 1, 4, 92 96–98, 101,103, 106, 108, 112;

, 1961, pl. 2, 6, 8, 3638, 40, 60, 64–6, 1, 4, 92 96–98, 101,103, 106, 108, 112;

pl. 2, 6, 8, 3638, 40, 60, 64–6, 1, 4, 92 96–98, 101,103, 106, 108, 112;

. 2, 6, 8, 3638, 40, 60, 64–6, 1, 4, 92 96–98, 101,103, 106, 108, 112;

Winckelman, 1995, р. 59–62, fig. 1, 18). Имели черты животных и боги Древнего Египта,, 1995, р. 59–62, fig. 1, 18). Имели черты животных и боги Древнего Египта, fig. 1, 18). Имели черты животных и боги Древнего Египта,. 1, 18). Имели черты животных и боги Древнего Египта, чаще всего полиморфные (благодаря массе взаимных отождествлений). аиболее яркий пример того и другого – иконография египетского сфинкса, в облике которого изобража ли фараонов. Миксморфным обликом египтяне наделяли и другие субстанции, например, «Ба» людей, являвшиеся подвижной сущностью, «душами» умерших (их представляли в виде сокола с человеческой головой). Миксморфные изображения известны в античности, средневековье. Они не исчезли из художественной традиции и сегодня. В целом построе ние большинства их сводимо к нескольким моделям.

Первой, которую можно условно назвать «антропоморфной», принадлежат фигуры людей соответствующего сложения с зооморфными деталями. Модель включает следу ющие варианты:

а) полный или частичный зооморфизм головы, когда у персонажей на плечах голо вы животных, либо лицо человека сочетается со звериными чертами (например, рогами, ушами);

б) возможны и другие зооморфные элементы, както: хвосты, копыта, крылья вместо рук или помимо рук;

в) встречается и частичный зооморфизм туловища (сочетание статей человека и жи вотного) – чаще всего у персонажей верхняя половина антропоморфна, а нижняя зоомор фна (змееногие божества, боги водной стихии, русалки);

г) еще один вариант объединяет фигуры животных в костюмах иили в человеческих в том числе «геральдических» позах.

Миксморфные изображения, отвечающие данной модели, известны в верхнем палео лите, неолите Северной Европы, в глиптике и пластике Ближнего Востока, Ирана, Индии.

Таковы некоторые боги Древнего Египта (Исида), греческие сатиры, селены, Пан, Медуза классического периода.

Вторая модель «зооморфная», когда фигуре животного (птицы) придаются некото рые черты человека:

а) чаще всего, полный или частичный антропоморфизм головы.

б) иногда присутствует и частичный антропоморфизм туловища (греческая:

Сфинкс).

Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Данной модели соответствуют бизоны верхнего палеолита «с почти человеческим профилем», разнообразные египетские изображения, ближневосточные быки с челове ческим лицами, греческие сирены, Минотавр.

Третья модель идеограммы, восходящие к антропоморфной или зооморфной схе мам построения фигур. Среди них можно выделить следующие варианты:

а) уподобление человеческой фигуры (или ее верхней части) парциальному изобра жению какоголибо животного (например, рогатой голове) и признаки антропоморфизма на парциальных зооморфных изображениях (пластика егады и юговосточной Европы);

б) фигуркиперевертыши, которые в одной позиции кажутся антропоморфными, а в другой – зооморфными («птички» из Мезина, верхний палеолит);

в) четвероногие фигуры, у которых над головой животного присутствует еще и чело веческая голова, известные в глиптике юговосточного Ирана, Бактрии, Сузианы (Winck Winck elman, 1995, fig. 18).

, 1995, fig. 18).

fig. 18).

. 18).

Четвертая модель объединяет «равносоставные» фигуры, у которых к четвероного му туловищу приставляется полный торс человека (кентавры, архаическая иконография горгон)1.

Хорошо известно, что едва ли не во всех вербальных традициях присутствуют герои, способные к трансформации – то превращаться в зверя, то принимать облик человека. До нового времени они сохранились в волшебных сказках, где именно оборотничество час то сопряжено со способностью творить чудеса и совершать удивительные подвиги. Кроме того, в мифологиях известны персонажи, иконография которых изначально подразуме вает сочетание черт человека и животного. Миксморфизм в изобразительной традиции может отражать аллегории и метафорические уподобления в текстах.

В индуистской мифологии есть понятие аватара – нисхождение божества на землю, его воплощение в смертное существо ради «спасения мира», восстановления «закона» и «добродетели». Так, Праджапати однажды воплотился в вепря и поднял на клыках землю из мирового океана.

Изза информационных лакун вербальная и изобразительная традиции Ближнего Вос тока имеют лишь частичные соответствия. Отдельные миксморфные персонажи «мифо логических сцен» на печатях весьма предположительно отождествляются с богами мест ных пантеонов и героями, остальные не соотносятся ни с теми, ни с другими. Их условно называют «демонами», «героями», мужскими и женскими «персонажами» со специфи ческими чертами.

Предполагают, что фигуры крылатых быков с человеческими лицами соответствуют образу демона Шелу (Алад). Персонажи в рогатых тиарах – это божества – Ану, Энлиль и Адад. Рога приписывались и Яхве. С быками отождествлялись лунные божества – аккад ский Син (анна, шумер.), хеттский Арма, хурритский Кужух, йеменский Амм. Головы Сина, «синебородого быка» украшают резонаторы арф из царских гробниц I династии I династии династии Ура. Арму, Кужуха и Амма отличает рогатый полумесяц на голове (головном уборе).

В вавилонский период в виде получеловека – полурыбы изображался Эа (Энки), бог пресных вод (подземного мирового океана), по одной из версий – создатель людей. Эта же иконография свойственна и его спутнику Кулулу.

Женщинадемон Ламашту, насылавшая на людей болезни, имела голову льва, зубы собаки, лапы пантеры. Анат (в западносемитской мифологии богиня охоты и битвы) пред Следует добавить, что в рамках перечисленных моделей построения возможны и полиморфизмы (сфинкс, химера).

598 5. Проблемы еврозийской археологии ставала с двумя парами крыльев – одни подняты, другие опущены, с рогами, растущими изо лба и солнечным диском между ними.

В греческой мифологии обычны эпифании богов – их явления под чужим обличьем.

Чаще всего боги прибегали к временным метаморфозам для священного брака со смер тными или для их наказания. У многих из них было по несколько только зооморфных эпифаний. о в иконографии олимпийцев миксморфизм отсутствует (за исключением крылатости). Он, однако, присущ некоторым титанам (Океан), хтоническим чудовищам (горгоны, Эхидна, Сфинкс), гарпиям, сиренам, полубогам и божествам (Пан, Тритон), природным демонам (сатиры, селены), а также отдельным смертным полубожественного происхождения (кентавры, Минотавр). Большинство этих персонажей восходит к наибо лее архаичным (догреческим) пластам мифологии.

Превращения же смертных обычно происходили по воле богов. Их метаморфозы в античной мифологии в некоторых случаях бывали временными (последовательные пре вращения Ио), но чаще они необратимы, особенно, если восходят к этиологическим ми фам (истории Лиакона, Калипсо, Арахны, Алкионы, тирренских корабельщиков).

Овидий, разрабатывавший тему метаморфоз, в каждом случае, когда дело касается смертных, неизменно отмечал постепенность превращения героев. Можно процитировать описание обратной метаморфозы Ио, когда после долгих странствий в облике коровы она достигла берегов ила:

И пропадают рога, и кружок уменьшается глаза, Снова сжимается рот, возвращаются плечи и руки, И исчезает, на пять ногтей разделившись, копыто.

В ней ничего уже нет от коровы, одна белизна лишь.

Службой довольствуясь двух своих ног, выпрямляется нимфа.

Только боится еще говорить подобно телице, е замычать бы, – и речь пресеченную пробует робко.

ыне богиня она величайшая нильского люда. (Овид.,, 740747), 740747), 740747) В изобразительной традиции античности процесс метаморфозы изображался редко и большинстве случаев не прямо. аиболее распространены в вазописи иллюстрации к двум мифам – об Актеоне и о наказании тирренских корабельщиков. Первый текст, об охотнике Актеоне, превращенном Артемидой в оленя и загрызенным собственными соба ками, обычно иллюстрирует сцена, где на поверженного человека (Актеона) набросилась свора. Метаморфоза персонажа лишь подразумевается. Миф о тирренских корабельщи ках, взявших на борт и прогневивших (не узнанного) Диониса2, далее превращенных им в дельфинов, чаще всего иллюстрирует финальная сцена, когда наказание уже сверши лось: в центре корабль, вокруг которого резвятся дельфины (мачта обвита лозой, иили рядом с ней находится Дионис). Собственно волшебный миг превращения прыгающих с корабля пиратов в обитателей водной стихии запечатлен на фризе этрусской вазы рубежа VI–V веков до н. э. (рис. 1). Примечательно, что изображения незадачливых корабельщи –V веков до н. э. (рис. 1). Примечательно, что изображения незадачливых корабельщи V веков до н. э. (рис. 1). Примечательно, что изображения незадачливых корабельщи веков до н. э. (рис. 1). Примечательно, что изображения незадачливых корабельщи ков получились миксморфными и разными: у одних головы дельфинов и плавники вместо рук, у других, наоборот голова и руки остались, а нижняя часть туловища превратилась в рыбий хвост. Овидий тоже описывает и постепенность их превращения, и неодинако вость:

Ио в поздней античности была отождествлена с Исидой.

Они решили продать его в рабство.

Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы...... И первым Медон плавники получает Черные;

плоским он стал, и хребет у него изгибаться ачал. И молвит ему Ликабант: «В какое чудо Ты превращаешься?» Рот между тем у сказавшего шире Стал, и уж ноздри висят, и кожа в чешуйках чернеет.

Либид же, оборотить упорные весла желая, Видит, что руки его короткими стали, что вовсе Даже не руки они, что верней их назвать плавниками.

Ктото руками хотел за обвитые взяться веревки, е было более рук у него;

и упал, как обрубок, В воду моряк: у него появился и хвост серповидный, Словно рога, что луна, вполовину наполнившись, кажет.

Прыгают в разных местах, обильною влагой струятся, И возникают из волн, и вновь погружаются в волны...

(Овид.,, 0), 0), 0) Как мы видим, и в вербальных, и в изобразительных комментариях иногда фикси руются два свойства трансформации героев – постепенность их превращения и равно вероятную направленность самого процесса в сторону разных моделей миксморфизма.

Последнее может указывать как на равнозначность формально выделяемых моделей, так и на их принадлежность к общему смысловому полю, если речь идет о сопряженности с одним и тем же зооморфным образом.

Данная работа посвящена систематизации изображений, сочетающих черты человека и зверяптицы в пластике древнейших европейских земледельцев. Здесь тоже довольно много миксморфных персонажей, в виде разнообразных статуэток, сосудов, протом и эле ментов орнамента. Большая часть их конструктивно соответствует антропоморфной или зооморфной моделям. Известны также идеограммы. Сопоставление имеющихся серий миксморфной пластики в определенной мере поможет их прочтению.

Антропоморфная модель Полный или частичный зооморфизм головы 1. Статуэтки, ручки сосудов. Сочетание антропоморфного лица с зооморфизмом деталей (рогов) известно уже по пластике Хаджиляра. В ЮгоВосточной Европе антро поморфные фигурки и ручки сосудов, принадлежащие разным культурам, тоже иногда наделены звериными ушами, либо рогами (рис. 2: 1, 4, а также: Маркевич, 190, рис. 15, 9;

Титов, 1980, рис. 245, 5;

Paul, 1995, рl. VII).

Paul, 1995, рl. VII).

, 1995, рl. VII).

1995, рl. VII).

1995, рl. VII).

l. VII).

. VII).

VII).

).

Зооморфные рогатые головы встречаются у статуэток разных культур на протяже нии неолита и энеолита. Подтреугольные головы бовинов с небольшими рожками иногда присутствуют у женских фигурок Старчева, Винчи, Марицы, Караново VI, Лендьела и VI, Лендьела и, Лендьела и КукутениТриполья. Примечательно, что и среди широко распространенных скульптур, изображающих женщину с ребенком на руках, изредка оба персонажа имеют головы бо винов (рис. 2: 2, 3, 5, 7). Ими же могут обладать и фигурки без признаков пола. Мужские статуэтки бывают с головами баранов и бовинов (рис. 2:,, 9). У некоторых фигурок (женских и без признаков пола) зооморфные головы, личины (или маски) с ушами, на поминают медвежьи – Старчево, Винча (рис. 2: 10-12). Отдельные винчанские женские статуэтки имеют птичьи личины (ЦБ, № 146 Gimbutas, 194, fig. 9;

L’art des premiers.., Gimbutas, 194, fig. 9;

L’art des premiers..,, 194, fig. 9;

L’art des premiers.., 194, fig. 9;

L’art des premiers.., 194, fig. 9;

L’art des premiers.., fig. 9;

L’art des premiers..,. 9;

L’art des premiers.., L’art des premiers.., ’art des premiers.., art des premiers.., des premiers.., des premiers.., premiers.., premiers..,.., 199, fig. 1, 19).

fig. 1, 19).

. 1, 19).

600 5. Проблемы еврозийской археологии 2. Ковши-ложки. Фигурные ручки ковшей и ложек могут завершаться головами животных или антропоморфными поясными изображениями. В таких случаях абрис собственно емкости (ковша, ложки) читается как нижняя часть женской фигу ры. Среди материалов КЛЛК, Винчи и Кукутени Триполья известны ковши и ложки, ручки которых в целом антропоморфны, но с рогатыми головами бовинов (рис. 3: 1-3).

3. Обиходные тарные и специализированные сосуды. Обобщенно антропоморфными («женопо добными») часто оказываются обиходные (тарные) сосуды с широким туловом и относительно узким горлом под крышку (рис. 3: 9)1. Комплектность подобных сосудов с их собственными крышками документируется сравнительно редко. о иногда именно крышки, благодаря своему зооморфизму и миксморфизму, обнаруживают и у тарных сосудов все тот же двойственный символизм. Зооморфные и миксморфные крышки встречаются в Винче, Ленделе, Димини, Бутмире, КЛЛК, Тиссаполгар.

Много крышек (с рогами или подобием звериных Рис. 1. Метаморфоза тирренских карабельщиков. Этрусская гидрия, ушей) в КукутениТриполье (рис. 3: 4-). Есть они рубеж VI–V вв. до н. э.

и в КГК. Отмечу, что антропоморфные крышки (по: The Toledo Museum..., 1982).

для сосудов, видимо, сосуществовали с ними. Они тоже были распространены в большинстве евро пейских раннеземледельческих культур на протяжении неолита и энеолита.

Сосуды в виде стоящей безголовой женской фигуры (с отверстием на уровне шеи) известны в Центральной и ЮВ Европе на протяжении неолита и энеолита (Караново II, II,, Старчево, Лендьел, КГК, КукутеньТриполье), а также в эпоху бронзы в Восточном Сре диземноморье. Обращает на себя внимание единообразие поз этих разновременных фи гурсосудов (сомкнутые прямые ноги, руки сложенные под грудью). Уступы края в ряде случаев свидетельствуют о существовании головкрышек (рис. 3: 10). аиболее мелкие экземпляры (высотой от 10 до 1 см) – скорее флаконы. Более крупные (22 – 42,5 см) можно назвать фигурными бутылями. Семантически все их допустимо рассматривать как некое промежуточное звено между женскими фигурками и обобщенно антропоморфны ми тарными сосудами, благодаря очевидному параллелизму с теми и другими. Крышка сохранилась лишь у одного флакона, происходящего с Кипра (эпоха бронзы). Примеча тельно, что это рогатая голова бовина2 (рис. 3:

: 11).

Сочетание статей человека и животного Иногда у женских фигурок, сложение бывает отчасти антропоморфно, отчасти ор нитоморфно. Первой эту особенность наиболее схематизированных образцов пластики В том числе – трипольские «двухъярусные» и «грушевидные».

Хранится в Московском ГИМ.

Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 2. Антропоморфная модель миксморфизма – полный или частичный зооморфизм голов у статуэток:

1 – Хаджилар, 2 – Мирополье, 3, 9 – Фафос II, 4 – Дервишев Оджак, 5 – Анзабегово, 6 – Винча, – Раст, 8, 11 – Павловац, 10 – Супска Сублина, 12 – Продин.

2 – Триполье В2, 3, 611 – Винча, 4 – Марица, 5, 12 – Старчево;

1 – по Mellaart, 190.

2 – по: Цвек, 1993;

3, 6, 11 – по: Gimbutas, 194;

4 – по: Борисова, 1995;

5 – по:

Gimbutas, 194а;

– по: Dumitrescu, 1980;

8, 9, 10 – по: ЦБ;

12 – по: Hckmann,1968.

Рис. 2. Рис. 2. Рис. 2. Рис. 2. Рис. 2. 602 5. Проблемы еврозийской археологии Рис. 2.

Рис. 2. Рис. 2. Рис. 2.8 Рис. 2. Рис. 2. Рис. 2. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 3. Рис. 3. Рис. 3. Рис. 3. Рис. 3. Рис. 3. 604 5. Проблемы еврозийской археологии Рис. 3. Рис. 3.

Рис. 3. Рис. 3. Рис. 3. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 3. Антропоморфная модель миксморфизма – полный или частичный зооморфизм голов (ковши, ложки, обиходные и специализированные сосуды):

1 – Вороновица, 2 – Кёдлинбург, 3 – Турдаш, 4 – Фафос II, 5 – Чечельник, 6 – Винча, – Босковштейн, 8 – АргиссаМогула III, 9 – Ст. Радуляны, 10 – Видра, 11 – Кипр.

1 – Прекукутень III, 2 – КЛЛК, 3, 4, 6 – Винча, 5, 9 – Триполье В2, – Лендьел, 8 – Димини, 10 – Гумельница, 11 – РБВ. 1 – по: Збенович, 1989, 2 – по: Hckmann, 1965, 3 – по: Roska, 1941, 4 – по: ЦБ, 1968, 6 – по: Васић, 1936, – по: Podborzsk, 1985, 8 – по: Hanschman, Milojcic, 196, 9 – по: Маркевич, 1985, 10 – по: Rosetti, 1938.

отметила М. Гимбутас (Gimbutas, 194, p. 10). Действительно у некоторых старчевских, Gimbutas, 194, p. 10). Действительно у некоторых старчевских,, 194, p. 10). Действительно у некоторых старчевских, 194, p. 10). Действительно у некоторых старчевских, 194, p. 10). Действительно у некоторых старчевских, p. 10). Действительно у некоторых старчевских,. 10). Действительно у некоторых старчевских, ранних карановских и прекукутенских статуэток изза стеатопигии, длинной шеи и ла коничной моделировки головы профильный абрис напоминает силуэт птицы (рис. 4: 1).

Временами даже ощущается намеренная стилизация антропоморфного торса в сторону «птицеобразности». Однако построение убедительного ряда из фигурок женщин и птиц стало возможно после публикации кришксих изображений с птичьими головами, длинны ми, склоненными шеями в сочетании с антропоморфными ягодицами и грудью (рис. 4: 2, 4;

Paul, 1995, p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры Paul, 1995, p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры, 1995, p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры 1995, p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры 1995, p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры p. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры. 129–134). Подобный же ряд образуют и группы сосудов той же культуры с отверстиями в макушке конструктивно близкие антропоморфные и в виде птицы (рис.

4: 7), на что уже обращали внимание (Kalicz N., 190, p. 21, fig. 2–5).

Kalicz N., 190, p. 21, fig. 2–5).

N., 190, p. 21, fig. 2–5).

N., 190, p. 21, fig. 2–5).

., 190, p. 21, fig. 2–5).

p. 21, fig. 2–5).

. 21, fig. 2–5).

fig. 2–5).

. 2–5).

Идеограммы Уподобление антропоморфной фигуры голове животного 1. Костяные пластины, глиняные палетки, ручки сосудов, орнаментация. В костяной и глиняной пластике европейских земледельцев известно немало очевидных идеограмм.

Прежде всего, это костяные пластины, одна из которых относится к позднему Триполью (БильчеЗлото Вертеба). Она имеет контур головы бовина с лировидными рогами, в ко торый вписано изображение стоящей женщины с раскинутыми руками, повторяющими форму рогов. Сходство абриса пластины и позы вписанной в нее фигуры достаточно от четливо. Кроме того, контур самой головы напоминает стоящую антропоморфную фигу ру с поднятыми руками (рис. 5: 1). аиболее близкая аналогия бильчанской пластине – шиферная палетка из Герзе (додинастический Египет), так называемая «палетка Хатор» с контурной головой бовина, являющейся одновременно и антропоморфной фигурой с раскинутыми руками (рис. 5: 2). Считается, что это одна из наиболее ранних идеограмм Хатор (Хатхор) – богиникоровы, изображавшейся также в виде женщины-коровы (Кинк, 196;

Шеркова, 1996, с. 101).

Есть похожие пластины в Эзеро (Болгария, ранний бронзовый век), которые автор публикации называет плоскими роговыми антропоморфными статуэтками (Катинчаров, 192). Однако и эти стоящие обобщенно антропоморфные фигуры с поднятыми руками построены согласно условным контурам зооморфных голов. У одной из них поднятые руки напоминают слегка загнутые вверх рога бовина (как у бильчанской пластины), а схе матизированная голова – выпуклое междурожье. Руки второй фигурки, согласно описа нию Р. Катинчарова, подняты к плечам (скорее к шее или голове) и образуют подобия ко лец (рис. 5: 4, 5). Именно так в глиняной энеолитической пластике условно изображались муфлонообразные рога баранов. Поэтому, не исключено, что одна из фигурок (меньшего 606 5. Проблемы еврозийской археологии Рис. 4. Миксморфные изображения в рамках антропомрфной и зооморфной моделей – «женщины – птицы»:

1 – Enard Szujskereszt, 2, 4 – ОкнаСибилуй «Тригури», 3 – Сучевень, 5 – Фессалия, 6 – Телиш Редуты, – ФельдёУймайор, 8 – Дупляй, 9 – Винча.

1, 2, 4, – КерешКриш, 3 – АлденьСтойкань, 5 – Сескло, 6 – КриводолСелкуца, 8 – эпоха брон зы, 9 – Винча.

1 – по: Gimbutas, 1989, 2, 4 – по: Paul, 1995, 3 – по: Dragomir, 19, 5 – по: Gimbutas, 1991, 6 – по:

Todorova et al., 1982, – по: Kalicz, 190, 8 – по: Tasi, 1995, 9 – по: Васић, 1936.

Рис. 4. Рис. 4. Рис. 4. Рис. 4. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 4. Рис. 4. Рис. 4.

Рис. 4. Рис. 4. 608 5. Проблемы еврозийской археологии Рис. 5. Идеограммы.

1 – Бильче Злото (Вертеба), 2 – Геззе, 3 – Майданецкое, 4, 5 – Эзеро, 6 – Зорленц, – Медведняк, 8 – Парца, 9 – Штурово, 10 – Тырпешть, 11 – Драма.

1 – Триполье С, 2 – додинастический Египет, 3 – Триполье В2С1, 4, 5 – РБВ, 68 – Винча, 9 – КЛЛК, 10 – Прекукутень, 11 – Караново V.

1, – по Gimbutas, 194, 2 – по Кинк, 196, 4, 5 – Ктинчарову, 192, 6, 8 – по Lazarovici, 199, 9 – по Pavk, 1981, 10 – по MarinescuBlcu, 194, 11 – по Lichardus, 1988.

Рис. 5. Рис. 5. Рис. 5. Рис. 5. Рис. 5. Рис. 5. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 5. Рис. 5.

Рис. 5. Рис. 5. Рис. 5. 610 5. Проблемы еврозийской археологии размера – 6,9 см) это человек-бовин, а вторая (высотой 9 см) – человек-баран. Довольно любопытно, что обе они были найдены в пределах вскрытого зондажем небольшого учас тка одной и той же постройки, что может указывать на их комплектность.

Иногда попадаются и глиняные плоские палетки, которые тоже можно рассматривать и как обобщенное антропоморфное изображение с поднятыми руками, и как голову бо вина с выпуклым междурожьем. Такова маленькая трипольская палетка из Майданецкого (рис. 5: 3). Ту же форму нередко имеют и налепные ручки сосудов разных культур. Вре менами этот контур присутствует в орнаментальных композициях (Kalicz, Makkay, 192, Kalicz, Makkay, 192,, Makkay, 192, Makkay, 192,, 192, 192, 192, Abb. 5: 194, обр. 30).

. 5: 11;

иколов, 194, обр. 30).

194, обр. 30).

2. Винчанские глиняные рогатые подвески тоже представляют собой обобщенные го ловы бовина и близки описанным выше контурным изображениям. а одной из них на чертана условная женская фигурка (рис. 5: ). Кроме того, есть отчетливые соответствия женскому безголовому торсу и полной антропоморфной фигуре (рис. 5: 7, ). Видимо, и здесь соотнесение контура женской фигуры и абриса рогатой головы, отражает их знако вую близость1.

В изобразительной традиции ранних земледельцев Европы встречаются и обратные идеограммы, более согласующиеся с зооморфной моделью. Так на сосуде из Штурово (КЛЛК) вполне реалистические налепные головки бовинов имеют на лбу изображения треугольника, ориентированного вершиной вниз. Этот специфический знак соответствует традиционному обозначению женской «дельты» и тоже, скорее всего, указывает на тож дество женщины и бовина (рис. 5: 9).

Уподобление торса антропоморфной фигуры рогатой голове. Довольно редкую груп пу составляют статуэтки, у которых нижняя часть туловища и ноги человеческие, а голова и торс совмещены и уподоблены рогатой или звериной голове с ушами. Одна из таких фигурок известна в Хаджиларе (слой VI). Сходное строение имеют некоторые статуэтки VI). Сходное строение имеют некоторые статуэтки ). Сходное строение имеют некоторые статуэтки из Драмы (Караново V V), а также прекукутенская фигурка из Тырпешть (рис. 5: 10, 11).

Зооморфная модель Частичный или полный антропоморфизм головы 1. Статуэтки, изображающие четвероногих с полным или частичным антропомор физмом головы, в пластике ранних земледельцев Европы довольно редки. Пока они встре чены среди материалов Лендьела и Винчи (рис 6: 1-5, 7). Одна из них изображает бовина с человеческим лицом и длинной бородой (мужчина-бовин). Винчанские фигурки, так называемые «кентавры», имеют либо антропоморфную голову, либо рогатую с личиной.

В ряде случаев у них присутствует и частичный антропоморфизм туловища. Передние ноги бывают моделированы и оформлены как ягодицы антропоморфных женских ста туэток – сверху округлы, далее резко сужаются, покрыты спиральным орнаментом. Воз можно, данные стилистические особенности свидетельствуют о полном (или частичном) смысловом сближении таких фигурок с женским антропоморфным образом2.

2. Фигурки-навершия крышек. Миксоморффизм в рамках зооморфной модели иногда присутствует у фигуративных наверший крышек. Два таких навершия (КГК), изобража ют стоящих четвероногих (без признаков пола). У одного полностью антропоморфная голова, у второго – человеческое лицо и рога (рис. 6:, ). Третья фигурканавершие из Отметим, что некоторые подвески конструктивно сходны с зооморфными двухголовыми статуэтка ми, что свидетельствует о еще большей сложности знаковой нагрузки этих образов.

К сожалению, сохранность статуэток и качество публикаций не позволяют выяснить, были ли изоб ражены у них признаки пола (вообще не всегда воспроизводившиеся в мелкой пластике).

Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Фессалии, (Сескло) представляет собой птицу с антропоморфной, скорее всего, женской головой (рис. 4: 5).

3. Сосуды. Преобладающее число типов зооморфных сосудов включает и очевидные миксморфные. Таковыми бывают чаши, фигуративные сосуды с отверстиями спереди, в спине и сзади (Балабина, 2001). аиболее распространен частичный антропоморфизм головы, хотя бывает представлен и полный (рис. : 7).

Миксморфные чаши-бараны и чаши-бовины воспроизводились на протяжении поз днего неолита – среднего энеолита (Винча, Градешница, КГК поздненеолитические – среднеэнеолитические памятники Фессалии). Четвероногие чаши с антропоморфными головами присутствуют в КГК. У баранов рогатой голове соответствует антропоморфная личина с четко выраженными носом и подбородком. В большинстве случаев обозначены глаза (рис. : 3, ). У миксморфных чашбовинов возможно такое же изображение антро поморфных личин при рогатой голове (рис. : 1, 2, 4), либо голове придан столь обобщен ный объем, что ее можно принять и за зооморфную, и за антропоморфную.

екоторые из рогатых личин на чашах могут соответствовать мужскому персонажу, если ряды ямок на щеках изображают бороду (рис. : 1). У одной четвероногой чаши фиксируется специфическое сочетание антропоморфной головы и вымени на брюхе (сам ка) (рис. : 5). Частичный антропоморфизм туловища можно отметить у фигуркибови на с чашей на спине, бедра и плечи которой оформлены, как ягодицы антропоморфных женских статуэток: основания всех четырех конечностей полушарно выпуклы и покрыты спиральным орнаментом. Данная чаша, видимо, тоже соответствует женскому персонажу (Renfrew, Gimbutas, Elster, 1986, fig. 9:

Renfrew, Gimbutas, Elster, 1986, fig. 9:

, Gimbutas, Elster, 1986, fig. 9:

Gimbutas, Elster, 1986, fig. 9:

, Elster, 1986, fig. 9:

Elster, 1986, fig. 9:

, 1986, fig. 9:

1986, fig. 9:

1986, fig. 9:

fig. 9:

. 9: 7).

Сосуды с отверстием в спине иногда изображают бовинов с антропоморфными личи нами (рис. 8: 1, 4). В одном случае у миниатюрного сосудабовина между рогами антро поморфная маска, а на брюхе присутствует прочерченный прямоугольник, заполненный «елочкой» (рис. 8, 2). Подобные «елочки», как известно, очень характерны для женских антропоморфных фигурок (они часто заполняют «дельту»). Если «елочка» на брюхе дан ного персонажа действительно маркировка пола, то она соответствует уже не зооморфной модели, а антропоморфной.

Сосуды с отверстиями спереди: а) в шее (фигуры-бутыли с узким отверстием, аско сы и безголовые сосуды с широким отверстием), б) на уровне нижней челюсти, в) в ма кушке. Фигурыбутыли могут иметь миксморфные головыкрышки с антропоморфными личинами. Одна такая крышка принадлежит сосудуежу, другая бовину (рис. 8:, 7). У части сосудов срез овального отверстия находится на уровне нижней челюсти. Крышки к ним – специфические личины, подогнанные по контуру отверстия. Они бывают ант ропоморфными, но с рогами баранов и бовинов (рис. 8: 3). У нескольких четвероногих сосудов с отверстием в макушке головы антропоморфны – обозначены нос, брови, про колотые уши, в одном случае и глаза. Особенности деталировки лиц, в частности, про колотые уши, указывают на изображение женского персонажа с «неясной зооморфной сущностью» (рис. 8:

: 5). Это можно сказать и о ряде четвероногих широкогорлых сосудах, у которых антропоморфные личины обозначены на уровне груди. Иногда частичный ан тропоморфизм сложения отличает в целом птицеобразные аскосы: у них вместо хвостов (или обобщенного сужения туловища) бывают моделированы отчетливые ягодицы, укра шенные спиральным орнаментом, как у женских статуэток (рис. 4: ).

Сосуды-фигуры с отверстием сзади, принадлежащие Винче, изображают рогатых уток. Один из таких сосудов – знаменитая Хайдваза – имеет еще и антропоморфную личину. Здесь проявляется полиморфизм образа, поскольку туловищу утки соответствует рогатая голова с антропоморфной личиной (рис. 4: 9).

612 5. Проблемы еврозийской археологии Рис. 6. Зооморфная модель миксморфизма – полный или частичный. антропоморфизм голов у статуэток и фигуративных наверший крышек:

1, 35 – Валач, 2 – Асод, 6 – Горни Пасарел, – Фафос II, 8 – Калояновец.

1, 35, – Винча, 2 – Лендьел, 6 – Караново VI, 8 – Караново IV.

1, 35 – по: Hckmann, 1968, 2 – по: Kalicz, 192, 6 – по: Петков, 195, – по: L’art des premiers..., 199;

8 – по: Радунчева, 193.

Рис. 6. Рис. 6. Рис. 6. Рис. 6. Рис. 6. Рис. 6. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 6. Рис. 6.

* * * * * * * Попробуем структурировать всю эту многоплановую информацию, используя наши условные дефиниции – модели построения фигур.

В рамках антропоморфной модели полный или частичный зооморфизм головы фик сируется в большинстве европейских раннеземледельческих культур с древнейшего не олита и до конца энеолита. Материалы одной культуры обычно дают несколько миксмор фных категорий артефактов. Зооморфные головы, личины, некоторые черты – рога или уши, могут иметь женские и мужские фигурки (стоящие и сидящие), персонажи вовсе без признаков пола,1 а также отдельные варианты сосудов. В рамках этих групп арте фактов выявлено соответствие разным миксморфным образам (иногда людям в масках), изображающим: женщину – бовина, женщину – медведицу, женщину – птицу, мужчи ну – барана, мужчину – бовина, а также и ряд неясных пока персонажей (с ушами, но не медведи). Статуэтки и сосуды с частичным зооморфизмом туловища соответствуют женщине – птице.

Хронология и география идеограмм столь же широки – более десятка культур на про тяжении неолита – энеолита. Фиксируются они и позже – в культурах эпохи бронзы и ран него железного века. Образный же их ряд ограничивается двумя персонажами. аиболее подробные – это женщина – бовин, а лишенные деталей – человек – бовин. Существенно, что идеограммы представляют собой наиболее очевидное подобие смысловых билингв.

Миксморфизм, отвечающий зооморфной модели, имел более узкую хронологию.

Полный или частичный антропоморфизм головы у фигурок, наверший крышек и сосудов присутствует в позднем неолите – среднем энеолите, а частичный антропоморфизм туло вища у статуэток и сосудов – в раннем неолите, раннем и среднем энеолите. Образный ряд персонажей включает миксморфных баранов, бовинов, ежей, птиц. В рамках данной мо дели также характерно внутрикультурное продуцирование серии разных артефактов.

По мнению М. Гимбутас, антропоморфные статуэтки с полным или частичным зооморфизмом головы были изображены в масках (Gimbutas, 194, p. 5). Для пластики отдельных культур это пред положение кажется справедливым, в частности, для Винчи, поскольку фигурок в масках (и не только зооморфных) там много.

614 5. Проблемы еврозийской археологии Рис.. Рис.. Рис.. Рис.. Рис.. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис..

Рис.. Рис.. Рис.. Зооморфная модель миксморфизма – чаши:

1, 5 – Турдаш, 2 – Ситагри, 3 – Чрнокалашка Бара, 4 – Татаркьой, 6 – Градешница, – Хыршова, 8 – Рудна Глава.

1, 3, 5, 8 – Винча, 2, 4 – Караново VI, 6 – Градешница, – Гумельница;

1 – по: Dumitrescu, 194, 2 – по: Renfrew at al., 1986,3 – по: Gimbutas, 194, 4 – по: Радунчева, 193, 5 – по: Roska, 1941, 6 – по: иколов, 194, – по: Dumitrescu, 194, 8 – по: Tasi, 1995.

616 5. Проблемы еврозийской археологии Рис 8. Зооморфная модель миксморфизма – сосуды с отверстиями в спине и спереди:

1 – Яромежеце, 2 – Драма, 3 – Цирцеа «Виадукт», 4 – Винча, 5 – Стара Загора (Окружна болница), 6 – Голям Извор, – (а) Видра, (б) Гюндийска могила.

1 – Лендьел, 2, 6 – Караново VI, 3, 4 – Винча, 5 – Караново V.

1 – по: Podborzsk, 1985, 2 – по: Lichardus, 1988, 3 – по: Nica, Nia, 199, 4 – по: Васић, 1936, 5 – по:

Калчев, 2005, 6 – по: Todorova at al, 1982, (а) – по: Rosetti, 1938, (б) – по: Кънчев, 1983.

Рис. 8. Рис. 8. Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Рис. 8. Рис. 8. Рис. 8. Рис. 8. Рис. 8.

618 5. Проблемы еврозийской археологии Судя по рассмотренным материалам, у ранних земледельцев Европы большинство миксморфных образов воспроизводилось в нескольких категориях (и типах) артефактов.

екоторые персонажи пока выявляются в рамках одной из моделей (связь человека и мед ведя отвечает антропоморфной модели, а человека и ежа – зооморфной). Однако прочие, както: соотнесение людей с бовинами, баранами, птицами – устойчиво повторяются в рамках обеих. Более того, связь человека с бовином и бараном отражают и идеограммы.

Такого рода закономерности определенно указывают на смысловую сопряженность всех трех моделей миксморфизма в культурном контексте обширного региона и позволяют их рассматривать как элементы общего явления.

В лингвосемиотике для абстрактного обозначения одной и той же сущности, в час тности, смысловой единицы, лежащей в плане содержания, используют понятие инва риант (неизменный), а соответствующие единицы плана выражения, воспринимают как варианты. Выявленную выше группу миксморфных образов допустимо понимать как инварианты, а их воспроизведение во множестве разновидностей артефактов, в качестве вариантов. Рассмотрение образовинвариантов предпочтительно начать с наиболее вари ативных.

Соотнесение образов человека и бовина. В рамках антропоморфной модели ковши и ложки, флаконы и бутыли, а также тарные сосуды с полным или частичным зооморфиз мом голов соответствуют образу женщины – бовина.

Репертуар образов, выявляемый по статуэткам с полным или частичным зооморфиз мом голов, шире. Он включает персонажи с признаками пола и без них, а также парные изображения «мать и дитя». В целом все они образуют общее смысловое поле люди бо вины, которое объединяет встреченные инварианты: женщину – бовина, мужчину – бови на, человека – бовина (персонаж без признаков пола) и группу «мать и дитя». При этом наиболее часто воспроизводился инвариант женщина – бовин, которому соответствуют статуэтки в разных культурах от раннего неолита до позднего энеолита и сосуды, как спе циализированные (флаконы) так и обиходные (ковши ложки, тарная посуда).

Все рассмотренные инварианты представлены в разных культурах и могут сочетаться друг с другом в пределах одной. Помимо этого, в границах культуры одному инварианту может соответствовать несколько вариантов воспроизведения (разновидностей артефак тов). В частности, в Винче выявлены статуэтки людей – бовинов, мужчин – бовинов и женщин – бовинов. Последнему инварианту в этой же культуре принадлежат еще ков ши – ложки и тарные сосуды.

Идеограммы формально воспроизводили два инварианта: женщина – бовин и чело век – бовин. Они тоже присутствуют в разных культурах, начиная с позднего неолита.

В рамках зооморфной модели отмечался преимущественно частичный антропомор физм голов, соотносимый с тем же смысловым полем: люди бовины. аиболее широкий репертуар инвариантов представляют чаши – бовина – мужчину, бовина – женщину, бо вина – человека. Сосуды с отверстием в спине, судя по частичному антропоморфизму го ловы и имеющимся признакам пола, изображают бовина – женщину. авершия крышек и сосудыфигуры с головамикрышками, удается прочитать более обобщенно: бовин – чело век. Фигурки же с частичным антропоморфизмом головы изображают бовина – мужчину и бовина – женщину. Иными словами, в рамках этой модели инварианту человек – бовин следуют навершия крышек, чаши, четвероногие сосудыфигуры с отверстием спереди и в спине. Женщину – бовина изображают чаши, сосуды с отверстием в спине и статуэтки, мужчину=бовину – статуэтки и чаши.

В целом, учитывая все три модели построения миксморфных фигур, группе инва риантов, образующих смысловое поле люди – бовины, следуют не менее шестнадцати Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... вариантов артефактов, представленных в разных культурах. При этом частота их воспро изведения не одинакова (женщину – бовина отражает восемь вариантов, человека – бови на – пять, мужчину – бовина – три).

Количество же вариантов (в рамках этого смыслового поля), принадлежащее одной культуре, тоже бывало достаточно велико. Винче принадлежит не менее двенадцати ва риантов. В Караново VI пока выявлено девять вариантов. В КукутениТриполье – шесть вариантов. Еще в десяти культурах пока фиксируется по 1–3 варианта миксморфных ар тефактов.

Человек и птица. В рамках антропоморфной модели фигурки с полным или частич ным орнитоморфизмом головы соответствуют инварианту женщина – птица, ему же отве чают фигурки и сосуды с частичным орнитоморфизмом сложения. В рамках зооморфной модели частичный антропоморфизм сложения поразному проявляется у фигурок и у двух вариантов сосудов с отверстиями спереди: у аскосов изображены женские ягодицы, а у сосудов – флаконов с отверстием в макушке отчетлив антропоморфизм лица. Полный или частичный антропоморфизм головы у сосудов – фигур с отверстием сзади и у наверший крышек формально можно соотнести с инвариантом человек – птица, но вероятнее, это тоже женщина – птица. В целом инварианту женщина – птица (в рамках двух моделей) следует не менее десяти вариантов артефактов. аибольшее их число принадлежит Стар чеву – Кришу – статуэтки и сосуды с частичным миксморфизмом сложения, следующие обеим моделям, попарно образуют перекрестные связи. е менее двух вариантов вос производилось в Винче, еще в нескольких культурах – по одному (Сескло, Прекукутень, Караново VI). а семантическую близость женского персонажа с образом птицы иногда указывают и особенности декора предметов пластики. Уже отмечали, что у раннегумель ницких антропоморфных статуэток и фигурок птиц на шее бывают изображены одинако вые украшения – «амулеты» (рис. 4: 3);

Dragomir, 19). Об этом же свидетельствуют и Dragomir, 19). Об этом же свидетельствуют и, 19). Об этом же свидетельствуют и 19). Об этом же свидетельствуют и 19). Об этом же свидетельствуют и более поздние материалы, в частности известные подтреугольные «повозочкиптицы» из Дупляя, относящиеся к эпохе поздней бронзы. В наиболее сохранной из них путешеству ют птица (утка?) и женская фигурка с определенно птичьей личиной (рис. 4: ).

Человек и медведь. Женские фигурки с головой медведя известны в пластике Старче ваКриша и Винчи. Последней еще принадлежат такие же статуэтки без признаков пола и фигурки женщин в медвежьих масках. То есть, пока можно констатировать сравнительно узкое территориально и хронологически (неолит – ранний энеолит) воспроизведение ин варианта женщина – медведица.

Человек и баран. Об образе мужчины – барана свидетельствуют миксморфные изобра жения, в рамках антропоморфной и зооморфной моделей, а также одна из более поздних идеограмм. В рамках антропоморфной модели данному инварианту соответствуют муж ские фигурки с головами баранов, принадлежащие Винче. Зооморфной модели принадле жат чашибараны с антропоморфными личинами (Винча, Дикилиташ) и личины – крыш ки с рогами барана у сосудов с отверстиями спереди (Винча). Предположительно тот же образ отражает одна из идеограмм (плоская костяная фигурка эпохи бронзы из Эзеро).

Данный инвариант, фигурировавший в позднем неолите – раннем энеолите, представлен всего четырьмя разновидностями артефактов, три из которых принадлежат Винче.

Человек и еж. Отвечающие зооморфной модели сосуды в виде ежей, крышки от кото рых иногда имеют антропоморфные личины, выявлены только в Гумельнице. Уточнить образную принадлежность монокультурного инварианта еж – человек пока не удается.

а основании рассмотренных изобразительных материалов ранних земледельцев Ев ропы можно сделать несколько общих выводов. Перекрестные связи указывают на изо 620 5. Проблемы еврозийской археологии морфизм и равнозначность трех моделей построения фигур. Сопряженность их тоже не вызывает сомнений.1 Обращает на себя внимание как высокая вариативность артефактов, отмеченных миксморфизмом, так и принадлежность многих из них к разным категориям не только сакрализованных, но и обиходных предметов. Все это позволяет говорить о раз ветвленной и многоуровневой структуре невербальной фиксации общего для ранних зем ледельцев культурного текста, который буквально пронизывал все их бытие и, по опреде лению Ю. М. Лотмана, имел исключительно мнемоническое значение (Лотман, 193).

Следует отметить очень важную особенность функционирования этого текста в изоб разительной традиции целого круга археологических культур. Хотя миксморфные изоб ражения маркируют много разновидностей артефактов, но их присутствие в любой из них сравнительно низкое. Это – своего рода «проговоры», изредка проскальзывающий расширенный комментарий. ам он позволяет выявить несколько аспектов, часто усколь зающих из поля зрения: внутреннюю для данной традиции связь между зооморфными и антропоморфными образами;

взаимосвязи между группами таких образов, а также семан тическую, «сакрализующую» связь между множеством артефактов, отмеченных ими.

Зооморфные и антропоморфные персонажи. Благодаря миксморфизму, смысловое тождество всех вариантов изображений, восходящих к общему инварианту, и определяет характер связей между зооморфными и антропоморфными персонажами. Поэтому нам придется принять равнозначность женщины – птицы и птицы – женщины, женщины – бовина и бовина – женщины, и так далее. В общем же виде такие связи указывают на тождество соответствующих антропоморфных и зооморфных персонажей вне образных пересечений. Это означает, что система зооморфных образов в культурном тексте ранних европейских земледельцев является не только «зоологическим кодом», это иной ракурс единого текста, прекрасно понимавшегося в свое время внутри и столь трудно трактуе мого извне.

Взаимосвязи между инвариантами. Часть миксморфных образов довольно четко дифференцируются по полу: женщины – медведицы, женщины – птицы, мужчина – ба ран. Существует персонаж, пока читаемый менее подробно – человек – еж. Особый ин терес представляет группа, образующая смысловое поле люди – бовины. Благодаря мно жественности именно их изображений в европейских раннеземледельческих культурах и стала проявляться вся многоуровневая структура. Само же знаковое тождество людей и бовинов уже было установлено по некоторым другим материалам европейских земледе льцев, в частности, по фишкам из трипольского памятника Коновка, позволившим также выявить неожиданное иерархическое соотношение между баранами и бовинами (Бала бина, 199, 1998). Еще одна связь между женскими миксморфными персонажами, обна 199, 1998). Еще одна связь между женскими миксморфными персонажами, обна 199, 1998). Еще одна связь между женскими миксморфными персонажами, обна ружилась благодаря ключевому полиморфному изображению из Винчи. Она свидетель ствует о наличии смыслового тождества птица – женщина – корова. Один миксморфный персонаж «женщина – медведица» пока остается обособленным. Однако, в этой связи обращает на себя внимание присутствие статуэток и сосудов в виде медведей именно с женской маркировкой пола по всему раннеземледельческому ареалу Европы в неолите и энеолите (Балабина, 1998).

Семантическая связь между артефактами, несущими миксморфную символику. По мимо описанных миксморфных изображений, у ранних европейских земледельцев сущес твовало множество антропоморфных и зооморфных – и в виде самостоятельной скуль птуры, и в качестве символических украшений на разнообразных обиходных предметах.

Она выявляется, как было показано в начале статьи, и в некоторых других традициях.

Балабина В. И. Миксморфные образы в пластике древнейших земледельцев Европы... Причем зооморфная маркировка встречается значительно чаще. Благодаря выявляемому тождеству зооморфных и антропоморфных образов, значительно расширяются возмож ности анализа. Именно многоуровневое увязывание разнообразных артефактов позволяет пространственно ощутить структуру, «каркас» сопряженных понятий, весьма напомина ющих системы, которые этнологи выявляют в традиционных обществах.

Литература Абрамова З. А. Изображения человека в палеолитическом искусстве Евразии. М.Л., 1966.

Абрамова З. А. Животное и человек в палеолитическом искусстве Европы. СПб., 2005.

Балабина В. И. Фигурки животных и их символика на сосудах как отражение одной из знако В. И.

В. И. Фигурки животных и их символика на сосудах как отражение одной из знако вых систем древних земледельцев Европы РА. 199. № 2. С. 29–46.

Балабина В. И. Фигурки животных в пластике КукутениТриполья. М., 1998.

Балабина В. И. Зооморфные сосуды ранних земледельцев Европы Мировоззрение древнего населения Евразии. М., 2001.

Борисова И. ови антропоморфни фигури от началото на култура Марица Минало № 3. Со фия, 1995. С. 10–16.

Васић М. II, III. Београд, 1936.

М., III. Београд, 1936.

М. Преисториска Винча. Т. II, III. Београд, 1936.

III. Београд, 1936.

. Београд, 1936.

Гарашанин Д. Религиjа и култ неолитского чловека на Централном Балкану еолит Централ Д.

Д. Религиjа и култ неолитского чловека на Централном Балкану еолит Централ ног Балкана. Београд, 1968. С. 241265.

Ефименко П. П. Первобытное общество. Л., 1958.

Збенович В. Г. Ранний этап трипольской культуры на территории Украины. Киев, 1989.

В. Г.

В. Г. Ранний этап трипольской культуры на территории Украины. Киев, 1989.

Калчев П. еолитни жилища Стара Загора. Каталог на експозицията. София, 2005.

Катинчаров Р. Антропоморфни фигурки от селищната могила до с. Езеро, Сливенско ИАИ.

192. III. С. 1–.

Кинк. А.

. А.

. А. Художественное ремесло древнейшего Египта и сопредельных стран. М., 196.

Кънчев М. Музеи и памятници на културата в ова Загора: Путеводител. ова Загора, 1983.

М.

М. Музеи и памятници на културата в ова Загора: Путеводител. ова Загора, 1983.

Лотман Ю. М. Каноническое искусство как информационный парадокс Проблема канона в древнем и средневековом искусстве Азии и Африки. М., 193. С. 16–22.

Маркевич В. И. Многослойное поселение овые Русешты I КСИА. 190. Вып. 123. С. 56–69.

В. И.

В. И. Многослойное поселение овые Русешты I КСИА. 190. Вып. 123. С. 56–69.

Маркевич В. И.

В. И.

В. И. Далекое – близкое. Кишинев, 1985.

еолит Централног Балкана: Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Централног Балкана: Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Централног Балкана: Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Балкана: Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Балкана: Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Каталог (ЦБ). Београд, 1968.

Овидий. Собрание сочинений. Том I. СПб., 1994.

Николов Б 194. Градешница. София.

Б 194. Градешница. София.

Б., 194. Градешница. София.

Градешница. София.

Градешница. София.

Петков Н., 195. Животински декоративен елемент в енеолитната керамика от Горни Паса рел ИАИ. Кн. I. С. 291–294.

Радунчева А. Доисторическое искусство в Болгарии. София, 193.

А.

А. Доисторическое искусство в Болгарии. София, 193.

Столяр А. Д. Происхождение изобразительного искусства. М., 1985.

Титов В. С. Поздний неолит Археология Венгрии. Каменный век. М., 1980.

Цвек О. В. Релiгiйнi уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

iгiйнi уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

гiйнi уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

iйнi уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

йнi уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

i уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

уявлення населення Трипiлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

iлля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

лля Архелогiя. 1993. 3. C. 4–91.

Шеркова Т. А. «Око Хора»: символика глаза в додинастическом Египте ВДИ. 1996. № 4.

Т. А.

Т. А.

С. 96–114.

Amiet P. La glyptique mesopotamienne archaпque. P., 1961.

L’art des premiers agriculteurs en Serbie (6000 2500 avant J. C.). SaintGermainEnLaye, 199.

Dragomir. T. Contribuii privind ritul funerar i credintele magicoreligioase la comunittile aspec tului cultural stoicanialdeni SCIV. 19. Vol. 28. № 4. P. 44–508.

Vol. 28. № 4. P. 44–508.

Vol. 28. № 4. P. 44–508.

ol. 28. № 4. P. 44–508.

. 28. № 4. P. 44–508.

Dumitrescu. Arta preistorica n Romania. Bucureti, 194.

Dumitrescu. The Neolithic Settlement at Rast BAR. 1980. I. S. 2.

Gimbutas M. The Gods and Goddesses of Old Europe. L., 194.

Gimbutas M. Anza, ca. 6500–5000 B. C.: A Cultural Yardstick for the Study of Neolithic Southeast Europe J. of Field Archaeology. Boston, 194а. Vol. 1. P. 2–66.

, 194а. Vol. 1. P. 2–66.

194а. Vol. 1. P. 2–66.

622 5. Проблемы еврозийской археологии Gimbutas M. The Language of the Goddess. San Francisco, 1989.

Gimbutas M. The Civilization of the Goddess. San Francisco, 1991.

Hanschman E., Milojcic Vl. ArgissaMogula III. Teil II. Bonn, 196.

ArgissaMogula III. Teil II. Bonn, 196.

Bonn, 196.

Hockmann O. Menschliche Darstellungen in der bandkeramischen Kultur JRGZ. 1965. N 12. P. 1– 26.

Hцckmann O. Diе Menschengestaltige Figuralplastik der S е Menschengestaltige Figuralplastik der S Menschengestaltige Figuralplastik der Sьdosteuropдischen Jungsteinzeit und Steinkupferzeit. Munster, 1968. Teil 2.

Munster, 1968. Teil 2.

, 1968. Teil 2.

1968. Teil 2.

Teil 2.

Kalicz N. Clay Gods. The Neolithic Period and Copper Age in Hungary. Budapest, 190.

Budapest, 190.

, 190.

190.

Kalicz N. Siedlung und Grдber der LengyelKultur in Aszуd (Jahresbericht 190). Mitteilungen Archдologischen Institut. Bd. 3. 192. P. 651.

Kalicz N., Makkay J. Sьdliche Einflьsse im Frьhen und mittleren Neolithikum Transdanubiens Alba Regia. 192. № II. P. 93–105.

192. № II. P. 93–105.

Lazarovici Ch. Neoliticul Banatului BMN. 199. IV.

Lichardus J. Varna und Mitteleuropa: Die Konsquenzen Macht, Herrschaft und Gold. Saarbruk ken, 1988. P. 23–282.

Marinescu-Bоlcu S. Cultura Precucuteni pe teritoriul Romвniel. Bucureti, 194.

Bucureti, 194.

Mellaart J. Excavations at Hacilar. Edinburgh, 190. Vol. 2.

Hacilar. Edinburgh, 190. Vol. 2.

Edinburgh, 190. Vol. 2.

Nica M., Nia T. Le tablissements nolithiques de leu et Padea de la zone d’interference de cultures Dudeti et Vina Dacia. 199. N.S. III. P. 31–64.

Pavъk J. Umenie a ivot doby kamennej. Bratislava, 1981.

Paul. Vorgeschichtliche Untersuchungen in Siebenbьrgen. Bibliotheca Universitatis Apulensis I.

Bibliotheca Universitatis Apulensis I.

Alba Iulia, 1995.

Podborzsk., 1985. TeticeKyjovice 2. Figurбlnо plastika ludi s moravskou malovanou keramik ou. Brno.

Brno.

Renfrew C., Gimbutas M., Elster E. Excavations at Sitagroi Monument Archaeologica. 13. Los An geles, 1986.

Rosetti D. Steinkupferzeitliche Plastik aus einem Wohnhьgel bei Bukarest JPEK. 1938. II. P. 29– 50.

Roska M. Torma Collection. Cluj, 1941.

TasiN. Eneolithic Cultures of Central and West Balkans. Belgrad, 1995.

Todorova H.,Tschochodshiew M., aisov. Jungsteinzeit in Bulgarien. Katalog. Braunschweig, 1982.

The Toledo Museum of Art. Kataloge, 1982.

Winckelman S. Intercultural Relations between Iran, the MurghaboBactrian Archaeological Complex (BMAC) Northwest India and Failaka in the Field of Seals EW. Vol. 45.Nos. 1–4 (December 1995).

1995. P. 43–95.

. 43–95.

А. Е. Симонян дРЕВнЕАРИЙСКИЕ тРАдИцИИ В ПОГРЕБАЛЬнЫХ РИтуАЛАХ АРМЕнИИ В БРОнЗОВОМ ВЕКЕ Вопрос о присутствии в изображениях древних культовых и бытовых памятников Армении сюжетов с индоевропейскими мифологическими сценами, верований, ритуала и мышления затрагивался уже в конце в. (Арешян, 1988, с. 84–102;

Оганесян, 1988, в. (Арешян, 1988, с. 84–102;

Оганесян, 1988, в. (Арешян, 1988, с. 84–102;

Оганесян, 1988, с. 145–161;

Гнуни, 2003, с. 2–90 и т. д.). Присутствие древнеарийкого пласта на Армян ском нагорье в академической научной литературе до сих пор не было рассмотрено, либо рассматривалось косвенно. Вопросам, связанным с древними ариями и их прародиной, посвящена огромная литература, рассмотрение которой не является задачей нашей ста тьи. Однако отметим, что на основе археологических источников этот вопрос пытался




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.