WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«М. В. Баглай Конституционное право Российской Федерации Учебник для вузов Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Конституция закрепила неприкосновенность личности, жилища и тайны переписки, как бы гарантировав гражданам защиту от незаконных арестов, обысков, выемок, осмотров личной корреспонденции и иных мер, ограничивающих лич ную свободу. Это была абсолютно формальная декларация, поскольку ни свободного правосудия, ни контроля над кара тельными органами в стране не существовало. Было объявле но, что по мере успехов в социалистическом строительстве классовая борьба обостряется, что ведет к ужесточению дик татуры пролетариата, а значит — к произволу и беззаконию.

По иронии судьбы или в силу цинизма И. В. Сталина кон ституционные нововведения совпали по времени с чудовищ ными репрессиями против миллионов невинных людей, кото рые без суда и следствия лишались свободы, подвергались заключению в концлагеря, где их труд использовался в целях 3 Баглай «Конституц. право РФ» 52 Раздел I. Основы теории конституционного права «социалистического строительства». Многие были расстреля ны или погибли на каторге.

Но репрессии 30-х гг. — это не только акт политической борьбы конъюнктурного характера. Гораздо важнее другое — их возведение в принцип функционирования самой системы.

В сущности, такой принцип был заложен еще В. И. Лениным, но И. В. Сталин довел его до своеобразного совершенства, сделав постоянным политическим и правовым фактором. Он выдвинул концепцию «врагов народа», которая составила «моральный», политический и юридический фундамент мас совых репрессий. Реализация этой концепции должна была привести к физическому истреблению инакомыслящих и в то же время создать психологическую атмосферу страха в стра не, чтобы сделать народ абсолютно послушным.

Подавление личной свободы граждан строилось на зако нах, т. е. носило организованный характер. Вот некоторые примеры и формы этой политики:

• уничтожение и выселение миллионов крестьян в ходе коллективизации под видом «борьбы с кулачеством»;

• включение в Уголовный кодекс РСФСР (и соответствен но в кодексы других республик) ст. 581, 5810, 5814, 5913, которые под видом борьбы с «контрреволюционной агитаци ей и пропагандой» и «преступными сообществами» ликвиди ровали свободу слова, печати, собраний, митингов и демонст раций;

• всеобщая паспортизация населения с изъятием из нее жителей села, что исключало возможность для крестьян сво бодно менять место жительства и устанавливало милицейс кий контроль за каждым городским жителем;

• введение прописки в крупных городах, которая лишила людей возможности по собственному выбору определять свое место жительства;

• запрещение браков с иностранными гражданами и сво бодного выезда из страны;

• принудительное переселение целых народов (крымских татар, чеченцев и ингушей и др.), якобы скомпрометировав ших себя «тотальным коллаборационизмом» с оккупантами в годы войны;

• принудительная депортация населения из прибалтийс ких республик под видом борьбы с «контрреволюционными элементами» и др.

Сталинизм обусловил появление в Конституции раздела об основах общественного строя — экономической и политичес Глава 3. Этапы развития конституционного права России кой основы социализма. Это был способ юридического навя зывания определенной идеологии и ее правовых институтов.

«Основы» ничего не добавляли к правам и свободам граждан, они не только не способствовали развитию личной инициати вы человека, но откровенно губили ее. В сущности, дело сво дилось к закреплению господства в экономике государствен ной собственности и планового ведения хозяйства, а также к исключению политического плюрализма. Государственное право приобрело характер некоего внешнего демократическо го фасада, но по существу оставалось только прикрытием гру бой диктатуры.

Таким же формальным являлся новый советский федера лизм, легший в основу государственного устройства СССР после его образования в 1922 г. Россия продолжала оста ваться федеративным государством, но мало кого заботил странный характер этой «федерации». В ней не было равно правных субъектов, а были образованы наряду с обычным административно-территориальным делением отдельные ав тономные республики и автономные области, создавшие ви димость национальной государственности. Единое государ ство было искусственно расчленено в угоду идеологическому лозунгу большевиков о праве наций на самоопределение. На самом деле ни одна из наций этого не требовала, и все на ции после «самоопределения» в равной мере страдали от гнета большевизма.

Модификации государственного права в годы правления Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева не затронули его сути. Го сударственно-правовые институты, несмотря на некоторую де мократизацию, по-прежнему лишь оформляли власть комму нистической партии, игнорировали приоритет человека, его права и свободы. В стране действовали «правовые» механиз мы, которые начисто перечеркивали свободу слова, печати, вероисповедания, политической деятельности, многие личные права граждан. Репрессии вплоть до массовых расстрелов (1962 г. в Новочеркасске), ссылки и высылки по-прежнему применялись для расправы над инакомыслием и свободолю бием. Представительная система пребывала в состоянии зас тоя и формализма.

Известное обновление государственно-правовых институ тов, начавшееся после XX съезда КПСС (1956 г.), отражало политику верхов, которые стремились отбросить наиболее одиозные стороны сталинизма, но сохранить тоталитаризм.

Были сделаны попытки как-то оживить представительную 54 Раздел I. Основы теории конституционного права систему, ослабить ограничения гражданских свобод, дать импульс укреплению правосудия. Но над всеми процессами довлел зловещий контроль партаппарата, явно не желавшего расставаться с властью. Поэтому слабые попытки реформ уходили «в песок», подлинный конституционный строй так и не сложился.

Брежневская бюрократия беспрестанно маневрировала, пытаясь сдержать требования демократических перемен. В ее действиях, однако, проглядывала очевидная двойственность.

С одной стороны, разворачивались судебные процессы против инакомыслящих, сотни диссидентов были лишены свободы и отправлены в лагеря или в психбольницы, многие — высла ны из страны. Произошло восстановление в былой силе и даже расширение аппарата КГБ, колоссально разрослась про пагандистская машина для идеологического оболванивания масс.

С другой стороны, проводилась политика уступок освобо дительным настроениям внутри страны и давлению об щественного мнения Запада. Правящие круги решились на ратификацию принятых ООН в 1966 г. пактов о правах че ловека, но не допустили их широкого резонанса в средствах массовой информации. В 1975 г. после долгих, но безус пешных попыток найти удобные для себя формулировки Л. И. Брежнев подписал Хельсинкский документ с его «тре тьей корзиной», в котором провозглашалась незыблемость об щепризнанных демократических прав и свобод человека.

И хотя этот документ так и не обрел реальной силы в стране, демократическая общественность почувствовала международ ную поддержку.

В 1977 г. была принята Конституция СССР, отразившая двойственный характер брежневской политики. Она полнос тью сохранила в неприкосновенности антидемократическую машину власти, созданную еще И. В. Сталиным, и в то же время попыталась расширить перечень гражданских прав и свобод. Но и на них легла печать двойственности: к формули ровкам из международных документов добавлялись «цели коммунистического строительства». В Конституцию, красоч но расписывавшую достижения «развитого социализма», была включена пресловутая ст. 6, закрепившая руководящую роль КПСС в общественной и государственной жизни.

Социализм без свободы доживал свои последние годы. Его лидеры, однако, не поняли убийственного для них синтеза внутренних и внешних факторов, властно толкавших страну Глава 3. Этапы развития конституционного права России к изменению государственного строя. Общественное мнение в этот период еще не обрело силы, чтобы заставить власти дать народу права и свободы, но добилось многого, и прежде все го дискредитации сталинского тезиса о свободе при социализ ме и несвободе при капитализме, который стал воспринимать ся наоборот, овладевая массами. Это был главный сдвиг, под готовивший перестройку. Исчерпав все свои идеологические ресурсы, социалистическая демократия так и не смогла уйти от тоталитаризма, дать народу права и свободы, которые дав но имели граждане, живущие в условиях «загнивающего» капитализма.

В тоталитарном обществе наука государственного права являет собой поистине печальное зрелище. Ее удел — обосно вание «демократизма» очевидной диктатуры и разгула наси лия. В рамках постоянно подогреваемой властями борьбы против «буржуазного юридического мировоззрения» несколь ко поколений советских государствоведов развивали ложные теоретические концепции о «демократической природе» со ветского государственного права, его «тесной связи с масса ми» и т. д.

На протяжении всех 70 лет российского тоталитаризма обслуживающая его наука подчеркивала свою «диаметраль ную противоположность» дореволюционной науке. Противо положность виделась главным образом в различии «методов» изучения права: диалектического материализма и идеализма, в несовместимости «социально-политической природы» госу дарственного строя капитализма и социализма. На деле по добного рода «методология» выливалась в бездумную крити ку всего прошлого и столь же бездумное превозношение все го сущего. Получалось, что государственное право царской России, будучи по природе эксплуататорским, только и дела ло, что закрепляло политический гнет над человеком, а про летарское государственное право несло свободу трудящимся массам. Сотни научных работ были написаны с единственной целью — доказать, что Государственная дума не была подлин ным парламентом, что гражданские права и свободы жесто ко подавлялись вплоть до бессудных расстрелов, репрессий, безосновательных ссылок и т. д. Работы зарубежных ученых государствоведов, написанные с позиций современной им цивилизации, преподносились как апологетика классовых интересов буржуазии.

Аналогичным был подход и к иностранному государствен ному праву, в котором видели «империалистическую сущ 56 Раздел I. Основы теории конституционного права ность», отрицание демократии, подавление гражданских прав и свобод, господство монополистического капитала и т. д.

Фальсификация российского дореволюционного и зарубежно го государственного строя была одной из основных задач со ветской науки государственного права с ее первых и до пос ледних дней.

Тон этому идеологическому террору задавала теория марк сизма-ленинизма, видевшая в государстве «машину для по давления одного класса другим». Эту теорию активно разви вали и насаждали В. И. Ленин и его соратники (Л. Д. Троц кий, Я. М. Свердлов, Н. И. Бухарин, М. И. Калинин и др.), принуждавшие исследователей смотреть на государственное право через призму диктатуры пролетариата как якобы вер шины демократии, утверждать «превосходство» советского народовластия, бороться с «буржуазным влиянием» и т. д.

После образования СССР редкие исследователи вспоминали о суверенитете России, ее праве на национальную государствен ность;

даже Конституцию РСФСР никто уже не воспринимал всерьез. Видный большевистский государствовед П. И. Стуч ка, например, писал: «...Конституции СССР и РСФСР одна другую дополняют и, вместе взятые, составляют единое не разрывное целое, единую Советскую Конституцию»1. В то время как в других союзных республиках развивалось наци ональное государственное право, в России оно было полнос тью слито с понятием «советское государственное право».

Становление советского государствоведения, исключавше го всякое инакомыслие, происходило в ленинский период.

Постепенно были вытеснены или «перевоспитаны» представи тели старой школы (Палиенко, Котляревский, Плетнев и др.), а на их место в университеты пришли в основном малообра зованные выдвиженцы партии. Стучка, Крыленко, Курский и другие утвержденные партией лекторы Коммунистическо го университета начали создавать и пропагандировать госу дарственно-правовые формы диктатуры пролетариата. Они и многие другие исследователи обосновывали «демократизм» явно антидемократического избирательного права, грубого попрания свободы слова, вероисповедания и других граждан ских свобод, неограниченности исполнительной власти, отка за от разделения властей, мнимого федерализма и т. д. При ставляя к какому-либо институту слово «социалистический», Стучка П. И. Учение о Советском государстве и его конституции.

М.;

Л., 1931. С. 93. Цит. по: Богданова Н.А. Наука советского государ ственного права. М., 1989. С. 67.

Глава 3. Этапы развития конституционного права России пытались увести его смысл от общечеловеческого. В первые советские годы кое-кто из государствоведов пробовал как-то совместить диктатуру пролетариата с необходимостью «право вого государства», но этому быстро был положен конец.

В 1930 г. малообразованный большевистский лидер Л. М. Ка ганович дал установку: «Мы отвергаем понятие правового го сударства даже для буржуазного государства. Как марксисты, мы считаем, что буржуазное государство, прикрываемое фор мой права, закона, демократии, формального равенства, по сути дела, есть не что иное, как буржуазная диктатура...

Если человек, претендующий на звание марксиста, говорит всерьез о правовом государстве и тем более применяет поня тие правового государства к Советскому государству, то это значит, что он идет на поводу у буржуазных юристов, — это значит, что он отходит от марксистско-ленинского учения о государстве»1. Попасть под подобного рода критику в те годы означало немедленно быть репрессированным.

Но если в течение 20-х — начале 30-х гг. в юридической литературе еще были возможны какие-то споры о предмете государственного права, его структуре, еще сохранялось ка кое-то влияние старой школы, то с принятием сталинской Конституции положение в корне изменилось. Страницы учебников и научных изданий заполонили схоластические рассуждения о якобы демократической природе союзного го сударства, невиданном расцвете полновластия народа. Го сударственно-правовая наука превратилась в своеобразный комментарий идей И. В. Сталина, культ которого попирал элементарную логику и здравый смысл. Во главе юридичес кой науки встала зловещая фигура Вышинского, который установил подлинный террор против инакомыслия в науке.

Сотни ученых-юристов были репрессированы, погибли в зас тенках ГУЛАГа в соответствии с тем правом, которое они же и утверждали. В 1938 г. состоялось Совещание по вопросам науки Советского государства и права, которое в соответствии с «указаниями товарища Сталина о задачах правовой науки» осуществило разгром «врагов» на «правовом фронте», устано вив абсолютную монополию «марксистско-ленинского учения о государстве и праве».

Как и другие отрасли юридической науки, наука государ ственного права утратила реалистический подход к праву и законности, превратилась в голую апологию сталинской тира нии. На фоне дикого разгула репрессий и массовых наруше Советское государство и революция права. 1930. № 1. С. 8.

58 Раздел I. Основы теории конституционного права ний «социалистической законности» поднялась волна неуем ных восхвалений «великого вождя» и «самого демократичес кого в мире строя». Академик И. П. Трайнин, хорошо инфор мированный о трагическом положении дел с законностью, писал в 1939 г. «о безраздельном суверенитете, т. е. полнов ластии советского народа»1. В послевоенный период науку государственного права не миновала борьба с космополитиз мом. Под этой ширмой были свернуты многие исследования, а из науки изгнаны крупные специалисты.

В 60—80-е гг., когда партией было объявлено о перераста нии государства диктатуры пролетариата в общенародное го сударство, наука государственного права тщетно пыталась найти свою нишу в этом явлении. Стали пробиваться отдель ные идеи, отражавшие некоторую демократизацию полити ческого режима. Но никаких принципиально новых катего рий и подходов выдвинуто не было, ибо государственный строй и политическая система остались прежними. Наука тоталитарного государственного права так и осталась «слу жанкой» тоталитаризма.

Столь печальную участь науки советского государственно го права нельзя вменять в вину исключительно ее представи телям. Бесчеловечный режим требовал под страхом репрессий работать только в русле партийных указаний.

Следует учитывать и то, что тоталитарное государственное право при всей своей антидемократической сущности служи ло коммунистической идее о «царстве свободы» и социальной справедливости, которая большинству людей того времени, находившихся под прессом пропаганды, казалась привлека тельной. К тому же это право, хотя и основанное на насилии, все же устанавливало определенный общественный порядок, который, отвечая на-практические запросы, нуждался в ка ком-то теоретическом осмыслении. Отдельные проблемы на уки, как бы стоявшие в стороне от идеологической демагогии, носили либо отвлеченный, либо сугубо прагматический ха рактер. Среди государствоведов было много образованных специалистов с демократическими убеждениями, искренне стремившихся к решению проблем государственного права в интересах народа.

Свободное русское государствоведение продолжали разви вать его зарубежные представители. После революции из Рос сии уехали или были высланы многие видные ученые, создав Трайнин И. П. О содержании и системе государственного права // Советское государство и право. 1939. № 3. С. 37.

Глава 3. Этапы развития конституционного права России шие в эмиграции ряд трудов с критикой большевистского тоталитаризма. Н. Тимашев и Н. Алексеев в середине 20-х гг.

издали за рубежом двухтомный сборник о праве Советской России, где аргументированно критиковали большевистский государственный строй, основанный на диктатуре, за что были подвергнуты демагогической критике все того же П. Стучки.

Глубокие исследования социалистического тоталитаризма проводил профессор государственного права И. А. Ильин (1883—1954). Он убедительно развенчал теоретическую осно ву большевистского насилия — классовую концепцию государ ства. В книге «Путь духовного обновления» (1937 г.) соотноше ние классового и государственного интереса трактуется как несовместимость, но в то же время подчеркивается, что «если определенный интерес определенного класса духовно обосно ван и справедлив, — то это уже не классовый интерес, но ин терес народа в целом, интерес самого государства и потому каждого отдельного гражданина как такового;

и тогда бес смысленно кричать о том, что это-де «классовый интерес»1.

И. А. Ильин видел в политической победе узких классо вых интересов прямой путь к разложению государственного правосознания и огромную опасность для самого «победивше го» класса. Имея перед глазами мрачную картину большеви стского государственного террора, он предрекал: «Попытка одного класса победить и подавить или тем более искоренить все остальные классы заранее обречена на неудачу;

ничего, кроме расстройства жизни, всеобщего обнищания, культурно го разложения и бесконечной гражданской войны, из этого не выйдет»2. И. А. Ильин видел спасение России в высокой ду ховности и самобытном правовом государстве.

На склоне лет в сборнике «Наши задачи» Ильин обосновал неизбежность изживания социализма и его государственного строя. Он видел антисоциальность этого строя, который уби вает свободу и творческую инициативу, уравнивает всех в нищете и зависимости, проповедует классовую ненависть вместо братства, правит с помощью террора, создает рабство и выдает его за справедливый строй.

Ильину принадлежат глубокие наблюдения за практикой советского тоталитаризма. Последний держится, в частности, заметил он, не основными законами, а партийными указами, распоряжениями и инструкциями, государственные органы Новый мир. 1991. № 10. С. 203.

Там же.

60 Раздел I. Основы теории конституционного права представляют собой только показную оболочку партийной диктатуры. Тоталитарное общество Ильин называл социаль но-гипнотической машиной, отмечая: «Это жуткое, невидан ное в истории биологическое явление — общество, спаянное страхом, инстинктом и злодейством, но не правом, не свобо дой, не духом, не гражданством и не государством»1.

В самые трудные годы массовых репрессий и борьбы с фашизмом Ильин верил, что Россия возродится и расцветет.

Свою надежду он связывал с могучим потенциалом человечес кого стремления к свободе: «Все живые источники человечес кого качества — от элементарной порядочности до высших ступеней святости — суть дело свободы». Без свободы, следо вательно, нет и источников добра в жизни, без нее иссякают вера и знание, совесть и честность, правосознание и верность, искусство и хозяйственный труд, патриотизм и жертвенность.

Были и другие выдающиеся представители свободного рус ского государствоведения. Многие их труды до сих пор оста ются неизвестными нашей юридической общественности.

§ 3. Демократическое конституционное право С конца 80-х гг. в Советском Союзе начался процесс ре форм (перестройка), который затронул и сферу государствен ного права. Этот процесс был связан с именем М. С. Горбаче ва. Наиболее важным шагом было разрушение монополии КПСС на руководство обществом и государством — отмена ст. 6 Конституции СССР, а затем и соответствущей статьи Конституции РСФСР.

Государственно-правовые реформы начались с создания ор ганов народного представительства (Съезда народных депута тов СССР и Верховного Совета СССР). Эта двухзвенная систе ма на первом этапе имела прогрессивное значение, ибо позво лила создать начала свободного парламентаризма. Съезд, однако, по своей структуре был организацией корпоративно го типа, в нем по заранее утвержденной квоте были представ лены КПСС, профсоюзы, комсомол, другие общественные организации. Но все же он выявил демократический потенци ал страны, выдвинул плеяду решительных борцов за демокра тические перемены (А. Д. Сахаров, Б. Н. Ельцин, А. Н. Яков лев, Г. X. Попов, А. А. Собчак, Ю. А. Афанасьев и др.). Съезд Ильин И. А. Наши задачи: Избранные статьи (1948—1954 гг.) // Юность. 1990. № 8. С. 64.

Глава 3. Этапы развития конституционного права России народных депутатов избрал Президентом СССР М. С. Горба чева.

Начался процесс расширения прав союзных республик.

В апреле 1990 г. был провозглашен суверенитет РСФСР, а 12 июня 1991 г. впервые всенародно избран ее Президент — Б. Н. Ельцин. Августовский путч 1991 г., организованный сторонниками возврата к прошлому, закончился провалом, он дал толчок суверенизации всех союзных республик, сорвав подписание подготовленного проекта договора о конфедера тивном союзе этих республик. Произошел распад СССР на пятнадцать независимых государств. Большинство из них, включая Россию, позже образовали Содружество Независи мых Государств (СНГ).

После провозглашения России суверенным государством в соответствии с волей народа была проведена демократизация ряда институтов конституционного права. В конституциях России и республик были исключены из официального назва ния государств слова «советское» и «социалистическое». По явились важные новеллы в механизме государственной влас ти: введен институт президентства, учреждены двухпалатный Верховный Совет и Конституционный Суд. Избирательная система приобрела демократический характер, расширились права местных органов власти.

В то же время разделение властей было проведено непос ледовательно, в целом система власти сохраняла многие чер ты прежней, советской системы, когда Советы всех уровней формально контролировали все и вся, ни за что не отвечая.

Но если прежде, при реальном всевластии КПСС, эта сторо на дела отодвигалась на второй план, то теперь именно Сове ты, освобожденные от однопартийного диктата, начали про тивостоять исполнительной власти, что порождало конфлик ты. Такую позицию занял Съезд народных депутатов России, избранный в годы диктатуры партии и под ее решающим влиянием, а также созданный из части народных депутатов Верховный Совет.

В 1992—1993 гг. между Президентом и Верховным Сове том стали назревать серьезные разногласия, которые завер шились острым конституционным кризисом. 21 сентября 1993 г. Президент издал Указ № 1400, которым приостановил деятельность Верховного Совета и объявил о проведении но вых выборов. 3—4 октября произошли трагические события, связанные с применением силы обеими сторонами, после чего на всенародное голосование была вынесена новая Конститу 62 Раздел I. Основы теории конституционного права ция, которая и была принята 12 декабря 1993 г. Одновремен но были проведены выборы в новые органы государственной власти (Государственную Думу и Совет Федерации). Этим завершился конституционный кризис, а в стране установи лась новая форма правления.

С принятием новой Конституции начинается широкое об новление всех институтов конституционного права России.

По сути, формируется новое конституционное право, соответ ствующее избранному народом курсу на отказ от тоталитариз ма и строительство демократического государства. Демокра тическое конституционное право вводит сложные отношения между различными политическими группами в русло поряд ка, обеспечивающего как твердость власти, так и свободу для оппозиции. Институт гражданских прав и свобод получает такое развитие, которого никогда не было в истории России.

Современная наука конституционного права переживает сложный период. Перед ней стоит задача решительно пере строить свою методологическую базу, освободившись от тота литарной методологии. Но для этого, по-видимому, должно смениться поколение ныне работающих государствоведов, которые в своем большинстве не знали реалий и теории зару бежного конституционного права или занимались его созна тельной фальсификацией.

Многочисленные произведения марксистско-ленинской на уки государственного права стали достоянием истории. Они останутся памятником того, во что превращается наука, когда она теряет свободу. В этих произведениях можно почерпнуть информацию о правовых актах и теориях прежних лет, но их теоретическое значение практически полностью утрачено1.

Вместе с тем в юридической науке нарождаются принци пиально новые подходы и концепции, увязывающие развитие российского права с достижениями мировой правовой науки и целями демократического переустройства общества. Работы ученых-правоведов демократической ориентации создают об щую методологическую базу изучения права с позиций пра вового государства. Постепенно складывается новая теория конституционного права, решительно порывающая с наследи ем прошлого.

Об истории советской науки государственного права см.: Куприц Н. Я.

Из истории науки советского государственного права. М., 1971;

Богда нова Н.А. Наука советского государственного права. Историко-теорети ческое исследование. М., 1989.

Глава 3. Этапы развития конституционного права России Изучение новых российских конституционно-правовых институтов уже началось. Возник огромный интерес к доре волюционной и эмигрантской русской государственно-право вой мысли. Свежие идеи не всегда безболезненно, но все же пробивают себе дорогу. Наука конституционного права не должна играть роль прислужницы властей, она может стать подлинной наукой только на основе разумного плюрализма мнений, критического отношения к правовой действительно сти. Никто не вправе «ликвидировать» марксистов, ибо мар ксизм был и остается одним из крупных политических уче ний, и никто не может лишить его права на существование.

Другое дело — практика марксизма-ленинизма, доказавшая, что его цели неотъемлемы от насилия. Марксизм, как и лю бое другое учение, не имеет права на монополию, и никогда больше народ не должен допустить создания государственно правового механизма для навязывания этого учения тем, кто его отвергает.

Теоретическая мысль, способная более или менее адекват но объяснить и осмыслить современный российский консти туционализм, ближе всего к современному западному либера лизму. Именно это учение, корни которого уходят в филосо фию древних греков, выдвинуло идеи парламентаризма, разделения властей, правового государства и др., которые легли в основу новой российской государственности. Вместе с тем она также испытывает влияние социального либерализ ма и социал-демократии. Это не значит, что конституцион ный строй России «списан» с западных моделей, но, безуслов но, он учитывает все лучшее, что накопила за столетия де мократическая мысль. У России свой, неповторимый путь в истории, но этот путь, при всей его специфике, не должен вырывать наше Отечество из мирового сообщества1.

См.: Баглай М. В. Дорога к свободе. М., 1994.

Раздел II. Конституция Глава 4. Основы конституционной теории § 1. Конституция и государство Первые конституционные акты или конституции в совре менном смысле этого слова (Великобритания, США, Фран ция) не случайно появились в XVII—XVIII вв., хотя государ ство возникло намного раньше. Именно тогда человечество осознало высшую ценность личной свободы и в связи с этим необходимость обуздать государство, заставив его подчинять ся каким-то заданным правилам. Представления о конститу ции были разработаны раньше (в частности, Аристотелем), но они вращались в основном вокруг вопросов о рациональном устройстве государственной власти в соответствии с поняти ями демократии и справедливости. Но даже в этом ограничен ном понимании основные законы не привились в древних государствах. Во времена Римской империи этим термином назывались императорские указы, а в Средневековье — акты о феодальных вольностях.

Демократические революции XVII—XVIII вв. были вызва ны потребностью не просто переустройства власти, а, главным образом, нахождения оптимального соотношения между вла стью и свободой. Поэтому как английская конституционная система, так и писаные конституции США и Франции в пер вую очередь решали именно эту задачу. В США это было сде лано с определенной «осечкой», ибо создатели Конституции, принятой в 1787 г., попытались обойтись без раздела о пра вах и свободах граждан, посчитав достаточными английский принцип «что не запрещено, то дозволено», а также законо дательство штатов. Но народ быстро заставил законодателей поправить положение, вследствие чего спустя два года был принят Билль о правах (первые десять поправок к Конститу ции).

Таким образом, конституция является элементом опреде ленной философии государства, и эта философия основывает ся на понимании опасности ничем не ограниченной власти государства для свободы и благополучия человека. Эта опас ность ясно проявлялась в абсолютизме феодальных монархий, и демократические антифеодальные революции выдвинули Глава 4. Основы конституционной теории требования о принятии конституций как раз для того, чтобы сокрушить этот абсолютизм.

С тех пор прошло много лет, и может показаться, что уг роза для свободы со стороны государства исчезла. Но это не так, хотя за последние два столетия демократия существен но окрепла. Не говоря уже о том, что в XX в. многие наро ды, добившиеся демократии, попали под гнет тоталитаризма, являющегося своеобразным аналогом неограниченного абсо лютизма, тенденция злоупотребления властью объективно присуща любому государству, даже самому демократическо му. Поэтому любое цивилизованное общество нуждается в конституции и создании режима ее неуклонного соблюдения.

Противоречие «государство — конституция» неизбежно, но не опасно, если общество находит в себе силы для его преодоле ния на разумных началах, без насилия.

Демократическое государство — всегда конституционное государство, но не всякое государство, имеющее конститу цию, может быть названо конституционным и демократичес ким.

К числу важнейших функций конституции относится зак репление преемственности в развитии государственности (в англосаксонских странах это понятие более точно опреде ляется через термин «континуитет», т. е. непрерывность, преемственность государственной власти), тем самым консти туция подчеркивает незыблемость государственности, несмот ря ни на какие революции, государственные перевороты или перестройки. В нынешней российской Конституции эта фун кция выражена в двух аспектах — в преамбуле говорится о сохранении исторически сложившегося государственного единства и о возрождении суверенной государственности Рос сии. Первый аспект, страдающий некоторой неясностью, сле дует, по-видимому, понимать как неделимость территориаль ного пространства, на котором исторически сложилось Рос сийское государство. Второй — как признание фактической утраты Российским государством своей суверенности в годы вхождения в состав СССР и стремление восстановить ее. Пре амбула не имеет нормативного значения, а значит, каких либо прямых правовых последствий ее формулировки не по рождают, хотя морально-политическое значение ее деклара ций весьма велико.

В конституциях почти всегда подчеркивается, что они принимаются народом или от имени народа. В Конституции США, например, использована формула «мы, народ Соеди 66 Раздел II. Конституция ненных Штатов Америки...», ФРГ — «немецкий народ... при нял в силу своей учредительной власти настоящий Основной Закон», Франции— «французский народ одобрил... Консти туционный закон». Российская Конституция заимствует этот подход — ее преамбула, содержащая ряд принципиально важ ных положений, построена как длинная, но единая грамма тическая фраза: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации... принимаем Конституцию Российской Федера ции». Тем самым подчеркивается главный источник учреди тельной конституционной власти — народ, а Конституция как бы юридически связывает народ и государство, выражает правомерность власти над людьми.

Конституции также обычно закрепляют народный сувере нитет, тем самым признавая, что никто, в том числе и государ ственная власть, не вправе отнять у народа верховное право самому решать свою судьбу. Тут естественное право получает позитивное закрепление. Впервые принципы национального суверенитета были определены французской Декларацией прав человека и гражданина 1789 г., а затем они были заим ствованы многими другими государствами. Конституция Ита лии, например, в первой же статье утверждает, что «суверени тет принадлежит народу, который осуществляет его в формах и в границах, установленных Конституцией».

В Конституции РФ этот вопрос решен однозначно: «Носи телем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный на род» (ч. 1 ст. 3). Из подобного рода формулировок ясно выте кает право народа на свержение тиранической власти, если она нарушает его естественные права и основывается на на силии. В этом подлинный, хотя и скрытый, смысл принципа народного суверенитета.

В XX в. конституции стали играть еще одну важную роль — противодействие возросшему радикализму, планам революционного переустройства общества. Коммунистичес кое учение откровенно поставило вопрос о захвате власти с целью обобществления средств производства, ликвидации свободы предпринимательства и других прав и свобод чело века, если они мешают авторитарному пониманию равного распределения благ, социальной справедливости, классовой демократии. Но ясно, что такое «переустройство» невозмож но без насилия и ликвидации правового государства, что и подтвердил коммунистический эксперимент в России и ряде других стран.

Глава 4. Основы конституционной теории Над демократическим обществом постоянно висит опас ность правого радикализма, т. е. фашизма. Идеи национальной исключительности и популистского равенства оборачиваются, как это было в Германии, Италии и ряде других стран, установ лением жесткой диктатуры и массовым уничтожением людей.

Правый радикализм, одеваясь в тогу патриотизма, объективно враждебен инакомыслию, он чреват в случае прихода его сто ронников к власти замораживанием в конечном счете произво дительных сил, войной, полным отказом от общечеловеческих понятий о духовности и демократии. Эта опасность, хотя и в разной степени, существует в современной России, ФРГ, Фран ции, Австрии, Голландии и других государствах.

Демократическая конституционная законность призвана сдерживать притязания левого и правого радикализма, обеспечивая обществу уверенность в прочности гарантий сво боды и равенства. Конституция не может запретить образ мышления и законную деятельность левых и правых радика лов — это было бы само по себе отказом от демократии, но она может и должна создать такой правовой климат, который послужит барьером для антидемократических переворотов.

Есть еще одна важная функция конституции — препят ствовать территориальному распаду государства, обеспечивать его единство и неделимость. В наше время в ряде стран отме чается подъем национализма и сепаратизма. Распался ряд бывших социалистических государств (СССР, Югославия, Чехословакия), нарастает борьба сепаратистских сил за выде ление в самостоятельные государства (Квебек в Канаде, Абха зия в Грузии, Нагорный Карабах в Азербайджане, Кашмир в Индии, Тибет в Китае и др.). Сепаратистские тенденции силь ны и в современной России. В связи с этим возрастает значе ние конституции как инструмента для достижения единства народов, исторически соединенных в том или ином государ стве. Эта роль конституции была осознана развитыми страна ми давно, и она помогла сохранить единство таких государств с многонациональным составом населения и сильными сепа ратистскими движениями, как Великобритания, Бельгия, Испания.

§ 2. Определение конституции и ее содержание Конституция — прежде всего юридический документ, ос нова государственности, законности и правопорядка. Именно в таком качестве она составляет предмет науки конституци 68 Раздел П. Конституция онного права. Но в то же время — это политический доку мент, ибо она, безусловно, оказывает регулирующее воздей ствие на политические отношения в обществе. Однако это уже область политологии. Некоторые ученые полагают, что кон ституция выполняет и определенную идеологическую функ цию, хотя это в прямом смысле скорее свойственно тоталитар ному государству.

Сумма ценностей, лежащих в основе конституции демок ратического правового государства, находится как бы за пре делами идеологического плюрализма. Конституция — вне идеологии, она только необходимое условие для выражения любой идеологии;

если она и выражает какую-то определен ную, универсальную идеологию, то это — философия свободы и правового государства.

Под конституцией (от лат. constitutio — установление) понимают основной закон государства, имеющий высшую юридическую силу. Этот закон закрепляет основные принци пы государственного строя, высшие правовые гарантии прав и свобод человека и гражданина, а также структуру и взаи моотношения органов государственной власти и управления (форму правления). Конституция очерчивает круг функций государства, устанавливает основы его отношений с челове ком и обществом.

В мировой конституционно-правовой теории нет единого взгляда на содержание Конституции. Конституции разных стран являют собой весьма пеструю картину, что отражает различие исторических условий их принятия и уровня кон ституционного правосознания. В Великобритании, например, вообще нет писаного основного закона, вследствие чего порой трудно определить, имеют ли те или иные акты конституци онное значение (формально такого различия между законами может и не быть). В США Конституция действует более двух столетий и адаптируется к меняющимся условиям с помощью судебных толкований, поэтому ее содержание выходит за рам ки собственно конституционного текста. В Италии, ФРГ кон ституции были приняты после Второй мировой войны с уче том новейшего социально-политического опыта, поэтому их содержание весьма широкое. В бывших социалистических странах (СССР, Польша и др.) конституции были подчине ны идеологическим целям правящих компартий, а в разви вающихся государствах эти акты в основном заимствуют мо дели развитых стран, часто не соответствующие местным ус ловиям.

Глава 4. Основы конституционной теории В то же время для конституционной теории и практики характерна определенная унификация представлений о содер жании современной конституции на базе утвердившихся об щих взглядов на демократию. Ни у кого не вызывает сомне ний, что первейшей целью и задачей конституции в любой стране должны стать гарантии прав и свобод человека и граж данина, что устройство государственной власти может быть демократическим и эффективным только при соблюдении принципа разделения властей, что народный суверенитет воп лощается через представительную систему, формируемую на основе всеобщего избирательного права, и т. д. Другими сло вами, мировое сообщество как бы выработало определенную модель демократического государства, соответствующего принципам современной цивилизации. Эта модель указывает, что непременно должно быть включено в конституционный текст, а что является предметом внеконституционного зако нодательного регулирования или вообще лишним. Такая «се лекция» унифицировала и рационализировала конституцион ную теорию, придала ей более или менее четкие границы.

Новейшие конституции в бывших тоталитарных странах (России, Украине, Казахстане, Киргизии, Румынии, Венгрии, Болгарии и др.) почти откровенно базируются на этой моде ли, что, разумеется, не исключило в каждом случае некото рого отхода от нее с целью учета национальных политических условий.

В демократическом обществе создаваемый конституцией механизм власти — это всегда компромисс, поскольку в обще ственной жизни участвуют или ведут борьбу за власть различ ные политические силы. Этот компромисс, хотя и вынужден ный для многих, но все же добровольный, выражает общую (за исключением деструктивных сил) заинтересованность ре шать проблему власти и свободы на основе закона, а не при менения силы. Конституция поэтому не может действовать в интересах только одного, пусть даже могущественного клас са, она воплощает гражданское согласие и противостояние насилию. Трудно представить себе, чтобы какой-либо класс или социальная группа, установив свое господство в демокра тическом обществе, сумели предложить народу какие-то иные, кроме общеизвестных, понятия демократии, справедли вости и основных прав человека. Власти даже при авторитар ном и тоталитарном режимах не рискуют принимать явно антидемократические конституции, переводя свои подлинные цели в плоскость внеправовых политических действий. Поис 70 Раздел П. Конституция ки компромисса допустимы при создании механизма власти, но не при определении первейшей цели конституции — охра ны прав и свобод человека.

Такому пониманию социальной природы конституции про тивостояла марксистско-ленинская наука государственного права, которая вслед за своими классиками трактовала кон ституцию как результат «соотношения сил в классовой борь бе», отвергая надклассовый характер конституции. Считалось (по Марксу и Ленину), что основной закон выражает волю господствующего класса и насилие этого класса над большин ством народа. Никого не смущало, что этот тезис никак не сообразуется с историческими фактами. Невозможно, напри мер, представить себе, чтобы за более чем двухсотлетний пе риод действия Конституции США в стране не произошло из менений «соотношения сил в классовой борьбе», а американ ский народ не распознал ее одностороннюю «классовую сущность» и не воспользовался своим правом свергнуть тира нию. Но Конституция США продолжает действовать и поны не, вызывая уважение и поддержку американского народа, что подтверждает жизнеспособность ее построения не на конъюнктурном «соотношении сил», а на вечных ценностях и здравом смысле.

Насильственно-принудительный характер конституции был присущ как раз социалистическому строю, хотя и здесь формула о «соотношении сил в классовой борьбе» была бес смысленна, ибо классовая борьба в этом обществе была подав лена. В тоталитарном обществе природа конституции как социального компромисса, достигаемого различными силами, уступает место насилию со стороны одной политической силы, навязывающей народу конституцию только в целях оформления своей диктатуры.

Конституции тесно связаны с общественным устройством той или иной страны и в свою очередь на него влияют. В то талитарном обществе эта связь выражена непосредственно в самом тексте конституции, которая закрепляет государствен ное руководство обществом и все основные идеологические установки правящей партии в отношении экономической и политической систем. Идеология, таким образом, приобрета ет силу основного закона, а мешающие ей права человека отвергаются.

В демократическом обществе ничего подобного быть не может. Гражданское общество тем и отличается от государ ственно организованного, что оно строится на основе свободы Глава 4. Основы конституционной теории и инициативы людей и их объединений, не нуждающихся в тотальном государственном регулировании. Конституция как бы объявляет гражданское общество «заповедной зоной», обя зывая государство охранять ее. В подлинно демократической конституции не может быть выражено стремление законода телей к установлению социалистического или капиталисти ческого строя — общественный строй складывается из суммы незыблемых прав и свобод человека и соответствующей обще ственной самодеятельности людей, а также четко сформули рованных обязанностей государства решать общие проблемы в интересах людей. Выход за эти пределы — путь к тотали таризму.

В марксистской литературе было принято различать «ре альные» и «фиктивные» конституции. С помощью этих кате горий доказывалось, что в капиталистических странах консти туции фиктивны, ибо только скрывают диктатуру буржуазии, а в социалистических они реальны, поскольку устанавливают подлинное народовластие. Все здесь, как видим, поставлено с ног на голову.

Категория «фиктивности» не лишена смысла. Она, напри мер, полностью применима к бывшими нынешним социали стическим конституциям, и прежде всего в части, связанной с закреплением в них прав и свобод граждан. Фиктивен в них и механизм государственной власти, поскольку реальная власть принадлежит партийному аппарату. Можно говорить о фиктивности конституций в тех развивающихся странах, где установлена военная диктатура. Другими словами, фик тивность конституции есть не что иное, как черта тоталита ризма или авторитаризма.

Что же касается демократических государств, то характе ризовать их конституции через указанные категории просто нелепо. Если конституция фиктивна, то ни о какой демокра тии, правовом государстве не может быть и речи. В развитых странах установлен реальный конституционный режим, поче му и нет попыток государственного переворота, а население в целом демонстрирует удовлетворенность степенью охраны своих прав и свобод. Иное дело, что во многих конституциях есть нормы, которые на практике не применяются (например, право абсолютного вето у английской королевы), но это неиз бежные анахронизмы в старых текстах или издержки консти туционного творчества.

Иногда самой структурой конституции, т. е. расположени ем глав, подчеркивается степень значимости тех или иных 72 Раздел II. Конституция основных институтов. Например, во Франции в 1958 г. при переходе от парламентаризма к президентской форме правле ния в Конституции главы «Президент» и «Правительство» поместили перед главой «Парламент», ясно указав тем самым на перемещение центра тяжести в государственном механиз ме в сторону президентской власти. Аналогичное расположе ние глав и явно с той же целью видим в действующей Кон ституции РФ.

Но это не обязательное правило. В такой неоспоримо пре зидентской республике, как США, раздел «Исполнительная власть», устанавливающий президентские полномочия, следу ет за разделом «Законодательная власть». В старых консти туциях (США) вообще нет специального раздела о правах и свободах граждан, а основной текст содержит только нормы о механизме власти, но новые (Португалия, Испания) предпо читают начинать именно с них, подчеркивая первостепенное значение этого института. Но и такое акцентирование, в об щем, не имеет решающего значения при оценке целей кон ституции.

Как правило, конституции начинаются с преамбул, кото рые носят торжественно-декларативный характер и не имеют юридической силы. В преамбулах часто фиксируются цели и функции государства, подчеркиваются историческая преем ственность государственности, ответственность перед Богом и народом, нравственные основы конституции и т. д. — они как бы предопределяют дальнейшее содержание конституции.

В Конституции РФ с формальной точки зрения преамбулы нет, но содержится введение, состоящее из нескольких прин ципиальных положений. Они объясняют причины и цели принятия Основного закона. Среди них утверждение прав и свобод человека, гражданского мира и согласия, сохранение исторически сложившегося государственного единства, воз рождение суверенной государственности, утверждение незыб лемости ее демократических основ, обеспечение благополучия и процветания России. Это введение фиксирует также общ ность судьбы многонационального народа России, верность общепризнанным принципам равноправия и самоопределения народов, почитание памяти предков, передавших любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, а также ответственность за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями и осознание себя частью мирового сообщества.

Это нравственно-политические воззрения российского народа, которые обусловливают принятие данной Конституции.

Глава 4. Основы конституционной теории В заключительных разделах конституций обязательно со держатся нормы о порядке изменения основного закона и некоторые переходные положения, подчас весьма важные.

Таким образом, структурный анализ конституции с эле ментами логического анализа помогает уяснению воли зако нодателя.

§ 3. Прямое действие конституции Конституция — это фундамент конституционного права, а следовательно, только часть его. Каждая норма основного закона обрастает другими нормами из различных источников.

Это неизбежно, но при этом возникает опасность, что консти туционные положения могут как бы раствориться в море кон ституционного права, потерять свой приоритет.

Чтобы этого не произошло, определенным нормам консти туции или всей конституции законодатель придает статус прямого и непосредственного действия, что позволяет заинте ресованному субъекту требовать защиты своих прав в судеб ном порядке, ссылаясь только на конституционную формули ровку. Такое прямое действие конституции наиболее важно для защиты прав и свобод граждан. Даже в тех странах, где об этом нет упоминания в тексте конституции, прямое дей ствие давно признается судебной практикой. В России о не посредственном действии прав и свобод человека и граждани на говорится в ст. 18 Конституции, а о прямом действии Кон ституции — в ч. 1 ст. 15.

Прямое и непосредственное действие фактически предус матривается и в других нормах Конституции РФ. Например, не требует никакого дополнительного разъяснения или допол нения норма Конституции о том, что Президент РФ вносит законопроекты в Государственную Думу (п. «г» ст. 84).

В других случаях, однако, для применения конституционной нормы требуется принятие закона — обычного или конститу ционного.

Верховный Суд РФ постановлением от 31 октября 1995 г.

разъяснил судам, что при рассмотрении дел следует оцени вать содержание закона или иного нормативного акта и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. Суд, разрешая дело, приме няет непосредственно Конституцию, в частности, когда:

1) закрепленные нормой Конституции положения исходя из ее смысла не требуют дополнительной регламентации и не 74 Раздел II. Конституция содержат указания на возможность ее применения при усло вии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие поло жения;

2) суд придет к выводу, что федеральный закон, действо вавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;

3) суд придет к убеждению, что федеральный закон, при нятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конститу ции;

4) закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассмат риваемые судом правоотношения, отсутствует.

§ 4. Виды конституций Многообразие конституций, явившееся следствием дли тельного исторического развития, требует их классификации по каким-то существенным признакам.

Различаются, например, писаные и неписаные конститу ции. В большинстве стран мира существуют единые писаные конституции, принимаемые в определенном порядке. В наше время сложилось общее представление о необходимости при нимать конституции именно в такой форме. Но есть страны (Великобритания, Швеция и др.), в которых под конституци ей понимают несколько правовых актов и даже обычаи (консти туционные соглашения), а единого писаного акта нет. Такая система, сложившаяся в конкретных исторических условиях, отнюдь не свидетельствует о слабости конституционного строя в этих государствах — напротив, этот строй часто гораздо прочнее, чем, например, в странах, где писаные конституции меняются как перчатки.

Конституции классифицируются по порядку принятия.

Различаются октроированные (дарованные сверху) конститу ции — обычно так называют те основные законы, которые были «дарованы» народу монархом (Лихтенштейн, Непал).

Такой характер носили также конституции, данные Великоб ританией своим колониям в ходе деколонизации Африканс кого континента.

Глава 4. Основы конституционной теории Общепризнанные легитимные способы принятия конститу ции — с помощью учредительного собрания и референдума.

Первым способом, например, была принята ныне действую щая Конституция США (Конституционным конвентом в 1787 г.), а также Италии (1947 г.), Индии (1948 г.), Болгарии и Румынии (1990, 1991 гг.), а вторым — Франции (1958 г.).

Всенародное голосование (референдум) стало способом приня тия Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 г.

Но в подавляющем большинстве государств политические условия позволяли принимать конституцию обычным парла ментским путем, хотя после этого они иногда выносились на референдум (Испания, 1978 г.).

Отмеченные способы принятия конституции сами по себе не свидетельствуют о большей или меньшей легитимности.

Каждый из них так или иначе связан с тайным голосовани ем избирателей, а следовательно, обеспечивает волеизъявле ние народа. К этому не имеют отношения пародии на «всена родное обсуждение» конституции, свойственные тоталитарно му государству, когда с помпой собираются сотни тысяч «поправок» к проекту, а учитывается, и то формально, менее десятка. Именно так обставлялось, например, принятие совет ской Конституции в 1977 г.

С порядком принятия конституции связан термин «хариз матическая конституция» (от греческого слова «харизма» — божественный дар). Этим термином обозначают конституцию, в разработке и принятии которой ведущую роль играет ода ренный политический лидер, имеющий большое влияние, или диктатор той или иной страны, своей личностью окраши вающий политический режим. В коммунистических государ ствах на эту роль претендовали генсеки правящих партий, вследствие чего в СССР, например, в свое время утвердились термины «сталинская Конституция», «брежневская Консти туция». Но это возможно и в демократических странах. Во Франции, например, смена парламентской формы правления на президентскую в 1958 г. произошла благодаря усилиям генерала де Гол ля, вследствие чего и Конституция получила название деголлевской. Возможно, по аналогии с этим, Кон ституция РФ 1993 г. будет названа ельцинской.

По порядку изменения различаются конституции «гибкие» и «жесткие». Первые изменяются и дополняются так же, как обычные законы, — таких теперь немного;

вторые — с соблю дением определенных условий (рассмотрение поправки спус тя определенное время после ее внесения, наличие квалифи 76 Раздел П. Конституция цированного большинства, обязанность ратификации субъек тами федерации и др.), т. е. создаются трудности на пути внесения изменений и поправок. В США, например, за более чем двухсотлетнюю историю Конституции в нее включили только 27 поправок, хотя обсуждалось несколько тысяч.

К числу «жестких» конституций следует отнести и Конститу цию РФ. «Жесткий» порядок способствует большей стабиль ности конституции, хотя решающее значение здесь имеют политические условия.

В правовой литературе встречаются также классификации, где и конституции делятся на монархические и республикан ские, унитарные и федеративные, но по существу это повто рение классификации основных форм правления и форм го сударственного устройства, которые составляют самостоятель ный институт конституционного права.

Различаются постоянные и временные конституции. Пос ледние характерны для переходных периодов, обычно насту пающих после государственных переворотов.

§ 5. Конституции в федеративном государстве Федеративному государству свойственна конституционная система, состоящая из федеральной конституции и конститу ций субъектов федерации. Каждая федерация является объе динением государственных образований, которые обладают определенными признаками государства, и прежде всего пра вом принимать свои конституции. Так, в США каждый штат имеет свою конституцию, в ФРГ — каждая земля, в Швейца рии — каждый кантон и т. д. Встречаются, хотя и редко, федерации, в которых субъекты не имеют своих конститу ций — в Индии, например, конституция принята только в штате Джамму и Кашмир.

Принятие конституций субъектами федерации не является свидетельством их суверенитета — сам по себе факт вхождения в федеративный союз означает отказ от основных суверенных прав (в области обороны, финансов, внешних сношений). По этому конституционная теория и практика в федеративных государствах не рассматривает субъекты федерации как суве ренные государства и не признает право их выхода из феде рации, а конституции этого и не закрепляют. Исключение со ставляла советская федерация, в которой союзные республи ки рассматривались как суверенные государства с правом выхода, что в практической жизни значения не имело.

Глава 4. Основы конституционной теории В 90-е гг. в Российской Федерации возникло положение, когда конституции ряда ее субъектов (республик Татарстан, Башкортостан и др.) закрепили суверенитет своего государ ства, а Конституция самопровозглашенной Чеченской Респуб лики — Ичкерии объявила государство не только суверен ным, но и равноправным субъектом в системе мирового содру жества наций. Однако если рассматривать такое положение не с политической, а с юридической точки зрения, то станет ясным противоправный характер попыток обосновать суве ренный характер субъектов РФ. Ни один из них не имеет корней государственной независимости и никогда не обладал правом выхода из Российской Федерации. Конституции этих республик в данном случае закрепили положение, которое в его полном значении нельзя квалифицировать иначе как юридически несостоятельное, что впоследствии (2000 г.) под твердил Конституционный Суд РФ.

Сосуществование федеральной конституции и конституций субъектов федерации всегда порождает вопрос об их соотно шении. В самой общей форме он решается на основе верховен ства федеральной конституции и обязанности конституций субъектов федерации соответствовать ей. Но при этом есть ряд конкретных вопросов, требующих ответа. Это прежде всего вопрос о разграничении компетенции федеральных ор ганов государственной власти и соответствующих органов субъектов федерации. Он, как правило, решается путем уста новления исключительной компетенции как федерации, так и ее субъектов, а также их совместной компетенции. Факти чески это означает, что конституционная система федератив ного государства утверждает полный суверенитет союза и определенные самостоятельные полномочия субъектов. При этом конституции субъектов федерации устанавливают свою систему органов государственной власти, систему органов местного самоуправления, а иногда и судебную систему (США).

Содержание конституций субъектов федерации весьма не однородно. В прежних тоталитарных федерациях (СССР, Юго славии) они просто повторяли положения федеральной кон ституции, вследствие чего не имели большого значения.

В демократических федерациях, где субъекты, как правило, не представляют национальную государственность, их кон ституции в основном преследуют цель как бы разукрупнить федеральную власть. Практически не встречаются расхожде ния с федеральной конституцией по вопросам прав и свобод 78 Раздел П. Конституция человека, а механизм власти функционирует в пределах точ но очерченной компетенции. Такие конституции поэтому внешне кажутся малозначительными, но на деле весьма важ ны для предотвращения чрезмерной концентрации власти, способной угрожать свободе людей. В то же время в этих кон ституциях подчас заметно увлечение законодателей местной государственной символикой (закрепление своего флага, гим на, «официальных» птиц или рыб в ряде штатов США и др.), а также включение в тексты малозначительных и даже пара доксальных положений (кантоны в Швейцарии).

Конституции субъектов РФ (республик) теоретически при званы выразить особенности национальной государственнос ти, но они все же не содержат чего-либо принципиально на ционального (кроме, пожалуй, названий законодательных органов, закрепления того или иного языка в качестве госу дарственного, государственной символики). Многие из этих конституций принимались под сильным давлением национа листических сил, главным образом стремившихся воплотить в них национальный суверенитет. При этом ряд конституций оказался в противоречии с федеральной Конституцией.

Конституции республик, как и уставы других субъектов РФ, закрепляют права и свободы граждан практически в том же объеме, что и Конституция РФ, так что смысл такого зак репления, имея в виду действие федеральной Конституции на всей территории Российской Федерации, не особенно велик.

Он, однако, объясним, когда дело заключается в установле нии дополнительных гарантий конституционных прав или в их расширении, но это встречается крайне редко — гораздо чаще устанавливались непредусмотренные федеральным зако нодательством ограничения избирательных прав граждан, свободы передвижения и выбора места жительства, искусст венное сужение перечня объектов, которые могут находиться в собственности физических лиц. Уставами некоторых субъектов РФ предусматривалась возможность ограничения прав и свобод граждан этих территорий областными закона ми, хотя регулирование прав и свобод человека и граждани на находится в исключительном ведении Российской Федера ции, т. е. они могут быть ограничены только федеральным законом в соответствии со ст. 55 Конституции РФ.

В большинстве конституций и уставов закрепляется при знание верховенства Конституции РФ. Однако порой положе ния о верховенстве и приоритете конституций, уставов, зако нов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ на его Глава 4. Основы конституционной теории территории формулировались без учета положений Конститу ции РФ о верховенстве и действии Конституции РФ и феде ральных законов на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений.

Отсюда серьезные отклонения от Конституции РФ при определении статуса республики. Так, в Конституции Респуб лики Северная Осетия — Алания было закреплено, что эта республика является «государством, добровольно входящим в состав Российской Федерации». Конституцией Республики Тыва устанавливалось вхождение этой республики в состав Российской Федерации на основе Федеративного договора, провозглашалось право на выход из состава Федерации по итогам всенародного референдума. Республика Татарстан по шла дальше, определив себя как «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российс кой Федерацией — Россией на основе Договора о взаимном де легировании полномочий и предметов ведения». Некоторые республики даже закрепили положение, согласно которому их отношения с Российской Федерацией строятся на делеги ровании части своих полномочий в пользу Федерации (Буря тия, Башкортостан, Саха (Якутия)). Встречались весьма ради кальные положения о возможности ратификации республи кой федеральных законов (Ингушетия, Саха (Якутия)), приостановления действия Конституции РФ и федеральных законов на территории республики (Башкортостан).

Почти во всех конституциях и уставах в разделах о разгра ничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти субъекта РФ и федеральными органа ми государственной власти имелись отклонения от соответ ствующих положений Конституции РФ. Так, часто устанав ливалось верховенство субъекта РФ в отношении нацио нальных богатств, его исключительная собственность на землю и ее недра, воды, леса, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, находящиеся на его территории.

Субъекты РФ относили к своему ведению право осуществлять финансовое, банковское, валютное, денежно-кредитное регу лирование. Вместо осуществления международных и внешне экономических связей к ведению субъекта РФ нередко отно сили международные и внешнеэкономические отношения и соответствующие договоры и т. п.

Многие конституции и уставы проявляют непонимание принципа разделения властей, распространяющегося не толь ко на федеральную власть, но и на систему органов государ 80 Раздел П. Конституция ственной власти субъектов РФ. Так, во многих из них не толь ко отдавался приоритет законодательному (представительно му) органу государственной власти субъекта РФ в законода тельном процессе, но и сам процесс кадрового формирования органов исполнительной власти относился к полномочиям за конодательного (представительного) органа государственной власти. Руководители органов исполнительной власти субъек тов РФ иногда наделялись полномочиями, которыми они не могут обладать согласно Конституции РФ, например правом введения на территории или в отдельных местностях субъек та РФ чрезвычайного положения или правом помилования.

В нарушение принципа разделения властей субъекты РФ за крепляли право устанавливать подотчетность руководителя органа исполнительной власти субъекта РФ (президента или главы республики, главы администрации) законодательному (представительному) органу государственной власти субъек та РФ.

Такое положение не могло сохраняться долго, и с весны 2000 г. федеральный центр стал проводить широкую деятель ность по восстановлению единого конституционного поля страны. Эту деятельность по своим линиям развернули Пре зидент РФ, Конституционный Суд, Генеральная прокуратура, Министерство юстиции. Многие положения конституций и уставов.субъектов РФ были приведены в соответствие с Кон ституцией РФ.

§ 6. Соблюдение и охрана конституции Прочность конституционного строя в решающей степени зависит от соблюдения конституции и прямо пропорциональ на законопослушности граждан. Однако в любом обществе есть люди и организации, цели и деятельность которых пред ставляют угрозу для конституции. Угроза также исходит от превышения полномочий или злоупотреблений со стороны должностных лиц и органов государства — главы государства, парламента, правительства. Нарушения конституции опасны тем, что разрушают фундамент государственности и веру людей в незыблемость конституционных порядков. А это по рождает смуту и хаос, опасность государственных переворо тов, ущемления прав человека.

Демократическое государство поэтому обязано обеспечивать соблюдение конституции и охранять ее от любых нарушений.

Наиболее грубые и опасные нарушения наказываются в уголов Глава 4. Основы конституционной теории ном порядке. Практически в любой стране предусматривают ся такие составы преступления, как «заговор с целью захвата власти», «призывы к насильственному свержению государ ственного строя» или просто «неуважение к конституции».

Однако высшие гарантии безопасности конституции зало жены в самом ее тексте. В Конституции РФ говорится: «Орга ны государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны со блюдать Конституцию Российской Федерации и законы» (ч. ст. 15). Обязанность здесь закреплена в самой общей форме, скорее как общий принцип всей государственности, без уста новления ответственности за ее невыполнение. Но именно с этого начинается установление режима конституционной за конности и всего правопорядка. Государство и граждане как бы договариваются строить отношения между собой на осно ве Конституции, принимая на себя определенные обязаннос ти, и прежде всего соблюдать Конституцию.

Целям охраны Конституции служит положение ч. ст. 13: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на на сильственное изменение основ конституционного строя...» Тем самым гарантируется деятельность только тех объедине ний, которые признают конституционные порядки.

Конкретные требования соблюдать конституцию, обращен ные к отдельным гражданам, могут показаться не столь зна чительными. В Конституции РФ, например, отдельно уста новлены всего три основные конституционные обязанности граждан (платить налоги, охранять природу, защищать Оте чество — ст. 57—59), в то время как она закрепляет десятки прав и свобод граждан. В других странах упоминания о кон ституционных обязанностях часто и вовсе нет (США, Вели кобритания и др.).

Вряд ли можно предположить, что простые граждане в состоянии каким-либо образом, кроме как через участие в выборах, обеспечивать соблюдение конституционных норм, касающихся механизма власти. Но требования к гражданам соблюдать конституцию все же не сводятся к их конституци онным обязанностям, а имеют более широкое конкретное со держание, которое вытекает из общего смысла, роли и функ ций конституции. От каждого гражданина требуется:

• уважать конституционные права других граждан;

• подчиняться правовым актам, изданным конституцион ными органами государственной власти, а также вступившим в законную силу судебным решениям и приговорам;

82 Раздел П. Конституция • уважать конституционные порядки, ни при каких усло виях, кроме необходимой самообороны, не применяя наси лие.

Эти минимальные требования законопослушания абсолют но необходимы для жизнеспособности любой конституции, они должны рассматриваться как добровольно принятые на себя гражданами обязательства охранять конституцию и ее порядки. Они, как видим, носят пассивный характер, ибо предполагают только воздержание от тех или иных действий против конституции.

Но Конституция РФ предусматривает и активные формы ее охраны гражданами. Так, ч. 2 ст. 46 устанавливает, что решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Помимо этого конституционного права Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Россий ской Федерации» от 21 июля 1994 г. регламентируется пра во граждан обращаться с жалобами на нарушение конститу ционных прав и свобод в Конституционный Суд РФ. Следова тельно, не только должностные лица, органы государства и общественные объединения наделяются правами по охране Конституции, но и граждане. В этом состоит важная новелла конституционной правосубъектности личности в новом Рос сийском государстве.

Необходимо также признавать за гражданами, как и за народом в целом, еще одно важное право на активные дей ствия по охране конституции. Речь идет о чрезвычайной ситуации, когда возникает непосредственная угроза существо ванию конституции путем совершения государственного пере ворота. Народ, безусловно, вправе противостоять таким дей ствиям антиконституционных сил. Об этом праве ничего не говорится в тексте Конституции РФ, но оно принадлежит народу в силу его суверенитета и естественного права. Невоз можно, следовательно, придать такому праву позитивную форму, оно при любом повороте событий может звучать толь ко как моральное оправдание действий народа, несмотря на то что не сможет опереться на единообразное понимание все ми его слоями.

Но главная ответственность за соблюдение и охрану кон ституции падает все же на должностных лиц государства.

В России — прежде всего на Президента, который согласно Конституции является ее гарантом (ч. 2 ст. 80). При вступле Глава 4. Основы конституционной теории нии в должность он приносит народу присягу, в которой кля нется «соблюдать и защищать Конституцию Российской Фе дерации» (ч. 1 ст. 82). Эти нормы страдают некоторой неопре деленностью и вряд ли могут при всех условиях исключить политический субъективизм Президента в понимании угро зы для Конституции;

неясным остается и содержание мер, которые входят в понятие «гарант». Но тем не менее такие обязанности на Президента возложены и им добровольно приняты, что заставляет признать за ним право и обязан ность самостоятельно принимать решения и действовать в со ответствующих обстоятельствах.

Конституция не возлагает специальных обязанностей по ее охране на Федеральное Собрание, Правительство, Верховный и Высший Арбитражный суды. Но ясно, что как в силу сво их конституционных полномочий, так и при чрезвычайных обстоятельствах, представляющих угрозу конституционному строю, они обязаны действовать в соответствии с Конституци ей и в ее защиту. Такая же обязанность должна быть призна на в отношении Вооруженных Сил и правоохранительных органов, находящихся в ведении исполнительной власти.

Конституция предусматривает назначение Государствен ной Думой Уполномоченного по правам человека, что являет ся своеобразным аналогом омбудсмена в ряде государств.

Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г.

определяет его полномочия и порядок работы. По замыслу создателей Конституции он призван стоять на страже прав и свобод человека, содействовать претворению в жизнь консти туционных гарантий.

Особую роль в охране конституции и обеспечении ее со блюдения играет конституционный суд. Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ всех нормативных актов государства (законов, конституций рес публик и др.), разрешает споры о компетенции, дает толко вание Конституции РФ, осуществляет ряд иных полномо чий, призванных обеспечить неуклонное соблюдение Кон ституции. Особенно важно то, что Конституционный Суд «по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в кон кретном деле» (ч. 3 ст. 3 Закона). Такое право предоставля ет Конституционному Суду широкие возможности способ ствовать поддержанию и укреплению конституционного строя в России.

4 Баглай «Конституц. право РФ» 84 Раздел П. Конституция Нормы, устанавливающие обязанности определенных орга нов государственной власти по охране и соблюдению Консти туции, содержатся практически во всех республиканских конституциях и уставах других субъектов РФ.

Тем не менее некоторые органы государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления периоди чески принимают правовые акты, противоречащие Консти туции РФ и федеральному законодательству, в том числе и такие, которые ограничивают права и свободы граждан. Это послужило причиной принятия в 2000 г. изменений и до полнений в федеральные законы «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и испол нительных органов государственной власти субъектов Рос сийской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Основ ные законоположения закрепили ответственность органов го сударственной власти субъектов РФ и местного самоуправле ния за нарушение Конституции РФ и федеральных законов.

Установлено, что в случае если законодательный орган субъекта РФ или местного самоуправления примет норма тивный правовой акт, противоречащий Конституции РФ или федеральным законам, и не выполнит решение суда о признании такого акта неконституционным и если при этом нарушены права и свободы граждан или юридических лиц, то при соблюдении определенных процедур возможно при нятие федерального закона о роспуске такого законодатель ного органа. За издание антиконституционного норматив ного правового акта и уклонение от отмены или приостанов ления его действия Президент РФ отрешает высшее должностное лицо субъекта РФ от должности. Аналогичные меры ответственности предусмотрены в отношении органов и должностных лиц местного самоуправления, допускающих принятие актов, противоречащих Конституции РФ и феде ральным законам.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 4 апреля 2002 г.

установил: «Необходимость адекватных мер федерального воздей ствия в целях защиты Конституции РФ, обеспечения ее высшей юридической силы, верховенства и прямого действия, а также верховенства" основанных на ней федеральных законов на всей территории Российской Федерации, что требует от органов госу дарственной власти субъектов РФ соблюдения федеральной Кон ституции и федеральных законов, вытекает непосредственно из Глава 4. Основы конституционной теории закрепленных Конституцией РФ основ конституционного строя Российской Федерации как демократического федеративного пра вового государства.

Федеральный законодатель... должен установить такой конт рольный механизм, который обеспечивал бы эффективное испол нение органами государственной власти субъектов РФ их консти туционной обязанности соблюдать Конституцию РФ и федераль ные законы и не допускать принятия противоречащих им законов и иных нормативных актов.

...Осуществление Российской Федерацией принадлежащих ей пол номочий по защите Конституции РФ и контролю за ее соблюдени ем, а также за соблюдением федеральных законов не может не предполагать наступления для органов государственной власти субъектов РФ — в случае невыполнения ими указанной конститу ционной обязанности — негативных правовых последствий, вклю чая применение мер федерального воздействия.

...Неподчинение органа государственной власти субъекта РФ ре шению Федерации, выраженному в судебном решении, обязываю щем отменить принятый им нормативный акт, противоречащий Конституции РФ и федеральным законам, представляет собой непризнание верховенства Конституции РФ и, по существу, озна чает присвоение органом государственной власти субъекта РФ не принадлежащих ему властных полномочий и суверенных прав Российской Федерации.

Такие действия органа государственной власти субъекта РФ, по существу, ведут к утрате им своей легитимности, и потому досроч ное прекращение его полномочий в предусмотренном рассматри ваемым Федеральным законом порядке согласуется с целями за щиты Конституции РФ.

Досрочное прекращение полномочий (отрешение от должности) высшего должностного лица субъекта РФ в качестве применяемой в целях защиты Конституции РФ меры федерального воздействия реализуется на основе взаимосвязанных нормативных и правопри менительных решений высших федеральных органов государ ственной власти, а именно федерального парламента, определив шего основания применения данной меры;

органов судебной вла сти, правомочных вынести решение о признании нормативного акта, изданного высшим должностным лицом или высшим испол нительным органом государственной власти субъекта РФ, не соот ветствующим Конституции РФ и федеральным законам;

Прези дента РФ, издающего указ об отрешении названного лица от дол жности как завершающий акт процедуры в целом».

86 Раздел II. Конституция § 7. Толкование конституции Под толкованием конституции понимается официальное общеобязательное разъяснение конкретных норм и принци пов конституции, даваемое уполномоченным конституцией органом. Чтобы толкование носило общеобязательный харак тер, оно должно даваться только специально уполномоченным на то органом, такое полномочие должно быть закреплено в конституции. В результате толкования выявляется воля кон ституционного законодателя, раскрывается или разъясняется смысл, содержание норм и принципов. Такое разъяснение объективно приобретает нормативное значение, хотя фор мально не порождает новых норм и не «дописывает» консти туцию. Выявленный в ходе толкования конституционно-пра вовой смысл нормы или принципа определяет их содержание и в этом отношении становится составной частью конститу ции. Иногда толкование фактически сводится к выявлению и восполнению пробелов в конституции. Оно является обяза тельным для всех органов государственной власти, местного самоуправления и граждан.

Орган, осуществляющий толкование, применяет логичес кий, теоретико-правовой, сравнительно-правовой, историчес кий, грамматический методы. В своей совокупности они по зволяют выявить скрытую логическую взаимосвязь между различными нормами конституции и общими принципами права и демократии в их исторической эволюции и с учетом мирового опыта. Официальное толкование не совпадает с док тринальным, хотя последнее может служить своеобразной «подсказкой» для официального толкования. Главная цель толкования — преодоление неопределенности в единообраз ном понимании смысла конституционной нормы или принци па, порождающей обострение напряженности в общественных отношениях, конфронтацию между исполнительной и законо дательной властью и пр. Разъяснение смысла конституции не должно служить конъюнктурным целям или интересам ка кой-либо политической силы. Оно не может вести к ослабле нию защиты прав и свобод граждан, к их отрицанию или умалению. Толкование конституции может приобрести опас ный характер, если будет подчинено цели скрытого пересмот ра конституции, отказа от ее демократического содержания.

Исторически толкование конституции впервые стало ши роко применяться в США. Здесь во многом благодаря этому смогли обеспечить живучесть конституционного текста на Глава 4. Основы конституционной теории протяжении более чем двух столетий. Толкование, даваемое Верховным судом США, коснулось большинства норм Консти туции, оно расширило полномочия Конгресса, определило многие аспекты отношений Федерации и штатов, наполнило содержанием основные права и свободы граждан и др. Толко вание обеспечило приспособление во многом устаревшего тек ста Конституции к быстро меняющимся условиям жизни и сделало ненужным ее замену или частые к ней поправки (за всю историю США принято только 27 поправок).

Толкование конституции становится менее необходимым в странах с относительно простой системой внесения поправок в конституцию (Австрия и др.). Конституционные или орга нические законы, предусмотренные самой конституцией, по зволяют гибко реагировать на потребности заполнения пробе лов или уточнения смысла конституционных норм. Фактичес ки такой способ развития конституции по своему содержанию приближается к аутентическому официальному толкованию, которое в наше время в чистом виде встречается редко. Тол кование конституции, хотя и не имеющее нормативного зна чения, часто встречается в решениях высших судебных орга нов при рассмотрении конкретных дел. Такое толкование оказывается неизбежным, когда суд разрешает дело на осно ве прямого применения конституционной нормы, но в этом случае толкование не становится общеобязательным.

В Российской Федерации общеобязательное толкование Конституции отнесено к компетенции Конституционного Суда. Такое полномочие уникально, оно исключает возмож ность официального толкования каким-либо другим органом государственной власти. Используя это полномочие, Консти туционный Суд РФ дал толкование нескольких статей Консти туции РФ (ст. 66, 102, 103, 105, 107, 125—127, 136, 137 и др.). Толкование конституции предполагает специальную, до статочно сложную процедуру, которая обычно устанавливает ся законом. В России толкование Конституции возможно ис ключительно на пленарном заседании Конституционного Суда, что исключает такую деятельность в его палатах. Огра ничен круг лиц, обладающих правом на обращение в Суд с запросом о толковании Конституции: это Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, орга ны законодательной власти субъектов РФ. В Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российс кой Федерации» (ст. 106) указывается, что толкование Кон ституции РФ, данное Конституционным Судом РФ, является Раздел И. Конституция официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

С толкованием конституции тесно связано толкование за кона, которое заключается в выявлении смысла или содержа ния закона или отдельных его положений. Такое толкование может быть официальным и неофициальным. Официальное толкование вправе и обязан давать орган власти, уполномо ченный на то конституцией. В некоторых государствах (Азер байджан, Украина) такая деятельность отнесена к компетен ции конституционных судов. В других же официальное тол кование закона может давать тот же законодательный орган, который принял данный закон (так называемое аутентичес кое толкование). Но такое правомочие встречается редко;

чаще законодательные органы, встречаясь с пробелами или неясностями в законе, прибегают к соответствующим измене ниям или дополнениям его текста.

В России Конституционным Судом установлено, что не может иметь юридической силы толкование федерального закона, даваемое одной из двух палат Федерального Собра ния. Таким полномочием формально не обладает ни один орган государственной власти. В то же время можно считать, что толкование в какой-то мере содержится в решениях Кон ституционного Суда, когда в ходе проверки законов на соот ветствие Конституции выявляется их конституционно-право вой смысл. Однако мнение Суда при этом не выносится в резолютивную часть решения и не обретает форму специаль ного общеобязательного толкования федерального закона.

По своему содержанию к официальному и общеобязатель ному толкованию закона приближаются разъяснения по воп росам судебной практики, которые в соответствии с Консти туцией РФ (ст. 126, 127) вправе давать Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. Однако разъяснения, прини маемые пленумами этих высших судебных органов, не рас сматриваются как нормативные акты, в противном случае они нарушали бы конституционный принцип независимости всех судей, которые подчиняются только Конституции и фе деральному закону.

Своеобразной разновидностью официального толкования закона является казуальное толкование, которое практичес ки всегда дается судебными и административными органами в процессе применения закона при рассмотрении конкретно го дела (казуса). Однако такое толкование не имеет общеобя Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. зательного характера. Неофициальное толкование законов присуще практически всем государственным органам, органи зациям, гражданам и их объединениям, которые в ходе сво ей деятельности применяют законы в конкретных случаях.

При этом административные органы нередко издают подза конные акты (инструкции, положения и пр.), в которых под видом разъяснения содержания закона допускается выход за его пределы. Акты с таким произвольным «толкованием» подлежат отмене в судебном порядке или в порядке подчи ненности. К числу неофициальных видов толкования относит ся доктринальное толкование, которое часто содержится в научных монографиях, статьях, комментариях к закону и др.

Глава 5. Особенности принятия Конституции Российской Федерации 1993 г.

§ 1. Необходимость смены Конституции До 1993 г. в стране действовала Конституция, принятая в 1978 г. Верховным Советом РСФСР в соответствии, с господ ствовавшей тогда концепцией тоталитарного государства.

Права и свободы граждан закреплялись в отрыве от между народных стандартов и подчинялись целям «коммунистичес кого строительства». Государство объявлялось «советским» и «социалистическим», но не правовым. Оно рассматривалось как «основное орудие строительства социализма и коммуниз ма». Этому соответствовал и механизм государственной влас ти, который игнорировал принцип разделения властей, необ ходимость сильной исполнительной власти, независимое пра восудие. Закрепленная в Конституции руководящая роль КПСС служила базисом и оправданием однопартийного дик тата во всех общественных и государственных делах.

Конституция с таким содержанием сразу стала входить в острое противоречие с процессами перестройки, начавшими ся в 1985 г. В 1989 г. законом был учрежден новый высший орган государственной власти — Съезд народных депутатов РСФСР в составе 1068 депутатов. К исключительному веде нию Съезда был отнесен широкий круг вопросов, в том чис ле принятие Конституции РСФСР, внесение в нее изменений и дополнений. За этим последовала серия изменений и попра вок, в частности государство стало называться Российская Федерация — Россия, был введен пост Президента.

90 Раздел П. Конституция В текст Конституции была инкорпорирована Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, принятая 22 ноября 1991 г. Открылись возможности для сво бодного создания политических партий и общественных объе динений, что существенно изменило политическую жизнь, хотя и не привело к появлению крупных влиятельных партий.

Однако эти изменения больше напоминали «латание дыр», ибо не привели к созданию единой концепции нового государ ства. Конституция сохраняла обязанность государственных и общественных организаций, должностных лиц соблюдать...

Конституцию СССР и законы СССР, а также старый герб с его девизом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Форма правления оставалась крайне рыхлой и неопределенной — не президентской и не парламентской. Главный недостаток Кон ституции, который постоянно порождал кризисы и конфлик ты между законодательной и исполнительной властью, состо ял в отсутствии ясно изложенного принципа разделения вла стей — напротив, действовал формально присущий советской власти принцип всевластия Советов с полной подконтрольно стью им исполнительной власти. Попытки же трансформиро вать этот принцип в сбалансированный парламентаризм ока зались безуспешными.

Во-первых, Верховный Совет имел по Конституции не обычный парламентский статус: он был «органом Съезда», а следовательно, нарушался принцип верховенства парламен та, но в то же время он был «законодательным, распоряди тельным и контрольным органом государственной власти РСФСР», что позволяло ему вторгаться в прерогативы испол нительной власти и полностью контролировать ее.

Во-вторых, в стране отсутствовали оформленные партии и фракции, что приводило к деформации парламентского пред ставительства интересов народа и превращало Съезд и Вер ховный Совет в слабоуправляемые органы, подверженные постоянному давлению нескольких групп депутатов.

Явно недемократическим было положение, при котором над Верховным Советом, являвшим собой какое-то подобие парламента с его внутренней организацией и структурой, сто ял Съезд, представлявший собой своеобразный стихийный массовый митинг с неограниченной властью. В самом же Вер ховном Совете две его палаты (Совет Республики и Совет Национальностей) не обладали независимостью, ибо управля лись одним органом — Президиумом Верховного Совета.

Большинство заседаний палат были совместными, парламен Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. тские процедуры вместо поиска компромиссов сводились к подавлению меньшинства большинством.

Закрепленная Конституцией необычная для демократичес кого государства двухзвенная структура высших органов за конодательной власти (Съезд и Верховный Совет) при полном отсутствии какой-либо ответственности депутатов перед кем бы то ни было нарушала принцип прямого избрания парла мента, обусловила расщепление единой по своей природе за конодательной функции. Такой парламент, к тому же разди раемый острейшими политическими противоречиями, посте пенно становился тормозом политических и экономических реформ. Большинство его депутатов, избранных еще по пре жней антидемократической избирательной системе, состав ляли номенклатурные работники органов КПСС, крупные го сударственные чиновники. Они принимали поправку за по правкой к Конституции с целью ограничить полномочия Президента и держать исполнительную власть под своим кон тролем. Но это препятствовало ее эффективному функциони рованию и нарушало баланс властей.

Согласно Конституции Президент был наделен немалыми правами, но в решающих вопросах он оказывался под конт ролем двухзвенного парламента. Так, он был обязан представ лять ежегодные доклады Съезду о выполнении принятых Съездом и Верховным Советом социально-экономических и иных программ — при этом Съезд был вправе потребовать от Президента внеочередного доклада. Назначения главы Прави тельства и ряда министров осуществлялись Президентом с согласия Верховного Совета, но без каких-либо прав на ответ ные действия в случае неполучения такого согласия. Ни при каких обстоятельствах не допускались роспуск или приоста новление Президентом деятельности Съезда и Верховного Совета. Верховный Совет и Президент неоднократно вторга лись в полномочия друг друга, что было отмечено в послании Конституционного Суда Верховному Совету «О состоянии конституционной законности в Российской Федерации» от 5 марта 1993 г.

Такое понимание принципа разделения властей было не только политически неоправданным, поскольку страна вста ла на путь осуществления радикальных политических и эко номических реформ, но и юридически несостоятельным. Пре зидент обладал не меньшей легитимностью, чем обе части парламента, поскольку он был демократически избран пря мым всенародным голосованием из числа нескольких кан 92 Раздел II. Конституция дидатов. В таких случаях, как это признано мировой консти туционной теорией и практикой, глава государства, опираю щийся на мандат народа, не подлежит контролю со стороны парламента.

Юридическое несовершенство механизма государственной власти сказывалось тем пагубнее, что в стране усилилась ос трая поляризация политических сил. В самом парламенте борьба двух тенденций — реформаторской и оппозицион ной — постоянно порождала осложнения и кризисы. Эти тен денции проявлялись в решении практически любого вопроса.

В период, когда началась радикальная экономическая рефор ма (начало 1992 г.), Верховный Совет и особенно Съезд сис тематически противостояли деятельности Президента, стави ли его в трудное положение при выборе главы правительства и министров.

В обстановке острой конфронтации в Конституцию была введена (VII Съезд, декабрь 1992 г.) ст. 1216, согласно кото рой в случае роспуска или приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти полномочия Президента подлежали немедленному прекраще нию. Антипрезидентские силы готовились к использованию ст. 12110, которая предусматривала отрешение Президента от должности.

С марта 1993 г. началось резкое обострение отношений Президента с Верховным Советом. 20 марта Президент выс тупил по телевидению и сообщил о подписании им Указа об особом порядке управления до преодоления кризиса власти, объяснив это так: «Нельзя управлять страной, ее экономикой, особенно в кризисное время, голосованием, репликами от микрофонов, через парламентскую говорильню и митингов щину. Это безвластие, это прямой путь к хаосу, к гибели России». Однако на следующий же день внеочередная сессия Верховного Совета выступила против намерений Президента.

Еще через день Конституционный Суд РФ заключил, что Указ «в ряде своих положений» не соответствует девяти ста тьям Конституции. 24 марта Президент издал Указ о назна чении на 25 апреля референдума о доверии Президенту и одновременно по проекту новой Конституции и проекту зако на о выборах в федеральный парламент. Указ также встретил противодействие со стороны оппозиции. Но референдум все же состоялся в назначенный срок (его вопросы были измене ны Съездом), 60% участвовавших в голосовании выразили Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. доверие Президенту и высказались за досрочное переизбрание народных депутатов.

Такое развитие событий ясно указывало на то, что несовер шенство Конституции постоянно приводит к кризисам, но не содержит способов их преодоления, более того, подталкивает политические силы не к конституционным, а к силовым ме тодам разрешения противоречий, что таило опасность граж данской войны.

§ 2. Конституционная комиссия Необходимость принятия новой Конституции была осозна на всеми политическими силами еще в ходе принятия Декла рации о государственном суверенитете от 12 июня 1990 г. На I Съезде народных депутатов (22 июня 1990 г.) была образо вана Конституционная комиссия, председателем которой стал Б. Н. Ельцин (тогда Председатель Верховного Совета РФ).

В состав комиссии вошли представители всех республик, кра ев, областей, национальных автономий (102 человека). Пона чалу работа комиссии проходила довольно быстро, уже через четыре месяца проект новой Конституции был не только под готовлен, но и опубликован для широкого обсуждения. Одна ко такая быстрота отнюдь не свидетельствовала о наличии по литического консенсуса по вопросам содержания Основного закона. Напротив, пробудившиеся общественные круги стали выдвигать один за другим альтернативные проекты и различ ные поправки к тексту. Проект Конституционной комиссии рассматривался на V Съезде народных депутатов (октябрь 1991 г.), затем снова дорабатывался и снова был опубликован в печати. Наконец, VI Съезд народных депутатов (апрель 1992 г.) одобрил общую концепцию конституционной рефор мы и основные положения проекта, до этого одобренного Вер ховным Советом. Верховному Совету и Конституционной ко миссии было поручено после доработки внести проект на рас смотрение очередного Съезда народных депутатов.

Однако ни VII (декабрь 1992 г.), ни VIII (март 1993 г.), ни IX (апрель 1993 г.) Съезды народных депутатов не оказались в состоянии принять Конституцию вследствие острых проти воречий между законодательной и исполнительной ветвями власти. VII Съезд постановил вынести основные положения проекта новой Конституции на всероссийский референдум, но VIII Съезд отменил это решение и подчеркнул необходимость осуществить конституционную реформу на основе полномо 94 Раздел П. Конституция чий, предоставленных действующей Конституцией самому Съезду народных депутатов.

Возникавшие разногласия практически не затрагивали по ложений о правах и свободах человека и гражданина, но при обретали острый характер по ключевым вопросам разделения полномочий двух властей. Постепенно оппозиционное боль шинство Съезда и Верховного Совета, осознав свои политичес кие интересы, твердо заняло позицию недопущения сильной исполнительной власти. Обстановку разразившегося глубокого экономического кризиса использовали левые силы, все реши тельнее противодействуя реформам и с этой целью стремясь любыми путями сохранить контроль законодательной власти за всеми действиями Президента. Со своей стороны Президент все решительнее ставил вопросы о необходимости укрепления исполнительной власти, подчас даже требуя пересмотра неко торых согласованных положений проекта. Работа Конституци онной комиссии постепенно заходила в тупик.

В мае 1993 г. проект Конституции, одобренный Верхов ным Советом, был опубликован. Он существенно исправлял многие пороки старой Конституции, содержал демократичес кие положения о правах и свободах человека и гражданина.

Однако в вопросах организации государственной власти доми нировали прежние подходы. По существу, снова принцип разделения властей трактовался в сторону уменьшения пол номочий Президента, и сохранялась все та же советская фор ма правления.

Выдвигая по политическим соображениям идею парламен таризма, но игнорируя отсутствие для него условий в совре менной России, авторы проекта упорно утверждали ведущую роль парламента в системе высших органов государственной власти. Чтобы подчеркнуть это, глава о Верховном Совете предшествовала главе о Президенте. Явно в нарушение прин ципа разделения властей Верховный Совет наделялся «конт рольными полномочиями», а также правом принимать реше ния по основным направлениям внутренней и внешней поли тики России. Верховный Совет приобретал право не только принимать федеральный бюджет, но и контролировать его исполнение. Среди членов Правительства, которые могли назначаться Президентом исключительно с согласия Верхов ного Совета, были не только Председатель и его заместители, но также министры экономики, финансов, внутренних дел, иностранных дел, обороны, безопасности.

Проект ставил Президента под контроль Верховного Совета, обязывая его представлять Верховному Совету ежегодные док Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. лады об осуществлении внутренней и внешней политики, вы полнении федеральных программ. Подчиненное Президенту Правительство также обязывалось ежегодно представлять отчет Верховному Совету. Эти и ряд других положений существенно ограничивали права Президента и исполнительной власти, зак ладывали своеобразную мину под отношения двух властей.

Решившись на принятие Конституции на основе своего проекта, оппозиционное большинство Верховного Совета на значило для этого дату созыва Съезда народных депутатов (17 ноября 1993 г.) и начало подготовку к его проведению.

В самом Верховном Совете откровенно поднимался вопрос об отрешении Президента от власти, что планировалось осуще ствить на предстоящем Съезде. Это был открытый вызов Президенту и очевидный поворот к отказу от проведения де мократических реформ. Оппозицию не остановило даже то, что в ходе референдума, проведенного 25 апреля 1993 г., большинство избирателей, принявших в нем участие, поддер жали легитимность Президента.

§ 3. Конституционное совещание 12 мая 1993 г. Президент РФ издал Указ № 669 «О мерах по завершению подготовки новой Конституции Российской Феде рации», согласно которому для завершения подготовки проек та Конституции 5 июня в Москве созывалось Конституционное совещание. Неделей позже (Указ от 20 мая 1993 г. № 718) был определен состав Конституционного совещания. Оно включало представителей федеральных органов государственной власти Российской Федерации;

органов государственной власти рес публик в составе Российской Федерации, краев, областей, авто номной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга;

местного самоуправления;

политических партий, профсоюзных, молодежных, иных общественных орга низаций, массовых движений и религиозных конфессий, това ропроизводителей и предпринимателей. Предусматривалось, что в состав Конституционного совещания также должны вой ти народные депутаты Российской Федерации — члены Кон ституционной комиссии Съезда народных депутатов РФ, пред ставители от каждой фракции народных депутатов, Президен та и Правительства, Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Генеральной прокуратуры РФ.

Таким образом, Конституционное совещание было задума но как широкий форум, сочетающий представительство всех 96 Раздел П. Конституция высших органов государственной власти, а также обществен ности. Он таким фактически и получился, хотя ряд пригла шенных членов Конституционной комиссии, народных депу татов, а также политических партий участия в его работе не приняли. 24 июня 1993 г. Верховный Совет отказался сотруд ничать с Конституционным совещанием под предлогом при частности к делам о коррупции некоторых его координаторов и участников.

Президент внес на обсуждение Совещания свой проект Конституции, но призвал участников к выработке компро миссного текста на базе этого проекта и проекта Конституци онной комиссии. Многие положения президентского проекта были подвергнуты критике участниками Конституционного совещания, например за то, что проект не содержал характе ристики Российского государства как социального. В нем не был выдержан принцип равноправия субъектов РФ — в Сове те Федерации 50% всех мест предполагалось предоставить республикам и национальным образованиям. Президент по проекту обладал чрезмерными правами по роспуску Государ ственной Думы. Были и другие основания, вызвавшие обосно ванную критику проекта.

Однако в отношении механизма власти этот проект в це лом выдерживал принцип разделения властей и устанавливал определенный баланс законодательной и исполнительной вет вей власти в рамках республики президентского типа. В нем содержался ясный отказ от бесплодного советского парламен таризма в пользу сильной исполнительной власти. Именно поэтому созванное Верховным Советом в конце мая — нача ле июня совещание двух тысяч депутатов Советов всех уров ней полностью отвергло президентский проект, а 4 июня, за день до созыва Конституционного совещания, Верховный Совет предложил свой порядок согласования и принятия про екта Конституции, который снова ставил в центр всей рабо ты Конституционную комиссию.

Конституционное совещание работало больше месяца.

В его адрес поступило более 50 тыс. замечаний и предложе ний. В результате их обсуждения в первоначальный проект было внесено свыше пятисот поправок, около четырех десят ков принципиально новых норм — фактически все статьи были изменены. В разработанный Совещанием проект вошли многие статьи из проекта Конституционно^ комиссии1.

12 июля 1993 г. проект был одобрен Совещанием.

См.: Конституционное совещание. Стенограммы, материалы, доку менты. М., 1995.

Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. § 4. Развитие конституционного кризиса С осени 1993 г. конституционный кризис вошел в новую фазу. И законодательная, и исполнительная власть имели свой проект Конституции и свое представление о способе ее принятия. Достижение согласия стало невозможным, обе вет ви власти все чаще апеллировали к народу, а паралич влас ти усиливался.

21 сентября Президент подписал Указ о поэтапной консти туционной реформе в Российской Федерации № 1400, кото рый, не прекращая действия Конституции в части, не проти воречащей Указу, прерывал осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета. При этом отмечалось, что «безопасность России и ее народов — более высокая ценность, нежели формальное следование противоречивым нормам, со зданным законодательной ветвью власти». Полномочия на родных депутатов прекращались.

Указ временно, до принятия Конституции, вводил в дей ствие Положение о федеральных органах власти на переход ный период, подготовленное на основе проекта Конституции, одобренного Конституционным совещанием 12 июля 1993 г.

В действие также вводилось Положение о выборах депутатов Государственной Думы, разработанное народными депутатами и Конституционным совещанием. Выборы в Государственную Думу были назначены на 11 —12 декабря. Приостанавлива лась деятельность Конституционного Суда. По существу, вре менно вводилось президентское правление.

Конституционный кризис немедленно перерос в конститу ционную войну. В тот же день Президиум Верховного Сове та, ссылаясь на ст. 1216 Конституции, объявил о немедленном прекращении полномочий Президента РФ Б. Н. Ельцина, полномочия Президента были переданы вице-президенту А. В. Руцкому. Верховный Совет оценил действия Президен та как государственный переворот. Конституционный Суд, признав Указ Президента неконституционным, высказался за отрешение Президента от должности. Были отстранены ста рые и назначены новые руководители «силовых» мини стерств, а в Уголовный кодекс введена статья, карающая (вплоть до смертной казни) за антиконституционную деятель ность, невыполнение решений высшего органа государствен ной власти и воспрепятствование его деятельности. Оппози ция находила основания для своих действий в Конституции, которую сама же приспособила к своим интересам, а Прези дент опирался на поддержку избирателей и субъектов Феде 98 Раздел II. Конституция рации, полагая, что противоречивая и устаревшая Конститу ция уже не может служить базой для разрешения разногла сий двух ветвей власти. При таких подходах неудивительно, что каждая сторона конфликта рассматривала действия дру гой стороны как мятеж, государственный переворот. Консти туционная законность, таким образом, была подорвана с двух сторон и утратила свою нейтральность.

Попытки достичь согласия не увенчались успехом, и кри зис стал порождать общественные беспорядки, силовые дей ствия. Сторонники Президента организовали блокаду Дома Советов, а сторонники Верховного Совета совершили попытки захватить здание мэрии Москвы, один из военных штабов и телецентр «Останкино». Это привело к вмешательству армии, несколько танков обстреляли здание Дома Советов. Погибло много людей. В Москве действовало чрезвычайное положе ние, был приостановлен выпуск некоторых газет.

Антипрезидентские выступления были подавлены, но траги ческие события неизгладимой печатью легли на молодую рос сийскую государственность, ясно указав, к каким последстви ям могут приводить амбиции политиков, к тому же действую щих в условиях несовершенной конституционной системы.

После подавления выступлений оппозиции президентское правление осуществлялось безраздельно. Президентом был издан Указ о правовом регулировании в период поэтапной кон ституционной реформы в Российской Федерации от 7 октября 1993 г., который подтвердил действие на всей территории Рос сии законов и постановлений, принятых Верховным Советом и Съездом народных депутатов до 21 сентября 1993 г. Было ус тановлено, что до начала работы Федерального Собрания пра вовое регулирование по вопросам, отнесенным к компетенции Съезда и Верховного Совета, осуществляется указами Прези дента. Другим Указом констатировалась невозможность дея тельности Конституционного Суда, в связи с чем приостанав ливался созыв его заседаний до принятия новой Конституции.

Председатель Конституционного Суда сложил с себя полномо чия, а вице-президент, несмотря на то что он был избран вмес те с Президентом, был освобожден Президентом от должности.

Президентом был принят ряд других мер по реформирова нию государственности. Указом о реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Россий ской Федерации от 9 октября 1993 г. (№ 1617) были прекра щены полномочия Советов народных депутатов, а Указом от 27 октября утверждены Основные положения о выборах в представительные органы государственной власти в регионах.

Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. Это означало юридическую ликвидацию советской власти в стране. Для решения вопроса о конституционной реформе на 12 декабря 1993 г. было назначено всенародное голосование (референдум) по проекту новой Конституции РФ, вступающей в силу в случае ее одобрения с момента опубликования ре зультатов голосования (10 ноября проект был опубликован).

Конституционный кризис, развивавшийся на протяжении почти года, так и не нашел своего конституционного разреше ния. Это был не только конституционный, но и политический кризис, в котором отражалась резкая поляризация интересов различных сил по коренным вопросам развития России. Он серьезно расшатал основы российского федерализма и госу дарственности в целом. Трагическое завершение кризиса за ставило граждан и власти всех уровней еще острее осознать невозможность строительства нового общества в рамках ста рой государственности. Принятие новой Конституции стало не просто желательным, но остро необходимым.

§ 5. Референдум и выборы 12 декабря 1993 г.

Возникший в стране конституционный вакуум (хотя фор мально старая Конституция полностью не прекратила своего действия) и отсутствие высшего представительного органа могли быть заполнены только президентской властью. Одна ко этой легитимности было недостаточно для введения в дей ствие новой Конституции, несмотря на то что ее проект был разработан с соблюдением демократической процедуры. Оста валось обратиться к прямому волеизъявлению народа, ис пользовать такую форму непосредственного выражения его суверенитета, как референдум.

Особенность референдума, проведенного 12 декабря 1993 г., состояла в том, что одновременно с принятием новой Конституции проходили выборы в Федеральное Собрание, предусмотренное еще не принятой Конституцией. Однако воз можность того, что проект может быть не принят избирателя ми, была учтена Президентом, который ранее (21 сентября) издал Положение о федеральных органах власти на переход ный период. Следовательно, для выборов в Федеральное Со брание существовала правовая база. Таким же путем (указы об уточнении положений о выборах депутатов Государствен ной Думы и Совета Федерации в 1993 г.) было установлено, что выборы считаются состоявшимися, если число действи тельных бюллетеней составит не менее 25% от числа зареги стрированных избирателей.

100 Раздел П. Конституция Избирательная кампания 1993 г. проходила в сложный период — трагический финал конституционного кризиса на ложил отпечаток на всю политическую жизнь. Однако, не смотря на многие опасения оппозиции, не было никаких при знаков президентской диктатуры или авторитарного правле ния. Все оппозиционные партии получили право на ведение избирательной кампании и участие в выборах, постепенно возобновили выпуск изданий антипрезидентские по своей направленности средства массовой информации. Политичес кий режим сохранял прежний демократический характер, общество осознавало необходимость политической стабильно сти и создания прочной конституционной законности.

Во всенародном голосовании по проекту новой Конститу ции приняли участие 58 млн 187 тыс. 755 зарегистрирован ных избирателей, или 54,8%. За принятие Конституции про голосовало 32 млн 937 тыс. 630 избирателей, или 58,4% из бирателей, принявших участие в голосовании. Это означало, что Конституция принята. Одновременно в ходе выборов в Федеральное Собрание были избраны почти все депутаты Го сударственной Думы и Совета Федерации. Это были первые демократические выборы в России, они способствовали уста новлению новой структуры конституционной власти.

§ 6. Конституционное развитие после принятия Конституции С принятием новой Конституции и формированием Феде рального Собрания закончился период президентского прав ления. Начался сложный и трудный процесс создания ново го конституционного права, претворения в жизнь конституци онного механизма власти.

Конституция, несомненно, в известной мере упорядочила политические отношения и ослабила остроту противоречий между реформаторским курсом Президента и оппозицией.

Парламентская оппозиция, сформированная в Государствен ной Думе, стала действовать в основном с соблюдением кон ституционного разделения властей, в рамках своей компетен ции. Серьезные расхождения между Думой и Президентом возникли при принятии Федерального закона о статусе депу тата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 8 мая 1994 г. Этим За коном установлены основные правовые гарантии депутатов обеих палат при осуществлении ими депутатской деятельно Глава 5. Особенности принятия Конституции РФ 1993 г. сти. Однако Президент, подписав Закон, обратился к депута там с письмом, в котором предложил приостановить действие тех норм, которые вступают в противоречие с Конституцией.

Он, в частности, отметил, что депутат не должен рассматри ваться как самостоятельное должностное лицо государства, гарант прав и свобод избирателей, а в связи с этим иметь право беспрепятственно посещать все органы государственной власти, органы местного самоуправления, присутствовать на заседаниях их коллегиальных органов, посещать предприя тия, учреждения и организации, воинские части, обществен ные объединения (ч. 2 ст. 5 Закона). По мнению Президента, противоречат Конституции введенное в Закон право депутат ского запроса и ряд других положений. Как видим, разногла сия снова возникли на почве неодинакового понимания прин ципа разделения властей.

В развитие Конституции Федеральное Собрание приняло Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде РФ, который создал правовые условия для доукомплек тования этого органа и возобновления его деятельности. Фе деральное Собрание стало планомерно принимать законы, осуществлять другие полномочия, отнесенные Конституцией к его компетенции.

В то же время в условиях отсутствия федеральных законов ряд важных вопросов конституционно-правового значения решался указами Президента РФ. Среди них Указ о порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов от 5 апреля 1994 г., Положение о федеральной государственной службе от 22 декабря 1993 г., Указ о структуре федеральных органов исполнительной власти от 10 января 1994 г., Поло жение о порядке рассмотрения вопросов гражданства Россий ской Федерации от 10 апреля 1994 г., Указ о мерах по укреп лению единой системы исполнительной власти в Российской Федерации от 3 октября 1994 г. и др.

Становление нового конституционного строя происходило в условиях нарастания политической напряженности, порож давшейся углублением экономического кризиса и действиями оппозиции. Практически сразу же после принятия Конститу ции ряд политических и других общественных объединений, в том числе и представленных в Государственной Думе, выс тупил с требованием смены Конституции, отставки Президен та, досрочных выборов и др. Внепарламентская оппозиция открыто ставила цели изменения конституционного строя.

Тем не менее 17 декабря 1995 г. состоялись выборы в Го сударственную Думу, что позволило конституционным путем 102 Раздел П. Конституция впервые передать законодательную власть прежнего состава представительного органа новому. Реальное значение Консти туции нашло свое выражение также в проведении 16 июня 1996 г. всеобщих выборов Президента РФ. Выборы, прошед шие в атмосфере острой напряженности, завершились избра нием на новый срок Б. Н. Ельцина. 19 декабря 1999 г. в со ответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. состо ялись очередные выборы в Государственную Думу.

В соответствии с Конституцией и Федеральным законом от 31 декабря 1999 г. «О выборах Президента Российской Фе дерации» произошла добровольная отставка Президента РФ Б. Н. Ельцина и передача президентских полномочий Пред седателю Правительства РФ В. В. Путину. 26 марта 2000 г.

были проведены всеобщие выборы, на которых В. В. Путин был избран Президентом Российской Федерации.

Таким образом в стране утвердился конституционный по рядок смены власти. Ни разу не были пропущены сроки вы боров главы государства и Государственной Думы, в субъек тах РФ стали регулярно избираться главы администраций (президенты, губернаторы) и законодательные собрания. На основе Конституции РФ сложилась новая судебная власть, партийная система, местное самоуправление. В отличие от других стран^ осуществивших переход от тоталитаризма к демократии, в России не были приняты законы о люстрации1.

Все это способствовало укреплению стабильности в обществе, созданию условий для проведения глубоких экономических реформ, улучшению жизни народа.

Люстрация — лишение права занимать государственные должнос ти лиц, которые в прошлом участвовали в репрессивной деятельности тоталитарного режима или в настоящее время входят в экстремистские антидемократические организации. В тех странах, где она применялась, считается, что такое ограничение конституционных прав (политичес ких, на участие в управлении государством) допустимо как наказание за прошлые правонарушения и как средство удаления с государствен ной службы лиц с антидемократическими взглядами. После Второй мировой войны люстрация применялась в ряде государств сначала как средство «очищения» государственного аппарата от бывших членов фа шистских партий (в Германии так называемая денацификация в отно шении бывших нацистов и военных преступников, в Италии по Консти туции сроком на пять лет лишили избирательных прав руководителей фашистского режима). Позже (90-е гг.) законы о люстрации принима лись для исключения из государственного аппарата лиц, ранее работав ших в органах государственной безопасности или органах компартий (Чехия, Венгрия, Польша, Эстония, Латвия).

Раздел III. Основы конституционного строя Глава 6. Гуманистические основы конституционного строя § 1. Понятие конституционного строя Принятие конституции само по себе означает установление обязанности государства следовать конституционным поряд кам — иначе существование основного закона лишается смыс ла. Однако в понятие «конституционный строй» включается нечто большее, чем формальное соблюдение конституции. Это понятие применимо только к такому государству, в котором конституция надежно охраняет права и свободы человека и гражданина, а все право соответствует этой конституции, но главное — государство действует в соответствии с конституци ей и во всем подчиняется праву. Конституционный строй, таким образом, не сводится к факту существования конститу ции, а становится реальностью только при двух условиях:

если конституция соблюдается и если она демократическая.

Порядок, при котором соблюдаются права и свободы че ловека и гражданина, а государство действует в соответствии с конституцией, называется конституционным строем. Это понятие вбирает в себя не только юридическое содержание.

Оно обусловлено, помимо права, уровнем правосознания, раз витием политической культуры и этики. Право и мораль дол жны обеспечивать неотвратимость наказания в отношении любого гражданина или должностного лица, посягнувшего на конституционные порядки.

Установление конституционного строя начинается с опре деления принципов организации государства в его соотноше нии с личностью и гражданским обществом. Эти принципы как раз и составляют содержание гл. 1 «Основы конституци онного строя» Конституции РФ. Общество свободных людей (гражданское общество) как бы указывает государству на его обязанность служить человеку и предъявляет определенные требования в отношении организации и пределов государ ственной власти.

Значение гл. 1 Конституции исключительно велико. По существу, именно здесь формулируется гуманистическая на правленность конституционного строя, содержатся гарантии от этатизма, т. е. установления тотального государственного 104 Раздел III. Основы конституционного строя контроля за общественной жизнью. Принципы организации государства закрепляются здесь в самой общей форме, они как бы создают фундамент конституционного строя, а кон кретно раскрываются в последующих главах Конституции, и поэтому некоторые положения как бы гарантированы дважды (федерализм, право собственности, разделение вла стей и др.).

Очень важное указание содержится в ч. 2 ст. 16, где гово рится, что никакие другие положения настоящей Конститу ции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации. Это свидетельствует о том, что они пользуются наивысшей юридической силой.

Из содержания норм, входящих в главу «Основы консти туционного строя», прежде всего следует обязанность государ ства охранять общественные устои, вытекающие из свободы людей. Таким образом, не государство регламентирует обще ственную жизнь, становясь над ней, а общество предъявляет требования к государству. В этой главе также закрепляются форма правления и общие гарантии против узурпации влас ти. Из суммы подобного рода норм-принципов обычно скла дывается ответ на вопрос, является ли то или иное государ ство конституционным или нет.

Конституция РФ не только объявляет положения гл. основами конституционного строя, но и закрепляет невозмож ность их изменения иначе, как в усложненном порядке, ус тановленном настоящей Конституцией. Согласно ст. 135, ос новы конституционного строя не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. Это может сделать только Консти туционное Собрание, созываемое на основе федерального кон ституционного закона, и только в случае, если предложение о пересмотре будет поддержано 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.

Такое намеренное усложнение порядка пересмотра гл. 1 слу жит одной цели: сделать основы конституционного строя как можно более стабильными.

Нормы-принципы, включенные в главу «Основы конститу ционного строя», составляют определенную систему. Они могут быть разделены на четыре основные группы:

1) гуманистические основы конституционного строя;

2) основные характеристики Российского государства;

3) экономические и политические основы конституционно го строя;

4) основы организации государственной власти.

Глава 6. Гуманистические основы конституционного строя Именно потому, что эти нормы-принципы закрепляют только основы конституционного строя, многие из них затем раскрываются и даже как бы дублируются в различных гла вах Конституции.

Следует отметить, что конституционное право зарубежных стран, признавая важность категории «конституционное госу дарство», обычно не пользуется термином «основы конститу ционного строя». Такой специальной главы нет в конституци ях США, ФРГ, Японии. В конституциях некоторых стран встречаются краткие главы: «Основные принципы» (Италия), «Общие положения» (Швейцария), «О суверенитете» (Фран ция). Но независимо от того, содержатся или не содержатся в основном законе специальные главы об основах конституци онного строя и как они названы, нормы-принципы, относя щиеся к понятию основ конституционного строя, присутству ют в разных главах конституции, в специальных законах или признаются судебной практикой во всех цивилизованных странах. Конституция РФ включает отдельную главу об осно вах конституционного строя, скорее всего, с целью укрепле ния правовых гарантий против сползания к этатизму и подав ления свободы народа, что особенно важно для страны, в ко торой осуществляется переход от тоталитарного государства к демократическому.

Под гуманистическими основами конституционного строя следует понимать такие его основополагающие принципы, которые закрепляют ведущую роль граждан в государствен ном строительстве. Человек, гражданин, народ — таковы главные действующие лица, которыми и во имя которых со здается конституционный строй.

§ 2. Человек, его права и свободы — высшая ценность Гуманизм — своеобразный суперпринцип всего конститу ционного строя. Его закрепление ст. 2 Конституции России свидетельствует о решительном отказе от тоталитарного под хода к проблеме «человек — государство», при котором госу дарство берется за решение основных вопросов жизнеобеспе чения, а человек превращается в винтик большой государ ственной машины по всеобщему «осчастливливанию». Этот подход нивелировал людей, перекрывал пути к раскрытию всего потенциала человеческой личности. Государство не только не считало себя обязанным охранять права и свободы 106 Раздел III. Основы конституционного строя человека, но ущемляло и отвергало их во имя навязываемых идеологических целей. Главной целью жизни провозглаша лось служение государству и общественным интересам, что на деле оборачивалось установлением диктатуры.

Новая российская государственность радикально меняет от ношения личности и государства. Не человек создан для госу дарства, а государство для человека — таков теперь главный принцип их отношений. В этом состоит гуманистическая сущ ность Конституции и всего нового конституционного права Рос сии. При этом акцент делается не на коллективном пользовании правами, как это было свойственно тоталитарному государству, а на индивидуальном выборе образа действий. Безусловно, кол лективизм необходим для достижения определенных целей, но, понимаемый с чрезмерным универсализмом, он в состоянии подавить инициативу и способности отдельного человека, при вести к царству серости и посредственности. А индивидуализм, напротив, раскрывает потенциал общества, и задача права — со действовать проявлению энергии каждого человека.

Приоритет человека перед государством позволяет осознать место человека в гражданском обществе. Это место не опре деляется государством, оно неотъемлемо принадлежит чело веку и реализуется в меру его способностей и инициативы.

Гражданское общество тем и отличается от общества тотали тарного типа, что оно развивается на основе саморегулирова ния, т. е. не нуждается в тотальной регламентации со сторо ны государства. Государство регулирует поведение человека только в определенной мере, так, чтобы не затронуть его сво боду и обеспечить общественные интересы. Такое понимание соотношения человека, общества и государства подчеркивает гуманистическую сущность конституционного строя.

Выражение «высшая ценность» — это не юридическая, а нравственная категория. Но когда она попадает в конституци онный текст, то превращается в категорию правовую, т. е. в обязательное правило для всех членов общества, как облечен ных, так и не облеченных властью. Последующие главы Кон ституции, и особенно гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина», подчинены этому суперпринципу, раскрывают и детализируют его. В ст. 18, например, провозглашается, что права и свободы человека и гражданина «определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законода тельной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Отсюда следует, что все вет ви власти, все звенья государственного механизма служат Глава 6. Гуманистические основы конституционного строя главной цели: обеспечению прав и свобод человека и гражда нина. Во всех случаях их столкновения с принципом целесо образности при решении того или иного вопроса приоритет должен отдаваться правам и свободам.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.