WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

«и абитуриентам 1000 ЛУЧШИХ ШКОЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЙ Литература XX века Москва «Олимп» Издательство АСТ 2002 УДК 882.2(075) ББК Т93 Подписано в печать с готовых диапозитивов 16.09.02. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Великая Отечественная война оставила глубокий след в истории государства. Испытания, выпавшие на долю народа, как бы приостановили естественный ход истории. Война в который раз по казала всю свою жестокость, бесчеловечность. Русская литература не могла оставаться в стороне от событий, в которых решалась су дьба страны. Русские писатели того времени принимали активное участие в разгроме врага. Силой своего таланта они утверждали справедливость на земле.

Хотелось бы обратиться к произведениям Бориса Васильева, ко торый очень близок и дорог мне.

Прошла война, прошла страда.

Но боль взывает к Давайте, люди, никогда Об этом не забудем.

Он относится к тем писателям, кто сам прошел трудными доро гами войны, кто защищал родную землю с оружием в руках. Са мые, на мой взгляд, талантливые его произведения военной тема тики — «В списках не и «А зори здесь Тема человечности, человеколюбия, подвига в произведениях Б. Васильева занимает центральное место. В повести «А зори здесь рассказывается о старшине и подчиненных ему девушках-зенитчицах. Пятерым из них во главе со старшиной по ручили задержать вражеских диверсантов. В бою погиба ют. Ненависть к врагам помогает Васкову и героиням повести со вершить свой подвиг. В этой борьбе ими управляло чувство чело вечности, которое заставляет сражаться со злом. Ведь фашисты реступили законы человеческие и тем самым оказались сами всяких законов. Тяжело переживает старшина гибель девушек. Вся его человеческая душа не может с этим смириться. Он думает о том, что обязательно спросят с них, солдат, после войны: «Что же вы, мужики, мам наших от пуль защитить не смогли? Со смертью их оженили?» И не находит ответа. Болит у Васкова сердце что положил он всех пятерых девчат. И в скорби этого необразован ного самый высший человеческий подвиг. И читатель чувствует ненависть писателя к войне и боль за то еще, о чем мало кто писал, — за прерванные ниточки человеческих родов.

По моему мнению, каждое мгновение на войне — это уже по двиг. И Борис Васильев своей повестью только подтвердил это.

Я бы хотела обратиться и к другому произведению Б. Василье ва — «В списках не значился*. Это произведение о том, какой путь зрелости преходит за короткий срок обороны Брестской крепости девятнадцатилетний лейтенант Николай Плужников. Писатель по казывает героизм и внутреннюю красоту советских воинов. После первых трех дней яростных боев «дни и ночи обороны крепости слились в одну-единую цепь вылазок и бомбежек, атак, обстрелов, блужданий по подземельям, коротких схваток с врагом и корот ких, похожих на обмороки, минут забытья и постоянного, изнуря ющего, не проходящего даже во сне желания Когда немцам удалось ворваться в крепость и «разорвать ее обо рону на отдельные, изолированные очаги они ста ли превращать крепость в развалины. Но ночью развалины ожива ли вновь. «Израненные, опаленные, измотанные жаждой и боями скелеты в лохмотьях поднимались из-под кирпичей, выползали из подвалов и в штыковых атаках уничтожали тех, кто рисковал оста ться на ночь. И немцы боялись Подвиг — это не только величие и дух героизма, но и величие нравственности. Безнравственный человек способен на поступок, быть может, равный по силе своего воздействия на окружающих подвигу. Но этот оказывается либо преступлением, либо предательством, либо еще чем-то худшим.

В романе «В списках не значился» Николай Плужников дока зал, что его нельзя испугать, сломить, сделать рабом. Он остается человеком в любых ситуациях: и в отношении с любимой женщи ной, и под непрерывной бомбежкой немцев, и даже по отношению к своему врагу. А остаться человеком в условиях войны — это и есть настоящий героизм.

Боль и гордость — эти чувства охватывают читателя, когда он углубляется в описание боев, думает над мыслями героев, пред ставляет себя на их месте. Много, очень много подвигов совершено в войну, но достаточно прочитать повести и романы Бориса Василь ева, чтобы начать понимать истоки этого массового героизма, кото рые исходили из беззаветной любви к Родине, из ненависти ко злу, из высоких нравственных начал. Спасибо писателю. И вечная сла ва героям!

ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ (По произведениям русской литературы XX века) Яркие и живые страницы о войне создали К. Симонов, Б. Поле вой, Ю. Бондарев, В. Гроссман и многие другие писатели.

Но среди них есть такие авторы, которые описывали не столько саму войну, сколько анализировали поведение человека на ней, глубоко проникая в механизм его поступков. Они хотели понять, почему самый обычный человек, попав в экстремальные условия, может презреть опасность и шагнуть в бессмертие. Что двигало по ступками таких людей? Об этом я хочу поразмышлять, анализируя рассказ Федора Тендрякова «День, вытеснивший Он по нравился мне тем, что война показана без прикрас, правдиво.

«День, вытеснивший — первый день вчерашнего шко льника на войне.

Описывается всего один день, но он вытеснил собою всю преж нюю жизнь, где осталась школа, экзамены, костер у реки и много счастливых дней. Поэтому рассказ так и называется.

Впереди — неизвестность, возможно, смерть. Герой Тенков ви дел фильмы о войне, но его впечатления о ней не совпадают с тем, что он видит. Вокруг сгоревшие танки, воронки от мин и снарядов, земля, изуродованная гусеницами танков и убитые немецкие сол даты.

Но эти солдаты не вызывают ненависти и злобы, а только «сму щающую жалость»;

«Я стоял над врагом и испытывал только брез Но брезгливость не в душе, брезгует мое телесное нутро, а в душу просачивается незваная смущающая Сержант Тенков вспоминает убитого на войне отца, но и после этого ненависть не закипает в нем.

Хочется верить в то, что эта жалость останется в герое, хотя война изменит и его. Она изменяет все: людей, их судьбы, характе ры, жизнь. Никто не знает, как поведет себя человек в экстремаль ной ситуации. Это хорошо видно на примере образов Сашки Глуха рева и Сашка, казавшийся храбрым и мужественным, оказался тру сом, а Нинкин, бывший в жизни незаметным и невзрачным, испол нил свой долг и погиб как герой. Но цена его жизни не сотня не мцев, а всего лишь штыковая лопата.

Эта первая смерть надолго запомнилась главному герою расска за. Он вспоминает ее даже после войны, хотя за долгие годы видел немало смертей, даже более героических, чем Подвиг — это самопожертвование. человек не всегда осозна ет, что совершает великое дело — он не может поступить иначе, этот поступок кажется ему естественным и единственно вер ным.

Совершить подвиг может каждый, но не все находят в себе си лы переступить страх, как не смог Глухарев. Война изменяет психику и моральные принципы людей. В какой-то момент боя прежние ценности становятся вдруг В этот миг перелома человек способен на Жизнь его отходит на второй план, и вместо нее возникает нечто — судьба остальных.

Вот тогда и совершается подвиг. Именно это происходит с Ни Тендряков сумел показать, как по-разному влияет на людей война, именно это — главный пафос его рассказа. Она воздействует на отношение человека к жизни, потому что является для него про тивоестественной, вторгается в его судьбу и ломает ее.

«Война — противное человеческому разуму и всей человеческой природе Эти слова принадлежат Льву Николаевичу Тол стому. Написаны о другой войне — 1812 года. И хотя она была то же освободительной и справедливой для русского народа, оружие в ней было менее страшное. Но она такая же бесчеловечная и жесто кая.

Подвиг человека — в центре внимания и другого писателя, про шедшего фронтовыми дорогами, — Константина Воробьева.

Основная идея его повести «Убиты под Москвой» — прозрение от духовной слепоты, преодоление страха смерти.

Писатель то и дело останавливается, чтобы зафиксировать наше внимание то на согласном, молодцеватом шаге почти как на параде идущей роты, то выхватывает из безликого множества одно-два ве селых лица, дает услышать нам чей-то звонкий мальчишеский го лос. И тотчас сама рота — армейская единица — ста новится для нас живым организмом, полноправным и полнокров ным действующим лицом повести. Взгляд то останавливается на главном действующем лице — Алексее Ястребове, несущем в себе «какое-то неуемное, притаившееся счастье: радость этому хрупко му утру, тому, что не застал капитана и что надо было еще идти и идти по чистому насту».

Это переполняющее героев чувство радости все больше усилива ет открывающийся уже на первых страницах контраст, резче обо значает два полюса — бьющей через край жизни и неизбежной — всего через несколько дней — смерти. Ведь мы-то знаем о том, что ждет их там, впереди, куда так весело они сейчас идут. Знаем сра зу, по одному названию, уже начинающемуся с жуткого в своей не избежности определенности слова Контраст становится еще резче, а ощущение надвигающейся трагедии достигает осязае мой плотности, когда мы сталкиваемся с обескураживающей наив ностью курсантов. Они, оказывается, в сущности, еще мальчики, надевшие военную форму и брошенные на фронт неумолимым за коном военного Немецкие танки раздавили роту, которая храбро дралась, хотя ничего не могла сделать против них со своими бутылками и самоза рядными винтовками. Но танки были задержаны, хотя и страшной ценой.

Первый бой, который снился Алексею Ястребову как победа под крики протекает совсем иначе. Взвод не кричит а «орет» и и крик этот потом переходит в вой, потому что ничего вокруг понять нельзя, чувства обостряются, и хочется хотя бы в крике слиться со всеми, почувствовать себя ча стью всех.

Мальчишка-лейтенант к концу повести становится мужчиной.

Это он подбивает танк и уходит в лес с трофейным автоматом, что бы набрести на рассеявшихся в окружении своих.

«Он почти физически ощутил, — пишет К. Воробьев об Алексее Ястребове, — как растаяла в нем тень страха перед собственной смертью. Теперь она стояла перед ним, как дальняя и безразличная ему но рядом с нею и ближе к нему встало его дет После того, что он пережил в ночном бою, после смерти ка питана Рюмина, который умер у него на руках, после всего, что произошло с его ротой, ему почти все равно — и он поднимается навстречу танку. Сцена написана Константином Воробьевым с раз рывающей душу ясностью и напряжением.

Да, русские люди совершали подвиг. Они умирали, но не сдава лись. Сознание своего долга перед Родиной заглушало и чувство страха, и боль, и мысли о смерти. Значит, не безотчетное это дейст вие — подвиг, а убежденность в правоте и величии дела, за которое человек сознательно отдает свою жизнь. Воины понимали, что они свою кровь, отдавали свои жизни во имя торжества справедливости и ради жизни на земле. Наши солдаты знали, что необходимо победить это зло, эту жестокость, эту свирепую банду убийц и насильников, иначе они поработят весь мир.

Проза К. Воробьева точна, жестока и в подробностях, и в целом.

Он ничего не хочет утаить, упустить. Главное достоинство его про изведений в том, что с войны сорвана романтическая пелена. К. Во робьев знал: если уж писать, то только правду. Неправда переходит в ложь, в надругательство над памятью погибших...

Бывшие немецкие солдаты, воевавшие под Сталинградом, 9 мая возложили венки на Мамаевом кургане погибшим русским солда там в знак примирения и покаяния. Это дает надежду на то, что мир изменится и в нем не будет места войне, а память о подвиге останется, потому что недаром тысячи людей не щадили себя, отда вали свои жизни за правое дело. Поэтому с огромным вниманием читаешь строки из письма Маселбека, героя повести Ч. Айтматова «Материнское поле»: «Мы не выпросили себе войну, и не мы ее за теяли, это огромная беда для нас всех, всех людей. И мы должны проливать свою кровь, отдавать свои жизни, чтобы уничтожить это чудовище. Если мы это не сделаем, то мы не достойны будем имени Человека. Через час я иду выполнять задание Родины. Вряд ли я вернусь живым. Я иду туда, чтобы сохранить в наступлении жизнь многим моим товарищам. Я иду ради народа, ради победы, ради всего прекрасного, что есть в Человеке».

Произведения о войне открывают нам не только ее жестокую беспощадность, но и силу героизма, мужества, самоотверженности наших солдат. Они твердо знали, ради чего шли на гибель: они за Родину! А это и есть подвиг.

«У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО...»...Да разве об этом расскажешь — В какие ты годы жила!

Какая безмерная тяжесть На женские плечи легла!..

Исаковский Война... Отвратительное лицо ее никогда не сотрется из памяти народной. Холодные и безжалостные глаза смотрели стволами ору дий на бойцов, идущих в атаку, страшными кровавыми ранами — на медсестер, санитарок, хирургов, смотрели на изнемогавших го лодных рабочих у станков, неся горе и смерть. Грубые ее руки вы рывали жертвы из каждого дома, каждой семьи. «У войны — не женское лицо...» Да, не женское, но доле женщины в годы войны не позавидуешь. Женщина, нежная, прекрасная, самой природой созданная для любви, для выполнения великой миссии матери, женщина, соединившая в себе «и богатство, и вдохновенье, и жизнь, и слезы, и была вынуждена взять в руки оружие!

Девушки, вчерашние школьницы, на хрупких плечиках своих сре ди разрывов снарядов выносили из боя раненых бойцов. Девочки сутками простаивали у станков и не разгибали спины на колхоз ных полях. Не могли, не имели права «инженеры человеческих душ» пройти мимо этих событий. Все наши известные писатели коснулись в своем творчестве темы войны, но лучшие из созданных произведений принадлежат писателям-фронтовикам, не понаслыш ке знающим о войне.

...Ушла из детства в грязную теплушку, В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Друнина Тема войны действительно близка поэтессе, волнует ее. Она го ворит: об этом потому, что не могу не писать. Память серд А как хотелось бы забыть!

Сердце, сердце, Позабудь скорей Вой сирены, Взрывы, дымный ветер, Слезы поседевших матерей...

Отвечает сердце мне сурово:

«Нет, об этом позабыть нельзя».

В 1941 году добровольно ушла Ю. Друнина на фронт и до конца войны служила батальонным санинструктором. Какие тяжелые ис пытания она прошла, но привыкнуть к ужасам, ранам, смерти женщине не дано.

Я столько раз видела рукопашный.

Раз — наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно, Тот ничего не знает о войне.

Нет памятника «неизвестной санитарке» или «неизвестной мед сестре», памятника той, которая не только видела смерть и увечья, но ценой собственной жизни спасала раненых. Нет памятника, но осталась память. Воспеть, возвеличить своих подруг в стихах стре миться Ю. Друнина, еще раз напомнить о них, об их чудовищно трудной, но бесконечно прекрасной судьбе. «Женщина дает жизнь, женщина и жизнь — Но Родина была в опасности, и женщина встала в ряды ее защитников.

Какие удивительные лица Военкоматы видели тогда!

Все шли и шли они — Из средней школы, С филфаков, Из МЭИ и из МАИ — Цвет юности, Элита комсомола, Тургеневские девушки мои.

Именно о таких, молодых, красивых девушках рассказывает Борис Васильев в своей замечательной повести «А зори здесь ти Лишь один эпизод, одно незначительное в масштабах этой необъяснимой войны столкновение с врагом в тылу нашей армии.

А как отразился на нем весь ужас, вся несовместимость женской доли в эти страшные годы с самим понятием «женщина»! Пять дев чонок, руководимых старшиной ценой своих жизней предотвратили крупную диверсию, выведя из строя специально подготовленную группу из шестнадцати фашистских солдат. Ни эти девчата, ни десятки, сотни тысяч других не думали о себе, по мнили только о судьбе народа, своей Родины. на всегда остается в сердцах образ Жени Комельковой. глупо, так несуразно и неправдоподобно было умирать в девятнадцать лет». А особенно ей, «высокой, рыжей, с прекрасны ми «зелеными, круглыми, как блюдца, глазами», ей, у которой вся жизнь впереди. могла бы затаиться, переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны», защищая Риту Осянину, Васкова, саму жизнь на земле, забывая о том, что она по гибнет. Так поступали все женщины: ради жизни других, ради Ро дины дрались до последнего патрона.

Женщина «грозной годины» вынуждена была не только воевать на фронте, убивать врага своими руками, она, именно она, ковала победу в тылу.

В то утро простился с тобою Твой муж, или брат, или сын, И ты со своею судьбою Осталась один на один.

Один на один со слезами, С несжатыми в поле хлебами Ты встретила эту войну.

Это стихотворение, написанное в 1945 году М. Исаковским, тес но связано с судьбой героини повести Виталия Закруткина «Матерь человеческая». Образ женщины-труженицы, женщины бесконеч ной доброты и необъятного сердца создает автор. Фашисты сломали всю ее жизнь. Сожжен дом, повешены муж и сын, погибли или уг наны на чужбину подруги и соседи, но Мария находит в себе силы жить ради будущего ребенка, ради людей, ради победы. Работает она не покладая рук за всю третью бригаду колхоза имени В. И. Ленина, успевает везде. Четыре месяца живет она одна, рабо тает одна, но не ожесточилась Мария, не потеряла человечности и доброты. Сколько заботы и внимания уделяет она детям-ленинград цам, спасшимся из разбитого эшелона. Она с такой сердечностью ухаживает за ребятами, что они называют ее мамой. «Таких, как Мария, у нас на земле великое множество, и придет время — люди воздадут им должное... И тогда не выдуманной мадонне воздвигнут благодарные люди самый прекрасный, самый величественный мо нумент, а ей, женщине — труженице земли», стойко перенесшей все тяготы войны.

Мне часто было страшно и тоскливо, Меня томил войны кровавый путь, Я не мечтала даже стать счастливой, Мне одного хотелось: отдохнуть.

В этих строках поэтесса Ольга Берггольц передает чувства жен щин всей страны, а прежде всего, конечно, свои и своих сограж дан-ленинградок. Девятьсот томительных дней и ночей ожидания прорыва блокады города:

И день за днем лицо мое темнело, Седины появились на висках.

Но они не просто ждали.

Я рвы на ближайших подступах копала, Сколачивала жесткие гробы И малым детям раны бинтовала...

Мало, ох как мало из трех миллионов этих мужественных лю дей сумело выжить в нечеловеческих условиях блокады. Этого не вытравишь из памяти живых.

И не проходят даром эти дни, Неистребим священный их осадок, Сама печаль, сама война глядит Познавшими глазами ленинградок.

Глаза войны... В них отразились смерть, кровь, ужас, мучения, нечеловеческий труд. — преступление против всего живого, против самой природы» — это главная мысль повести Чингиза Айтматова «Материнское поле». Ведут разговор старая Толгонай и поле, на котором проработала всю свою жизнь, где встретила и по любила будущего мужа. Погибли в годы войны муж и трое сыно вей. Никакими словами не описать горе этой женщины. Родным и самым близким стало для нее теперь поле. С ним она делится свои ми сокровенными думами. И поле признается, что страдает от вой тоскует по крестьянским рукам, оплакивает детей своих — хлеборобов. Затянулись раны пленкой времени, но не жили, болят. Хочется ей сказать всем людям, человек рожден для счастья, для мирного труда. «Могут люди, должны люди пре градить путь Издавна считается, что война — сугубо мужское дело. И «пусть женщина женщиной будет». Но как могли «мать, и жена, и сест усидеть дома, когда сыновья, мужья, братья уходили и не воз вращались. Белорусская писательница С. Алексиевич создала доку ментальную повесть «У войны — не женское лицо», записав воспо минания женщин, прошедших войну. Собранные рассказы рисуют облик войны, обвиняют фашизм в том, что пришлось стать в том, что «женщина убивала». Давно отгремели бои, смолкли канонады, не стихает военная напряженность. Новая война может жизнь на земле, и этого нельзя допустить.

особенно остро ощущают ужас угрозы атомной войны, стремясь сделать все, чтобы отвести от нынешнего и грядущих по колений опасность «У войны — не женское У нее лицо смерти, поэтому женщины всего мира отдают все свои силы борьбе за мир, задавая себе вопрос:

Много ли ты сделала, скажи, Для того, чтоб вновь не раскололось Небо над ребячьей головой, Чтоб не превратился горна голос В нарастающий сирены вой?

Женщины, как никто другой, понимают: человечеству ничто не должно угрожать, потому что самое священное право людей — это право на жизнь.

«НЕЗАБЫВАЕМОГО ВЕКА НЕДОБРОЙ ПАМЯТИ ДЕЛА» вариант) Л. Т. Твардовский Россия в первой четверти XX века переживала один из тяжелей ших периодов своей истории. Революции, восстания, Первая миро вая и Гражданская войны — все эти события оставили свой след в судьбе людей. И они не могли не отразиться в русской литературе.

Так, Гражданская война, война жестокая, кровавая, явившаяся ве личайшим бедствием для народа, изображена в произведениях М. Булгакова, А. Фадеева, Б. Пастернака, И. Бабеля и некоторых других писателей. В них описывались и военные действия, и отно шение к ним авторов, рассказывалось о людях, отстаивающих свои идеи, убеждения. Особое место занимала интеллигенция.

Одним из наиболее известных произведений, посвященных со бытиям Гражданской войны, является роман Александра Алексан дровича Фадеева «Разгром». Он представляет собой ровный, посте пенный рассказ о действиях партизанского отряда на Дальнем Вос токе, обо всех его столкновениях с японцами и «белыми». Автор поочередно оставляет читателя то с одним, то с другим героем, с его переживаниями, мыслями. Но из-за этого роман не ется в не связанные между собой рассказы о различных персона жах. Общим и самым важным для всех является интерес к судьбе отряда, его жизни. На примере этих героев писатель показывает эволюцию основных человеческих качеств.

Одним из наиболее интересных и рельефно изображенных ха рактеров является образ командира отряда Его можно считать также самым цельным, жизненным, правдоподобным обра зом большевика в русской литературе. Это очень опытный, расчет ливый человек, прекрасно разбирающийся в людях, способный по влиять на них, не обижая их чувств. Он отличный педагог: умело используя слабости подчиненных, он пробуждает в них желание стать лучше. Левинсон терпелив, чрезвычайно работоспособен, осторожен, скрытен, скромен и в то же время настойчив, последо вателен. Общее дело для него превыше всего (указания командова ния он читает прежде письма от родных, находит в себе силы дей ствовать, несмотря на недомогание). Он делает все, что может, что бы сохранить отряд, поддерживать его боеспособность (даже отдает приказание забрать у семьи корейцев последнюю свинью, чтобы на кормить голодных бойцов). В целом, как я уже писал, образ цель ный, хорошо прорисованный.

Есть в романе и представитель — В от ряде, состоящем в основном из шахтеров (передового класса проле тариата), Мечик практически не имеет друзей. Автором этот персо наж описывается негативно: для него (Мечика) самое важное — его персона (а для Морозки — отряд), у него очень высокое самомнение и заниженная оценка окружающих. Он заботится о своем сущест вовании, не пытаясь его улучшить, не делая ничего для отряда.

Темой не менее известного произведения, романа Бориса Пас тернака Живаго», является отношение интеллигенции к Гражданской войне. Юрий Андреевич Живаго — плененный врач в «красном» партизанском отряде. Его профессиональный долг — ле чить людей, облегчать их страдания. И это же его главная цель. Он не делает различий между и Основная цен ность для него — человеческая жизнь. Живаго не принимает зако нов жестокой Гражданской войны, она противна всему его сущест ву. Даже в плену он не изменяет своим принципам, привитым с детства. Юрий Андреевич старается понять людей, с которыми ему приходится общаться.

Антиподом доктора Живаго можно считать Памфила Палых.

Для этого человека характерна категоричность в суждениях, суро вость, жестокость. Он убивает своих родных — детей и жену, что бы они не попали в руки к «белым».

Отряд в целом менее благополучен и дисциплинирован по срав нению с отрядом Левинсона. Лицо отряда, командир не идет ни в какое сравнение с командиром шахтеров. Он неумен, недалек, он употребляет в больших количествах кокаин. Он не спо собен воплотить свои желания в реальность, не способен управлять отрядом должным образом.

Похожие идеи неприятия войны высказывает в своем романе Михаил Булгаков. Даже в эпиграфе к «Белой гвардии» он дает по нять, что за пролитую кровь в этой жизни никто не ответит. Всеми событиями, описанными в произведении, управляют две «звезды», Марс — символ кровавой, жестокой войны и Венера — символ люб ви. Основные мысли писателя несут члены семьи Турбиных. Они — представители киевской интеллигенции. Все люди, приходящие к ним в дом, замечают, что там тепло и уютно. На окнах висят што ры, отделяющие дом Турбиных от внешнего мира. Обитатели этого дома лишены всякой чопорности и сердечны. Они снисходительны к слабостям других, но непримиримы ко всему пошлому и подлому.

Самый низкий, по их мнению, поступок — предательство. И они от крыто презирают гетмана и немцев, убежавших и оставивших город без защиты. Тальберг, муж Елены, глубоко образованный человек, тоже покидает город, спасая свою жизнь. В его портрете подчерки ваются двуслойные глаза (выражается авторское отношение), позже обращается внимание на его «крысиную Алексей Васи льевич, один из основных проводников авторских идей, восприни мает революцию и Гражданскую войну как нависшую над Россией угрозу, разрушение устоявшегося порядка вещей. К петлюровцам Турбины относятся крайне отрицательно, называют их бандой, тво рящей беззаконие. Как и Пастернак (изображение «человеческого обрубка» — без руки и без ноги), Булгаков описывает жес точайшие сцены войны, например еврея.

Писатель не говорит о своей принадлежности к «красным» или «белым». Осуждая банду гетмана, немцев, он выступает как свидетель. И то, что он видит, представляется ему ужасным.

Он описывает события не с политической, а с общечеловеческой по зиции, этим он близок к Пастернаку.

Цикл рассказов И. Бабеля также посвящен событи ям Гражданской войны. Автор ведет свое повествование от лица че ловека, видевшего все, что происходило в Первой Конной армии.

Сам он был в этой армии в качестве корреспондента «Красного ка Писатель пытается изображать войну максимально В рассказе «Письмо» он доносит до читателя смысл послания молодого солдата матери: отец убил сына (брата автора письма), другой сын убил отца. Обо всем этом Курдюков рассказывает без эмоций, как об обычном, каждодневном деле. Для него важнее по просить мать лучше заботиться о коне. Своего отношения автор не выражает, но можно догадаться, что все происходящее ему кажет ся ужасным.

В главе первый гусь» ничего особенного на первый взгляд не происходит: новичок убил гуся, чем заслужил уважение каза ков, ранее не считавших его «своим» человеком. Но самое важное то, что, убивая птицу, герой переступает через себя, через свою со Возникает ощущение трагедийности войны. А в другом рас сказе автор рассказывает о своей мечте — «Интернацио нале добрых людей», он хочет, чтобы каждую добрую душу взяли на учет и выдали паек.

Описание военных событий в целом объективное, свое личное мнение писатель не выставляет напоказ.

В Гражданской войне не все было ужасно. Во многих людях проявились положительные качества, их чувства прошли суровую проверку. Даже в таких условиях они носили в сердцах любовь.

Все это также нашло отражение в произведениях русских авторов.

ВЕКА НЕДОБРОЙ ПАМЯТИ ДЕЛА» вариант) А. Т. Твардовский Эти строки А. Т. Твардовского относятся к XX веку — навер ное, самому сложному, противоречивому, многогранному периоду истории человечества. XX век запомнится нам как эпоха величай ших открытий и достижений человека и трагедией двух мировых войн и множества локальных конфликтов, как время культурного расцвета, который тем не менее прерывался периодами глубочай шего нравственного упадка, как век, одновременно жуткий и уди вительно интересный для людей, живших в эту пору. Действитель но, «недоброй памяти упомянутые А. Т. Твардовским, сосед ствуют здесь с прекрасными, справедливыми поступками, образуя крайне противоречивый образ XX века, полный добра и зла, красо ты и безобразия, света и тьмы. Очевидно, что в этой небольшой ра боте невозможно охватить даже малую часть событий этой эпохи, поэтому мы остановимся на наиболее, на мой взгляд, значимом пе риоде жизни России — на Гражданской войне годов, рассматривая ее сквозь призму литературных произведений, посвя щенных тому времени.

Одна из самых трагических страниц в истории нашей страны, Гражданская война, не могла не отразиться в произведениях писа телей той эпохи;

более того, ей посвящено такое множество рома нов, повестей и стихов, что в данной работе мы отметим только са мые, на мой взгляд, основные — «Тихий Дон» М. Шолохова, «Ко нармию» И. Бабеля, «Разгром» А. Фадеева, «Белую гвардию» М. Булгакова и «Доктора Живаго» Б. Пастернака. В каждом из этих произведений отразились не только конкретные события рас сматриваемого периода, но и их последствия, поэтому на этом мате риале мы можем подробно проанализировать «недоброй памяти де Гражданской войны. Как мне кажется, последние можно раз делить на две группы: одни из них относятся к реальной жизни, а вторые — к духовной Среди первых следует, прежде всего, выделить гибель миллио нов людей. Любая война — это, прежде всего, бессмысленное убий ство, которому не может быть оправданий, а Гражданская война в этом плане отличается от остальных в худшую сторону. Именно в этот период свершаются такие жестокие дела, как убийство Михаи лом Кошевым беззащитного деда Гришани в ответ на расправу, ко торую Дмитрий Коршунов учинил над семьей Кошевого. Этот при мер из «Тихого Дона» Шолохова иллюстрирует типичную для того времени ситуацию.

Возможно, менее отвратительными, но не менее страшными по следствиями Гражданской войны являются нищета, разлука, го лод. Это не просто период, в который нарушается привычный уклад жизни, — это время, в которое происходят коренные измене в обществе, полная и бесповоротная ломка старой жизни. Вооб ще говоря, революционные изменения редко приносят пользу об ществу, в отличие от эволюционных, но даже если это и происхо дит, то тем не менее это всегда сопровождается огромными жертва ми. Под жертвами мы подразумеваем не только гибель людей, но и их сломанные судьбы, духовный кризис, который переживает поч ти каждый современник таких событий, тяготы жизни, вызванные революционными разлад человека с собой и с окружающим его миром.

Возможно, что духовные последствия Гражданской войны явля ются значительно более чем те, с которыми люди стол кнулись в реальной Постоянное насилие стирает грань между хорошим и плохим, вызывает очерствение души даже у та ких людей с сильным характером, как Григорий Мелехов. Но в этом герое еще остается что-то светлое, и это проявляется в его страданиях после убийства мальчика-матроса: нет мне прощения!...Смерти На людей же со слабым характе ром и неокрепшей психикой постоянное насилие оказывает катаст рофическое влияние. Такого человека нам с ужасающей точностью описал И. Бабель в рассказе «Письмо» из цикла Ма льчик Курдюков в письме своей матери бесстрастно рассказывает при гибель своего брата от рук отца и про убийство отца другим братом, перемежая свой рассказ просьбами лучше заботиться о его лошади.

Читая произведения о войне, можно прийти к выводу, что она обнажает худшие черты человека;

в это время не существует твер дого порядка, стабильности, а власть и право дают обладание ору жием. Такая бесконтрольность человека приводит к тому, что он руководствуется своими желаниями, не размышляя о правах или интересах других людей, о последствиях своих действий. В такие моменты проявляется истинный характер человека, каков бы он ни был. Именно поэтому на страницах произведений о Гражданской войне мы часто встречаем случаи трусости, подлости, предательст ва, например, так поступают гетман и некоторые генералы в рома не М. Булгакова «Белая гвардия», Мечик в повести А. Фадеева «Разгром». Часто встречаются в таких книгах и сцены пьянства, разврата.

Но все это не проходит бесследно даже для таких черствых лю дей, как Памфил Палых. В романе Живаго» Пастернак показывает нам, как этот человек сходит с ума, не в силах прими рить в своей душе бесконечную жестокость и любовь к детям. В конце концов он зарубил свою жену и всех своих детей, опасаясь, что они попадут в плен к Как мне кажется, лучше всего Палых характеризует следующая фраза из текста: «На рассвете он исчез из лагеря, как бежит от самого себя больное водобоязнью бе шеное животное».

Но, к счастью, война обнажает и все хорошие стороны человече ской души. Именно поэтому герои романа М. Булгакова «Белая гвардия» находят во время этих страшных событий любовь, и ко нец произведения выглядит оптимистично, несмотря на все гряду щие испытания. Поэтому доктору Живаго удается в это трудное время сохранить незапятнанной свою совесть и, не дожидаясь окончания братоубийственной войны, уйти домой к своей жене, по этому Морозка погибает как герой, спасая отряд Левинсона, и, на конец, поэтому Григорий Мелехов возвращается-таки домой к свое му сыну.

Итак, проанализировав произведения, посвященные Граждан ской войне, можно сделать вывод, что это был крайне сложный пе риод для нашего народа в целом и для каждого человека в отдель ности. Несомненно, война принесла много бед и страданий русской земле, но доброе начало в людях, тяга к честной, спокойной трудо вой жизни все же оказалась сильнее, и поэтому мир на некоторое время снова установился в России.

«НЕЗАБЫВАЕМОГО ВЕКА НЕДОБРОЙ ПАМЯТИ ДЕЛА» (III вариант) А. Т. Твардовский Одной из самых значительных вех в истории России первой тре ти XX века, наряду с Великой Октябрьской революцией, явилась Гражданская война годов. В то же время она вошла в русскую литературу, став главной темой многих произведений, в частности романов «Белая М. А. Булгакова, «Доктор Жи ваго» Б. Л. Пастернака и серии рассказов И. Э. Бабеля под общим названием «Конармия». Но предметом изображения у этих писате лей стала не череда побед и поражений. От беспристрастной хроно логии военных действий их произведения подход к изло жению исторических событий. Он заключается в следующем: война преподнесена как история жизни людей. У Булгакова, Пастернака и Бабеля на первый план выходит именно человек, а авторский ин терес находится в сфере исследования влияния, которое на него оказывают исторические катаклизмы.

Необходимо все же отметить, что у каждого из писателей есть свой взгляд на изображаемые события, хотя принципиальные раз личия между ними незначительны. Пастернак в «Докторе отразил позицию интеллигенции в отношении войны, Бабель — процесс адаптации ее к условиям нового времени, Булгаков же стремился максимально абстрагироваться от идеологической подо плеки происходящего и быть объективным (несмотря на это, в «Бе лой явственно чувствуется его антипатия к Но схожи мнения писателей в том, что судьбы людей, ставших участниками и просто свидетелями военных действий, глубоко тра гичны. Война разрушает их жизни, лишает всего, что они имели.

Так случилось с Василием гвардия»), у которого петлюров цы конфисковали все сбережения и учинили настоящий погром в квартире. Но еще более ужасно то, что ежедневно, ежечасно, еже минутно умирали люди. В ходе осады Киева был убит полковник Най-Турс, чья смерть стала настоящим горем для его матери и се стры;

были расстреляны два санитара и одиннадцать наиболее ви новных партизан по делу о заговоре против командира Ливерия.

Еще более страшной, нежели физическая смерть, становится нравственная гибель человека вследствие его моральной деграда ции. В буднях войны у людей притупляется чувство жалости, они утрачивают способность сострадать окружающим, ценить жизнь.

Война разрушает традиционные представления о морали, устанав ливает свои законы, выстраивает новую систему ценностей, в кото рой нет места «ненужным» эмоциям. Яркий пример такой эволю ции мы находим в Бабеля. Главный герой, К. В. Лю тов, попадает на фронт чутким молодым человеком, исповедующим гуманистические идеи. Но чтобы утвердиться в новой среде, он вступает в борьбу с самим собой. В рассказе «Мой первый путь» Ба бель описывает, как желая уважение у будущих товарищей по отряду, убивает гуся. Этот эпизод положил начало долгим душевным метаниям героя. Столкнувшись с необходимо облегчить страдания смертельно раненного телефониста гушова, Лютов не находит в себе сил совершить убийство. За это он получил страшный упрек: «Жалеете вы нашего брата, как кошка мышку...» Встав перед сложной философской дилеммой, Лютов пе реступил через себя. Об этом свидетельствует спокойствие, с кото рым он наблюдал за тем, как один из красноармейцев «правой ру кой вытащил кинжал и осторожно зарезал старика, не забрызгав шись». Цена этого спокойствия — внутренний надлом.

Но воздействие войны на человека может быть еще ужаснее.

Она уничтожает здравый смысл, сводит людей с ума. В романе «Доктор Пастернак изображает, как в угаре борьбы про тивостояние войск и «красных» партизанских отрядов пе рерастает в соревнование в жестокости и безжалостности. Жертвой этой безумной кровавой резни становится обрубок» без правой руки левой ноги, приползший в отряд Ливерия Мику ли и рассказывающий о зверствах в карательных частях у генерала. Не менее красноречивый пример того, как может война лишать людей рассудка, — это судьба партизана Памфила Палых.

Страх за судьбу семьи довел его до сумасшествия, и «он зарубил жену и трех детей тем самым, острым, как бритва, топором, кото рым резал им, девочкам и любимому сыну, из дерева В судьбе Памфила Палых Пастернак воплотил главное противо речие войны, ее антигуманную суть: преследуя благие цели, она приносит несчастья.

Силой, способной противостоять разрушающему все на своем пути урагану войны, и Пастернак, и Булгаков, и Бабель провозгла шают любовь. Именно ее хочет положить торговец Гидали («Гида в основу «Интернационала добрых людей» в противовес «рево люции злых людей», Любовь дала надежду доктору Живаго, всели ла в него решимость, позволившую ему бежать из партизанского отряда к своей семье. И та же любовь объединила семью Турбиных, сохранила в их доме атмосферу доверия, взаимопонимания и шевного тепла, оградила людей, записанных в «книгу жизни», от безжалостной лавины исторических катаклизмов.

Придерживаясь единой концепции изображения войны, А. Булгаков, Б. Л. Пастернак, И. Э. Бабель пришли в своих произведениях к общему выводу: война недопустима, так как угрожает самому ценному в этом мире — человеческой жизни.

ПРОБЛЕМА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ Начало XX века явилось переломной эпохой в судьбе России.

Революция, Гражданская война изменили не только социально-по литическую обстановку в стране, они сильно повлияли на мысли, настроения людей. Многие потеряли веру, опору в жизни. Все во круг перевернулось с ног на голову. Человеку трудно было ориен тироваться в безумной мире, где старые, существовавшие на протя жении столетий ценности разрушены, а новые еще не утверждены.

Каждого затронули революционные события, и поэтому естествен ным было желание осмыслить происходящее. Большинство писате лей не могли не отразить случившееся в своих произведениях, по тому что сами часто являлись участниками революций, свидетеля ми коренных изменений. Как творческие личности, они стреми лись дать оценку сложившейся в стране ситуации, когда были под няты многочисленные проблемы, когда люди оказались разделен ными на два лагеря и их отношения стали строиться на основе вы работанных новой эпохой законов, по принципу классовой ненавис ти и неприятия инакомыслящих.

Многие оказались словно выброшенными за борт, поэтому в ра ботах писателей была поднята проблема «лишних людей» — тех, кто по своим убеждениям, воспитанию не мог согласиться с тем, что происходило вокруг. Интеллигенция чувствовала себя ответст венной за Россию, за ее будущее, поэтому некоторые шли на сторо ну революции, искренне веря в то, что она поможет стране, другие, наоборот, разочаровывались, не принимали ее и стремились сохра нить старые идеалы.

Каждый писатель по-своему относился к происходящим событи ям: кто-то писал на злобу дня, выполняя социальный заказ, про славляя новые ценности, кто-то, продолжая традиции «золотого ве ка», желал сохранить русскую культуру, они оценивали револю цию с точки зрения вечных истин: добра и зла, справедливости, любви...

Часть писателей в своих книгах писали о бессмысленности про исходящего. К ним относится И. Бабель. В он описы вает Гражданскую войну, с которой мы знакомимся через восприя тие главного героя — Кирилла Он был интеллигентом, и в новелле «Мой первый гусь» мы узнаем о том, как тяжело ему осво иться среди конармейцев, относящихся неприветливо, враждебно к нему подобным. Они грубы, жестоки и, чтобы приняли, надо быть таким же. Кириллу Лютову приходится отказываться от сво их позиций, опускаться до уровня этих конармейцев, внутренне ге рой сильно переживает, но внешне он пытается сохранить хладно кровие. Разве это нормально, когда человек ради того, чтобы оста ться просто живым, должен поступаться своими принципами, пре вращаться в грубое, безнравственное существо. В новеллах «Пись и «Смерть И. Бабель пишет о страшной реально сти, когда жестокость становится нормой жизни, когда брат убива ет брата, сын — отца, отец — сына... происходит переоценка цен ностей: моральное делается аморальным, утверждается понятие но вого гуманизма: для укрепления идеалов революции используются любые средства, человек получает право вершить судьбу другого, решать, может он жить или нет. Так, убивают раненого Долгуше ва. Кириллу трудно принять окружающую действитель ность. В условиях нового времени интеллигент оказывается в двой ственном положении, он раздваивается между требованиями реаль ного мира и тем, что заложено в его душе. Герой Бабеля «ломает уступает, хотя постоянно внутренне тяжело реагирует на про исходящие вокруг события. Автор сочувствует своему герою, для него страшна потеря нравственности.

Другое отношение к интеллигенции испытывает Фадеев. Он был писателем новой участником революционных событий и со бытий Гражданской войны. В своем произведении Фадеев создает определенное настроение для понимания революции, утверждает идеалы нового гуманизма. В явно ощущается его пре зрительное отношение к интеллигенту. Он изображает че ловеком, внутренне готовым к предательству, слабой, несформиро вавшейся личностью и сравнивает с Морозкой — сильным, уверен ным в себе и своей позиции. Автор в образе Левинсона создает ново го героя, непоколебимого, превыше всего ставящего дело. Положи тельным может быть только рабочий или крестьянин, интеллигент же является отрицательным героем. Фадеев относится к нему пред взято, в его понимании интеллигент не в состоянии честно служить Такое отношение писателя вызвано тем, что он оцени вал человека с классовой, общественно-политической точки зрения.

Можно провести параллель между произведением Фадеева и Па стернака. В Живаго» автор тоже поднимает проблему «лишнего человека», стремится понять, какова роль интеллиген ции в происходивших событиях. Но Пастернак писал в пятидеся тые годы, то есть у него была возможность посмотреть на случивше еся как бы со стороны, более Его совершенно другое мировоззрение, он подходит к личности с общечеловеческих позиций, с точки зрения вечных ценностей. Его герой никому не до веряет и сам отвечает за совершенные Попав в плен, Юрий Живаго ведет себя благородно. Он, несмотря на то что не по собственной воле очутился в отряде, лечит раненых, исполняет вра чебный долг. Война вызвала дисгармонию в душе героя, и в плену у него возникает желание переосмыслить все, что творится с ним.

Юрий Живаго возвращается к вечным истинам, которые были зало жены в нем с самого рождения, с которыми он воспитывался. Пас тернак стремился показать то, что никакие потрясения не могут и не должны заставить человека отказываться от выработанных мно гими поколениями традиций, сбивать его со светлого пути истины.

О судьбе русской интеллигенции писал Булгаков. Он был свиде телем всего происходящего и понимал, что революция разрушит культуру России, потому что нанесет страшный удар по интелли генции, являющейся носительницей старых традиций и олицетво ряющей собой русскую культуру. Писатель с теплотой и симпатией описывает семью Турбиных. Их дом, несмотря на разыгравшуюся метель, на окутавший все мрак, символизирует успокоение, добро ту, любовь. Для Булгакова страшно, что это должно неизбежно по гибнуть и что в хаосе и неразберихе могут не заметить потери само го ценного, ведь, умирая, интеллигенция уносит с собой русскую культуру. Люди не задумываются о том, что очень трудно восстано вить уничтоженное. Как будут жить новые поколения, если смете ны старые основы жизни? Этот вопрос писатель задает всем своим произведением. О причинах трагедии русской интеллигенции гово рит герой пьесы «Дни Алексей Турбин: «Народ не с на ми, он против В изолированности носителей культуры видит Булгаков их трагедию. Писатель глубоко переживает, что в России утрачиваются вечные ценности, традиции, передававшиеся из по коления в поколение.

Революция сильно повлияла на людей, на творчество писателей, во многом определила тематику и проблематику их произведений.

Каждый писатель в зависимости от занимаемой им позиции, от от ношения к революции по-своему описывал ситуацию, стремился дать оценку тому, какова роль русской интеллигенции в происхо дивших событиях. Но, несмотря на различные взгляды, на преоб ладавшее в определенное время отрицательное отношение к интел лигенции, несомненным было то, что, разрушая старые устои, тра диции, отказываясь от вечных ценностей, не так легко утвердить новые идеалы, отвечающие только потребностям революции.

ЧЕЛОВЕК В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (I вариант) Начало XX века стало для России временем страшных потрясе ний. За какие-то двадцать лет произошло три революции, страна была втянута в Первую мировую войну! Двадцать лет — это ни чтожно малый срок для истории, однако события этого времени в корне изменили нашу страну. И самым суровым испытанием этого двадцатилетия стала Гражданская война.

Двадцатые годы этого века стали временем появления новой ли тературы, связанной, прежде всего, с именами Фадеева, Фурмано ва, Бабеля, Шолохова. Они пишут о конкретных исторических со бытиях, в которых зачастую сами принимали непосредственное участие. Так, например, Исаак Бабель сражался в рядах Первой Конной армии Буденного, и написанный им впоследствии сборник рассказов, посвященных Гражданской войне, получил название «Конармия». Для литературы этого времени главной стала ма человека и революции, человека в огне Гражданской войны.

Гражданская война разъединила людей, легла пропастью между ними. Нередко случалось так, что члены одной семьи оказывались по разные стороны баррикад. В рассказе «Письмо», вошедшем в сборник И. Бабель приводит читателям письмо крас ноармейца Василия Курдюкова своей матери. В начале письма он рассказывает о боевых действиях Первой Конной армии, в которых он принимал участие. Во вторых строках Василий упоминает о том, что отец его, белый офицер, брата Федю, ставшего красноармейцем. Затем он пишет, что другой его брат, решивший отомстить за убийство Феди, разыскал отца и убил его. Василий да же не подозревает, что может значить эта новость для матери. Отец идет на сына, сын — на отца, и это он считает вполне нормальным.

Во время Гражданской войны рушатся моральные устои старого общества, поэтому одной из главных задач новой литературы ста новится создание новой идеологии, создание нового героя. В два дцатых годах в литературе появляется совершенно новый психоло гический тип — (главный герой романа А. Фадеева «Раз Он свято верит в революцию, в коммунистические идеалы и готов бороться за них до последней капли крови. Для на первом месте всегда стоят общественные интересы и только по том личные. Чтобы обеспечить передвижение отряда, Левинсон со глашается на убийство тяжело раненного Фролова.

Для писателей того времени важна также тема интеллигенции и революции, и хотя разные писатели по-разному относились к ней, то почти каждый обращался к этой теме в своем творчестве. В ро мане Фадеева мы знакомимся с молодым красноармей цем Мечиком, представителем интеллигенции. Его образ вызывает у нас негативное отношение. Мечтательный по натуре, боязливый, проигрывает в сравнении с сильным, смелым партизаном Фадеев пишет, что Морозка «всегда чувствовал между собой и этими людьми (имеется в виду Мечик) непроходимую стену из натащенных ими неизвестно откуда фальшивых красивых слов и Фадеев изображает Мечика как попутчика, далекого от интересов революции. Булгаков же, наоборот, считает интелли генцию нравственным столпом русского народа, носительницей ве ковых традиций и культуры. Это он показывает на примере семьи Турбиных в пьесе «Дни Турбиных». На глазах Булгакова происхо дит окончательный распад «дворянских гнезд», и это не может не вызывать у него протест. Турбины связаны не только родственны ми узами, но и духовно близки друг другу. Лариосик го ворит, что за кремовыми шторами их дома скрываются все ужасы войны. Однако война врывается и в этот тихий, уютный дом: уез жает муж Елены, погибает Алексей, младший брат тяжело ранен.

Семья — часть общества, и распад семьи Турбиных говорит о кри зисе всего общества.

В рассказе написанном И. Бабелем, главный герой недоумевает: «Революция — это хорошее дело хороших людей. Но хорошие люди не убивают. Значит, революцию делают злые лю ди». Революция, которая делалась ради человека, в действительно сти оказалась направленной против него. Люди одной страны ока зались разделены на два противоборствующих лагеря. Пастернак в «Докторе Живаго* описывает случай, когда Юрий Андреевич, осматривая раненых, находит на груди у красного телеграфиста и белого солдата один и тот же шестидесятый псалом. Это доказыва ет, что самое страшное в судьбах людей — это то, что они вынужде ны воевать против своих же соотечественников, людей, ничем не отличающихся от них самих.

ЧЕЛОВЕК В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (II вариант) «Читаю о людях, и они чудятся мне шагающими головой в об лаках среди пожарищ. Побеждают и гибнут. Вот мчатся в тачан ках, оглашая степь свистом вольницы. Вот босые шагают по снеж ным равнинам. Бредят в сыпном тифу на сквозняках вокзалов с выбитыми окнами. Конной лавой мчатся в кровавый бой, — свер кают шашки, летят головы. Переходят по горло ледяную воду за ливов. Все это история. А где эти Алексей Толстой.

В одном из писем Колесниковой Фадеев писал: — боль шая и суровая воспитательница. К этому времени мы уже испыта ли много тяжелого, видели трупы замученных карателями кресть ян, потеряли в боях многих людей, которых успели полюбить...

Знали о чудовищных зверствах в контрразведках Но потом он пишет, что «кое-кого из бывших товарищей мы теперь, не дрог нув, расстреляли бы, если бы он попал к нам в руки, иных мы пре зирали, об иных сожалели, что дороги наши пошли Война — это страшное бедствие для народа, еще страшнее, если идет война внутри одного народа, между братьями, между бывши ми школьными товарищами, оказавшимися в различных полити ческих лагерях, и теперь они должны убивать друг друга, защищая то, что им кажется правдой, идеей...

Человек в таких событиях — и песчинка, и личность. Литерату ра, являющаяся зеркалом событий, пыталась наиболее глубоко проникнуть в те события, понять тех людей, их душевные состоя ния. Человек не схема, и в революции — в грандиозном социаль ном переустройстве общества, в период катаклизма, несущего ра дость освобождения одним и лишения другим, — его моральные ка чества, их изменения — то, что должно интересовать писателя. За дача сложна, и решаются подобные вопросы писателями по-разно му. Многие писатели обращались к теме «человека в огне граждан ской войны», они показывали как общую массу, так и отдельную личность. Рассматривались взгляды уже сформировавшейся лично сти, но большей частью формирование взглядов и их изменение.

Интересен для нас взгляд на войну, которую показывает в своих рассказах И. Бабель. Понять позицию И. Бабеля можно, обратив шись к тем жизненным обстоятельствам, которые формировали его жизненный опыт. «А я ведь как вырос: в условиях тончайшей ку льтуры, у француза-учителя так научился французскому языку, что еще в отрочестве знал превосходно классическую французскую литературу. Дед мой — раввин-расстрига, умнейший, честнейший человек, атеист серьезный и глубокий. Кой-что он и нам передал, внучатам», — рассказывал Бабель Фурманову. Такая среда, воспи тание в надклассовых, гуманистических традициях оказали суще ственное воздействие на будущего писателя. «Смутными поэтиче скими мозгами я переваривал борьбу классов», — говорил о себе рассказчик, кандидат прав Петербургского университета К. Лютов (рассказ «Смерть Долгушева»);

кстати, Бабель был командирован в газету «Красный кавалерист» с документом на имя К. Лютова;

это не может не говорить о близости позиций автора и рассказчика: че ловека чуждого и непонятного своим именем не наделяют. Его на зывают «слюнтяем», но К. Лютов и не спорит, что он он рассказывает о том, как не смог выполнить просьбу Долгуше ва — застрелить его, тяжело раненного;

как шел в атаку на белопо ляков и не мог себя выстрелить в противника. Человек страдает, так как не может переступить себя, свои принципы, то, что заложено с детства. Обыкновенный человек, понимающий необ ходимость революции, хочет, чтобы революция «не волюция — это хорошее дело хороших людей. Но хорошие люди не убивают. Значит, делают злые люди... Кто же скажет Гедали, где революция, и где контрреволюция?» — говорит Геда ли;

в его словах взгляд на события простого обывателя...

Для полного раскрытия темы «Человек в огне Гражданской вой ны» надо рассмотреть одну из крупнейших работ Булгакова — ро ман «Белая гвардия». В романе описаны события го дов, они оказали глубочайшее влияние на мировоззрение автора и во многом изменили его взгляд на пережитое. Как и Бабель в рас сказе «Смерть так и Булгаков близок по убеждениям к своим героям — семье Турбиных и их друзьям, и в особенности к доктору Алексею Турбину. Позднее Булгаков определял свою пози цию в романе «Белая гвардия» как стремление «стать бесстрастно над красными и белыми», главная тема романа — тема столкнове ния личного существования с «исторической судьбой». М. Булга ков в своем творчестве всегда исходил из гуманистического пони мания главенствующей роли человеческой личности над всеми об щественными изменениями.

«Мы должны оценить человека во всей совокупности его суще ства, человека как человека, даже если он грешен, не симпатичен, озлоблен или заносчив. Нужно искать сердцевину, самое глубокое средоточие человеческого в человеке». С этой позиции Булгаков рисует белое движение на Украине, изображая судьбу семьи Турби ных на фоне морального падения и разложения контрреволюции.

Мы видим, как, прибегая к помощи немцев, сбегает из города вы сшее начальство (гетман и приближенные), как уезжают офицеры, оставив на рубеже зимой плохо одетых солдат. Булгаков показыва ет братьев Турбиных — интеллигентов, которые связаны со старым миром;

но встают они на защиту Родины и защищают вовсе не «бе лую идею»;

они давали присягу и теперь верны ей, верны своей че сти. «Это слово проходит в романе как лейтмотив. «О, чертова кук ла, лишенная малейшего понятия о чести!» — негодует на Тальбер га, сбежавшего с немецким поездом, Алексей Турбин. И ему же подбрасывает автор книгу Достоевского, раскрытую на язвящей во ображение странице: «Русскому человеку честь — одно только лишнее бремя». Неужели создатель «Бесов» прав? Но тогда героям Булгакова лучше не жить на земле, ведь для них честь — род ве ры, стержень личного поведения».

Честь для Турбина не только верность Отечеству, царю (хотя и это тоже), но и верность другим людям, товариществу, долгу перед младшими и слабыми. Гражданская война сотрясает дом: Василис са, сосед Турбиных, — воплощение трусости, жадности и приспо собленчества. Турбины не предают своих убеждений под сильными ударами судьбы. Они понимают, что «все мы в крови повинны» и что надо «устраивать заново обыкновенную человеческую жизнь», а не воевать, заливая все новой кровью родную землю.

Главные герои романа верят в Россию и, главное, мечтают о мирной жизни. Кончается роман очень символично. Писатель гово рит, что каждый человек знает «страдания, муки, кровь, голод и мор». Все пройдет. Взрывается Марс — планета войны, но заиграла «Венера, красноватая, а от голубой луны фонаря временами побле скивала на груди человека ответная звезда. Она была маленькая и тоже Восходит Венера — планета любви, все люди забыли болезни и страдания, «мир в С другой стороны раскрыта тема «Человека в огне Гражданской в произведениях Фадеева, Фурманова, Серафимовича, Ост ровского.

Рассмотреть отношение писателей, стоящих на позициях боль шевизма, к этой теме можно, обратившись к повести Фадеева «Раз Человеческие качества того, кто попадает в экстремальные си туации, проявляются в чистом без повседневной шелухи;

ло маются жизни, судьбы, характеры и взгляды. Наиболее ярко изме нение личности, воспитанной коллективом, формирование дисцип лины, необходимой в военное время любому войску, прослеживает ся в романе Сам автор еще в 1932 году говорил так: «В Гражданской происходит отбор человеческого материала, все враждебное смета ется революцией, все неспособное к настоящей революционной бо рьбе, попавшее в лагерь революции отсеивается, а все поднявшееся из подлинных корней революции, из миллионных масс народа, закаляется, растет, развивается в этой борьбе. Проис ходит огромнейшая переделка С этих позиций и оценива ются В книге отражены основные типы человеческой в переломную эпоху: мораль Левинсона, и — центральных персонажей произведения. Все эти персо нажи индивидуальны и в то же время представляют собой средото чие определенных качеств. Образ Левинсона в «Разгроме» — это тоже образ интеллигента, но совершенно отличного от Турбина и Лютова. Он силен, и силен, прежде всего, своей идеей, которая ве дет его на все. Фадеев показывает обычного человека со слабостя ми, болезнями, вся его внешность говорит о том, что это не супер герой, а простой человек, но «он беспощадно задавит в себе бездей ственную, сладкую тоску». «Видишь все так, как оно есть, для то го, чтобы изменять то, что есть, приближать то, что рождается и должно быть» — вот к какой — самой простой и самой нелегкой — мудрости пришел Левинсон». В «Разгроме» показан и другой чело веческий тип — Мечик. В нем виден человек, не способный к вой не, но то же время он пытается понять своих товарищей по отря ду, научиться чему-то. Он замкнут на себе, ему кажется, что все специально хотят обидеть его, что партизаны злы и бессмысленно жестоки, что мир мрачен и отвратителен. После беседы с «Нет, все-таки я был крепкий парень, я был много крепче его, — думал он теперь с необъяснимым, радостным торжеством... — я не только многого хотел, но и многое мог — в этом все дело...» В «Разгроме» Фадеев показывает «Левинсона как человека, всегда идущего во главе», Мечика, который в результате своих ме таний оказывается предателем, и в процессе эволюции, духовного роста рассмотрен Морозка. Это еще один человек, в жизни которого война сыграла важнейшую роль.

В образе Фадеев наиболее полно раскрывает «револю ционные перемены в сознании рядового Автор утвер ждал, что «по замыслу и объективному ходу произведе ния — главная фигура В первых главах это бесшабашный, недисциплинированный, не сдержанный боец. Он груб, дерзок, способен на воровство. Но с дру гой стороны, в нем сильно чувство коллектива, классовый ин стинкт, Фадеев показывает, как постепенно старые тропы зараста ют, приходится самому выбирать дорогу. Важнейшим моментом в изменении жизни Морозки был общественный суд. Последствия су да сказались в эпизоде на пароме, когда герой впервые поборол чувства, которые обычно руководили им. Эта победа над собой при несла радость. Дальнейшее перерождение происхо дит в переосмыслении прежней жизни. Стремится попасть на «пря мую, ясную и правильную дорогу, по которой шли такие люди, как Левинсон, Бакланов, Дубов».

Перерождение коснулось и личных отношений.

В конце романа подвиг — закономерный поступок, иначе он уже не мог поступить. Он ни на миг не потерял самообла дания.

В Фадеев показал обобщенный образ человека из наро да. Процесс перевоспитания людей в огне революции и Граждан ской войны дал историческую выработку нового, социалистического характера, пережитую многими в первые годы Советской власти.

Итак, мы видим, что к теме «человека в огне Гражданской вой обращались многие писатели, они по-разному отражали ее в своих произведениях, которые составили удивительную картину того ужасного, страшного времени.

ЧЕЛОВЕК В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (III вариант) Война... У нее всегда одно лицо — смерть, страдания, нена висть... Но тем не менее многие писатели первой половины XX века смогли увидеть в братоубийственной войне годов и ис пытание — испытание на прочность человеческих убеждений, вер жизненным принципам. В огне кровавой бойни проявляются скрытые в обычное время черты человеческой натуры — будь то трусость и предательство или готовность к самопожертвованию. И это не зависит от того, какой позиции придерживается автор — будь он явный сторонник «красных» или стремящийся к объектив ности повествования наблюдатель.

все-таки, как мне показалось, главным чувством, преоблада ющим в сердцах людей во время войны, является страх, но по-раз ному переносят его герои: Мечик — герой романа А. Фадеева «Раз — готов предать ради спасения своей жизни;

для него, пред ставителя интеллигенции, человеческая жизнь и идея, как ни странно, ничего не значат — главным является выживание, пусть даже и за счет других.

Совсем не таков Николай Турбин — побеждая свой страх перед петлюровцами, он готов умереть, спасая тем самым будущих юнке ров и кадетов. И если у героя Фадеева инстинкт самосохранения граничит с предательством и подлостью ради спасения самого себя, то булгаковский персонаж заглушает страх чувством долга.

Тем не менее нельзя говорить, что лишь представители интел лигенции поставлены писателями в экстремальные ситуации, — сознательность, решительность и все лучшее, что есть в человеке, проявляется, по мнению Фадеева, именно в представителях проле тариата, — так как не они являются наиболее надежной частью от ряда Левинсона!

И в то же время Тальберг («Белая гвардия»), представитель и носитель ценностей высшего офицерства, готов ради собственного спасения в аду петлюровцев свою жену, бросить свою часть и Город, ставший родным.

Почти каждый герой в произведениях этого времени — человек, раздираемый внутренними противоречиями, страдающий от необ ходимости переступить через себя: или совершить убийство («Док тор или отказаться от защиты своего родного Города («Белая гвардия», полковник Мальцев);

это человек с воспаленным сознанием, готовый, пусть из лучших побуждений, убить себе по добного (Палых в романе «Доктор Живаго»), спасая его от возмож ного страдания. Период Гражданской войны характерен значитель ным смещением ценностей: человеческая жизнь ничего не стоит, убийство становится обыденностью, страдания — атмосферой жиз ни.

Но тем не менее в высушенной войной человеческой душе еще остается место прежним идеалам — и монархист Алексей Турбин, и доктор Живаго готовы отстаивать свои убеждения, пытаются доб ром вылечить страшную язву мясобойни.

Наряду с этими людьми существуют и те, кто способен забыть о своих эмоциях и положиться на правоту других, — ведь ни Левин сон, ни Най-Турс не сомневаются в полученных приказах, ставя се бе целью их выполнение любой ценой (правда, в Най-Турсе побеж дает здравый смысл и он отдает приказ об отступлении).

Третий тип людей — те, для кого мясорубка войны преврати лась в забаву или ремесло;

их смысл жизни убийства и уничто жение себе подобных безо всяких целей и рассуждений. Таковы петлюровцы, входящие в Город, убивая случайных прохожих (не счастный еврей на мосту). Именно ненависть таких людей движет всей войной, вопреки всякой логике и вопреки идеям.

Вместе с тем нельзя забывать, что еще существует любовь — соединяющее разных людей, заставляющее забыть об окружающих жестокостях, обрести настоящий смысл жизни;

эта любовь снимает напряженность и ненависть, царящие на каждой странице: любовь Варвары можно назвать эмоциональной отдуши ной романа «Разгром». Новое чувство Елены («Белая восстанавливает нарушенную отъездом Тальберга гармонию;

лю бовь Юлии Рейс и Елены к Алексею явилась той самой соломин кой, которая помогла старшему Турбину выжить и выздороветь по сле всего перенесенного.

Все женщины: и Варвара, и сестра Най-Турса, и Елена, — все они способны на глубокое и загадочное чувство, чувство, которое действительно творит чудеса, — и все это несмотря на окружающие ужасы войны...

Главными для Бабеля, Фадеева, Пастернака, Булгакова являют ся даже не описываемые события, а то, что в подобной атмосфере герои еще могут носить гордое имя СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа.

Здесь Бог с дьяволом борется, а поле битвы — сердца людей!

М.

Гражданская война — один из самых трагич ных периодов в России;

она унесла жизни миллионов, за столкнуться в жестокой и страшной борьбе народные мас сы: разных сословий и политических взглядов, но одной веры, од ной культуры и истории. Война вообще, а гражданская в частно сти — действо изначально противоестественное, но ведь у истоков любого события стоит Человек, его воля и желание: еще Л. Н. Тол стой утверждал, что объективный результат в истории достигается путем сложения воль отдельных людей в единое целое, в одну резу льтирующую. Человек — крохотная, порой невидимая, но вместе с тем незаменимая деталь в огромном и сложном механизме войны.

Отечественные писатели, отразившие в своих произведениях собы тия годов, создали ряд жизненных, реалистичных и ярких образов, поставив в центр повествования судьбу Человека и показав влияние войны на его жизнь, внутренний мир, шкалу норм и ценностей.

Любая экстремальная ситуация ставит человека в крайне слож ные условия и заставляет его проявить самые значительные и глу бинные свойства характера;

в борьбе доброго и злого начал души побеждает сильнейшее, а совершаемый человеком поступок стано вится итогом и следствием этой борьбы. И нередко корыстные ин тересы и страх берут верх над лучшим в человеке;

такая ситуация, например, изображена в романе А. Мечик, по своему же легкомыслию и юношеской увлеченности попавший в отряд, оказывается абсолютно неприспособленным к тяжелым войны, ведет себя низко и недостойно. У него нет элемен тарного чувства он не способен заботиться не только о дру гих (Варе и даже своей лошади), но и о себе;

это слабый, малодуш ный, эгоистичный и потому ненужный на войне человек. Мечик — обуза для отряда;

в финале же накопившиеся в его душе страх и трусливая ненависть к войне выплескиваются — Мечик предает от ряд, бежит из него. Мотив бегства и предательства звучит и в дру гом произведении, посвященном теме Гражданской войны, — пьесе М. «Дни Турбиных». Здесь гетман и его приближенные оставляют на произвол судьбы целый город, бегут, спасая лишь свои жизни. Бежит и Тальберг, причем его вина едва ли меньше:

этот человек оставляет в опасности жену и ее братьев. Тальберг не достоин сочувствия, а тем более уважения (Елена так и говорит об этом Шервинскому: «Не люблю я его и не Действитель но, все то худшее, что может проявиться в человеке в трудное вре мя — трусость, низость, себялюбие, — воплощено в этом явно не любимом герое Булгакова. Другой герой, Шервинский, присутству ет при бегстве гетмана, никак ему не препятствуя (вероятно, созна вая бесполезность всех попыток), но после бегства сообщает Турби ным об опасности, то есть ведет себя максимально честно и благо родно в условиях бесчестной игры гетмана и его команды.

Сложность ситуации заключается, в частности, в том, что нрав ственный выбор, совершаемый человеком, не всегда может быть од нозначен, и благородный человек, приспособившись к внешним условиям, способен принести объективно больше добра окружаю щим. Если бы не вести от Турбины не успели бы подготовиться к защите, а ни от кого другого эту информацию по лучить было невозможно. Проблема еще и в том, что порядочному человеку порой приходится перешагивать через свои принципы, — война диктует новые правила и нормы. В рассказе И. Бабеля «Мой первый гусь» герой совершает убийство (хотя и гуся), при этом, естественно, нарушает моральные законы;

но на войне убийство морально оправданно, смерть — в порядке вещей, особен но если есть реальная необходимость преступить закон «не убий» (в случае с — герою просто невозможно было бы жить даль ше с казаками). Человеку приходится идти на компромисс с собой, потому что война меняет понятие о нравственности и безнравствен ности, о допустимом и о недопустимом;

кругом смерть, которая уже не воспринимается как нечто особенное. В двух других расска зах Бабеля, и (оба входят в цикл «Конар мия»), автор показывает сознание, искалеченное войной;

в пер вом — солдата Курдюкова, «в самых первых строках» своего пись ма матери спрашивающего о любимом жеребце Степке, а лишь «во извещающего ее о смерти брата и отца. И сама смерть опи сывается с леденящим душу спокойствием, в подробностях. Сцена убийства старого еврея ужасает обыденностью, в восприятии героя ничего выдающегося в ней нет;

видимо, герой видит такое не в пер вый и не в последний раз, и тем более страшно звучит брошенная убийцей фраза: «Если кто интересуется, нехай приберет. Это свободно...» Сознание человека на войне деформируется, меняется;

становятся неясными, расплывчатыми рамки дозволенности.

В теме смерти, пронизывающей практически все произведения о войне, звучит один, на мой взгляд, самый страшный мотив;

тот факт, что аналогичные сцены встречаются в трех очень разных ра ботах («Доктор Живаго», «Конармия», «Разгром»), говорит об ост роте, актуальности и повсеместности проблемы в период войны.

Эта проблема — убийство во то есть смерть, воспринима емая в силу различных причин как необходимость, несущая облег чение умирающему. У Бабеля Долгушев сам требует смерти, осоз навая, что она неминуема;

Фролова («Разгром») убивают, но перед смертью он понимает, что в пробирке не лекарство, и фактически соглашается на гибель. Такая ситуация мучительна и для убийц, и для жертвы;

не всякий способен отнять жизнь у человека, даже об реченного: Левинсону стоит немалых душевных усилий принять это решение, а герой «Смерти вообще оказывается не в силах выстрелить в уже умирающего. С другой стороны, молчали вое согласие Фролова на смерть — тоже подвиг, который может со вершить только очень сильный человек. Особенный случай — убийство Палых семьи («Доктор цель та же — предотвратить мучения, но здесь эта идея полностью завладе вает героем и практически его с ума.

В этих условиях крайне тяжело сохранить здравый ум, остаться самим собой, не дать худшему в себе одержать верх над лучшим. И все же такие люди есть;

мотив героического поведения человека на войне звучит во многих произведениях, причем героизм проявляет ся на разных уровнях, как у руководителей, от которых требуется решительность, самообладание и, пожалуй, самое трудное — спо собность возложить на себя ответственность, так и у подчиненных, достоинства которых составляют храбрость и беззаветная предан ность командиру и отряду. Мудрые и расчетливые руководители, Левинсон и Алексей Турбин, стремятся сохранить жизни своим подчиненным, делают для этого все возможное: Турбин приказыва ет юнкерам: «По понимая, что это противоречит кодексу чести и достоинства воина, но иначе молодые, неопытные, «зеле солдаты погибнут, и погибнут ни за что, ничего не добив шись, потому что серьезного сопротивления они все равно оказать не смогут. Должность руководителя стоила Турбину жизни: спасая других, не успел спастись сам. В финале романа «Разгром» Левин сон не умирает, но предстает перед выжившими постаревшим;

вне запно окружающие видят в нем обыкновенного человека со слезя щимися глазами, похудевшего и побледневшего. Но последняя фраза романа было жить и исполнять свои обязанно сти») возвращает оптимистичный настрой;

Левинсона вре менна, потому что храбрый человек — это не тот, кто не испытыва ет страха, ведь инстинкт самосохранения есть у всех;

это тот, кто умеет подавить в себе страх, поставить общие интересы, идею выше страха и не дает ему перерасти в трусость.

Не храбрости требуется от подчиненных — Морозки, Николки Турбина. Эти герои двух разных произведений принадле жат различным сословиям, у них совершенно разные судьбы, и, по жалуй, единственное, что их объединяет, — то что есть в солдате: верность, преданность, в известной мере инициа тива. И оба автора, Булгаков и Фадеев, явно симпатизируют геро ям, хотя в силу реалистичности произведений приводят их к тра гичному финалу: — к героической смерти, Николку — к тяжелому ранению.

Особенное место в произведениях о войне занимают образы жен щин, казалось бы неуместные в суровых реалиях военного време ни. В пьесе «Дни Елена, главная героиня, женщина сильная, незаурядная;

она с мужчинами встречает тревож ные времена, находит в себе силы после отъезда мужа начать но вую жизнь. В романе «Разгром» образ Вари — также один из цент ральных, но у Фадеева женщина воспринимается скорее не как идеал, объект поклонения (вспомним, что у Булгакова почти все мужчины в пьесе влюблены в Елену), а скорее как друг, верный то варищ и спутник. В то же время показан ее внутренний мир и эво люция: от романтической увлеченности к спокойному по ниманию истинных ценностей и возвращения к Морозке. Эпизоди чен, но очень характерен образ хозяйки из рассказа «Мой первый обреченно повторяющей: «Товарищ, я желаю повеситься».

Образы молодых женщин, традиционно в литературе обозначаю щие все хрупкое, нежное, прекрасное, подчеркивают ужасы и жес токости войны по принципу несовместимости и контраста.

«Доктор Живаго», «Разгром», «Дни Турбиных» — произведения, в которых отражены реалии войны с разных сторон, в жизни разных сословий, национальностей, в разных уголках страны, от Украины до Дальнего Востока. И на фоне бесконечных таежных лесов, горящих городов и разоренных деревень возникают образы людей, в судьбах которых авторы порой объединяют типи ческие черты определенного сословия или нации;

но общечеловече ские ценности не подвластны ни времени, ни пространству;

везде и всегда ценились и будут цениться честность, храбрость и благород ство, и то лучшее, что любили в своих героях Бабель, Булгаков, Фадеев, Пастернак, — это вечно, поэтому их произведения любят и будут любить отечественные и зарубежные читатели.

ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ: ПАЛАЧ ИЛИ ЖЕРТВА?

Двадцатые годы XX века стали губительными для традиций русской классической литературы. Новая власть принесла с собой новую идеологию и новую культуру. Если в XIX веке лучшие герои постоянно находились в состоянии смятения и нравственного поис ка, пытались найти себя в лице сложных человеческих отношений, непонимания и духовного одиночества, то обновленное искусство, напротив, стремилось к упрощению и однозначности, делая его близким и доступным для народа. Именно народ наделяется вла стью и идеализируется, крестьянско-пролетарское «мы» ведет борь бу с буржуазией и помещиками, легко победив которых начинает преследование интеллигенции, наиболее опасного врага и умного, опытного Олицетворение стихийной войны для — партизан ские отряды, существовавшие в разных регионах России. Традици онно партизаны воспринимались как бесстрашные герои, самоот верженно сражающиеся за правду в лесах и полях. Именно так вос принимались народные патриоты Мечиком, решившим влиться в их ряды и воевать за идеологию нового поколения, но жестокость и насилие поразили его сознание, вызвав разочарование и отвраще ние, болезненную неприязнь к партизанам. Мировосприятие кре стьян изменилось, и нужны были люди другого типа, чтобы управ лять народной стихией. Отношение Мечика к предводителю отря да, Левинсону, было резко отрицательным, но можно ли мать однозначно эту личность, сформировавшуюся в двадцатые го ды и жившую по законам нового времени?

Прежде чем характеризовать можно проанализиро вать действия других героев войны, представленных менее слож ными и глубокими, таких, как, например, начдив Савицкий, опи санный в рассказе первый гусь*. Савицкий, вою ющий на стороне скоро становится душой отряда. При влекателен он не только внешностью, хотя «серые глаза, в которых танцевало веселье», и добродушная улыбка, и вся «красота его ги гантского тела» заставляла людей чувствовать к нему невольное расположение. Внутренне он также типичный представитель этой эпохи, с его приятием бессмысленной жестокости, доходившей до беспричинного убийства, и отношением к интеллигенту как к «пар ничтожному человеку. недостоин уважения как более образованный и начитанный представитель отряда, не умеющий уничтожать и разрушать. Савицкий, в общем, не был деспотом и злодеем, но подчинялся закону времени, по сути, рабом но и не желал для себя другой судьбы. Принцип «но вого гуманизма», допускавший недопустимое, одарил его властью и, «вложил меч войны» в руки Савицкого.

Так же отношения интеллигента Юрия Живаго и командира отряда, пленившего его. Различия лишь в том, что док тору не надо становиться частью отряда и проповедовать идеологию «красных». Командир этого отряда — слабый, безвольный человек, о чем свидетельствует возобновление поставки самогона в отряд и после расправы с главными виновниками. движет трусость (желание уничтожить соперника, сохранить власть и по рядок среди партизан) и слабоволие (он «несчастный и любитель спиртного). Он старается прятать свои недостатки за жес токостью, демонстрируя силу расправами и бесчинствами. В то же время он проповедует просвещение народа, ратует за образование и дисциплину, не видя истинного отчаяния и огрубения людей вслед ствие беспощадной войны. верит, что единственная причина тревоги Живаго, его «меланхолии» — боязнь за собствен ную жизнь, опасение пострадать от руки в то время как интеллигент переживает вырождение культуры прошлой эпохи, уничтожение нравственных ценностей и богатства нации, бесчис ленные смерти «героически гибнущих детей»и извращение челове ческого сознания. Микулицын неспособен увидеть первопричину случающихся трагедий, он не чувствует даже ужаса происходящего и является только рукой судьбы, уничтожающей многовековую ис торию и культуру Руси, что предчувствовал Блок еще в первые го ды столетия.

Сложнее и неоднозначнее образ Левинсона в романе Фадеева Он — сформировавшаяся личность, умный, не лишен ный мудрости и жизненного опыта человек. Левинсон отнимает свинью у голодной семьи корейца и отдает приказ об умерщвлении Фролова, но он делает это не из жажды крови, а по приказу пар тии, потребовавшей сохранения отряда любыми средствами. Он не подчиняется своей воле, а глядит в будущее, ради которого готов взять на свою душу преступление. Левинсон не безнравственный человек, и его совесть не спокойна, но он не дает себе права даже на малейшее проявление слабости. Идя ведет за собой боевых товарищей, призывая их к честности и напоминая о долге.

Левинсону дана мудрость и сила, наполняющая смыслом каждое его действие и решение, но он сам часто не видит сложности осоз нания идеи времени другими. Он не помогает почувство вать себя исключительным и значимым для партии, думая о нем только как о слабохарактерном человеке, между тем как юноша не способен проникнуть в глубь проблемы, испугавшись внешней сто роны дела. Мечик, таким образом, приносится в жертву так же, как семья корейца, Фролов и еще многие беззащитные жизни и су дьбы.

Командиры, какими разными бы они ни были, приносят и себя в жертву делу революции, партии, общей идеи, уничтожают для себя возможность спокойной и счастливой жизни (многие вынуж дены оставить семью, целиком посвятив себя делу войны), подавля ют в себе личность для приближения к народу, соединения с ним.

«Нужно жить и исполнять свои обязанности», — говорит Левин сон, понимая под этим и необходимость крайних мер, расправ и жестокости. Все люди — жертвы времени, в котором они живут, но проблема эта обретает особенно сильное, трагическое звучание в литературе двадцатых годов.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (I вариант) испытало на себе вся кое — и оптимизм, и безрассудную слепую надежду, и безысходное от чаяние. Ему угрожали, его пыта лись отравить и уничто жить, повернуть вспять, вернуть в пещеры. Оно выжило. Появилась возможность вдумчи изучения его. Сейчас, может быть как никогда еще в истории человечества, будущее зависит от настоящего и требует нового под хода к себе.

Д. Гранин Богом быть трудно. Практически невозможно. Как, впрочем, немыслимо сложно заглянуть в будущее и узнать, что там происхо дит на нашей Земле, такой маленькой и беззащитной перед Вселен ной. Ничто так сильно не интересует человека, как будущее его се мьи, детей, страны, цивилизации. Наверное, поэтому так увлекате льна и многочисленна научно-фантастическая литература. Писате ли-фантасты придумывают разное будущее, из многих вариантов которого нам только остается выбрать тот, который больше понра вился. Я выбираю братьев Стругацких.

Один из них — астроном, другой — востоковед-японист. Навер ное, поэтому их фантазии обращены к звездам и земной мудрости.

Они с изрядной долей сарказма по отношению к настоящему (поч ти как Салтыков-Щедрин) придумали свое будущее. Интересно, что в годы в кругах интеллигентов их произведения считались едкой социальной сатирой на социалисти ческий образ жизни. Для меня же их книги — фантастика, но фан тастика предостерегающая: в будущем вырастает то, что ты посадил Земля новой эры Стругацких — высокоразвитая цивилизация.

Усовершенствованы квартиры, люди работают в свое удовольствие, и вообще все счастливы. Главная проблема новой счастливой эры человечества — уважение суверенитета: нельзя вмешиваться в ес тественный ход развития цивилизации.

Стругацкие показывают опасность чужеродных инъекций с двух сторон: вторжение землян в жизнь и историю других планет («Трудно быть Богом», «Обитаемый остров») и присутствие на Зем ле иной цивилизации, то есть Странников («Жук в муравейнике», «Волны гасят В первом случае благие начинания землян оборачиваются траге дией и для них самих, и для тех, кому эта помощь была предназна чена. Попытка цивилизации высокого уровня искусственным пу тем поднять до себя цивилизацию неразвитую оборачивается бедой.

Об этом идет разговор между двумя умными людьми в книге «Трудно быть Один из них, Румата, — прогрессивный че ловек из будущего — говорит Будаху — мудрецу из рыцарских времен: «Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим?» На что Будах говорит: «Тог да, господи, сотри нас с лица земли и создай заново, более совер шенными... или, еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей доро Румата, посланный спасать чужую цивилизацию от невеже ства, отвечает: «Сердце мое полно жалости. Я не могу этого сде Получается, умники из будущего не могли понять, что для того, чтобы существовала, ей необходима история, состоя щая из историй каждого отдельного поколения и индивидуума.

Земля многое испытала на себе до сегодняшнего дня: природные катаклизмы, кровавые войны и революции, научно-технический прогресс, обернувшийся огромной озоновой дырой в атмосфере.

Много пришлось испытать и человеку. Но мы живем, ощущаем се бя землянами и гордимся этим перед Вселенной, о чем готовы ска зать любому встречному инопланетянину.

Кстати, о пришельцах. Более умные, чем люди, Странники в своих целях используют Землю и ее население. Не из злых побуж дений, а совершенно не задумываясь о реакции нормальных людей, они занимаются своими делами, но несколько необычным образом.

Это сеет неразбериху и путаницу, люди теряют способность контро лировать происходящее. Странники порядком навредили земля нам, правда сообщив, что они всегда готовы прийти на помощь. Не известно, была бы их помощь полезной.

«А муравьи-то перепуганы, а муравьи-то суетятся, жизнь готовы отдать за родимую кучу, и невдомек им, беднягам, что жук сползет в конце концов с муравейника и убредет своей до не причинив никому никакого вреда... <...> А если это не «Жук в муравейнике»? А если это «Хорек в — го ворит еще один умный человек по поводу вторжения Странников.

Если не брать масштабов Вселенной, то примеров вторжения инородцев в менее цивилизованную среду на Земле можно вспом нить много. Открытие Америки, повлекшее за собой истребление коренного населения. Аборигены Миклухо-Маклая, не сумевшие справиться с плугом. Гуманитарная помощь отсталым странам, спровоцировавшая спекуляцию. Значит, люди были не готовы при нять чужую цивилизацию. Их уровень развития, нравственные устои диктовали им собственный путь. Генетически в человека ложено усваивать то, что достигнуто своим трудом. Только в этом случае он растет и совершенствуется. Человек сам должен управ лять своим настоящим, радоваться новому достигнутому уровню.

Строить свою историю. Человек будущего появится не с помощью НТР. Как сказали Стругацкие: «Новый человек может быть сфор мирован только новой педагогикой, а прорывы в нее пока удручаю ще редки и неуверенны, и их без труда, почти автоматически ду шит непроворотная толща педагогики Самовоспитание — начало новой педагогики, А воспитать в себе нового человека мож но и без постороннего вмешательства.

Будущее. Что оно для писателя-фантаста? Это то, что вырастает из сегодняшнего дня под влиянием прогресса.

Для обычного человека будущее — это любое завтра. Для миро вой истории будущим был каждый день. Я живу днем сегодняш ним, обычным для мировой истории, наверное, не очень интерес ным для писателя-фантаста. Но я знаю, что все, совершенное сегод ня, вчера для меня было будущим, а завтра я испытаю последствия вчерашнего будущего. И моя маленькая история сложится с исто рией Земли. Мой скромный сегодняшний день станет земным На стоящим. Вместе со всем человечеством я попытаюсь заглянуть в наше Будущее, жизнь в котором зависит от того, что мы для него сделаем.

Богом быть трудно. Так «оставь нас и дай нам идти своей доро БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (II вариант) Каждый человек в своей жизни не раз задумывается о будущем.

Так было всегда. В трактатах многих философов древности мы мо жем встретить их предсказания грядущего.

Интерес к будущему не угасает и по сей день. Люди всегда оста ются людьми, и новейшие открытия науки только повышают эту тягу к знаниям. Ведь чем больше мы узнаем, тем больше остается скрытого, неизвестного и загадочного.

Литература и искусство всегда были и остаются зеркалом чело веческих мыслей, чувств и стремлений. Поэтому такая важная те ма не могла не найти отражения в произведениях искусства.

Вспомним, например, живописные произведения авангардистов:

автопортрет Пикассо, «Черный квадрат» Малевича. Обратимся к современной музыке: музыке Мессиана и Долебровской.

Уже само слово «авангард» говорит об их творчестве. Они, иду щие впереди, уже сделали шаг в будущее.

Не всегда современники способны оценить и понять их творче ство, но люди будущего, безусловно, примут его как свое.

Почти в каждом литературном произведении можно увидеть элементы прогноза будущего. Но, бесспорно, самым ярким отраже нием мыслей о предстоящем является фантастика.

В современной фантастике перед читателем проходит череда со вершенно нереальных, порою даже чудовищных, часто доходящих до абсурда образов. Поэтому мы остановимся на произведениях на учной фантастики.

Не раз уже случалось так, что предсказанное в книгах сбыва лось. Вспомним произведения Верна: полеты на Луну и пу тешествия в подводном мире стали почти повседневными.

В научной фантастике о будущем можно выделить две большие группы: произведения-утопии и антиутопии, то есть положитель ные и отрицательные прогнозы будущего.

В произведении Аркадия и Бориса Стругацких «Понедельник начинается в главный герой совершает путешествие в опи сываемое будущее. В его рассказе об увиденном — ретроспектива всего, что было написано о предстоящих временах.

Уже в самом начале путешествия герой замечает, что Земля раз делена на два мира неразрушимой стеной: мир утопии и мир анти утопии. Эта стена остается на планете до «конца На «Земле Положительно Программируемого герой встречает мальчика, совсем еще маленького ребенка. После недол гой беседы с ним герой думает: «Неужели дети будут такими — по слушными и невозмутимыми, мыслящими стандартными фраза А ведь это — положительное предсказание!

Герои многих произведений польского писателя Конрада Фиал ковского — тоже молодежь, студенты. Но они совсем другие: жи вые и непосредственные, радостно и с надеждой смотрящие в буду щее. Но и на их долю выпадают сложные испытания.

Герои рассказа «Нулевое решение», Эми, Корот и Нор, попада ют в катастрофу на лунной станции. Отрезан путь к запасам кисло рода, нет связи с главной базой.

В этой экстремальной ситуации раскрываются неожиданные черты характера каждого: смелость и решительность Нора, самооб ладание и выдержка Эми, трусость Корота. Но, как и свойственно людям, они не осознают опасности до конца, думают о привычных вещах: что же мы будем делать?! На будущей неделе мне нужно быть на семинаре...» — говорит один из них.

Но постепенно героев охватывает паника, они не могут найти выход из «Хватит необдуманных решений!» — вдруг раздается голос на Оказывается, что сложное испытание, выпавшее на долю геро ев, не что иное, как проверка, экзамен.

Так как Эми, Корот и Нор не внесли конструктивных идей, их группу отнесли к «группе нулевых Учитель ребят ска зал им на прощание: «В космосе... нельзя ошибаться. Каждая ошибка — последняя. На экзамене еще можно ошибиться раз.

Один Это произведение было написано до того, как человек вышел в космос. А ведь сколько космонавтов погибло из-за необдуманных решений.

Место человека во Вселенной — основная тема рассказов ковского. Она и в других произведениях. Писатель заду мывается о том, что человечество не одиноко в космическом про странстве. «Ты когда-нибудь задерживался, чтобы посмотреть на воробьев? Наверно, нет. Они слишком распространены, чтобы обра щать на них внимание... и, как знать, может, мы и есть такие во робьи в нашей — размышляет один из героев.

Когда-нибудь настанет время, и человечество достигнет вершин знания, что люди смогут покорить время и пространство, встретить «братьев по И тогда перед человечеством встанет вопрос: имеем ли мы пра во, изменяя что-то в прошлом, тем самым влиять на будущее. Име ем ли мы право вмешиваться в ход истории планет, строя жизни их обитателей по своим меркам и понятиям?!

Об этом и рассуждают Аркадий и Борис Стругацкие в романе «Трудно быть Богом». Трудно быть Вершителем: решать судьбы людей и нести ответственность за последствия.

Жизнь на планете, о которой рассказывают Стругацкие, не всег да укладывается в схемы, разработанные на Земле, в пыльных ка бинетах, вдали от непредсказуемой реальности чужих планет.

Что делать герою, если нет руководства в учебнике?! Ответ один. Нужно действовать по велению сердца, души. Поэтому Рума та Эсторский, или Антон на Земле, так долго не может оправиться от глубоких переживаний, вернувшись домой.

В этом чужом для человека мире герой приобрел прекрасных друзей, талантливых и добрых. Там он полюбил девушку. Румата хотел увезти ее на Землю, подальше от суровой плане ты, но она погибла, вдохнув лишь немного светлого счастья с лю бимым человеком.

Любовь двух существ с разных планет доказывает, что во Все ленной одинаково важны такие человеческие качества, как любовь и дружба, верность и преданность, справедливость и доброта.

Потому человечество должно стараться пронести в будущее все светлое и прекрасное, накопленное веками, а пороки оставить в прошлом.

Этой мыслью пронизаны все произведения И. Ефремова. В своей повести «Сердце Земли» фантаст повествует о людях, затерявших ся в космоса из-за поломки двигателей.

Эти люди почти все они ведут себя честно и благород но, самоотверженно. Конечно, обычный человек не может быть бе зупречным, но к идеалу нужно стремиться.

Посланниками Земли в другие миры должны быть ее лучшие люди.

Почему же человеку не дано знать свое будущее?

Наверное, потому, что человек должен идти по пути самоусовер шенствования, с каждым шагом поднимая перед собой планку на меченной цели все выше и выше, стараться достигнуть максималь но возможного.

Потому что трудно жить в постоянном страхе перед неизбежны ми опасностями в грядущем.

Потому что радость успеха не будет полной, если знать о нем за ранее.

И потому что трудно жить и быть обреченным на что-то, пусть самое прекрасное, но неизбежное!

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА (III вариант) Человек всегда задумывается о том, что его ждет в будущем.

Еще в древности во всех странах пользовались услугами гадалок, прибегали к колдовству, надеясь узнать свою судьбу. Многие писа тели стараются заглянуть в будущее, чтобы понять, что ждет чело вечество. Каждый представляет это по-своему. Возникают произве дения, описывающие целые миры отдаленного будущего со своими законами, обычаями, порядками. Но люди всегда верили в лучшее.

Человечество было уверено, что оно бессмертно, что его не уничто жат никакие войны, что будущее будет счастливым. Еще в XVI ве ке Томас Мор в своем произведении «Золотая книжечка о наилуч шем устройстве государства, или О новом острове создал идиллическую картину жизни.

Но в XX веке мировоззрение людей стало меняться. Первая ми ровая война, создание все более совершенного оружия массового уничтожения доказали хрупкость окружающего мира. Человечест во поняло, что его можно быстро истребить, и вера в бессмертие была разрушена. Наступил кризис, отразившийся во всех областях искусства, в том числе и в литературе.

Мнения писателей о судьбе человечества разделились. Одни про должали писать в жанре утопии. Картину идеального мира рисует Станислав Лем. В его произведениях, например материальные блага не являются главной целью в жизни людей. Каждый может иметь любую вещь, какую ему захочется.

Даже на день рождения взрослому человеку дарят чаще всего не подарки, а цветы. Смысл жизни этих людей в заботе о человечест ве, в совершенствовании самих себя. Они совершают открытия, осваивают космос, пытаются вступить в контакт с другими цивили зациями. Сама работа, возможность приносить пользу доставляет им радость. Но Лем сразу же предупреждает, что события происхо дят в отдаленном будущем, принципы жизни этих людей сильно отличаются от современных. И чтобы воспитать таких благородных и бескорыстных людей, много столе тий. Так что если такое общество и возможно, то в очень отдален ном будущем.

В XX веке стал развиваться также и жанр антиутопии. После того как люди осознали, насколько легко можно уничтожить чело вечество, возникли многочисленные произведения-предупрежде ния. Раскрывается другая перспектива развития.

В одном из произведений Стругацких возникает такой образ фантастической реальности: высокая стена разделяет Землю на две части. С одной стороны, существует мир, изображенный писателя На протяжении многих веков он меняется в соот ветствии с представлениями людей о счастье. С другой стороны сте ны — мир антиутопии, где постоянно идут войны, погибают циви лизации. Это своеобразная пародия на многочисленную литературу о будущем.

Но, по-моему, антиутопии более чем утопии, ведь они отражают страхи человечества, а каждый новый кризис в об ществе вызывает испуг.

В начале XX века, когда технический прогресс входит в жизнь людей, растут города из стекла, бетона и железа, появляется опас ность сделать человека лишь деталью машины, частью громадного механизма общества. Об этом пишет Е. Замятин в романе «Остро витяне*. Он изображает английское мещанство, чье механическое существование доведено до совершенства. Например, у викария Дьюли на стене висит «расписание часов приема пищи;

расписание дней расписание пользования свежим воздухом;

рас писание занятий У людей нет души, нет эмоций. Существует только холодный расчет.

После Октябрьской революции в России начинают строить но вое, социалистическое государство. Замятин постоянно сталкивает ся с насилием, жестокостью, человеческая жизнь не ценится, лич ность полностью подчинена государству, ей не оставляют права на свободный выбор. Именно тогда был задуман роман «Мы». Это ан тиутопия, предупреждающая о том, что может произойти с челове ком в мире, где счастье достигнуто ценой упразднения свободы, уничтожения индивидуальности. Построен гигантский муравей ник, где люди живут, работают, но не задумываются над смыслом своего существования.

Но технический прогресс неизбежно продолжает развиваться. И в середине XX века известный американский писатель Рэй Бредбе создает роман по Здесь люди уже не похожи на машины. Наоборот, они практически не работают, живут так, как хотят, они индивидуальны, но утрачены моральные ценности.

Люди напоминают машины не внешне, а внутренне. Они не умеют и не хотят задумываться над окружающей действительностью. У них нет привязанностей, им никого не жаль, поэтому растет жесто кость. Родители не заботятся о своих детях. Зачем? Ведь существу машины, которые вымоют малыша, накормят его, расскажут ему сказку. Родителями для детей становятся машины. Поэтому в рассказе дети убивают своих отца и мать, которые хотели отключить эти машины.

В конце XX века перед человечеством возникают новые пробле мы: угроза экологической катастрофы, бездуховность людей, все большее их ожесточение. Все это находит отражение в романе И. Ефремова «Час быка». Писатель на примере планеты, где ресур сы использовались неразумно, а люди не были главной ценностью в обществе, предсказывает возможную катастрофу Земли. Но, в от личие от многих других писателей-фантастов, он предлагает пути выхода из кризиса. Он считает, что нужно начинать с воспитания самого человека, чтобы он чувствовал себя настоящим хозяином своей планеты и бережно относился к ней.

Проблема воспитания человека затронута и в повести Стругац ких «Трудно быть Главный герой этого произведения по нимает, что сделать человека нельзя. Он сам должен свое счастливое будущее. Ему можно только помочь, но не делать этого за него.

Будущее начинается в настоящем. Люди сами создают его, хотя жить в нем будут только их потомки. «Будущее создается нами, но не для Так говорил один из персонажей романа «Хромая су дьба». Писатели-фантасты, изображающие различные возможные в будущем миры, пытаются помочь людям сделать лучше настоящее.

Они дают советы, предостерегают от возможных ошибок. Я думаю, что это основная задача научной фантастики. А будущее зависит от людей, которые живут сегодня.

ЖАНР АНТИУТОПИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Что будет завтра, к чему я иду? Вопрос, вечно волнующий чело веческий разум. Завтра наступает, а ответа нет. Будущее, как недо стижимый горизонт, неизменно остается загадкой для человека.

Дни складываются в годы, годы образуют века, а человеческое сознание настойчиво пытается приподнять завесу, отделяющую на стоящее от будущего. Такова уж натура человека, что не хочет он шагать в неизвестность (она страшит его), а потому необходимы ему мифы, фантастические образы (утопии и антиутопии), теории завтрашнего дня, где выражается его не всегда осознанная мечта о счастливом будущем.

Нужда в переосмыслении прошлого и настоящего, в моделиро вании будущего общества особенно остро встает в критические пе риоды истории, когда люди осознают, что больше нельзя жить так, как они жили до сих пор.

И первыми откликаются на требования времени люди мысля щие, обладающие богатым воображением и тонкой интуицией: пи сатели, поэты, философы, ученые. Они отдают свои силы и знания поиску истины, создают новые модели будущего, побуждают чело века к действию и предостерегают от неверных шагов.

Мечты о «золотом веке», о построении совершенного общества нашли свое выражение в утопиях — несбыточных, неосуществи мых, идеальных моделях будущего. Самыми известными создате лями утопических теорий являются Томас Мор (автор книги «Уто пия»), Кампанелла, Сен-Симон, Шарль Фурье, Роберт Оуэн.

В русской литературе идею утопического социализма наиболее полно отразил Н. Г. Чернышевский в романе «Что кото рый был опубликован в 1863 году. В России XIX в период обострения социальной и политической борьбы, бунтующие умы искали новые идеалы, создавали новых героев.

Общество будущего, спроектированное Н. Г. Чернышевским, основано на социалистических принципах свободы, труда, равенст ва. Люди, строящие его, такие, как Лопухов, Кирсанов, Вера Пав ловна, Рахметов, — это целеустремленные, бескорыстные, нравственные личности. Их цель — мир счастливых людей, креп ких нравственно и физически. нет ни воспоминаний, ни опасений нужды или горя;

здесь только воспоминания вольного труда в охоту, довольства, добра и наслаждения, здесь и ожидания только всего того же впереди».

Однако чтобы достичь гармонии, о которой мечтает Достоев ский, нужно совершить великие перемены как в окружающем ми ре, так и в самом человеке. Да, человек может сконструировать ма шины и поставить их себе на службу, сделать плодородными без жизненные пустыни. Но как быть с самим человеком? Удастся ли ему когда-нибудь избавиться от своих пороков, переступить через жадность, корысть, зависть, лень? Если да, то кем станет человек без столь свойственных ему человеческих слабостей? Богом или Зверем? Что же это будет за мир такой, где царит только радость и довольство, где нет противоречий и извечной борьбы добра со злом, без которой жизнь человека скучна и бессмысленна?

Да и возможно ли построение такого общества? Жизнь показа ла, что нет.

Но вот наступил XX век. Он принес с собой новые проблемы. Их осмысление и моделирование завтрашнего дня нашли свое отраже ние в антиутопиях. В отличие от то есть идеально хороше го общества, антиутопии проливают свет на эпоху, в которой они родились, отражают ее страхи и надежды, ставят человека перед нравственным выбором. Героем антиутопий зачастую становится человек, который пробует строить свою жизнь согласно представле нию о духовной гармонии, не совпадающей с окружающей его дей ствительностью. К числу наиболее известных антиутопий относят ся и А. Платонова, «О дивный новый мир» О. Хаксли, двор» и «1984» Дж. Оруэлла, «Мы» Е. Замя тина. Читая эти произведения, мы думаем не о грядущих столети ях, а о том, что тревожит нас сегодня.

В романе Е. Замятина «Мы» прежде всего привлекает внимание то, с какой точностью автор описал наше время, изобразив государ ство технократии и предсказав развитие техники, освоение косми ческого пространства.

Но гораздо важнее те нравственные проблемы, которые поста вил писатель в своем произведении.

Математически рациональный, «до зубов» механизированный мир, изображенный в романе Замятина «Мы», мир Единого Госу дарства отгорожен Зеленой Стеной из прозрачного стекла от «нера зумного, безобразного мира деревьев, птиц, животных». Обитатели Единого Государства уже не люди. Это числа, запрограмми рованные машины, управляемые всемогущей рукой Благодетеля, ведущего их к великой цели — победе разума над Вселенной. Все они винтики одного слаженно работающего механизма. Здесь дей ствует закон организованной людской массы: я — ничто, мы — си ла.

И Оруэлл в романе показал тоталитарное государство Океанию, в котором над гражданами безгранично господствует мощный партийный аппарат. Слежке, постоянному наблюдению подвергаются не только тела, но и мысли граждан Океании. Куда ни посмотришь, повсюду наталкиваешься на «недремлющее» око Старшего Брата. В государстве Океания без труда угадывается си луэт недалекого прошлого нашей страны.

Бездуховность, обезличивание, потеря человеческой индивидуа льности в тоталитарном обществе — вот чего боялись и от чего пре достерегали писатели в своих романах о будущем.

Авторы антиутопий не только создают образ будущего, но и разъясняют, какой ценой достигнуто общее благоденствие, на ка ких принципах строится «земной Герои Оруэлла искренне поверили, что черное — это и вера эта была достигнута не прерывным изменением прошлого. Как гласил мудрый (партий ный) лозунг Океании: «Кто управляет прошлым, тот управляет бу дущим;

кто управляет настоящим, тот управляет прошлым». Унич тожение прошлого, стирание памяти, избавление от человеческих чувств — вот что лежит в основе этих обществ. И эти принципы оказываются настолько жестокими, несправедливыми, что возни кает вопрос: а нужно ли человечеству общество, построенное такой ценой? Нужен ли рай, дорога к которому вымощена черепами? И в глубинах сознания некоторых героев романов возникает пугающее, необъяснимое чувство, сомнение, желание быть пусть несовершен ным, но а не «умным И, может быть, в рам ках антиутопии снова рождается утопия, миф о будущем. Поэтому герой Уинстон посвящает свой дневник будущему или про шлому — времени, когда «мысль свободна, а люди отличаются друг от друга и живут не в одиночку». И герой замятинского рома на Д-503 также убеждается, что в нем не умерла душа, не выветри лась фантазия (пусть он и испытывает от этого непреодолимый ужас). Тем самым авторы антиутопий, рассмотрев очертания тота литарных технократических режимов, указывают на противодейст вие, которое зарождается в недрах режима, сделавшего все, чтобы вытравить идею свободы.

Антиутопия кажется обращенной в будущее, так как в ней всег да присутствуют элементы фантастики. Но это, скорее, летопись событий настоящего времени, свидетельство того, что общество близко к катастрофе. Это не пессимистический прогноз, а преду преждение человечеству...

Мы стоим на пороге XXI века. И нам предстоит строить новое общество. Можно «разрушить до основания» старый мир, встрях нуть его прах с наших Но нельзя построить будущее, начисто отбросив прошлое, его ошибки и достижения. Октябрь 1917 года и современная история России доказывают это. И прав был Николай Гумилев, сказав:

Солнце, сожги настоящее Во имя грядущего, Но помилуй прошедшее.

Каким будет век? Что принесет он человечеству?

Боль и тревога сегодняшнего дня — Чернобыль, локальные вой ны, загрязнение окружающей среды, новые, неизученные болезни и многое другое.

Но человек надеется. Ибо, утратив надежду, он теряет все. Поэ тому спасение человека в его вере и духовном развитии.

Есть одна проблема — Одна — единственная в мире — Вернуть людям духовное содержание, Духовные заботы.

А.

Так каким будет будущее?

Кто даст ответ?!

ЖАНР АНТИУТОПИИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ вариант) Перемены приходят в нашу жизнь не сразу... Человечество по природе своей очень консервативно, а радикалы, люди «первого ря чаще всего становятся и только спустя какое-то вре мя, когда потребности общества дорастают до замыслов личности, люди встают на новую ступень развития, делают прогрессивный шаг вперед. Примером может служить распространение христианства и долгий путь этого учения перед тем, как заполнить души и сердца.

Боясь перемен, люди всегда старались «заглянуть за В прошлом популярны были различные гадания и астрологические прогнозы. В XIX веке появилась научная фантастика, и писатели предыдущего столетия — Ж. Верн, Г. Уэллс — старались предуга дать, как будет устроен мир и «обустроен» человек будущего, то есть насколько далеко человечество сможет продвинуться по пути научно-технического прогресса.

Писатели нашего века — Р. Бах, Д. Е. Замятин и др. — пытаются показать перспективы духовного развития человечества, анализируя сегодняшний «человеческий то есть нас, своих современников. Они изображают реальность, окружающую человека, и ее влияние на его внутренний мир.

Для меня серию произведений антиутопий, которыми так бога та литература XX века, открыли две книги: роман Е, Замятина «Мы» и роман Д. Оруэлла «1984». Обе книги похожи как мрачной, гнетущей обстановкой, так и проблемами, которые поднимают ав торы. Это и проблема обезличивания человека тоталитарной систе мой, и уничтожение в человеке человеческого, и вопрос о лишении права выбора и возможности проявить свое «я». Писатели подчер что выравнивание людей по одежде, пище, образованию противоестественно, ведь все мы разные от природы: красивые и не талантливые и ординарные. И чем глубже проникаешь в мысль, «как это замечательно», тем страшнее кажутся прогнозы Е. Замятина и Д. Оруэлла!

Герои Е. Замятина — но у Д. Оруэлла люди ху же, чем «нумера», хотя у них есть собственные имена. Из чего можно сделать такой вывод?

...Последний который никакое государство не может уничтожить сразу, — это потребность в любви и творчестве. Стрем ление к свободе, красоте, гармонии названо Е. Замятиным «процес сом образования души». У всех главных героев романа «Мы» — Д-503, О-90 — душа, которую символизирует нуль в имени, а вместе с нею и способность любить. И могучее Еди ное Государство смогло уничтожить души только путем хирургиче ского вмешательства в мозг Д-503 и физического устранения то есть путем насилия извне.

И О-90 — женское начало, источник жизни и света — уносит за Зеленую Стену своего еще неродившегося ребенка, ребенка от Д-503, настоящего человеческого ребенка!

У Д. Оруэлла все гораздо страшнее: герои добровольно (!) преда ют друг друга, животное чувство страха побеждает человеческое чувство любви. «Под развесистым каштаном предали друг друга — простая и жуткая в своей простоте фраза из популярной песенки.

Что же получают герои Е. Замятина и Д. Оруэлла? «Счастье!

Сколько угодно счастья! Бесплатно! Для всех! И пусть никто не уйдет — кричит некто из «Пикника на обочине» бра тьев Стругацких. У Е. Замятина все просто и понятно: жизнь рег ламентирована Скрижалью, за выполнением всех ее предписаний зорко следят Хранители. Все общее: юнифа раз в год, нефтяная ща, прогулка два раза в день по часу, розовый талон... и Зеленая Стена. Общий замкнутый круг. Где выход? Где же спасение? Один из вариантов предлагает наша современница Л. Петрушевская в рассказе «Новые Единственный шанс выжить для ее героев заключается в непрерывном бегстве. Бегство от цивилиза ции — это и протест против навязываемых условий жизни, и по пытка сохранить в себе человеческое, сохранить Дом, тепло, кор ни — все то, что отличает людей от животных чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пе пелищу, Любовь к отеческим гробам». А. С. Пушкин).

Л. Петрушевская пишет, что «природа даст им все, чтобы вы жить», а это значит, что определенная доля надежды на выживание есть... Хотя того, кто убегает, в конечном итоге можно поймать.

Мне кажется, что у людей есть будущее, именно светлое буду щее, но несколько по другой причине. В предисловии к «Журналу Печорина» М. Ю. Лермонтов написал: «История души человече ской... едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого наро да...» Во все времена среди людей существовали яркие личности, Об этом повесть-притча Ричарда Баха «Чайка по имени Джона тан Ливинстон». В этом произведении Р. Бах поднимает проблему поиска своего места в мире, вечного поиска ответа на вопрос «А за чем я здесь?» и показывает реальную реакцию серой массы, когда потребности общества и личности не совпадают. Но самое главное то, что Р. Бах показывает духовный рост и долгий тернистый путь, чтобы научиться летать (интересно, что, поскольку герой притчи — птица, метафора здесь обретает прямой смысл). Путь ду ховного совершенствования требует постоянной напряженной рабо ты над собой, порой «превозмогая боль», путь познания долог и сложен, но не стоит искать легких путей, поскольку истинную цен ность в жизни имеет только то, что досталось путем сломанных пе рьев и соли на щеках. «Невыдуманному Джонатану-Чайке, кото живет в каждом из нас» — таков эпиграф к книге. В этой строчке Р. Бах раскрыл нам свое понимание человека: каждый (!) человек изначально добр и гуманен, в каждом есть человеческое, надо только постараться пробудить это.

время, и чайки, которым, если воспользоваться ци татой из Горького, «здесь спокойно, тепло будут знать и уметь все, что с таким трудом далось Джонатану. И они сделают его своим иконой, кумиром.

Все снова станет серо и И тогда появится новая звез да, новый отшельник, новый герой. И все повторится сначала...

Как бы ни были мрачны прогнозы Д. Оруэлла, в произведениях Л. Петрушевской и Е. Замятина уже чувствуется надежда, а при тча о Чайке пронизана светлой верой в Человека. Мне кажется, что у мира есть надежда, а у человечества есть будущее. И перемены, ожидающие нас, консерваторов, зависят только от того, что мы сможем вырастить в своих душах и передать нашим детям. Пока есть беспокойство в умах и сердцах, пока сильно желание познать себя и мир вокруг, у нас есть шанс!

Трудно сказать, каким оно будет, это далекое и близкое, зага дочное и непонятное Будущее, но оно действительно будет! И это главное.

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА 7. Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном 9. И опять вошел в преторию, и сказал откуда Ты? Но Иисус не дал ему ответа.

Библия Социальные потрясения, вызванные революцией 1917 года, привели к разрушению веками устоявшихся нравственных норм в российском обществе. Революция — это тот рубеж, который заста вил людей перечеркнуть свое прошлое. Она почти уничтожила само понятие жизни духа, отделила Церковь от государства и признала религию антизаконным, общественно опасным явлением. Человек не находит источника морали и нравственности, по которому он смог бы строить свою жизнь. Образовавшийся вакуум в мировоз зрении людей старательно заполнялся новой коммунистической идеологией. Идея «светлого была поставлена выше чело веческих отношений: семейных уз, любви, дружбы.

Русская литература пытается вернуть интерес своего читателя к вечным нравственным принципам Библии, она в это время проник нута евангельскими мотивами.

М. А. Булгаков в романе и Маргарита» говорит о том, что человек сам волен выбирать, по каким нравственным законам он будет жить.

В произведении две сюжетные линии. Одна развивается в совре менном мире, другая — в далеком прошлом. В последней Булга ков, заимствуя евангельский сюжет, по-другому расставляет акцен ты и излагает собственную версию пришествия Христа. Все произ ведение Булгаков строит вокруг этой фигуры Спасителя. Уже в первой главе Берлиоз в разговоре с Иваном Бездомным отрицает существование Христа как реально жившего человека, утверждая, что он — выдумка и миф. Именно в этот момент Сата на, принимающий облик профессора Воланда. Этот образ соединяет два сюжетных плана в романе: исторический и современный. Образ Воланда воспринимается неоднозначно. Фигура Сатаны вызывает ассоциации с адом, страшными мучениями, грехопадением и иску шениями. Сам Булгаков в эпиграфе к роману дает противоречивую оценку этому образу: автор играет со словами, с устоявшимися взглядами читателя. Воланд — той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает Из уст профессора читатель вместе с Бездомным и Берлиозом узнает все подробности разговора между Иешуа и Пилатом. Акценты расставлены что Сатана является лишь посторонним наблюдателем, а вина за распятие Сына Божие го ложится на людей, не принявших Божьих заповедей. Автор уже с первых страниц романа показывает безнравственность людей, живущих не по евангельским законам.

Булгаков не пытается дать вторую версию распятия Христа, он даже меняет имя Иисуса на Иешуа, а название города Иерусалим заменяет на Ершалаим. Этим, по моему мнению, автор хочет пока зать, что он не поднимает руку на Евангелие, но и не создает паро дию.

Образ Иешуа в романе лишен божественного библейского орео ла, но булгаковский ближе и понятнее, его воспринима ешь как реально существовавшего человека. Булгаков наполнил об раз Иешуа любовью к ближнему и смирением.

В романе присутствуют еще несколько в прошлое.

В одном из них автор вступает в противоречие с библейским трак тованием дальнейшей судьбы Иуды: булгаковский Иуда — это не раскаявшийся человек, погибающий таинственной насильственной смертью по приказу Пилата, а не от собственной руки.

Современный план романа насыщен персонажами и богат собы тиями. Здесь Булгаков уделяет равное внимание нравственной и социальной проблематике. На примере Берлиоза автор показывает, как образование без жизни духа может привести к законченному атеизму. по вере Берлиоз после смерти ухо дит в небытие.

Тема творческого предназначения писателя в романе тесно свя зана с религиозной тематикой. Образы Мастера и Бездомного свя заны не только композиционно, но и тематически. Они оба писали о Христе, но Бездомный создавал конъюнктурное произведение, а Мастер действовал лишь в согласии со своим сердцем и разумом.

Иван Бездомный — человек, затянутый в круговорот атеистиче ской идеологией, через страдания приходящий к пониманию и ос мыслению жизни, к божественным принципам бытия.

Булгаков показывает низменность людей, живущих лишь мате риальными интересами. Во время представления в театре Воланд говорит: «Они — люди как Любят деньги, но это всегда было... Человечество любит деньги... Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних...» Булгаков делает Воланда предельно объективным, когда он до казывает неизбежность существования зла: бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, ес ли бы с нее исчезли тени?» Новое — это хорошо забытое старое.

Эта мысль является основой построения человеческого бытия. «Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, — отозвался Во ланд, — но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются».

Не надо выдумывать новых ценностей, просто нужно открыть Евангелие и прочитать Божьи заповеди.

ЕВАНГЕЛЬСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКА (II вариант) Евангельские мотивы в русской литературе всегда были одной из наиболее интересных и неоднозначных тем.

Тема добра и зла, Иисуса Христа и дьявола так или иначе про слеживалась в творчестве А. Погорельского, Н. Полевого, В. Одоев ского. А через такие произведения, как и «Пиковая дама» Пушкина, на хуторе близ Диканьки», «Петербург ские повести», «Портрет» Гоголя, Достоевского, оказа ла и оказывает воздействие на многих русских В годы XX столетия шла бурная пере оценка ценностей, рождались новые идеалы. На творчество русских писателей оказывают влияние кризис мировоззрения, ломка устояв шихся традиций и в то же время романтические настроения обще ства. Острые противоречия жизни, растерянность и отчаяние, поте ря веры в близкие социальные перемены толкали писателей на поис ки смысла жизни, путей духовного возрождения людей. Их притя гивал мир человеческой личности, постижение собственного «я».

Великолепный мастер слова, автор имеющих огромный успех на сцене пьес, создатель бессмертных романов гвардия» и «Мас тер и Булгаков изображал свое время, как время апока липсическое, как «время мировых катастроф». Творчество Булгако ва делает сегодняшний день для читателя пародией на тот единствен ный мир, который включает в себя добро и зло, прошлое и будущее.

Обращение Булгакова к Евангелию обусловлено потребностью писателя, вытекающей из всей его жизни, его мировоззрения.

Михаил Афанасьевич родился в семье преподавателя Духовной академии, дед его был нищим священником кладбищенской церк ви. А родное гнездо имело всегда для Булгакова, по его словам, «значение первостепенно важное».

Булгаков много думал и писал о нелепости и значимости судь бы. Судьба порой являлась ему в виде страшного беспощадного су щества, играющего беспомощными человечками.

Роман «Мастер и Маргарита» был задуман в 1928 году, и писал ся он вплоть до самой смерти писателя (в 1940 году). Жанр опреде лен самим автором как «фантастический роман».

Его история о Понтии Пилате и Иешуа Га-Ноцри — это роман в романе, это история «пятого прокуратора и бродячего фило софа. В каждой главе, на каждой странице романа видим мы проти вопоставления добра и зла, истины правдивой и истины ложной, трусости и смелости. Происходят различные столкновения. В чем суть этих столкновений? Из-за чего они происходят? Кто побеждает в происходящих спорах? Попробуем ответить на все эти вопросы, опираясь на роман М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Перед нами Понтии Пилат — пятый прокуратор Иудеи. Чело век несомненно жестокий, он, по мнению немецкого исто рика Адольфа Мюллера, и личность возвышенная, необычная. Сто ящий перед ним обвиняемый, бедный бродячий философ Га-Ноцри, почему-то кажется ему героем.

Иешуа проповедует истину добрых людей. «Злых людей нет, — говорит он. — А есть Таков Понтии Пилат.

Спор об истине заканчивается тем, что каждый остается при своем мнении. Этот конфликт как бы потухает с жизнью Иешуа.

Однако он разгорается с новой силой, когда до прокуратора дохо дят слова, сказанные Га-Ноцри перед смертью. «Единственное, что он сказал, — это что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость».

Как прав был этот бродячий философ и великолепный психолог!

Даже казненный, Иешуа продолжает спор с прокуратором. Он вновь доказывает Пилату, что его истина настоящая.

Игемон хотел спасти Га-Ноцри. Язычник-прокуратор даже скло нен считать арестованного полубогом, и единственное, что застав ляет его дать согласие на казнь подсудимого, — это страх перед до носом кесарю. Понтии Пилат совершил «судебное убийство» неви новного, хотя и при смягчающих На страницах романа прослеживается сочувственное отношение Булгакова к про куратору. И он прощает его в конце романа.

И не могло быть по-другому. Сохранилась мысль Булгакова, ко торая сопровождала его всю жизнь: «Мы должны оценить человека во всей совокупности его существа, человека как человека, даже ес ли он грешен, пессимистичен, озлоблен или заносчив. Нужно ис кать сердцевину, самое глубокое сосредоточение человеческого в этом Понтии Пилат — несчастный человек. Он обрек на смерть неви новного. Слова, сказанные Иешуа перед смертью, обрекают проку ратора на вечные душевные муки. На Ершалаим спускается ночь, а сон не идет к Пилату. После нескольких часов мучений он засыпа ет. Его сон прекрасен. Прокуратору снится светящаяся дорога, ве дущая прямо к луне, по которой идет он с бродячим философом.

«Казни не было! Не было! Вот в чем прелесть этого путешествия вверх по лестнице луны!» Прокуратор улыбается во сне. Однако мысль о казни не дает ему покоя. И трусость — «это самый страш ный Неужели вы, при вашем уме, допускаете мысль, что из-за человека, совершившего преступление против кесаря, погубит свою карьеру прокуратор Иудеи?

— Да, да, — стонал и всхлипывал во сне Пилат».

Перед нами уже не тот грозный и великий «пятый прокуратор Иудеи», а несчастный, человек. Все его могущество оказалось мнимым, так же как и его истина оказалась ложной.

И все же Понтий Пилат обретает покой. Он прощен за те муки, которые он испытал, за те страдания, которые он перенес.

Другой сюжет Евангелия лег в основу рассказа Л. Андреева «Иуда Автор простым и доступным языком рассказы вает об Иисусе и его учениках, их путешествиях и встречах, о пре дательстве Иуды.

«И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы по слать их на проповедь. Поставил... и Иуду Искариота, который и предал — написано в Евангелии от Марка.

В своих рассказах «Елизар», «Иуда Искариот», «Рассказ о семи повешенных» Андреев поднимает животрепещущие общественные вопросы.

Многогранные романы Булгакова, простые и понятные расска зы Андреева, поразительные произведения Шмелева — все они свя заны одной темой — темой Евангелия. Их осеняет, как сказал пре подобный Сергий из рассказа И. С. Шмелева «Куликово поле», «крест Христов — знамение Спасения, светлое ми лость «Если народ теряет веру в Бога, то его постигает бедствие и не счастья, и если не кается, то гибнет и исчезает с земли», — сказано в Библии.

ИСКУССТВО В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА Произведения подлинного искусства раскрываются перед чело веком не сразу. Чтение художественной литературы — процесс, требующий творческих усилий читателя, захватывающий обязате льно и интеллектуальную, и эмоциональную сферы. Творчество на стоящего писателя гуманно по всей сущности. И цель его — каждо го человека призвать к совершенствованию ума и души, научить его радоваться красоте, наслаждаться ею, понимать ее.

Совсем недавно я открыла для себя творчество В. Шукшина, ко торое потрясло меня своей глубиной и своеобразием. Поэтому, вы брав тему экзаменационного сочинения, я не могу не поделиться своими мыслями об этом писателе.

Земля — образ конкретный и поэтически многозначный в твор честве В. Шукшина. Дом родной и родная деревня, пашня, степь, мать — сыра земля... Шукшин пишет о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цепи поколений, о Родине, о необъемлемо притягательной силе земли. Этот всеобъемлющий образ естествен но становится центром содержания творчества Шукшина: образной системы, художественных концепций, нравственно-эстетических идеалов и поэтики.

Писал ли Шукшин Любавиных, мрачных и жестоких собствен ников, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, рассказывал ли о разгроме деревенских семей, прощании его со всем земным, ставил ли фильмы о Пашке Колокольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, писатель изображал героев на фоне конкретных и обобщенных образов реки, дороги, бесконеч ного простора пашни, отчего дома, безвестных могил. Шукшин на полняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, ре шая кардинальную проблему: что есть Человек? в чем суть его бы тия?

Земля у Шукшина — образ исторический. Ее судьба и судьбы людей едины, и разорвать эти вечные связи невозможно без траги чески необратимых катастроф и гибельных последствий. Судьбы сегодняшние — продолжение звеньев исторической цепи поколе ний. Прочны ли эти звенья и как они спаяны? — размышляет Шукшин. Прослеживая жизненный путь отцов и детей, представ ляющих разные поколения и стоящие за ними Шукшин стремится раскрыть их духовный мир, радости и заботы, смысл бы тия, во имя чего прожита жизнь.

В рассказе «Дядя Ермолай» этот вопрос остается без ответа.

Нужно много взвесить, распознать, обдумать, чтобы понять характер, душу людей старшего поколения. Размышления над смыслом жизни старших поколений неизменно возвращают пи сателя к извечным и простым истинам: земля, труд, дом, — состав ляющим бытия. Да, в этом круге замыкались все радости и все интересы, огорчения и заботы дяди Ермолая, его поколения, его отца, деда и далее — в глубину прошлого — уходили проверен ные искомые истины. Но оставалась неразгаданной тайна прочнос ти, устойчивости этих истин. Тайна извечного притяжения земли и дома. Обогащение, обновление, даже содержания ис конных понятий и представлений о земле и родном доме в творче стве Шукшина вполне закономерно. За всем этим — самобытность мировосприятия писателя, его жизненного опыта, обостренное чув ство родины, художническая проникновенность, рожденные в но вую эпоху жизни народа. Совершенно естественно пристальное внимание Шукшина к современным социальным процессам. Он «допрашивает» наше время, изучает своего современника, чей ду ховный мир пытается разгадать и обрисовать.

Проза Шукшина остродраматична, психологически Характеры изображаются в напряженно-кризисные моменты выбо ра, самопознания, трагического прощания с жизнью, разочарова ния или При этом внутреннее состояние героя как будто обнажено.

Мы узнаем все о человеке: угадываем дисгармонию души, рас пад с миром, драматизм нравственных поисков или, напротив — высшую гармонию с миром, людьми.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.