WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

«и абитуриентам 1000 ЛУЧШИХ ШКОЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЙ Литература XX века Москва «Олимп» Издательство АСТ 2002 УДК 882.2(075) ББК Т93 Подписано в печать с готовых диапозитивов 16.09.02. ...»

-- [ Страница 12 ] --

Пожалуй, я начну с слова «милосердие». Милосер дие — готовность помочь, пожертвовать собой ради других, беско рыстно делать добро. Для меня милосердие — это прежде всего то качество, которое необходимо всем нам и которого сейчас очень не хватает. Милосердие часто отождествляют с верой в Бога, но лично я считаю, что это не одно и то же. Можно помогать другим и де лать добро и при этом не верить в Бога. Можно, наоборот, ходить в церковь только потому, что это сейчас стало модным, и молиться только для того, чтобы «обеспечить» себе вечную жизнь. К сожале нию, и такое бывает. Но с другой стороны, если человек искренне верит в Бога и стремится выполнять все его заповеди, он постарает ся также быть и милосердным. Для меня в милосердии основное — бескорыстие. Например, во время войны сестры милосердия само отверженно ухаживали за ранеными, рискуя своей выно сили раненых и убитых с поля боя, и все это совершенно безвозмез дно. Кроме того, они морально поддерживали солдат, не давая им упасть духом, что играет огромную роль в их победах. Имен боль шинства из них мы никогда не узнаём, но мы всегда будем благо дарны им за их самоотверженный труд.

К сожалению, сейчас, в наше трудное время перемен, такие ка чества, как милосердие, доброта, желание помочь уходят на задний план, а, вытесняя их, вперед выдвигаются деловая умение получить прибыль и забота прежде всего о себе. Милосердных лю дей сейчас не много, да и то остальные относятся к ним если не как к умалишенным, то по крайней мере как к глупым. Сейчас никто не поможет старушке перейти через дорогу, донести сумку, не по даст нищему, не пожалеет сирот и тяжелобольных. А мне кажется, что именно в наше время истинного милосердия людям больше все го не хватает. Конечно, богатые люди могут себе позволить сделать пожертвование в различные фонды помощи, но очень часто только для того, чтобы об этом упомянули в газете или по телевидению. А те люди, которые действительно хотят помочь, зачастую не распо лагают средствами для этого. Но помочь можно не только матери ально, но и духовно. Поддержка и понимание для каждого из нас значит не меньше, чем материальное благополучие. Я думаю, если бы люди больше заботились о других, исчезло бы с лиц людей вы ражение какой-то безысходной горести, которое так часто можно видеть в метро, на улице, в магазине. Иногда, конечно, попадаются люди веселые, жизнерадостные, оптимистично настроенные, улы бающиеся, но их — единицы. А остальные люди — хмурые, непри ветливые, постоянно озабоченные состоянием политики и экономи ки.

Потеряв милосердие, мы словно разучились радоваться жизни, какой бы она ни была. Мало кому хочется делиться своим счастьем с другими. А ведь жизнь у нас только одна, и было бы так прекрас но не только радоваться ей и жить сегодняшним днем, но и попы таться сделать жизнь других немного легче, светлее и радостнее.

Это бы принесло радость и нам самим. Каждая улыбка на лице че ловека, которому ты помог, делает твое лицо счастливее. С давних времен известно, что причиняемое кому-то зло вернется к тебе сто кратным злом и что добро, которое ты кому-то сделал, возвратится к тебе. И если мы хотим, чтобы к нам относились хорошо, мы сами должны относиться хорошо к Так будем же мило сердны!

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕСТИ И СОВЕСТИ (На литературном материале или по личным впечатлениям) Я не сам ли выбрал час рожденья...

Век и царство, область и народ, Чтоб пройти сквозь муки и крещенье Совести, огня и вод?

Волошин Что же такое честь и совесть? Нужны ли они? Зачем? Да, честь и совесть всегда были нужны в нашей нелегкой жизни. Если бы люди ими не обладали, то страшно подумать, что было бы с челове чеством. Без совести и чести человеческий род давно бы угас. Я убеждена, что совесть — это внутренний голос настоящего челове ка;

голос, контролирующий наши мысли, поступки, дела.

Размышляя о чести, думаешь исключительно о честных людях.

Очень жаль, что сейчас честным людям приходится трудно. Мы живем в такие годы, когда с людьми, позволившими себе сказать правду, могут расправиться. XX век дает страшные примеры, ког да людей просто уничтожают за сказанное, содеянное. Причем про исходит это совсем незаметно: человек или просто исчезает, или оказывается убитым, или все факты говорят о том, что это самоубийство. И примеров очень много. Погиб В. Цой. Было сделано заключение — несчастный случай. Но так ли это? Затем последовала смерть Игоря Убийство произошло на гла зах нескольких свидетелей, но никто не видел убийцу. А в послед ние годы стали убивать журналистов. Это самое страшное. Кто еще, кроме них, может сказать правду? Убит Д. Холодов. Кто-то не захотел, чтобы тайное стало явным. И можно догадаться кто.

убили В. Листьева. Их смерти потрясли мир. Но это еще не конец.

И есть опасение, что убийцы так и не будут найдены.

В художественных произведениях писатели прославляли героев, обладающих честью и совестью.

Я считаю, что такими были герои произведений М. А. Шолохо ва Давыдов, Нагульнов и Разметнов. Их объе диняло то, что они защищали общее дело, верили партии.

Пусть герои иногда и ошибались, но не боялись отстаивать свои взгляды на создание колхозов, умели признавать свои ошибки.

Для Давыдова, Нагульнова и Разметнова было делом чести пой мать зачинщиков заговора против Советской власти. И в это время. они не предполагали, как трагически сложатся их судьбы. Совесть не позволила бы бросить начатое дело, остаться в стороне.

Честь и совесть не позволили героям повести «А зори здесь ти не выполнить задание, отступить. Они знали, что погибнут, но верили, что выиграют время. Так оно и получилось. Все пять де вушек погибли, а старшина мучился из-за того, что не смог уберечь их. Оборвалась ниточка. Нет продолжения, но есть память и есть сын Риты Осяниной, который стал человеком, спо собным защитить свое Отечество.

А что было бы, если бы девушки испугались, дрогнули, отсту пили? Была бы тогда возможна победа? Из маленьких подвигов складывается единый подвиг советского народа в Великой Отечест венной войне. Мы благодарны всем тем, кто защищал нашу честь, нашу совесть на полях сражений и выстоял. Хочется верить, что люди с чистой совестью и честью не исчезнут в нашей стране. на конец таки их оценят. На них будут равняться, их будут прослав лять.

Но не для славы нужны человеку честь и совесть. И не только на войне или в каких-либо других экстремальных ситуациях.

Обычному человеку в обыденной жизни важно вести себя достойно, то есть жить по принципам чести и совести. Мне приходят на ум строчки из «Капитанской дочки» Пушкина, наказ отца Петру Гри неву: «Береги честь смолоду». Видимо, это самое главное пожела ние для человека. И самый достойный жизненный путь, правда, и самый трудный. Есть и другой, полегче, попроще. Но там низость, подлость, бесчестье!

Мне бы хотелось не свернуть с первого.

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕСТИ И О СОВЕСТИ Закон, живущий в нас, называ ется совестью. Совесть есть собст венно применение наших поступ ков к этому закону.

И. Кант Стыд и честь — как платье, чем больше потрепаны, тем беспеч нее к ним относишься, Честь и совесть?! Многие люди употребляют эти слова в повсед невной жизни. А ведь если спросить их, каково значение этих слов, то ответят далеко не Да и ответы будут совершенно разными.

Почему? Да потому, что вопрос этот гораздо сложнее, чем ка жется на первый взгляд. И вот сейчас этот вопрос передо мной. И найти на него однозначный ответ сразу я не могу. Открываю эн циклопедический словарь на слове и читаю:

«Совесть — понятие морального сознания, убежденность в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственно сти за свое Я полностью согласен с авто ра данного словаря, но все-таки особенно выделил бы конец этой формулировки: «совесть — сознание нравственной ответственности за свое С совестью стало уже чуть-чуть яснее, осталось разобраться со словом Переворачиваю еще несколько стра ниц, нахожу слово «честь» и читаю: «честь — достойные уважения и гордости моральные качества и этические принципы личности».

И с этим определением можно согласиться. Но от себя я поставил бы вопросительный знак рядом со словом «гордость».

По моему мнению, которое я не хочу никому навязывать, слова «гордость» и «честь» немного противоречат друг другу, но это лишь мое мнение.

Однако все определения, написанные выше, являются очень об щими. Понимание как совести, так и чести претерпевало измене ние со временем. Корни слов уходят далеко в прошлое, одна ко, как мне кажется, их стоит начинать рассматривать со средне вековья. Не одно произведение посвящено этой эпохе, но одним из наиболее значительных и ярких я считаю произведение Мигеля де Сервантеса «Дон Кихот». Читая этот роман, невольно проникаешь ся духом средневековья, духом благородных рыцарей, которым присущи и совесть, и конечно же честь. Мне кажется, что сложи лось такое мнение, что понятия «рыцарь» и «честь» неразделимы.

В романе действительно Дон Кихот защищает более слабых, а уж чего стоят подвиги этого бесстрашного рыцаря ради своей возлюб ленной. В нашей стране этой эпохи не было. Именно этим в свое время было вызвано такое отношение Гитлера к нашей стране. Но отсутствие этой эпохи в истории нашей страны нельзя назвать не достатком. Да, Мигель де Сервантес описал Дон Кихота, показав его воплощением чести, достоинства и благородства. Но, вопреки сложившемуся мнению, на одного такого «Дон Кихота» приходи лось, по меньшей мере, двадцать «рыцарей», которым понятия «совести» и были совершенно чуждыми и которые только и занимались тем, что пьянствовали и деревенских де вушек.

Как и все, эпоха средневековья прошла, и пришли другие вре мена, совершенно другие, и вместе с ними изменилось значение че сти и совести. Чтобы проследить это время, я выбрал произведение Маргарет Митчелл «Унесенные ветром». В этом романе на суд чи тателя представляются уже совершенно другие люди, с совершенно другой системой ценностей. И в большинстве своем они обладают и честью, и совестью, если следовать определению, данному в начале сочинения. Доказать? Пожалуйста, на примере южан.

Совесть — убежденность в том, что является добром и злом. Чи тая сцены, происходящие на пикнике в «Двенадцати пони маешь, что все южане одобряют Конфедерацию и все, происходя щее в ней, считая это добром, северян же они считают злом. Со весть — сознание нравственной ответственности за свое поведение.

Почти все южане уверены, что, воюя с северянами, они выполняют то, что должны делать, выполняют свой долг. Честь — достойные уважения и гордости моральные и этические принципы личности.

Но ведь так оно и есть. Уважаются люди, борющиеся за свободу Конфедерации, а люди, выступающие против или даже сомневаю щиеся, встречают не понимание, а презрение. У северян же совер шенно другая система ценностей, но можно также легко доказать, что и они обладают честью и совестью. Главные же герои стоят не сколько особняком на фоне остальных, и такие понятия, как честь и совесть, к ним неприменимы. И Ретт Батлер, и Скарлетт немного опередили свою эпоху...

Но Гражданская война в Америке прошла, южане и северяне также ушли в историю. Пришла новая эпоха, замечательно описан ная Теодором Драйзером. Мое любимое литературное произведе ние — трилогия Теодора Драйзера «Трилогия и особен но ее первая часть «Финансист». Читая это произведение, невольно убеждаешься, что совесть и честь у людей отходят даже не на вто рой план, а куда-то очень-очень далеко. Действия людей, в особен ности Фрэнка Каупервуда, диктуются прежде всего своими жела ниями, сложившейся ситуацией, симпатией, неприязнью, да чем угодно, только не совестью и честью. Ведь не совесть же подсказала Фрэнку «ограбить» городское казначейство! Конечно, не все люди были такими, как главный герой, Фрэнк Каупервуд являлся все таки воплощением Америки того времени.

Так получилось, что в своем сочинении я использовал только зарубежную литературу, но сейчас я попробую исправить этот не достаток. Надо сказать, что наша страна в своем развитии шла по совершенно другому пути, поэтому и понятия чести и совести были совсем другими.

Это очень хорошо видно на примере одного из моих любимых произведений русской литературы человека», написанного Михаилом Шолоховым. Главный герой рассказа Андрей Соколов предстает перед читателем человеком бесконечной воли, чести и со вести. Разве мог бы тот же Фрэнк Каупервуд или Ретт Батлер пере нести испытания, выпавшие на долю простого русского солдата?

Разве могли бы они пожертвовать лучшими годами своей жизни, здоровьем, семьей родины? Вряд ли! Да никогда, потому что не было у них никогда ни чести, ни совести. Именно честь и со весть помогли главному герою перенести весь ужас войны и вы жить.

Наша страна всегда будет оставаться самой богатой, самой сильной, самой-самой, потому что нигде вы не встретите таких лю дей, как Андрей Соколов! Пусть в России и стали появляться лю ди, которые готовы плевать на честь и совесть, их число всегда бу дет небольшим по сравнению с числом людей, кото рым честь и совесть не чужды. Так можно размышлять до беско нечности. Сейчас, перечитав написанное, я понял, что понятия че сти и совести очень условны, очень субъективны. Они зависят от системы ценностей, принятой в какой-либо стране, в каком-либо кругу. В разных странах, у разных людей совесть и честь имеют совершенно неодинаковые толкования, значения. И очень хочется надеяться, что когда-нибудь в будущем понятия чести и совести во всем мире будут одинаковыми, объединяющими в разных странах сейчас и тех, которые были раньше, но не дошли до нашего време ни.

И очень хочется, чтобы как можно больше людей обладали та кими достоинствами, как честь и совесть.

РАЗМЫШЛЕНИЕ О ДРУЖБЕ И ЛЮБВИ (На литературном материале и по жизненным впечатлениям) вариант) Почти в каждом художественном произведении присутствует любовь и дружба. Порою кажется, что без этих двух чувств произ ведение будет неполным: оно рассказывает о людях, о взаимоотно шениях между людьми, и невозможно писать только о ненависти, не говоря о любви. Ненависть — тоже любовь, только с отрицатель ным зарядом. А говоря о вражде, нельзя не противопоставить ей дружбу. Не зная зла, не узнаешь, что такое добро.

Испокон веков человечество задавало себе вопрос: что такое лю бовь. Но ни один из мудрецов не дал на него исчерпывающего отве та. Да это и невозможно. Каждый должен ответить на этот вопрос сам. Поэты, писатели во все века писали о любви. Любовь — это вечная, неисчерпаемая тема. Трубадуры, рыцари... Пушкин, Лер монтов, Есенин — при этих именах вспоминаются прекрас ные строки, написанные о любви.

За века было рассказано о разных видах любви: любовь-страда ние (Пушкин. Онегин» и «Я Вас любовь-жер тва (Соня в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»), любовь-игра, любовь-скука (все это — у лермонтовского Печорина). Любовь с большой буквы (Булгаков «Мастер и Этот список можно продолжать и дополнять.

Любовь — самое необычное, загадочное чувство;

оно приходит неожиданно и уходит внезапно. По-моему, очень точно сказал М. А. Булгаков, вложив эти слова в уста Мастера: «Любовь выско чила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переул ке, и поразила нас сразу обоих. Так поражает молния. Так поража ет финский нож!» Сколько уже написано о любви, сколько еще на пишут! О ней можно говорить бесконечно, но формулы любви нет.

Дружба тоже малопонятное, загадочное чувство. Иногда из дружбы рождается любовь. Почему же мы дружим с этим, а не с тем? Два человека, находя общий язык, общие интересы, мысли, переживания, невольно сближаются. Но бывает и так, что дружат люди, абсолютно разные, такие, как Евгений Базаров и Аркадий Кирсанов. Читая роман Тургенева «Отцы и дети», я задавала себе вопрос: «Что их связывает? Что объединяет?» Ответ мне подсказа ла учительница физики: частицы притягивают ся. Противоположности сходятся. Подтверждением тому — Евге ний и Аркадий, Николай Ростов и Борис Друбецкой.

Почему-то почти не пишут о дружбе между мужчиной и жен Может, считают это невозможным? Лишь у И. Ефремова я встретила такую дружбу, и то в романе Афинская», расска зывающем о Древней Греции. Таис, знаменитая гетера, имела мно го поклонников. Она любила лишь одного — Александра Македон ского, но остальные становились ее друзьями, готовыми умереть за нее (спартанец Менедем, конник Мониск).

О женской дружбе написано чуть больше. Если женщины не со перницы, то они союзницы — так можно понять почти все произве дения. Наверное, это потому, что большинство авторов — мужчи Лишь у Л. Н. Толстого я нашла пример настоящей преданно сти дружбе. Княжна Марья, несмотря на то что ей самой очень по нравился Анатоль Курагин, отказывается от него, узнав, что в него влюблена т-11е ее подруга.

Иногда, перечитывая Толстого, Пушкина или Булгакова, я за видую, по-хорошему завидую некоторым героям: они радуются, любят, страдают. Иногда мне кажется, что я не смогу так. Я не лю била (то, что было, было лишь увлечением) и не умею ненавидеть.

У меня не складываются отношения с девушками: они видят во мне опасную соперницу. Единственная моя подруга-женщина — моя мама. С юношами мне намного проще — я их лучше понимаю.

Я очень надеюсь, что встречу свою Любовь, большую, чистую, свет лую... Но кто на это не надеется?

Любовь и дружба — какие прекрасные слова! Без них мир был бы скучнее, бесцветнее...

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДРУЖБЕ И ЛЮБВИ (На литературном материале и по жизненным впечатлениям) (II вариант)...Мой нежный друг, Мой друг бесценный, И я судьбу благословил, Когда мой двор уединенный, Печальным снегом занесенный, Твой колокольчик огласил...

С. Пушкин Это случилось около десяти лет назад. Как хорошо помню тот жаркий день на даче, когда я впервые увидела этого, теперь беско нечно дорогого мне человека, вернее, человечка (ведь нам было-то всего лишь восемь лет), но тогда я еще и не догадывалась о той ни точке, которая протянется между нами.

Я помню ее хрупкой, немного угловатой, с тонкими руками де вочкой, на голову выше всей детворы, которая ее окружала. Но не это приковало мое внимание, меня поразили ее взрослые серьезные глаза и не по-детски горделивая осанка.

Наверное, со мной случилось провидение, помню, я сказала се бе, что она будет моим другом, а вскоре я набралась смелости и по знакомилась с ней. Но ничего не клеилось. Царило полное непони мание. Все это прекращалось благодаря началу учебного года. Мы не виделись до следующего лета.

это было детство, а детям свойствен максимализм, приступы капризов, совершенно глупый эгоизм и желание быть в центре вни мания... Время быстро бежит, и незаметно приходит юность.

Мне тогда исполнилось четырнадцать лет, зима принесла мне массу проблем и неприятностей, которые не давали мне покоя и весной. Летом же я решила поехать на дачу. Тогда я была одинока и мечтала, что завтра случится чудо: дверь моей «избушки на ку риных ножках» (так я называю свой дом) отворится и войдет она — Наташа, ведь мы не виделись с ней несколько лет.

Наверное, Бог услыхал мои молитвы, все произошло гак, как я и задумывала.

Помню, я тогда мыла посуду после обеда, надо мной брала верх усталость, вызванная жарой и невыносимой духотой, вдруг послы шался шум, я обернулась и почувствовала, как сердце у меня в груди застучало, зазвенело, закричало и готово было вырваться и улететь. Она пришла! Значит, она не забыла меня, значит, есть на дежда на продолжение, нет, на воскрешение нашей дружбы...

Мы сидели обнявшись, плакали, смеялись весь вечер и всю ночь, нет, мы не могли расстаться!

Наконец-то наши души открылись для обоюдного вечного поле та, наши сердца наполнились доверием и нескончаемой любовью и заботой... Как мы были счастливы, наши глаза были наполнены слезами радости! Мы хотели говорить и говорить, и казалось, что мы не сможем всего рассказать друг Русский язык красив, но нет таких слов, которые могли бы выра зить то, что мы тогда чувствовали. Мы даже держались за руки, бо ясь снова потеряться в этом сумасшедшем мире, ведь так страшно быть одиноким и чувствовать равнодушие окружающих, быть чу жим среди своих... Но нам предстояло пройти еще множество раз ных испытаний. Но в радости и беде мы были вместе. Ее дом стал мо им домом. Случись что со мной, и я знала, что она не оставит меня.

Этот год принес мне много потрясений и испытаний. Сначала я не могла со многим смириться, но только недавно поняла, что то, что случилось мной, — было к лучшему. Это укрепило мое со знание, помогло очиститься, сбросить «ненужную шкурку», но найти в себе силы, чтобы преодолеть все препятствия, помогла мне она же. Что бы я делала без нее, без ее открытого, бескорыстного, любящего сердца? Без той дружбы, которую она мне подарила?

Я верю, что человеку дано прожить несколько жизней на земле.

И мне кажется, что в прошлой жизни она была рядом, как и в на стоящей и, дай Бог, в Там, где царит любовь, будет и дружба. Эти понятия для меня неразделимы. Это как азбука жизни. Тот человек, кто холоден, как камень, и не страдал, испытывая муки любви, не сможет никогда по-настоящему привязаться душой... Но все же надеюсь, что таких людей нет или, быть может, их совсем немного...

О ДРУЖБЕ И ЛЮБВИ (По жизненным впечатлениям) Человек понуро плетется за своими кривляющимися ми, ухмыляясь мерзким словам, которые люди мудро стью В. Гюго Как часто в бесконечной череде серых однообразных дней мы теряем и находим самые светлые высокие чувства. Задумываемся ли мы об истинном значении столь привычных для нас слов, как или «дружба»? Наше представление о любви редко захо дит дальше фотографии двух молодых в свадебных костю мах и со счастливыми улыбками на лицах. А дружба вообще ассо циируется с детским стихотворением «мы с Тамарой ходим Что же в моем представлении значит любить? Я начну с того, что скажу, что ведь и любовь-то бывает разная. Но это ни в коей мере не влияет на ее значимость в моей жизни. Мне кажется, нуж ны и легкие курортные увлечения, и большая всепоглощающая страсть. И вот именно вторая, так называемая настоящая любовь на самом деле приносит много страданий. Поэтому для меня лю бить — значит страдать. Но это страдание прекрасно, ибо прекрас на любовь, его породившая. Прекрасна, как смерть Христа, умер шего за весь человеческий род, хоть сама смерть — это всегда стра дание, несчастье. Но вот проходит некоторое время, и мы привыка ем друг к другу. То, что так хорошо укрепляет дружбу, жестоко расправляется с любовью. Это — время. Оно неумолимо подтачива ет нежные ранимые всходы сердечной привязанности, и страсть медленно угасает в наших душах. Мужчина привыкает к красоте любимой женщины, перестает замечать ее в суматохе буден. В ито ге мы начинаем считать близких людей чем-то само собой разумею щимся, привычным и уже изрядно надоевшим. И мы убегаем к друзьям или ищем новую любовь. Но с каждой потерей старого увлечения мы как бы отрываем часть своей души, потому нам все таки трудно расставаться, хоть мы уже и не любим. Тут возникает парадокс: время разрушает, но оно же и лечит. Ведь с каждым ушедшим днем наши страдания притупляются, боль из резкой пе реходит в тупую и в конце концов отпускает.

Мы говорим: кто и, перефразировав это пред ложение, можно сказать: блажен, кто любит. Ибо любовь — это и есть вера, и, как это ни банально, вера слепая. Это как в «Мастере и горячая вера Маргариты и притупившиеся чувства Ма стера. А ведь они любят друг друга! Но какая разная у них любовь...

Когда-то я услышала, что двое не могут одинаково любить. Лю бит только один, а другой лишь позволяет любить. Мне кажется, это довольно-таки справедливое утверждение. Почему так хорошо сходятся люди, разные по своим интересам, темпераментам? Они и любят по-разному. Кто-то сильнее, кто-то слабее. Просто кому-то нужен тихий, спокойный семейный очаг, другим же нужен непоту хающий огонь страсти.

А дружба? Что нужно для нее? Очень многие считают, что дружба — это когда вы вместе ходите гулять, сидите за одной партой, слушаете одну и ту же музыку, короче, вы очень похожи.

Но это не так. Настоящие друзья вряд ли будут стремиться к оди наковому образу жизни и ходу мыслей. Их сближает не это. Они в какой-то мере тоже влюблены. Но это не любовь мужчины с жен щиной, это братская любовь. Тебя понимают, тебе всегда готовы помочь и ничего не потребовать взамен. Но и ты в любую минуту должен отдать последнее, что имеешь, человеку, которого ты назы ваешь своим другом.

Но так же как от дружбы до предательства, так и от любви до ненависти всего один шаг. Как странно: столь противоположные чувства, одинаковые лишь по силе, так часто стоят рядом. Натура человека настолько удивительна, настолько проста и сложна в одно и то же время. Что отличает человека от животных? На мой взгляд, умение чувствовать. И самая отличительная черта — уме ние душевно страдать. Страдать не от физической боли, а от боли сердечной. Как непохожи мы в этом на «братьев своих И как противоречивы люди по сути: мы плачем, когда счастливы, и смеемся над собой, когда нам больно. Только мы мо жем видеть такие красивые сны, наслаждаться простыми обыден ными вещами и переносить столько страдания и горя.

Мы — люди! И потому мы страдаем, любим, надеемся несмотря ни на что.

ПРОБЛЕМА «ОТЦОВ И (Размышление на литературном или жизненном материале) Все мы живем на одной планете и, как мы часто любим гово рить, составляем одну большую дружную семью. Все мы — дети разных эпох. Каждый человек имеет свой взгляд на вещи. У людей одного времени они (взгляды) в чем-то схожи, чего обычно нельзя сказать о взглядах представителей разных поколений. Поэтому не избежно столкновение различных точек зрения.

Самой важной, на мой взгляд, является проблема «отцов и де тей», иначе говоря, проблема отношений между старшим поколе нием и поколением «детей». Общение между ними и необходимо, и неизбежно. Именно между «отцами» и «детьми» возникает множе ство проблем. Вопрос «отцов и волновал представителей раз ных эпох, он не раз поднимался и в русской литературе. Над этим вопросом размышлял Иван Сергеевич Тургенев в романе «Отцы и дети». В его произведении проблема «отцов и детей» созвучна вре мени написания, но имеет много общего с ее современным вариан том звучания. Автор представляет читателю суждения своих геро ев: отцу не «Пилюля горька — а проглотить ее Проблема «отцов и детей» актуальна и по сей день. Однако се годня она приобрела несколько иную окраску. В современном ми ре, мне кажется, вопрос этот возникает от непонимания, желания возвеличить себя перед старшим или перед младшим поколением.

Непонимание — это недостаток современного общества, а непо нимание между и «детьми» — это трагедия двух поколе ний. Оно является главной причиной, предпосылкой для возникно вения По моему мнению, непонимание зарождается при малейшем столкновении различных взглядов на один и тот же предмет. Для полноты представления данного вопроса я приведу довольно простой пример...

Очень часто рассматриваемая мною проблема возникает в шко ле, чаще всего между учеником и учителем. Как правило, в наше время в роли учителя выступает человек так называемой старой закалки, иначе говоря, воспитанный в суровых военных и после военных условиях. В его восприятии жизни устоялись ные правила поведения. Для этого человека они неоспоримы. Ча ще всего такой учитель не воспринимает либерального отношения к жизни. Он, естественно, указывает ученику правильный, как ему кажется, путь поведения. Здесь проявляется неприятие или непонимание индивидуального выбора ученика, его мнения. Но проблемы в этом еще пока нет. Важна здесь реакция ученика.

Возможны два варианта. Один из них предусматривает если не полное подчинение, то некоторые уступки со стороны младшего.

Этот вариант идеален в данном случае. Однако возможен и другой вариант, при котором ученик ставит свою индивидуальность выше мнения старшего. В этом и есть, я думаю, проблема. Здесь обе стороны проявляют не столько эгоизм, сколько неприятие чужого мнения.

Второй причиной возникновения проблемы является желание возвеличить себя. Может быть, эта причина не самая главная, но она имеет большое значение. Это явление не столь эгоистично, как кажется на первый взгляд, оно скорее носит естественный харак тер, потому что заложено природой в сознании большинства людей.

А так как эта черта может проявиться исключительно в общении, особенно между разными поколениями, то она в первую очередь послужит для возникновения рассматриваемой мною проблемы.

Однако не только в этом ее недостаток. Можно заметить, что жела ние подобного рода является также непосредственной причиной и для возникновения непонимания.

Но что касается проблемы «отцов и в общем, то анализ ее причин не может привести к ее решению. Она возникает почти мгновенно, и предотвратить это невозможно. После появления проблемы происходит процесс развития так называемой «пробле мной ситуации». На мой взгляд, этот момент является наиболее интересным для рассмотрения. Развитие является самым болезнен ным этапом. Он включает в себя изменение эмоционального тона между двумя сторонами или, вернее сказать, его нарастание. Ко нечно, событие происходит постепенно. В течение этого периода представитель каждой стороны испытывает наивысшее нервное на пряжение.

В семье это может быть выражено постоянными спорами между родителями и детьми, в школе — недовольством ученика учителем или учителя учеником. Этот этап, пожалуй, самый длинный во всем развитии отношений. И чем дольше он проходит, тем очевид нее конфликтная развязка.

Следующим этапом можно обозначить сам конфликт, хотя он и не обязателен. В такой ситуации как со стороны младшего, так и со стороны старшего выступают люди терпеливые, сдержанные, воспитанные. Они не могут позволить себе сорваться и тем самым показать свою отрицательную сторону.

Конфликт является своеобразным завершением проблемной си туации. Однако проблема все-таки остается нерешенной.

из поколения в поколение, она (проблема) оказывает ся вечной. В подтверждение этого я хочу сказать, что слова Турге нева и по сей день звучат актуально для старшего поколения:

тебя учили — оказывается — вздор... путные люди этаки ми пустяками больше не занимаются... ты, мол, отсталый кол Я делаю вывод, что проблема «отцов и детей» никогда не найдет идеального решения. Из рассматриваемой мною пробле мной как и из любой другой, есть выход. Он возможен, на мой взгляд, при частичных уступках с обеих сторон. Идеаль ные отношения «отцов и детей» подразумевают понимание и вни мание как со стороны детей, так и со стороны родителей. Но мне что это не всегда возможно в реальной жизни. Старшее желая помочь младшему, свой метод реше ния того или иного вопроса. Чаще всего основываясь на личном опыте и считая предлагаемый путь оптимальным, они не задумы ваются над индивидуальностью человеческой судьбы и, как прави ло, постепенно начинают просто навязывать свою точку зрения.

Между родителями и детьми должны сохраняться отношения та кие, в которых будут нуждаться и старшие и младшие. Первосте пенное значение здесь имеет воспитание детей. В этом я вижу единственное возможное решение проблемы «отцов и От родителей судьба их ребенка в первую очередь зависит на том ее этапе, когда закладываются и развиваются в сознании ребенка лучшие черты его характера. Любой человек должен с раннего возраста знать, что он, как и все люди, имеет право на собствен ное мнение, что терпение, понимание и уважение к родителям — качества, которые помогут ему пройти свой долгий и трудный жизненный путь.

КАКИМ ТЕБЯ ВИДЯТ ДРУГИЕ?

Человеку нет ничего труднее оценить самого себя объективно, и нет людей, которые в глубине души не оценивали бы себя само критично. Но все же самооценка не будет настолько верной, как если бы тебя оценили твои родные, близкие, друзья. Но картина никогда не будет полной, если ты не узнаешь мнения о себе посто ронних людей, тех, которые к тебе не очень хорошо относят ся. Именно эти люди способны подчас сказать безумно обидные, горькие, невыносимо жестокие, но справедливые слова. И не стоит в этих случаях затаивать обиду, ведь в каждом оскорблении в твой адрес или в неудачной шутке товарища обязательно есть доля ис тины. Верно ведь говорят: «Горькая правда лучше, чем сладкая И лучше принять эту правду такой, какая она есть, и по смотреть на себя со стороны: «А может быть, мне что-то нужно из менить в самом себе? Может, я что-то делаю неправильно? При этом важно не раскритиковать себя в пух и прах, не занижать са мооценку, играя в пользу недостатков и жертвуя своими достоин ствами, а лишь взглянуть как бы со стороны на себя, на свои по Меня, например, каждый человек оценивает совершенно по-раз ному. «Немудрено, — скажете вы и посмеетесь над незатейливой фразой, — ведь у каждого есть свое мнение, восприятие того или иного Но есть аспекты, в оценках которых сходятся и родные, и друзья, и подруги.

Я думаю, что рассказ о том, какой меня другие, лучше всего начать с самых близких людей — родителей. Ведь родите ли — люди, которые видят меня каждый день и знают, как никто другой. Они знают, что я не всегда красива, улыбчива. Ведь я еще бываю злой, раздражительной по разным причинам, да иногда и просто в плохом настроении. Именно у родителей никогда не созда ется ошибочного о своем ребенке. Мои родители гово рят, что я не умею отстаивать то, что мне нужно. Часто так получа ется и с учебой. Конечно, заполняя анкету, предложенную нам школьным куратором, я впервые всерьез задумалась о своей эруди ции, о таких важных вещах, как трудолюбие, честь, о том, не эго истична ли я. На уроке, имея сравнительно неплохие знания по данной теме, подготовленность и полное выполнение домашнего за дания, я не могу раскрыть свои мысли, сказать то, что я знаю. Так обычно выходит на семинарах биологии, истории, литературы.

Просто мне всегда казалось, что мои товарищи знают намного боль ше меня.

Я не хочу меняться, я чтобы меня уважали и любили та кой, какая я есть. К тому же родители считают, что я не имею соб ственного мнения, ориентируясь только на мнения других и под страиваясь под них. Так было и в моем увлечении музыкой, и в прочитанных книгах, которые стали позже излюбленными, в выбо ре мной друзей, ставших близкими или, наоборот, сделавшихся не другами, и просто в разных мелочах. Мои родители опасаются, что таким образом будет и в выборе мной профессии, вуза, жизненного пути.

Друзей у меня благодаря моему характеру (хорошему или не очень — вам судить) всегда было очень много. Путь мой в выборе друзей, наверное, как у всех, был тернист. Сколько же проб и ошибок было у меня на этом пути! Конечно, каждый человек об жигается хоть раз в своей жизни о недоверие, неприязнь, жесто кость, наталкивается на стену холодной вежливости, расположив шись к человеку всей душой. Бывает так: полюбишь человека, привяжешься к нему всем сердцем, а он не принимает твоей дружбы, не понимает и не хочет понять твоей привязанности;

весь вид его показывает явное нежелание общаться с тобой и пол ную неприязнь, К счастью, таких людей я встречала нечасто, но неприязненное отношение, холодно-созерцающий взгляд, кричащий так явно о своем отношении к тебе... и очень расстраиваюсь и даже обижаюсь, что совершенно неуместно в такой ситуации.

Мое поступление в лицей можно сравнить только с приездом Та тьяны Лариной в Москву. Помните, как у Пушкина? Ее находят странной! Так было со мной: замкнутая, нежная девочка, мечтаю щая о счастье.

Подруги считают меня очень ранимой, чувствительной. Я не мо гу судить, насколько это верно. Судить вам! Но, как известно, чув ствительный человек в любой чрезвычайной ситуации проявит бо льшую смелость и будет хладнокровнее самого спокойного на лю дях человека.

На самом деле как же трудно найти людей, которые бы понима ли тебя с полуслова и с которыми было бы легко общаться. Для ме ня это, пожалуй, важнее всего. Помните, как в фильме «Доживем до Счастье — это когда тебя понимают. Прошу вас, не судите строго. В моей простенькой работе, моем откровении отражены всего лишь мои мнения, наблюдения, восприятия. Воз можно или даже наверняка ваши мнения будут совершенно други ми. Отдаюсь на ваш суд.

МИР — ТЕАТР...

Театр, в котором свое назначение человек выбирает сам. Лю ди — основа мира, как актеры есть основа любого театра. Они — реальное воплощение нереальных идей, приходящих к тем немно гим сумасбродам, что пишут сценарии и воплощают их на сцене.

Однако любой, даже самый гениальный сценарий не может крыться миру, и ни один актер не покажет себя в роли, если не бу дет режиссера.

От режиссера зависит судьба спектакля, его успешность или провал. Ведь зрителю нужно зрелище, и зритель равнодушно отно сится к тому, каких трудов стоит показать это зрелище. Режиссер должен верить в ту идею, которая выдвинута в сценарии. Режиссер не должен ни на минуту сомневаться в успехе спектакля. От пози ции режиссера зависит настроение актеров.

Режиссер должен осознавать ту ответственность, которая лежит на нем за поставленное им действо. Ведь то, что он создаст, увидит не один человек, и в этом творении должно почерпнуться челове ком только добро, только человеколюбие, только вера. А иначе ре жиссер станет воспевателем царства тьмы, которое и так поглотило сознание и жизнь зрителя. Это не составит труда стать одним из тех, кто призывает убить, но настоящая от этого заслуга в том, что бы стать лучом добра в царстве тьмы. Это — сложно, это — тяже ло, но в этом жизнь, и от этого нельзя отступать.

Любой сценарий, любое произведение, даже самое привычное и традиционное, может зазвучать совсем иначе, совсем ново от того видения, что предполагает в режиссере. И даже самое жестокое мо жет открыться миру по-иному, вызывая страдание. Это — прямая зависимость от гуманности режиссера.

Успех театра зависит от желания зрителя туда идти. Самобыт ность человечества в стремлении, будучи подверженным влиянию злых сил, к добру, к свету. А если в этом театре будет много света, много солнца, люди будут и в этом будет заслуга в пер вую очередь Вокруг людей слишком много тьмы — это трагедия жизни. С этим уже свыклись, с этим позволяют себе Это страшно, но это — факт жизни. Очень трудно, видя вокруг себя такое, оставать ся таким, каким должен быть приносящий в этот мир свет, творящий Красоту.

Зная страсть людей к зрелищам, режиссер должен показывать только результат того, к чему должны стремиться люди: к совер шенству, красоте, эстетичности и гуманности.

Сознание этого должно прийти через познание. Многое надо ос мыслить: теорию эстетики и гуманности, чтобы принять практич ное проявление злых идей, чтобы отмести от своего сознания. И еще нужно желание принять то, что ближе по духу. А выбор этот не всегда, к сожалению, правильный. От этого в театре жизни острая нехватка света — режиссеры зачастую выбирают путь, про ложенный охотниками до легкой наживы, которые не гнушаются ничем, чтобы ублажить свое тщеславие. Стремление к идеалу по рождает вдохновение. Вдохновленный человек прекрасен. Но для вдохновения нужна пища, которой опять же в театре недостает. И режиссер должен искать пути, по которым идут музы, идет вдохно вение. И, нашедши этот путь, встать на него.

Ёся жизнь — это поиск. Для режиссера поиск этот в познании себя, в познании мира. Результат — исповедь, что акте ры на сцене, крик души, который никто почти не видит. Да и нуж но ли режиссеру боготворение? Думается, нет. Настоящий режис сер отдает все, что у него есть, ничего не требуя взамен, — своего рода абсолютный эгоизм. Он отдает душу, показывая ее постиже ние на определенных этапах жизненного процесса, разными вопло щениями.

К абсолютному нельзя прийти, постигнув лишь философские учения. Это должно быть понято и принято через прохождение пу ти творческого процесса, который сугубо индивидуален, даже ин тимен. Это — привилегия творческой личности. Жизнь вечного по иска — выбор единиц, себя на непонимание со сторо ны окружающих и от этого на духовное одиночество. Истинный творец принимает эту жизнь как единственно приемлемую форму бытия.

Одиночество удел великих, однако быть одиноким больно.

Трудно, видя непонимание, оставаться верным своей идее. Но и че рез эту боль настоящий творец должен переступить.

Идти через все к совершенству и дарить совершенство миру — вот суть жизни настоящего режиссера.

Роль режиссера самая трудная из всех в театре жизни. Самая сложная, однако самая судьбоносная. Я бы очень хотела иметь та кую судьбу, однако зависит это, конечно, не от меня. Так что одно значно сказать о своей роли в театре я не могу, да и пока не имею на это морального права: человек должен достигнуть определенных уровней, чтобы заявлять о своей роли.

Однозначно могу сказать лишь то, что была бы счастлива пода рить миру чуточку света, добра. Была бы счастлива дать возмож ность радоваться жизни другим людям. Была бы счастлива «сма зать краской карту будней», краской яркой, цвета Солнца, цвета листвы, цвета жизни. И была бы счастлива сказать: «Слава тебе, безысходная ничего не требуя взамен.

МИР — А ТЫ В НЕМ КТО?

Мир — театр. А кто в нем кто? — вот в чем вопрос. Еще во вре мена Всемирного потопа Ной в свой ковчег собрал каждой твари по паре. Зачем? Ведь недаром же. Значит, каждому существу, в том числе и человеку, уготовано свое место в этом жестоком мире, до которого он либо дойдет, твердо шагая, сам, либо выплывет к нему на суденышке судьбы.

В вопросе о театре нельзя не отметить, что театр без зрителей не театр, а без актеров — и подавно. Каждому человеку свойственно сделать свой выбор: либо место на галерке, либо на сцене. Однако нельзя не учитывать роль судьбы в этом выборе. Определенный склад обстоятельств тем или иным образом влияет на события в жизни человека, которые, в свою очередь, влияют на место данного человека в жизни-театре.

Если человек попал на сцену, это еще не значит, что он актер.

Он может быть суфлером, установщиком декораций, монтером осветителем каким-нибудь в крайнем случае. Выходит, что присут ствие человека на сцене еще не означает его возвышения до ранга актера.

Зритель. Он не принимает участия в действиях на сцене. Он лишь лицезреет происходящее, переживая или сопереживая. Но зритель остается самим собой, ему не надо надевать маску того или иного героя. Редко можно увидеть натянутую улыбку или выдав ленную слезу...

...Всем известно, что театр начинается с вешалки. Гардеробщи ки — вот еще одна категория людей в театре. Он ходит гордой по ходкой, таскает тяжелые шубы зрителей зимой, а летом скучает.

Такая его работа. Таких в театре много: уборщик, контролер биле тов, продавец в кафе — это второстепенные лица.

Чтобы поставить спектакль, надо иметь Писатель. Без него не обойтись. Его труд играет основную роль в театре. Благодаря ему актер имеет роль, гардеробщик — работу, зритель — повод сходить в театр. Но писателя мало кто видит, на улицу он ходит редко, популярностью не пользуется, «звездной бо лезнью», как актер, не болеет...

Если рассматривать мир, как театр и себя в этом мире, то я не хотела бы быть ни писателем, потому что писать сценарий чьей-то жизни может лишь Бог;

ни автором, потому что лицемерие в лю бых его проявлениях служит тормозом в развитии себя как лично сти;

ни зрителем, так как молча созерцать — не моя стихия;

ни гардеробщиком, потому что гардеробщик всего лишь гардеробщик, ни больше ни меньше. Я хотела бы быть сценой, на которой разво рачиваются события, занавесом, который символизирует начало или заключение действия, зрительным залом, в общем, чем-то нео духотворенным и вечным, поскольку только неодухотворенность может занять позицию без изъянов, то есть идеальную позицию в театре-жизни;

а вечность поможет правильно ориентироваться во времени и нравах, которые от него зависят.

Пока я в театре лишь зритель, хоть и не равнодушный, однако, следуя утверждению: «Мир — театр, а люди в нем актеры», я в ма ске какого-нибудь героя займу все же свое место на сцене жизни.

УЖЕ ШЕСТНАДЦАТЬ ИЛИ ЕЩЕ ШЕСТНАДЦАТЬ? вариант) Наше поколение живет в очень сложное время. Нам досталась не легкая задача — оставить хоть что-нибудь после себя, не уйти незамеченными и в то же время справиться со всеми проблемами, стоящими на пути достижения цели. Ведь действительно, сейчас очень много сложностей возникает перед человеком, поставившим себе цель сделать что-нибудь незаурядное, необычное, оставить свой отпечаток в истории.

Но не только наше время очень сложное, не только наше поко ление испытывает трудности. Были времена (сороковые года про шлого столетия), когда тоже было затишье. Лермонтов говорил, что его поколение ушло, не оставив следа в истории. И на это были различные причины.

В наше время мы сталкиваемся с самыми разными проблемами.

Это и наркомания, и алкоголизм, и преступность. Так же наши ро дители в чем-то иногда мешают нам: в некоторых семьях мы мо жем столкнуться с проблемой алкоголизма или наркомании, и не только у подростков, но и у родителей. А это очень страшно! Ведь мы не знаем, сколько отведено нам на жизнь, но даже и не пытаем ся жить каждой минутой, а лишь сокращаем нашу жизнь, губя здоровье.

Среди подростков мы не видим сейчас желания, стремления сде лать что-то полезное. Лишь единицы из всех хотят оставить свой отпечаток в истории (а может быть, даже и не в истории, просто прожить жить с умом, стараясь извлечь все, что можно, из того, что есть).

Сколько сейчас есть среди подростков наркоманов, алкоголиков или же просто-напросто преступников! Это модным. Пить, колоться, курить — это «классно» (так считает нынешняя моло дежь). И все это идет в ущерб занятиям в школе, институте. Если раньше (я имею в виду поколение го дов) все ученики школ, за редким исключением, тянулись к знани ям, к совершенству, то сейчас наоборот: лишь маленький процент учеников хочет достичь чего-то в своей жизни. Они не понимают, что это очень важно (чтобы наше поколение оставило хоть что-то в истории). Им проще всего забыть обо всем и жить как хочется, не думая ни о чем.

Современная молодежь очень распущенная. Да, были времена в русской истории, когда ничего не происходило, когда поколения уходили, не оставляя своего следа в истории. Но они прошли. При чем люди переживали еще более трудные времена. У них не было ничего. А в наше время есть все, что нужно для познавания и изу чения. Но наша молодежь не хочет использовать такой шанс. Она просто-напросто игнорирует его.

И в этом нельзя никого обвинить. Просто настали такие време на. Нельзя, конечно, сказать, что подростки совсем не виноваты.

Нет. Они, естественно, в этом тоже замешаны, ведь они не хотят ничего делать. Но на них накладывает свой отпечаток время. Если бы, предположим, все эти современные технологии существовали лет тридцать назад, то одному Богу известно, сколько бы тогда по явилось ученых, деятелей искусств.

Но я не могу сказать, что наше поколение очень уж необразо ванное и ленивое. Нет. Без сомнения, есть такие люди, которые все же хотят что-то сделать или даже уже делают что-нибудь. Но таких людей, увы, единицы.

А ведь нам уже по шестнадцать лет. Много это или мало? С од ной стороны, это только начало жизни, но с другой стороны, кто знает, сколько нам отведено жить. Ведь если вспомнить историю, то некоторые и в шестнадцать лет уже становились известными.

Так все-таки, много это или мало?

Будем надеяться, что это мало. И что это еще не конец деятель ности человека. Что он еще образумится и все-таки сделает еще что-нибудь необычное. И у нас есть еще немало шансов, что наше поколение не пройдет незамеченным, что о нем будут говорить спу стя много лет, причем говорить будут только хорошее.

УЖЕ ШЕСТНАДЦАТЬ ИЛИ ЕЩЕ ШЕСТНАДЦАТЬ? (II вариант) На мой взгляд, шестнадцать лет — возраст, когда человек уже простился с беззаботным детством, но только начинает вступать во взрослую жизнь. Это трудное время ломки характера и судьбы для каждого. Моим сверстникам и мне не уже. шестнадцать и не еще шестнадцать. Мы переживаем тяжелый в моральном и физическом смысле период взросления. Для всех этот процесс индивидуаль ный, но есть ряд социальных факторов, создающих одинаковые условия для формирования разных личностей.

Особенно сильно влияние социальной обстановки сейчас у нас, в России. На психику и здоровье подростка ложится двойная нагруз ка, когда коренной перелом в его жизни совпадает с перерождени ем нравственных и экономических устоев общества. В этом смысле русским и девушкам тяжелее, чем их сверстникам в стра нах с отрегулированным порядком жизни. В нашей стране ломка и строительство систем происходят со скоростью гигантского водово рота, который засосет тех, кто не научился держаться на плаву. И тут взрослые люди решают, какому стилю «плавания» нас научить.

Кроме родителей, здесь принимают активное участие телевидение, печать. В некоторых случаях средства массовой информации имеют большее влияние, чем загруженные повседневными заботами и тру дами члены семьи.

К сожалению, нынешняя «четвертая власть», сво бодой любого слова, пусть это слово часто и похабное, в большин стве своем создает не слишком здоровый микроклимат для подрост ка. Я не отрицаю, что есть хорошие передачи, газеты и книги, но в последнее время мне слишком часто приходилось выключать теле визор и бегать в наш век технического и прочего прогресса в биб лиотеку за потрепанной книжкой. Взрослые дяди и тети, зарабаты вающие суммы денег на выпуске порножурналов для всеобщего лицезрения и чтения, бесконечной рекламе алкоголя и сигарет, должны понимать, что несут огромную ответственность за будущее своих же детей. Эти дети будут строить будущее Рос сии. Да, сейчас свободнее, чем было десять лет назад, но нельзя же выпускать на свободу пороки. Непростительно выливать на не окрепшие души подростков помои взрослых искореженных душ.

Роль родителя и наставника постепенно отходит на второй план. Это нередко происходит по их же вине. Не каждый находит в себе силы решать проблемы дочери или сына, когда своих забот по лон рот. В благополучной, по нашим меркам, Америке был прове ден опрос, результаты которого лично меня повергли в шок. Боль шинство опрошенных подростков заявили, что любят телевизор и компьютер больше отца с матерью. Я с ужасом поняла, что если многие российские родители не остановятся в этой безумной погоне за деньгами, не заглянут в сознание своих чад, то нас ждет такой же результат. Человек, по моему мнению, должен быть здоров прежде всего морально. Кого вырастят те же «новые русские», даю щие своим детям деньги, на которые те «ловят кайф» от наркоти ков? Моральных уродцев? Но это проблемы людей с толстым коше льком. А на какой путь вступят те, чьи находятся за чертой бедности? Мне страшно ответить себе на этот вопрос. Взрослые не должны действовать по принципу «авось Красивый и выносливый цветок не подарит миру свой аромат, если за ним не ухаживать. Он зачахнет.

Но многое зависит от самого человека. Несмотря на тяжелую об становку, не так мало у меня знакомых, которые могут сказать:

«Мне уже шестнадцать, я иду в этот мир с определенным багажом знаний и навыков. Но мне еще только шестнадцать, впереди у ме ня много дней, которые я проведу с пользой для себя, своей буду щей семьи, своего Отечества». Я надеюсь на них. И я верю.

НЕ СУДЬЯ, А ЛИШЬ БЕСПРИСТРАСТНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ ЖИЗНИ» А. П. Чехов Литература — древнейшее искусство. С незапамятных времен люди пытались выразить в словах свою жизнь, свои мысли и чувст ва. Сначала это были устные сказания, бережно хранимые в памя ти и передаваемые из поколения в поколение, потом, с возникнове нием письменности, стала возможной более совершенная и, если можно так выразиться, более эффективная передача этих сведений.

Так появились летописи, а вслед за ними и художественная ратура. Однако любое произведение, будь то роман, повесть, рас поэма и т. д., строится по одному принципу: сюжет развора чивается на фоне исторических событий, которые могут даже не упоминаться, но в любом случае описываемая эпоха диктует свои условия и оказывает порой незримое, а порой вполне ощутимое влияние на судьбы героев, и писатель волей-неволей дает свою оценку этой эпохе и сопутствующим ей событиям. (Хотя, конечно, всякому правилу соответствуют исключения.) Слова А. П. Чехова, вынесенные в название темы данного сочи нения, верны лишь отчасти. Почему? Потому что автор может быть беспристрастным только тогда, когда описываемая эпоха достаточ но далека от него во времени (в этом он, кстати, сродни историкам, перед стоит та же проблема объективности оценки). Это му есть несколько причин. Во-первых, современное писателю пра вительство. Кто осмелится открыто выразить свои взгляды на су ществующий режим? Применительно к России: сейчас это возмож но якобы демократии) и даже модно, а в XIX веке или в тече ние практически всего XX века? Такое означало бы если не заклю чение, не смерть, то по крайней мере конец писательской карьеры.

Поэтому авторам приходилось либо писать «в стол», либо подстра иваться под цензуру, а в таком случае об объективности вообще не приходится. Во-вторых, современная писателю эпоха слишком близко его касается: то, что он описывает в своих произ ведениях, теоретически может произойти и с ним, и с его близкими и друзьями. Наконец, автор — это просто человек, со своими вку сами, симпатиями и антипатиями, и он не в состоянии выйти за рамки самого себя. Быть по-настоящему объективным может толь ко холодный, бесстрастный циник, который на все взирает с равно душным любопытством. Но таких людей мало, и их называют мо ральными уродами. Писатель же, если он истинный творец, не рав нодушен просто по определению, ведь человек берется за перо по двум причинам: он хочет поговорить о себе либо он хочет выска зать свое мнение по тому или иному вопросу.

Русские писатели конечно же не избежали этой участи. Объек тивен Л. Н. Толстой, описывая Отечественную войну 1812 года?

Да, объективен, потому что его отделяет этой войны более полу века. (Я не говорю о созданных им образах исторических деятелей, это уж дело вкуса.) А Пушкин, Гоголь, Достоевский изображали в своих произведениях «маленького его мир или «город ское дно»? Тот же Чехов, говоря о судьбах русской интеллигенции?

Или Шолохов, описывая гражданскую войну годов?

Нет. Безусловно, каждый из них пытается быть беспристрастным, подняться над изображаемыми событиями, но... Пушкину, Гоголю и Достоевскому это не удается просто потому, что говорить о под нимаемых этими писателями (особенно Достоевским) проблемах спокойно невозможно. Чехова судьба русской интеллигенции слишком близко касалась. Шолохов, пожалуй, наиболее беспри страстен, но и он не смог добиться полной объективности историка до констатации факта — несмотря на все усилия автора, со чувствие к красноармейцам все равно прорывается.

Как видно из вышеизложенного, все это в принципе закономер но. Писатель, в отличие от историка, может себе позволить не быть объективным, ведь он не судья, а лишь свидетель, на основании по казаний которого впоследствии будет вынесен справедливый приго вор эпохе.

«ЛЮБЛЮ ОБЫЧНЫЕ СЛОВА, КАК Д. Самойлов Неизведанные страны... Мир новый, заманчивый, притягатель ный. Иные впечатления, иные мысли и чувства. Увидеть новую страну — это приоткрыть дверь в царство иных ощущений, эмо ций, в царство твоей мечты, твоих грез. Побывать где-то — значит подарить себе радость познаний чего-то другого, особенного, не обычного, обрести покой и умиротворение, гармонию души. Новая страна для нас — это всплеск восторга и счастья, с которым мы окунаемся в непохожую, непривычную, порой странную жизнь.

Но почему же автор этих строк сравнивает наслаждение от посе щения неизведанных стран с чувством, которое зарождается в нас при звуке давно знакомых слов, которые мы слышим каждый день, которые являются неотъемлемой частью нашей жизни, всего нашего существования?

Не потому ли, что в каждом слове скрыт какой-то глубинный, понятный лишь нам смысл, не потому ли, что слово — это своего рода искусство, нечто прекрасное, то, чем мы владеем каждый день, хотя и не всегда способны оценить и насладиться? Тогда как счастлив может быть тот человек, который для себя гармоничный, еще не до конца изученный, изведанный, но беско нечно родной, дорогой нам мир слова! То же пьянящее ощущение новизны, чего-то удивительного, как и при путешествии, когда вдалеке показывается берег и сердце замирает от предвосхище ния, сладкого предвкушения, чтобы вновь забиться с новой си лой.

Слово служит нам для того, чтобы выразить себя и понять дру гих, это способ беседовать, спорить, рассуждать, размышлять, воз можность поделиться нашей радостью и горем, счастьем и бедой, наслаждением и страданием. Слово может причинить нам боль, ра зочаровать, обидеть. Но нельзя забывать, что обычные, знакомые слова могут перевернуть в одно мгновение всю нашу жизнь, что слово у каждого из нас вызывает свои личные ассоциации, будит серию образов в нашем подсознании.

Дар владеть словом — это талант, который мы должны ценить в других и совершенствовать в себе, потому что именно красота слов может подчас творить с нами чудеса: убедить нас, утешить, успоко ить, ободрить, вдохновить. Слова — это речь, которую мы слышим каждый день, без которой не представляем нашего существования, хотя в более обычном понимании слова — это книги, поскольку наиболее часто именно они дают нам возможность полностью ощу тить прелесть родного языка. «Я люблю читать то, что хорошо на — эту фразу можно нередко услышать от истинных ков языка. Потому что именно с помощью слов можно воссоздать картины, близкие нашему сердцу, волнующие нас: поваленная бе реза и заросли дикой малины, бескрайнее море и цепь высоких, уходящих в небо гор, да и не только природа, но и люди, их прав дивые описания, которые заставляют нас любить их или прези рать, гордиться или сурово осуждать.

Но подчас, чтобы понять все волшебное очарование языка, «нужно кровно любить и знать до косточки своей народ, чувство вать сокровенную прелесть нашей земли» (Паустовский). Значит, язык и история народа неразрывно связаны между собой, сливают ся воедино. И действительно, невозможно оценить всю прелесть на шего языка, не зная, не погружаясь в эту необычную, непохожую, особенную русскую землю. Родину. Но осознание слова — это не скупое знание характерных черт русских людей и русской истории.

Русский язык открывается до конца в своих поистине волшебных свойствах лишь тому, кто хочет и умеет ценить прекрасное, нахо дить его в незатейливых, простых вещах, тому, кто способен тонко мыслить, чувствовать, переживать, видеть вещи в ином свете и, что самое главное, что язык — это наше богатство, вещь, не подвластная времени. Мы смеемся и плачем, радуемся и страда ем, живем и умираем, а родная земля остается вместе со своими традициями, культурой, обычаями и, конечно, языком, который на протяжении веков дарит делится своим магическим, кол довским, неповторимым очарованием, учит нас чувствовать благо звучие, гармонию обычного слова.

ЧТО ФОРМИРУЕТ СУДЬБУ ЧЕЛОВЕКА?

«Судьба» — очень сложный и неоднозначный термин. Можно ли сформировать судьбу? Сформировать, слепить, как из сырой глины, свою жизнь. Кто-то уверен, что «делает сам, для другого это карма, предначертанное будущее. Поэтому свою работу я назову так: «Что формирует личность человека».

Личностью принято считать совокупность черт характера, кото рые человек проявляет в различной обстановке, И чем больше та ких черт, тем, как правило, интереснее для нас эта персона. «Это личность!» — говорят про человека неординарного, уверенного в се бе, имеющего влияние на других людей, авторитета. На вание личности влияет не только воспитание и обстановка в семье, но и позже, уже в сознательном возрасте, стремление культурно развиться, достичь каких-то идеалов, желание быть нужным и по лезным человеком для общества, а может, и получить уважение и почет, стать знаменитым.

Именно от того, что мы хотим получить от жизни, от запросов, и зависит наша судьба.

Вопреки сложившемуся мнению, что человек взрослеет к восем надцати годам, скажу — личность формируется на протяжении всей жизни, И если говорят, что его уже ничто не изменит, ему уже тридцать, это ужасно! Ведь из года в год мы развиваемся, обо гащаем себя новыми знаниями, анализируем их, как-то реагируем, а значит, изменяемся.

То есть из всего вышесказанного могу подвести итог, что в пер вую очередь человек формирует свою личность сам, а значит, и «со здает» свою Кроме этого большое влияние имеет начальное воспитание, толчок к развитию. С другой стороны, действу ют не зависящие от нас обстоятельства. Как говорится, «жизнь бросает нас из стороны в сторону».

Почему-то чаще всего «интересная личность» оказывается чело веком, пережившим многие горести и несчастья, человеком с тра гической судьбой и трудным детством. Это уже становится каким то стереотипом. Многие подростки уверены, что, чтобы стать звез дой, надо убежать из дома, поссориться со всеми друзьями и т. д.

Трагедия жизни становится неотъемлемым компонентом пути к до стижению успеха или славы. И часто забывается самое главное — талант, Да, могу согласиться: несчастья закаляют человека, делают его более жестким и критичным, но не они порождают талант, это ве щи друг от друга независимые.

Судьбу человека формирует, если так вообще можно выразить ся — формирует, он сам и различные обстоятельства и ситуации, в которые он попадает не по своей вине. То есть существуют два на чала у судьбы: личное и случайное;

можно назвать его предначер так как случаи правит нами или высшая закономерность, не известно никому.

Мы имеем непосредственное влияние на судьбу, можем ее изме нить, стремясь к тем или иным идеалам, достигая определенных целей.

Все в наших руках!

ЛЮБИМЫЙ ЖУРНАЛ (Опыт обзора) Немало людей уважают и искренне любят этот доступный жур нал, Добрый спутник, ведущий за руку своего ученика, вовремя находя поддержку, не дающий упасть, оберегаю щий от ударов. Это журнал веры, глубокой веры в своих читателей, веры, которой насыщены его страницы. Каждый месяц «Ридерз все более расширяет круг своих постоянных читателей, привлекая своей непосредственностью, сердечностью и глубоким взглядом на жизнь всего земного шара, освещая те или иные дра мы, судьбы, судьбы не простые, а учащие на своем ярком и памят ном примере. Память о прошлом, о нашей истории — вот еще одна из наиболее ярко выраженных, отличительных особенностей этого «учебника учебника как по истории, так и по литературе.

Здесь учтены самые разнообразные вкусы самых разносторонних читателей: и более взрослых, и самых маленьких, которых ждет «детская со столь любимыми ребусами и загадками.

Полна загадок и каждая личность, находясь на столь глубоком изу чении миллионов любопытных глаз, не терпящих лжи, привык ших к безусловной правде журнала. Эта исключительная правда указывает читателям единственный путь истины, путь, поиск кото рого «Ридерз взял на себя, более чем успешно справля ясь с нелегкой задачей. Драмы людей, публикуемые в каждом но мере, заставляют задуматься, быть может, даже полюбить, восхи щаясь мужеством, стойкостью героев, поначалу вызывающих со чувствие, а затем неожиданную радость за удачно сложившуюся их судьбу. Может возникнуть впечатление, что это журнал определен ной тематики и строгого языка, но это обманчиво. Да, определен ные страницы отведены миру техники и медицины, но большее место занимает сама жизнь с ее радостями и горестями и... юмор.

Юмор неподдельный, юмор из опыта самих читателей. Странички смеха своевременно ставят границы, создавая ту мозаику историй, науки и юмора, придавая поистине ту радужность мате риала, где каждый цвет на своем месте и, потеряв один, уже не бу дет тон совокупности оттенков. Но каждый из цветов журнала ищет читателя, оттеняя его внутренний мир, его интере сы. Безусловно, это журнал для тех, кому не безразличны дороги других людей, пути их раздумий, кто хочет и может мыслить над прошлым, настоящим, задуматься о грядущем. Его страницы не могут оставить равнодушным и безучастным даже самого приверед ливого читателя.

Со всех концов света летят письма в редакцию — письма-про сьбы, письма-рассказы, и каждое письмо находит ответ, ответ полный, ясный, душевный, именно тот ответ, который ждали.

дайджест» — это общее сердце, сердце на всех, это ши рокая душа, душа, одинаково болеющая за и составляющая единый организм, который с таким нутром не состарится.

ИДЕАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ (Утопия) Эх, тяжела ты. шапка Мономаха!

На самой заре Эпохи Распада в том мире, о котором здесь будет рассказано, произошло важное событие в стране, имя которой Ру тения, пала власть короля. Нельзя сказать, чтобы подданные сожа лели об этом: прежнего правителя народ не любил за выдающуюся посредственность. Придя к власти в еще крепком государстве, он ушел, оставив Рутению на грани распада. Страна, истерзанная его десятилетним правлением, оказалась перед кто же досто ин чина Повелителя?

Много людей на это претендовало, но лишь один вошел во дво рец Повелителя — Астон — полноправным владыкой. Молодой Лонго был умен, честен и немножко честолюбив. Именно это в со четании с помощью друзей сделало его властителем Рутении.

Шло время, почти три года уже остались в дымке прошлого, а дела в Рутении шли все так же плохо. Лонго воплощал (вернее, пы тался в жизнь свои идеи, не засыпая подчас целыми сутками, но все это не приносило пользы.

В ту ночь, когда Рутении суждено было измениться, Лонго дол го не мог заснуть. Мысли его по-прежнему были в Повелителя с государственными делами. Больше часа тяжелые мысли витали в уставшем мозгу Лонго, пока не начали путаться и сбиваться. Пове литель уснул.

А в середине ночи Лонго голос, его по име ни. Этот голос, показавшийся столь знакомым, поднял его с посте ли и заставил взглянуть в угол комнаты, где в кресле удобно устро ился незнакомец, — Вот и я, — улыбнулся человек. — Неужели ты забыл меня, Лонго?

— Рон? — изумился Повелитель. — Но ведь тебя нет! Ты исчез три года назад во время мятежа!

— Конечно, все, что ты сейчас видишь, — это видение, а может быть, сон.

Рон поднялся из кресла и подошел к Лонго.

— Но не спеши просыпаться. Сейчас я олицетворяю небесного покровителя Рутении, дающего тебе шанс спасти не только честь Повелителя, но и всю Рутению! А кому бы ты еще поверил, как не духу своего товарища?

Лонго горько усмехнулся. Сейчас, после трех лет жизни в Асто не, он не верил никому, даже духу умершего. он стал кивался с огромными потоками лжи, и каждый день он пытался всплыть на поверхность, чтобы глотнуть живительного воздуха ис тины.

— Но не все еще потеряно, Лонго. Ведь для власти важно, что бы во главе ее стояла личность, которой ты являешься. Лишь золо тая клетка, в которой ты живешь, мешает тебе.

Рон распахнул дверь на широкую террасу, выходившую в сад.

Не помня как, Повелитель очутился около балюстрады.

— Взгляни вокруг, Лонго, и вдохни родной воздух. Здесь он прекрасен, но это воздух Астона, а не Рутении. Скажи, когда в по следний раз ты выезжал из столицы?

Лонго потупился. Всякий раз, когда он собирался выехать из Астона, кто-нибудь из приближенных задерживал его, разумеется «совершенно важным и неотложным делом». А там еще что-ни будь...

Рон больше не улыбался. Теперь в его взгляде жалость к несчастному.

— То-то и оно. Ты погряз в интригах, ты живешь под неотступ ным присмотром царедворцев. Ты забыл вкус обычной пищи: ее за менили изысканные блюда. Ты забыл труд: его заменила Деятель ность. Ты даже не помнишь языка Рутении!

Лонго молчал. Только теперь — во сне! — он понял, насколько изменился. И от сознания этого ему нестерпимо захотелось пла кать.

— Но ты еще не потерян для страны, Повелитель. Готов ли ты последовать тому совету, что я тебе дам?

— Готов, — еле слышно прошептал Лонго.

— Тогда слушай. Стоит власти оторваться от народа, как она портится. Если государство начинает отгораживаться от народа и перестает слушать его, оно теряет фундамент. Поэтому изгони всех лишних из Астона, оставь лишь тех, кто полезен Рутении! Унич тожь все те органы власти, что отгораживают тебя от народа! Пусть в государстве будет как можно меньше чиновников, но пусть все они будут честны, трудолюбивы и неподкупны!

Правь страной, но правь не один. Советуйся с мудрыми людьми:

главным министром, главой Народного собрания и главным судьей.

Но пусть каждый из них отвечает за свои действия, не мешая дру гим! Главное же для вас всех — помнить долг!!!

Сделай так, чтобы любой гражданин мог написать Повелителю жалобу на несправедливые действия государственных мужей и что бы эта жалоба дошла. Прочти ее, проверь и прими меры. Никогда не брезгуй общественным мнением!

Конечно, осчастливить весь народ не получится, но можно забо титься о благе большинства населения. Делай все для этого боль шинства: чем больше людей будет жить хорошо, тем больше друзей будет у тебя. Тогда и народ Рутении станет единым.

Не позволяй другим странам диктовать тебе волю, будь силь ным и независимым. Не позволяй своему войску слабеть: оно всег да должно быть сильным.

Закончив речь, Рон обнял Лонго:

— А теперь прощай. Ты узнал заветы Покровителя и должен следовать им. Главное — полагаться на свой разум!

На следующее утро Лонго проснулся с чистой и ясной головой.

С этого дня он стал совсем другим;

жестко следуя принципам, он вел Рутению вперед. Как сказал в одной из хроник летописец, «с того дня началась Власть А вскоре в том мире, о котором я рассказал, началась Эпоха Распада. Одно за другим гибли государства: одни раскалывались с грохотом, другие умирали после долгой болезни. И лишь и власти разума было суждено пережить их и остаться в веках. На всегда!

«СВЕЧА ГОРЕЛА НА СТОЛЕ, СВЕЧА Б. Пастернак Свеча горела на столе, Свеча горела одиноко... — пропела девушка. Она тихо переступила через порог дома и задума лась. Опустевший дом, поблекли занавески на окнах, вся в черном цвете. Катерина думала о своем любимом, ушедшем на вой ну, без него дом стал мрачным, каким-то неуютным, и заходить в него было боязно. Катя зашла в переднюю и зажгла свечу. Огонек стал разгораться, и отблески лучей стали двигаться по стенам. Ка тя заплакала. А если она не увидит его больше? А что, если он бу дет сильно изранен и не сможет выжить? Эти мысли пугали ее. Она подумала: «Как я буду жить без негр?» Катя не заметила, как за снула.

На улице была осень. Черные мрачные тучи пересекали небо, время от времени моросил мелкий осенний дождь, листья с деревь ев уже облетели и теперь, подгоняемые ветром, с шорохом неслись по дороге. Птиц тоже не было слышно. Многие из них уже улете ли, а те, кто остался, скрылись от непогоды в лесу. Ни одного зве рька не было слышно и видно. Было похоже, будто природа сочув ствовала Катерине.

Проснувшись утром, Катя увидела, что солнце скрыто за обла ками, и утро казалось от этого серым. Все утопало в сизом утрен нем тумане. Катерина оделась и пошла за водой к колодцу. Идя по дороге, она заметила, что кто-то шевелится в кусте шиповника.

Когда она подошла поближе, то увидела, что это была маленькая птичка, которая, видимо, хотела укрыться в кусте, но запуталась перьями в нем и сломала себе крыло. Катерина вынула птицу и от несла ее домой. Она начала лечить ее.

Проснувшись рано утром, она выглянула в окно. Солнце еще не встало, но каким прекрасным казалось ей это утро. Катя пригото вила себе завтрак, поев, она вышла на улицу и тихо пошла к реке.

Когда Катя вернулась домой, птицы не было. Она подумала, что это знак». Катерина представила, что вместо птицы был ее возлюбленный Алексей, Ей почему-то стало легко на душе, ведь она верила, что Алексей жив.

Так пролетело несколько месяцев. Однажды днем она вышла на улицу и увидела Алексея. Сначала ей показалось, что это был не Алеша, а призрак, но, когда она почувствовала его объятия и поце луи, она не могла поверить своему счастью. Алексей стал рассказы вать, что происходило с ним на поле боя. Одна из его историй в точности повторяла судьбу той птички, которую спасла Катя. Вре 540 I прошло быстро, и они не заметили, как наступил вечер. Катери на и Алексей проговорили всю ночь.

Конечно, у людей судьбы разные. Может быть, если бы Катя не спасла ту птицу, все было бы по-другому. Но, к счастью, этого не произошло. Алексей и Катерина зажили счастливо, а любовь их стала крепче.

СОЧИНЕНИЯ ПО ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ПРИНЦИПЫ КОМИЧЕСКОГО У Ж. Б. МОЛЬЕРА (На примере комедии «Тартюф») Комедия едва ли не самый трудный жанр литературы. О приро де комического эффекта размышляли философы древности и новей шие теоретики искусства, но никто еще не дал исчерпывающего объяснения. Английский драматург Сомерсет Моэм заявил, что «в отношении комедии выдвигать требование реалистичности едва ли разумно. Комедия — искусственный жанр, в ней уместна только видимость реальности. Смеха следует добиваться ради смеха».

Мольер, создатель национальной французской комедии, пере шагнувший рубежи своего времени и границы своей страны, клас сик мировой литературы, всем своим творчеством опровергает та кой взгляд на комедию.

Его комедия прежде всего умна, более того, она философична.

Она вызывает смех зрителя, но это «не смех ради это смех во имя решения огромной важности нравственных и социальных проблем. «Смех часто бывает великим посредником в деле отличе ния истины от — писал В. Г. Белинский. Именно такой был смех Мольера. Театр Мольера, в сущности, великая школа, где дра матург, смеясь и балагуря, поучает зрителя веселым языком, ставя перед ним глубочайшие политические, обществен ные, философские, нравственные проблемы.

Имя Тартюфа известно людям мира. Даже те, кто никогда не читал комедии Мольера и не видел ее на сцене, не раз слышали это имя и, может быть, сами произносили. Оно вошло в мировой рече вой обиход как всеобщее нарицание лицемерия во всех его прояв лениях, подлости и развращенности под маской благопристойно сти, показного, лживого благочестия, всякой неискренности, фаль ши. Мы постоянно встречаем это имя в качестве нарицания лице мерия в художественной, политической, публицистической литера туре.

Драматург основательно обдумал все детали сценического во площения лицемера. На сцене Тартюф появляется не сразу, а лишь в третьем акте. В течение двух актов зритель готовится к лицезре нию негодяя. Зритель напряженно ждет этого момента, ибо только о Тартюфе идет речь на сцене, о нем спорят: одни клянут его, дру гие, наоборот, хвалят. Это метод работы Мольера. Таков классици стический театр. Луч прожектора направлен в одну точку, на одну заранее взятую черту характера, все остальное за пределом этого яркого луча остается в тени. Весь человеческий характер не вырисовывается в целом, ибо это не входит в задачи автора, зато наибольшей выпуклости достигает главенствующая черта.

Мольер помнит главный принцип своей эстетической програм мы: поучать, развлекая. Он смешит зрителя, прибегает иногда к приемам обнаженной клоунады (полон комического эффекта диа лог между и служанкой Дориной).

Сущность проповедей Тартюфа предстает зрителю в комических признаниях простоватого Оргона, когда он с благочестивым востор гом рассказывает о своих чувствах, порождаемых проповедями Тартюфа, и ему невдомек, что чувства эти бесчеловечны по сущест ву:

Кто следует ему, вкушает мир блаженный, И мерзость для него — все твари во вселенной, Я другим от этих с ним бесед;

Он всех примет во мне стирает след И делает меня чужим всему на свете...

Реплика с ужасом слушающего восторженные речи Оргона, обманутого, ослепленного Тартюфа, полна глубочайшей иронии: «Как человечно то, что он преподает!» Тартюф покорил Оргона своим мнимым благочестием, показ ным самоунижением — давним оружием монахов-лицемеров. Не обходится здесь и без фарсового (внешнего) комизма. Таков, напри мер, рассказ о подвижничестве Тартюфа:

Намедни он себя упрекал За то, что изловил блоху, когда молился, И, щелкая ее, не в меру горячился.

Мольер помнил мудрое правило: уничтожать противников, под нимая их на смех.

Обманщик, негодяй торжествует. На его стороне право, закон, но нежданно-негаданно Тартюфа настигает карающая рука коро ля, «чей острый взор пронзает все сердца и не обманется искусст вом Однако развязка комедии настолько неожиданна и так мало реальна, что хоть и утешает зрителя, искренне желаю щего видеть порок наказанным, а добродетель торжествующей, но и дает скептическим умам пищу для сомнений: возможна ли та кая развязка, не типичнее ли иное, а именно торжество лицеме ра.

Мольер ратует за умеренность. Он враг крайностей. Эта гумани стическая идея особенно разительна в свете решительного осужде ния подлеца Тартюфа и им проповедуемой противоестественной мо рали. Оргон переходит от одной крайности к другой: от слепой, не терпящей никаких сомнений веры в достоинство человека к столь же слепой недоверчивости ко всем.

Нет, больше нет порядочных людей:

От них я в ужасе готов бежать повсюду, — заключает Оргон, разуверившийся в Тартюфе. Его разубеждает Клеант — рупор идей автора: нельзя по одному подлецу судить о всех.

Как странно, право же, устроен Разумным мы его не видим и вовек;

Пределы разума ему тесней темницы;

Он силится во всем переступить границы, — негодует Клеант. Умеренность, естественность, здравый взгляд на вещи, гуманная терпимость к слабостям человека и нетерпимость ко всему, что портит жизнь человека, — вот нравственная филосо фия Мольера.

ОБРАЗ ДОН ЖУАНА В КОМЕДИИ Ж. Б. МОЛЬЕРА «ДОН ЖУАН» Более ста вариантов образа Дон Жуана знает мировое искусство.

Крупнейшие мастера, гениальные поэты, композиторы, художники участвовали в создании блестящей галереи портретов пылкого, бес печного испанца, покорителя и соблазнителя женских сердец.

У них разные лица, но одно имя — ставшее нари цательным имя Дон Жуана. Среди них откровенный циник, обман щик, злодей-насильник Дон Хуан Тирсо де прототип всех будущих Дон Жуанов, Среди них женственно прекрасный, детски простодушный, пылкий герой поэмы Байрона «Дон всегда влюбленный в красоту, всегда готовый откликнуться на любовь женщины;

беспечный гуляка, прожигатель жизни, дерзостно силь ный и красноречивый обольститель — пушкинский Дон Жуан, сре ди них и герой драмы Леси Украинки Дон Жуан, покоренный жен щиной.

Драматург писал комедию торопливо, чтобы вывести свою труп пу из состояния временного бездействия. Он увлекался заманчивой перспективой создать широкую картину столь знакомого ему ха рактера. Мольер первый дал образу широкое реалистическое обоб щение и некое философское осмысление. Недостаточно видеть в ко медии Мольера только сатиру на распутство или только сатиру на дворянство. Значение ее гораздо шире.

В комедии два героя — Дон Жуан и его слуга Сганарель. Сгана рель отнюдь не только слуга-наперсник, ловкий пройдоха, плут, преданный интересам хозяина, как повелось представлять слугу в комедийном театре со времен Плавта. Сганарель — слуга-философ, носитель народной мудрости, здравого смысла, трезвого отношения к вещам. Его философские дебаты с хозяином полны значения при всей их комедийности.

Образ Дон Жуана противоречив. Дон Жуан сочетает в себе и хо и дурные качества. Для драматургии Мольера это столь не что поставило в тупик многих толкователей его твор ческих замыслов. Более того, образ Дон Жуана не статичен, он дан в развитии, и это также выводит его за рамки классицистического театра.

Зритель первоначально знакомится с Дон Жуаном по характе ристике его слуги Сганареля. Он — злодей», он — черт, турок, еретик, не верующий ни в рай, ни в ад», «эпикурейская В чем же основной порок Дон Жуана? У него самое «непоседливое» на свете сердце;

он ветрен, женолюбив, все женщины мира кажутся ему красавицами, каждой он хочет обладать. Но... «Я каждой выдаю почет и поклонение, к которым нас обязывает природа... будь у ме ня десять тысяч сердец, я бы отдал их — рассуждает Дон Жу Дон Жуан зажег во многих (донья Эльвира, кресть янка Шарлотта) пламенную любовь. Им он клялся в вечной верно сти. Лгал ли он? Нет. Когда Дон Жуан говорил о любви, он дейст вительно любил, говорил вполне искренне и сам верил каждому своему слову. Его можно обвинить в ветреном самообольщении, в жестокой беспечности к судьбе другого человека, но отнюдь не в преднамеренном обмане. Прошли первые восторги, и Дон Жуану уже скучно, его влекут другие цветы, а их так много на белом све те!

Дон Жуан храбр. Храбрость была всегда благородна. Заслышав в лесу крики, он спешит на помощь пострадавшим, рискуя жизнью ради незнакомого ему человека, подвергшегося нападению разбой ников. «Мой господин прямо сумасшедший: кидается в опасность без всякой для себя — добродушно, не без восхищения ворчит Сганарель.

В первых четырех актах комедии Дон Жуан смел и дерзок, и, что особенно важно, он откровенен. Но с ним произошло необыкно венное, он вдруг переродился: «Я отрекся от всех своих заблужде ний: я уже не тот, что был вчера вечером, и небо внезапно произве ло во мне перемену, которая удивит весь мир: оно озарило мою ду шу, мои глаза прозрели, и я с ужасом взираю теперь на долгое ослепление, в котором находился;

и на преступное беспутство жиз ни, которую вел».

Отец в слезах приветствует раскаявшегося блудного сына, в вос торге и Сганарель. Но перерождение Дон Жуана иного свойства: он решил зло посмеяться над людьми, надеть маску Тартюфа и в ней снискать себе их благоволение. «Лицемерие — модный порок», — заявляет он.

И Дон Жуан стал святошей — он стал неуязвим. И теперь он поистине мерзок. Честнейший Сганарель смущен преображением хозяина: «Сударь, что за дьявольский тон у вас появился! Это хуже всего, что было, и вы мне нравились больше, каким были раньше».

Теперь Дон Жуан стал действительно отрицательным лицом и мо жет и должен быть наказан. Появляется традиционная фигура Ка менного гостя. Гром и молния обрушиваются на Дон Жуана, раз верзается земля и поглощает великого грешника. Но не священ ным трепетом объяты зрители, устрашенные карой небесной: они смеются весело и беззаботно.

Итак, на кого же писал сатиру Мольер? Думается, что образ Дон Жуана стал своеобразным дополнением к образу Тартюфа, рас крытием того же образа в ином плане. «Дон Жуан» Мольера вызы вал и до сих пор вызывает горячие споры. Существуют самые раз личные толкования мыслей и героя, ибо он сам был про тиворечив.

МЕФИСТОФЕЛЬ И ФАУСТ (По поэме И. В. Гете «Фауст») «Фауст» — величайшее созда ние поэтического духа.

А. С. Пушкин Гете работал над «Фаустом» более шестидесяти лет. Образ вели кого искателя истины взволновал его еще в юности и сопутствовал ему до конца жизни.

Произведение Гете написано в форме трагедии. Правда, оно да леко выходит за пределы тех возможностей, какие имеет сцена.

Это скорее эпическая поэма, глубочайшая по своему философскому содержанию, многообъемлющая по широте отображения жизни.

В философии Гете идея диалектического единства противопо ложностей является, пожалуй, одной из главных идей. В борьбе противоречий создается гармония мира, в столкновении идей — ис тина. постоянно напоминает нам об этом. (Во времена Гете, как известно, создавалась диалектика Гегеля.) Два героя произве дения немецкого поэта — Фауст и Мефистофель — наглядно демон стрируют это диалектическое родство положительного и отрицате льного начал.

Рожденный суеверной народной фантазией, образ Мефистофеля в произведении Гете воплощает в себе дух отрицания и разруше ния.

Мефистофель много разрушает и уничтожает, но он не может уничтожить основное — жизнь.

Бороться иногда мне не хватает сил, — Ведь скольких я уже сгубил, А жизнь течет себе широкою рекою...

В сущности, он тоже созидает, но через отрицание:

Частица силы я, Желавшей вечно зла, творившей лишь благое.

Г. Чернышевский оставил глубокомысленные суждения об этом персонаже: «Отрицание, скептицизм необходимы Человеку, как возбуждение деятельности, которая без того заснула бы. И именно скептицизмом утверждаются истинные убеждения». Поэто му в споре Фауста и Мефистофеля, а они постоянно спорят, нужно всегда видеть некое взаимное пополнение единой идеи. Гете не всегда за Фауста и против Мефистофеля. Чаще всего он мудро при знает правоту и того и другого.

Вкладывая в свои образы высокие философские иносказания, Гете отнюдь не забывает о художественной конкретности образа.

Фауст и Мефистофель наделены определенными человеческими чертами, поэт обрисовал своеобразие их характеров, Фауст — не удовлетворенный, мятущийся, «бурный гений», страстный, гото вый горячо любить и сильно ненавидеть, он способен заблуждаться и совершать трагические ошибки. Натура горячая и энергичная, он очень чувствителен, его сердце легко ранить, иногда он беспечно эгоистичен по неведению и всегда бескорыстен, отзывчив, челове чен. Фауст Гете не скучает. Он ищет. Ум его в постоянных сомне ниях и тревогах. Фауст — это жажда постижения, вулканическая энергия познания. Фауст и Мефистофель — антиподы. Первый жаждет, второй насыщен;

первый алчен, второй сыт по горло, пер вый рвется «за пределы», второй знает, что там там пу стота, и Мефистофель играет с Фаустом, как с неразумным мальчи ком, смотря на все его как на капризы, и весело им пота кает — ведь у него, Мефистофеля, договор с самим Богом.

Мефистофель уравновешен, страсти и сомнения не волнуют его грудь. Он глядит на мир без ненависти и любви, он презирает его.

В его колких репликах много печальной правды. Это отнюдь не тип злодея. Он издевается над гуманным Фаустом, губящим Маргари ту, но в его насмешках звучит правда, горькая даже для него — ду ха тьмы и разрушения. Это тип человека, утомленного долгим со зерцанием зла и разуверившегося в хороших началах мира. Он не похож на Сатану Мильтона. Тот страдает. В его груди — пламень.

Он сожалеет о потерянном Эдеме и ненавидит Бога. Он жаждет ме сти и непреклонен, горд и свободолюбив. Свобода для него дороже Эдема. Мефистофель не похож и на лермонтовского Демона. Тот устал от вечности. Ему холодно в просторах Вселенной. Он хочет любви простой, человеческой. Он готов положить к ногам смертной девушки и вечность, и все свое могущество. Но оно бессильно перед непритязательным сердцем смертной девушки. Вечность и беско нечность ничтожны в сравнении с кратким как миг счастьем смерт ного. И он, лермонтовский Демон, печален.

Мефистофель Гете подчас добрый малый. Он не страдает, ибо не верит ни в добро, ни в зло, ни в счастье. Он видит несовершенство мира и знает, что оно — вечно, что никакими потугами его не пере делать. Ему смешон человек, который при всем своем ничтожестве пытается что-то исправить в мире. Ему забавны эти челове ка, он смеется. Смех этот снисходительный. Так смеемся мы, когда ребенок сердится на бурю. Мефистофель даже жалеет человека, по лагая, что источник всех его страданий — та самая искра Божья, которая влечет его, человека, к идеалу и совершенству, недостижи мому, как это ясно ему, Мефистофелю.

Мефистофель умен. Сколько иронии, издевательства над лож ной ученостью, тщеславием людским в его разговоре со студентом, принявшим его за Фауста!

Теория, мой друг, суха, Но зеленеет жизни древо.

Он разоблачает лжеучения явленья обездушить»), иро нически поучает юнца: «Держитесь «Бессодержательную речь всегда легко в слова облечь», «Спасительная голословность из бавит вас от всех невзгод», «В того невольно верят все, кто больше всех самонадеян» и т. д. Попутно Гете устами Мефистофеля осуж дает и консерватизм юридических основ общества, когда законы — груз наследственной Вот такими предстают главные герои Гете. Поэт выбрал и переработал многовековую легенду о докторе Фаусте и переработал ее по-своему, на свой философский и художественный манер. Все произведение раскрывает эстетические взгляды Гете, которые и подтверждаются с помощью сти образов Фауста и Мефистофеля. Уже «Пролог на небесах» рас крыл философию автора, его взгляды на человека, общество, при роду.

Поэма Гете напоминает гигантскую симфонию, через которую проходит, варьируясь, то затихая, то набирая силу, по пути под хватывая новые мотивы, сливаясь с ними, затухая и возгораясь снова и снова, единая тема — Человек, Общество, Природа. В «Прологе на небесах» идет речь именно о нравственной стойкости человека, о его способности противостоять низменным инстинктам.

Все эти проблемы и решает Гете с помощью диалектического един ства противоположностей — Фауста и Мефистофеля.

КОНЦЕПЦИЯ ЛИЧНОСТИ В РАННЕМ ТВОРЧЕСТВЕ ЛОНДОНА Первый период творческого пути Лондона — это девяностые го ды XIX века, когда писатель выходит на дорогу большого искусст ва как автор рассказов об Аляске. В этих рассказах явственно на метилась тяга к героической теме, свойственная писателю вообще.

На данном этапе подвиг представлялся Лондону прежде всего выра жением несокрушимой физической и духовной силы, естественно присущей могучей личности, утверждающей себя в упорной борьбе и с силами природы, и с людьми. Однако пафос северных рассказов Лондона, поражающих своими величественными пейзажами, цель ными характерами, открытыми ситуациями, не в борьбе за золото, а в борьбе за человеческие души: человек, совесть которого не за мерзает даже тогда, когда термометр показывает пятьдесят граду сов ниже нуля, — вот подлинный герой ранних рассказов Джека Лондона. Высокие законы дружбы, чистой любви, самоотверженно сти вознесены писателем над грубой преступной суматохбй обога щения, о которой он пишет чаще всего с отвращением. Но было бы неверно видеть и острых противоречий Лондона, сказавшихся в его ранних рассказах (сильное влияние философии, которую он впиты вал, пробираясь трудным путем самоучки от одного модного авто ритета к другому, от Спенсера к Ницше, толкало писателя в раз ные стороны).

Вслед за Спенсером Лондон был подчас склонен считать рабочий класс «дном куда всех неудачников и «слабых» сталкивают путем «естественного пробившиеся к ключевым позициям жизни, к богатству и власти. Подкрепляя эту точку зрения философией Ницше, писатель считал, что мир — страшная и непрекращающаяся схватка сильных со слабыми, в ко торой обязательно и всегда побеждает сильный. Надо только стать сильным, подмять под себя других, тех, кто слабее, — уж такова их участь. Увлечению подобными идеями способствовало и влия ние Киплинга (Лондон высоко ценил мастерство этого писателя).

Отзвуки подобных взглядов дают себя знать в таком рассказе Лон дона, как «Сын Волка». Его герой — бесстрашный американец, уводящий индейскую девушку из вигвама ее отцов, побеждает ин дейцев в силу того, что он существо якобы «высшего порядка*. В рассказе индейцы называются «племенем Воронов». Конечно, и во рон — смелый охотник и хищник, но куда же ему до волка! Так в символике названий раскрываются Лондона.

Однако герои лучших его произведений оказываются братьями в минуту беды, верными друзьями в час подвига, делят честно и последнюю корку, и горсть золотого песка, и смерть, которую они умеют встретить Корни мужества героев Лондона ухо дят в народные представления о человеческом благородстве, в на родную этику. Она воскресает для Лондона на диком Севере, где, как в древние времена, человек и природа сталкиваются один на один в тяжелом, утомительном поединке.

Северные рассказы отражают и эволюцию взглядов Лондона.

Так, например, все отчетливее звучит в них осуждение стяжатель ства, все определеннее проступает мысль о том, что человек стано вится зверем не только в тех случаях, когда ему приходится боро ться за свою жизнь, но чаще, когда он блеском золота. В северных рассказах нарастает и значение индейской темы. Если в ранних рассказах индейцы — это клан «воронов», оттесненных и ограбленных белыми то постепенно в эпопее Лондона индейцы как бы выпрямляются, их благородные, цельные характе ры противостоят хищности и вероломству белых стяжателей. Из несчастливцев, безропотно принимающих свою трагическую судь бу, индейцы становятся воинами, мужественно пытающимися от стоять былую свободу или отомстить белым пришельцам. Об этом повествует рассказ «Лига Появляются рассказы, цели ком посвященные жизни индейцев Севера.

Последним произведением раннего творчества Лондона можно считать роман «Морской волк» (1904). Сам Лондон настаивал на том, что за внешними чертами приключенческой романтики в «Морском волке» надо увидеть идейную сущность романа — борьбу против ницшеанства, критику того самого воинствующего индиви дуализма, который был присущ молодому Лондону. Капитан Вульф Ларсен, «сильный в ницшеанском понимании этого сло ва, установивший на своем судне тиранический режим, терпит пол ное моральное поражение, расплачиваясь жизнью за свои поступ ки, продиктованные ницшеанским презрением к другим людям, слепой верой в себя как в исключительную личность.

Уже в ранних своих произведениях Лондон предстает перед на ми как фигура, ищущая пути изображения человека. Многое мож но объяснить в творчестве писателя, принять на веру или, напро тив, отказаться. Вывод предоставляется сделать самому читателю;

искусство молодого Лондона что читатель должен пройти до конца по дороге, только намеченной для него автором.

РЕЦЕНЗИЯ НА ПРОЧИТАННУЮ КНИГУ.

«МОРСКОЙ Одно из последних произведений, которое я прочитал в свобод ное от занятий время, был роман великого американского писателя Джека Лондона «Морской Раньше я уже был знаком со мно гими произведениями этого Мною были прочитаны такие его романы, как «Зов предков», *Белый клык», «Смок а также большое количество рассказов.

Сейчас, как мне кажется, без Джека Лондона невозможно пред ставить себе литературу нашего столетия, а он сказал в ли тературе свое слово, над которым время оказалось не властно. И это слово было услышано и современниками, и потомками.

Как я позже узнал, Джек Лондон считал себя социалистом, но его позицию никто не назвал бы последовательной. Он не представ лял себе всей сложности развертывающихся в общественной жизни процессов. И рядом с книгами Маркса на его столе лежали сочине ния Ницше, которые он проглатывал залпом, завороженный кра сочными, романтическими пассажами, в которых немецкий мыс литель прославлял «бунтаря по природе», бросающего вызов дряб лому, анемичному, «плебейскому» миру, где всевластен «стадный инстинкт толпы».

Но клондайкские впечатления Джека Лондона, ведь писатель большую часть своей жизни провел на Аляске, не могли не распо ложить его к такой философии, и он тщетно пытался примирить ее с фундаментальными положениями научного социализма.

Следы этой внутренней борьбы явственны во многих произведе ниях Джека Лондона, включая и один из его лучших романов волк», написанный в 1904 году.

В этом произведении рассказывается о молодом интеллигентном человеке Хэмфри Ван-Вейдене, который после кораблекрушения, чтобы добраться до материка, был вынужден плыть на другом ко рабле в окружении невоспитанного и вульгарного экипажа.

Я думаю, что Джек Лондон вложил в эту книгу всю свою лю бовь к морской стихии. Его пейзажи поражают читателя мастерст вом их описания, а также правдивостью и великолепием: тем временем шхуна «Призрак», покачиваясь, ныряя, взбираясь на движущиеся водяные валы и скатываясь в бурлящие пропасти, прокладывала себе путь все дальше и дальше — к самому сердцу Тихого океана. Я слышал, как над морем бушует ветер. Его при глушенный вой долетал и Мне кажется, что «Морской волк» — роман необычный, и необычность эта заключается в том, что здесь почти нет диалогов, а вместо них автор через размышления героев показывает читателю, какие мысли, переживания и «споры» живут в их душах: «Я при сматривался к людям, собравшимся на палубе, — их было два дцать человек. Мое любопытство было простительно, так как мне предстояло, по-видимому, не одну неделю, а быть может, и не один месяц провести вместе с этими людьми в этом крошечном плавучем мирке».

И хотя главным героем романа является Хэмфри Ван-Вейден, я думаю, что большее внимание автор здесь уделяет другому персона жу — капитану шхуны Волк Ларсен — характер чрез вычайно сложный, по-своему сильный и цельный, и такой персо наж приличествовал драме, а не сатирическому шаржу: «Возле лю ка расхаживал взад и вперед, сердито жуя сигару, тот самый чело век, случайному взгляду которого я был обязан своим спасением.

Ростом он был, вероятно, пяти футов и десяти дюймов, быть мо жет, десяти с половиной, но не это бросалось мне прежде всего в глаза, — я сразу почувствовал его силу. Это был человек атлетиче ского сложения, с широкими плечами и грудью, но я не назвал бы его тяжеловесным. В нем была какая-то жилистая, упругая сила, и она придавала этому огромному человеку некоторое сходство с го риллой...» Роман, я полагаю, был начат блистательно. он «сломался» где-то в середине. Едва рассказчик, Хэмфри Ван-Вейден, сбежал с пустившись в шлюпке вместе с поэтессой Мод в рис кованное плавание, завершившееся на необитаемом острове, нача лось действие совсем иной книги-робинзонады кото рым «и рай в шалаше». Джеку Лондону не изменило мастерство:

морские пейзажи были все так же великолепны, приключенческая интрига развертывалась по-прежнему стремительно. Однако исчез ло главное — философский поединок, который Лондон устами по вествователя вел с Ларсеном в начале романа.

Как я узнал, за несколько дней до смерти Джек Лондон занес в блокнот: «Морской развенчивает ницшеанскую философию, а этого не заметили даже Творчески писатель еще не был готов вывести на сцену героя-социалиста, Ларсену противосто ял в романе либерально настроенный интеллигент Ван-Вейден, и капитан «Призрака» не раз и не два опровергал его умозрительные аргументы жестокими истинами, почерпнутыми из практической жизни, И все-таки мне показалось, что никогда еще Лондону не удава лось «вылепить» столь яркий и непростой характер, как характер Ларсена в этой книге: «Он крепко стоял на ногах, ступал твердо и уверенно. Все было полно решимости и казалось проявлением из быточной, бьющей через силы. Но эта внешняя сила казалась лишь отголоском другой, еще более грозной силы, которая притаи лась и дремала в нем, но могла в любой миг пробудиться подобно ярости льва».

Всем строением своей философии и всеми своими поступками Ларсен старается разрушить тот ореол святости и неприкосновен ности, каким в сознании «прекраснодушных» интеллигентов вроде Хэмфри увенчано понятие «человеческая жизнь». С его точки зре ния, «жизнь — это просто торжествующее свинство», и Ларсен умеет находить аргументы в поддержку своей идеи.

Сила этих аргументов в том, что понятие «жизнь» для Ларсена обладает не отвлеченным, а реальным, практическим содержанием.

Жизнь — это изнурительная борьба за кусок хлеба, безработица, трущобы и бесправие.

Ларсен отождествляет понятие «жизнь» с понятием «буржуаз ная цивилизация», и после этого ему не так уж трудно доказать ее порочность. Аргументированно спорить с «волком» мог бы только человек, понимающий «природу» общественных отношений. У Хэмфри этого нет, и он вынужден во всех спорах повторять одно и то же: жизни в ней самой, и она не терпит насилия над собой». Аргумент, конечно, бесспорный, но, несмотря на это, Хэмфри непросто отражать все новые и новые доводы Ларсена, и он с ужасом замечает, что такая убийственная логика способна по работить и его.

Варварские порядки, заведенные на шхуне, его жесто кое глумление над матросами, его бескрайний цинизм, за которы ми, я думаю, скрываются переживаемая им духовная опустошенность и — все это логические следствия ис поведуемой капитаном «Призрака» философии «вседозволенно Мне кажется, что Волк — трагический герой, потому что сама эта философия явилась во многом естественным результа том его изломанной жизни. И, несмотря на все варварские поступ ки, совершенные этим человеком, мне искренне жаль его самого и его загубленную жизнь.

В целом эта книга произвела на меня огромное эмоциональное впечатление. Особенно надолго в моей памяти капитан шхуны «Призрак» — Волк Ларсен. Я был просто поражен поведе нием этого героя, который, несмотря на все препятствия, остался верен своим убеждениям.

Вообще роман «Морской волк» произведение очень Только лишь после прочтения всей книги я понял, что автор здесь затрагивает огромное количество «вечных» проблем и споров. Я ду маю, что Джек Лондон был отнесен к классикам для юношества слишком поспешно. Он намного сложнее — художественный та лант писателя был без преувеличения щедрым, помогая ему подня ться над всей эпохой и шагнуть к читателю сегодняшнего дня.

Учить справедливости и стойкости в испытаниях — одна из бла городных задач искусства. Этой задаче и служили книги Джека Лондона, и в каждом, кто их читал, остается отблеск их света.

РЕЦЕНЗИЯ НА ПРОИЗВЕДЕНИЕ Ф. ГРИЛЬПАРЦЕРА В ПЕРЕВОДЕ А. БЛОКА Передо мной лежит весьма интересное произведение Ф. Гриль парцера «Праматерь». Мне очень хочется отметить издательство, выпустившие эту замечательную книгу. Данная книга из собрания сочинений А. Блока. Она выпущена литературным издательством «Художественная литературная» в 1981 году. Выбранное мною произведение является драмой в пяти частях.

Несмотря на то что в драме довольно мало действующих лиц (это иногда сказывается на содержании), она читается на одном ды хании. По сути своей, произведение очень глубоко проникает в ду ши, и читатель тоже переживает те чувства, что и герои. Я неза метно подошла к действующим лицам. Теперь о них можно немно го рассказать.

В древнем замке живут отец с дочерью: граф Зденко фон тин и Берта. Они потомки старинного богатого рода. Граф под ко нец жизни думает о будущем своей дочери. Он ради нее готов по жертвовать всем, что у него есть. Берта же полностью слушается своего отца. Сердце ее очень доброе. Кажется, что она своей любо вью готова охватить мир. Она не сможет понять свое отношение к разбойникам. Графиня то осуждает, то жалеет их. Берта никак не может понять, как можно убивать ни в чем не повинных людей.

Над родом графов фон Боротин тяготеет проклятие. Его вопло щением в драме выступает Праматерь. Праматерь — это дух родо начальницы рода. Когда-то она изменила своему мужу и была им убита. Орудие убийства — кинжал. Он висит на стене под ее порт ретом. Праматерь очень похожа на Берту. Она (Праматерь) должна бродить по замку до тех пор, пока не умрет последний представи тель рода.

У Берты есть жених Яромир. Это очень противоречивый и слож ный образ. Он своей возлюбленной и разбойни ками. не суждено быть Бертой, так как они родные брат и се стра, но об этом никто не знает, кроме старого разбойника Болесла ва.

Огромное влияние на читателя оказывает гнетущая атмосфера замка и его окрестностей. В дреме невозможно распознать, где ночь, а где день. Мне кажется, что в месте происшествий сплошная ночь, так как она у меня ассоциируется с предвестьем беды. Я бы сказала, что причиной всех бед является сам замок. Он своей тем нотой, своим давлением и призраками доводит людей до сумасше ствия. Для усиления гнетущего впечатления автор использует обычные природные стихии. Во дворе замка ураганный ветер, в са мом здании гуляет сильнейший сквозняк. Очень большое смысло вое значение имеет и то, что Яромир убивает отца тем кинжалом, каким много лет назад его предок убил свою супругу. Каждый чи татель понимает этот отрывок по-своему.

Драма эта написана в духе романтизма, шиллеровским языком.

Так писали поэты в Германии. Немецкий романтизм наиболее сильный в мире. Недаром многие переводили произведения этого периода на языки. В России наиболее ярким писателем-пере водчиком является Василий Андреевич Жуковский. Теперь, почти через сто лет, А. Блок доказал, что имеет право стоять рядом с Жу ковским. Пусть это и один перевод Блока романтического произве дения, но это поистине великий перевод. Автор сумел полностью переложить красоту драмы на русский язык. Меня это произведе ние поразило своей силой и оригинальностью. «Праматерь» можно читать бесконечно и каждый раз находить что-то новое. Ее нельзя отнести к произведениям-однодневкам, о которых лет через десять никто и не вспомнит.

Очень интересно охарактеризовал сам А. Блок свой перевод. По эт поставил «Праматерь» на одном уровне с произведениями Гете, Шиллера и других. По его словам, это произведение до того волну ет душу, что «на лбу может появиться еще одна Драма отражает состояние души юного Грильпарцера, считающего, что от судьбы не убежать. А. Блок писал о своем переводе: «Это — гени альная, предостерегающая трагедия — произведение не великой, но задумчивой и измученной души». В переводе Блока произведе ние было поставлено на сцене в 1908 году в Драматическом театре Комиссаржевской, которая сама через год играла роль Берты в Мо скве.

могут поинтересоваться, почему я решила, что эту драму можно назвать современной. Есть люди, которые считают, что если написано сто или двести лет назад, то его современным назвать нельзя. Такие люди мыслят довольно однобо ко. Сейчас для нас актуальны произведения прошлого столетия или мы их просто читаем. В наше время некоторые люди интере суются легендами о потусторонних существах. этой драме они могут много найти для себя интересного: тень женщины и призра ки. Для многих интересно изучать образы, искать сходства и раз личия между ними. Драма может понравиться и подросткам, увле кающимся романтизмом. Сейчас таких очень много. Их всегда тя нет на что-то необычное, на то, над чем можно еще и поразмыс лить, а не только читать ради развлечения. Перевод будет интере сен еще и тем, кто уверен в неизбежности рока. В драме ясно по казано, как события развиваются неизменно по и неиз бежно ведут к тому, что предначертано судьбой героям. Здесь че ловек, даже его призрак, не может противостоять своему предна чертанию. Праматерь пытается оградить Яромира от смерти, но ее усердия тщетны, так как герой все равно погибает. И наконец, драма является культурным а памят ник не может быть устаревшим, пока его помнит хоть чело век на земле.

Я ХОЧУ РАССКАЗАТЬ ВАМ О КНИГЕ Р. Р. ТОЛКИНА «ВЛАСТЕЛИН В начале этого века в Англии профессор Оксфордского универ ситета Джон Толкин выпустил в свет книгу, не похожую все произведения английской литературы того времени. Вслед за битом» не замедлило последовать продолжение. Эпопея «Властелин Колец» произвела настоящий фурор.

На первый взгляд это просто сказка, но ее с удовольствием чи тают не только дети, но и взрослые. Наибольшим успехом она по льзуется у молодежи. И это не случайно: подростки — уже не дети, еще не взрослые — наиболее ранимы при столкновении с реальной жизнью. Они быстро устают от повседневности, им труднее разо браться, где правда, где ложь. А эта книга повествует об извечной битве Добра и Зла, разделенных четкой границей. Языком валлий ских легенд, ирландских и исландских саг рассказывается о храб рых воинах, прекрасных феях, эльфах. И подросток, и взрослый находит в ней свою мечту, оставшуюся с детства.

Книга состоит из трех летописей. В первой рассказывается о том, как маленький, незаметный хоббит решился возложить на се бя непосильное бремя: уничтожить Кольцо Всевластия и тем са мым спасти все Средиземье от господства Тьмы. Эта готовность пойти навстречу опасности самому, когда рядом есть столько добле стных рыцарей, проявивших себя не в одном бою, подкупает не только во Фродо, но и в его спутниках, безоговорочно последовав ших за другом. «Надо идти, а как же! Только со мной. Либо и я пойду, либо никто не — говорит своему хозяину Сэм, на мекая на то, что не отпустит его одного в такое опасное путешест вие. Ведь как гласит вторая летопись, самую трудную и опасную часть пути им пришлось пройти вдвоем, что невольно вызывает уважение к представителям маленького и смешного народца — хоббитов. Вторая также включает в себя подробный рас сказ о главы Белого Совета — Автор не двусмысленно заявляет, что победа добра в мире и в человеческой душе зависит только от человека. Все герои книги один за другим отказываются от Кольца, которое могло бы безраздель ную власть над миром любому из них. Только Саруман и поддаются искушению, за что и расплачиваются своей гибелью.

Однако, в отличие от хорошо обдуманного Сарумана, порыв Боромира был минутный, и, умирая, он говорит: «Я хотел отнять Кольцо у Я раскаиваюсь. Это — Он пони мает, что неограниченная власть погубила бы его, сделала бы злым, жестоким и жадным. В душе храброго воина добро победило зло.

Третья летопись рассказывает о Великой Битве и, конечно, име ет счастливый конец: Кольцо Всевластия исчезает в недрах Роко вой Горы, с рассыпается в прах Черный Властелин, и коро лева эльфов сплои своих чар рушит его замок.

Победа над Тьмой наполняет сердце читателя радостью, гордо стью за героев и, главное, желанием творить добро уже здесь, в на шем мире. Привлекает во «Властелине Колец» также какая-то не досказанность, свойственная старым сказаниям, которая оставляет читателю возможность додумать что-то самому, дать волю вообра жению. Древние легенды, которые рассказывают герои друг другу на протяжении всей книги, нашли живой отклик среди молодежи.

Многие из них положены на музыку, сочинены новые песни на те му скандинавских мифов.

Книга обрела множество поклонников не только в Англии, но и во всем мире, в том числе в Россия. Невероятная популярность «Властелина говорит о том, что уход от серости реальной жизни в мир добрых сказок необходим, чтобы поддерживать в лю дях веру в добрые, светлые начала и помочь найти их в самих себе.

Я ХОЧУ РАССКАЗАТЬ О КНИГЕ ХЕЛЛЕРА Этот роман впервые увидел свет в 1961 году. Действие его про исходит во время второй мировой войны на острове, лежащем близ Италии, на котором базируется американский авиационный бом бардировочный полк. Пересказать это произведение почти невоз можно: никаких более или менее активных действий в нем не опи сывается, и нарушена хронологическая последовательность собы тий. Да и не нужно пересказывать. задача автора, наско лько я ее понял, — показать комизм жизни, чего бы страшного в ней ни произошло, и глупость людей, И хотя это фан тастика, взаимоотношения между людьми, их до смешного глупое поведение мало чем расходятся с реальностью.

Чем меня поразила эта книга? Своим слогом, компози цией: автор пишет так запутанно, что роман почти невозможно чи тать. (Я столько раз боролся с искушением поставить его на полку.

Но не жалею, что не поставил.) И еще: автор на протяжении всего романа несколько раз возвращается к одному событию и каждый раз рассказывает о нем как бы впервые. Это придает роману осо бый оттенок. Эта книга меня поразила глуповатым поведением ге роев, такими же их диалогами, похожими на те, что имеют место в нашей действительности. Не один раз я видел подобную сцену:

— Как только я уйду, ты порвешь мой адрес на мелкие кусочки и выкинешь в сточную канаву.

— Ни за что! — ответил он и, как только она скрылась за уг лом, порвал адрес на мелкие кусочки и выкинул в сточную канаву.

Или слышал что-то подобное: «Каждый сам должен выбирать Бога, которого ему не верить И подобных примеров из этой книги можно привести еще много. Смеяться можно так же много и над многим. Каждый герой этого произведения уникален и в то же время глуп.

Ни один, наверно, не поймет всего, что написано в Один из героев, например, как-то умудряется покупать кури ные яйца по семь, а продавать по пять центов за штуку, при этом делая себе прибыль.

Эта книга не из тех, что быстро забываются. Я ее волей-неволей вспоминаю почти каждый день, так как очень часто поведение лю дей напоминает поведение ее героев, хотя поведение последних не льзя воспринимать без улыбки.

Есть книги, читая которые человек отдыхает, расслабляется.

Таких произведений большинство (фантастика, любовные романы и т. д.). Но существуют и такие, которые требуют от читателя «на пряжения («Война и Толстого, «Преступление и наказа Достоевского). (сейчас ее чаще можно встре тить под названием сложно отнести к какому-либо типу литературы из двух названных выше. По смыслу ее можно от нести к первому типу, по композиции — ко второму.

Чем ближе читатель «подходит» к концу этого романа, тем ре же у него появляется улыбка и тем быстрее он перелистывает стра ницы: хронологическая последовательность постепенно восстанав ливается, а юмора становится меньше, хотя до конца он так и не иссякнет. Юмор становится другим, «черным».

Роман Джозефа Хеллера признан мировым ше девром литературы. И я с этим согласен.

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ Р.

В ТОСКЛИВОМ Последний роман Роджера вышедший в 1993 году, незадолго до смерти автора, вызвал много критических откликов.

Отношение к роману «Ночь в тоскливом октябре» было самым раз нообразным: от восторга до полного неприятия.

Действие романа происходит в течение октября и заканчивается в День Всех святых. Повествование ведется от лица сторожевого пса Нюха, который помогает своему хозяину, так называемому «Закрывающему», в борьбе с «Открывающими». «Открывающие» стараются вернуть на землю Старых Богов, а «Закрывающие», на против, стараются закрыть дорогу. Во время подготовки к решаю щей схватке в Хэллоуин Джек, хозяин Нюха, влюбляется в одну из а она — в него. Оба они до конца остаются верны своей цели — открыть или закрыть путь Старым Богам, но тот, кто проиграет в схватке, должен погибнуть. «Закрывающие» выигры вают сражение. Дорога Старым Богам закрыта, но для Джека побе да достается слишком дорогой ценой.

В романе были использованы герои А. Конан Доила, М. Шелли, Г. Ф. Лавкрафта, Б. Стокера и многих других известных писате лей, что вызвало множество обвинений в плагиате в адрес Желяз Однако, по-моему, герои романа Желязны совсем не те, что бы ли в произведениях вышеперечисленных писателей. Желязны взял лишь имена и стереотипы, которые вписывались в ткань его рома на, и вырисовал характеры героев по-своему.

Глубина психологических образов и захватывающий сюжет со существуют здесь без всякого ущерба друг для друга.

«Ночь в тоскливом октябре», по-моему, стала воплощением все го творчества Роджера Желязны. Здесь затронуты практически все проблемы, интересовавшие Желязны: любовь, долг, дружба, Бог, отчаяние, выбор, — почти все аспекты жизни.

Герои у Желязны выписаны удивительно живо, они опроверга мнение о том, что в жанре фантастики все герои плоские и нере альные. С героями этого романа словно общаешься живьем.

Небольшая доля юмора и элементов фэнтези, фантастической сказки, делают роман особенно захватывающим;

от него невозмож но оторваться, не дочитав до конца.

Конечно, проблема противоборства любви и долга не нова, одна ко Желязны напоминает нам о что и в современном мире, где почти утеряно понятие «честь», нужно стараться выполнять свой долг, причем делает это в ненавязчивой, легкой форме.

Многие люди не считают фантастику литературой, однако, если кто-нибудь из них захочет пересмотреть свою точку зрения, им можно посоветовать почитать Роджера Желязны, а особенно «Ночь в тоскливом октябре».

СОДЕРЖАНИЕ А. А. Ахматова Б. Л. Пастернак А. П. Платонов Е. И. Замятин М. А. Булгаков А. Н. Толстой А. А. Фадеев М. А. Шолохов А. Т. Твардовский А. И. Солженицын Обзорные темы по произведениям русской литературы XX века. Рецензии на произведения художественной литературы Рецензии на художественные кинофильмы и спектакли Сочинения на свободную тему Сочинения по зарубежной литературе ЛУЧШИХ ШКОЛЬНЫХ СОЧИНЕНИЙ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА Редактор Е. Л.

редактор В. Сидорова Корректор Е.

ООО Изд. лиц. ИД № 05837 от 14.09. 121151, Москва, а/я ООО «Издательство 368560, Республика Дагестан, район, с. ул. Новая, д. электронные адреса:

При участии ООО Лицензия ЛВ от 10.01.2001.

РБ, 220013, Минск, ул. Кульман, д. 1, корп. 3, 4, к. 42.

унитарное предприятие комбинат имени Я.

220600, Минск, ул. Красная, 23.

Издательская группа АСТ Издательская группа ЛСТ, включающая в себя около и предлагает вашему вниманию 10 000 названий книг самых разных и жанров. Мы вы пускаем классические произведения и книги современных авторов. В на ших каталогах — проза, детективы, фантастика, любов ные романы, книги для детей и подростков, учебники, справочники, эн циклопедии, альбомы по искусству, научно-познавательные и прикладные издания, а также широкий выбор канцтоваров.

В числе наших авторов мировые знаменитости Сидни Шелдон, Сти вен Кинг, Даниэла Джудит Макнот, Смолл, Джоанна Линд сей, Сандра Браун, создатели российских бестселлеров Борис братья Андрей Воронин, Полина Дашкова, Сергей Лукьяненко, Фридрих Незнанский, братья Стругацкие, Виктор Виктория То карева, Эдуард Тополь, Владимир Шитов, Марина Юденич, а также лю бимые детские писатели Самуил Маршак, Сергей Михалков, Григорий Остер, Владимир Корней Чуковский.

Книги издательской АСТ вы сможете и получить по почте в любом уголке России. Пишите:

а/я ВЫСЫЛАЕТСЯ БЕСПЛАТНЫЙ КАТАЛОГ Вы также приобрести книги группы АСТ по низким издательским ценам в наших фирменных магазинах:

В Звездный бульвар, д. 21, 1 этаж, ул. Татарская, д. 4, ул. Каретный д. 5/10, 209-66-01, 299-65- ул. Арбат, д. 12, ул. д. 7, тел. 322-28- ул. 2-я Владимирская, д. 52/2, тел. 306-1 8- Большой д. 3, тел. -О/ Волгоградский проспект, д. 132, 172-18- Самаркандский бульвар, д. тел.

мелкооптовые 3-й Автозаводский д. 4, 275-37- ул. Плеханова, д. 22, 368-10- Кутузовский проспект, д. 31, теп. 240-44-54, 249-86- В проспект Просвещения, д. 76, тел.

(магазин «Книжный дом») ул. Некрасова, д. 56, тел. (812) 279-37- Издательская АСТ 129085, Москва, Звездный бульвар, д. 21, 7 этаж.

Справки по (095) 215-01-01, факс 215-51- Издательская группа АСТ представляет ШКОЛЬНИКАМ И АБИТУРИЕНТАМ СЕРИЯ «ШКОЛЬНАЯ ХРЕСТОМАТИЯ» КЛЮЧ К УСПЕХУ НА ЭКЗАМЕНЕ!

тличная успеваемость по успех на пускных и вступительных сочине широкий литературный кругозор - все это легко дости жимо с помощью уникального пособия — многотомной серии «Школьная хрестоматия».

Выпуски серии включают в себя все произведения, обязательные для чтения и изучения по ной а также литера туру, рекомендованную для вне классного чтения, и обычно не включаемые в традиционные хрестоматии и учебники.

В помощь школьникам и аби туриентам, готовящимся к экза менам, в выпусках серии пред ставлены комментарии к прочи произведениям, перечни наиболее часто встречающихся тем лучшие образцы работ.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.