WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Jay T. Bishoff, MD Louis R. Kavoussi, MD ATLAS OF LAPAROSCOPIC RETROPERITONEAL SURGERY ПЕРЕВОД 2002 г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Лапароскопическое ретроперитональное иссечение лимфоузлов (RPLND) было разработано как способ диагностики установления стадии путем определения состояния лимфоузлов в ретроперитонеуме отдельных пациентов с мочеполовыми злокачественными образованиями. Определение стадии заболевания ретроперитонеальных лимфоузлов может быть важным при планировании необходимости дополнительного хирургического лечения, химиотерапии или облучения у пациентов, которым ставился диагноз злокачественного образования, с потенциалом метастатического распространения в забрюшинное пространство. Патоморфологическое определение стадии лимфоузлов при клинической стадии I опухоли яичек из несеминоматозных зародышевых клеток (NSGCT) дает два преимущества: могут быть идентифицированы и получать лечение пациенты с метастатическим заболеванием, а пациентам без метастатического заболевания может быть предложено модифицировнное наблюдение.

Лапароскопическое определение стадии забрюшинных лимфоузлов также изучается при гинекологических злокачественных образованиях. Положительный ранний опыт на пациентах с раком шейки матки, эндометрия и яичников поощряет онкологов предлагать этот менее инвазивный метод избранным пациентам с такого рода нарушениями.

ПОКАЗАНИЯ Лапароскопическое RPLND было разработано как способ диагностики для получения информации для определения патологической стадии при NSGCT клинической стадии I. После радикальной орхиэктомии по поводу NSGCT точное определение клинической стадии становится важным для определения необходимости дальнейшей терапии рака. Традиционные методы лечения мужчин с NSGCT стадии I это наблюдение, первичная химиотерапия и открытое RPLND. Хотя современные способы получения изображения и известные опухолевые маркеры помогают определять стадию рака яичек, в лимфатических узлах у 30% пациентов с явными отрицательными результатами по методам с получением изображений и с нормальными величинами химических маркеров во время операции обнаруживаются скрытые опухолевые клетки. Пациенты с множественными факторами риска, например, сосудистая инвазия, лимфатическая инвазия, наличие эмбриональной карциномы, лимфатическая инвазия, наличие эмбриональной карциномы и инвазия рете тестис (сети яичка) или белочной оболочки яичка имеют частоту 45% в течение от 2 до 4 лет (1,2). После проведенного по схеме наблюдения у этих пациентов была выявлена высокая вероятность прогрессирования или рецидива заболевания, при этом от 50% до 70% тех, кто получал первичную химиотерапию или подвергался RPLND, подвержены значительному риску, но не получают терапевтической пользы от вмешательства (3-6).

Ретроспективно были изучены дополнительные параметры для идентификации пациентов с низким риском метастатического заболевания, такие как объем эмбриональной карциномы, диаметр лимфоузлов в первичной "зоне высадки" и процент пролиферирующих клеток, они не достигли проспективного клинического значения (7).

Приблизительно 40% пациентов с карциномой шейки матки, у которых клинические исследования дали отрицательные результаты, фактически имеют метастатическое распространение процесса в лимфоузлы. Неадекватность клинического определения стадии при карциноме шейки матки может в конечном счете приводить к неадекватной последующей терапии и снижению выживания. Пациентам с метастатическим заболеванием в ретроперитонеуме приносит пользу лучевая терапия с расширенным полем воздействия (8). Некоторым пациентам со стадией 1 злокачественных заболеваний эндометрия или яичников также может быть полезным взятие образцов из пара-аортальных лимфоузлов (9-11).

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ Лапроскопическое иссечение ретроперитонеальных лимфоузлов нужно планировать с осторожностью пациентам, у которых известно о наличие метастатического заболевания, с массивной аденопатией или стойким повышением уровня опухолевых маркеров, болезненной тучностью, множественными прежде проведенными операциями на брюшной полости или наличием в анамнезе перитонеальных инфекций.

Прежде проведенная химиотерапия по поводу рака яичек может повышать сложности иссечения при лапароскопическом RPLND.

Ретроперитонеум может явиться неблагоприятной средой у пациентов с раком яичек и персистирующей аденопатией после химиотерапии. Остающаяся плотная рубцовая ткань часто интипно прилежит к окружающим сосудистым структурам, и с трудом может быть иссечена при открытой операции или лапароскопическим способом. Пациенты, которые подвергались химиотерапии, имеют повышенный риск повреждения сосудов и осложнений, связанных с кровотечением при лапароскопическом RPLND;

следовательно, частота перехода от лапароскопической операции к открытой у таких пациентов может быть повышена.

ПРЕДОПЕРАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА Все пациенты, подвергающиеся лапароскопическому RPLND, должны пройти полное обследование на наличие метастазов до операции, включая компьютерную томографию (КТ) брюшной полости, рентгенграфию грудной клетки или КГ грудной клетки, функциональный пробы печени, и костное сканирование по показаниям. У пациентов с раком яичек, должны быть измерены опухолевые маркеры в сыворотке, включая альфа-фетопротеин (АФП), и бета-человеческий хорионический гонадотропин (чГТ).

Стойкое повышение сывороточных маркеров или доказательства метастатического заболевания требуют проведения химиотерапии. Пациентам может быть проведена подготовка кишечника в день накануне операции с жидкостной диетой, дачей цитрата магния и одной или двумя клизмами для снятия давления в ободочной кишке. Пациентам, у которых в анамнезе уже есть операции на брюшной полости, можно провести полную механическую и антибиотическую подготовку кишечника. До операции в подготовительном отделении назначаются антибиотики широкого спектра действия.

Для каждого пациента наготове держат две единицы крови с определенной совместимостью. Для пациентов, которые получали химиотерапию, также держат наготове две единицы эритроцитарной массы с установленной группой и перекрестной совместимостью, из-за тенденции оставшейся ткани прилипать к окружающим сосудистым структурам и повышенного риска кровотечения во время операции.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ПАЦИЕНТА И КОНФИГУРАЦИЯ ОПЕРАЦИОННОЙ После дачи общего наркоза пациент укладывается в модифицированную латеральную позицию, ипсилатеральная часть грудной клетки и плечо составляет примерно 30 градусов с поверхностью стола. Такое положение может быть достигнуто с помощью мешка с песком или валика, подложенного под ипсилатеральное плечо и грудную клетку. Таз лежит плоско на столе (рис. 12-1). Ипсилатеральная рука фиксируется к верхней части грудной клетки, под руку подложена подушка. Рука.грудная клетка и бедра пациенты фиксируются широким шелковым бинтом или ветошью, делая возможным максимальное вращение стола в ходе операции. До инсуффляции вставляется катетер в мочевой пузырь и рото-гастральная трубка.

Хирург и ассистент стоят на стороне, контралатеральной опухоли, тогда как операционная сестра стоит на ипсилатеральной стороне. Иногда появляется необходимость к ретракции ассистентом, с ипсилатеральной стороны стола, с использованием 5-мм инструмента через латеральный порт. Два монитора используются в комнате, так что все члены операционной бригады могут наблюдать за ходом операции. На инструментальном столе лежит наготове лапаротомической набор, включая сосудистые зажимы, чтобы ими можно было немедленно воспользоваться по мере необходимости.

Рис. 12-1. Пациент укладывается в модифицированную латеральную позицию, ипсилатеральная часть грудной клетки и плечо составляет примерно 30 градусов с поверхностью стола. Такое положение может быть достигнуто с помощью мешка с песком или валика, подложенного под ипсилатеральное плечо и грудную клетку. Таз лежит плоско на столе. Ипсилатеральная рука фиксируется к верхней части грудной клетки, под руку подложена подушка. Рука.грудная клетка и бедра пациенты фиксируются широким шелковым бинтом или ветошью, делая возможным максимальное вращение стола в ходе операции. До инсуффляции вставляется катетер в мочевой пузырь и рото-гастральная трубка.

Рис. 12-2. Хирург стоит на стороне, контралатеральной опухоли, тогда как операционная сестра стоит на ипсилатеральной стороне. Если это необходимо, ассистент может осуществлять ретракцию с ипсилатеральной стороны стола, используя 5-мм инструмент, введенный через латеральный порт. В операционной стоят два монитора, так что все члены хирургической бригады могут наблюдать за ходом операции. На инструментальном столе лежит наготове лапаротомической набор, включая сосудистые зажимы.

1 -монитор;

2-анестезия;

3-хирург;

4-ассистент;

РАСПОЛОЖЕНИЕТРОАКАРОВ, С помощью проникающего полотенечного зажима или рукой хирург поднимает переднюю брюшную стенку и вводит иглу Вересса в основание пупка. После того, как правильность расположения подтверждена тестом с капельным солевым раствором и аспирацией, брюшная полость инсуффлируется до давления 15-20 мм рт. ст. Делается 1-см криволинейный разрез на ипсилатеральном крае пупка, и с помощью гемостата субэпидермальная ткань отодвигается вниз к фасции. Слишком длинный разрез приведет к постоянной утечке инсуффлята во время операции. Лапароскоп с 0-градусной линзой вводится в 10-мм троакар Visiport (Auto Suture Норфолк, Коннектикут) или 10-мм Optiview (Ethicon Endo-Surgery Inc., Цинциннати, Огайо). При режиме слабого освещения камера фокусируется на кончике видимого троакар. В брюшную полость проникают при прямом контроле зрения в области пупка. Видимый обтуратор удаляется, и вводится снова лапароскоп с 0-градусной линзой через пупочный троакар. Участок входа иглы Вересса осматривается на наличие повреждений, и выполняется полный обзор живота и полости таза. Вся внутрибрюшинная полость систематически изучается.

Определяется место расположения двух дополнительных троакаров по средней линии. Используя 0-градусную линзу на участке пупочного троакара, хирург помещает два дополнительных 10-мм троакара под прямым контролем зрения и фиксирует их к коже 2-0 викриловым швом, оставляя примерно 2 см троакара видимым в брюшной полости. Второй 10-мм троакар помещается посередине между пупком и мечевидным отростком, а третий посередине между пупком и лонным сращением. После того, как вторичные троакары были фиксированы к коже на нужной глубине, камера сдвигается от пупка к второму участку для определения правильной глубины положения троакара в пупке. Пупочный троакар фиксируется с использованием 2- викрилового шва, и камера возвращается в это же место. Размещение 10-мм троакаров для лапароскопической RPLND позволяет использовать камеру и инструменты для иссечения, аспирации, ретракции и извлечения любого размера. 5-мм троакар может быть помещен латерапьно на ипсилатеральной передней подмышечной линии, посередине между передним верхним подвздошным гребнем и ребрами, для помощи при ретракции кишки и мобилизации семенного канатика от пахового канала (рис. 12-3). После того, как троакары установлены, для проведения остальной части процедуры в участок пупочного троакара вводится лапароскоп с 30-градусной линзой. Затем стол устанавливается в легкую позицию тренделенбурга и вращается к хирургу, чтобы сдвинуть тонкий кишечник вверх и медиально, помогая обнажению линии Толдта и пахового канала.

ОПЕРАЦИЯ Правосторонняя опухоль Для вьщеления используется стандартный модифицированный шаблон. Границы лапароскопического RPLND с правой стороны таковы:

•мочеточник латерально •медиальная сторона аорты медиально •ворота почек вверху •место отхождения нижней брыжеечной артерии внизу.

На ипсилательной стороне выделения ткань лимфоузлов удаляется до уровня бифуркации общих подвздошных сосудов (рис.

12-4А). Используя электроприжигание через лапароскопические ножницы, хирург создает маленькое отверстие в брюшине на линии Толда. Затем он смещает ободочную кишку медиально тупыми щипцами, натягивая брюшину, и использует эндоскопические ножницы для расширения отверстия в белой линии Толдта от общих подвздошных сосудов вниз до 5 - 10 см над печеночным изгибом (рис. 12-5). Забрюшинное пространство разрабатывается далее путем тракции ободочной кишки, штриховых латерально-медиальных движений ирригатором-аспиратором, а для того, чтобы убрать связки с ободочной кишкой, необходимо острое выделение. Натягивая ободочную кишку, хирург идентифицирует и остро разрезает коло-ренальные связки (рис. 12-6). Латеральные связки почки с боковой стенкой брюшной полости оставляются интактными, чтобы почка не вращалась медиально в поле выделения. Нужно следить, чтобы высвободить все связки с ободочной кишкой, не образуя в брыжейке петель, которые могли бы привести к упорному кровотечению во время операции. Обычно неадекватное отделение коло ренальных связок является наиболее вероятным местом повреждения брыжеечных сосудов. Когда ободочная кишка натянута в сторону средней линии, хирург идентифицирует и остро рассекает остальные почечные и печеночные связки, что дает возможность отогнуть ободочную кишку медиально и обнажить крупные сосуды. С правой стороны выполняется маневр Кохера для мобилизации кишки медиально, с обнажением крупных сосудов (рис. 12-7).

Рис. 12-3. Инсуффляция выполняется в пупке или латерально к прямой мышце иглой Вересса до давления 15 мм рт. ст.

Используя О-градусную линзу, помещенную Visiport (Auto Suture Норфолк, Коннектикут), хирург входит в брюшную полость под прямым контролем зрения на уровне пупка. Второй 10-мм троакар помещается посередине между пупком и мечевидным отростком, а третий посередине между пупком и лонным сращением. 5-мм троакар может быть помещен латерально на ипсилатеральной передней подмышечной линии, посередине между передним верхним подвздошным гребнем и ребрами, для помощи при ретракции кишки и мобилизации семенного канатика от пахового канала.

У пациента с раком яичек после того, как будет отодвинута вся ободочная кишка, определяется внутреннее паховое кольцо и семявыносящий проток, и выделяются связочные структуры. Раскрывается полость брюшины вдоль семенного канатика до уровня подвздошных сосудов, этот разрез соединяется с разрезом брюшины, созданным для отодвигания ободочной кишки.

Канатик отделяется от мочеточника, принимаются меры предосторожности, чтобы не оголить мочеточник и его кровоснабжение (рис. 12-8). Выделение семенного канатика начинается на уровне внутреннего кольца и продолжается, пока не будут идентифицированы постоянные структуры в виде длинных нитей, располагающиеся на канатике после радикальной орхиэктомии. Во время выделения семенного канатика хирург должен знать, что сзади находятся подвздошные сосуды, а медиально нижние надчревные сосуды.

Проходя систематически от латеральной стороны канатика, в сочетании с постоянной мягкой тракцией, путем тупого и острого иссечения и прижигания, используемых по мере необходимости, хирург высвобождает канатик по всей окружности из пахового кольца (рис. 12-9). Когда культя канатика высвобождена из внутреннего кольца, семявыносящий проток рассекается, и культя канатика выделяется до уровня впадения половой вены в нижнюю полую вену. Во время выделения половых сосудов идентифицируется мочеточник. Мочеточник и половые сосуды может быть сложно выделить, если культя семенного канатика не выделена свободно от внутреннего кольца и затем не выделена до места отхождения половой вены и артерии (рис. 12-10).

Хирург должен следить, чтобы не допустить чрезмерной тракции на семенной канатик, которая может оторвать канатик от крупных сосудов, что приведет к значительному кровотечению. Сначала высвобождения культи и далее следование вдоль половых сосудов до места их отхождения помогает обнажить остальные части границ выделения, включая мочеточник и крупные сосуды. Половая артерия идентифицируется в месте, где она пересекает нижнюю полую вену, и на нее накладываются скобки и она рассекается. После того, как половые сосуды фиксированы и рассечены, весь канатик удаляется в сумку для извлечения Endocatch (Auto Suture, Норфолк, Коннектикут) для предупрждения потери образца и устранения вероятности обсеменения опухолью участка трокара, если в образце присутствует опухоль.

Далее, поднимается адвентициальная ткань, лежащая поверх передней полой вены на уровень половых сосудов и разрезается вдоль отрезка полой вены до бифуркации подвздошных сосудов внизу и почечной вены сверху. После того, как идентифицированы мочеточник и нижняя полая вена, хирург мобилизует лимфатическую и жировую ткань от места бифуркации подвздошных сосудов вдоль медиального края мочеточника до уровня полой вены. Он откатывает весь пакет лимфоузлов от полой вены медиально в сторону мочеточника, расположенного латерально, используя тупое выделение кончиком ирригатора аспиратора. Важно наложить скобки на более крупные протоки, во избежание образования лимфоцеле. Лимфатические и кровеносные сосуды остро разрезаются после наложения скобок. После того, как пакет был выделен между мочеточником и полой веной от подвздошных сосудов и до почечной вены, образец удаляется в сумке Endocatch. При правосторонних опухолях выделение прекращается над аортой и включает ткань лимфоузлов в паракавальной и правой подвздошной областях. Хирург должен не терять бдительности в отношении аномальных добавочных почечных артерй, которые могут обнаружиться на этом этапе иссечения (рис. 12-11). Пакет лимфоузлов в области между аортой и полой веной выделяется, начиная от уровня почечной вены. Может быть необходимо оттянуть нижнюю полую вену и аорту, чтобы обнажить весь пакет и идентифицировать поясничные вены и артерии. Мягкая тракция на крупные сосуды, с последующим осторожным отсасыванием, помогает отделить пакет от аорты и полой вены и помогает идентифицировать поясничные сосуды, на которые можно наложить скобки и рассечь, если это необходимо для полного удаления всей ткани лимфоузлов (рис. 12-12) Полное выделение "расщепление и раскатывание" с пересечением всех поясничных сосудов не всегда необходимо. Выделение между аортой и полой веной продолжается до уровня нижней брыжеечной артерии, и пакет лимфоузлов удаляется в сумке Endocatch (рис. 12-13). Хирург должен следить, работая в области отхождения половых сосудов, чтобы не допустить их отрыва от аорты и неприятного кровотечения. Все участки троакаров закрываются последовательно под прямым контролем зрения, Как было описано выше (глава 3).

Рис. 12-4. А, Границы лапароскопического RPLND с правой стороны таковы: мочеточник латерально;

медиальная сторона аорты медиально;

ворота почек вверху место отхождения нижней брыжеечной артерии внизу. В. Границы лапароскопического ретроперитонеального иссечения лимфоузлов с левой стороны таковы: мочеточник латерально, медиальная сторона полой вены медиально, почечные ворота вверху и место отхождения нижней брыжеечной артерии внизу.

Рис. 12-5. При правостороннем,ретроперитонеальном иссечении лимфоузлов хирург отгибает ободочную кишку, разрезая линию Толдта от печеночного изгиба до участка ниже подвздошных сосудов.

А-линия Толдта;

2-восходящая ободочная кишка;

3-печень.

Рис. 12-6. Когда ободочная кишка натянута в сторону средней линии, могут быть идентифицированы и остро рассечены остальные почечные и печеночные связки, позволяя отогнуть медиально ободочную кишку. 1-правая почка;

2-печень;

3 восходящая ободочная кишка.

Рис. 12-7. После того, как ободочная кишка отогнута, идентифицируется 12-пертсная кишка, и осторожно выполняется маневр Кохера с помощью тупого и острого рассечения. Электроприжигание должно использоваться очень обоснованно, во избежание термального повреждения 12-перстной кишки. 12-перстная кишка и ободочная кишка отгибаются медиально, для обнажения почечных ворот и крупных сосудов.

1-правая почка;

2-печень;

3-восходящая ободочная кишка;

4-12-перстная кишка.

Рис. 12-8. Семенной канатик идентифицируется и отделяется от мочеточника проксимально от подвздошных сосудов.

1-внутреннее паховое кольцо;

2-семенной канатик;

3-поясничная мышца;

4-мочеточник;

5-восходащая ободочная кишка.

Рис. 12-9. Весь семенной канатик поднят и пройден до внутреннего пахового кольца. При выделении семенного канатика хирург должен помнить, что подвздошные сосуды располагаются позади, а нижние надчревные сосуды - медиально. Работая систематически от -латеральной поверхности канатика, он использует сочетания мягкой постоянной тракции, тупого и острого рассечения и прижигания по мере необходимости, чтобы освободить канатик по окружности от внутреннего кольца. Выделение продолжается, пока не будут идентифицированы свободные концы постоянного шва, наложенного во время орхиэктомии. 1-внутреннее паховое кольцо;

-шов после орхиэктомии;

3-поясничная мышца;

нижняя надчревная артерия;

5-семенной канатик.

Рис. 12-10. При правостороннем ретроперитонеальном иссечении лимфоузлов канатик высвобождается из внутреннего пахового кольца и прослеживается до места отхождения половой вены от полой вены. Накладывается несколько скобок, и канатик рассекается. На правую половую артерию накладываются скобки, и она расекается в месте, где она перекрещивается с нижней полой веной (IVC) 1-правая половая вена;

2-правая почка;

3-семенной канатик;

4- восходящая ободочная кишка.

Рис. 12-11. Хирург открывает ткань, лежащую поверх нижней полой вены (IVC), начиная от уровня половой вены и продолжая разрез поверх отрезка IVС до бифуркации подвздошных сосудов внизу и почечной вены наверху. Идентифицируется мочеточник, и лимфатическая и жировая ткань мобилизуется от места бифуркации подвздошных сосудов вдоль медиального края мочеточника до уровня половой вены. Хирург откатывает весь пакет лимфоузлов от полой вены медиально к мочеточнику латерально, используя тупое выделение кончиком отсоса. Лимфатические и кровеносные сосуды остро разделяются после наложения скобок. Пакет лимфоузлов освобождается между мочеточником и полой веной от подвздошных сосудов до почечной вены. 1 -мочеточник;

2-правая почка;

3-аорта.

Рис. 12-12. Выделение пакета лимфоузлов в области между аортой и полой веной начинается от уровня почечной ВЕНЫ. Может быть необходимо оттянуть нижнюю полую вену и аорту, чтобы обнажить весь пакет и идентифицировать поясничные вены и артерии. Мягкая тракция на крупные сосуды, с последующим осторожным отсасыванием, помогает отделить пакет от аорты и полой вены и помогает идентифицировать поясничные сосуды, на которые можно наложить скобки и рассечь, если это помогает обнажению нужных структур.

1-нижняя полая вена;

2-аорта;

3-лимфатический пакет;

4-поясничная вена.

Рис. 12-13. При левостороннем ретроперитонеальном иссечении лимфоузлов половая вена высвобождается из внутреннего пахового кольца и прослеживается до почечной вены, где на нее накладываются скобки и она рассекается. После того, как были идентифицированы мочеточник и аорта, открывается ареолярная ткань на аорте, и отрезается от почечной артерии до места бифуркации подвздошных сосудов. Весь пакет лимфоузлов откатывается вниз и латерально к мочеточнику с помощью тупого выделения кончиком ирригатора-аспиратора.

1-левая почечная вена;

2-левая половая вена;

3-семенной канатик.

Левосторонняя опухоль Для иссечения используется стандартный модифицированный шаблон. Границы лапароскопического RPLND с левой стороны таковы:

•мочеточник латерально •медиальная сторона полой вены медиально •почечные ворота сверху •место начала нижней брыжеечной артерии внизу.

На стороне выделения ткань лимфоузлов убирается до уровня бифуркации общих подвздошных сосудов (см. рис. 12-4В).

С помощью тупых щипцов хирург ставит ободочную кишку под натяжение, затем эндоскопическими ножницами разрезает белую линию Толдта, открывая ретроперитонеум. Затем он отгибает ободочную кишку медиально с помощью тупого или острого выделения и раскрывает ретроперитонеум от подвздошных сосудов до уровня селезеночного изгиба. Нижние брыжеечные сосуды обычно видны в более краниальной части выделения и по мере надобности могут быть оттянуты без рассечения. С левой стороны селезеночно-ободочные связки и мезоколон осторожно разрезаются, чтобы можно было адекватно обнажить поле до уровня почечных и подвздошных сосудов. Нужно следить, чтобы освобождать все ободочные связки, не воздавая петель в брыжейке, которые могут привести к упорному кровотечению во время операции.

После того, как вся ободочная кишка отогнута, выделяется внутреннее паховое кольцо на левой стороне и семенной канатик, как описывалось выше для правостороннего выделения. Когда культя семенного канатика освобождена от внутреннего пахового кольца, семявыносящий проток разрезается, и культя канатика выделяется до левой почечной вены. (рис. 12-14). На половые сосуды накладываются скобки, и весь канатик удаляется в сумке Endocatch для предупреждения утраты образца и снижения вероятности опухолевого обсеменения участка троакара, если присутствует опухоль.

После того, как были идентифицированы мочеточник и аорта, открывается ареолярная ткань на аорте, и отрезается от почечной артерии до места бифуркации подвздошных сосудов. Начиная от почечных сосудов хирург освобождает ткань лимфоузлов и оттягивает пакет вниз. На лимфатические связки накладываются скобки и они пересекаются, при этом пакет находится под мягкой тракцией. Используя сочетание ножниц и кончика ирригатора-аспиратора, хирург продолжает выделение от аорты до мочеточника (рис. 12-15). Затем иссечение продолжается вдоль аорты до уровня нижней брыжеечной артерии, где пакет "очищается" от подвздошной артерии до мочеточника. Вся лимфатическая и жировая ткань от аорты латерально до мочеточника освобождается и удаляется в сумке Endocatch (рис. 12-16).

Затем хирург иссекает пакет лимфоузлов в области между аортой и полой веной, начиная от уровня, где почечная вена пересекает аорты. Для левосторонних опухолей резекция прекращается медиально над полой веной и включает ткань лимфоузлов в области между аортой и полой веной, парааортальной и левой подвздошной областях. Может быть необходимо осуществлять ретракцию нижней полой вены и аорты, чтобы обнажить весь пакет и идентифицировать поясничные вены и артерии. Полное выделение, типа "расщепление и раскатывание", с пересечением всех поясничных сосудов не всегда необходимо. Выделение между аортой и полой веной продолжается до уровня нижней брыжеечной артерии, и пакет лимфоузлов удаляется в сумке Endocatch. Все участки троакаров закрываются последовательно под прямым контролем зрения, Как было описано выше (глава 3).

Рис. 12-14. С левой стороны вся лимфатическая и жировая ткань от аорты латерально до мочеточника освобождается и удаляется.

1 -левая почка;

2-лимфатический пакет;

3-почечная вена;

4-аорта.

Рис. 12-15. Иссечение (выделение) пакета лимфоузлов в области между аортой и полой веной начинается от уровня почечной вены, где она пересекает аорты. Для левосторонних опухолей резекция останавливается медиально над нижней полой веной (IVC) и включает ткань лимфоузлов в области между аортой и полой веной, парааортальной и левой подвздошной областях. Может быть необходимо осуществлять ретракцию нижней полой вены и аорты, чтобы обнажить весь пакет и идентифицировать поясничные вены и артерии. Выделение между аортой и полой веной продолжается до уровня нижней брыжеечной артерии (IMA), вдоль подвздошных сосудов до уровня мочеточника.

1 -аорта;

2-лимфатический пакет;

3-нижняя полая вена;

4-нижняя брыжеечная артерия;

5-мочеточник.

Рис. 12-16. Все лимфатические ткани помещаются в сумку для извлечения и удаляются.

1 -аорта;

2-лимфатический пакет;

3-нижняя полая вена;

4-левая почка.

ОСОБЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ ЗЛОКАЧЕВТЕННЫХ ОБРАЗОВАНИЙ Лапароскопическое взятие образцов лимфоузлов обычно выполняется пациентам с раком шейки матки (1) до проведения лучевой терапии, как способ определения нужной зоны облучения, или (2) после лучевой терапии таза и до трансперинеальной интерстициальной имплантации игл. Выполняется выделение правых и левых узлов, и под лапароскопическим контролем имплантируются иглы. У пациентов с раком яичников при первоначальном осмотре брюшной полости важно искать наличие метастатического заболевания. Рекомендуется выполнять промывание правой половины диафрагмы и правый и левый околоободочные желобки, а также взятие образцов внутриперитонеальной биопсии. По показаниям выполняется омензктомия.

Только если самый тщательный осмотр и биопсия не выявили никаких признаков метастатического рака яичников, выполняется иссечение лимфоузлов.

Когда выполнено взятие образцов лимфоузлов в качестве первичного способа определения стадии у пациентов с раком яичников стадии I, выполняются множественные промывания, берется множество биопсийных образцо, и внимательно осматриваются правая и левая купола диафрагмы. В этих случаях выполняется полная оменэктомия и ипсилатеральная пара аортальная и тазовая лимфаденэктомия.

Пациенты со стадией I эндометриального рака подвергаются лапароскопическому определению стадии с внутриперитонеальныыми промываниями таза и куполов диафрагмы с правой и с левой стороны. Выполняется двусторонняя лимфаденэктомия, с последующей лапароскопической вагинальной гистерэктомией. На фаллопиевы трубы накладываются скобки для предупреждения опухолевого обсеменения. Накладывается лигатура на тазо-воронковую связку, и она рассекается, чтобы сделать более легким доступ к подвздошным лимфоузлам. Пациенты с хорошо дифференцированными эндометриальными опухолями, у которых отмечается менее 50% инвазии миометрия, не подвергаются лимфаденэктомии (11).

ВОПРОСЫ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО УХОДА Рото-гастральная трубка вынимается в операционной. Катетер в мочевом пузыре оставляется на месте в течение 24 часов, чтобы можно было внимательно следить за диурезом. Пациенты переводятся на жидкостную диету на утро после операции, диета расширяется до обычной по мере переносимости. В среднем пациенты готовы к выписке на 2 день после операции, и могут постепенно увеличивать свою активность, все ограничения снимаются примерно через две недели.

ОСЛОЖНЕНИЯ Кровотечение вследствие повреждения сосудов - наиболее значительное осложнение, наблюдаемое при лапароскопическом RPLND, оно и наиболее распространенная причина перехода к открытой операции. Кровотечение может быть из крупных сосудов, но чаще оно возникает в результате повреждения поясничных вен и артерий.

Ретроградная эякуляция - редкое осложнение после лапароскопического RPLND по поводу рака яичек.

Нераспознанное повреждение кишки - возможное осложнение любой лапароскопической процедуры, и может проявляться совершенно атипичным образом. Пациент, у которого отмечаются боли на участке троакара, которые не сопоставимы с болями в других участка, субфебрилитет, лейкопения, напряжение живота и диарея часто при отсутствии перитонеальных знаков и непроходимости, могут иметь нераспознанное повреждение кишки (12). Быстрый диагноз особенно важен, поскольку смертности и значительная болезненность являются результатом замедленного распознавания. Быстрое получение изображения брюшной полости и таза с помощью КТ сканирования - ценный способ установления диагноза при таком типе повреждения (13). Если было определено повреждение кишки, требуется проведение немедленных мер.

Послеоперационное лимфоцеле может тоже встречаться после лапарскопического RPLND, и может быть дренировано чрескожно или лапароскопически.

КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ При патологическом определении стадии мочеполовых злокачественных образований лапароскопическое RPLND является доступной, минимально инвазивной альтернативой открытому RPLND. Этот подход позволяет отделить лиц с заболеванием патологической стадии I от лиц с заболеванием патологической стадии II, позволяя более рационально применять к конкретному пациенту метод наблюдения или системной химиотерапии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

13. ЛАПАРОСКОПИЧЕСКАЯ ТАЗОВАЯ ЛИМФАДЕНЭКТОМИЯ Дуглас А. Ввес, Роберт Г Мур Широко распространенное применение определения уровня простат-слецифического антигена (PSA) при скрининге на рак простаты привело к резкому сдвигу в сторону снижения стадии на момент первичного обращения к врачу. Следовательно, больше пациентов подвергаются радикальной простатэктомии при орган-ограниченном заболевании. Несмотря на усовершенствования анатомических подходов, с разработкой операций латеральной ретролобковой или промежностной простатэкгомии, эти процедуры по-прежнему сопряжены с высокой болезненностью. Послеоперационные осложнения, включая недержание мочи, импотенцию и недержание кала (1) диктуют применение консервативного подходя тем пациентам, у которых подозревается наличие метастатического заболевания. Кроме того, не оперативное лечение рака простаты облучением внешним источником, брахитерапией или адъювантной гормональной терапией, вероятно, изменится перед фактом наличия микроскопического метастатического заболевания. Таким образом, целью лапароскопической тазовой лимфаденэктомии является исключение отдельных пациентов высокого риска из группы не излечивающей местной или региональной терапии.

Со времени внедрения лапароскопического иссечения тазовых лимфоузлов (PLND) как оправдывающей себя операции у пациентов с документально подтвержденным раком простаты, ряд исследователей пытались расширить показания, включить сюда злокачественные заболевания мочевого пузыря, рак пениса, рак уретры. Усовершенствование оборудования и растущее число хирургов, опытных в лапароскопических техниках, делает этот минимально инвазивный подход полезным для отдельных пациентов до проведения им окончательного лечения.

ПОКАЗАНИЯ Неинвазивные технологии получения изображения, включая компьютерную томографию и магнитно-резонансное сканирование, может быть полезным для диагностики метастатического заболевания при большом числе злокачественных заболеваний.

Полезность этих методов для постановки диагноза поражения тазовых лимфоузлов у пациентов с раком простаты, однако, не адекватна (2-4). Мета анализ доступных данных суммирует современные критерии определения стадии тазовой лимфаденэктомии прежде простатэктомии (5). Эти критерии таковы:

1.Уровень PSA в сыворотке > 20 нг/мл.

2.Плохо дифференцированная опухоль;

суммарный патологический балл по Глисону больше чем или равен 8.

3.Пять или больше положительных образцов систематической секстантной биопсии или полное линейное поражение 28% простаты и более.

4.Пальпируемое запущенное местное заболевание, клинические стадии ТЗ и Т4.

5.Положительные результаты биопсии семенных пузырьков.

6.Увеличение тазовых лимфоузлов, показанной на изображениях органов таза.

Номограмма Партина сама по себе предсказывает, что при величине PSA больше чем 20 нг/мл и суммарном балле по Глисону от 8 до 10 у от 24% до 51% пациентов имеется заболевание лимфоузлов и, следовательно, они не могут быть кандидатами на излечивающую резекцию (6). Лапароскопическое PLND - это минимально инвазивный подход, характеризующийся превосходной чувствительностью и специфичностью для избранных пациентов с метастатическим заболеванием по сравнению с не излечивающим хирургическим вмешательством с сопряженными с ним осложнениями.

При других злокачественных заболеваниях мочеполового тракта, требующих тазовой лимфаденэктомии, часто нужно более обширное иссечение лимфоузлов, которое включает общие и наружные подвздошные узлы, в дополнение к подчревным и запирательным лимфоузлам. Переходно-клеточная карцинома мочевого пузыря с лимфатическим распространением, например, часто характеризуется агрессивным клиническим течением. Как и при раке простаты, не инвазивные методы определения состояния лимфоузлов не адекватны, а тазовая лимфаденэктомия - наиболее точный способ окончательно установить состояние лимфоузлов (7). Учитывая печальный прогноз для пациентов с агрессивным раком мочевого пузыря, те из них, у которых обследование полости таза с получением изображения выявляет увеличенные лимфоузлы, могут быть кандидатами для лапароскопического подхода. Пациентам, выбравшим лечение, сберегающее мочевой пузырь, методами химиотерапии, лучевой терапии или частично цистэктомии, а также пациентам, желающим иметь ортотопический искусственный новый мочевой пузырь, лапароскопическое PLND для определения стадии может оказаться полезным (8). Кроме того, редкие пациенты с плоскоклеточной карциномой или аденокарциномой мочевого пузыря при наличии увеличенных лимфоузлов могут извлечь пользу из патоморфологического подтверждения метастатического заболевания до паллиативного отведения мочи или попытки резекции.

Остальные показания для лапароскопического PLND менее часты, но могут встретиться в клинической практике. Карцинома пениса имеет характерный паттерн распространения в лимфоузлы, в зависимости от локализации первичного патологического изменения. Лимфатический дренаж кожи пениса осуществляется через поверхностные или глубокие паховые протоки, тогда как пещеристые тела, головка пениса и уретра дренируются в наружные подвздошные лимфоузлы путем прохождения через глубокие паховые протоки. (9). Предположительно 25% пациентов имеют метастазы при обращении к врачу, которые, если их оставить без резекции, обусловливают плохой прогноз. Лапароскопическая расширенная тазовая лимфаденэктомия может стать компонентом первоночального определения стадии рака пениса (10). Поскольку пациенты с положительными тазовыми лимфоузлами имеют столь плохой прогноз, этих пациентов можно избавить от дополнительной морбидности, связанной с иссечением паховых лимфоузлов, если более глубокие узлы оказались положительными.

Другим редким показанием к лапароскопическому PLND является изолированная карцинома уретры. Лапароскопическое иссечение лимфоузлов при наличии рака уретры рекомендовано пациентам, отвечающим следующим критериям:

1.Рентгенологические данные за то, что тазовую лифаденэктомию невозможно выполнить с помощью аспирационной биопсии тонкой иглой.

2.Предшествующие экзентеративные операции по поводу опухолей проксимальной части уретры.

3.Наличие локальных инвазивных дистальных патологических изменений уретры.

Использование лапароскопического PLND пo поводу рака мочевого пузыря, рака уретры или рака пениса продолжает развиваться, и необходимы дальнейшие исследования для установления окончательных показаний.

ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ Противопоказаниями к лапароскопической PLND являются:

•Тяжелое сердечно-сосудистое заболевание •Обструкция кишечника •Активная инфекция •Нескорригированная коагулопатия.

Относительные противопоказания более многочисленны и часто связаны с квалификацией хирурга в области лапароскопических процедур. Болезненная тучность, прежние вмешательства на брюшной полости, наличие в анамнезе перелома таза, грыжа пищеводного отверстия диафрагмы, смещение тазобедренного сустава, или обширные образования в брюшной или тазовой полости могут рассматриваться как относительные противопоказания. Однако наличие любого из этих состояний редко препятствует лапароскопическому подходу;

просто оно требует более расширенного предоперационного обследования пациента на предмет возможных осложнений и обусловливает большую вероятность того, что лапароскопическая процедура продолжена как открытая операция.

ПРЕДОПЕРАЦИОННАЯ ПОДГОТОВКА Все пациенты подвергаются обследованию на метастазы до лапароскопического PLND. Такое обследование включает (1) определение уровня кислой фосфатазы и электролитов в сыворотке;

(2) подсчет форменных элементов крови, (3) измерение протромбинового и частичного тромбопластинового времени;

(4). рентгенографию грудной клетки (5) костное сканирование и (6) у некоторых пациентов, получение изображений полости таза методом КТ или ЯМР (магнитного резонанса). У всех пациентов должны быть отрицательными результаты посева мочи на культуру перед операцией, и всем делается минимальна механическая подготовка кишечника с помощью клизм, пока они не станут светлыми. Клизмы достаточны для снятия напряжения с ободочной кишки, облегчая иссечение лимфоузлов. Если по анамнестическим данным предполагается сложное иссечение, проводится полная механическая и антибиотическая подготовка кишечника накануне операции. Антибиотики широкого спектра действия назначаются парентерально за 1 час до операции. У каждого пациента определяется группа крови и совместимость, на случае необходимости переливания при нечаянном кровотечении во время операции.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ПАЦИЕНТА И КОНФИГУРАЦИЯ ОПЕРАЦИОННОЙ.

После дачи общего наркоза вводится рото-гастральная трубка, надеваются компрессионные пневматические носки. Под пятки и ягодицы пациента подкладываются прокладки. Грудная клетка и таз фиксируются полосами 3-дюймового лейкопластыря, для фиксации пациента к столу используется специальный пояс безопасности. Стерильно обрабатывается кожа от мечевидного отростка до лонного сращения и от правой до левой передней подмышечной линии. Пенис и мошонка хирургически подготавливаются и обертываются простынями, обеспечивая стерильность, вводится катетер мочевого пузыря. На мошонку и пенис накладывается стерильная рулонная марлевая повязка, и вставляется катетер для профилактики пневмоскротума и пневмопениса, которые могут случиться, когда открывается полость брюшины над структурами канатика. Пациент помещается в сулинапьное положение, руки отведены, операционный стол сдвигут примерно под углом 10 градусов в позиции по Тренделенбургу для первоначального введения иглы Вересса и инсуффляции.

Оперирующий хирург стоит на стороне, контралатеральной иссечению лимфоузлов, первый ассистент стоит на ипсилатеральной стороне. Видео экран у изножья больного обычно позволяет видеть операцию с обеих сторон всем членам хирургической бригады.

Рис. 13-1. Показана обстановка операционной при правостороннем лапароскопическом иссечении тазовых лимфоузлов. Пациент лежит в супинальном положении. Введена рото-гатральная трубка. Рука вдоль туловища, фиксированы лежащей под больным простыней. Грудная клетка и таз фиксированы широким пластырем, для фиксации пациента к столу используется специальный пояс. Хирург стоит на стороне, контралатеральной иссечению лимфоузлов, первый ассистент стоит на ипсилатеральной стороне.

После обработки кожи и обертывания простынями для операции вводится мочевой катетер. Единственный монитор расположен у изножья стола, После введения троакаров весь стол поворачивается на 30 градусов к хирургу и примерно под углом градусов по Тренделенбургу, или по оси голова-ноги.

1-анестезия;

2-хирург;

3-ассистент;

4-монитор.

РАЗМЕЩЕНИЕ ТРОАКАРОВ.

Часто используется любой из двух вариантов расположения троакаров, "ромбовидная" конфигурация или "веерная" конфигурация. Мы предпочитаем омбовидную, которая включает (1) два 10-мм порта, один на пупке и один примерно на 4-6 см выше лонного сращения по средней линии, и (2) два 5-мм порта около точки МакБурнея по среднеключичной линии с обеих сторон (рис. 13-2А).

Для тучных пациентов или пациента, у которого после введения эндоскопа был идентифицирован плотный урахус, больше подходит веерная конфигурация, включающая пять троакаров: (1) 10-мм троакар на пупке для лапароскопа, (2) 10-мм троакар с левой стороны и 5-мм троакар с правой стороны, на уровне пупка, латерально от нижних надчревных сосудов, и на одной линии с верхним передним подвздошным гребнем и (3) два 5-мм троакара, расположенных латерапьно посередине между пупком и лонным сращением (рис. 13-2В).

Рис. 13-2. Обычно используется любой из двух вариантов расположения троакаров, "ромбовидная" конфигурация или "веерная" конфигурация. А., при ромбовидной конфигурации используется два 10-мм порта, один на пупке и один примерно на 4-6 см выше лонного сращения по средней линии. Используется также два 5-мм порта около точки МакБурнея по среднеключичной линии с обеих сторон В. При веерной конфигурации используется троакаров: 10-мм троакар размещается на пупке для лапароскопа, Другой 10-мм троакар размещается с левой стороны и 5-мм троакар с правой стороны, на уровне пупка, латерально от нижних надчревных сосудов, и на одной линии с верхним переднем подвздошным гребнем. Два 5-мм троакара располагаются латерально посередине между пупком и лонным сращением.

ОГРАНИЧЕННОЕ ИССЕЧЕНИЕ ПАХОВЫХ ЛИМФОУЗЛОВ.

Кожа вокруг пупка захватывается зажимом Кохера или проникающим полотенечным зажимом непосредственно под пупком и поднимается. Хирург вводит иглу Вересса в полость брюшины под основание пупка, одновременно поднимая зажим. Этот участок выбран для первоначальной инсуффляции, поскольку все слои фасции здесь сливаются в единый слой, что облегчает введение иглы Вересса в полость брюшины. Прежние операции на пупке требовали использования другого участка для инсуффляции и первоначального размещения троакара (см. главу 1). Пока вся брюшная стенка не приподнимется, указывая на правильное размещение иглы Вересса, используется относительно низкий поток при низком давлении двуокиси углерода (СОг) (<1 л/мин, < 8 мм рт.ст.).

После того как установится пневмоперитонеум, игла Вересса вынимается, и через 10-мм криволинейный разрез вдоль нижнего края пупка вводится первый троакар. Сама процедура должна выполняться при давлении СОг15 мм рт.ст,, однако полезно использовать более высокие давления (<20 мм рт.ст), пока не будут размещены все порты.

Используя Q-градусную линзу и визуальный обтуратор, например, Optiview (Ethicon Endo-Surgery, Inc., Цинциннати, Огайо) или Visiport (Auto Suture, Норфолк, Коннектикут), хирург вводит первый троакар в полость брюшины под прямым эндоскопическим зрительным контролем через нижнепупочный разрез. Последующее размещение портов выполняется с помощью эндоскопа после того, как зрительный осмотр исключит скрытое внутрибрюшное повреждение. Каждый порт должен быть фиксирован к коже 2-0 полигликолевыми швами. После установки всех троакаров при выделении используется 30-градусная линза. Все внутрибрюшные спайки убираются, чтобы полностью обнажились тазовые структуры. Первоначальное выделение должно быть направлено в стороне, где выше вероятность злокачественного поражения лимфоузлов. Часто бывает нужно мобилизовать сигмовидную кишка, лежащую поверх глубоких тазовых структур с левой стороны, и лизировать все спайки, чтобы можно было выполнить адегватный отгиб кишки и рассмотреть левую запирательную ямку.

Пациент поворачивается приблизительно на 25 - 30 градусов в положении по Тренделенбургу, позволяя кишке под весом тяжести выпасть со стороны лимфаденэктомии. Идентифицируются медиальные пупочные связки, подвздошные сосуды, внутреннее паховое кольцо, семявыносящий проток, и структуры канатика. Затем определяется линия разреза брюшины.

Подготовив мошонку как часть операционного поля, хирург может приложить тракцию к яичку на стороне иссечения, чтобы легче было идентифицировать структуры канатика латерально, где они входят во внутреннее паховое кольцо (рис. 13-3).

Используя электроприжигание через лапароскопические ножжжницы и кривые щипцы для противотяги, хирург делает разрез сразу латерально от медиальной пупочной связки от лонной кости до общей повздошной артерии. Затем выполняется выделение из брюшины подлежащих структур для обнажения наружной подвздошной артерии и вены. Семявыносящий проток обычно легко виден в отверстии в брюшине. Семявыносящий проток выделяется и рассекается между скобками, наложенными для профилактики кровотечения из артерии семявыносящего протока. Помещая кончики обоих лапароскопических инструментов в рыхлую ареолярную ткань сразу под разрезанным протоком и двигая инструменты в противоположных направлениях (один краниально а другой каудально), хирург может обнажить подлежащую наружную подвздошную артерию и вену (рис. 13-4). Эта манипуляция не только обнажает наружные подвздошные сосуды, но также сдвигает мочеточник краниально, в сторону от места иссечения, снижая тем самым вероятность повреждения мочеточника.

Рис. 13-3. Идентифицируются медиальная пупочная связка, подвздошные сосуды, внутреннее паховое кольцо, семявыносящий проток, и структуры канатика. Линия разреза лежит сразу латерально от медиальной пупочной связки. Для вскрутия брюшины вдоль линии от лобковой кости до общей подвздошной артерии используются кривые щипцы или лапароскопические ножницы.

1-лобковая кость;

2-срединная пупочная связка;

3-внутреннее паховое кольцо;

4-семявыносящий проток;

5-семенные сосуды;

6 наружная подвздошная артерия;

7-мочевой пузырь;

8-прямая кишка.

Границы лапароскопического иссечения идентичны границам при открытой операции. Внизу лежит артерия, огибающая подвздошную кость, латерально-наружная подвздошная вена, медиально - запирательный нерв. Латеральное иссечение начинается с идентификации наружной подвздошной вены, которая обозначена пульсацией наружной подвздошной артерии.

Жировая ткань ниже артериальной пульсации поднималась. Используя мягкое тупое выделение с краниально-каудальном направлении кончиком ирригатора-аспиратора, хирург обнажает вену (рис. 13-5). Рыхлая соединительная и лимфатическая ткань поднимается над веной и свободно выделяется от уровня бифуркации общей подвздошной вены до лобковой кости и медиально, пока не станет видна внутренняя запирательная мышца. У лобковой кости часто встречается добавочная запирательная вена. Иссечение должно заканчиваться проксимально у этой ветви запирательной вены, чтобы свести к минимуму риск неприятного кровотечения.

Рис. 13-4. После того, как сделан разрез, идентифицируется семявыносящий проток, на него накладываются скобки и он рассекается. Помещая кончики щипцов и ирригатора-аспиратора в рыхлую ареолярную ткань сразу под разрезанным протоком и двигая инструменты в противоположных направлениях (показано стрелками), удобно обнажить подлежащую наружную подвздошную артерию и вену. Кроме того, в результате этих манипуляций мочеточник сдвигается краниально, в сторону от места иссечения.

После того, как вскрыта ареолярная ткань на вене, ретрактор облегчает отклонение сосудов в сторону, для более тщательного удаления лимфатической ткани под подвздошной веной. Затем выполняется иссечение вниз до латеральной боковой стенки таза сразу под подвздошной веной (рис. 13-6). Лимфатические ткани обычно можно отсечь от боковой стенки сочетанием тупой и острой отсепаровки. Пакет лимфоузлов ассистент хирурга может поднять медиально, чтобы облегчить выделение его от стенки таза. По мере необходимости на любые добавочные сосуды или крупные лимфатические протоки можно наложить скобки для поддержания гомеостаза. После завершения латеральной части иссечения внимание сосредотачивается на медиальной порции, вблизи медиальной пупочной связки и декомпрессированной стенки мочевого пузыря. Чтобы избежать повреждения запирательного нерва, хирург должен выделить нижнюю часть пакета лимфоузлов и пересечь его вблизи артерии, огибающей подвздошную кость и бедренного канала. Чтобы достигнуть этой цели, ассистент оттягивает пакет латерально, разрабатывая плоскость между медиальной пупочной связкой и тканью лимфоузлов, Хирург облегчает эту манипуляцию, оттягивая медиальную пупочную связку медиально при одновременном штриховом отодвигании в каудально-краниальном направлении мягких тканей между пакетом лимфузлов и медиальной пупочной связкой (рис. 13-7). Таким образом разрабатывается потенциальное пространство вдоль медиального края пакета лимфоузлов, простирающееся от лобковой ветви внизу до бифуркации подвздошных сосудов вверху. После определения и выделения медиальных и латеральных границ хирург накладывает скобки и рассекает верхушку пакета возле лонной кости. Затем ретракция в краниальном направлении дистальной порции пакета обеспечивает четкий вид запирательного нерва.

Рис. 13-5. Пульсация наружной подвздошной артерии помогает идентифицировать расположение наружной подвздошной вены.

Кончиком ирригатора-аспиратора хирург поднимает и тупо отделяет жировую ткань ниже артериальной пульсации от передней поверхности вены в краниально-каудальном направлении. Вена затем может быть оттянута латерально, с обнажением подлежащей лимфатической ткани. Выделение выполняется латерально до стенки таза под веной. 1-мочевой пузырь;

2 срединная пупочная связка;

3-внутреннее паховое кольца;

4-Лигированный семявыносящий проток;

5-семенные сосуды;

6 наружная подвздошная вена.

Остальная часть иссечения включает краниальную ретракцию пакета лимфоузлов и тупое выделение оставшейся глубокой порции от стенки таза. Важно сохранять возможность четко видеть запирательный нерв, во избежание его нечаянного повреждения. Аналогично, обычно можно сохранить обтураторную артерию и вену, но можно и наложить на них скобки и пересечь, если случится чрезмерное кровотечение. Затем свободно "расшатывается" верхняя часть пакета и если это необходимо, пересекается между скобками, так что запирательная ямка опустошается (рис. 13-8). Часто у худого пациента мочеточник легко виден вблизи краниального участка выделения и его легко обойти. Если невозможно прямо визуализировать мочеточник, очень осторожное иссечение и мягкое "расшатывание" позволяет избежать повреждения мочеточника. Кроме того, нужно быть осторожным, чтобы не зайти при иссечении медиальнее пупочной связки.

Пакет лимфоузлов легко может быть удален интактным через нижний 10-мм порт. Во избежание потери образца и недопущения возможного опухолевого обсеменения участка троакара все образцы удаляются в сумке Endocatch (Auto Suture, Норфолк, Коннектикут) или другой непроницаемой сумке (рис. 13-9).

Рис. 13-6. Пакет лимфоузлов оттягивается медиально и высвобождается от уровня бифуркации общей подвздошной артерии до лобковой кости и кзади, пока не будет идентифицирована внутренняя запирательная мышца.

1 -мочевой пузырь;

2-срединная пупочная связка;

3-добавочная запирательная вена;

4-лимфатический запирательный проток;

5 наружная подвздошная вена.

РАСШИРЕННОЕ ЛАПАРОСКОПИЧЕСКОЕ ВЫДЕЛЕНИЕ Как было отмечено выше, рак мочевого пузыря, уретры и пениса часто требует расширенного иссечения лимфоузлов. Стоун и коллеги (13) сравнивали стандартную операцию с расширенным лапароскопическим иссечением лимфоузлов с точки зрения диагностической силы и осложнений у пациентов с раком простаты. В отличие от стандартного или "модифицировнного" иссечения тазовых лимфоузлов, при котором удаляются только запирательные и под чревные лимфоузлы, расширенное иссечение включает также общие и наружные подвздошные лимфоузлы.

Латеральный край иссечения разрабатывается от лонного сращения и вены, огибающей подвздошную кость, до уровня общей подвздошной артерии и медиально к мочеполовому нерву и наружным и внутренним подвздошным сосудам. Выделение происходит вдоль переднего края общей подвздошной артерии. Краниальная часть пакета лимфоузлов фиксируется кровяными зажимами (гемоклипсами) и откатывается от подвздошной артерии. Мочеполовой нерв может быть идентифицировать по мере продолжения латерального иссечения. Все поясничные ответвления от общей сонной артерии пережимаются скобками и рассекаются. Общая подвздошная и наружная подвздошная артерии смещаются медиально, обнажая бифуркацию общей подвздошной артерии и ткани лимфоузлов. Ниже места этой бифуркации становится виден запирательный нерв. Теперь идентифицируется наружная подвздошная вена и лимфатическая ткань очищается от лобка до бифуркации общих подвздошных сосудов (рис. 13-10).

Рис. 13-7. Во избежание повреждения запирательного нерва нижний участок пакета лимфоузлов должен быть выделен и рассечен вблизи артерии огибающей подвздошную кость. Пакет оттягивается латерально, и разрабатывается плоскость между медиальной пупочной связкой и пакетом лимфоузлов, обнажая запирательный нерв.

1-мочевой пузырь;

2-срединная пупочная связка;

3-внутреннее паховое кольцо;

4-запирательные лимфоузлы;

Рис. 13-8. Разработаны медиальные и латеральные края иссечения. Верхушка пакета лимфоузлов пережимается скобками возле лобковой кости. Прикладывая краниальную ретракцию к пакету при одновременных тупых штриховых движениях кончиком ирригатора-аспиратора, хирург может "расшатать" пакет, отделить его от запирательного нерва боковой стенки таза. На крупные лимфатические протоки и мелкие кровяные сосуды можно наложить скобки. Накладываются скобки на оставшуюся ножку, и пакет освобождается.

1-мочевой пузырь;

2-срединная пупочная связка;

3-внутренняя запирательная мышца;

4-запирательный нерв;

5-наружная подвздошная вена;

6-запирательные лимфоузлы.

Рис: 13-9. Ткань лимфоузлов удаляется через один из участков 10-мм троакаров.

Во избежание потери образца и недопущения возможного опухолевого обсеменения тракта опухолью из положительных лимфоузлов образец извлекается в сумке Endocatch или другой непроницаемой сумке.

1-щипцы (зажим) с пакетом лимфоузлов.

Рис. 13-10. Расширенное иссечение тазовых лимфоузлов является модификацией ограниченного иссечения. Латеральный край иссечения простирается от лобка до уровня общей подвздошной артерии, а медиально до общих подвздошных сосудов и запирательной мышцы. Медиальная протяженность иссечения - от лонной кости до общей подвздошной артерии непосредственно латерально от медиальной пупочной связки, мочевого пузыря и мочеточника. Каудальная граница иссечения -лобковая кость. Краниальной границей является общая подвздошная артерия. Сзади иссечение ограничено запирательным нервом и внутренней подвздошной веной и артерией.

1-мочевой пузырь;

2-срединная пупочная связка;

3-внутреннее кольцо;

4-семявыносящий проток;

5-запирательынй нерв;

6 наружная подвздошная артерия;

7-наружная подвздошная вена;

8-большая поясничная мышца;

9-мочеполовой нерв;

10 мочеточник;

11-общая подвздошная артерия;

12- общая подвздошная вена;

13-подчреваня артерия;

14-верхняя ягодичная артерия;

15-нижняя ягодичная артерия;

16-запирательная артерия;

17-вспомогательный запирательный нерв.

Медиальный край иссечения начинается от мочеточника в месте общей подвздошной артерии и продолжается вдоль латерального края медиальной пупочной связки и мочевого пузыря до лонного сращения. Используя тракцию и отсос ирригатором-аспиратором, хирург оттягивает лимфатическую ткань от боковой стенки. На крупные лимфатические протоки накладываются скобки и они пересекаются.

Каудальная граница расширенного иссечения – это лобковая кость. Нужно быть осторожным, чтобы не повредить поверхностную надчревную вену, которая медиально и вверху впадает в бедренную вену.

Сзади краем иссечения является запирательный нерв и внутренние подвздошные сосуды. Используя кончик ирригатора аспиратора хирург мягко иссекает пакет лимфоузлов от лобковой ветви и затем идентифицирует запирательный нерв. К нерву параллельно применяется отсасывание и иссечение, чтобы не допустить повреждения в виде отрыва. Запирательная артерия и вена обычно обнаруживаются медиально от нерва. Обычно нет необходимости в наложении скобок и рассечении запирательных сосудов. Пакет иссекается вдоль запирательного нерва, пока нерв не будет проходить позади подвздошной вены, где было выполнено латеральное иссечение. На многочисленные мелкие сосуды и лимфатические протоки в пакете под запирательным нервом должны быть наложены зажимы, и они должны быть рассечены. Применение электроприжигания в этой области может привести к интенсивному приведению бедра и нечаянному повреждению сосудов. Краниальным краем иссечения является общая подвздошная артерия. При латеральном иссечении видно ветвление общей сонной артерии и вены. Иссечение лимфоузла продолжается вдоль медиальной поверхности внутренней подвздошной артерии до начала медиальной пупочной связки, и весь лимфопакет освобождается. Для фиксации ножки используются зажимы.

Во избежание потенциального опухолевого обсеменения участка троакара все образцы вынимаются в сумке Endocatch или другой непроницаемой сумке. Устройство и сумка проводятся через 10-мм троакар, ткань лимфоузлов помещается в сумку зажимом (рис. 13-9).

ВОПРОСЫ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОГО УХОДА Пациенты, подвергшиеся лапароскопическому PLND, госпитализируются для 23-часового послеоперационного наблюдения.

Катетер из мочевого пузыря удаляется, и назначается чисто жидкостная диета, как только пациент просыпается и становится ориентированным. Пациенты получают пероральное обезболивающее, парентеральные антибиотики в течение 24 часов, и строгие инструкции по ограничению физической активности до 5-7 дня после операции. Большинство пациентом могут возвращаться к нормальной активности в течение первой недели. Нет необходимости ни в каких рутинных лабораторных исследованиях, если в период наблюдения нет никаких подозрений на послеоперационное кровотечение или метаболические нарушения.

ОСЛОЖНЕНИЯ Одним из краеугольных камней хорошей хирургической техники является предугадывание и распознавание осложнений, во время или после операции. Эта аксиома справедлива и для лапароскопической хирургии. Послеоперационные осложнения лапароскопического иссечения тазовых лимфоузлов в сравнении с мини-лапаротомической техникой и модифицированной открытой операцией изучались в многочисленных исследованиях. В ранних сообщениях приводились цифры примерно 15% общей частоты осложнения при трансперитонеальном лапароскопическом подходе (2,8,14). По мере прогрессирования лапароскопической квалификации и опытности, однако, частота осложнения стала падать, и в настоящее время аналогично таковой при мини-лапаротомическом подходе (6). Потенциальные осложнения этой операции - это геморрагия, перфорация кишечника, тромбоз глубоких вен, легочная эмболия, непроходимость кишечника, задержка мочи, гиперкарбия, повреждение запирательного нерва, раневая инфекция или незаживление раны, лимфоцеле и переход к открытой операции. Большей части этих возможных осложений можно избежать за счет тщательного соблюдения технических тонкостей, внимательного наблюдения и адекватного восстановления отмеченных во время операции повреждений. Действительно, резкое усовершенствование эндосокпического оборудования, появление надежных устройств для лапароскопического наложения швов дали возможность эндоскопически восстанавливать многие осложнения, прежде требовавшие перехода к открытой операции.

Кривая обучения для этой операции может быть довольно крутой. Однако, один раз выучившись, хирург может выполнять лапароскопическое PLND с равной диагностической точностью, сравнимой, если не более низкой частотой осложнений и сниженным периодом госпитализации и реконвалесценции по сравнению с классической открытой тазовой лимфаденэктомией.

КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ Для целей патоморологического определения стадии злокачественных заболеваний таза лапароскопическое иссечение тазовых лимфоузлов является доступной, минимально инвазивной альтернативой открытой хирургической процедуре определения стадии. Эта техника делает возможным выявление пациентов с микроскопическим метастатическим заболеванием и дает основания для последующего предписания лечения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

14. ОСЛОЖНЕНИЯ ЛАПАРОСКОПИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ Луис Р Кавусси.

Осложнения - неизбежная составляющая хирургической практики. Даже у наиболее квалифицированных хирургов в практике случаются неожиданные события во время хирургических операций, за счет индивидуальных особенностей анатомии, физиологии и заболевания у конкретного пациента. Кроме того, каждый день меняются условия операционной среды, такие как персонал, тонкие различия в оборудовании, а также нужно учитывать действие непредсказуемых хаотических сил. Конечно, нужно принимать, максимальные усилия по предупреждению и распознаванию этих возможных отклонений. После того, как осложнение уже случилось, решающую роль в минимизации последующей болезненности является его раннее распознавание и активное лечение.

Лапароскопическая почечная хирургия обусловливает ряд тех же потенциальных рисков, что и традиционные подходы открытой хирургии;

однако, существуют различия в типе и проявлениях этих осложнений. С накоплением опыта стали очевидны многие возможные ловушки, связанные с эндоскопическим подходом. Были выработаны общие защитные стратегии против них и схемы лечения, нужно помнить, однако, что каждая ситуация - индивидуальна, что всегда могут возникнуть уникальные проблемы, требующие новых решений.

Осложнения, связанные с лапароскопической процедурой, зависят от характера выполняемой операции и от опытности хирурга.

Могут возникнуть проблемы из-за неадекватного предоперационного планирования или в связи со сложностями пневмоперитонеума, доступа, иссечения, ушивания раны. Для каждой из этих сфер рассматривается общая диагностическая картина и приводятся рекомендации по лечению.

ПРЕДОПЕРАЦИОННОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ Центральную роль в лечении всех хирургических осложнений играют ожидания пациента, которые в значительной степени можно определить в ходе процедуры получения информированного согласия. Хотя пациент никогда не хочет понимать, что возможен не самый оптимальный исход, тем не менее, лучше обсудить риски, а также личный опыт хирурга и частоту осложнений. Из-за множества различных факторов может потребоваться переход к открытой процедуре для безопасного завершения предлагаемой операции. Обсуждение этого момента снимает психологическое давление с хирурга, которое могло бы его заставить завершать операцию именно лапароскопически, хотя в данных обстоятельствах лучше было бы перейти к открытой процедуре. Лапароскопическая хирургия почек менее морбидна, чем аналогичные открытые подходы, однако многие пациенты полагают, что течение послеоперационного периода у них будет столь же легким, как и при других обычно выполняемых лапароскопических процедурах, например, перевязке труб или холецистэктомии. Хирург должен объяснить, что некоторые лапароскопические процедуры, и, в частности, лапароскопия почек, сильно отличаются, и сопряжены с большим послеоперационным дискомфортом, чем более распространенные лапароскопические процедуры.

В целях свести осложнения к минимуму очень важно правильно провести отбор пациентов. Активные инфекции нужно пролечить, все коагулопатии должны быть учтены перед тем, как проводить лапароскопическую хирургии. Пациенты со значительным сердечно-легочным заболеванием могут быть неспособными переносить пневмоперитонеум, и им может потребоваться переход к открытой операции. Конституция и заболевание каждого пациента должны быть оценены индивидуально, и к ним нужно подходить в контексте опытности хирурга. Действительно, лапароскопической нефрэктомии подвергаются пациенты весом больше 400 фунтов, или пациенты с опухолями 15-см диаметра;

неопытные хирурги, однако, не должны пытаться сразу выполнять лапароскопические процедуры на почках в таких случаях.

Дооперационное рентгеновское обследование играет важную роль в облегчении подхода и иссечения. Должны быть выполнены исследования с получением изображения, которые разрешают все анатомические вопросы, и должна быть возможность повторить их во время операции. Когда пациент попал на операционный стол, сопоставление данных поверхностной анатомии, полученных путем осмотра, и рентгенограмм, помогает оптимальным образом разместить порты. Что касается общего наркоза - необходимо использовать рото-гастральную трубку и избегать применения оксида азота. Хотя, по данным литературы, при коротких процедурах, как, например, та же холецистэктомия, оксид азота не препятствует иссечению, наша практика показывает, что при более длинных операциях этот анестетик может приводить к неприятному растяжению кишечника (1,2). Следует также ограничить заместительное введение жидкостей, за исключением случая донорской нефрэктомии. Во время долгих лапароскопических процедур потеря жидкости намного чувствительнее, чем это наблюдается при традиционных открытых операциях на почке. Кроме того, пневмоперитонеум приводит к олигурическому состоянию из-за давления почечных вен (3,4).

Агрессивное возмещение жидкости для поддержания диуреза может привести к послеоперационной перегрузке жидкостью, особенно у пожилых. Особого внимание требует правильное расположение пациента, которое важно для недопущения послеоперационных ортопедических повреждений и параличей. Пациенты должны быть фиксированы к операционному столу широким пластырем, во избежание смещения их во время операции. Движения стала в определенных пределах до того, как пациент будет закрыт простынями, - хорошая проверка надежности прикрепления. Некоторые хирурги рекомендуют использовать бобовые сумки для поддержки пациента;

однако есть сообщения о синдроме отсека в боку, который контактирует с сумкой, у пациентов с тонкой мышечной прослойкой.

ОСЛОЖНЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ДОСТУПОМ Пневмоперитонеум Успешная лапароскопическая хирургия основана на использовании пневмоперитонеума. Инсуффляция необходима для создания адекватного симметричного рабочего пространства. Однако наполнение брюшной полости газом под давлением может приводить к потенциально значительным осложнениям. Были разработаны закрытые и открытые процедуры, позволяющие устанавливать пневмоперитонеум. Строгое внимание к основным техникам позволяет избежать большинства повреждений.

Во время закрытого доступа игла Вересса должна вводиться на участках, где нет рубцов и вне участков прежде проведенных операций, на которых, возможно, подлежащий кишечник образовал спайки с брюшиной. Хирург должен избегать вводить иглу слишком глубоко, чтобы не повредить кишку или сосуды. Игла должны свободно вращаться вокруг оси в месте ее погружения в кожу, без сопротивления. Введенный солевой раствор должен легко течь и не возвращаться аспирацией. Отрицательное внутрибрюшное давление должно затягивать в полость брюшины жидкость, введенную через иглу. Наконец, давление при открывании должны обычно быть менее 5 мм рт.ст и должно меняться при дыхательных движениях пациента. Более высокие давления могут отмечаться у тучных лиц, из-за веса жировой складки.

Повреждения при инсуффляции обычно обусловлены неправильным введением иглы. Высокое первоначальное давление или быстро поднимающееся давление должно внушить подозрения на неправильное размещение иглы. Не симметричная инсуффляция может быть обусловлена инсуффляцией в кишечник, однако это же может наблюдаться у пациентов, которым прежде уже делались операции, при которых разрезались мышцы живота, или во время экстраперитонеальной инсуффляции.

Если была распознана инсуффляция в кишечник, лапароскопическую процедуру следует тут же прекратить, поскольку расширенный кишечник сильно мешает адекватной визуализации.

Наиболее частым местом неправильного введения иглы является пред-брюшинное пространство (рис. 14-1). Такое размещение вызывает увеличение расстояния между кожей и полостью брюшины. Когда это случается, может понадобиться открытое наложение троакаров, чтобы получить доступ в полость брюшины.

Рис. 14-1. Инсуффляция в пред- брюшинное пространство отталкивает брюшину от брюшной стенки, что затрудняет в дальнейшем внутриперитонеальный доступ и нарушает визуализацию.

1-игла Вересса;

2-пупок;

3-передняя фасция;

4-задняя фасция;

5-брюшина.

Рис. 14-2. А. Анатомические фасциальные плоскости шеи, позволяющие газу выходить в средостение (рисунок из Maunder RJ, Pierson DJ, Hudson LD: Подкожная и медиастинальная эмфизема: Патофизиология, диагностика и лечение. Arch intern Med 144:1447-1453. ©1984, American Medical Association. Печатается с разрешения). В, Отделы средостения. Висцеральный, или средний отдел, контактирует с шеей и с ретроперитонеумом.

1-пищевод;

2-трахея;

3-верхняя полая вена;

4-грудина;

5-нижняя полая вена;

6-подкожное пространство;

7-превертебральное пространство;

8-висцеральное пространство;

9-превисцеральное пространство;

10 -аорта;

11-легочная артерия;

12-ободочная кишка;

13-по^джелудочная железа;

14-желудок;

15-отделение аорты;

16-висцеральное отделение;

17-диафрагма;

18-воздух.

Подкожная инсуффляция может быть вызвана введением иглы Вересса вдоль участков троакара. Обычно это не сопряжено ни с какими клиническими последствиями, поскольку после завершения процедуры газ абсорбируется. Обширное выделение газа, однако, может приводить к пневмотораксу, пневмомедиастинуму и гиперкапнии. Риск развития пневмомедиастинума повышается, если во время операции отмечается крепитация вплоть до шеи. Существует непрерывная связь между фасциальными плоскостями между мягкими тканями шеи и средостения (рис. 14-2) (5,6). Следовательно, для газа под давлением существует возможность поступать вверх в шею и вниз в средостение.

Рис. 14-3. А, График нормальной капнограммы. В Капнометрия обнаруживает постепенное повышение конечного содержания СО, которое может наблюдаться при хроническом обструктивном легочном заболевании, гиповентиляции и высоком давлении инсуффляции. С, Снижение конечного приливно-отливного СО2, наблюдаемые при легочной газовой эмболии и остановка сердца. 1-секунды;

2-минуты;

3-тенденция СО Если развивается напряженный пневмоторакс или пневмомедиастинум, пневмоперитонеум следует прекратить и удалить эктопический газ. Пневмоторакс может появиться и при отсутствии подкожной эмфиземы. Во время лапароскопической процедуры двуокись углерода (СО2) под давлением может поступать в плевральную и перикардиальную полости через анатомические или врожденные дефекты диафрагмы. Осложнения анестезии и положительное давление вентиляции или состояние пациента типа эмфизематозного вздутия могут приводить к поступлению воздуха в плевральную полость (7). У некоторых пациентов внутрибрюшная или экстраперитонеальная инсуффляция может давать глубокую гиперкапнию.

Первоначальное лечение должно состоять в понижении внутрибрюшного давления. Если анестезиолог не может адекватно скомпенсировать гиперкапнию, может потребоваться переход к открытой операции.

Инсуффляция может также давать аритмии, включая брадикардию, атрио-вентрикулярную диссоциацию и узловой ритм, за счет вагусной реакции на растяжение брюшной полости и раздражение брюшины. Использование атропина до инсуффляции может предупредить такие вагусные реакции (8). Редкое, но потенциально смертельное осложнение, связанное с пневмоперитонеумом, это газовая эмболия, которая чаше всего случается во время наведения пневмоперитонеума. Хотя этиологией его считается поступление газа в сосуды из-за повышенного внутрибрюшного давления, наиболее частой причиной является прямое попадание иглы или троакара в сосуд или брюшной орган (9,10). Выживание пациента при газовой эмболии зависит от быстроты диагностики и лечения. Диагноз может быть затруднителен, часто не возникает никакой тревоги вплоть до наступления острого сердечно-сосудистого коллапса. Когда размер эмбола увеличивается, может появиться тахикардия, аритмия, гипотония, повышенное центральное венозное давление, цианоз и изменения на электрокардиограмме (напряжение правого сердца).

Непосредственно перед острым приступом может выслушиваться изменение тонов сердца или шум "мельничного колеса". Кроме того, когда эмбол закупоривает легочной ствол, отмечается острое снижение измеренного СОг, (рис. 14-3). Если есть подозрение на эмболию, пневмоперитонеум должен быть снят, и пациент уложен в левое боковое декубитальное положение, голова опущена вниз в попытке аспирировать газ. Может быть показана чрескожная или открытая эвакуация газа (11-14).

Рис. 14-4. Положение пациенты при подозрении на воздушную эмболию: левое латеральное декубитальное положение с опущенной вниз головой.

Рис. 14-5. А. Наружный чехол троакара захватывает кожу, если разрез недостаточно широк. Это приводит к избыточному давлению на брюшную стенку, и к возможности повреждения подлежащих органов, если троакар внезапно попадает во время введения в брюшную полость. В. Был сделан кожный разрез, позволяющий краям троакара проходить с меньшим давлением, прикладываемым к брюшной полости, и уменьшающий вероятность повреждения подлежащих структур. 1-троакар;

2-аорта;

3 кожа;

4-аорта.

Доступ иглы Вересса Существует ряд ловушек, в которые можно попасть во время установления первоначального доступа, являющегося слепой процедурой. Игла Вересса и троакары могут неожиданно попадать во внутренние органы или в кровеносные сосуды. До введения иглы или троакара следует тщательно осмотреть живот, чтобы выявить рубцы. На местах прежних разрезов или в области ранее сделанных операций подлежащая кишка или сальник могут образовывать спайки с брюшной стенкой.

Размещение троакара в этих местах может привести к повреждению;

таким образом, хирург должен планировать размещать троакары достаточно далека *т этих мест.

Если игла Вересса протыкает кишечник, иглу нужно вынуть и тщательно осмотреть это место. Если энтеротомия представляется ограниченной, и не видно содержимого кишечника, это происшествие можно лечить консервативно.

Размещение троакаров Один из наиболее сложных технических аспектов лапароскопической хирургии - это первоначальное введение троакаров.

Повреждения при проникновении иглы Вересса или троакаров случаются у 0,3% пациентов. Половину этих повреждений требует проведения лаларотомии для их лечения.

Для того, чтобы снизить возможность повреждений, вызываемых троакарами, должен быть принят ряд мер. Ключевой принцип состоит в уменьшении до минимума силы, необходимой для введения троакара в брюшную полость. Кожный разрез должен быть достаточно широким, чтобы позволить легко входить наружному чехлу троакара в подкожную ткань (рис. 14-5). Часто отверстие делается такой ширины, что позволяет проникнуть только обтуратору. Это приводит к тому, что чехол захватывает кожные края, заставляя хирурга прикладывать излишнюю силу к брюшной стенке. Разрез не должен быть и слишком большим, потому что это может привести к утечке пневмоперитонеума, а также ухудшить косметический вид разреза. Конец троакара должен быть острым, чтобы легко врезаться в брюшную фасцию. Обычно это не проблема, если используются одноразовые троакары.

Однако проблемы с расходами заставляют многих хирургов все чаще использовать многоразовые троакары.

Другой метод облегчения размещения троакаров вслепую состоит в увеличении пневмоперитонеума во время первоначального введения троакаров. Повышенное внутрибрюшное давление повышает ригидность брюшной стенки, при продвижении троакаров.

Были разработаны и такие визуальные обтураторы, которые помогают снизить до минимума повреждение от первичного введения троакара. Однако даже и при использовании таких троакаров прикладывание чрезмерного усилия может привести к повреждению.

В отличие от повреждений иглой Вересса повреждения кишечника от троакара требуют хирургического лечения. Небольшое повреждение кишечника, повреждение желудка или повреждение ободочной кишки, подвергнутой механической подготовке до операции, могут быть восстановлены лапароскопически. Если есть сомнения a протяженности повреждения, или ободочная кишка не была подготовлена, может быть показано открытое восстановление.

Для доступа может быть использовано и открытое введение троакара, но хирург должен быть осторожен, делая фасциальный разрез. Разрез должен делаться под прямым контролем зрения, во избежание повреждения органов брюшной полости. После открытия брюшины хирург должен тщательно пройти пространство под брюшиной указательным пальцем, чтобы удостовериться, что кишечник не образует спаек с местом разреза. Накладывая швы для троакара Хассона, он должен смотреть, чтобы не захватить внутренности или сальник в рану (рис. 14-6).

Вторичные троакары всегда должны устанавливаться под прямым контролем зрения. Они должны располагаться латерально к прямой мышце живота или по средней линии, чтобы не допустить повреждения надчревной артерии или одной из ее ветвей.

После того, как выбран участок для кожного разреза, нужно тщательно осмотреть подлежащее перитонеальное пространство, чтобы не допустить повреждения сосудов. Для идентификации поверхностных сосудов брюшной стенки можно использовать просвечивание брюшной стенки.

Рис. 14-6. Кишка может захватываться фасциальным стежком при открытом введении троакаров. Важно осмотреть все участки портов, чтобы исключить такую возможность.

1-шов;

2-Хассоновский троакар;

3-кишка.

ПОВРЕЖДЕНИЯ СОСУДОВ Сосудистые повреждения случаются при 1,8% лапароскопических почечных процедур (15,16). Большая их часть обычно обусловлены разрезом одного из сосудов брюшной стенки во время введения троакаров. Эти повреждения диагностируются при наблюдении капель крови из рукава троакара или гематомы, образующейся вокруг участка троакара.

Существует ряд методов для контроля кровотечения из сосудов брюшной стенки. Если кровотечение минимально, можно использовать электрокаутер под прямым контролем зрения с поверхности брюшины или через участок троакара, при медленном вынимании троакара. Если кровотечение сильное, в троакар можно ввести катетер Фоли;

затем баллон можно надуть и.

поставить под давление (рис. 14-7).

Если кровотечение значительное, могут понадобиться швы. Шов в форме восьмерки можно наложить с использованием устройства для ушивания фасции с иглой-кончиком Carter-Thomas (Inlet Medical, Эден Прери, Миннесота) (рис. 14-8). Если этот маневр не успешен, может быть показано открытое исследование участка троакара. Иногда повреждение брюшной стенки или внутрибрюшного сосуда не выявляется вплоть до послеоперационного периода. Понижение давления или тахикардия вместе с уменьшением гематокрита должны взывать подозрения о возможном кровотечении. Значительная боль вокруг участка троакара, экхимоз, и пальпируемое парамедианное образование являются признаками гематомы внутри оболочки прямой мышцы.

Коррекция любой коагулопатии - первоначальный этап лечения;

однако не прекращающаяся нестабильность гемодинамики свидетельствует о необходимости обследования на выявление продолжающейся кровопотери.

Рис. 14-7. А, размещение троакара вызывает стойкое кровотечение из брюшной стенки. Б, Через участок троакара введен катетер в мочевой пузырь;

С, катетер надут и находится под натяжением, для тампонады кровоточащих сосудов.

1-троакар;

2-кровеносный сосуд;

3-катетер мочевого пузыря.

Значительное кровотечение может также произойти во время первоначального введения иглы Вересса или последующего введения троакара. Если кровь вытекает после первоначального введения иглы, игла должна быть удалена, и сделана другая попытка достигнуть доступа. Хирург никогда не должен вращать иглу, если снова поясняется кровь;

такое действие можно бы превратить колотую рану в рваную. Если кровотечение представляется значительным, иглу Вересса нужно оставить на месте и закрыть запорный кран. Этот шаг сводит кровотечение до минимума и позволяет хирургу проследить по игле точное место ее повреждения.

Повреждение крупных сосудов может случаться во время первоначального введения троакаров, и оно связано с приложением избыточной силы для продвижения троакара вперед. Следует заметить: кровотечение может не быть немедленно распознано, если повреждение ограничено ретроперитонеумом. Когда есть подозрение на крупное повреждение троакаром, должна быть выполнена немедленная лапаротомия. Троакар должен быть оставлен на месте, чтобы легче было осуществить тампонаду, и помочь локализовать участок повреждения. Троакар не должен сдвигаться, чтобы не превратить прокол в более крупный разрыв, должны быть сделаны попытки проксимального и дистального контроля кровотечения. Кроме того, важно мобилизовать сосуд и осмотреть заднюю стенку для выявления возможного сквозного повреждения.

Гематома брыжейки может появиться как следствие расположения троакара или иссечения. Если она выявлена, за гематомой следует вести постоянное наблюдение. Признаки увеличения или нарушения циркуляции крови и в кишке говорят о необходимости исследования.

Повреждение сосудов может произойти во время иссечения в ретроперитонеуме. Каждое повреждение индивидуально и требует уникального способа лечения, однако все же можно дать какие-то общие рекомендации. Большинство сосудистых повреждений, связанных с верхним мочевым трактом, поражают ветви почечной вены или полой вены, хотя возможны и артериальные повреждения. Нужно следить, чтобы не оказывать ненужного давления на вены при иссечении венозных веточек. Инструмент, проведенный через участок троакара, работает как рычаг. И как рычаг, он может создавать значительный перекрут на конце данного инструмента (рис. 14-9). Хирург должен быть также осторожен при манипуляциях с кончиком ножниц при отрезании.

Рис. 14-8. А, упорное кровотечение из участка троакара лечится наложением шва. В, шов в форме восьмерки может накладываться с использованием устройства для ушивания фасции с иглой-кончиком Carter-Thomas (Inlet Medical, Эден Прери, Миннесота) С, Шовная нить позволяет эффективно наложить лигатуру на кровоточащий сосуд на участке троакара.

1 -кровеносный сосуд;

2-троакар.

Рис. 14-9. Когда инструмент проходит через брюшную стенку, фиксированный участок кожи создает рычаг, за счет чего сила, прикладываемая к коже, может быть умножена. На основании формулы FF/f=D/d, где D>d, сила F может быть намного больше, чем сила f, что и приводит к повреждению.

1 -ось рычага.

Если отмечается сильное кровотечение, нужно ввести ирригатор-аспиратор, для лучшей его идентификации и компрессии.

Внутрибрюшное давление должно быть повышено до 20-25 мм рт.ст, чтобы помочь тампонаде. Для окклюзии кровоточащего участка может использоваться катетер Фоли, заранее снабженный проводником катетера (рис. 14-10). Внутрибрюшное давление должно быть повышено для компенсации аспирации газа.

Подход к лечению сосудистого повреждения зависит от его локализации и тяжести. Хирург должен использовать благоразумно и быстро определять, достаточно ли у него умений и достаточно ли совершенно оборудование, чтобы восстановить данное повреждение лапароскопически. Должна быть сделана попытка для четкой идентификации участка кровотечения. Часто случайное или слепое наложение скобок оказывается неэффективным, загромождает операционное поле и создает риск непредусмотренного сужения или окклюзии жизненно важных сосудов. Иссечение окружающих структур часто может прояснить участок кровотечения. Мелкие кровоточащие вены можно излечить электрокаутером или скобками. Если происходит небольшой разрыв или отрыв на почечной вене или полой вене, нужно попытаться зажать оба конца разрыва атравматическим зажимом.

Альтернативно, можно взять марлевый тампон, провести через участок троакара и использовать для придавливания места венотомии в течение 5 минут.

Рис. 4-10. Для окклюзии кровотечения из крупных сосудов можно использовать катетер для мочевого пузыря с проводником катетера. А, катетер и проводник введены в троакар к месту кровотечения. В, Баллон наполнен 5-10 мл воды, и на участок кровотечения оказывается давление.

1-проводник катетера;

2-катетер мочевого пузыря;

3-троакар;

Рис. 14-11. На конце шовной нити, отрезанном до нужной рабочей длины, завязывается узел, который затем проводится через троакар и используется для быстрого закрытия дефекта Рис. 14-12. А, Отрезан отрезок шовной нити, пригодный для лапароскопического использования, и на конец ее наложен абсорбирующийся зажим-скобка Lapra Ty (Ethicon Enclo-Surgery Inc., Цинциннати, Огайо). В. Нить закрывает дефект.

Давление, направленное вверх, помогает контролировать кровотечение. С, Шов закончен, и на противоположный конец наложен зажим Lapra-Ty, чтобы поддерживать натяжение и гемостаз.

1 -устройство для наложения эндоскобок.

Умеренное кровотечение может потребовать наложения швов для его восстановления. Можно вручную наложить стежок с заранее подготовленным узлом на отверстие в сосуде (рис. 14-11). Можно использовать рассасывающуюся скобку Lapra-Ty (Ethicon Endo-Surgery Inc., Цинциннати, Огайо) вместо заранее подготовленного узла (рис. 14-12). После того, как шов наложен, другая такая скобка Lapra-Ty может фиксировать стежок. Можно также использовать автоматическое устройство для наложения швов. При зашивании нужно следить, чтобы не допустить нечаянного сужения или окклюзии сосуда. По мере роста квалификации можно зашивать и артериотомии.

Иногда встречается значительное кровотечение, которое не удается контролировать лапароскопически. В этих случаях должна быть сделана попытка приложить кончик инструмента к участку кровотечения, в качестве маркера. Должна быть выполнена немедленная лапаротомия в месте, где возможна будет оптимальная визуализация для контроля кровотечения.

Нечаянная окклюзия сосудов может произойти при наложении скобок вслепую или сильном оттягивании. Это грозит состоянию крупных органов брюшной полости и всей стенке кишечника. Для хирурга решающую роль играет сохранение ориентации и уверенное знание сосудистой анатомии при наложении скобок. Важно еще раз подчеркнуть, что при ретракции сила, прикладываемая к рукояткам инструментов, увеличивается за счет эффекта рычага. Следовательно, хирург должен быть осторожным при наложении ретракторов на органы или на брыжейку. Желудочно-кишечные повреждения Повреждения при доступе и лапароскопическом иссечении были описаны н,а желудке, тонком кишечнике, печени, селезенке, поджелудочной железе и брыжейке. Прежде выполненные операции являются фактором риска потенциального повреждения при введении троакаров. Прободение желудка обычно является результатом прободения троакаров растянутого желудка из-за интубации пищевода или масочного наркоза. Поэтому важно, чтобы до осуществления доступа была введена рото-гастральная трубка.

Аспирация желудочного сока или фекальных масс возможна при прободении кишечника во время осуществления доступа.

Повреждение иглой Вересса можно лечить консервативно, если больше не отмечается утечки энтерального содержимого Когда отмечается повреждение кишки троакаром, следует оставить троакар на месте, что помогает идентифицировать участок повреждения. Небольшие перфорации можно лечить лапароскопически, но обширные повреждения неподготовленного кишечника могут потребовать открытого восстановления и отведения кишки.

Тепловое повреждение кишечника представляет собой серьезное осложнение, поскольку у многих пациентов нет симптоматики течение нескольких дней после операции. Из-за нераспознавания этого повреждения может случиться значительная морбидность. Профилактика ожогов зависит от очень осторожного использования электрокаутера. До использования электрокаутера хирург должен осмотреть все инструменты, чтобы быть уверенным в том, что изоляция не повреждена. Кроме того, когда идет ток, весь кончик инструмента должен быть в поле зрения. Наконец, хирург должен быть уверен, что ткань, подлежащая катетеризации, изолирована от окружающей ткани, чтобы предупредить неожиданное повреждение, связанное с проведением тепла через ткань.

Все повреждения кишечника, выявленные во время операции, должны быть восстановлены 917). Ожоги кишечника могут быть более обширными, чем это выглядит при визуальном исследовании. Поэтому должна выполняться обширная резекция для обеспечения удаления всех поврежденных тканей.

Рис. 14-13. А. Повреждение ножницами селезенки во время нефрэктомии.

1-селезенка;

2-левая почка.

К сожалению, повреждения кишечника часто при первоначальной лапароскопической операции не распознаются (18). Пациент обычно обращается на 2-7 день после операции с жалобами на стойкую непроходимость кишечника, неопределенный дискомфорт в области живота, боли в месте введения троакаров и тошноту. Многие пациенты имеют только незначительный фебрилитет, а лейкоцитоз может и отсутствовать. Полный подсчет форменных элементов крови вручную обычно выявляет сдвиг влево. Плоскостная рентгенография брюшной полости может выявить паттерн непроходимости кишечника и наличие свободного воздуха, однако последняя находка не слишком полезна, поскольку в течение нескольких дней после лапароскопии может еще быть виден инсуффлят из пневмоперитонеума. Если симптомы повреждения кишечника не поддаются быстрому лечению консервативными метами, нужно предпринять рентгенологические исследования и хирургический осмотр по показаниям.

Разрывы селезенки и печени можно лечить консервативно. Следует определить масштабы повреждения и упаковать участок хирургической целлюлозой (Surgicel (Johnson & Johnson Inc., Арлингтон, Техас) (рис. 14-13 В) или абсорбируемым желатиновым губчатым тампоном (Gelfoam, Upjohn, Kalamazoo,Мичиган). Ценным средством для достижения гемостаза является коагулятор с аргоновым пучком (рис. 14-13С).

Хвост поджелудочной железы может быть поврежден при левосторонней радикальной нефрэктомии или адреналэктомии). Если это повреждение распознается во время операции, нужно предпринять восстановление и дренаж. Если такое событие распознается в послеоперационном периоде, можно наложить дренаж с последующим консервативным лечением.

Рис. 14-13. Продолжение. В. Surgicel (Johnson & Johnson Inc., Арлингтон, Техас) помещен на участок кровотечения и приложено давление. С. Коагулятор аргоновым пучком также может использоваться для завершения гемостаза.

1 -селезенка;

2-левая почка;

3-коагулятор аргоновым пучком.

Рис. 14-15. А, Повреждение мочеточника может приводить к развитию обширной ретроперитонеальной уриномы. В, если брюшина не интактна, может развиться перитонит в результате попадания мочи и последующего раздражения кишечника.

1 -левая почка;

2-повреждение мочеточника;

З-моча ПОВРЕЖДЕНИЯ МОЧЕВОГО ТРАКТА При лапароскопической хирургии описываются повреждения мочевого пузыря и мочеточника, преимущественно во время гинекологических процедур. Важно поместить катетер Фоли в начале лапароскопии для декомпрессии мочевого пузыря. Мочевой пузырь можно проткнуть иглой Вересса или троакаром. Такое событие проявляется в виде гематурии или газа в сумке Фоли (рис.

14-14). Повреждения мочевого тракта иглой Вересса можно лечить консервативно, но повреждения троакаром или при иссечении могут потребовать восстановления и катетерного дренажа. Если есть подозрение на повреждение мочевого пузыря, можно инстиллировать метиленовую синьку или индиго кармин, чтобы не потерять место повреждения.

Повреждения мочеточника обычно проявляются на 1 -5 день после операции. Утечка мочи может привести к уриноме, которая вызывает локализованную боль, или может просочиться в брюшную полость, приводя к появлению перитонеальных знаков (рис.

14-15). Если такое повреждение было распознано во время операции, можно предпринять эндоскопическое восстановление с помощью стента. Послеоперационная диагностика может потребовать введения стенка, чрескожного дренажа и возможного лапароскопического или открытого восстановления.

Рис. 14-14. Повреждение мочевого пузыря может сделать возможным попадание внутрибрюшинного газа или крови в катетер мочевого пузыря.

1 -воздух;

2-перфорация мочевого пузыря;

3-мочевой пузырь СМЕШАННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ Во время иссечения верхнего полюса почки или надпочечника может случиться повреждение диафрагмы. Такое повреждение обычно проявляется признаками напряженного пневмоторакса у пациента (рис. 14-16). Должна быть введена чрескожная трубка в грудную клетку, на диафрагму наложен шов и она закрыта. Кроме того, троакары, введенные выше ребер, могут вызвать напряженный пневмоторакс и повреждение легкого.

Хирург должен также быть очень осторожным при использовании баллонных устройств для создания рабочего пространства в ретроперитонеуме. Если баллон нечаянно надуется внутри фасции брюшной стенки, может образоваться обширный дефект, приводящий к образованию грыжи.

Рис. 14-16. Повреждение диафрагмы может случиться при агрессивном латеральном иссечении верхнего полюса почки, надпочечника или селезенки. Это повреждение обычно проявляется признаками напряженного пневмоторакса у пациента.

1 -пневмоторакс;

2-спавшееся легкое;

3-повреждение диафрагмы;

4-воздух.

ЗАВЕРШЕНИЕ ПРОЦЕДУРЫ После успешного выполнения лапароскопического иссечения решающую роль играет сохранение бдительности во избежание послеоперационных проблем. Слишком легко расслабиться после того, как цель операции достигнута после многих часов концентрации. Необходимо следовать определенной последовательности действий, чтобы свести к минимуму послеоперационные боли и возможную болезненность.

1.Необходимо тщательно осмотреть операционное поле, чтобы убедиться в адекватном гемостазе. Операционное поле должно быть тщательно исследовано, включая все лигированные сосуды. Пневмоперитонеума может быть достаточно для тампонады венозного кровотечения;

поэтому нужно на пять минут уменьшить внутрибрюшное давление, с последующим повторным осмотром. Если отмечается просачивание крови, решающую роль играет терпеливое обнаружение расположения мелких участков кровотечения. По показаниям используется электроприжигание наложение швов или скобок.

2.После того, как хирург убедился в достижении гемостаза он должен осмотреть кишку и другие структуры в брюшной полости на наличие повреждений. Брюшная полость должна быть осмотрена на наличие содержимого кишечника, которое может поступать из нераспознанного участка повреждния. Кроме того, должны быть сделаны попытки для удаления всех сгустков из брюшной полости с целью свести к минимуму риск послеоперационного образования спаек.

3.Под прямым контролем зрения должны быть удалены троакары и зашиты их места введения. Троакары могут тампонировать кровотечение, вызываемое повреждением сосудов брюшной стенки. Хирург должен тщательно осмотреть внутреннюю поверхность брюшной стенки для выявления возможной гематомы. Участки введения троакаров тоже должны быть осмотрены на наличие кровотечения после удаления троакаров. Если замечено кровотечение, можно выполнить прижигание тракта или наложение восьмерко-образныхх швов под прямым контролем зрения. Если кровотечение значительное, можно на этот участок ввести катетер Фоли, наполнить его 20 мл воды и поместить под тракцию, для оптимального метода контроля. Может быть показан разрез с открытым хирургическим восстановлением.

4.У взрослых 10-мм участки троакаров с передней и до задней подмышечной линии должны быть ушиты во избежание образования грыж. По тем же соображениям у детей должны быть ушиты все 5-мм участки. Участки троакаров должны 5ыть закрыты под прямым контролем зрения, для сведения к минимуму нечаянного повреждения кишечника.

5.Должна быть сделана попытка удались всю двуокись углерода из брюшной полости до удаления последнего троакара.

Двуокись углерода может действовать как раздражитель диафрагмы, приводя к послеоперационным болям в спине, плечах или грудной клетке. Когда лапароскоп находится внутри, должен быть открыт кран на последнем остающемся порте. Лапароскоп должен использоваться для направления троакара на передние карманы, содержащие газ. Анестезиолог должен вручную вентилировать пациента, глубокие дыхательные движения помогают изгнать газ. После удаления газа троакар должен быть убран от лапароскопа. Затем медленно вынимается лапароскоп из участка троакара, чтобы можно было увидеть возможное кровотечение и предупредить эвисцерацию содержимого брюшной полости в тракт троакара (см. главу 3).

6.Все участки должны быть промыты и осмотрены на наличие подкожного повреждения для профилактики потенциальной инфекции или образования гематомы. Кожа зашивается и накладывается повязка, какую предпочитает хирург.

КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ.

Осложнения являются частью хирургической практики. По мере роста квалификации общий риск от лапароскопической хирургии, видимо, уравнивается с риском при открытых хирургических подходах.

Лапароскопическая почечная хирургия связана с потенциальными рисками, которые должны быть подробно обсуждены с пациентами. Исходное профилактическое планирование и быстрое распознавание снижают морбидность. Квалификация и опытность хирурга играют решающую роль в сведении осложнений к минимуму.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.