WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Институт философии РАН Сектор философских проблем междисциплинарных исследований НА ПУТИ К ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКИМ КОНЦЕПЦИЯМ УПРАВЛЕНИЯ Москва – 2005 УДК 100 ББК 74.226.3 На пути к постнеклассическим ...»

-- [ Страница 2 ] --

Принцип двойного субъекта позволяет рассматривать компьютеризацию управленческой деятельности как динамическую трансформацию субъектов в виртуального группового субъекта, соответственно как динамическую транс формацию индивидуальной деятельности субъекта в виртуальную групповую деятельность, осуществляемую во взаимодействии субъектов между собой и с активной средой обитания.

Эскиз субъектно ориентированной концепции социального управления Принцип двойного субъекта определяет общую схему организации взаимо действия функциональных систем, их унификацию и подход к реализации на социотехнических компонентах, которые могут рассматриваться и как нормы организационно деятельностных структур.

С точки зрения обеспечения рефлексивных процессов, принцип двойного субъекта направлен на повышение уровня и адекватности рефлексии за счет актуализации соответствующих АКТЭЛов, вместе с тем, у субъекта появляется возможность организовать «свертывание» рефлексивных структур в соответ ствующие структуры АКТЭЛов, накапливая в «активной форме» личный опыт в активной среде обитания системы социального управления.

Погружение субъекта в среду позиционно рефлексивного сотрудничества является конструктивной основой для развития его рефлексивных способнос тей. Доказательство этого утверждения мы находим в многочисленных экспе риментальных исследованиях по развитию способностей к рефлексии в учеб ной деятельности. на основе «погружения» учеников в учебное позиционно рефлексивное сотрудничество.

Проблема настройки активной среды обитания на субъектные позиции В практике управленческой деятельности сложился ряд традиционных си стемных представлений, которые выступают овеществленной «нормой» чело веческой деятельности, и которые как трафарет накладываются на реальный объект, выделяя в нем определенные элементы, необходимые для решения за дач управления. Многие представления возникли в результате многолетней практики решения конкретных задач, они стали общепризнанными, канони зировались, и при логическом анализе очень трудно их отделить от самих объек тов, опознать, что они являются особым инструментом человеческого позна ния, необходимым для решения традиционных задач.

Очевидно, что возникновение новых задач управления должно породить новые системные представления. К таким задачам следует отнести разрешение проблемных ситуаций, адаптацию к неисследованной среде, самоорганизацию и др. В этой связи встает проблема дать возможность пользователю формиро вать (конструировать) на основе доступных средств деятельности необходимые субъектные представления и использовать их в своей деятельности.

Аналогичная проблема встает также в связи с необходимостью “настроить” активную среду обитания на конкретные субъектные представления. Игнори рование важности такого рода «настройки», ориентация на некоторого «обоб щенного» пользователя часто приводит к разрушению традиционно сложив шихся у субъектов механизмы принятия решений без соответствующей заме ны «принятыми» ими новыми механизмами.

Динамические конфигураторы как механизмы «настройки» активной среды оби тания на потребности субъектов. Сложность и динамичность механизмов син теза системных представлений субъектов определяет необходимость реализа 52 В.Е. Лепский ции механизмов синтеза через активное взаимодействие активных элементов среды обитания, определяющих структуру конфигуратора, т.е. рассмотрения среды как сетевая структура активных элементов, реализованных на естествен ном, искусственном интеллекте или их комбинациях.

Неподготовленность к постановке и решению такого рода проблем, как со стороны «компьютерных наук» так и со стороны наук о человеке объясняется затянувшейся ориентацией на обеспечение регламентированных видов деятель ности. Цели разработчиков состояли в обеспечении оптимального поведения системы в заранее определенных условиях. Причем доминирование этого пове дения они брали на себя полностью. При таком подходе к проектированию сис темные представления, необходимые для выбора оптимального варианта орга низации системы, являлись сугубо средством разработчика. Сама система выс тупает как свернутая, экстериоризированная форма деятельности разработчика.

Переход к компьютеризации управленческой деятельности существенно изменил задачу проектирования – разработчики определяют поведение систе мы только в отдельных, хорошо изученных ситуациях, а для других допусти мых ситуаций они должны обеспечить систему средствами целесообразных форм поведения, т.е. и своим инструментарием, различными типами систем ных представлений и механизмами их синтеза. Иначе говоря, фактическая де ятельностная активность разработчика в непредвиденных ситуациях, о кото рых он недостаточно информирован, переходит в систему в виде элементов нового типа, и основной отличительной особенностью таких элементов стано вится «интеллектуальная» активность, носителем которой могут служить есте ственный или искусственный интеллект.

Проблемы настройки активной среды обитания на семантические простран ства конкретных субъектов деятельности. Субъектный подход позволил вскрыть несоответствие традиционных в сфере «искусственного интеллекта» моделей знаний и семантических пространств конкретных субъектов деятельности.

Прежде всего, это связано с тем, что познание в гуманитарных науках не может быть отчуждено от познающего субъекта.

Психосемантические методы позволяют реконструировать имплицитные картины, модели мира, присущие субъекту, которые он может сам и не осозна вать, но которые актуализируются в «режиме потребления».

Семантические пространства могут рассматриваться как ориентировочная основа для структурирования (в том числе рефлексивной самоорганизации) сознания человека субъекта, а также для организации совместной деятельнос ти субъектов.

Для практического использования методов психосемантики потребуется проведение весьма трудоемкой исследовательской работы по развитию ин струментария и включения этих подходов в организацию деятельности субъектов.

Культурно деятельностные позиции в технологических структурах актив ной среды обитания субъектов. В настоящее время господствующей является Эскиз субъектно ориентированной концепции социального управления ориентация разработчиков на образ субъектов полученный с помощью их классификации по должностям, специальностям, отраслям, задачам, процес сам и т.п. Такой образ ориентирует на создание специализированных рабочих мест, стыковка между которыми представляет собой серьезную проблему, сни жающую коллективный потенциал субъектов. Субъекты в таких системах это должностные лица, осуществляющие возложенные на них функции и ре шающие поставленные перед ними задачи. Должностные лица по определе нию должны удовлетворять не свои индивидуальные потребности, а потреб ности системы. Созданные с ориентацией на такие образы субъектов перво начально вызывают одобрение у заказчиков и пользователей, так как у них создается впечатление, что в системе учтена специфика их работы точно и объективно. Однако позднее у субъектов часто возникает разочарование от не вполне ясной для них недостаточности среды обитания. Далее они обычно смиряются с мыслью, что созданную для них среду требуется совершенство вать долгое время, пока она начнет удовлетворять, как правило, многочис ленные пожелания субъектов.

Решение проблемы повышения активности субъекта, гуманизация и рас крытие резервов его личностного потенциала возможно только на базе пред ставления о реальном субъекте. При этом в качестве единиц членения образа субъекта должны применяться не рабочие функции, задачи и операции, а дея тельностные (субъектные) позиции.

Задача построения системы субъектных позиций может рассматриваться как задача построения конфигуратора системных представлений среды, а идея по добной схематизации образа субъекта является естественным развитием поло жений о систематике внешних и внутренних средств деятельности.

Субъектная позиция как система представляет собой такую организован ную совокупность знаний о своей деятельности, в которой декларативная, про цедурная, ценностная, исполнительная и методологическая составляющие внутренне согласованы между собой. Субъектная позиция специально рас считывается, осознано конструируется субъектом как система средство на наи более эффективное применение им имеющихся знаний для осуществления целенаправленного взаимодействия с системой объектом, а также для деловых коммуникаций с другими субъектами.

Такого рода способы организации знаний могут быть погружены в любую профессиональную культуру (административную, хозяйственную, военную, исследовательскую и другие субкультуры) и тогда они образуют определенного типа культурно деятельностные позиции. Например, в профессиональной куль туре решения комплексных, междисциплинарных задач могут быть выделены следующие типы культурно деятельностных позиций: исследователь операций, функциональный аналитик, конструктор, системотехник, информатик и др.

Представляется, что детальный анализ культурно деятельностных позиций является сложной, но разрешимой проблемой, а количество типов может быть ограничено разумным числом.

54 В.Е. Лепский Методы активного исследования деятельности субъектов системы социального управления Решение проблемы создания активной среды обитания субъектов системы социального управления связано с созданием адекватных оперативных мето дов исследования деятельности субъектов. И на этом пути возникают большие сложности.

Не вызывает сомнений важность и целесообразность использования базо вых компонент традиционной профессиографии, вместе с тем следует указать и на ряд недостатков современной профессиографии существенных в контек сте учета принципов активного и конкретного субъекта.

Во первых, традиционные средства профессиографии крайне трудоемки.

Во вторых, эти методы ориентированы прежде всего на активную позицию исследователя, а не субъекта исследуемой деятельности, что ограничивает воз можности их использования для анализа управленческой деятельности в силу высокой степени недетерминированности этих видов деятельности, сильного влияния опыта конкретных субъектов и неформальных отношений в органи зациях.

В третьих, слабая проработка вопросов комплексного использования отдель ных методик.

Ориентация на конкретного субъекта как главный источник сведений о спе цифике профессиональной деятельности нашел свое отражение в направле нии, которое может быть обобщенно определено как методы активного иссле дования профессиональной деятельности.

Среди отечественных исследований интерес представляет метод «органи зационно деятельностных игр», предложенный Г.П.Щедровицким и прошед ший апробацию в различных сферах деятельности. Подход оригинален, его основу составляет ориентация на «распредмечивание» специалистов, что прин ципиально отличает его от деловых игр, на стимулирование творческой актив ности и рефлексии, организации определенной «дисциплины» рефлексивных процессов и коммуникаций в сложных формах соорганизации групповой дея тельности. Подход позволяет не только организовать решение нестандартных проблем развития деятельности, но и развивать самих участников игр.

Вместе с тем следует отметить ряд причин затрудняющих широкое исполь зование этого метода в среде решения задач организации и поддержки управ ленческой деятельности.

Во первых, недостаточно методически оформленная технология проведе ния такого рода игр.

Во вторых, недооценка роли комплексного использования методов иссле дования управленческой деятельности.

В третьих, от субъектов управленческой деятельности, как правило, требу ется затраты больших усилий для успешной работы в организационно деятель ностных играх, что вызывает негативное отношение к методу и как следствие его отторжение.

Эскиз субъектно ориентированной концепции социального управления Частичное преодоление указанных ограничений проведено в работах А.В.

Карпова42. Автор предлагает комплексную стратегию исследований, синтезиру ющую основные преимущества профессиографического (натурного) и экспе риментального подходов. В отличие от традиционных подходов эта стратегия направлена не на декомпозицию деятельности до уровня действий или других структурных компонентов, а на определение и анализ системы основных фун кций, реализуемых субъектом деятельности.

Изучение процессов принятия решений осуществляется не в отрыве от дея тельности конкретных субъектов, а деятельностно опосредствованно.

Другим важным аспектом данного подхода является ведущая роль комп лексного использования методов исследования с ориентацией на интеграцию результатов в компьютерной среде.

В зарубежной литературе имеется значительное число публикаций отража ющих разнообразные подходы к активному включению специалистов предмет ников в исследование и развитие своей деятельности на основе специально разработанных процедур, которые позволяют моделировать свою деятельность, ставить и решать задачи ее развития.

В контексте субъектно ориентированного подхода моделирование деятель ности субъектов должно осуществляться в полирефлексивных отображениях его деятельности в системе «представлений» АКТЭЛов. При этом в среду оби тания субъектов могут быть включены специализированные АКТЭЛы ориен тированные на исследование и развитие их деятельности.

Под активным исследованием субъектов в системе социального управле ния будем понимать организацию исследований удовлетворяющую следующим требованиям:

• Субъекту доступна вся информация, которой располагает среда обитания о его деятельности и о нем как субъекте деятельности и личности, а также сведения о возможных способах использования этой информации как при организации взаимодействия со средой, так и вне сферы взаимодействия со средой.

• Субъект может организовать процедуры уточнения или расширения соста ва моделей, провести коррекции этих моделей, санкционировать или отка заться от их использования, уточнить модели.

• Система моделей субъекта и его деятельности полирефлексивна (конфигу ратор), что должно обеспечивать возможность интерпретации различных данных строго в контексте фиксированных рефлексивных позиций (отдель ных АКТЭЛов или их комбинаций).

• Активная организация исследования деятельности субъекта (по инициати ве АКТЭЛов) возможна только с санкции субъекта.

42. Карпов А.В. Разработка психологической теории принятия решений в управленчес кой и организационной деятельности //Вестник Российского гуманитарного научного фонда. 1997. № 1. С. 172 179.

56 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский • Исследование деятельности субъекта должно осуществляться в неразрыв ной связи с реализацией всех его функций.

• Активная среда обитания субъектов должна содержать специализирован ные подструктуры (АКТЭЛы) обеспечения интеграции (построения комп лексных моделей субъектов) активного исследования деятельности субъек тов и его индивидуальных особенностей.

• Активная среда обитания субъектов – это среда, осуществляющая активное исследование деятельности субъектов, формирующая и развивающая мо дели субъектов и обеспечивающая саморефлексию субъектов.

Заключение Предложенный в данной работе эскиз субъектно ориентированной концеп ции социального управления является попыткой разработки с позиций пост неклассических представлений и рефлексивного подхода варианта «каркаса» для междисциплинарной интеграции при создании современного научного обеспечения социального управления.

Работа носит предварительный характер, не претендует на завершенность.

Основная цель автора создать площадку для дальнейшей совместной работы заинтересованных специалистов и группы работающей по исследовательско му проекту РГНФ.

Работа выполнена при поддержке РГНФ, исследовательский проект 05 03 03473а НАВИГАЦИЯ, РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПЛОЩАДКИ И КАНАЛЫ РЕАЛЬНОСТИ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ОБЩЕСТВОМ В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е.Лепский (Институт философии РАН) Базовым методом проводимого исследования является постнеклассическое структурирование (В.С.Степин, 2000 г.) процессов социального управления. Оп ределяются каналы реальности, в которых осуществляется управление, и реф лексивные площадки субъекта, как точки входа в эти каналы. Ставится про блема управления каналами реальности как построения стратегий навигации в пространстве таких каналов.

1. Цивилизационный кризис и кризис научного управления После распада СССР стало очевидным, что существовавшая концепция на учного управления оказалась несостоятельной. Множество работавших в СССР научных коллективов не смогли предсказать даже наиболее крупных событий Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом ближайшего социального развития. Десятки тысяч ученых добросовестно ра ботали в финансируемых государством институтах, но социальные итоги – рас пад государства, говорили сами за себя.

Однако развивался не просто кризис российской науки об управлении, а общий цивилизационный кризис и кризис всей системы научного знания тех ногенной цивилизации.

Сегодня наука сталкивается с целым рядом случаев невозможности наблю дать и представлять реальности человека и общества. И это не только оказав шийся ненаблюдаемым наукой и поэтому неожиданным распад системы соци ализма и Советского Союза. Еще более показательна депопуляция – вымира ние коренного населения техногенного мира. Эта проблема повсюду решается ввозом населения из других нетехногенных цивилизационных зон, где населе ние стремительно растет.

Сокращение населения, принадлежащего к традиционным христианским техногенным культурам, происходит на фоне стремительного общего роста населения планеты. За предыдущие полвека оно утроилось. Еще одно утрое ние ожидается в ближайшие 50 лет. Это не просто демографический, а цивили зационный сдвиг, при котором базирующийся на сумме технологий мир пла неты уже не сможет поддерживать и развивать эту сумму технологий. Населе ние, принадлежащее к нетехногенным культурам может благоденствовать толь ко с опорой на производимое техногенными культурами, а не вытеснив их с их пустеющих национальных территорий.

Сегодняшние (ноябрь 2005 года) беспорядки во Франции – это цивили зационная реакция ее нового нетехногенного населения, выход последствий депопуляции на очень серьезный политический уровень территориальных претензий нетехногенных цивилизаций, заселяющих пустеющий техноген ный мир.

Если не изменить магистральный канал реальности, не остановить депопу ляцию, то проявившееся здесь давление нетехногенных цивилизаций будет раз виваться и структурироваться во все более острую борьбу за территории.

Когда само существование новых важнейших реальностей эволюциониру ющего человека и общества оказывается ненаблюдаемым для основных клас сических моделей науки или даже отрицается ими, то это является индикато ром недостаточности используемой для управления развитием науки средств и необходимости в создании новых, адекватных новым условиям бытия челове ка и общества.

Возникла необходимость нового осмысления, прежде всего, гуманитарно го знания как важнейшего инструмента управления развитием цивилизации.

Элементы такого осмысления уже были созданы в мировой науке и в институ тах Российской академии наук, но нуждаются в сборке. Требуется разработка технологий такой сборки.

Сегодня гуманитарная наука становится не столько сферой представления социальной реальности и поиска универсальных истин, сколько самостоятель 58 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский ной реальностью деятельности, средством коммуникации, автокоммуникации и рефлексии субъектов общества. Получение и накопление знания остается одной из ее важнейших функций, но уступает первенство проектной деятель ности по синтезу реальностей человека и общества. Такая модель развития про ектной гуманитарной науки детерминируется прагматикой целей и ценностей общества.

Современная гуманитарная наука нашей техногенной цивилизации разви вается во многих каналах реальности человека и общества, в каждом из кото рых получаемое знание обеспечивает решение стоящих перед человеком и об ществом задач. Знание каждого из таких каналов реальности рационально для этого канала, соответствует онтологии канала (представлениям о сущем) и обес печивает осуществляемую в нем практику. При этом оно может быть совер шенно бесполезно в других каналах реальности и противоречить определяю щимся там формам рациональности.

Возникает проблема социальной коммуникации субъектов такого знания и переноса полученных ими результатов для расширенного развития и исполь зования.

На практике эти задачи решаются навигацией субъектов знания – их вхож дением в разные каналы реальности человека и общества. Опыт разных кана лов реальности оказывается связан через субъекта, использующего этот опыт для решения своих задач.

Зависимость представлений о рациональности от контекста актуализируе мого субъектом канала реальности не вызывает каких либо возражений в прак тике современной науки и в общей культуре.

Мы всегда имеем дело с таким – контекстуальным и процессуальным раци онализмом.

Однако самая широкая и очевидная практика остается в противоречии с основной моделью научного знания – классической наукой. Здесь сохраняется требование бессубъектности знания. Научное знание в этой модели должно образовывать целостную конструкцию, в которой нет субъекта, и быть репре зентировано научному сообществу именно в такой форме.

Такая классическая модель сборки знания и его репрезентации научному сообществу выводит из существующей на практике конструкции ее основную активную составляющую – реального нередуцированного субъекта. Класси ческая модель ничего не имеет против субъекта, но сведенного к формальному описанию – редуцированного к теоретической схеме. Эта модель позволяет использовать все, что можно описать, а не только почувствовать готовому к этому чувству субъекту.

Требуемая классической моделью редукция субъекта по многим причинам неосуществима. Это можно было бы пытаться сделать для замкнутой, полнос тью внутренне детерминированной модели субъекта. Но субъект открыт в куль туру и мир социальных коммуникаций. Полная формализация таких реально стей неосуществима.

Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом Классическая модель предлагает вывести то, что в нее не вмещается, за гра ницы науки и отнести к другим формам познания. Но это значит, что неосуще ствима классическая сборка современного научного знания.

В результате продолжающегося использования классической модели сбор ки, несоответствующей современному состоянию научного знания, его сборка оказывается заблокированной. Примером является то, что креативная эконо мика оказывается вне науки, креативная педагогика – вне науки, и т.д.

Мы получили ситуацию грандиозного производства, на котором отсутству ют технологии сборки и не выпускаются изделия, необходимые реальному со временному обществу для решения его задач.

При этом проблемы человека и общества, требующие своего незамедлитель ного решения, все более обостряются. А созданный наукой потенциал для та ких решений без развития технологий его сборки образует горы неструктури рованного материала.

Все более остро вырисовывается проблема создания новых моделей и тех нологий сборки итогов научного знания. Эти модели и технологии должны со ответствовать уже существующим вне классической модели науки практикам и позволять решать неразрешимые в старой модели задачи.

2. Постнеклассическое знание – вход в новый канал реальности Мы показали, что являющаяся функцией гуманитарной науки рефлексия об щества оказалась заблокированной, и мир ненаблюдаемым. Но это значит, что и в осознании себя и общества каждый конкретный человек, использующий клас сическую модель науки как свою рефлексивную площадку, сталкивается с ана логичными границами наблюдаемости важных для него реальностей.

Уже давно нет того, находящегося в единственной универсальной реально сти, константного, сотворенного мира, познание которого было первоначаль ной программой науки и ее все еще действующей классической модели.

Новый открывающийся нам мир существует во множестве каналов реаль ности. Он оказывается творимым и стремительно эволюционирующим. Эво люция самого человека включает в работу все новые реальности человека и общества. Для работы с ними необходимы языковые средства их осознания.

Нужны современные технологии выхода из сложившихся тупиков научного знания. Применение таких технологий позволило бы решать задачи, неразре шимые в единственном канале реальности ныне действующей классической основной модели.

Одним из классов таких технологий является рассматриваемая нами сборка рефлексивных площадок современного научного знания – позиций субъекта, оснащенных специальными средствами для осознания своих отношений с ми ром и самим собой и своей деятельности.

Определяемое нами понятие рефлексивной площадки субъекта научного знания опирается на два тезиса выделившего новый постнеклассический этап развития науки академика В.С.Степина (Теоретическое знание. – М., 2000):

60 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский – перенос и проекция теоретических схем и – включение субъекта в схему теоретического знания.

Основание разрабатываемых нами концепций научного управления, философия постнеклассической науки, не является каким то новым изобретенным культур ным образованием, а выражает традиционные для российской цивилизации смыслы знания. Знание в российской традиции существует не как дизъюнкция, выход из позиции деятельности в рефлектирующую позицию, а как недизъюнктивная (А.В.Брушлинский) целостность мышления, чувствования и действия. Деятель ность неотделима от знания и в российской культуре является способом мышле ния и чувствования. Рефлексия в российской традиции выражена позицией син теза всех планов реальности и оснащена средствами такого синтеза.

Рефлексивные площадки постнеклассической науки являются важнейшим классом новых поколений высоких гуманитарных технологий управления.

Рефлексивная площадка – это позиция индивидуального и группового субъекта, оснащенная языковыми средствами для осознания и структурирова ния им реальности самого себя и своей деятельности. Такая позиция является пунктом входа субъекта в структурируемый им канал реальности. В этом канале детерминируется онтология (представления субъекта о сущем) и принимаемая субъектом рациональность (что для него в этом канале реальности разумно) и, соответственно так определенной онтологии и рациональности, развивается и ограничивается его деятельность. Рефлексивные площадки используются субъектом для структурирования и переструктурирования своей деятельности, автокоммуникации и коммуникации с другими субъектами, через согласова ние принимаемых ими реальностей.

Сборка рефлексивной площадки субъекта постнеклассического научного знания осуществляется нами как сборка множества проецируемых им на свою деятельность теоретических моделей и множества медиаторов, выводящих его в пространства культуры. Такой подход к работе с формальными схемами яв ляется трансдисциплинарным и определяется нами как задача гуманитарной математики.

Надо заметить, что рефлексия человека и общества не ограничивает себя наукой. Множество рефлексивных площадок складывается в культурах и суб культурах. Неудовлетворенное ограниченностью классической науки общество открывает для себя эти лежащие вне поля науки рефлексивные площадки. Од нако оснащенная наукой рефлексия является важнейшим достижением техно генной цивилизации и должна таковой оставаться, создавая необходимые че ловеку и обществу средства работы с каналами реальности.

3. Гуманитарная математика и задача сборки новых поколений высоких гуманитарных технологий Новый постнеклассический период развития научного знания определяет ся не сегодняшним кризисом техногенной цивилизации, а ее сегодняшним новым духовным подъемом.

Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом Переход техногенной цивилизации во второй половине XX века на постин дустриальные рельсы актуализировал ресурс творящей свои миры – креативной индивидуальности с ее уникальными собственными каналами реальности. Имен но этот ресурс стал основным для дальнейшего развития общественного про изводства и новых поколений его высоких технологий. С выходом на первый план этого ресурса началось бурное развитие обслуживающего креативную индивиду альность гуманитарного знания. Для коммуникации стремительно растущих объемов такого знания необходимо соответствующее ему развитие основного трансдисциплинарного средства научной коммуникации – математики, теперь уже гуманитарной математики.

Используя образ машиностроения, можно сказать, что в разных отраслях гуманитарного, естественнонаучного и технического знания и пространстве дру гих форм познания сложилось множество «деталей» будущих высоких гуманитар ных технологий. Необходимо трансдисциплинарное средство, позволяющее осуще ствлять «сборку» таких технологий – «автомобилей» и «самолетов» нового эта па развития нашей цивилизации.

Именно такими высокими гуманитарными технологиями являются опре деляемые нами рефлексивные площадки постнеклассического знания. С этих площадок становится возможным такое развитие отраслевого знания, которое позволяет решать неразрешимые вне этих площадок задачи.

В любой отрасли науки в процессе ее развития возникают проблемы осоз нанного структурирования получаемых результатов и коммуникации и авто коммуникации ее субъектов. Возникает необходимость в выходе на лежащие вне ее предметного поля трансдисциплинарные средства научного познания.

Такой выход из предметного поля в позицию осознания самой научной дея тельности определяется нами как рефлексивный выход, а позиция, с которой осуществляется осознание научной деятельности и ее предметного поля – реф лектирующая позиция (Г.П.Щедровицкий).

Рефлектирующая позиция должна быть оснащена специальными средства ми рефлексии, автокоммуникации и коммуникации субъектов научной дея тельности. Формализованные теоретические схемы математики – одно из средств этой позиции.

Математика в системе наук стоит на особом месте. К ней традиционно от носят совокупность методов работы с формальными схемами. Эти методы об разуют трансдисциплинарную область (лежащую над всеми научными дисцип линами). Получаемые различными отраслями формальные схемы отделяются от эмпирического и теоретического знания этих отраслей, собираются матема тикой в ее предметном поле, развиваются там, обустраиваются операциональ ными средствами и форматируются в качестве общенаучного инструментария структурирования реальностей всех отраслей знания.

Чем же необходимые гуманитарному знанию средства работы с формальными схемами, которые мы будем определять как «гуманитарную математику», отли чаются от классической математики естественнонаучного периода ее развития?

62 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский Здесь можно использовать хороший образ из математики. Предыдущий этап – это математика константной, универсальной, всеобщей рациональности и уни версальных истин. Это математика истинности бесконечных цепочек логичес ких выводов. Это математика «непрерывных функций» замкнутых теорети ческих моделей, где все необходимые детерминации находятся внутри модели.

Замкнутые модели хорошо представимы в символических обозначениях, тра диционных для математизации науки XX века.

Гуманитарное знание открыто в культуру и в качестве основного средства использует выводящие субъекта в пространства культуры медиаторы. Класси ческая математическая редукция теряет медиаторы, выбрасывая субъекта и строя замкнутые модели. Такая редукция уничтожает главное содержание гу манитарного знания, что делает классическую математику неприменимой.

Гуманитарная математика – это математика контекстуальной и процессу альной рациональности, истин «здесь и теперь», стабилизируемых субъектами. Она не использует бесконечных цепочек логических выводов. В ней такие ограни ченные логические цепочки оказываются связаны через субъекта. Это матема тика «функций с существенными разрывами» –теоретических схем, открытых в культуру. Такие теоретические схемы содержат разрывы, в которые входят неформализуемые реальности человека и общества и из пространства культу ры детерминируют изучаемые этими моделями процессы. Такие модели обра щаются к внутреннему опыту субъекта и используют медиаторы культуры, вы водящие субъекта в пространство культуры, где он получает дополнительные детерминации собственного канала реальностей. Это открытые модели социо логии и антропологии познания.

4. Субъект и информация в канале реальности Что же такое каналы реальности с позиций строгой математической теории?

В математике представление об информации ввел К.Шеннон. Он рассмат ривал задачи телеграфии, и основное внимание уделял вопросам кодирования и декодирования сообщений в условиях наличия помех в канале передачи со общений. Кодировались и декодировались буквы латинского алфавита и дру гие символы передаваемых текстов. Эти символы и составляли тот набор аль тернатив, выбор из которого должен был производить на основе принимаемых сигналов субъект, находящийся у приемника. Надо сказать, что эти альтерна тивы не были равновозможными: одни символы входят в текст с большей час тотой, другие – с меньшей. Естественно было для часто посылаемых символов резервировать короткие кодовые комбинации, а для редко посылаемых – ос тавшиеся длинные.

Сконцентрировавшись на вопросе кодирования и выбора из альтернатив в фиксированной системе передаваемых символов для задач телеграфии, К.Шеннон не ставил задачи о динамике самой системы альтернатив – про цессах структурирования реальности. В таком урезанном виде – теории толь ко информационных для фиксированной структуры реальности процессов Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом теория информации и пришла в другие науки, приводя их к неправильным выводам.

В классической модели науки объективное знание представляется как не которая независящая от субъекта информация об объекте познания.

Возвратимся к определению информации у создателя математической тео рии информации К.Шеннона: информация – это изменение неопределеннос ти выбора из альтернатив при получении сообщения субъектом, осуществляю щим этот выбор.

Осуществим постнеклассическое прочтение теории К.Шеннона. Фактичес ки он утверждает, что без субъекта и без его системы альтернатив нет, и не мо жет быть информации. Информация возникает только для внутренней реаль ности субъекта – системы его альтернатив. Информация возникает как резуль тат структурирования субъектом канала реальности и зависит от этого структу рирования.

Что же это дает для постнеклассического управления?

Исследуя теорему о предельных возможностях системы управления, явля ющуюся одной из основных теорем теории информационного управления, Ю.А.Буров обнаружил, что при переходе с геометрического языка, использо ванного при ее доказательстве, к топологическому сформулированные в тео реме ограничения исчезают: возможности системы управления в большей сте пени зависят не от информации как изменения неопределенности выбора из альтернатив и пропускной способности информационного канала, а от внут ренней для субъекта структуры канала реальности, соответствующей его опе рациональным средствам, системы альтернатив, из которых он осуществляет свой выбор. Подбирая соответствующую решаемой задаче структуру канала реальности, обеспеченную операциональными средствами субъекта, субъект может сколь угодно упрощать информационную сложность ее решения. Дей ствительно, предельно простой вариант системы альтернатив: «задача решена» и «задача не решена».

Следовательно, надо рассматривать не информационный, а комплексный про цесс: структурирование системы альтернатив как собственного канала реально сти субъекта, обеспеченного его операциональными средствами, и изменения нео пределенности выбора в этой субъектной структуре. Сложность решения будет определяться балансом этих двух процессов и зависеть от операциональных средств субъекта и его внутреннего структурирования канала реальности.

Это открытие Ю.А.Бурова, устраняя отрыв знания от структуры канала ре альности субъекта управления, вводит субъекта как носителя этой структуры системы альтернатив. Математически выделяя структуру канала реальности как субъектную составляющую знания Ю.А.Буров показывает невозможность бес субъектного «объективного» знания. В знании всегда зафиксирован субъект с его субъективно структурированным каналом реальности – субъектным миром.

Отсюда для определения информационной сложности задач в информаци онной теории управления он делает вывод: информационная сложность зада 64 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский чи как сложность выбора из системы альтернатив зависит от осуществляемого субъектом структурирования канала реальности себя и мира, в котором и воз никает эта система альтернатив. Никакой универсальной для всех субъектов, от деленной от внутренней организации субъекта – независящей от структурирова ния мира субъектом, существующей вне каналов реальности субъекта объектив ной информации и информационной сложности управления быть не может.

Каналы реальности проявляются в своем актуальном для субъекта существо вании. Мы имеем дело с актуальными истинами субъекта. Каналы реальности с их истинами оказываются исходно склеенными для субъекта через него само го. Целостная картина мира существует как развертывание и свертывание раз личных реальностей субъектом. Такая картина реальности не сводится к замк нутой формальной схеме, так как субъект не может быть полностью формали зован. В структуре картины мира присутствует нередуцированный наукой субъект.

Такой субъект с его каналом реальности присутствует и в математике. Как он влияет на систему знания и как система знания влияет на него? Мы получаем интерактивный характер знания и интерактивный характер гуманитарной ма тематики.

5. Знание, состояния сознания, каналы реальности и их онтологии Коммуникативная функция классической математики как трансдисципли нарного знания не ограничивается социальной нишей науки, а распространя ется на всю культуру. Формируемые в классической математике системы идеа лизированных объектов через использующее их научное знание и образование входят в общую культуру и оказывают значительное влияние на картины мира и состояния сознания в обществе. Ее редукции становятся общекультурными и определяют пути развития цивилизации.

Как любое средство социальной коммуникации, автокоммуникации и реф лексии классическая математика детерминирует сознание человека и общества, формируя для них канал реальности – возможного и невозможного, истинно го и ложного, и открывая одни возможности, неизбежно закрывает другие.

Как телевидение вытесняет чтение, а компьютеры устный счет, так и ком муникация, автокоммуникация и рефлексия на уровне классических формаль ных схем, вытесняет другие формы коммуникации, автокоммуникации и реф лексии – непосредственное чувствование человеком реальности себя и мира.

Человек перестает верить истинности своего непосредственного чувства реаль ности и ориентироваться на него, выбирая приоритет отделенного от этого чув ства «объективного» знания.

Выполнение математических действий не случайно в древности считалось магией. Эти действия подобно ритуалам шаманов изменяют состояние со знания выполняющего их человека. Изменение состояния сознания в мате матике было хорошо заметно для непосредственно чувствующего человека Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом древности. Но не только непосредственно переживающие реальность мира люди древности, а и любой принадлежащий техногенной цивилизации наш читатель многократно на собственном опыте убеждался, что в обычном обы денном состоянии сознания, не отключившись на необходимые мгновения от житейской суеты, невозможно понять математических определений и до казательств теорем. Это очень похоже на изменение состояния сознания в магии и религиозных практиках. В этом изменившемся состоянии сознания человек погружается в мир идеальных образов, живет и действует в таком мире, воспринимает его как данность.

Попробуйте выполнить математические действия (разобрать определение, теорему, решить задачу), и вы физически – всем телом, почувствуете свой пе реход в другую реальность – реальность действий с идеальными образами. Это ощущение является доказательством того, что в работу включились новые, не задействованные обыденным сознанием области мозга и изменили гормональ ный статус вашего организма через систему нейрогуморальной регуляции.

Следовательно, все мы в результате техногенного цивилизационного раз вития оказались участниками грандиозной мистерии науки, широчайшей прак тики измененных состояний сознания.

Получается, что люди на разных этапах развития цивилизации отличаются физиологической активностью мозга, гормональным статусом, а значит – всей нейрогуморальной регуляцией. Мы имеем дело с вполне измеримыми разли чиями цивилизационного антропологического типа. А это значит, что антро пологический кризис – депопуляция современной техногенной цивилизации, вымирание коренного техногенного населения, – это проблема антропологи ческого типа. Это канал реальности.

Измененное сознание всей нашей техногенной цивилизации было обнару жено замечательным нашим психологом Андреем Владимировичем Брушлин ским – выделено, но как состояние сознания до конца им не понято.

Главным трудом жизни А.В.Брушлинского стало понятие недизъюнктив ности. К решению нашей проблемы он шел от логики, пытаясь удержаться в ее предметном поле. Всем своим творчеством он боролся за понимание того, что закон исключенного третьего (разделение на А и не А) и вытекающее из него представление о мире, разделенном на элементы (дизъюнкция человека и мира), не выражают важнейших качеств реальности и тем самым лишают нас возмож ности решать многие стоящие перед человеком и человечеством проблемы.

Так через классическую логику науки мы попадаем в разделенный на эле менты, дизъюнктивный по А.В.Брушлинскому, измененный мир нашего со знания. В этом мире мы отчуждены от других и от природы, а другие отчужде ны от нас, наше тело разделено на отдельно функционирующие органы, вы полняющие отделенные от друг от друга функции. Здесь и мир, и мы подобны механическим часам рассыпающимся при падении на отдельные мелкие де тальки. И в этом измененном мире мы можем ставить и решать задачи именно такого измененного дизъюнкцией, разделенного на элементы мира. Мы ока 66 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский зались в канале реальности, где эффекты целостности нас и мира стали ненаб людаемыми и поэтому объявлены несуществующими.

Приведем пример измененной онтологии и измененного сознания в науке и общей культуре, порожденного классической математикой. Механика дала нам идеальный образ материальной точки и траектории – линии ее движения. Клас сическая математика развила эту формальную конструкцию и сделала ее сред ством коммуникации и автокоммуникации в науке и в общей культуре. Этот об раз вошел в культуру, и теперь образ движения по траектории используется для понимания жизни человека и общества. Этот образ так канализирует сознание, что человек перестает видеть действительность, где ни он сам, ни общество не являются материальными точками механики и не имеют траекторий.

В социальной науке такое канализированное сознание порождает несоот ветствующие действительности представления о развитии социальных систем и соответствующие этим представлениям практики социального конструиро вания и управления.

Коммуникативные возможности основных схем математики XX века были удовлетворительны для развития естественнонаучного знания и технических наук. В гуманитарное знание математика шла очень слабо.

Как мы уже говорили, любые формальные представления что то теряют из представляемой ими реальности.

Математика работает с формальными схемами. Но такие схемы бывают двух типов – объяснительные и операциональные. Объяснительные дают понима ние реальностей, они строятся из медиаторов – входов в каналы реальности пространства культуры. Операциональные схемы строятся как системы опера ций, позволяющие решать задачи. Схемы из медиаторов являются открытыми (входы в культуру). Операциональные схемы – замкнуты. Классическая мате матика работает только с замкнутыми – операциональными схемами. Медиа торы – входы в каналы реальности при этом теряются, а закрепленный класси ческий канал реальности считается единственным.

Гуманитарное знание развивается во многих каналах реальности, и медиа торы управляют вхождением в них. Классическая математическая редукция теряет это управление.

Кроме того, мыслящие чувственными образами гуманитарии плохо воспри нимают сложившийся во второй половине XX века стиль символических мате матических записей. Несоответствие задействованных этим стилем модально стей и субмодальностей восприятия представлению реальности теми система ми восприятия, которые задействует гуманитарное знание, создало здесь ком муникативный барьер.

Математика XX века существовала как средство коммуникации в области естественных и технических наук, у представителей которых как раз блокиро валось чувственное образное мышление.

Развивающееся измененное состояние сознания в науке диктовало свои нормы и свою онтологию познания, по которым знание должно было осво Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом бождаться от любых субъективных переживание. В том числе изгонялась реф лексия состояний сознания при переходах в разные реальности мира субъекта.

Борьбой против неотделимых от психической активности субъективных пере живаний как «ненаучных» эта модель науки блокировала рефлексию работы субъекта с научным знанием, что к концу XX века привело к ненаблюдаемости для науки многих важнейших реальностей действительной жизни человека и общества.

Гуманитарная математика постнеклассической науки открывает заблоки рованные классической моделью науки каналы реальности, связанные с раз витой рефлексией субъекта научного знания. При этом для открываемых кана лов реальности формируются новые трансдисциплинарные области работы с формальными схемами, на первый взгляд кажущиеся неукладывающимися в поле классического математического знания с его символикой.

6. Некоторые основные конструкты и медиаторы рефлексивной площадки постнеклассического управления Философия постнеклассической науки Основным подходом нашего постнеклассического исследования является многопозиционное, осуществляемое через нашу социальную активность струк турирование реальности человека и общества, выделяющее его неидентифи цируемую классической моделью науки креативную субъектность. Важнейши ми такими субъектами являются реальности культуры, выступающие как си нергетические параметры порядка, вокруг которых происходит самоорганиза ция человека и общества.

Идентификация синергетических параметров порядка субъектообразования Процессы субъектообразования в обществе происходят вокруг определяю щих их, общих для всех участников такого процесса реальностей культуры и цивилизации – синергетических параметров порядка. Эти реальности действу ют как виртуальные субъекты исходной для всех участников структуры мира. В зонах действия таких реальностей с необходимостью начинаются поддержива емые ими процессы субъектообразования. Идентификация феноменов такой виртуальной субъектности позволяет ставить задачу распределения ресурсов субъектообразования в зонах действия определяющих эти феномены синерге тических параметров порядка.

Идентификация структуры коммуникативной среды субъектообразования Процессы субъектообразования в обществе происходят как возникновение целостности социального субъекта, аккумулирующей энергетику социальной жизни в сети автокоммуникации такого субъекта. Для такой аккумулирующей автокоммуникации необходима некоторая «критическая масса» участников процесса, обеспечивающая замыкание их коммуникаций внутри формирую щейся общности. Необходимая для запуска процесса субъектообразования ве личина этой «критической массы» зависит от структуры коммуникативной сре 68 В.И.Аршинов, В.А.Буров, В.Е. Лепский ды и синергетических параметров порядка, вокруг которых развивается ком муникация.

Культура автокоммуникации общества Аккумуляция энергетики социальной жизни в автокоммуникационной сети социального субъекта во многом определяется особенностями автокоммуни кативной культуры общества, формируя и развивая которую, вводя в нее но вые средства и новые каналы, можно управлять процессами субъектообразо вания.

Постнеклассическое структурирование – каналы реальности При этом подходе в познаваемую реальность включена активность позна ющего субъекта, его цели, ценности, деятельность и состояния. Такая вклю ченность субъекта с его внутренним опытом в реальность определяет первич ную, переживаемую субъектом как данность структуру этой реальности – ка нал реальности субъекта. Для получения знания познающий субъект исполь зует доступный ему набор конструктов науки и культуры и проецирует их на реальность в своем канале реальности. Через резонирующие этим конструк там проекции он вторично, уже на информационном плане, структурирует реальность для организации своей деятельности и определяет себя в этой ре альности – решает задачу самоидентификации. Получаемое им знание обра зует информационную сферу над первично структурированной реальностью – его каналом реальности, и предназначено для решения структурируемых в ней задач.

Онтологии каналов реальности Важнейшей задачей социального управления является определение онто логий каналов реальности его субъектов. Объекты этих онтологий являются реальностями деятельности и носят актуальный (здесь и теперь) характер. Ис следованием особенностей существования таких объектов, их развертывани ем, свертыванием, порождением, актуализацией занимается виртуалистика (основатель направления Н.А.Носов) и определяет их как виртуальные (М.А.

Пронин, Г.П.Юрьев).

Постнеклассическая склейка знания Склейка получаемого субъектом знания как разных информационных сфер для разных первичных структур – каналов реальности, осуществляется не пу тем совмещения этих сфер и создания из них общей теоретической конструк ции (которая будет содержать неразрешимые в ней противоречия), а через субъекта, актуализирующего те или иные каналы реальности в своей деятель ности. Здесь и теперь реализуется частная актуализированная в деятельности структура реальности и частная актуализированная в деятельности структура самого субъекта. Мы имеем дело с законами актуализированного субъектом канала реальности – субъектного мира.

Навигация, рефлексивные площадки и каналы управления обществом Баланс информации и структуры Информационные процессы управления деятельностью (выборы из альтер натив) развиваются над актуальными структурами в каналах реальности, что позволяет балансировать сложность решения задачи и сложность необходимой для такого решения информации за счет актуализации каналов реальности, адекватных решаемой задаче.

Медиаторы культуры Теоретическая конструкция и соответствующая ей информационная сфера принятия субъектом решений не являются замкнутыми системами, а открыты в культуру. Выход в сферы культуры из пространства теоретической конструк ции осуществляется через медиаторы субъекта, открывающие ему эти сферы.

В этих сферах он получает дополнительные средства структурирования себя и мира, и из них происходит актуализация некоторых структур реальности.

Синергетическое программирование Еще один развиваемый авторским коллективом метод – построение синер гийного канала. Синергийный канал идентифицируется познающим субъектом как система связанных реальностей, действия в одной из которых приводят к согласованным изменениям в другой. Именно наличие такого согласованного изменения (синергии) позволяет определить наличие синергийного канала, тог да как связанные в канале реальности могут оставаться ненаблюдаемыми. Про граммирование решений задач в таких каналах имеет глубокие корни во всех тра диционных культурах и является основанием всех духовных практик.

Постнеклассическая навигация Постнеклассический субъект научного знания значительно расширяет для себя спектр допускаемых моделью научного познания позиций. Он уже не толь ко анализирует, но и синтезирует реальность своей деятельности и ее законы.

Это уже не идеализированный сторонний наблюдатель, а человек во всей пол ноте его бытия. Познающий субъект становится навигатором в пространстве позиций, из которых он открывает истины строения мира, в котором сам явля ется активным творящим началом.

Постнеклассическая сборка и гуманитарные технологии Все рассматриваемые реальности (синергийный канал, рефлексивная пло щадка, канал реальности и др.) могут быть синтезированы как результат сбор ки образующих их реальностей. Такой конструкторский подход позволяет тех нологизировать получение постнеклассического научного знания, постнеклас сическую коммуникацию и автокоммуникацию.

Заключение Рефлексивные площадки постнеклассической науки позволяют разблоки ровать рефлексию общества и сделать наблюдаемыми и управляемыми его ос новные каналы реальности. От управления в каналах реальности мы переходим к 70 В.А.Буров управлению каналами реальности. Такая возникающая в постнеклассике возмож ность научного управления каналами реальности делает разрешимыми задачи, недоступные классическим концепциям управления.XX века.

Общий план исследований предполагает осуществление комплексной раз работки философских оснований постнеклассических концепций управления и гуманитарных технологий их поддержки.

Работа выполнена при поддержке РГНФ, исследовательский проект 05 03 03473а ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ НАВИГАТОРА. УПРАВЛЕНИЕ ГЕНЕТИЧЕСКИМИ ПРОГРАММАМИ АВТОПОЭЗИСА В.А.Буров (Институт философии РАН) Строится подход к построению постнеклассических гуманитарных техноло гий управления, основанных на знании и постоянном самосоздании (автопоэ зисе) субъекта управления. Постнеклассическое знание определяется как полу чаемое в каналах реальности автопоэтического субъекта. Ставится проблема сбор ки постнеклассического знания как навигации автопоэтического субъекта в про странстве каналов реальности и проблема осознанного автопоэзиса.

1. Собственные каналы реальности субъекта – переход от неклассической к постнеклассической модели знания Рассмотрение сознания познающего субъекта как его операционального средства соответствует определенному В.С.Степиным переходу от некласси ческой модели знания к постнеклассической.

Активность и деятельность субъекта (индивидуального и группового) кана лизируются его операциональными средствами, включая в число таковых и его сознание.

Такая канализация активности и деятельности определяется нами как соб ственный канал реальности субъекта.

Канал реальности определяет существующее и несуществующее, возмож ное и невозможное для субъекта, его контекстуальную рациональность. Это не субъективная кажимость, а субъектная (деятельностная) действительность структурирования активности и деятельности субъекта. Произвольность этого структурирования ограничена операциональными средствами субъекта, в том числе и его сознанием.

Подчеркнем, что получаемое знание и его контекстуальная рациональность будут зависеть от такого операционального средства как сознание познающего Постнеклассическое знание навигатора субъекта и различаться для разных типов сознания, как принадлежащее раз ным каналам реальности.

Будучи порожденным, собственный канал реальности субъекта является вир туальной развертывающейся и свертывающейся деятельностной реальностью. Его онтология – это онтология виртуальных деятельностных объектов.

Такие объекты, как и канал реальности субъекта, нельзя «положить в кор зинку». Но они являются действительностью и воспринимаются и наблюдают ся субъектом.

Как возникают в психике образы виртуальных деятельностных объектов канала реальности?

2. Экологические образы канала реальности Когда во второй половине XX века в нашу жизнь вошли компьютеры и ав томатическая обработка данных, восприятие человеком реальности стали упо доблять фотографированию объектов и компьютерной обработке изображений.

Многим показалось, что компьютерная автоматизация работы с информацией в технологиях производства открыла нам понимание феноменов сознания. Но это было заблуждением, которое надо было пережить как этап развития науки.

Опровергая наивный механицизм науки шестидесятых годов, Дж.Гибсон экспериментально показал, что и люди и животные воспринимают не объекты материального мира, а свое взаимодействие с этими объектами и формируют образы именно своего взаимодействия, а не фотографические образы. Сознание субъекта не уподобляется модели идеального наблюдателя мира со стороны.

Оно ориентированно на собственную активность и деятельность субъекта и формирует необходимые, структурирующие эту реальность образы, а не обра зы бессубъектного мира. Человек действительно оказывается «мерой вещей», а все воспринимаемые им реальности – человекомерными.

Образы виртуальных деятельностных реальностей Дж.Гибсон назвал «эко логическими». Но как же тогда быть с «фотографированием» мира органами чувств?

Создатель психологического факультета Московского государственного университета и поэтому учитель большинства наших действующих московс ких психологов А.Н.Леонтьев, обсуждая опыты по формированию неспеци фической перцепции (ощущение рецепторами кожи цвета освещения), пока зал, что у человека могут формироваться новые системы для восприятия зна чимых для него реальностей. Что то вроде экстрасенсорики. При этом образы этих реальностей репрезентируются в привычных образных формах далеких от воспринимаемой реальности – культуральные репрезентации.

В чем же состояло открытие, прочитанное нами с новых постнеклассичес ких позиций в работах Дж.Гибсона и А.Н.Леонтьева, меняющее представления о мире и о построении человеком его деятельности?

В сознании субъекта формируется образ возможного и невозможного, реально го и нереального – регулирующий деятельность образ канала реальности. Каналы 72 В.А.Буров реальности являются порожденными, виртуальными. Их онтология – онтоло гия порожденных деятельностных и поэтому виртуальных объектов.

Эти порожденные виртуальные деятельностные объекты воспринимаются структурирующимися у субъекта системами восприятия через экологические обра зы активности и деятельности и репрезентируются сознанию в образах культуры.

Так возникают представления, объективирующие каналы реальности и их он тологии в качестве внешних объектов.

Но зачем сознанию субъекта нужны такие «несоответствующие», культу рально репрезентированные образы его активности и деятельности. Какая польза может быть от оперирования сознания с такими «несоответствующи ми» образами?

3. Синергийный мир и синергетическое программирование действий Отвечая на этот вопрос, мы открываем синергийное устройство субъекта и мира (синергийный мир по В.И.Аршинову).

Подойдем здесь с позиции удвоения реальности в онтогенезе субъекта, раз рабатывавшейся Н.А.Носовым.

Синергия – это согласованное действие субъекта и выносимой им за границу сво его Я, отчуждаемой им от себя части действительности – мира. Это действие репрезентируется в канале реальности субъекта как действие двух самостоятель ных субъектов, согласованное по внутренней их природе (двойная субъектность по В.Е.Лепскому). И если субъект, решая проблему своей идентификации как отдельного от мира существа, принимает такую двойную субъектность как закон природы всего сущего, то программировать свои действия должен синергийно – с сознанием синергийного действия отчужденной им от своего Я части реально сти мира. Это и есть – синергетическое программирование. В этом случае мы можем действовать в любых репрезентациях любых реальностей как в собствен ных каналах реальности субъекта и получать результаты.

Синергийный канал – это множество синергийно согласованных каналов ре альности, разделенной целостности. Действия субъекта в одних из них синергийно отражаются другими.

В этом случае субъект действует в одном из многих каналов реальности, об разующих синергийный канал. Эти его действия становятся синергетическими параметрами порядка, направляющими согласующиеся с ними процессы воз никновения порядков в других каналах реальности синергийного канала. Соб ственная активность отчужденного субъектом от своего Я мира в одних реаль ностях синергийного канала оказывается согласованной с активностью субъекта в других его реальностях.

Досинергетические модели науки рассматривают реальность механистичес кой, лишенной внутренней направленной активности. Субъект, приходящий в нее, определен однозначно и механически и, решая свои задачи, должен сам «перетаскивать объекты этой реальности на новое место», где они навечно и останутся. Если «перетаскивание» оказывается слишком трудным, то задача по Постнеклассическое знание навигатора «перетаскиванию» объектов на новое место считается неразрешимой. Вот тут то наука и заявляет: задачу решить невозможно.

Совсем другое – синергетическая реальность мира. Она активна. Ничто не будет там дожидаться действий условно отделившего ее от себя субъекта. В такой реальности постоянно формируются и действуют собственные формы ак тивности – аттракторы (притягивающие состояния). Собственные аттракто ры такой реальности затягивают ее в определенные множества конфигураций (откуда ее порой трудно вытащить). Примерами таких аттракторов являются постоянно повторяющиеся у конкретного субъекта его жизненные ситуации:

успехи и неурядицы в отношениях, состояния здоровья или болезни, словно магниты, однотипно притягивающие его по жизни и рассматриваемые им как внешние по отношению к нему события – устройство мира.

Работая в реальности синергийного канала, надо относиться к миру как к партнеру и переводить отношения с ним из зон действия одних его аттракто ров в зоны действия других. Всю оставшуюся работу, совершенно непосиль ную для отделившего себя от мира субъекта, аттракторы мира сделают сами.

«Неразрешимые» задачи отчужденного от мира субъекта легко решаются при включении в работу по их решению дополняющей его части реальности, от чужденной субъектом от себя, – мира с его аттракторами.

Главная сложность субъекта – принять то, что при его прикосновении к от чужденной им части реальности – миру, в синергийном канале рождается новая реальность, в которой заново структурируется и он, и отчуждаемый им мир.

Поэтому, когда он начинает работать с какой нибудь реальностью, она и он сразу попадают в меняющую ее и его реальность коммуникации, реальность партнерства. Если он хочет иметь дело с отчуждаемым им миром как с партне ром, надо согласиться на такие изменения, и принимать их как норму отноше ний с реальностью. Нельзя переделывать мир, не давая ему переделывать са мого субъекта.

Синергетическое программирование требует нового понимания работы с формальными схемами – «гуманитарной математики».

4. Гуманитарная математика Основа этого подхода к работе с формальными схемами состоит в том, что познание осуществляется нередуцированным субъектом путем наложения на реальность различных схем. Такой способ познания имеет целью организацию деятельности для достижения интересующих субъекта целей. Поэтому, если наложение схемы позволяет выстроить необходимый ему для решения задач субъектный мир (мир его активности), то возникающая при этом картина мира вполне его устраивает. Он действует в ней контекстуально рационально – ра зумно в ее контексте.

Соединение – «сшивка» разных схем в одну картину мира классическая наука обычно осуществляла в рамках логики: «если..., то...» – на одном внеш нем по отношению к субъекту «планшете». Сшивка разных схем в новом под 74 В.А.Буров ходе осуществляется через субъекта: субъект пробует и ищет подходящие ему для работы схемы, не заботясь об их ином соединении, вне реальности его дея тельности.

Обычные научные теории определялись замкнутыми и полными: все содер жали в себе. Новая модель связывает теорию с культурой множеством самых разнообразных медиаторов (посредников), в качестве которых для пользую щегося теорией человека могут выступать любые реальности культуры. Рабо тая с теорией, субъект постоянно обращается к культуре и находит необходи мые ему смыслы и аналогии.

Сам субъект, работающий с теорией, не является непрерывно определен ным, как это видит классическая наука, фиксированным. Он событиен про является событиями его сборки как субъекта. Такие события в момент их сбор ки определяют собственную форму субъекта и формы его миров.

В гуманитарной математике невозможность полного формализованного описания реальности компенсируется включением в схемы нередуцированно го субъекта и культуры, а недостаточная детализация описаний строения мира – использованием дополняющей действия субъекта собственной активности мира. Хорошо применимой оказывается синергетическая модель согласован ного действия в такой «двойной субъектности» – модель синергийного канала.

Здесь начинает работать совершенно новый поворот в отношениях субъек та с формальными схемами. Схемы в его руках оказываются не описаниями ре альности вечного и неизменного мира, а синергетическими параметрами порядка (тем, что управляет возникновением в реальности организации и порядка). Они включаются в коммуникацию с реальностью, и реальность начинает к ним под страиваться своими структурами и порядками. Даже к самым «глупым и далеким от практики» схемам.

5. Автопоэзис и его осознание субъектом В 1974 г. биологи Матурана, Варела и Урибе (Maturana, Varela, Uribe) выдви нули положение о том, что общий текущий продукт активности живой клетки не меньше, чем сама клетка: если суммировать все ее сложные метаболические процессы, – это продолжающееся создание самой себя. Они назвали данный процесс autopoiesis, или самосозданием.

Положение об автопоэзисе (самосоздании) можно отнести не только к жи вой клетке но и к множеству других реальностей. Мы будем говорить об авто поэзисе (самосоздании) субъекта. Продукт активности субъекта, если сумми ровать все формы его активности, оказывается не меньше, чем он сам, – это продолжающееся создание им самого себя.

Автопоэзис субъекта лежит вне внешнего целеполагания субъекта и вне свя занной с этим целеполаганием деятельности. Определяя себя через внешнее це леполагание, субъект уходит от осознания своего автопоэзиса. Определяющие – генетические программы автопоэзиса, оказавшись вне пространства внешних целевых функций субъекта, не наблюдаются и не управляются субъектом.

Постнеклассическое знание навигатора Ярким примером ненаблюдаемости генетических программ автопоэзиса, является неожиданное прекращение автопоэзиса СССР.

Если рассматривать автопоэзис человека, то психика неизбежно формиру ет неспецифическую перцепцию по А.Н.Леонтьеву и экологические по Дж.Гиб сону образы генетических программ такого автопоэзиса. Однако, у субъекта, выведенного своими целевыми функциями в систему общественного произ водства и полностью определяющего себя функцией этого производства, дос туп сознания к экологическим образам генетических программ его автопоэзи са должен быть заблокирован. Такой доступ занимал бы ресурсы субъекта, не обходимые ему для реализации его внешних целевых функций. С другой сто роны, такой доступ приводил бы к разрушительному воздействию проекций внешней деятельности на автопоэзис. Это хорошо видно на многочисленной практике психотерапии. Там болеют не органы, а автопоэзис.

Схема, которую мы попробуем применить к структурированию осознанного автопоэзиса синергийного двойного субъекта, разработана в трансперсональной психологии. Там вводится две составляющих сознания – индивидуальное бес сознательное субъекта и отчуждаемое от него коллективное бессознательное.

Трансперсональная психология выделяет 8 контуров сознания – четыре контура индивидуального сознания и четыре контура, связанные с доступом человека к отчуждаемому им от себя коллективному бессознательному. Люди, полностью погруженные в общественное производство, сознательно активны только на первых четырех контурах. Тренинги популяризатора суфизма М.С.Норбекова включают в работу пятый контур сознания – работу с коллек тивным бессознательным, «руслами» течения психических процессов. Это все гда дает хороший психологический и оздоровительный эффект, но несколько отчуждает человека от его чисто функционального производственного само определения. Шестой контур – это контур работы с образами генетических программ автопоэзиса, позволяющий регулировать их работу. У человека мно гие из таких программ связаны с работой его генного аппарата. На каждом гене возможен синтез до пятидесяти вариантов молекул белка, и управление здесь может давать очень сильные результаты. Но у организма есть свои защитные механизмы от таких вмешательств и сознательное задействование этого конту ра обычно заблокировано. Блокировка некоторых высших контуров может ока заться снятой организмом при каких то чрезвычайных обстоятельствах. Неко торые специалисты трансперсональной психологии считают, что в настоящее время происходит эволюционное снятие блокировки доступа к пятому конту ру сознания, что будет иметь социальные последствия и очень изменит нашу цивилизацию. Считается, что шестой контур в обозримом будущем останется заблокированным.

Приведу пример снятия блокирования шестого контура.

Доктор медицинских наук без всякой примеси религиозности. Отсыхала нога.

Безнадежный медицинский прогноз. Решил справиться сам без лекарств. Снял себе обезболивание. В некоторый момент, мучаясь без сна, взмолился: «Господи, 76 В.А.Буров да помоги же ты мне!» Боль прошла, и он выздоровел. Хорошо и давно известное исцеление по молитве – действие глубоко заложенных в наше сознание программ автопоэзиса и их репрезентаций в образах традиционной культуры.

Шестой контур сознания задействуют все эффективно работающие народ ные целители. А седьмой контур, связанный с управлением каналами реально сти, – все шаманы. Шаманы к снятию блокирования седьмого контура прихо дят через «шаманскую болезнь», тяжелый кризис всех систем организма.

Интересна работа с каналами реальности в практике кандидата медицинс ких наук Ю.Т.Яценко. Есть пример закрытия канала реальности ВИЧ инфек ции у клиента. У А.Б.Чичварина есть пример открытия канала реальности ре генерации почки у девочки.

Индукции седьмого контура ярко описаны в популярных книгах К.Каста неды, есть их примеры и в книгах М.С.Норбекова.

Восьмой контур сознания – это состояние полного выхода из любых кана лов реальности, слияние с абсолютом, состояние Будды. На практике я таких состояний не встречал и представить их не могу.

Мне всегда казалось, что преодоление разделения на Я и Мир (двойной субъектности) – снятие блокирования высших контуров сознания крайне не желательно, как, например, взятие под сознательный контроль дыхания или сердцебиения. Зачем вмешиваться в процессы, идущие сами собой у существу ющего цивилизационного антропологического типа?

Но с изменением общественного производства и значительным высвобож дением из него человека эволюционирует и антропологический тип человека.

Мы наблюдаем массовое снятие блокирования высших контуров сознания.

Такие люди оказываются более эффективны в современном социуме. Они на чинают определять развитие культуры. Культура многоконтурного сознания формирует сознание новых поколений. Мы оказались в ситуации смены ос новного антропологического типа техногенной цивилизации, что неизбежно окажет влияние на ближайшее развитие этой цивилизации.

Следует ожидать, что при достижении некоторой «критической массы» мно гоконтурное сознание даст сильную индукцию, и число людей с разблокиро ванными высшими контурами резко увеличится. Если этот процесс ограни чится разблокированием пятого контура, то мы получим просто более эффек тивных и здоровых людей. Но если процесс разблокирования на пятом конту ре не остановится, то социум, состоящий из таких людей сегодня представить невозможно. Во всяком случае, предлагаемая сегодня детям культура – это се миконтурная культура работы с образами генетических программ автопоэзиса и с каналами реальности. Оперирование героев магов с каналами реальности становится частью их картины мира и рефлексивной площадкой для входа в канал реальности разблокированного седьмого контура сознания.

Происходят и изменения в медицине эволюционирующего человека. От болезней органов современный человек переходит к болезням автопоэзиса.

Ортодоксальная медицина, не включающая собственную сознательную актив Постнеклассическое знание навигатора ность субъекта в процесс лечения, для этих болезней оказывается неэффектив ной. Формируются новые, обслуживающие осознанный автопоэзис отрасли медицины.

Начинает формироваться и педагогика автопоэзиса.

6. Рефлексия группового субъекта и экологические образы генетических программ его автопоэзиса Сегодня сформировалась широкая практика управленческого консульти рования, ориентированная на перестройку генетических программ автопоэзи са группового субъекта. Тренер консультант не дает рекомендаций по работе фирм, а организует процесс переструктурирования сознания группового субъек та, работая на своих семинарах с группой топменеджеров фирмы. В так орга низованной работе формируется осознание образов генетических программ автопоэзиса фирмы и генерация новых таких программ.

Экологические образы автопоэзиса фирмы необходимо присутствуют в со знании ее группового субъекта, но блокируются каналом реальности внешней функциональности. Поэтому разблокирование канала реальности автопоэзи са требует такого же эволюционного скачка в управлении, как и разблокирова ние такого канала у индивидуального субъекта.

7. Навигация Современное знание формируется во множестве каналов реальности его субъектов. Сборка такого знания на «планшете» одной бессубъектной реаль ности неосуществима. Такую сборку осуществляет не однопозиционный «вне шний» универсальный познающий субъект, а навигатор, оперирующий с ка налами реальности.

Сборка итогов познания является ключевой проблемой развития современ ной науки, накопившей множество результатов. Такая сборка осуществляется как выстраиваемая субъектом навигация в пространстве каналов реальности позиций познания.

Возникает проблема технологий навигации и коммуникации навигаторов.

Знание становится «навигаторным» знанием автопоэтического субъекта, управляющего своим автопоэзисом.

Работа выполнена при поддержке РГНФ, исследовательский проект 05 03 03473а СИНЕРГЕТИКА КАК СЕТЕВОЕ МЫШЛЕНИЕ В.И.Аршинов (Институт философии РАН) Настоящий текст носит по преимуществу поисковый характер и ставит своей основной целью обратить внимание на некоторые (далеко не все) особенности того способа мышления, который присущ синергетике. Или, что быть может точнее, должен быть свойственен синергетику как субъекту, имеющему дело с самоорганизующимися (саморазвивающимися) системами. Или синергетикам, как творческому коллективу междисциплинарных исследователей, занимаю щихся познанием и/или конструированием принципов поведения самоорга низующихся систем, а так же разработкой концепции (теории или метатеории) управления этими системами. Забегая вперед, скажу сразу, что используемый здесь союз «или» понимается в соединительном, «фрактальном» смысле.

Разумеется, можно просто говорить о синергетическом мышлении, подоб но тому как говорят о физическом, математическом, экологическом т.д. мыш лении. Но ведь говорят так же и о системном мышлении, мышлении киберне тическом, а так же о мышлении логическом, теоретическом, ассоциативном, правополушарном и левополушарном, аналитическом и синтетическом и т.д.

Вообще говоря, здесь возникает искушение заявить (следуя парадигме диама та), что синергетическое мышление «вбирает в себя» все вышеперечисленные мышления и тем «закрыть тему». Однако закрывать тему рано. Верно как раз обратное. Поэтому я предлагаю использовать в связи с синергетикой термин «сетевое мышление».

Вначале несколько слов о моем понимании термина «сетевое мышление».

Я использую его в связи с синергетикой, имея ввиду ее прежде всего междис циплинарный характер, представленный сетью нелинейных круговых комму никаций, рефлексивно и автопоэтически сопрягающих разные конкретные познавательные и управленческие контексты. Традиционно эти контексты стре мятся выстроить в виде иерархически упорядоченной системы соподчиненных.

Я не отрицаю этот порядок, исходя из прагматических соображений, а так же исходя из обобщенного принципа соответствия старого и нового уровней зна ния и познания. Но я этот логический порядок релятивизирую в зависимости от (осознаваемых или неосознаваемых) эпистемологических предпочтений, таким образом, что он не следует строго ни дедуктивному принципу (сверху вниз), ни индуктивному (снизу вверх), а скорее имеет абдуктивный характер.

Иначе говоря, сетевое мышление в контексте синергетики включает в себя иерархии логик индуктивного и дедуктивного выводов как некие предельные случаи, между которыми располагаются многоуровневые сети рождения, транс формации и трансляции смыслов, в которых существенным образом задейство ваны механизмы метафоры и аналогии как инструменты конструирования раз ных (внешних и внутренних) моделей (репрезентаций) реальности.

Синергетика как сетевое мышление Я исхожу из того, что синергетика, будучи существенно междисциплинар ным постнеклассическим направлением исследований, может быть последо вательно процессуально представлена лишь в таком сетевом междисциплинар ном контексте, который ей изначально когерентен. А таковым является так же контекст, порождаемый современной когнитивной наукой, являющейся как и синергетика, новым междисциплинарным направлением изучения разума и познания. Это направление представляет собой организованную по сетевому (циркулярному) принципу взаимосвязанную совокупность таких дисциплин, как лингвистика, нейробиология, психология, антропология, философия. При этом важное смыслообразующее значение для когнитивной науки имеют ис следования в области искусственного интеллекта, коммуникативистике, ком пьютерных сетей, в частности среды Интернет, а так же теория автопоэзиса, связываемая с именами чилийских нейробиологов Франциско Вареллы и Ум берто Матураны. Что касается философии, то здесь в фокусе оказываются ис следования в области философии квантовой механики, биосоциокультурной эволюции, а так же исследования в области философии науки, ориентирован ные на идеи личностного знания М.Поляни и феноменологии Гуссерля, Мер ло Понти...Тем самым проблема сетевого мышления синергетики трансфор мируется в совокупность задач процесса ее когнитивного обоснования, пони маемого в виде процесса многомерного структурного сопряжения синергети ки и ее окружения, репрезентированного в многообразии видов субъективно го и интерсубъективного опыта, его моделирования и соответствующих им ком муникативных технологий их трансляции..

Ту же самую проблему сетевого мышления в синергетике можно сформули ровать и несколько иначе. Именно: как проблему становления наблюдателя и процесса наблюдения в качестве составных частей общего интегрального цик ла когнитивной коммуникации. Одна из лучших формулировок этой пробле мы принадлежит М.К.Мамардашвили. Это сугубо постнеклассическая, как я бы сказал, формулировка представлена в самом начале его известной работы «Классический и неклассический идеалы рациональности», впервые увидев шей свет в 1984 году. «Скрещение разных проблем и разных наук, – писал Ма мардашвили, – привело к перекрестку, где возникла острейшая необходимость более или менее точного определения понятия наблюдения, хотя бы настолько точного, что бы оно по своей точности и прояснительности приближалось к точности математических и физических понятий. Иначе говоря, став основ ным в теоретико познавательной структуре физики, как и, естественным об разом, в структуре лингвистики, феноменологии, этнологии, психологии, со циальной теории, понятие наблюдения не только поставило формулировку нашего знания физических явлений в зависимость от результатов исследова ния сознательного ряда явлений, которые всегда сопровождали и сопровожда ют исследование первых, но и требуют теперь от психологии или от какой то Х науки, занимающей теорией сознания, определенных идеализаций и абст ракций, способных бросить свет на явление наблюдения в той его части, в ка 80 В.И.Аршинов кой оно, сам его феномен, уходит корнями вообще в положение чувствующих и сознающих существ в системе природы» [1].

Комментировать тексты Мамардашвили с точки зрения сетевого синерге тического мышления – занятие неадекватное. С его текстами можно комму ницировать, разным образом подсоединяясь к ним, в том числе и посредством указанной Х науки. В частности, если под Х наукой о сознании иметь ввиду синергетически сопряженную когнитологию понимаемую в свою очередь как науку о психических процессах, организованных в виде взаимосязанных мно гомерных сетевых циклически устроенных процесах…..

Синергетику часто связывают с именами Г. Хакена и И. Пригожина [2, 3], называя их основоположниками синергетики, что вполне справедливо. При этом, однако, нужно иметь ввиду, что синергетика в глазах Пригожина — это лишь одна из частных формулировок феноменологической теории лазера, ко торая была в свое время предложена Г. Хакеном, в то время как с точки зрения Хакена теория диссипативных структур И Пригожина – это всего лишь раздел нелинейной неравновесной термодинамики.

Конечно, эти различия восприятий могут быть отнесены к чисто субъек тивным и в этом смысле случайным аспектам развития науки вообще и станов ления синергетики в частности. Но такой подход не был бы когерентен сетево му мышлению синергетики. Именно в контексте синергетики, синергетичес кого подхода такое отнесение, такая элиминация личностного начала, были бы равнозначными утрате его специфичности именно как синергетического дискурса, который формируется именно как топос сети интеллектуальных ком муникаций как множества узлов «личностных встреч» [4, 5, б, 7].

Подчеркнем еще раз: «личностность» в синергетическом контексте – ха рактеристика от этого сетевого контекста неотделимая, более того — она сама этот контекст порождает, она его коммуникативно выстраивает, подчиняет.

И здесь возникает одно из тех новых синергетических различений, а имен но – различение между личностным знанием и знанием индивида как таково го или тем, что называют еще, следуя декартовой парадигме философствова ния — знанием субъективным. Для нас это различение состоит в типе комму никативной компетентности индивида, его, если угодно, коммуникативной об разованности, в специфике типа культуры коммуникативной самоорганизации.

Субъект Декарта самоопределяется посредством его знаменитой формулы: «Я мыслю, следовательно, я существую». Но мыслю, согласно Декарту, значит со мневаюсь, рефлексирую и, в конечном счете, получаю доступ к самому себе посредством критического интеллектуального автодиалога. Но для нас этот тип автокоммуникации далеко не самый надежный и безупречный именно потому, что в его основе лежит скептицизм, сомнение. Во всяком случае он не един ственный личностно формирующий тип автокоммуникации. Более интересен и существенен диалоговый тип личности, открытой, креативной и ориентиро ванной на доверие к другому, а тем самым предрасположенный к достижению устойчивого интерсубъективного согласия.

Синергетика как сетевое мышление Однако в переходе к личностному измерению синергетики мне хотелось бы быть более коммуникативным. Этот переход можно осуществить разными пу тями. С методологической точки зрения здесь удобно воспользоваться как ком муникативным посредником концепцией исследовательских программ Лака тоша Поппера, введенное ими для концептуальной репрезентации процессов роста сетей научного знания.Весьма упрощенно, но для наших целей этого вполне достаточно, исследовательскую программу можно представить как сво его рода «топологическое произведение» двух концептуальных пространств — жесткого метафизического ядра и пространства непосредственно контактиру ющих с экспериментом гипотез, моделей, теоретических образов и представ лений. Мы назвали концепцию исследовательских программ концепцией Поп пера Лакатоша, хотя она в глазах многих связывается только с именем после днего. Дело однако в том, что сама идея исследовательской программы как структурной единицы представления знания в динамике его роста была впер вые предложена Поппером еще в 30 х годах и впоследствии была развита од ним из его наиболее известных учеников И. Лакатошем. Но мы упоминаем об этом обстоятельстве не только ради исторической точности, но и потому, что в понимании Поппера исследовательская программа выступает в качестве «сре ды», в которую погружен исследователь и посредством которой он вступает в контакт с открываемой и создаваемой им естественной и искусственной ре альностью.

Исследовательская программа у Поппера 30 х годов, когда он неявно фор мулировал ее в своей знаменитой «Логике научного открытия», была близка концепции личностного знания Майкла Поляни, но позднее пути этих двух выдающихся философов науки разошлись. Для Поппера однако основным инструментом коммуникативной самоорганизации субъекта познания стал критический диалог и скептический автодиалог в духе Декарта, что же касает ся Поляни, то здесь дело обстоит сложнее. Поляни сделал смелую и далеко иду щую попытку ограничить традицию скептицизма в научном познании в пользу некоторой формы веры (вообще говоря, не обязательно веры религиозной). Не случайно основной труд его жизни – книга «Личностное знание» имеет подза головок «На пути к посткритической философии».

Естественно, что попытка Поляни оправдать веру (фидуциарность) в науч ном познании как один из существенных факторов динамики роста знания у Поппера сочувствия не встретила. Имея ввиду Поляни, хотя и не называя его по имени, Поппер в предисловии к английскому переводу своей «Логики на учного открытия» специально отметил тревожную тенденцию оправдания об скурантизма и иррационализма в научном познании.

Но и у Поляни, и у Поппера речь идет о самоорганизующейся коммуника тивной активности субъекта познавательной деятельности, находящей свое вы ражение в его самотрансценденции. Разница однако в том (и на наш взгляд раз ница существенная), что у Поппера самотрансценденция реализуется по пре имуществу в процессе критики, критического диалога и самокритики, в то вре 82 В.И.Аршинов мя как у Поляни самотрансценденция осуществляется в особого рода акте у в е р о в а н и я, самоотдачи, самоангажированности системе научного познания, в с т р а с т н о м самоотреченном стремлении к истине. В принципе, с точки зрения результата, а именно: прироста обезличенного, надындивидуального, «объектив но истинного» знания конкретные формы самотрансценденции субъекта н а у ч н о г о п о з н а н и я не имеют значения. Вполне возможно, что так оно и есть, хотя, насколько нам известно, никто соответствующих (мета ) теорем на этот счет не доказывал. Но все дело в том, что прирост обезличенного знания вовсе не единственный результат познания. Другим его результатом я бы считал самоак туализацию личности ученого в это процессе. И здесь формы, средства и спосо бы самотрансценденции, их различения с синергетической точки зрения могут оказаться существенными, поскольку в синергетическом контексте самотранс ценденция, самоактуализация и самоорганизация субъектов познания становя щегося бытия внутренне (телесно) связаны между собой.

Именно эти различения самотрансценденции собственно и имеются ввиду, когда мы говорим о пространственном измерении синергетики. Точнее, име ется ввиду «топология путей» (само) трансценденции синергетики, среди ко торых, при всем ее плюрализме, не все эквивалентны между собой.

Мы уже говорили о различии самотрансценденций у Поппера и Поляни и к уже сказанному добавим лишь, что у Поппера самотрансценденция пони мается как выход за рамки, границы, представлений диктуемых доминирую щим в конкретной научной программе языком. Для Поппера основная зада ча в том, что бы «разотождествиться», освободиться из плена языковой тюрь мы, в которую неизбежно заключает себя ученый некритически верующий в метафизические установки той или иной исследовательской программы. Ос вобождение от приверженности прежним, некритически принятым и догма тически применяемым жестким правилам, методологическим предписани ям, нормам и т. д. — вот пафос доктрины критического рационализма Поппе ра. Но после того как долгожданная свобода обретена, естественно возникает вопрос — а что дальше? Дальше с необходимостью следует новое отождеств ление, обретение новой языковой онтологии. И здесь в принципе возможны два пути самотрансцендирования — бессознательный и осознаваемый, лич ностный по Поляни и Маслоу. В своей книге Маслоу выделяет и обсуждает три с половиной десятка различных значений трансценденции, среди кото рых, пожалуй, наиболее близко к концепции личностного знания Поляни и его принципу фидуциарности находится понимание трансценденции под номером 32. «Мне кажется, пишет Маслоу — что нужно отдельно выделить трансценденцию особого рода — трансценденцию как интроекцию челове ком высших ценностей и идентификацию с ними, подчинение собственных желаний и поступков именно этим высшим ценностям» [8]. Для Поляни та кой ценностью является научная истина, ее поиск. Ученый, который пошел этой тропой самотрансценденции в научном познании способен и к отожде ствлению и к разотождествлению себя с той или иной научной программой Синергетика как сетевое мышление и/или доктриной или учением. Иначе говоря, он более открыт к восприятию, открытию, к становлению нового, чем его коллега, избравший изначально тропу критической рефлексии.

Но, если мы вернемся к первоначальному попперовскому пониманию ис следовательской программы как коммуникативной среды, в которую личностно включен и в которой развертывает свою активность ученый, то мы можем в гра ницах так определенного контекста отождествить идею жесткого метафизичес кого ядра программы с видом характерной именно для него специфической (само )трансценденцией. Или, говоря теперь уже языком синергетики, еще раз отождествляя самотрансценденцию с самоорганизацией, а последнюю с концеп цией становления параметров порядка в версии синергетики по Хакену.

Иначе говоря, мы исходим из предположения, согласно которому личност ная сопричастность укоренена в метафизическом ядре программы, где и «рас полагается» тот ведущий параметр «трансцендентного порядка», который не просто ориентирует и направляет поиск ученого, но есть средоточие его веры в этом поиске, того, что дает силы противостоять сомнениям в правильности избранного им пути. И здесь мы выдвигаем гипотезу, что метафизическим яд ром программы Пригожина является идея переоткрытия Времени, идея воз вращения Времени в естествознание, когда то потерянное им на путях «объек тивного познания истины». Имеется в виду, конечно, Время в контексте его собственных креативных качеств, таких как необратимость, множественность, направленность. Пользуясь другим языком, можно сказать, что в основе про граммы Пригожина лежит (само )трансценденция Времени.

Сам Пригожин неоднократно предпринимал попытки конкретно реализо вать эту идею средствами формализма аппарата теоретической физики, вводя в рассмотрение оператор времени, идею нарушения временной симметрии на уровне фундаментальных законов природы. Нам важно лишь обратить внима ние на личностно биографический момент вопроса. Именно — метафизики времени, установка на «переоткрытие» времени укоренена в особенностях его личностного опыта, в его специфической ориентации на трансцендирование времени, на его переживание как чистой темпоральности, длительности.....

И в этом Пригожин внутренне близок Бергсону. Именно отсюда проистекает его страстное стремление к преодолению разрыва между личностным «внут ренним» переживанием времени его внешним «объективным» представлени ем, сведенным классической наукой Нового времени к пространственному образу еще одной добавочной пространственной координаты.

Бергсон здесь фигура, конечно, во всех отношениях ключевая. И не только потому что он философ темпоральности, но и потому что он, как философ меж дисциплинарности в науке, долгое время противостоял в качестве авторитет ного оппонента экспансии физики, претендовавшей в первой половине наше го века на монопольное право выступать носителем парадигмы наиболее раз витой научной дисциплины, носителем идеалов и норм всего научного позна ния в целом.

84 В.И.Аршинов Само «переоткрытие Бергсона», с сетевой точки зрения есть необходимый момент становления синергетики как кросс культурного, меж, и трансдисцип линарного её диалога в качестве научного направления с другими сферами воп лощенного бытия человеческого творчества. Здесь уместно дать слово самому А. Бергсону, комментирущему одну из своих первых работ «Опыт непосред ственных данных сознанию» (1889). Этот комментарий содержится в его ин тервью Шарлю Дю Бо, записавшему его в феврале 1922 года. «Мне потребова лись годы, что бы осознать, а затем признать, что не все способны с той же лёгкостью что и я жить, вновь и вновь погружаясь в чистую длительность. Ког да эта идея длительности осенила меня в первый раз, я был убежден, что доста точно сообщить о ней, что бы пелена спала, и я полагал, что человек нуждается лишь в том, что бы его об этом уведомили. С той поры я убедился в том, что все происходит иначе...» [9].

Итак, восстановить сетевую связанность (в некотором топологическом смысле) темпорального опыта, представленного в его фундаментальных раз делённостях и противопоставлениях внешнего и внутреннего, субъективного и объективного, сконструированного и открытого и т. д., переоткрыть время, осмыслить заново стрелу времени как паттерн различения событий, «которые были», которые «имеют место здесь и теперь», в настоящем, и которые могут быть в будущем, «если...», осознать этот паттерн как единство, как гештальт — таков метафизический контекст исследовательской программы Пригожина, в нашем истолковании естественно.

Синергетическое мышление, понимаемое в качестве сетевого с необходи мостью включает в себя инструментально операциональныю компоненту. Эту его особенность лучше всего показать обратившись к базовому прибору синер гетики. А именно: к лазеру. Лазер – это прибор, в работе которого сочетаются естественное и искусственное, упорядоченное и неупорядоченное, квантовое и классическое. Синергетика в образе лазера естественно осмысливается в духе инструментализма и неопрагматизма, включая, междисциплинарный конст руктивизм концепции автопоэзиса Варелы и Матураны. Последний же, поми мо прочего, характеризуется критическим отношением к «молчаливому допу щению, скрывающимся за разнообразием формулировок так называемого ког нитивного реализма... согласно которому мир может быть поделен на регионы дискретных элементов и задач. Познание состоит в решении проблем и в слу чае успеха должно соотносить свои результаты в виде элементов, свойств и т.д.

с этими предзаданными регионами». [10] Тем самым синергетика оказывается так же критичной по отношению к клас сическим и даже неклассическим дисциплинарным границам...

Постнеклассический инструментализм синергетики междисциплинарен по своим интенциям, а потому с необходимостью коммуникативен, конвенцио нален и открыт для диалога. А диалог требует структурной стыковки, структур ного сопряжения, как своей предпосылки. Междисциплинарный инструмен тализм синергетики предполагает адекватную ему, динамически устойчивую, Синергетика как сетевое мышление самовозобновляющуюся и в то же время эволюционирующую коммуникатив ную онтологию, такую, например, как онтология автопоэзиса Вареллы и Ма тураны. Заметим в скобках, что это структурное сопряжение (structural coupling) важно не только для диалога программ Пригожина и Хакена и их симбиоза, но и для использования образов, идей и представлений синергетики в социогума нитарном познании, психологии, политических теориях и т. д. Интересные попытки в этим направлении делает Н. Луман.....

В этом месте наших рассуждений метафизический вопрос переоткрытия пространственности в синергетике трансформируется в вопрос: может ли это быть сделано самой синергетикой, ее методами и средствами?

Или, быть может, необходимо подключение неких «внешних» идей, идей «со стороны»? И если так, то каких? Ответ на этот и подобные вопросы, имеет существенно «сетевой» характер, коль скоро осознается, что такие характерис тики как «циркулярность», самореферентность, автопоэтичность, коммуника тивность, диалогичность являются для синергетического мышления ключевы ми коль скоро оно осознается в качестве мышления неиерархизированного, преимущественно, метафорического, аналогового, модельно конструктивно го характера.

Сам синергетический контекст в принципе предполагает множественность и неоднозначность путей сетевого переоткрытия пространства и времени. В этом тоже одна из особенностей синергетического дискурса как дискурса на уки эпохи постмодерна или постнеклассической науки.

Вообще говоря эти пути существуют лишь потенциально в возможности, подобно тому как существует еще не задуманное слово в игре «Да нет», на при мере которой Дж. Уилер показывает различие пониманий измерения в класси ческой механике и механике квантовой.

Эти пути можно условно разметить посредством указания тех исходных се тевых «топосов», мест, с которых мы начинаем разговор. Первое – это место математического, определяемого математическим инструментарием синерге тики. Прежде всего это аппарат нелинейных дифференциальных уравнений, фазовые портреты, аттракторы, бифуркации, теория катастроф Тома Арноль да и прочие интригующие вещи. Подчеркну, что это именно аппарат, инстру ментарий синергетики, сформировавшийся первоначально в работах А. Пуан каре в связи с задачами механического движения и, в первую очередь, задача ми устойчивости (и неустойчивости) движения небесных тел.

Таким образом, намечается круговой путь: математическое описание с по мощью дифференциальных уравнений прилагается к описанию динамики язы ка, в принципе того же самого языка, на основе и с помощью которого в свое время формировалась математика в образах Евклидовой геометрии, Декарто вой системы координат, анализа бесконечно малых Ньютона–Лейбница и по добные им системы представления знания. Сегодня уже не обязательно быть искушенным философом гносеологом, что бы видеть, что вся эта математика есть лишь одна из коммуникативных конструкций сетевого познания и что вся 86 В.И.Аршинов она не является репрезентацией внешней по отношению к нам реальности са мой по себе, а есть репрезентация нашего специфического отношения к миру в контексте диалога с ним, задаваемого спецификой способа его вопрошания.

Из этого, однако, не следует априорная несостоятельность попыток исполь зования специализированного математического языка в качестве средства по знания естественного языка повседневного общения. В конце концов, синер гетический смысл как именно сетевой смысл появляется как результат замы кания коммуникаций, в создании и/или воссоздании коммуникативных цик лов (гиперциклов, по Эйгену), в которых и посредством которых реализуются исследовательские процедуры. Добавим так же, что и здесь в контексте синер гетико сетевого подхода, применительно к языку, само деление на естествен ный язык и язык специально сконструированный, изобретенный, искусствен ный, каковым является язык математики, не носит характера их противопос тавления.

Еще один путь к пониманию связи синергетики и сетевого мышления мо жет быть инициирован посредством введения представления о постнекласси ческом эпистемологическом пространстве как нелинейной личностноориен тированной коммуникативной сети, в котором находит себя синергетический субъект. Необходимость его введения обусловлена, помимо прочего, и тем об стоятельством, что синергетика в качестве междисциплинарного направления включает в себя и философское измерение, коммуникацию философской тра диции, сопрягая ее некоторым образом с современной постмодернистской па радигмой, в которой субъект не задан изначально, но становится, не утвержда ет, а утверждается в разнообразии самотрансценденций, разнообразии комму никативных практик в широком смысле этого слова.

Существенно, что постнеклассическое эпистемологическое пространство порождается ситуацией междисциплинарности, в которой самоопределяется коллективный «синергетический» субъект. А потому –это коммуникативное пространство, состоящее из узлов — «точек сборки» коммуникаций, воспроиз водимых (повторяющихся) различимых диалогов событий встреч, самоорга низующихся изначально свободно по хаотически выстроенному «фрактально сетевому» принципу, а не в соответствии с изначально заданной жесткой логи ческой иерархией, в основе которой лежит принцип линейной причинности.

Но это «изначально». В конце концов синергетический субъект в качестве не которой коллективной коалиции познающих и конструирующих разумов и тел самоорганизуется в мире уже «ранее» самоорганизованном, а потому он, с од ной стороны, подчиняется уже имеющимся в этом мире параметрам порядка, с другой создает «свои» параметры порядка, которым он так же «вверяет свою судьбу». «Метрика» в таком пространстве задается не степенью «близости к истине», а, скорее, степенью ответственности перед логикой, которая сама по себе является логикой подчиненности будущему, телеологической логикой це левой причинности, которая обусловливает наше осознаваемое поведение как поведение в ситуации «здесь и теперь».

Синергетика как сетевое мышление Следует отметить, что классическое эпистемологическое пространство (типа классического декартова) так же является коммуникативным по своей природе пространством, но надо отдавать отчет в том, что это специализированное ком муникативное пространство ориентированное на управление и контроль, а по тому — это пространство монологично, пространство, в котором нет места для «другого», а единственным местоположением субъекта как «Я» является точка ноль.. Но синергетика видит своей целью не просто констатировать различия форм организации эпистемологических пространств классики, неклассики и, наконец, постнеклассики. Она видит своей задачей приведение их в топологи ческое соответствие друг с другом в контексте всего человеческого опыта во всем разнообразии внутренних в внешних (интерсубъективных) форм его представ ления в языке, символах, вербальных и невербальных коммуникациях.

В постнеклассическом эпистемологическом пространстве, на которое ори ентируется синергетика и которое ею же порождается и поддерживается, топо логия, мера близости и удаленности задается мерой близости и удаленности «Я» и «Другого». В разных случаях для этой пары используются разные имена.

Например — «субъект субъект», «Я Ты», «Я Он», «Я Мы», «Я Она»....

Соответственно будут иметься ввиду разные типы сетевой коммуникатив ности, пространственности, символичности, телесности.

Эти и другие различия важны и существенны для переоткрытия простран ства как конкретно сетевой коммуникативной формы существования культу ры, художественного произведения, музыки, философии и т. д. Но нас здесь и теперь интересует постнеклассический междисциплинарный субъект, который самоопределяется «внутри науки», находится в ней, «погружен в нее», говорит и пишет ее языком, изменяя в этом процессе и себя самого. И это не наука вообще, а наука, претерпевшая в нашем столетии несколько радикальных па радигмальных сдвигов – прежде всего релятивистскую и квантовую револю ции, а затем — открытие таких феноменов как динамический хаос, фракталь ный рост, переоткрытие принципа самоподобия в природе, большой взрыв и коэволюцию... «Неизбежность странного мира» квантовых феноменов, а по том мира нелинейности в целом поставили проблему единства науки не как отвлеченно теоретическую, а как проблему прежде всего личностную, как про блему самоактуализации личности ученого в ситуации ценностного кризиса и глубоких смысловых расколов в научном знании, ученого, интеллектуальная и нравственная позиция которого все более делокализуется и переопределяется заново динамикой нелинейного междисциплинарного взаимодействия.

Связность сетевого многообразия внутреннего опыта, «путей к себе», пере открытие себя в новых диалогах встречах— такого рода ситуация плохо осмыс ливается одним символом метафорой трансценденции пространства в образе ступеней лестницы, ведущей все выше и выше. Здесь ближе образ множества выбираемых нами путей,с областями бифуркаций и аттракторов, виртуальных Дао, русел и джокеров (Г.Г. Малинецкий) срединности.... Эпистемологическое пространство, в котором находит себя наш субъект видится (естественно, как 88 В.И.Аршинов некий желаемый идеализированный образ, как проект) как пространство воз можных путей, обретения новых смыслов, открытий и диалогов. Это так же, если угодно, и пространство культуры психосоматического самоисцеления, обретения нового чувства свободы, освобождения;

пространства, в котором выражение: культура – это терапия души, обретает свой непосредственно пе реживаемый смысл.....

Здесь я вижу точку возврата к к теме «лазерная парадигма» Хакена, рассмат ривая ее как новую коммуникативную среду, в которой заново открывается синергетическая связь психического, чувственного, ментального, телесного, материального как подсистем, вовлекаемых в процессы самоорганизации, в совокупности которых собственно и реализуется наше присутствие в этом ме няющемся мире, наше становящееся бытие в нем, наше взаимодействие с со бой и другими, взаимодействие частью которого является и наша познаватель ная деятельность.

Как уже отмечалось выше, место Хакена в системе междисциплинарных коммуникаций, его сетевой хронотоп, задается для меня тем, что мы называем лазерной парадигмой, как некоего нового проблемного поля, возникающего в контексте осмысления лазера в качестве инструмента познания, представле ния и инициирования процессов самоорганизации в средах самых разных по своему «субстратному» составу, но сходных в их поведении «вблизи точек не стабильности».

По утверждению физика Грэхэма, являющегося коллегой и соратником Ха кена, заслуга последнего в доказательстве, что лазер является не только важ ным технологическим инструментом, но и сам по себе представляет интерес нейшую физическую систему, способную научить нас многому. Лазеры зани мают очень интересную позицию между квантовым и классическим миром и теория Хакена объясняет нам, как могут быть связаны между собой эти миры....

Лазер можно рассматривать как перекресток между классической и квантовой физикой, между равновесными и неравновесными феноменами, между фазо выми переходами и самоорганизацией, а так же между регулярной и хаотичес кой динамикой. В то же время – это система, которую мы понимаем как на микроскопическом квантово механическом уровне, так и на макроскопичес ком классическом. Это устойчивая основа для изучения общих концепций не равновесной физики.

И здесь мы опять еще раз встречаемся с образом лазера как коммуникативно го посредника. В этом смысле «лазерная парадигма» вовсе не знаменует собой некую новую научную революцию со всеми ее коммуникативными разрывами и несоизмеримостями старых и новых языков. «Парадигма лазера», напротив, осоз нается как средство устранения, «залечивания» этих разрывов. «Парадигма лазе ра», если воспользоваться термином Маслоу, «даоистична». Естественно спро сить, а зачем тогда вообще говорить о какой то новой парадигме, если имеется ввиду нечто нереволюционное, а эволюционное. В принципе, о новой лазерной парадигме можно, конечно, и не говорить, но мы не видим к тому никаких осно Синергетика как сетевое мышление ваний. Хорошо известно, что понятие «парадигма» у Куна в высшей степени многозначно, что в свое время служило поводом для многочисленных критичес ких замечаний по его адресу. (Его критики насчитали более тридцати значений термина «парадигма» у Куна). Но в перечне этих значений есть по крайней мере одно для нас в данном случае весьма важное, хотя до сих пор остающееся в тени.

Именно, парадигма – это коммуникативная среда, языковое коммуникативное пространство, в которую погружено научное сообщество, «подвешено», как лю бил говорить Н. Бор таким образом, что мы не знаем, где «верх» и где «низ» в этом пространстве. Заметим в скобках, что это высказывание Бора, мы интер претируем в данном случае как полемически направленное против приоритета логико эпистемологических пространств классической науки и философии эпохи Канта и в пользу сетевой эпистемологии науки квантово релятивистской эры;

эры, когда на смену теоретико множественному обоснованию математики при шло теоретико категориальное.

Конечно, смена одной классической парадигмы монологического знания на другую для ученого, который годами вживался в нее, равнозначна смене места его обитания, смене обжитой им «экологической ниши». А это, как отмечалось выше, предполагает иной тип самотрансцендирования, чем тот, который прак тиковался им ранее. И переключиться на другой способ самотрансцендирова ния зачастую оказывается крайне трудно, если не невозможно. Отсюда комму никативный разрыв разных поколений в науке, раскол, остро сознаваемая дра матическая невозможность достижения необходимого интерсубъективного согласия и т. д.

Поэтому вполне понятен разговор о разных несоизмеримых парадигмах, разных языковых онтологиях, разных мирах и \или пространствах, порождае мых употреблением разных языков. Хотелось бы однако дополнительно понять, когда именно этот разговор «уместен», а когда нет.

С этой точки зрения лазерная парадигма в качестве порождающей синерге тическую онтологию и претендующей на восстановление коммуникативной связанности парадигм пространств прежнего коммуникативного опыта позна ния, несомненно этому пониманию «уместности» могла бы способствовать.

Лазерная парадигма создает качественно новую активную среду коммуника ции, встраиваемую в некое обобщенное сверхпространство или гиперпрост ранство, а потому уж коль скоро мы занялись языковым творчеством, то умес тнее было бы говорить о гиперпарадигме, гиперпространстве и т. д.

«Но мир – не лазер», – как любит повторять Хакен. Универсалистские транс ценденталистские притязания и иллюзии классического разума синергетика не разделяет. Она переоткрывает древний принцип «Человек – мера всех вещей».

Мерой знания становится такая его ценностно качественная характерис тика как «вочеловеченность» (Маслоу). Применительно к биологии и медици не он в этой связи пишет: «Размещение в едином, количественно измеримом пространстве человечности всех заболеваний, которыми заняты психиатры и терапевты, всех нарушений, которые дают пищу для раздумий экзистенциали 90 В.И.Аршинов стам, философам, религиозным мыслителям и социальным реформаторам, дает огромные теоретические и научные преимущества. Мало того, мы можем раз местить в этом же континууме разнообразные виды здоровья, о которых мы уже знаем, в полной палитре их проявлений, как в пределах границ здоровья, так и за пределами оного — мы подразумеваем здесь проявления самотранс ценденции мистического слияния с абсолютом и прочие проявления высочай ших возможностей человеческой натуры, которое раскроет нам будущее».

Но тогда, быть может, мир нами открывается? Или нам открывается? Одно значного ответа, на таким образом формулируемые вопросы, не существует.

Синергетическое познание, взятое в контексте истории естествознания ново го времени, — это и постквантовое познание. А после квантовой механики го ворить об открываемом кем то вообще, без ссылок на наблюдателя, его место и на те средства приборы, с помощью которых он реализует само наблюдение, да еще не оговариваясь при этом, что открываемое это наблюдаемое, сотво ренное самим процессом наблюдения — значит быть в плену реликтового язы ка доквантовой эпохи. Не вдаваясь в подробности эпистемологического сюже та наблюдатель–наблюдаемое в квантовой физике, ограничимся констатаци ей в синергетическом мире сетей взаимосвязанных событий нет неизменного статичного наблюдателя;

наблюдатель становится, возникает в сложнооргани зованной сети узлов сборки ответственных актов коммуникации, коммуника тивных событий как «встреч с будущим» В этом мире вопрос о существовании объекта познания становится вопросом возможности конструирования специ ального языка представления реальности, языка, в котором бы следы присут ствия человеческого начала были бы в максимально возможной степени эли минированы. Такой язык совершенно необходим, иногда полезен в сочетании с другими языками «от первого лица», а иногда — он попросту вреден, пред ставляя собой инструмент перекладывания ответственности на неких обезли ченных «они», «оно» и т.д. В случае научного познания, как отмечает Полани, предпочитают говорить: «Теория здесь ошибается», вместо «Это я ошибся».А потому: знать – значит уметь вести себя ответственным образом в контекстах осознаваемых как «здесь и теперь» и связанных с индивидуальными актами или ко оперативными взаимодействиями. Эту мысль можно выразить несколько иначе, пользуясь метафорой лазера как коммуникативным познавательным средством. Наш «эпистемологический лазер» освещает своим высокоупорядо ченным, когерентным светом не все вокруг в «независимо от нас существую щей Вселенной», а селективно выделяет некую кооперативно взаимодейству ющую область со сложной «топологией вырезания и склеивания», именуемую реальностью и описываемую в соответствующем языке таким образом, что бы это описание могло бы быть воспроизводимо и устойчиво коммуницировано «другому». Но пока лазер для нас выступает лишь как инструмент, хотя и с весьма необычными свойствами. Продвинуться дальше в осмыслении лазерной пара дигмы нам может помочь обращение к пока еще мало освоенному наследию Д.

Бома, отдавшего в свое время много сил попыткам выстроить ту новую онто Синергетика как сетевое мышление логию мира, ту новую реальность, которая «скрывается» за кулисами операци онально представленного математического формализма квантовой механики.

Чтобы нагляднее представить концепцию квантово механической целостнос ти и ее отличие от целостности, предполагаемой классически ориентирован ным познанием, начиная с эпохи Галилея и вплоть до Эйнштейна, Бом ввел представление о двух инструментально порожденных парадигмах научного познания: так называемую парадигму линзы и парадигму голограммы (или го лографическую парадигму).

Эта инновация не была должным образом оценена философами и методо логами науки. Между тем Бом, различая названные парадигмы, сделал далеко идущую попытку учесть познавательные уроки квантовой механики, интеграль но представленные в виде принципа целостности форм языка, способов на блюдения, инструментального контекста и теоретического понимания в исто рической эволюции науки Нового времени. Это была попытка построить сво еобразную «квантовую герменевтику» языка и прибора в ситуации, когда по знающий в принципе не имеет прямого и непосредственного доступа к миру квантовых явлений и процессов.

Исходным пунктом его рассуждений была линза как прибор и инструмент познания, который, в свою очередь, породил когерентный ему паттерн мыш ления, особенности которого до сих пор, несмотря на огромное число исследо ваний философов и историков науки не полностью осознаны. Это, видимо, обусловлено так же и тем обстоятельством, что сам «линзовый тип мышления» во многом доминирует и на метауровне рассмотрения самой науки. Достаточ но тривиально, что линза есть инструмент формирования образа реальности в форме предметов, где каждая точка оригинала с высокой степенью точности соответствует точке образа. Это постулат геометрической оптики (и волновой, в ее геометрическом приближении).

Но не столь тривиально однако, что благодаря своему «поточечному ото бражению» как базовой гносеологической модели переноса информации от исследуемого объекта к познающему его субъекту–наблюдателю, линза в ог ромной степени усиливает процесс «краевого» осознавания нами разных час тей объекта как отдельных и отграниченных друг от друга паттернов и отноше ний между этими частями, тем самым, существенно затрудняя и /или искажая восприятие целого.

Это обстоятельство усиливает склонность мыслить в терминах классичес кого порядка анализа и синтеза, распространяя этот способ мышления далеко за пределы его применимости.

Но уже теория относительности, а затем, в наибольшей степени, квантовая механика стали обнаруживать ограниченность целостности синтеза образов линзового мышления. Все более стала заявлять о своем, как бы неявном, суще ствовании онтология целостности иной, немеханической, но и неорганичес кой природы мироздания, описание которой невозможно представить в язы ке, который был бы когерентен инструментальному контексту классического 92 В.И.Аршинов линзового порядка, анализ и синтеза поточечных элементов, как хорошо опре деленных частей целостного образа.

Но если дело обстоит таким образом, то возникает естественный вопрос: а какой инструмент мог бы дать нам непосредственное представление о том ин струментальном контексте, в рамках которого квантовая целостность могла бы быть представленной самосогласованным образом.

Такое интуитивное представление возникает, если мы обратимся к голог рамме как инструменту для записи «целого». Что такое квантово голографи ческая парадигма по Бому, становится понятнее из следующего краткого опи сания функциональной схемы того инструментального контекста, в котором она самоопределяется. Эта схема такова. Луч лазера падает на полупрозрачное зеркало, расщепляясь при этом на два луча. Одна часть непосредственно попа дает на фотопластинку, другая – после отражения некоторой целостной струк турой оригиналом. В итоге на фотопластинке записывается, так называемый интерференционный паттерн – сложный и тонкий узор запечатлённых собы тий, запомненный образ паттерн оригинала, соотносимый с ним уже не пото чечно, как в линзе, а некоторым более сложным образом. Это соответствие или соотнесение обнаруживается только при освещении голограммы лазерным све том. При этом воссоздается волновой фронт, подобный форме волнового фрон та, идущего от исходной целостной структуры, и мы можем в некотором диа пазоне возможных перспектив (точек зрения) видеть исходную целостную структуру в трехмерном ее представлении. Мы будем видеть ее и в том случае, если осветить лазерным светом только часть фотопластинки. Интерференци онный узор даже в весьма небольшой области фотопластинки имеет отноше ние ко все её целостной структуре, а каждая часть оригинала имеет отношение ко всему узору на фотопластинке.

Так мы приходим к представлению о голографической парадигме как пара дигме синергетической, где по части может достроится (самоорганизоваться) немеханическое динамическое целое. Мы приходим к образу мира, имеющего свою голографическую память, миру, самоорганизующемуся в виде своего рода суперголограммы, информацию с которой (=познать) мы можем считать лишь с помощью источника когерентного лазерного света, заняв при этом сопря женную с оригиналом познавательную позицию «наблюдателя участника», с тем, чтобы можно было увидеть «фантомный образ изображение», практичес ки неотличимый в границах некоторого конуса перспектив от самого оригина ла. Вот такая «автопоэтическая» онтология Вселенной, включая и нас самих, с нашей когнитивной коммуникативной деятельностью «внутри неё», в прин ципе, может быть выведена из соответствующим образом интерпретирован ных утверждений, что «лазер маяк синергетики» и что «мир это не лазер», но лазер – это часть нашего мира. Мы не будем специально говорить о том, что восстановление онтологии по данным в наблюдении операционально изме рительным схемам – задача не имеющая одного единственного решения. Та ких онтологий может быть много.

Синергетика как сетевое мышление Лазерно голографической версии синергетической парадигмы наглядно показывает ее сетевую, коммуникативно конструктивную природу, а так же необходимость когерентного этой парадигме коллективно распределенного сетевого мышления, а так же потому что она дает возможность более наглядно и интуитивно понять специфику конструктивно синергетического подхода к познанию сложных систем, таких например, как человеческий мозг, а так же показать, каким образом этот подход оказывается как бы в стороне от традици онной методологической дихотомии различения «редукционизм–антиредук ционизм», поскольку его коммуникативная интерпретационно диалоговая при рода выступает в данном случае гораздо отчетливее.

Паттерны и узоры активности мозга, в чем бы они не находили свое прояв ление, существенно нелокальны и для того, чтобы «увидеть» запечатленные в них образы и интерпретировать их, нам необходима не линза, не микроскоп и не когерентный этим инструментам классический порядок процедур анализа и синтеза линзового мышления, а лазер, его когерентный свет с высокой ин формационной плотностью и место, познавательная позиция, воспроизводи мо фиксируемая и сообщаемая «другому» с помощью наличных языковых средств. Круг вроде бы замыкается, хотя и не полностью, поскольку мы еще не знаем вполне определенно то место в ментальном пространстве наших пред ставлений, откуда мы можем распознать тот многомерный образ активности мозга, который формируется, а затем воссоздается заново лазером синергети ки Хакена.

Но синергетика отказывается от поиска всякого рода субстратно локализо ванных следов памяти (энграмм), ориентируясь на поиск и узнавание форм запоминания и оперирования информацией в ее нелокальном, динамически распределенном, виртуальном виде. Здесь синергетика встречается, с так на зываемым конненекционистским подходом к нейроноподобным активным вычислительным средам хранения и обработки информации. Но синергетика идет дальше, предлагая более интригующую перспективу познания человеком самого себя в эволюционирующей самореферентной Вселенной, обладающей нелокальной голографической памятью. Для синергетики «мозг в свете лазе ра» – это так же и мозг как целостная динамическая система в состояниях вблизи точек неустойчивости, где она претерпевает огромное разнообразие качествен ных трансформаций, «фазовых переходов», сопряженных с процессами само организации информации и возникновением новых параметров порядка (ди намических аттракторов), в результате чего возникают новые знаки и симво лы, а также системы её представления «для себя и для другого».

Синергетика с ее «лазерно голографической парадигмой» делает наблюда емым и узнаваемым то, что не наблюдаемо и неузнаваемо с позиций всех под ходов к мозгу как системы функционирующей «в норме» по преимуществу в состоянии равновесия, гомеостаза, более того как системы, основная функция которой в том только и состоит, что бы этот самый гомеостаз сохранять и под держивать.

94 В.И.Аршинов В своей последней книге, специально посвященной рассмотрению функ ционирования позиций синергетического подхода, Хакен убедительно проде монстрировал, эффективность лазерной модели самоорганизации – отбор не стабильных мод, возникновение одного или нескольких параметров порядка, подчиняющих себе остальные моды по принципу самоотбора и «круговой» при чинности — для объяснения процессов научения, распознавания образов, при нятия решений, процессов достижения конструктивного согласия в человечес ких сообществах и т. д. Дело в том, что в процессах самоорганизации происхо дит качественное сжатие информации, как результат быстро протекающего, а потому часто ускользающего от наблюдения процесса естественного самоот бора, продуктом которого и является становящийся наблюдаемым параметр порядка.

Смысл рождающегося информационного паттерна обнаруживается или, точнее, самоорганизуется в свете замечания Хакена о близости развиваемого им синергетического подхода к мозгу и психике, к идеям и представлениям гештальт психологии.

Так замыкается круг переоткрытия синергетикой ее собственной сетевой пространственности на пути разговора о ее предметности. Но это лишь один из возможных кругов. Другой круг — путь «Синергетики 2», как мы ее называем, синергетики процессов познания как самоорганизующихся наблюдений ком муникаций, в этом локусе практически неотличим от первого. Что бы это раз личение «имело место», можно прибегнуть к сюжету сетевого развития мето дологических принципов синергетики, отправляясь первоначально от субъект объектно интерпретируемых принципов наблюдаемости, соответствия, допол нительности, затем переинтерпретируя их как интерсубъективные принципы нелинейной коммуникации, посредством которой и формируется новая синер гетическая пространственность как человекомерная, телесно освоенная чело веческая среда. Сегодня эта программа имеет перспективы развития в рамках постнеклассического представления реальности как конструировании сети коммуникативно связанных субъектов в саморазвивающейся антропокосми ческой Вселенной.

Литература 1. Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности.

Тбилиси. «МЕЦНИЕРЕБА». 1984.

2. Пригожин И. От существующего к возникающему. М. Мир.1984.

3. Хакен Г. Синергетика. Мир. !981.

4. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика — эволюционный аспект. Самоорганиза ция и наука: опыт философского осмысления ИФ РАН, Арго, 1994.

5. Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М. ИФ РАН.

1999.

6. Буданов В.Г. Делокализация как обретение смысла, к опыту междисциплинарных технологий. В кн.: Онтология и эпистемология синергетики. (Ред. Аршинов В.И., Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 87 100.

Синергетика как сетевое мышление 7. Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого мышления.

Феномен сетевой самоорганизации. В кн.: Онтология и эпистемология синерге тики. (Ред. Аршинов В.И., Киященко Л.П.). ИФ РАН. 1997. С. 101 118.

8. Маслоу А.. Дальние пределы человеческой психики, Спб., 1997. С. 289.

9. Бергсон А.. Собр. соч. В 4 х томах. Том 1. М. 1998. С. 318.

10. Varela F.J., Thompson E., Rosh E. The Embodied mind. London, The MIT Press, p.147.

Работа выполнена при поддержке РГНФ, исследовательский проект 05 03 03473а СИНЕРГЕТИКА ПОСТИЖЕНИЯ СЛОЖНОГО В.И. Аршинов, В.Г. Буданов (Институт философии РАН) Синергетика – наука о процессах развития и самоорганизации сложных си стем произвольной природы. Она наследует и развивает универсальные, меж дисциплинарные подходы своих предшественниц: тектологии А.И.Богданова, теории систем Л. фон Берталанфи, кибернетики Н.Винера. Однако в отличие от последних ее язык и методы опираются на математику и точное естествоз нание конкретных дисциплин, изучающих эволюцию сложных систем. В част ности, синергетика учит нас создавать уравнения моделирующие реальность, что ранее было позволительно лишь классикам науки.

История методов синергетики связана с именами многих замечательных уче ных ХХ века. Прежде всего, это великий французский математик, физик и фи лософ Анри Пуанкаре, который уже в конце XIX века заложил основы методов нелинейной динамики и качественной теории дифференциальных уравнений.

Он ввел понятия аттракторов (притягивающих множеств в открытых системах), точек бифуркаций (значений параметров задачи, при которых появляются аль тернативные решения), неустойчивых траекторий и динамического хаоса в за даче трех тел небесной механики (притяжение Земля Луна Солнце).

В первой половине ХХ века большую роль в развитии методов нелинейной динамики играла советская школа математиков и физиков: А.М.Ляпунов, Н.Н.Боголюбов, Л.И.Мандельштам, А.А.Андронов, А.Н.Колмогоров, А.Н.Ти хонов. Эти исследования стимулировались в большой мере решением страте гических оборонных задач: создание ядерного оружия, освоение космоса. За падные ученые также использовали первые оборонные ЭВМ при обнаруже нии неравновесных тепловых структур: модель морфогенеза (А.М.Тюринга) и уединенных волн – солитонов (Э.Ферми). Эти периоды можно назвать синер гетикой до синергетики, поскольку самого термина еще не было.

В 60 70 е годы происходит прорыв в понимании процессов самоорганиза ции в самых разных явлениях природы и техники: теория генерации лазера 96 В.И.Аршинов, В.Г.Буданов (Г.Б.Басов, А.М.Прохоров, Ч.Таунс, Г.Хакен);

первые колебательные химичес кие реакции Б.П.Белоусова и А.М.Жаботинского (основа биоритмов живого) и общая теория диссипативных структур И.Пригожина;

теория турбулентнос ти (А.Н.Колмогоров, Ю.Л.Климонтович);

неравновесные структуры плазмы при термоядерном синтезе (Б.Б.Кадомцев А.А.Самарский, С.П.Курдюмов);

те ория активных сред и многочисленные биофизические приложения (А.С.Да выдов, Г.Р.Иваницкий, И.М.Гельфанд, Д.С.Чернавский, В.Эбелинг);

открытие динамического хаоса в задачах прогноза погоды (Э.Лоренц), так называемых странных аттракторов (Рюэль, Такенс), это неустойчивость решения по началь ным данным, знаменитый «эффект бабочки», когда взмах ее крыльев может радикально изменить дальний прогноз (Л.П.Шильников);

теория катастроф (скачкообразных изменений состояний систем) Р.Тома и В.И.Арнольда и ее приложения в психологии и социологии;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.