WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Н. Ф. АЛЕФИРЕНКО ТЕОРИЯ ЯЗЫКА ВВОДНЫЙ КУРС Допущено Учебно методическим объединением по направлениям педагогического образования Министерства образования Российской Федерации в качестве учебного пособия

для студентов филологических специальностей высших учебных заведений 2004,,, А489,,,,,,,,,,,, СОДЕРЖАНИЕ Введение.................................................................................................. Объект и предмет науки о языке............................................................... Язык и речь............................................................................................ Единицы языка и единицы речи......................................................... Природа и сущность языка......................................................................... «Биологическая» теория языка............................................................ Психологические подходы к сущности языка................................... Язык как общественное явление......................................................... Многокачественная природа языка..................................................... Основные этапы порождения речи..................................................... Функции языка...................................................................................... Проблема происхождения языка................................................................ Легенды и мифы.................................................................................... Античные теории................................................................................... Язык — продукт человеческого естества............................................ Социальные теории происхождения языка........................................ Яфетическая теория.............................................................................. Материалистическая теория................................................................. Развитие и функционирование языка........................................................ Основные понятия................................................................................ Языковые контакты.............................................................................. Социальные условия развития и функционирования языка........................................................... Генеалогическая классификация языков мира.......................................... Фонетика и фонология............................................................................... Фонетика..................................................................................................... Фонетическое членение речи............................................................... Звуки речи. Акустические свойства звуков...................................... Просодика............................................................................................ Фонетические процессы..................................................................... Чередования......................................................................................... Фонология................................................................................................... Из истории фонологии....................................................................... Фонема и звук..................................................................................... Восприятие звуков и фонема............................................................. Историческая фонология. Конвергенция и дивергенция................................................................................ Фонологические школы..................................................................... Современные теории фонемы................................................................... Письмо....................................................................................................... Язык и письмо..................................................................................... Исторические предпосылки возникновения письма...................... Этапы развития письма. Типы письма............................................. Основные категории письма.............................................................. Графика и орфография....................................................................... Лексикология............................................................................................. Основные понятия.............................................................................. Слово как предмет лексикологии...................................................... Лексическое значение слова. Аспекты лексического значения..... Проблема «тождества слова».............................................................. Моносемия........................................................................................... Полисемия. Способы ее развития..................................................... Омонимия............................................................................................ Синонимия.......................................................................................... Антонимия. Функции антонимов..................................................... Паронимия........................................................................................... Типы лексических полей.................................................................... Динамика словарного состава и его стилистическое расслоение...................................................................................... Лексикография........................................................................................... Основные понятия.............................................................................. Основные типы словарей................................................................... Фразеология............................................................................................... Категориальные свойства фразеологической единицы................... Классификация фразеологических единиц...................................... Фразеологическое значение............................................................... Источники возникновения фразеологических единиц................... Этимология................................................................................................ Морфемика и словообразование.............................................................. Морфемный состав слова................................................................... Типы морфов....................................................................................... Словообразовательная структура слова............................................. Производные и производящие слова (основы)................................ Словообразовательный тип................................................................ Словообразовательная модель........................................................... Словообразовательное значение........................................................ Способы словообразования................................................................ Грамматика................................................................................................ Морфология................................................................................................. Грамматическое значение.................................................................. Способы и средства выражения грамматических значений........... Грамматическая форма....................................................................... Грамматическая категория................................................................. Историческое развитие морфологии................................................. Синтаксис.................................................................................................. Основные понятия.............................................................................. Словосочетание................................................................................... Предложение........................................................................................ Историческое развитие синтаксического строя............................... Основные учебные пособия............................................................... Список условных сокращений........................................................... ВВЕДЕНИЕ Язык — одна из самых таинственных мировых загадок, кото рую люди пытаются разгадать не одно тысячелетие. Донаучные представления о языке отражены в многочисленных мифах, ле гендах и религиозных сочинениях. Зарождение научной картины мира предполагало, разумеется, и накопление достоверных зна ний о языке. Первые филологические знания формировались в самых разных науках о человеке и его мире, древнейшей из кото рых была философия (Древняя Индия, Древняя Греция, Древний Рим, Китай, Арабский Восток и др.). Накопленные за много ве ков наблюдения и знания о языке и родственных связях между отдельными языками приблизительно к XVIII в. создают основу для выделения языкознания в специальную научную дисципли ну, уже располагающую «своим» предметом и методом (сравни тельно-историческим) изучения языковых явлений.

Языкознание (языковедение), или лингвистика (от лат. lingua «язык»), — наука, изучающая человеческий язык вооб ще и отдельные (живые или мертвые) языки. В связи с этим выде ляют общее и частное языкознание.

Общее языкознание рассматривает все то, что свойственно любому языку мира (или большинству языков). К важнейшим про блемам общего языкознания относятся проблема природы и сущ ности языка, вопросы, связанные с его устройством и организа цией, система языка, закономерности его происхождения, разви тия и функционирования, классификация языков мира, методо логия, методы и приемы лингвистических исследований, связь языкознания с другими науками (философией, логикой, психоло гией, филологией, этнографией, историей, социологией, семиоти кой, анатомией и физиологией, математикой, статистикой, ки бернетикой и др.). К ним относится также проблема возникнове ния и развития письма.

Частное языкознание занимается изучением отдельных язы ков или группы родственных языков. Существует, например, рус ское, чешское, польское, китайское языкознание (или, соответ ственно, русистика, богемистика, полонистика, китаистика). Язы кознание, изучающее германские языки (английский, немецкий, нидерландский, шведский, датский, норвежский, исландский и др.), называют германистикой, языкознание, изучающее славян ские языки, — славистикой и т.д. Общее и частное языкознание располагают особой теоретической базой (ср.: теоретические ос новы славистики, теоретическая грамматика английского языка и т.п.). Наряду с теоретическим существует прикладное языкове дение, которое решает как общие, так и частные задачи: обучение языкам, создание письма, культура речи, создание систем автома тического перевода, автоматического поиска и т.п.

В зависимости от целей и задач исследования частное языко ведение может быть либо синхроническим (от греч. syn «вместе с» и chronos «время»), если изучает языковые явления в одной времен ной плоскости (напр., современный английский язык безотноси тельно к его истории), либо диахроническим (от dia «сквозь, через»), историческим, если прослеживается историческое развитие языка, затрагивающее разные его временные периоды (напр., историче ская грамматика русского (украинского, белорусского) языка).

Каждое направление располагает особым арсеналом лингвисти ческих методов (от греч. methodos «путь познания») — совокуп ностью научно-исследовательских приемов изучения языка, свя занных с определенной лингвистической теорией и методологией.

Важнейшими методами синхронического языкознания явля ются описательный, структурные (дистрибутивный, трансформа ционный, компонентный), типологический, статистический и др.

Диахроническая лингвистика своим становлением обязана срав нительно-историческому и историко-сравнительному методам.

Первый разработан для сравнения родственных языков в их исто рическом развитии, а второй — для изучения языковых явлений одного и того же языка на разных этапах его развития.

Методология — это философское учение об основных пу тях и способах познания языковой действительности. Содержа ние методологии определяется ведущими принципами познания (принципы системности, историзма и взаимосвязи теории и прак тики), законами диалектики (перехода количественных измене ний в качественные, закон единства и борьбы противоположно стей, закон отрицания отрицания) и категориями (наиболее об щими понятиями типа единичное и общее, конкретное и абстракт ное, тождество и различие). Философские и общенаучные прин ципы, законы и категории находят специфическое преломление в собственно лингвистических принципах, законах и категориях, лежащих в основе того или иного лингвистического учения (о звуковом составе языка, о словарном составе, учение о граммати ческом строе и т.п.).

Осмыслить принципы основных учений о языке, раскрыть за кономерности формирования и функционирования языковых еди ниц, установить взаимосвязь языковых категорий — важнейшая задача курса «Теория языка».

ЯЗЫК КАК СИСТЕМА Выполнение языком сложнейших общественно значимых функ ций — мыслеобразующей и коммуникативной — обеспечивается его исключительно высокой организацией, оперативным дина мизмом и взаимообусловленностью всех его элементов, каждый из которых хотя и имеет свое особое назначение (различать смыс лы, дифференцировать формы, обозначать предметы, процессы, признаки окружающей действительности, выражать мысль, сооб щать ее), подчинен единой общеязыковой задаче — быть сред ством общения и взаимопонимания. В соответствии с этим уже стало бесспорным понимание языка как открытого (постоянно развивающегося) системно-структурного образования. При этом основными категориями выступают «система» и «структура». Пер вая соотносится с такими понятиями, как «совокупность», «це лое», «интеграция», «синтез» (объединение), а вторая с понятия ми «организация», «строение», «упорядоченность», «анализ» (рас членение). Существуют разные интерпретации характера соотно шения этих категорий. Однако наиболее признанными и прием лемыми являются следующие.

Система языка — это целостное единство языковых единиц, находящихся между собой в определенных взаимосвязях и отно шениях. Сама же совокупность закономерных связей и отношений между языковыми единицами, зависящих от их природы и опреде ляющих своеобразие языковой системы в целом, образует струк туру языковой системы. Структура — основное свойство языко вой системы. Она предполагает расчлененность языка как целост ного образования на составляющие, их взаимосвязь, взаимообус ловленность и внутреннюю организацию. Для названия компонен тов языковой системы обычно используются термины элементы, единицы языка, языковые знаки, части (группы), подсистемы.

«Элемент» — наиболее общее терминообозначение компонен тов любой системы, в том числе и языковой. Это относительно неделимый объект в составе определенной системы, а система — сложное единство взаимосвязанных и взаимообусловленных эле ментов. В лингвистических работах элементы языковой системы чаще называются единицами языка, или языковыми единицами (фонема, морфема, слово, предложение), а элементами именуют те составные части, из которых образуются единицы языка (напри мер, идеальными элементами языковой единицы являются семы — мельчайшие компоненты ее значения;

материальными элемента ми языковой единицы выступают: для морфемы — фонемы, или звукоряд, звукокомплекс, звуковая оболочка, а для слова — мор фемы (корень, приставка, суффикс, окончание), для словосочета ния — слова и т.д.).

Следовательно, не все объекты языка могут быть названы еди ницами языка. Статус единицы языка могут получить величины, если они обладают следующими свойствами: 1) выражают неко торое значение либо участвуют в его выражении или различении;

2) выделимы в качестве некоторых объектов;

3) воспроизводимы в готовом виде;

4) вступают между собой в закономерные связи, образуя некоторую подсистему;

5) входят в систему языка через свою подсистему;

6) находятся в иерархических отношениях к единицам других подсистем языка (такие отношения могут быть охарактеризованы в терминах «состоит из...» или «входит в...»);

7) каждая более сложная единица обладает новым качеством по срав нению с составляющими ее элементами, поскольку единицы выс ших уровней не являются простой суммой единиц низших уровней.

Различают дономинативные единицы языка (фонемы, морфе мы), номинативные (слова, словосочетания, фразеологизмы) и коммуникативные (предложения, сверхфразовые единства, пери оды, тексты).

Единицы языка теснейшим образом связаны с единицами речи.

Последние реализуют (объективируют) первые (фонемы реализу ются звуками, или фонами;

морфемы — морфами, алломорфами;

слова (лексемы) — словоформами (лексами, аллолексами);

струк турные схемы предложений — высказываниями). Единицы речи — любые единицы, свободно образующиеся в процессе речи из еди ниц языка. Их основными признаками являются: производимость — свободное образование в процессе речи;

комбинаторность — слож ное строение в результате свободного комбинирования единиц языка;

способность входить в более крупные образования (слова — в состав словосочетаний и предложений;

простые предложения — в состав сложных;

предложения образуют текст).

Единицы языка и речи являются в основном знаковыми обра зованиями, поскольку они обнаруживают все признаки знака:

имеют материальный план выражения;

являются носителями не которого мыслительного содержания (значения);

находятся в ус ловной связи с тем, на что они указывают, т.е. обозначают пред мет мысли не в силу своих «природных» свойств, а как нечто со циально предписанное.

Из ряда знаковых единиц языка обычно исключают лишь фоне му, поскольку она лишена значения. Правда, ученые Пражской линг вистической школы фонему относили к числу языковых знаков, поскольку она участвует в различении смыслового содержания, сигнализирует о той или иной значимой единице языка. Полу знаковым характером обладает и морфема (корень, приставка, суффикс), так как она не передает самостоятельно информации, а значит и не является самостоятельным знаком (да и опознается лишь в составе слова). Остальные единицы языка — знаковые.

Языковой знак — чувственно воспринимаемая единица языка или речи, передающая информацию о другом предмете (яв лении), находясь с ним в условной (социально и исторически обус ловленной) связи. Определение знаковой единицы языка варьи рует в зависимости от приверженности ученого к одной из суще ствующих знаковых теорий языка: монолатеральной или билате ральной. Согласно первой, знаком считается лишь материальный аспект единицы языка (звукоряд, план выражения, означающее).

Сторонники второй теории убеждены, что языковым знаком яв ляется двусторонняя материально-идеальная единица языка, по скольку для носителей одного и того же языка план выражения (означающее) и план содержания (означаемое) знака представля ют собой неразрывное единство, которым, собственно, и характе ризуется единица языка. Следовательно, язык — это знаковая си стема особого рода (вторичная, материально-идеальная, истори чески и социально обусловленная, открытая, т.е. развивающаяся).

Элементы, единицы языка и языковые знаки следует отличать от частей и подсистем единой языковой системы.

Как часть системы можно рассматривать любую группировку языковых единиц, между которыми устанавливаются внутренние связи, отличающиеся от связей между самими группировками.

Внутри системы образуются таким образом подсистемы (в сло варном составе — лексико-семантические группы, семантические поля;

в морфологии — подсистемы спряжения глаголов или скло нения имен и т.п.).

Языковые единицы, образующие систему языка, могут быть однородными и неоднородными. Между однородными единица ми языка исключены иерархические отношения;

они присущи только неоднородным единицам (фонема > морфема > лексема (сло ва) > словосочетание > предложение). Однородные единицы языка обнаруживают способность входить в: а) линейные структуры, цепочки и комбинации (линейные связи языковых единиц назы ваются синтагматическими), и б) определенные группы, классы и разряды, реализуя тем самым свои парадигматические свойства.

Синтагматические связи — это отношения языковых еди ниц по смежности, их рядоположенности (по схеме и и) и соче таемости по законам определенным для того или иного языка.

Так, по законам, английской фонетической синтагматики нали чие звонких согласных в конце слова возможно, а по законам русского звукосочетания оно недопустимо. Аналогично по опре деленным синтагматическим законам (ограничениям) сочетаются морфемы, словоформы, члены предложения, части сложного пред ложения. Синтагматические ограничения обусловлены тем, что каждая единица языка занимает в линейном ряду вполне опреде ленное положение относительно других единиц. В связи с этим было введено понятие позиции языковой единицы. Единицы, за нимающие одну и ту же позицию в синтагматическом ряду, обра зуют парадигму (класс, разряд, блок, группу).

Парадигматические связи — это отношения по внут реннему сходству, по ассоциации или отношения выбора (по схе ме или... или). Парадигматическими свойствами обладают все раз новидности языковых единиц (выделяют парадигмы согласных и гласных фонем, морфем, слов и т.д.). Наиболее ярким примером такого рода отношений могут служить лексические парадигмы, синонимы, антонимы, лексико-семантические группы и поля;

в морфологии — парадигмы склонения и спряжения. В парадигме каждая языковая единица отличается от всех других. Эти разли чия могут быть максимальными и минимальными. Так, между фонемами /п/ и /л/ различия максимальные, а между /п/ и /б/ минимальные. Для общения наиболее сложными оказываются ми нимальные различия (их легко смешать). Именно поэтому основ ное внимание в лингвистике уделяется изучению языковых еди ниц с точки зрения их минимальных различий. Противопостав ление единиц, основанное на минимальном различии, называет ся оппоз ицией. Итак, в оппозиции могут находиться две еди ницы, если они занимают одну и ту же позицию и если их разли чие минимально. Ср.: 1) рот — род и 2) рот — рог. В оппозиции /т/ — /д/ находятся только в первом примере;

во втором они не образуют оппозиции, поскольку занимают разные позиции (рот — рад) или их различие максимально (рот — рог).

Совокупность однородных единиц языка, способных вступать между собой в синтагматические и парадигматические связи, но исключающие иерархические отношения, называется уровнем или ярусом языковой структуры. Между уровнями языковой струк туры устанавливаются иерархические отношения, но исключают ся парадигматические и синтагматические связи. Как правило, языковому уровню соответствует лингвистическая дисциплина (раздел языкознания), его изучающая. Однако такое соответствие не всегда однозначно (см., например, раздел «Лексикология»).

Языковые уровни подразделяются на основные и промежуточные.

Каждому уровню соответствует базовая единица языка. К основ ным уровням относят: фонологический/фонетический (базовая единица — фонема), морфемный (морфема), лексемный/лексиче ский (лексема, или слово), морфологический (граммема — класс словоформ) и синтаксический (синтакс, или синтаксема). Про межуточными уровнями обычно считают: фономорфемный, или морфонологический (фономорф, или морфонема), дериватологи ческий, или словообразовательный (дериватема), фразеологиче ский (фразема, или фразеологизм, фразеологическая единица).

Изложенное подытожим в таблице 1.

Таблица Каждый уровень самостоятелен лишь относительно: уровни языковой структуры находятся в состоянии постоянного взаимо действия. Взаимодействие языковых уровней проявляется в том, что каждая единица языка и каждый еe элемент выполняют свою особую функцию, которая только в единстве с другими функция ми обеспечивает речевую коммуникацию.

Промежуточность последних трeх уровней обусловливается тем, что их единицы возникают в пределах одного уровня, а функциони руют как единицы другого уровня. Так, морфонему образуют едини цы фонологии (носишь/ношу, друг/дружеский), хотя функционирует она на уровне морфологии и словообразования;

фраземы — резуль тат фразеологизации синтаксических единиц (словосочетаний и пред ложений), но функционируют вместе с лексемами.

Поскольку однородные единицы языка обладают способностью вступать между собой в закономерные связи и отношения (син тагматические и парадигматические), то каждый из языковых уров ней образует некую подсистему языка. Это и дает основание рас сматривать язык как систему систем.

Вопросы и задания 1. По каким признакам язык считается системным образованием?

2. Докажите, что структура — важнейшее свойство языковой системы.

3. Раскройте понятие «единица языка».

4. Что такое языковой знак? Какие единицы языка являются знако выми?

5. Раскройте содержание понятия «языковой уровень».

6. Почему язык называют системой систем?

7. Сопоставьте предложенную нами классификацию единиц языка и речи с классификацией Л.А.Новикова (Таксономия языковых единиц.

Опыт метаописания // Филологические науки. — 2002. — № 6).

Рекомендуемая литература Основная Абаев В.И. Языкознание описательное и объяснительное в класси фикации наук // Вопросы языкознания. — 1986. — № 2.

Рамишвили Г.В. Языкознание в кругу наук о человеке // Вопросы философии. — 1981. — № 6.

Пильх Г. Язык или языки? Предмет изучения лингвиста // Вопросы языкознания. — 1994. — № 2.

Дополнительная Введение в языкознание: Хрестоматия / Сост. Б.Ю.Норман, Н.А.Пав ленко / Под ред. А.Е.Супруна. — Минск, 1977 (раздел II).

Мельничук А.С. Понятие системы и структуры языка // Вопросы языкознания. — 1970. — № 1. — С. 19—32.

Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. — М., 1977.

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ НАУКИ О ЯЗЫКЕ Важнейшим условием преобразования в науку совокупности знаний о той или иной области действительности прежде всего является наличие особого объекта и предмета познания, а также специальных способов и средств получения знаний, их упоря дочения и систематизации. Известный грузинский лингвист А.С.Чикобава отмечал, что «без изучения объекта не может быть науки о нем: наличие объекта — необходимое условие существо вания науки»1. Объектом науки может быть любое явление дей ствительности, взятое в целом во всей его сложности и много гранности. И как явление многоаспектное, оно может служить объектом нескольких смежных наук одновременно. Например, Земля (как планета) представляет интерес для многих наук. Она является объектом изучения географии, геологии, геодезии, гео физики, геохимии, что отражено в первой части их названия (гео от греч. geo «земля»). Однако в едином объекте каждая из наук выделяет только исследуемую ею область, которая и служит пред метом изучения: рельеф, природные условия — предмет геогра фии;

формы и размеры Земли — предмет геодезии;

строение зем ной коры — предмет геологии;

физические свойства Земли — предмет геофизики;

распределение и перемещение химических элементов в земной коре — предмет геохимии.

Подобным образом выделяют объект и предмет науки о языке.

Объектом изучения лингвистики является также сложное явле ние, именуемое речевой деятельностью. Это специфическая об ласть человеческой деятельности, связанная с разными сферами жизни людей (их психикой, физиологией, анатомией и т.п.). По этому речевая деятельность — объект изучения и психологии, и логопедии, и физиологии, а также таких «гибридных» наук, как психолингвистика, нейролингвистика и социолингвистика. Каж дая из этих наук выделяет «свой» предмет изучения.

Предметом исследования лингвистики является язык. Одна ко выделение и понимание объекта и предмета языкознания — дело непростое, имеющее не только сложную историю, но и оста Чикобава А. Проблемы языка как предмета языкознания. — М., 1959. — С. 3.

ющееся одной из главных проблем теоретического языкознания нашего времени, известной в науке как проблема соотношения языка и речи.

ЯЗЫК И РЕЧЬ Большинство современных ученых (лингвистов, психолингвис тов, нейролингвистов) считают наиболее существенной чертой объекта своего изучения его двойственность. О ней писали и пи шут все языковеды, начиная с основоположника общего языкозна ния Вильгельма фон Гумбольдта. Одни из них утверждали двой ственный характер объекта лингвистики, другие опровергали. Так, В. фон Гумбольдт впервые наиболее ясно выделил в речевой дея тельности язык как готовый ее продукт (Ergon) и язык как деятель ность (Energeia). Подобное разграничение производил также глава Казанской лингвистической школы И.А.Бодуэн де Куртенэ, выде ливший язык как потенциальную (нереализованную возможность) систему и ее реализацию. Еще дальше в членении объекта языко знания пошел Г. фон дер Габеленц, предположивший разграничи вать: 1) речь (Rede), конкретный язык (Einzelsprache) и 2) языко вую способность (Sprachverm gen). Постановка на первое место речи (деятельности, акта общения, реализации) не случайна: этим под черкивается ее ведущая роль по отношению к другим компонентам речевой деятельности. В целом же языкознание XIX в. разграничи вало «язык» и «речь» крайне непоследовательно. Изменения в этом вопросе наметились лишь с появлением «Курса общей лингвисти ки» Фердинанда де Соссюра — выдающегося швейцарского линг виста, занимающего в мировом языкознании XX в. такое же место, какое отводилось в науке XIX в. философской теории Иммануила Канта. Концепцию Ф. де Соссюра можно или признавать, или от вергать, но игнорировать ее невозможно (А.С.Чикобава).

Стройное и последовательное разграничение Ф. де Соссюром языка и речи достигается путем бинарных (двучленных) противо поставлений их отличительных признаков, образующих извест ные дихотомии или антиномии1.

1. Язык (langue) — явление чисто психическое, а речь (parole) — явление психофизическое.

2. Язык есть система знаков, а речь асистемна, поскольку представляет собой некий «сверхъязыковой остаток» речевой дея тельности.

3. Язык — социальное явление, тогда как речь — явление ин дивидуальное.

Антиномия (< греч. antinomia < anti «против» + nотоs «закон») — противоре чие между двумя взаимоисключающими положениями.

4. Язык есть форма, в то время как речь — субстанция, по скольку включает в себя звуки и значения (субстанция < лат.

substantia «сущность»).

5. Язык — существенный компонент (важнейшая часть) речевой деятельности, речь — нечто более или менее случайное и побочное.

В послесоссюровском языкознании эти антиномии были до полнены другими. Среди них назовем наиболее значительные:

Язык — нечто общее, а речь — конкретное (Н.С.Трубецкой).

Язык постоянен;

речь преходяща, переменна (Н.С.Трубецкой, Луи Ельмслев).

Наблюдается также новое обозначение объекта изучения и его составляющих. Это, видимо, необходимо для того, чтобы избежать неоднозначного терминоупотребления, когда термином «речь» на зывают и саму речевую деятельность и ее компонент — «язык в действии». Поэтому возникают такие определения соотношения языка и речи, как код и обмен сообщениями, средство и цель, диссоциация и интеграция, сущность и явление, форма и содержа ние. И все же эти определения выделяют лишь один из признаков дихотомии — «язык—речь», они не учитывают основной признак оппозиции — «процессуальность». Л.В.Щерба попытался устранить этот просчет, предложив различать «обработанный лингвистичес кий опыт» и «процесс говорения», что перекликается с гумбольд товским пониманием языка как статического явления, а речи — как динамического.

Целесообразно рассматривать соссюровские дихотомии в трех ракурсах — гносеологическом1, т.е. с точки зрения теории позна ния, онтологическом2 — с точки зрения предметных свойств язы ка и речи и прагматическом3 — с точки зрения сферы примене ния и характера использования языка и речи.

Гносеологические определения 1. Язык и речь соотносятся как общее и частное. Известно, что единичное — форма существования всеобщего, а общее существует в отдельном, через отдельное. Как всеобщее язык существует в отвлечении от речи, от ее единичных актов. Всеобщность есть закон связи вещей, и постигается разумом. В соответствии с этим язык — явление психическое, результат типизации и обобщения частных речевых актов.

2. Язык рассматривается как абстрактное, а речь — как конк ретное. Абстрактное здесь понимается как мысленное, понятий ное, а конкретное приобретает чувственно-созерцательную дан ность речи. Абстрагирование связано не со случайными единич Гносеология (< греч. gnosis (gnoseos) «знания, познание» + logos «учение»).

Онтология (< греч. on (ontos) «сущее» + logos «учение»).

Прагматика (< греч. pragma «дело, действие»).

ными фактами, а с идеальным отражением их связей и отноше ний в сознании человека, что в свою очередь порождает конкрет ную систему данного языка. Следовательно, язык абстрактен в своей конкретности.

3. Обобщение и абстрагирование связаны с отграничением языка (и его единиц) как существенного от всего несущественного. Одна ко усматривать в речи только несущественное — значит не видеть главного — механизма речевого общения. Обмениваться мыслями посредством несущественного психофизического устройства невоз можно. Поэтому ближе к истине те определения, согласно которым язык рассматривается как сущность, а речь — как явление.

4. Поскольку сущность познается через явление, то осмысле ние языка осуществляется через наблюдаемые и обобщаемые ре чевые явления. С у щ н ость — это внутреннее строение, нечто наиболее важное, значительное и закономерное. Явление — это форма выражения сущности. Значит, познание языка начина ется с восприятия речевых фактов, затем на их основе путем абст рагирования постигается сущность, т.е. язык. Знание сущности (языка) позволяет более глубоко изучить явление (речь).

5. Противоречивым и недостаточно определенным является так же соотношение языка и речи как формы и содержания. Под фор мой понимают либо материальность — способ выражения грам матического значения, либо структуру — способ выражения со держания. Второе понимание формы приближает к сущности язы ка, но никак не соотносится с речью, которая не может быть со держанием. Форма и содержание характеризуют и язык, и речь.

Следовательно, они не могут использоваться в качестве критери ев разграничения языка и речи.

Онтологические определения Определения этой группы ориентированы на «предметные» свойства языка и речи, указывающие на сферы их локализации, устройство и роль в осуществлении речевой деятельности.

Различие связано с пониманием природы компонентов рече вого общения — языка как явления психического, а речи как явления физического. Понимание языка как психического фе номена имеет в лингвистике глубокие исторические корни и восходит к трудам Г.Штейнталя, А.А.Потебни и др. На рубеже XIX и XX вв. происходит существенная модификация их концеп ции: психическое начало в языке стало рассматриваться как со циальное. В работах И.А.Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра язык понимается как социально-психическое образование. Одна ко помимо этого в языке обнаруживается ряд других конструк тивных свойств собственно лингвистического характера. Поэтому социально-психологический подход к нему нельзя считать пол ным. Таким же односторонним является и толкование речи в ис ключительно физическом (физиологическом) аспекте.

Более достоверным следует считать рассмотрение проблемы соотношения языка и речи как виртуального (то, что потенциаль но содержится в сознании человека) и актуального (непосредствен но воспринимаемое, материальное). Большинство лингвистов предпочитают определять язык как виртуальное (потенциальное, компетенцию или способность), а речь как актуальное (реализа цию языковой способности, область естественных объектов).

Подгруппа противопоставлений: система — текст, система — функция, парадигматика — синтагматика. Видимо, ни у кого из современных лингвистов не вызывает сомнений понимание язы ка как системного образования, единицы которого находятся в закономерных связях и отношениях, взаимно обусловливая друг друга. Более дискуссионными оказываются толкования речи то как текста, то как функции, то как синтагматики. Понимание речи как текста позволяет изучать разные способы функциониро вания языка. Однако выделять текст и дискурс1 в нечто среднее между языком и речью нет оснований, поскольку любой акт речи воплощается в тексте (от реплики-междометия до корпуса кни ги). Следовательно, текст и дискурс — речевые категории и выде лять их можно лишь с целью детализации речи. Толкования речи с точки зрения теории функций или сужают ее рамки, или пере водят в сферу прагматической лингвистики (сферу применения речи, ее отношение к говорящему и слушающему и т.п.). Не яв ляется исключительно речевым свойством и синтагматика: син тагматические отношения — важный аспект языковой системы.

В современной лингвистике широкое распространение полу чила интерпретация языка как инварианта (стабильной, устойчи вой части речевой деятельности), а речи — как вариантных реали заций языка (изменяющегося, моментального). Данное противо поставление может быть принято только как принцип разграни чения языка и речи. И все же нельзя игнорировать вариантности языковых средств общения и наличия устойчивых механизмов построения конкретных речевых актов.

Прагматические определения Третья группа определений уточняет понимание языка и речи с точки зрения их функционирования, назначения и цели суще ствования.

Важнейшими дихотомиями в этой группе следует признать противопоставления языка и речи по следующим трем направле Дискурс (< франц. discours «речь») — текст, взятый в событийном аспекте, в совокупности с прагматическими, социокультурными, психологическими, пара лингвистическими и др. факторами.

ниям: социальное — индивидуальное;

узуальное — окказиональ ное;

код — сообщение.

1. Социальный характер языка считается в современной линг вистике общепризнанным (оспаривается лишь его абсолютизация, исключающая другие факторы — в частности, биологические и психические). Что же касается индивидуальности речи, то она оказывается для многих лингвистов весьма уязвимой. Речь инди видуальна в том смысле, что порождается индивидуумами в про цессе общения. Однако это обстоятельство не допускает произво ла в закономерностях построения высказываний. Речевое обще ние — процесс двусторонний, обеспечивающий взаимопонима ние говорящих и слушающих. И в этом отношении речь не может быть лишена социальности.

2. Противопоставление языка и речи по линии узуальности — окказиональности может быть принято только в смысле обще принятости и нормативности языковых явлений, отфильтрован ных от речевых случайностей, не нормированных и еще не при нятых обществом.

3. В лингвистических работах последних лет язык определяют как код, а речь как сообщение. Особенно популярными они стали в исследованиях систем искусственного интеллекта. Понятие язы кового кода включает в себя способы фиксации и выражения ин формации при помощи всей системы языковых единиц. Под со общением понимается передача информации.

Признание языка кодом стимулировало появление новых оп ределений — языка как порождающего устройства, а речи как его функционирования. Лингвопрагматический подход сопряжен с рассмотрением функций языка и речи (см. с. 38).

ЕДИНИЦЫ ЯЗЫКА И ЕДИНИЦЫ РЕЧИ До разграничения языка и речи считалось, что единицы, на блюдаемые в речевых произведениях, собственно и есть единицы языка. В наше время часть языковедов сознательно придержива ется этой точки зрения, подчеркивая тем самым единство и неде лимость объекта лингвистической науки. Те же ученые, которые придерживаются дихотомии «язык — речь», подчиняясь логике такого подхода, различают факты языка и факты речи. Такая по зиция предполагает различение единиц языка и единиц речи в их взаимообусловленности, выражающейся в том, что единицы речи образуются из единиц языка, и как следствие этого, в единицах речи проявляются основные свойства единиц языка. В языке нет ничего такого, чего бы не было в речи, — утверждал Ф. де Сос сюр. Единицы языка — это результат обобщения и типизации однородных речевых единиц. Так, фрикативный звук речи [] и однородный ему взрывной [h] представляют одну и ту же единицу языка — фонему /г/;

корневые части словоформ рук-а, руч-к-а представляют одну и ту же единицу языка — морфему рук-. В этой связи уместно напомнить известное положение Ф. де Соссюра о том, что «исторический факт речи всегда предшествует языку».

В современном языкознании выделяют следующие единицы речи и соотносимые с ними единицы языка.

Единицы речи Единицы языка фон (звук) фонема морф (корень, суффикс и т.д.) морфема лекс (словоформа) лексема дериват дериватема грамм (грамма) граммема синтакс (синтакса) синтаксема — словосочетание модель словосочетания — предложение модель предложения фраза (фразеологический оборот) фразема Основные свойства единиц речи 1. Результат комбинирования единиц языка.

2. Образование в речевых актах (производимость).

Основные свойства единиц языка 1. Инвариантность (устойчивость).

2. Воспроизводимость в речи.

Единицы языка реализуются в единицах речи: фонемы — в зву ках, морфемы — в морфах и т.д. Единицы языка «извлекаются» из речи путем обобщения и типизации единиц речи.

Вопросы и задания 1. Что является объектом и предметом языкознания?

2. Как формировалась дихотомия «язык—речь»?

3. Прокомментируйте гносеологические, онтологические и прагма тические определения языка и речи.

4. Как соотносятся между собой единицы языка и единицы речи?

Рекомендуемая литература Леонтьев А.А. Что такое язык. — М., 1976.

Берстнев Г.И. О «новой реальности» языкознания // Филологиче ские науки. — 1997. — № 4.

Г а к В.Г. О плюрализме в лингвистических теориях // Филологиче ские науки. — 1997. — № 6.

ПРИРОДА И СУЩНОСТЬ ЯЗЫКА Язык в обыденном сознании — неотъемлемое свойство человека.

Это настолько обычное явление, сопровождающее человека всю его сознательную жизнь, что редко кто из нас задумывается над его сущ ностью. Как правило, язык воспринимается как само собой разуме ющееся, подобно способности ходить, дышать или видеть. Однако уже в глубокой древности лучшие умы человечества в неукротимом стремлении к самопознанию не могли не задумываться над одной из наиболее притягательных тайн, окружающих человека или состав ляющих его сущность. Такой загадкой издавна был человеческий язык. Объяснить его природу древним было не под силу, но пони мание огромной значимости языка в жизни людей выливалось в различные формы устно-поэтического творчества. Воображение по ражала способность звуковой речи выражать мысль, глубоко воздей ствовать на чувства (вызывать радость, гордость, любовь или приво дить в гнев, рождать страх, ненависть). Не случайно в многочислен ных сказках разных народов мира встречаются чудодейственные слова, способные спасти любимого героя в минуты, казалось бы, неминуе мой смертельной опасности, покарать злодея, с помощью скатерти самобранки накормить или на ковре-самолете перенести в самые недосягаемые места, края и государства. Кстати, и в наше время в ритуальных действиях некоторых полудиких племен используются так называемые магические слова и выражения.

О языке создавались легенды... В одной из них рассказывается о мудром философе и баснописце Эзопе, который, получив пору чение своего господина (Эзоп был рабом) принести с рынка не что самое отвратительное, а затем — самое прекрасное, принес в обоих случаях язык. Хозяин пришел в ярость, приняв действия своего раба за непозволительный розыгрыш. Однако вскоре ра бовладелец услышал мудрое разъяснение Эзопа. Язык и в самом деле самое отвратительное — источник зла, распрей, лжи и клеве ты;

он унижает, предает и даже уничтожает. Вместе с тем нет в мире ничего прекраснее языка: в нем живет мысль, им названы предметы окружающего мира, он — средство общения, выраже ния добра, симпатий и любви.

В подобных сказаниях и легендах не следует искать истину о сущности языка. Их ценность в другом — в понимании силы слова, в ощущении его огромной роли в жизни людей и госу дарств. По-своему эта же идея проводится вероучениями ведущих религий мира. В Евангелии от Иоанна, например, утверждается:

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн, 1 : 1).

Язык как одна из наиболее таинственных мировых загадок уже не одно тысячелетие является предметом научного осмысления.

Основными вехами на этом многотрудном пути могут служить такие наиболее яркие этапы в истории науки о языке:

— ведическое учение, сложившееся в Древней Индии еще в IV в. до н.э.;

— античная теория наименования, отражающая спор о том, как вещи получают свое название, и содержащая грамматическое искусство Древней Греции и Древнего Рима, Китая и Арабского Востока (V—III вв. до н.э.—IV в. н.э.);

— всеобщие универсальные грамматики XVIII в., авторы кото рых стремились обнаружить общность в грамматике разных язы ков;

— сравнительное языкознание, заложившее на базе описатель ных и сопоставительных исследований основы общего языкозна ния (XIX в.);

— системно-структурная лингвистика XX в., поставившая пе ред собой задачу объяснить внутреннюю организацию языка.

К концу XX в. укрепляется следующая тенденция: вскрыть сущ ность языка в единстве его истории (сравнительно-исторический подход) и внутренней организации (системный подход).

На каждом этапе развития лингвистической мысли были со зданы оригинальные теории, приближавшие в борьбе мнений со временное понимание природы и сущности языка. Все их много образие обычно сводят к трем парадигмам, соответственно истол ковывающим сущность языка как явление биологическое или пси хическое, или общественное. Каждый из этих подходов страдал обособленностью, односторонней трактовкой сущности языка и нетерпимостью к другим учениям. Это не могло не вызвать кри тического отношения к ним последующих поколений языкове дов. Однако и сами теории, и их критика содержат немало ценно го для современного понимания сущности языка и поэтому за служивают особого внимания и изучения.

«БИОЛОГИЧЕСКАЯ» ТЕОРИЯ ЯЗЫКА Определение «биологическая» в названии этой теории указы вает на то, что язык понимается в ней как явление прежде всего врожденное, наследственное. Идея врожденности языка привле кала внимание и обывателей, и исследователей, принадлежавших к различным школам и направлениям. В первом случае она полу чила отражение в сказаниях и легендах, во втором — в научных трудах весьма именитых авторов.

В одной из восточных легенд рассказывается о споре могуще ственного падишаха Акбара со своими придворными мудрецами.

Он подверг сомнению утверждения окружающих его интеллектуа лов о врожденном характере языка. Для разрешения спора был поставлен жестокий эксперимент. Несколько младенцев заточили в отрезанном от человеческого мира жилище под присмотром не мых евнухов: если через несколько лет дети окажутся говорящими, то побеждают мудрецы, в противном случае — падишах. Вскоре о споре забыли. Вспомнили о нем лишь через несколько лет. Когда властелин со свитой вошел в здание, где обитали несчастные, пе ред ним открылась жуткая картина: дети рычали, визжали, напо минали скорее зверенышей, чем людей, и никто из них не смог произнести ни единого слова. Мудрецы были посрамлены.

Однако мысль о биологической природе языка не оставляла тех, кто пытался разгадать тайну языка и в более позднее истори ческое время, когда наука достигла весьма высокого уровня. Осо бенно бурно эта проблема обсуждалась в XVII—XVIII вв. под вли янием так называемого философского натурализма (фр. naturalisme от лат. natura «природа»), утверждавшего концепцию «естественно го человека», «естественного общества», «естественной морали» и т.п. Иными словами, природа выступала здесь как единственный и универсальный принцип объяснения всего сущего. В соответ ствии с этим принципом складывается представление о языке как о «естественном организме». Термин этот широко используется в трудах таких лингвистических авторитетов, как братья Август и Фридрих Шлегели, Вильгельм Гумбольдт, Расмус Раск, Франц Бопп, Якоб Гримм, И.И.Срезневский. И все же наиболее при знанным теоретиком биологической концепции языка, главой це лого направления в языкознании XIX в. традиционно считается выдающийся немецкий лингвист Август Шлейхер (1821—1868), из вестный в истории науки о языке как крупный представитель срав нительно-исторического языкознания, автор генеалогической и типологической классификаций языков мира, исследователь про блем языковой эволюции и взаимосвязи языка и мышления. Его натуралистические воззрения сформировались под воздействием нескольких факторов: под влиянием натурализма в философии, его юношеским увлечением естествознанием и под впечатлением гран диозных открытий Ч.Дарвина.

Учение А.Шлейхера создавалось в стенах Лейпцигского уни верситета. Впервые оно было представлено в книге «Языки Евро пы в систематическом освещении» (1850). Здесь язык уподобля ется естественному организму. Еще более откровенно натуралис тические воззрения ученого сформулированы в работе «Немец кий язык» (1860), где язык уже признается организмом. Автор пишет: «Языки, образованные из звуковой материи природные организмы, притом самые высокие из всех, проявляют свойства природного организма...». «Жизнь языка существенно не отлича ется от жизни всех других живых организмов — растений и жи вотных. Как и последние, он имеет период роста от простейших структур к более сложным формам и период старения...» Видимо, все объясняется не столько прямолинейными сужде ниями ученого, сколько их интерпретацией последователями и историками языкознания.

Во-первых, уподобление языка живому организму — дань лингвистической традиции прибегать к аналогиям, используя ме тафорические выражения. Это стиль века. В.Гумбольдт называл язык «природным организмом», для Р.Раска язык — это «явление природы», для И.И.Срезневского — «естественное произведение», «произведение природы».

Во-вторых, имеется и более глубокий смысл этой научной метафоры. Ее содержанием служит и естественное (т.е. без вме шательства человеческой воли) происхождение языка, и действие в языке определенных законов, подобно тем, которые существу ют в природе, и понимание языка как целостного образования, в котором, подобно организму, все элементы находятся в законо мерных связях и отношениях (свойство системы), и способность языка к саморазвитию. При таком подходе натуралистическая тео рия языка не противоречит тем конкретным исследованиям и от крытиям, которые оставили ее создатели лингвистам XX в.

Натуралистическое понимание языка в конце XIX в. укрепля ется в трудах Макса Мюллера (1823—1900), в частности в книге «Наука о языке». В XX в. огромную популярность приобрела тео рия известного американского ученого Ноама Хомского (в аме риканском варианте — Н.Чомски) о биологической «врожденно сти» языка. Автор предпринял попытку объяснить тот неопровер жимый и удивительный факт, что ребенок в возрасте от полутора до двух с половиной лет практически овладевает всем многообра зием форм речевых высказываний. И все это за столь фантасти чески короткий срок! По мысли Н.Хомского, такое положение можно объяснить лишь тем, что ребенок овладевает не всем бес конечным многообразием форм речевых высказываний, а лишь основными грамматическими структурами, которые и служат не обходимыми моделями, образцами для овладения всем возмож ным многообразием форм речевого общения. Это предположение привело его к выводу, что в организации речевого высказывания следует различать два уровня — «глубинные грамматические струк туры» и «поверхностные грамматические структуры» языка.

Глубинные грамматические структуры ученый считает врож денными и поэтому универсальными. Они суть языковой компе тенции человека, т.е. его языковой способности, подобно иным — способности понимать, способности думать, способности запо минать и т.п. По своей сути глубинные грамматические структу ры — это не что иное, как некая совокупность немногочисленных правил построения речевого высказывания, промежуточное звено от мысли к речи (при речеобразовании) и наоборот, от речи к мысли (для процесса понимания высказывания). Биологическая по своей сути теория врожденных языковых способностей вызва ла огромную дискуссию и была подвержена строгой критике. Од нако многие ее прогрессивные идеи и в наше время плодотворно используются в психолингвистике, в теории порождения речи и в нейролингвистике.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К СУЩНОСТИ ЯЗЫКА Подход к языку с точки зрения психологии говорящих предпо лагает рассмотрение языка как психологического явления. Сфор мировался он в лингвистике XIX—XX вв. и предопределил появ ление нескольких направлений лингвистического психологизма — социально-психологического, индивидуально-психологического и психолингвистического. Первые два развивались в рамках исто рического языкознания, а третье своим возникновением обязано синхронному языковедению.

Сторонники социально-психологического направле ния пытались объяснить сущность языка, исходя из социальной природы психологии человека. Основание такого подхода — те зис теоретика лингвистического психологизма Вильгельма фон Гумбольдта о том, что язык является выражением народного духа, под которым он понимал духовную и интеллектуальную деятель ность народа, своеобразие «национального» сознания. Язык — «продукт инстинкта разума», «непроизвольная эманация духа», его главное порождение. Ученый полагал, что язык испытывает воз действие духа народа с нескольких сторон. Прежде всего он по стоянно подпитывается духовной энергией, от силы и мощи ко торой зависят его богатство и гибкость. Во-вторых, характер язы ка зависит от духовного устремления народа, т.е. от его замкну той или открытой для внешней деятельности ориентации. Нако нец, на него воздействует степень предрасположенности духа к языкотворчеству. Такая предрасположенность обусловливает яр кое отражение в языке живого и творческого воображения, гар монии мысли и слова.

Идеи В.Гумбольдта о языке как выражении народного духа, сознания и разума нашли оригинальное развитие в трудах таких выдающихся лингвистов второй половины XIX в., как Гейман Штейнталь, Александр Афанасьевич Потебня, Вильгельм Вундт.

Сущность языка, по их мнению, скрывается в психологии народа.

Вместе с тем они настойчиво пытались доказать, что язык — это такой продукт человеческого духа, который отличается и от логи ческих, и от психологических категорий. Если категории логики по своей сути являются результатами мышления, а психологиче ские категории — это отражение духовной жизни человека в це лом, то язык — специфический продукт истории духовной жизни народа. Согласно их убеждению, динамика и эволюция языковых явлений отражают психические законы мышления. В частности, законами ассоциации и аналогии они объясняли явления метафо ры, метонимии, синекдохи, процессы словообразования. Посколь ку же психические законы мышления, проявляясь в отдельном человеке, принадлежат определенному народу, то «язык является самосознанием, мировоззрением и логикой духа народа» (Г.Штейн таль). Причем истинным хранителем духа народа, по его мнению, следует считать язык в его первозданном виде. На более поздних этапах своего развития язык якобы утрачивает первозданную чи стоту, свежесть и оригинальность проявления духа того или ино го народа.

На фоне этих суждений становятся понятными следующие выводы, к которым приходит В. Вундт в «Психологии народов»:

— дух (психология) народа наиболее ярко проявляется в языке фольклора, мифологии и древнейших формах религии;

— народные обычаи отражены в пословицах, поговорках, ис торических памятниках, манускриптах.

Данное направление психологизма в языкознании ценно тем, что сущность языка в нем рассматривалась с точки зрения его социальности, точнее — социальной (народной) психологии, об щественного сознания. В последней трети XIX в. психологиче ское языкознание в понимании сущности языка подвергается пе реориентации. Отвергая тезис о социально-психологической при роде языка, новое поколение компаративистов рассматривает язык как проявление индивидуальной духовной деятельности.

Индивидуально-психологическое направление по лучило название младограмматизма. Его теоретиками стали уче ные лейпцигской школы языкознания Карл Бругман, Август Лес кин, Герман Остгоф, Герман Пауль, Бертольд Дельбрюк и др., считавшие, что язык существует только в сознании отдельных людей, каждого говорящего индивида. Язык народа вообще как проявление его духа — миф. Вместе с тем они не отрицали обще го языка как нечто среднего, суммарного от индивидуальных язы ков (узус). Будучи психофизиологическим явлением, язык подчи няется в процессе изменений и эволюции психическим законам ассоциации и аналогии.

Несмотря на известные недостатки и ошибочные представле ния о сущности языка, оба направления психологизма в лингвис тике оказали плодотворное влияние на становление современной психолингвистики, сформировавшейся в середине XX в. Это ста ло возможным благодаря устойчивой ориентации отечественной науки о языке, прежде всего в лице Ф.Ф.Фортунатова, И.А.Бо дуэна де Куртенэ и Л.В.Щербы, на «фактор говорящего челове ка». Главный предмет психолингвистики — речевая деятельность, а ее конечная цель — описание психофизиологических механиз мов порождения речи. Составляющие теории речевой деятельно сти следующие:

— понятие языковой компетенции (способности), сформули рованное Н.Хомским;

— речемыслительные категории Л.С.Выготского;

— понятие речевой деятельности А.Н.Леонтьева;

— понятие информации;

— нейропсихологические процессы, описанные А.Р.Лурия и его учениками. Даже поверхностное знакомство с основными по нятиями теории речевой деятельности позволяет сделать вывод о том, что сущность языка никак не вкладывается в рамки ни соци альной, ни индивидуальной психологии. Познание сущности языка предполагает обсуждение его общественной природы.

ЯЗЫК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ Положение о том, что язык по своей природе социален, стало лингвистической аксиомой. Его произносят как заклинание, когда хотят подчеркнуть свою принадлежность к материалистически мыслящим языковедам. Однако одно лишь признание социальной сущности языка не только не решает всех проблем, связанных с осмыслением данного феномена, но и обостряет некоторые из них.

Наиболее убедительно социальная природа языка обнаружива ется в процессе критики крайнего проявления его биологическо го и психологического понимания. При этом становится очевид ным, что язык — исключительно человеческое свойство. По ос новным своим характеристикам он в принципе отличается от так называемого «языка животных». А ведь именно наличие «языка» не только человеческого, но и в мире животных использовалось в качестве аргумента его биологической природы.

Действительно, многие из нас наблюдали, как «понимают» на седку ее маленькие цыплята, как токуют тетерева, какие звуковые призывы издают звери в свой брачный период. По наблюдениям биологов, своеобразными способами «общения» обладают даже пчелы и муравьи. Однако такого рода сигналы можно называть языком лишь условно, ни в коем случае не отождествляя их с языком человека. Дело в том, что «язык животных» имеет исклю чительно биологическую природу. Прежде всего он является врож денным свойством, т.е. не приобретается после рождения, ему не учатся. Это дар природы. Ученые провели с этой целью простой эксперимент. Из-под наседки взяли яйцо с уже живым, но еще находящимся в скорлупе цыпленком и положили его на стекло.

Включили магнитофон с записью предостерегающих сигналов на седки. И что бы вы думали? Яйцо покатилось, так как цыпленок немедленно отреагировал, его взбудоражил сигнал «опасность!».

Такие сигналы имеют специфическое по своей природе физиоло гическое назначение, обусловленное необходимостью питаться, размножаться или сохранять себя и себе подобных в минуты уг розы для жизни. Кроме того, «язык животных» не является созна тельным средством передачи информации. Он — средство выра жения физиологических потребностей и связанных с ними эмо циональных состояний (возбуждения, удовлетворения, страха и т.п.). У пчел средством такого выражения служат своего рода «танцы», у муравьев — выделение на брюшке ароматизированно го вещества, след от которого указывает на источник возбуждения (например, пищу). Иными словами, «язык животных» связан с инстинктом и как врожденное свойство передается вместе с гене тическим кодом. Язык же человека по своей природе социален.

Он социален по происхождению, поскольку возник в силу обще ственной потребности в средстве общения. Язык обслуживает об щество и ни возникнуть, ни существовать, ни развиваться вне его не может. Язык, который не используется обществом в качестве средства общения, умирает. Такова судьба латинского, древнегре ческого и некоторых других языков, называемых в лингвистике «мертвыми». Вне человеческого общества ребенок не способен овладеть языком. Об этом свидетельствуют случаи, когда дети, по разным причинам оказавшиеся в звериных стаях, чаще всего вол чьих, обнаруживают все повадки вскормивших их животных, а сугубо человеческим свойством, каким является язык, не облада ют. История человечества знает несколько таких случаев. Об од ном из них в марте 1985 г. сообщила газета «Известия». Около девяти лет назад, говорится в статье, в джунглях индийского шта та Уттар-Прадеш в волчьем логове был найден ребенок. Совре менный Маугли так же, как и у Р.Киплинга, ел только сырое мясо, ходил на четвереньках. Люди, нашедшие его, дали ему при ют и человеческое имя Раму, научили одеваться, есть горячую пищу. Однако говорить он так и не научился. Рассказав о судьбе «волчонка», агентство Рейтер с сожалением сообщило, что недав но он умер;

жизнь в «неволе» оказалась ему не под силу.

Подобные случаи, а их науке известно около 14, служат нео провержимым свидетельством тому, что человек овладевает язы ком только в обществе, в том коллективе, в котором он растет и воспитывается, особенно в первые 3—4 года своей жизни. При чем на этот сложный процесс не влияют ни принадлежность к расе или национальности, ни язык родителей, если ребенок вос питывается без них в иноязычной среде: сам по себе он никогда не станет говорить на родном языке. Независимо от своей этни ческой принадлежности малыши обладают равными способностями для овладения любым языком. Дети представителей черной и жел той рас, рожденные за пределами своего континента, овладевают языком соответствующего народа наравне с детьми белой расы (английским в Великобритании, США;

французским во франко язычных странах и т.п.). Эти и сходные с ними суждения стали хрестоматийными, и общественная сущность языка ныне не под вергается сомнению.

Вместе с тем сомнительными представляются некоторые наи более радикальные, крайние толкования общественного характе ра языка. Без них трудно представить отечественные учебные по собия 20—70-х годов XX в. Такое положение объясняется стрем лением некоторых ученых (главным образом, идеологов «самого материалистического» и «единственно марксистского» «нового учения о языке») полностью отмежеваться от «буржуазного язы кознания».

Демаркационной линией стало понимание природы и сущно сти языка. Вопроса о том, в какой мере язык — явление обще ственное, не существовало. По утверждению создателя «нового учения о языке» Н.Я.Марра и его последователей, язык — яв ление исключительно социальное. Отсюда — следующий по стулат: все языковые ярусы социально обусловлены, отражают жизнь общества и всецело зависят от происходящих в нем про цессов.

Предельно ясно эта позиция сформулирована самим Н.Я.Мар ром: «Лингвистические факты приводят нас к объяснению орга нических связей между общественным строем и структурой язы ка»1. Вульгарно-социологический тезис о том, что в языке все обусловлено общественными факторами, в различных модифика циях красной нитью проходит в работах языковедов последую щих десятилетий. В некоторых из них делается попытка «смяг чить» откровения и пороки марризма признанием наличия в язы ке его внутренних законов (Ф.П.Филин, Р.А.Будагов, Ю.Д.Де шериев, В.З.Панфилов).

Для создания адекватной теории о сущности языка необходи мо исходить из того, что он обслуживает самые разные сферы деятельности человека, сам является важнейшим видом этой дея тельности. Следовательно, в нем должны отражаться различные стороны человеческой природы — биологическая, психическая и социальная. В связи с таким подходом становится понятным стрем ление ученых раскрыть многокачественную природу языка.

Марр Н.Я. Избранные работы. — Л., 1935. — Т. 1. — С. 189.

МНОГОКАЧЕСТВЕННАЯ ПРИРОДА ЯЗЫКА В современном языкознании объяснение сущности языка с методологических позиций отдельно взятого направления (био логического, психологического или социального) становится явно неудовлетворительным. Природа языка, его эволюционные и функ циональные механизмы так же сложны и многообразны, как и сам человек, специфическим видом деятельности которого он является. Поэтому сущность языка может быть раскрыта лишь в процессе познания речевого онтогенеза1 человека (в частности, изучения детской речи), используя данные генетики, психофизио логии, нейропсихологии и т.п. Такое осмысление сущности язы ка обещает приблизить нас к истине, хотя в настоящее время та кой подход представлен не столько достоверными выводами, сколь ко острыми дискуссиями и предположениями. О размахе и остро те споров может дать представление прежде всего дискуссия меж ду Н.Хомским, Ж.Пиаже и Ф.Жакобом. Теоретической основой данного подхода служат исследования отечественных нейролинг вистов под руководством А.Р.Лурия.

В центре обсуждения оказывается гипотеза Н. Хомского о врож денности «глубинной грамматической структуры» как специфи ческого устройства человеческого разума, служащего механизмом овладения конкретным языком. Врожденную языковую способ ность он сравнивает с врожденностью зрительной системы. «Био логические основания» такого понимания находят в анатомии и функционировании человеческого мозга (Э.Леннеберг). Язык в таком случае предстает как средство выражения познавательных функций мозга, таких как категоризация (обобщающие объеди нения однородных явлений в крупные классы или разряды) и переработка информации (сведений), поступающих извне.

Возникают вопросы: как поступает информация извне? Ка кие механизмы человеческого мозга обеспечивают ее переработ ку? Каким образом эта информация получает языковое выраже ние? Ответить на них или хотя бы точнее приблизиться к истине помогает наука, изучающая человеческий мозг — важнейшую со ставляющую часть центральной нервной системы, которая соб ственно и воспринимает поступающую извне информацию. Про исходит это благодаря миллионам рецепторов2 человеческого организма, постоянно следящих за изменениями внешней и внут ренней среды. Воспринимаемые раздражения передаются в клетки нашего организма. Сотни тысяч клеток, называемых мотонейро Онтогенез — индивидуальное развитие организма от стадии оплодотво рения до окончания индивидуальной жизни.

Рецепторы — конечные образования нервов, способные воспринимать раз дражения из внешней или из внутренней среды организма.

нами1, управляют движениями мышц и секрецией желез. А связу ющая их сложная сеть из миллиардов клеток, называемых нейро нами2, непрерывно сопоставляет сигналы от рецепторов с сигна лами, в которых закодирован прошлый опыт, и обрушивает на мотонейроны команды для соответствующей реакции человека на раздражение среды. Человеческий мозг представляет собой сово купность миллиардов нейронов, образующих сложно переплетен ные сети. Поэтому сигнал, поступивший от рецептора, мгновен но взаимодействует с миллиардами других, полученных системой раньше. Для наглядного представления о структуре нейрона и механизме передачи сигналов имеет смысл познакомиться со схе мой М.Арбиба, автора известной книги «Метафорический мозг» (рис. 1).

Рис. 1. Структура нейрона Возбуждение рецепторов изменяет мембранные возможности отростков нейрона — дендритов (1) и тела клетки (2). Результаты этих изменений (эффекты) сосредоточиваются на аксонном хол мике (3), а затем импульс мембранного характера распространя ется по аксону (4) — удлиненному волокну — и его конечным (утолщенным в виде луковички) разветвлениям (5). При этом важ но, что луковички располагаются на других нейронах, что позво ляет изменять мембранный потенциал уже этих (других) нейро нов или мышечных волокон. Поток информации проходит от ней рона к нейрону в направлении, указанном на схеме стрелками.

Кора головного мозга человека, по мнению специалистов, пред ставляет слой толщиной всего лишь в 60—100 нейронов. Для того, чтобы в ограниченном пространстве черепа могло уместиться не сколько миллиардов нейронов, образуется множество складок. Их называют бороздами, а выступающую между двумя бороздами Мотонейроны — двигательные нейроны.

Нейрон, или неврон, — нервная клетка со всеми отходящими от нее отрост ками (невритами и дендритами) и их конечными разветвлениями.

ткань — извилинами. Нейрофизиологические исследования по казали, что борозды и извилины, распределяясь в левом и правом полушариях коры головного мозга, образуют специализирован ные зоны, отвечающие за определенные познавательные функ ции. В каждом полушарии головного мозга выделяют четыре доли — лобную, височную, теменную и затылочную. Область боль ших полушарий, примыкающих к центральной, или роландовой, борозде, называют сенсомоторной, а остальные области коры моз га — ассоциативными. Сенсомоторная область отвечает за слухо вую и зрительную деятельность, а также звуковую речь, посколь ку «из всех сенсорных воздействий для человека самым чувствен ным, богатым и тонким является звук и его прием слухом» (Н.И.Жинкин).

Рис. 2. Речевые зоны коры головного мозга В процессе изучения патологии речи были открыты две основ ные речевые зоны — П.Брока, отвечающая за производство речи (говорение), и К.Вернике, отвечающая за восприятие и понима ние чужой речи (рис. 2). Это доказывается многочисленными фак тами нарушения речи — афазией. Люди с поражениями зоны Брока понимают речь, но затрудняются организовать слова во фразы, поэтому ее нарушения называют моторной афазией. У больных с повреждениями зоны Вернике собственная речь не нарушается, но воспринимать и воспроизводить речь других людей они не могут.

Этот тип афазии называется сенсорной. Поскольку обе зоны рас положены в левом полушарии коры головного мозга, то его при нято считать доминантным — главным. Оно управляет движени ем правой — главной — руки и речевой деятельностью. В нем сосредоточено все словесное, интеллектуальное, абстрактное, ана литическое, объективное, временное. Это предполагает существо вание в левом полушарии не только сенсомоторных, но и других не менее важных речевых механизмов. Их деятельностью руково дят центры, сопредельные с зонами Брока и Вернике. В лобной доле левого полушария спереди от зоны Брока расположено еще несколько речевых центров, которые управляют механизмами сцеп ления единиц речи, — реализуют способность звуков сочетаться в слоги, морфем — в слова, слов — в предложения, предложений — в связный текст. Иными словами, эти зоны приводят в действие синтагматические механизмы, причем более «передние» речевые центры обладают способностью к более высокому уровню орга низации речи.

В задней части левого полушария (его височная, теменная и затылочная доли) за зоной Вернике расположены механизмы объе динения однородных единиц в классы, разряды, категории на ос нове какого-либо общего их признака. Наиболее хорошо извест ными еще из школьной программы классами такого рода являют ся синонимические и антонимические отношения языковых еди ниц, которые называются парадигматическими. Благодаря меха низму парадигматики все единицы языка хранятся в нашей памя ти в виде блоков, полей, групп, рядов.

Правое полушарие ответственно прежде всего за наглядное восприятие внешнего мира. В его ведении все зрительное, образ ное, чувственное, интуитивное, конкретное, синтетическое и субъективное. Здесь преобладают ассоциативные области мозга, деятельность которых по данным нейролингвистики также важна для возникновения, развития и функционирования языка. Левое и правое полушария работают как единая система, и поэтому имеются биологические (нейрофизиологические) основания: по лушария головного мозга связаны соединительными нервными нитями. По ним и происходит обмен информацией, благодаря чему язык оказывается посредником между человеком и средой, в которой он живет. Дело в том, что левое полушарие снабжает речемыслительную деятельность информацией о словах, храня щихся в нем в виде звуковых образов, а правое посылает инфор мацию о своем арсенале зрительных и чувственных образов — мыслительных копий окружающего мира.

Наиболее общая схема такого взаимодействия вырисовывается следующим образом. Сигнал из внешнего мира поступает на ре цепторы правого полушария, где возникает некая целостная кар тина-образ. Если ее оказывается недостаточно, то возникает не обходимость расчленить целостный образ на его составляющие и назвать их. Но это уже «функциональные обязанности» левого полушария, которое располагает грамматикой (набором абстракт ных слов, служебных частей речи, синонимическими структура ми, трансформами и т.п.), и поэтому информация передается в его распоряжение. После членения и преобразования в более слож ную структуру название «перебрасывается» снова в правое полу шарие, где происходит сопоставление с изначальной картиной (эталоном). Если человек считает, что название не отвечает эта лону, то процедура повторяется.

Возникает вопрос: каков механизм приема и передачи инфор мации? Современная наука пока находится в состоянии поиска ответа на него, однако уже сейчас не вызывает сомнений то, что механизм этот обладает нейропсихологической природой. Он ле жит в основе возникновения и функционирования языка, а также овладения языком детьми.

Новейшие молекулярно-биологические исследования убежда ют, что в основе работы мозга в процессе возникновения языка лежат сложные генетические и физиологические механизмы. Ока залось, что порождение речи, процесс возбуждения захватывают не только речевые зоны (Брока, Вернике), но и всю нейронную систему мозга1 — левое и правое полушария. Возбуждение ней ронных структур происходит в результате увеличения кровотока и количества кислорода. Таким способом нейрон получает свое главное «горючее» — глюкозу, а за счет окисления создается не обходимая для работы речевых зон энергия, носителями которой являются ядра водорода. Атомы водорода входят в состав воды, которой богата мозговая ткань, особенно ее серое вещество, вы полняющее мыслительно-речевые функции. Не случайно повреж дение мозговой ткани (особенно боковых отделов левого полуша рия) приводит к замедлению речи и нарушению словесной памя ти. Память же играет исключительно важную роль по обеспече нию нормального функционирования речевых зон человеческого мозга.

В наиболее общем определении память — это свойство мозга хранить информацию, которая необходима для речемыслитель ной деятельности человека. Итак, информация должна храниться и передаваться. Функцию хранения информации выполняют ДНК (дезоксорибонуклеиновые кислоты), а функцию передачи — по следовательные цепочки аминокислот в белке, которые выполня ют роль химического сообщения. Мозг, следовательно, распола гает двумя типами кодов, двумя «алфавитами» — ДНК и белко вым. Оба типа «алфавитов» служат, по определению ученых, ге нетическим языком человека, обнаруживающим изоморфизм2 с естественным языком, т.е. одинаковое (точнее, принципиально сходное) устройство. Одни исследователи объясняют такой изо См.: Лалаянц И.Э., Милованова Л.С. Новейшие исследования ме ханизмов языковой функции мозга // Вопросы языкознания. — 1992. — № 2. — С. 120.

Изоморфизм (< греч. isos — равный, одинаковый, подобный и morphe — вид, форма) — свойство каких-либо вещей или явлений иметь одинаковое строение.

морфизм сходством функций генетического и естественного язы ков — хранить и передавать информацию (эту точку зрения от стаивает биолог Франсуа Жакоб);

другие, например, Роман Якоб сон, придерживаются мнения, что сходство этих языков обуслов лено их «родственными отношениями», что языковой код возник по образцу и структурным принципам кода генетического.

Дальнейшее изучение подобного изоморфизма обещает рас ширить наши знания о закономерностях накопления, хранения и переработки информации, связанных с мышлением. Мышле ние и язык возникли, по данным современной науки, в резуль тате единого эволюционного процесса. Звуковой язык появил ся вместе с возникновением человека. Он формировался на ос нове уже имевшихся голосового и слухового аппаратов, спо собных соответственно производить и воспринимать акустиче ские сигналы (свойство также и животных). В процессе эволю ции человека звуковые сигналы превращались в сложнейшую систему символов, знаков, наиболее совершенными из которых являются языковые знаки. Очевидно, изначально эти знаки имели непосредственные (прямые) связи с предметами окружающего мира. Затем произошло замещение и полное вытеснение реаль ных связей условными, в результате чего знаки стали воспроиз водимыми. Это свойство необходимо не только для того, чтобы, подобно генетическому коду, хранить и передавать информацию, но и для выполнения общественных функций естественным язы ком. Свойство изоморфизма генетического и языкового кодов объясняется, надо полагать, единством глобального эволюцион ного процесса.

И все же рассматриваемые аспекты сущности языка не должны создавать иллюзии о «биологической» природе языка. Их скорее можно отнести к биологическим предпосылкам, обеспечивающим и возникновение, и функционирование языка человека. Ведь сам человек — не просто «биологическая» категория, а человеческое живое существо, в котором теснейшим образом сплетаются био логические, психические и социальные факторы. Иными слова ми, человек — это существо живое, разумное и общественное.

Это означает, что генетическая база человека позволяет включиться в социальную сферу жизни и обрести язык как средство форми рования мысли и общения.

Биопсихическая база состоит из двух уровней. На первом — анатомо-физиологическом — закладываются генетические основы языка. Во-первых, здесь происходит формирование корковых зон головного мозга. Во-вторых, вырабатываются следующие, необ ходимые для речевой деятельности, рефлексы:

— «схватывания новизны» (умение сосредоточивать внимание, следить за раздражителями, такими как свет, звук, прикоснове ние);

— слежения за предметами (безусловный характер его не вы зывает сомнений: он проявляется и у слепых от рождения детей, хотя впоследствии и оттормаживается);

— хватательный и переступательный, на основе которых раз виваются различные моторные (двигательные) системы челове ка, — без них была бы невозможна речевая деятельность.

На втором — психофизиологическом уровне, — возможности пер вого становятся реальными механизмами речи. Эти уровни не разделены во времени;

об органическом взаимодействии биоло гического и социального в развитии психики говорит уже тот факт, что даже в первые часы жизни ребенка звуковой язык активизи рует именно левое полушарие с его речевыми зонами. Следова тельно, доминантность левого полушария в речевой деятельности врожденная.

Наследственной является способность выделять акустические сигналы, которые оказываются универсальными. Лишь к концу первого года жизни ребенок начинает воспринимать только те звуковые признаки, которые есть в языке окружающих. Генети чески обусловленными являются и предречевые механизмы зву кообразования, такие как гуление и лепет. Именно врожденно стью объясняется их наличие у глухих детей. На этапе гуления любой ребенок «сучит» языком так же естественно, как ножками и ручками. Он как бы тренирует свой речевой аппарат. Гуление — это практическое освоение языка как лингвальной (языковой) спо собности. Происходит оно по типу самонаучения. Принцип под ражания здесь исключается. Ребенок в этот период не способен подражать, он скорее напоминает птицу, которая учится летать не потому, что ее обучают аэронавтике, а потому, что сама пробу ет крылья. Вскоре гуление сменяется лепетом — самоподража тельным повторением одинаковых слогов — мы-мы-мы, ма-ма ма, ды-ды-ды, ma-ma-ma и т.п. Происходит это также спонтанно, самопроизвольно, без внешнего воздействия. Как птица поет песнь без выучки, так и ребенок лепечет в подражание самому себе, ради собственного удовольствия, забавы. Он даже не слышит (не различает) двух звуков в слоге. Для него лепет — слоговая гимна стика и только.

Социальные факторы включаются лишь тогда, когда ребенок начинает реагировать на ласковый голос, мелодию, т.е. когда на чинается общение. С того момента наступает научение, подража ние звуковой речи взрослых, произнесение слогов уже не для са мого себя, а для общения с другими. Возникает обратная связь — основа коммуникации: ребенок слышит самого себя, контролиру ет произносимое, воздействует на других. Речевая деятельность все больше приобретает общественный характер.

С другой стороны, обнаружены биологические предпосылки раннего общения ребенка со взрослыми. Вначале — это общение на уровне эмоций. Эмоциональное состояние матери восприни мается ребенком еще в утробе. Можно сказать, что отработка на выков общения начинается задолго до речевой коммуникации.

Со второго полугодия закладываются основы речевой деятельно сти: формируется внутренняя речь и создается база для знакового общения.

Внутренняя речь еще не использует ни грамматики, ни лекси ки. Она оперирует логическими, смысловыми связями или, по определению Н.И.Жинкина, «универсальным предметным кодом» (УПК). УПК — это пространственные схемы, наглядные пред ставления, отголоски интонации, отдельные слова. Это язык-по средник, на который осуществляется перевод замысла на общедо ступный язык. На его основе происходит взаимопонимание гово рящих.

На последнем этапе речевого общения внутренняя речь пере водится во внешнюю. Ее задача — выразить мысль словесно, сде лать ее достоянием других. В этом смысле речевое общение соци ально. Однако и оно не лишено нейропсихологического основа ния. Дело в том, что мысль — явление психическое, а значит, идеальное. Но бесплотных идей вне материального носителя не существует. Такими материальными носителями выступают зна ки — доречевые средства общения (жесты, мимика, звуковые сиг налы, предметы), или «протоязыки», которые делают ребенка уча стником коммуникативного процесса1, и языковые знаки — зву ковые или графические буквы. Внешняя речь (речевое общение) использует языковые (речевые) знаки. Знаковая функция — функ ция сообщения мысли — в естественном языке устанавливается первоначально самопроизвольно для осуществления коммуника тивного намерения, позже, в развитом языке, — и спонтанно, и намеренно. Язык в этом процессе служит средством пробуждения у слушающего идей и представлений, аналогичных мыслям гово рящего. Нейропсихологический механизм этого процесса заклю чен в условно-рефлекторной деятельности человека, основы ко торой представлены в учении И.П.Павлова о второй сигнальной системе. В отличие от первой сигнальной системы2 ее сигналы яв ляются знаковыми, т.е. обладают социально обусловленной и осоз нанной сущностью. Они предназначены для осуществления ком муникативного намерения и поэтому имеют условный характер.

Все это убеждает в том, что сущность языка в плане его воз никновения и с точки зрения функционирования определяется тесным сплетением биологических, психологических и соци альных факторов. Ими объясняются многие «живые» процес См.: Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. — М., 1982.

Сигналами первой сигнальной системы служат безусловные, инстинктив ные раздражители, чувственные образы.

сы, происходящие в современном языке. Биологическими осо бенностями человеческого организма объясняется тенденция к экономии звуковых средств. Человеческий организм противит ся чрезмерной детализации1. Отсюда в языке ограниченное ко личество звуковых и грамматических средств (фонем, падежей, грамматических времен и т.п.). Действие этой тенденции обнару живается в стремлении облегчить произношение (ассимиляция, диссимиляция, упрощение групп согласных, редукция гласных в безударных слогах и т.д. — см. раздел «Фонетика»). Нейрофизио логические законы лежат в основе восприятия окружающего мира.

Наиболее ярким проявлением этих законов является типизация — сведение некоторого множества языковых явлений к небольшому числу типовых образов, моделей (части речи, образцы склонения и спряжения, модели словообразования и т.п.). Огромное значе ние в жизни языка имеют психические законы, прежде всего за коны ассоциации и аналогии. Они проявляются в семантике язы ка, в сфере фонологии, лексикологии, фразеологии, словообразо вания, грамматики (понятие фонемы, значения языковых единиц, метафора, метонимия и др.). И наконец, сущность языка опреде ляется его внутренними законами, которые обнаруживаются в различного рода его изменениях (фонетических, морфологических и др.), а также в особенностях его употребления.

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПОРОЖДЕНИЯ РЕЧИ Порождение речи происходит в процессе речевой деятельно сти, направленной на вербализацию мысли. Это путь от мысли к слову (см. рис. 2).

Путь от мысли к слову состоит главным образом в подготовке речевого высказывания. Известный психолингвист А.Р.Лурия выделяет на этом пути 4 этапа. Начинается он с мотива и общего замысла (1-й этап). Затем проходит через стадию внутренней речи, которая опирается на схемы семантической записи (2-й этап). За ним следует этап формирования глубинной синтаксической струк туры (3-й этап). Завершается порождение речи развертыванием внешнего речевого высказывания (4-й этап).

Различают две фазы порождения речи:

1) довербальную стадию речи;

она связана с появлением у го ворящего замысла;

2) вербальную стадию, когда личностные смыслы обретают сло весное выражение.

Названные стадии затрагивают соответственно работу правого и левого полушарий коры головного мозга в их тесном взаимо См.: Серебренников Б.А. О материалистическом подходе к явлениям языка. — М., 1983. — С. 48—49.

действии. При этом каждое из двух полушарий отвечает за «свой» участок речемыслительной деятельности. На «внутреннем экра не» правого полушария проносятся образы, картины, рисуется воображаемая ситуация, а на «дисплее» левого полушария возни кают не столько смутные образы, сколько подписи под ними1.

Взаимодействие правого и левого полушарий подчиняется в процессе речепорождения одной главной цели: переводу мысли в речь. Преобразование мысли в речь сопряжено с трансформиро ванием многомерного мыслительного образа в одномерное, ли нейное высказывание.

Поскольку существуют разные типы мышления и среди них такие довербальные, как образное, наглядное, предметное, то ло гично предположить, что замысел — это результат довербального мышления. На этом этапе происходит осмысление предмета речи при помощи неязыковых знаков — предметных, образных, ситуа тивных. Мысль как «опредмеченная потребность» становится внут ренним мотивом, тем, что конкретно и непосредственно побуж дает к коммуникативной деятельности. Это начальный этап рече вой деятельности. Психолингвисты называют его мотивационно побуждающим уровнем. В нем сплетаются потребность, предмет и мотив. А по словам Л.С.Выготского, «мотивирующая сфера на шего сознания... охватывает наше влечение, потребности, наши интересы и побуждения...». Это уровень объединения мотива (как побуждающего начала) и коммуникативного намерения (КН) гово рящего, где обозначается конкретная цель будущего высказыва ния (определить, уточнить, спросить, призвать, осудить, одобрить, посоветовать, потребовать и т.п.). КН определяет роль говоряще го в общении. На данном уровне говорящий выделяет предмет и тему высказывания, он знает о ч е м, а не ч т о говорить.

Вторая стадия порождения речи называется формирующей.

Здесь происходит формирование мысли в: а) логическом и б) язы ковом аспектах. На логическом, или смыслообразующем, под уровне формируется общий замысел, определяется смысловая схема высказывания, моделируется его «семантическая запись». На уров не формирования речепорождающего процесса А.А.Леонтьев, известный отечественный психолингвист, различает: а) внутрен нее программирование и б) формирование «грамматики мысли»:

пространственно-понятийной схемы (схемы соотношения поня тий) и схемы временной развертки мысли. А.А.Леонтьев требует строгого разграничения замысла и программы. Замысел — лишь начальная фаза внутреннего программирования. Как нерасчленен ный смысл высказывания замысел реализуется в виде предметно изобразительного кода (внутренней речи, которая, по данным См.: Кубрякова Е.С. Номинативный аспект речевой деятельности. — М., 1986. — С. 39.

Л.С.Выготского, представляет собой «речь почти без слов»). Про грамма же призвана раскрыть замысел, расположив личностные смыслы в логической последовательности. Она отвечает на воп рос: что и как (в какой последовательности) сказать?

Внутреннюю программу речепорождения следует отличать от:

а) внутреннего проговаривания и б) внутренней речи. Это — наи более глубинный и абстрактный уровень речевой деятельности.

Многие элементы внутренней программы авербальны, т.е. не свя заны с каким-либо конкретным языком. Они скорее всего связа ны с общечеловеческими способностями к членораздельной речи, членению мира, к построению высказывания и т.д.

На основе психолингвистических данных суть внутренней про граммы определяется следующими свойствами: а) ее структура но сит линейный характер;

б) компонентами программы выступают надсловные единицы типа субъект, предикат, объект (схематично:

кто-то делает что-то, направленное на что-то);

в) внутреннее про граммирование оперирует не лексическими значениями, а личност ными «смыслами»;

г) такое программирование представляет собой акт предикации (по А.А.Шахматову, операции сочетания двух пред ставлений). Операция предицирования, собственно, и отличает просто слово зима от предложения Зима. Во втором случае содержится ут верждение, что имеется, наличествует зима. В ряде европейских язы ков предикация выражается в глаголе-связке (is — в английском, ist — в немецком, в русском — в прошедшем времени: Была зима).

На языковом подуровне мысль формулируется так:

1) включается механизм синтаксирования (грамматического структурирования) будущего высказывания. Структурируется схема предложения, в которой пока нет места для конкретных слов. Пред ложение на этой фазе порождения речи состоит лишь из слово форм;

2) смысл высказывания порождается механизмом номина ции (выбора слов). Так синтаксическая схема высказывания за полняется соответствующими словами. На месте словоформы воз никает слово. Это и обеспечивает «перевод» личностных смыслов на языковые значения, понятные всем членам данного языкового коллектива.

Поскольку мозг человека — многоканальное устройство, мно гие речемыслительные механизмы включаются одновременно.

Поэтому формирующий уровень речепроизводства наряду с син таксированием и номинацией включает в работу артикуляцион ную программу. Ее задача — управлять произносительными дви жениями. Сами произносительные движения представляют собой процесс преобразования единиц формирующего уровня в акусти ческие сигналы, т.е. во внешнюю речь. Процесс порождения речи завершается ее озвучиванием.

Язык — многокачественное образование, сущность которого не может быть полностью раскрыта без рассмотрения его функций.

ФУНКЦИИ ЯЗЫКА Кроме собственной значимости проблема функций языка име ет важное значение для теоретического осмысления его сущно сти. Однако, несмотря на глобальный характер этой проблемы, еди ного понимания количества и содержания функций языка в линг вистике не достигнуто. Для решения этой проблемы необходимо прежде всего уяснить, что такое функция языка вообще. Пожа луй, наиболее глубокое определение этому феномену находим у В.А.Аврорина. Функция языка как научное понятие есть практи ческое проявление сущности языка, реализации его назначения в системе общественных явлений, специфическое действие языка, обусловленное самой его природой, то, без чего язык не может существовать, как не существует материя без движения. Итак, функции и сущность языка — его взаимообусловленные стороны.

Поскольку же язык по своей сущности — средство общения, то рассмотрение его функций целесообразно начинать с коммуника тивной (об общественных функциях языка см. на с. 82).

Почти все исследователи признают коммуникативную функ цию первичной. Коммуникативная функция языка рассматрива ется как сложное интегрированное явление, в котором совмеща ются все основные его свойства. Однако традиционно выделяют не одну (коммуникативную) функцию языка, а несколько. При чем функциональный его «репертуар» весьма пестрый: Р.В.Пазу хин, вслед за Г.В.Колшанским, называет одну функцию — ком муникативную, В.З.Панфилов — две, В.А.Аврорин — четыре, А.А.Леонтьев — значительно больше.

Сторонники полифункциональности подчеркивают важность условий конкретного функционирования языка. Функции языка (их количество и характер) в таком случае определяются условия ми его использования, в связи с чем выделяют следующие: ком муникативную, мыслеформирующую, экспрессивную, волюнта тивную, фатическую, познавательную, эстетическую (поэтиче скую), эвристическую, регулирующую и др.

Делаются также попытки разграничить функции языка и функ ции речи, а внутри каждой группы установить иерархию функций.

Достоинством монофункционального подхода к языку являет ся сохранение единства его системы. И все же, если большинство функций можно интегрировать в основной — коммуникативной (как ее разновидности), то две из них — эмотивную и экспрессив ную — невозможно представить в ряду вариантов коммуникатив ной функции: отсутствует элемент коммуникативности.

Действительно, язык называет реалии окружающего мира и вы ражает наши мысли и чувства, используется в познавательных це лях и является этнокультурологическим средством, устанавливает контакты и т.п. Однако все это лишь отдельные (хотя и наиболее важные) моменты его единого и общего назначения — быть уни версальным средством речемыслительной коммуникации. Так, предметная соотнесенность знаков языка (языковая референция) необходима для знаковой координации деятельности людей. Ины ми словами, языковая референция и номинация — необходимое свойство языка как средства коммуникации. Важным свойством его является экспрессивность, без которой невозможны воздей ствие на деятельность воспринимающего речь субъекта и ее коор динация с деятельностью говорящего. Следовательно, языковая экспрессия — это коммуникативно обусловленная способность языка. И наконец, язык, не будучи специальным средством по знания (для этого имеется мозг), используется в коммуникатив ном познании, в котором осуществляется знаковая координация знаний людей, их отношения к миру эмоций и т.п. В коммуника тивном назначении языка содержатся и другие его употребления в качестве эстетического, дейктического, кумулятивного и преоб разующего информацию средства. В своей совокупности такие свойства и употребления языка отражают его сущность.

В современной теории языкознания понятие «функции языка» используется в качестве главного критерия выделения языковых единиц и их соотношения в структуре языка. Основной функци ей языка признается функция организации деятельности, реали зующаяся через языковые единицы. В основу их классификации положены два типа организующей функции — реализации и ма нифестации. Каждая единица языка определяется в системе этих двух типов функций.

Поскольку основная цель общения — установление взаимо действия между членами человеческого коллектива, то язык ока зывается средством реализации этого взаимодействия, или регу лятором поведения. Эту функцию (функцию регуляции) осуще ствляют единицы высшего класса — единицы коммуникативного контакта. Коммуникативный контакт определяет следующие функ ции других единиц языка: воздействия (средство реализации этой функции — высказывание), описания (средство реализации — системы элементарных моделей), моделирования (функция пред ложения — модель модели действительности), отношений (ее ре ализуют члены предложения), адресная (номинативная, осуще ствляемая при помощи слов), указания (ее реализуют морфемы), различения, реализуемая фонемами.

Выделенные выше уровни называются семантическими. Им соответствуют функции реализации. Они связаны с формой реа лизации языка в материальных единицах речи. Причем в речи единицы языка реализуются в разных своих вариантах и вариаци ях. Речевая модификация единиц языка обусловливается двумя факторами: одной из функций языка — функцией воздействия и его прагматическим характером.

Если природа языковых единиц зависит исключительно от их места в системе, то семантика и форма единицы задаются систе мой, и следовательно, все единицы уже существуют до их упо требления предположительно.

Поскольку прагматический аспект является ведущим в языке, то от него зависит диапазон вариативности языковых единиц в речи. Механизмом вариативности единиц языка в речи служит комбинаторность компонентов единицы. Комбинирование эле ментарных «частиц» единицы происходит в речи и обусловливает ее практически неограниченные акустические вариации. Поэто му возникает необходимость в рассмотрении корреляции речевых (этических) и языковых (эмических) единиц. Обычно эмическая единица понимается как класс этических (например, фонема — класс аллофонов, морфема — класс морфов и т.п.).

Вопросы и задания 1. Расскажите о легендарных представлениях о природе и сущности языка.

2. Как вы относитесь к «биологической теории» природы и сущности языка?

3. Каковы достоинства и недостатки психологического понимания сущности языка?

4. Язык — явление общественное? В какой степени?

5. Как вы понимаете многокачественность природы языка?

6. Назовите и охарактеризуйте основные этапы порождения речи.

7. В чем дискуссионность современных представлений о функциях языка?

Рекомендуемая литература Основная Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. — М., 1969.

Серебренников Б.А. О материалистическом подходе к явлени ям языка. — М., 1983.

Язык и мышление // Русский язык: Энциклопедия. — М., 1979.

Дополнительная Будагов Р.А. Что такое общественная природа языка? // Вопросы языкознания. — 1975. — № 3. — С. 27—39.

Панов Е.Н. Знаки. Символы. Языки. — М., 1980.

Панфилов В.З. О некоторых аспектах социальной природы язы ка // Вопросы языкознания. — 1982. — № 6. — С. 28—44.

ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЯЗЫКА Вопрос о происхождении языка относится к фундаментальным проблемам теоретической лингвистики. Его осмысление сопря жено с пониманием природы и сущности языка. Проблема его происхождения не является собственно лингвистической. Пожа луй, в равной степени она интересует философию и теорию ант ропогенеза — антропологию (греч. anthropos «человек», logos «уче ние», genesis «происхождение, становление») — науку о проис хождении и эволюции человека. Столь широкий подход к данной проблеме предполагает поиск ответов на ряд вопросов междис циплинарного характера и прежде всего когда, каким образом, в результате каких факторов у людей появилось средство общения в виде звуковой речи. Как ни парадоксально, но именно в силу этих обстоятельств некоторые даже крупные лингвисты и целые школы сознательно уходили от решения этой проблемы. Признав ее нелингвистической, члены Парижского лингвистического об щества исключали проблему происхождения языка из своего Ус тава (1866). По тем же соображениям ее отказывался рассматри вать известный американский лингвист Эдвард Сепир: «...проблема происхождения языка не относится к числу тех проблем, которые можно решить средствами одной лингвистики»1, а данные архео логии и психологии в этой области пока недостаточны. Еще более категорично высказывался французский языковед Жозеф Ванд риес: «...проблема происхождения языка лежит вне ее (лингвис тики) компетенции»2.

И все же происхождение языка относится к таким загадкам че ловечества, которые всегда привлекали и продолжают привлекать пытливый ум. Эта проблема как непостижимая тайна будоражила мифологическое воображение уже древнего человека, создавшего многочисленные мифы, легенды и сказания о возникновении язы ка. Позже появляются теории божественного откровения. Затем вопрос о происхождении языка пытались связать с созидательной деятельностью самого человека, с судьбами человеческого обще Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. — М., 1993. — С. 230.

Вандриес Ж. Язык. — М., 1937. — С. 21.

ства. На страницах самых разных изданий появляются также и гипотезы о космическом происхождении человека и его языка, ведущая роль при этом отводится внеземным цивилизациям. Сле довательно, вопрос о происхождении языка «живет в человеке», не оставляя в покое его сознание и «требуя» своего разрешения.

В качестве исходных ориентиров в лабиринтах здравого смыс ла, ведущих к истокам человеческого языка, могут служить следу ющие положения.

— Проблема происхождения языка исключительно теоретиче ская, поэтому достоверность ее решения во многом определяется логикой непротиворечивых суждений и умозаключений.

— В поисках истоков языка как членораздельной речи необхо димо привлекать данные разных наук — лингвистики, филосо фии, истории, археологии, антропологии, психологии и др.

— Следует различать вопрос о происхождении языка вообще и вопросы о возникновении конкретных языков (например, рус ского, китайского или суахили) как хронологически несоизме римых.

Необходимо четко разграничивать поиск истоков человеческо го языка и выявление структуры праязыка путем его сравнитель но-исторических реконструкций по известным ныне родственным языкам.

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ Легендарные представления древних о происхождении языка, хотя и вымышлены в своей основе, все же позволяют приблизить ся к некоторым истокам широко известных теорий. Прежде всего их объединяет стремление объяснить происхождение членораз дельной речи через подражание естественным звукам и в процес се научения. Так, согласно папуасской легенде, демы-творцы раз вели огонь из еще сырого бамбука — материала, из которого об разовались сами люди. От жары бамбук трескался, в разные сто роны простирались лучины, отчего у первых людей появились руки и ноги, а на голове — глаза, уши, ноздри. И вдруг раздался громкий треск: «Ва-а-ах!» — это у первых людей открылись рты, и они обрели дар речи.

Нередко в подобных легендах центральной фигурой выступа ет мудрец, который обучает людей языку. Именно такой седо власый старец собрал, по эстонской легенде, вождей разбросан ных по земле племен, не умевших говорить. В их ожидании он развел костер и поставил на него казан с водой. Приходившие люди вслушивались в звуки кипящей воды и учились их произ носить. Поэтому в одних языках много шипящих звуков, в дру гих — свистящих. Эстонцев же мудрец научил тому языку, на котором говорил сам. Вот почему эстонский язык якобы самый благозвучный.

Подобные легенды, как видим, страдают наивностью незамыс ловатого сюжета и яркой субъективностью оценок. В них отраже ны главные особенности первобытного мифического миропони мания и мировосприятия.

Во-первых, языком обладают люди, животные, предметы, де ревья, насекомые — все, что может быть названо. Во многих ле гендах стены домов имеют свой голос, в печи разговаривают по ленья, шепчутся между собой листья деревьев, поет ветер...

Во-вторых, речь — непременный признак возникшего чело века. Предметы, его окружающие, могут и не говорить или об щаться на особом языке, но все они понимают человеческий.

В-третьих, существует природная связь между предметом и его наименованием. Поэтому предметы получают имена не слу чайно. В именах — суть вещи. Познав имя, можно проникнуть в тайну предметного мира, в душу каждого наименованного пред мета.

В-четвертых, имя может существовать независимо от пред мета и даже предшествовать ему.

Но самое важное здесь то, что возникший язык во всех слу чаях теснейшими узами связан с мышлением, разумом, мудро стью.

Дальнейшее философское осмысление первобытных представ лений о происхождении языка приводит к возникновению раз личных теорий — звукоподражательной, ономатопоэтической, теории именования в античной философии и т.п. Однако, прежде чем перейти к их рассмотрению, следует указать на теорию боже ственного откровения, которая всецело основывается на библей ских легендах и притчах, основной смысл которых: язык был от крыт (отсюда «откровение») богом в раю легендарным Адаму и Еве. Широкую известность приобрела притча о вавилонской башне (вавилонском столпотворении), повествующая о причинах мно гоязычия.

АНТИЧНЫЕ ТЕОРИИ Пожалуй, наиболее глубоко мифологические представления о происхождении языка были восприняты и переосмыслены древ негреческими философами. Выстроив мифологические представ ления в систему, они, во-первых, разработали целые теории (уче ния) возникновения и становления языка;

во-вторых, вопрос о происхождении языка рассматривали в единстве с осмыслением его природы и сущности. Отличительной особенностью антич ных теорий следует считать совмещение в них двух, казалось бы несовместимых, аспектов исследования — идеи божественного откровения и этимологизирования.

Первое направление представлено в упрощенном мифологи ческом варианте: язык — дар божий, а если точнее, дан людям греческим богом Гермесом. Второе направление связано с поис ком внутренней формы слова — источника именования вещей.

В результате такого научного поиска греческие ученые раздели лись на два противоборствующих лагеря. Сторонники теории «фю зей» (по природе) во главе с Гераклитом полагали, что имена (сло ва) — это тени и отражения вещей. Наиболее последовательно эту идею развивали стоики — представители широко распростра ненного в древнегреческой философии течения, основанного за 300 лет до Р.X. Они непосредственно связывали восприятие ве щей со звучанием их имен: в названии вещи зашифрована ее суть;

слова сотворены вместе с предметами и существуют вместе с ними.

Сторонники теории «тесей» (или «тезей») выступали против природной теории возникновения языка, точнее — возникнове ния имен. Демокрит, стоявший во главе этого направления, ут верждал, что имена существуют по установлению (соглашению), что между словом и наименованным предметом существует не природная, а условная, случайная, непроизвольная связь. При этом в качестве главных доказательств приводились следующие четыре аргумента:

— омонимия (обозначение одним именем разных предметов);

— синонимия (обозначение разными именами одного и того же предмета);

— возможность переносов названий одних предметов на дру гие;

— отсутствие универсальных словообразовательных моделей (ср.:

мысль — мыслить, но справедливость, от которого невозможно образовать слово справедливить).

Спор двух древнегреческих школ о происхождении и природе языка отражен Платоном в диалоге «Кратил». В этом произведе нии он пытается найти компромисс между двумя теориями путем разграничения первичных и производных слов. Позже теория «фюзей» нашла продолжение в работах Августина, Эпикура, Дио гена и Лукреция, где также прослеживается стремление выделить два этапа развития языка: на первом этапе преобладают механиз мы «по природе», на втором — «по соглашению». Теория «тесей» развивалась Аристотелем, ее положений придерживались Эмпе докл и Анаксагор. Она послужила основанием для создания цело го ряда учений о происхождении языка, объединяемых единым названием «теория изобретения», которая противопоставлялась теории божественного откровения. Теория «фюзей» послужила стимулом для создания учений о происхождении языка как про дукта человеческого естества.

ЯЗЫК — ПРОДУКТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЕСТЕСТВА Истоки этого направления следует искать в учении стоиков.

Основная идея — возникновение языка обусловлено человеческой природой. Она стала базисным положением двух взаимодополня ющих теорий — междометной и звукоподражательной, согласно которым источником звуковой речи служат естественные звуки, сопровождавшие человеческие чувства, или звуки, которым люди стремились подражать. Как полагали стоики (Хрисипп, Августин и др.), эмоциональные впечатления от вещей (мягкость, грубость, жесткость) вызывают у людей соответствующие звуки. Нередко воздействие предмета (или существа) порождало у человека то или иное чувство — радости при виде вкусных плодов, страха при встрече с опасным зверем и др. Подобные чувства находили свое выражение в непроизвольных выкриках (междометиях). Повторя ясь, они начали ассоциироваться с порождающими их реалиями, стали их знакообозначениями, т.е. превратились в слова. По оп ределению Шарля де Бросса (вторая половина XVIII в.), «первые слова первобытного человека» — междометия — это голоса печа ли, радости, омерзения, сомнения. В древнегреческой философии междометную теорию особенно плодотворно развивали эпикурей цы (последователи прославленного Эпикура), в XVIII в. к ней об ращались И.Гердер, А.Тюрго, Ш. де Бросс и др.

Согласно стоикам, человек сопричастен к всеобщему разуму и мировой душе — логосу, который и предопределил его способно сти и потребности общаться с себе подобными. Природа челове ка, его душа создали для общения язык, первые слова которого напоминали звучание обозначаемого предмета (ср.: лат. hinnitus «ржание (лошадей)», stridor «скрип (цепей)», balatus «блеяние (овец)» и т.п.). Такие слова — продукт подражания. Между звуко вой формой слова и наименованным предметом существует внут реннее сходство. Если же предметы «не звучат», то огласовка слов, их обозначающих, выражает впечатления, получаемые человеком от этих предметов. Взгляды стоиков на способы именования «зву чащих» и «незвучащих» предметов (ср.: кря-кря и мёд) были поло жены в основания двух смежных теорий происхождения языка — звукоподражательной и ономатопоэтической.

Согласно первой из них, слова возникали благодаря стихийно му, инстинктивному подражанию тем звукам, которые издавали живые существа (крики животных, пение птиц) или сопровождали явления природы (раскаты грома, шелест травы или листьев дере вьев, шум водопада). Воспроизведения этих звуков закреплялись в сознании людей с предметами, их издававшими, и превращались в словесные знаки для обозначения соответствующих предметов.

Особое внимание к себе эта теория привлекла в XVII—XVIII вв.

Так, знаменитый немецкий философ и ученый Готфрид Лейб ниц, различая сильные и шумные, мягкие и тихие звуки, полагал, что их сочетания позволяли первобытному человеку выражать соответствующие впечатления и представления об окружающем мире. В этом варианте звукоподражательная теория происхожде ния языка переходит в ономатопоэтическую (греч. опута «имя», poesis «образное выражение»). В отличие от предыдущей эта тео рия подчеркивает активную языкотворческую роль человека. Оно матопея понимается широко: это не только воспроизведение ок ружающего мира звуков, но и образование слов для обозначения опоэтизированного представления о предметах. Такие слова воз никают по принципу звукосимволизма, когда эмоциональные образы получают свое выражение в соответствующих звуках и зву косочетаниях. Еще в средние века, развивая учение стоиков, по добное понимание происхождения языка пытался обосновать Ав густин (ум. в 730 г.). Он считал, что латинское слово mel потому благозвучно, что им обозначается приятный на вкус мёд. И на оборот, режущее слух слово acre создает звуковой образ неприят ного вкусового качества: acre — горький. В XVIII—XIX вв. эту теорию поддерживали такие выдающиеся лингвисты, как Виль гельм фон Гумбольдт, Гейман Штейнталь в Германии и А.А.По тебня в России. В их суждениях указываются ранее не замечен ные точки взаимодействия звукоподражательной и ономатопоэ тической теории происхождения языка, намечаются новые направ ления осмысления структуры языкового знака, связи звуковых и мыслительных образов. Так, В. фон Гумбольдт считает необходи мым различать следующие три способа вербализации (языкового выражения) понятий:

— имитацию в слове звуков, издаваемых предметами (живо писное воссоздание его слухового образа), — мяу-мяу, тик-так;

— подражание не непосредственно звуку или предмету, а не коему внутреннему свойству, присущему им обоим (символиче ский способ выражения понятий): [st] означает неподвижность (нем. stehen «стоять», stеtig «постоянный», starr «неподвижный»), неустойчивость, беспокойство, движение обозначаются словами с начальным [w]: (der) Wind «ветер», (die) Wolke «облако», wirren «запутывать», Wunsch «желание»;

— аналогичное обозначение понятий, когда сходные значения выражаются словами, близкими по звуковому составу. При этом достигается полная гармония понятийного и звукового родства.

По Г.Штейнталю, язык — продукт духа народа;

звуковая речь обусловливается духовным началом. Дух народа как основа его общественного сознания является источником духовной жизни, важнейшим компонентом которой следует считать речемыслитель ную деятельность. Языковое мышление, по Штейнталю, связано с выражением представлений о представлениях, вычлененных из сферы предметного мышления. Получаемое представление он назвал внутренней языковой формой. Средством ее выражения выступает внешняя языковая, или звуковая, форма.

По концепции А.А.Потебни, в истоках языка лежат рефлек торные чувства человека, которые он выражает или при помощи междометий, или собственно слов. Ученый полагал, что слова произошли от междометий в результате сложных речемыслитель ных процессов. Вначале это простое отражение чувства в звуке:

чувствуя боль, ребенок невольно издает звуки «ва-ва»;

затем не без участия взрослых происходит их осознание и услышав звуко сочетание вава, он ассоциирует его с болью и причинившим ее предметом;

наконец, смысловое содержание становится неотде лимым от соответствующего звукосочетания. Завершающим эта пом формирования двуединства мысли и звука является его по нимание другими людьми. В отличие от В. фон Гумбольдта А.А.По тебня утверждал, что звуковые слова воспроизводят не впечатле ния от предметов, а те ассоциативные связи, которые устанавли ваются между звуковым образом слова и образом наименованного предмета.

К первому направлению, объясняющему происхождение язы ка из человеческой природы, относится и биологическая теория, согласно которой речевая деятельность обусловливается сугубо биологическими функциями организма. Ребенок, как полагают создатели этой теории, начинает говорить так же естественно, как, достигнув определенного возраста, он встает на ноги и на чинает ходить. К проявлениям биологических механизмов воз никновения языка обычно относят детский лепет, гуление, «дет ские слова» (удвоение слога — ма-ма, па-па, ба-ба). На их базе якобы и возникли «настоящие» слова. На самом деле такие сло ва имеются в каждом языке, однако их значения не всегда со впадают. Ср.: у русских дядя — «брат матери или отца», у англи чан daddy — «папочка», тогда как в русских диалектах словом папа называли хлеб, а отца — тятей. У русских баба — «мать родителей», у тюркоязычных народов бабай — «почтенный ста рик». Такие расхождения отвергают истинность биологической теории происхождения языка. Не подтверждают ее и случаи вскар мливания детей волками: в изоляции от человеческого общества они лишены вертикальной походки, передвигаются по-зверино му, на четвереньках, но самая главная их ущербность в том, что они не могли овладеть языком. Достаточно вспомнить хотя бы Маугли — героя книги Киплинга. Биологическая теория проис хождения языка в последнее время оживляется идеями косми ческого разума, существования внеземных цивилизаций. Возни кают предположения о том, что человек и его язык — «дело рук» вселенского разума, что люди находятся в невидимой связи с другими живыми мирами. Совершенно сенсационным стало со общение о том, что в одном венгерском селении вблизи города Озд был обнаружен пятилетний ребенок-звереныш. Зовут девочку Микла Вира. Она стала объектом исследований группы крупных ученых — биологов, генетиков из нескольких стран Европы, США, Бразилии, России. Это первое подобное существо в исто рии науки. Микла прекрасно чувствует себя в обществе людей, в окружении сельской детворы. Вместе с тем к ней тянутся и жи вотные. Она понимает их «язык», переводит его на язык людей.

Ее умственные способности почти вдвое превосходят способно сти ровесников. Однако внешне она больше напоминает лохма того светлого пуделя, чем человеческого детеныша. Родилась Микла в горном селении. Когда крестьяне впервые увидели стран ного новорожденного, то решили, что это демон. Были даже попытки убить ее. Родителям пришлось прятать ее в хлеву вме сте с домашними животными, пока она не стала научной сенса цией. «Способности Миклы поражают, — отмечает венгерский профессор Шандор Гауптман. — Мы надеемся при ее помощи проникнуть в мир звуковых сигналов животных, который ока зывается значительно богаче, чем мы думаем». Исследования организма Миклы показывают, что в нем сочетаются черты и человека, и животного. Высказываются предположения, что ре бенок является мутантом, который появился в результате экспе римента космического разума. Односельчане Миклы вспомина ют, что пять лет назад в окрестностях Озда неоднократно появ лялся НЛО.

СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЯЗЫКА В отличие от гипотез, основанных на биологической сущности человека, социальные теории исключают в качестве решающего стимула глоттогенезиса индивидуальное выражение человеческо го естества (стремление выразить свое «Я», познать самого себя или имитировать окружающий мир звуков). Главным фактором возникновения человеческого языка являются, по мнению их со здателей, общественные человеческие потребности. Эта идея про низывает теорию общественного договора и теорию трудовых выкриков.

Договорная теория происхождения языка впервые зародилась в учении древнегреческого философа Демокрита. Возникнове ние языка он объясняет образом жизни и нуждами первобытных людей. Сначала, утверждал философ, жизнь первобытных людей мало чем отличалась от звериной. Питались они травами и пло дами деревьев, в поисках которых рассредоточивались по огром ной территории. Но страх перед хищниками заставил их объеди няться, пользоваться взаимопомощью, прибегать к координации своих действий. Первоначально их голос был нечленораздель ным, бессмысленным. Однако постепенно установилась члено раздельная речь, окружающие предметы и явления получили символическое обозначение. Так рождались первые слова. А по скольку знакообозначение было случайным, не «по природе ве щей», то разные общности людей создавали разные языки. При несомненных достоинствах в рассуждениях Демокрита остава лись, разумеется, и белые пятна. Среди них механизм превраще ния нечленораздельной звуковой цепи в осмысленную, члено раздельную.

Одну из первых попыток устранить этот пробел предпринял Эпикур (342—271 гг. до Р.X.). Переход к членораздельной речи он связывал с развитием особого способа выдыхания воздуха. Эпи курейцы Диоген и Лукреций усиливали в учении своих предше ственников коммуникативный и изобретательский аспекты. Лук реций, например, подчеркивал, что выражать названия предме тов людей побуждала необходимость в общении.

Человеческая речь в своем становлении прошла два этапа — эмоционального звукообразования и сознательного «изобрете ния» слов для выражения тех впечатлений, которые производи ли на них предметы. Большими поборниками теории обществен ного договора в XVII—XVIII вв. были Томас Гоббс, Луи Мопер тюи, Этьен Кондильяк, Жан Жак Руссо и др. В центре их внима ния находились такие вопросы, как роль мышления в возникно вении языка, преемственность жестового и звукового общения, первичность имен собственных по отношению к именам нари цательным и др.

Теория трудовых выкриков была разработана немецким ученым Людвигом Нуаре путем видоизменения гипотезы естественного звукообразования. Первыми словами, утверждал Нуаре, были те естественные звуки, которые сопровождали трудовые процессы первобытного человека или имитировали их, а также различные рефлексивные выкрики как результат физических усилий. Неко торые из них произносились для ритмизации работы. Позже та кого рода выкрики закреплялись за определенными трудовыми процессами и стали их знакообозначениями, т.е. превратились в слова.

ЯФЕТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Создателем этой теории был один из теоретиков кавказоведе ния Н.Я.Марр — автор ряда основательных работ по истории, археологии и этнографии народов Кавказа и отдельным кавказ ским языкам, которые он называл яфетическими (отсюда и на звания «яфетическая теория», «яфетическое языкознание»). Стран ное определение «яфетический» в этих сочетаниях было образо вано по аналогии с названиями семитских и хамитских языков.

По библейскому преданию, у благочестивого и праведного чело века по имени Ной1 (строитель ковчега, которого Бог с его доб рым семейством спас от всемирного потопа) было три сына — Сим, Хам и Яфет (Иафет). Расселившись после потопа в разных уголках земли, они стали родоначальниками целых этнических групп и соответственно языковых сообществ. Потомки Сима обо сновались в Западной Азии и в Африке севернее Сахары. Поэто му языки, на которых говорят эти народы, называются семитски ми (иврит, арабский, мехри, тигринья, амхарский и др.). Сосед ствуют с ними хамитские языки (древнеегипетский, кушитские, берберские, чадские и др.). Обе группы объединяются в единую семито-хамитскую семью языков. Севернее семито-хамитских тер риторий, согласно легендам, проживают яфетиды — потомки Яфета, которые впоследствии отождествлялись с индоевропей скими народами.

Словосочетание «яфетические языки» Н.Я.Марр первоначально изобрел для обозначения родства грузинского, мегрельского, сван ского, чанского языков2 с семито-хамитскими. Затем этот термин распространился на все мертвые языки Средиземноморья и Пе редней Азии, а также на иберийско-кавказские, баскский (Пире неи), буришский (Памир).

Немаловажное место в яфетической теории Н.Я.Марра зани мает проблема происхождения языка, изложение которой, как и всей яфетодологии, невозможно подчинить логике здравого смыс ла. Ученый акцентировал внимание на том, что у формирующего ся человека первоначально возник кинетический3 (линейный) язык — мимика и жесты.

Остатки ручной речи (жестикулирования) он усматривал в об щении североамериканских индейцев. Звуковая же речь, по его мнению, появляется у людей позднее, когда для этого были со зданы необходимые производственные, идеологические и соци альные условия.

Язык якобы возник на достаточно высоком уровне человечес кой цивилизации одновременно с письменностью и первоначаль но имел религиозное предназначение. Язык удовлетворял произ водственные и магические потребности человека (труд и магия, по утверждению Н.Я.Марра, существовали в неразрывном дву единстве).

Ной — спаситель зверей и птиц (по библейскому повествованию), родона чальник всего послепотопного человечества, потомок Адама в девятом колене, пращур Авраама и Моисея.

Напомним: остатки Ноева ковчега с давних пор ищут в горах Кавказа. По гипотезе одних ученых он, причалив к горе Арарат, остался в одной из ее расще лин. Другие исследователи местом пристанища ковчега называют Урартские горы.

Греч. kinetikos — «приводящий в движение, относящийся к движению».




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.