WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А.И. Рукавишников АЗБУКА РАКА Рекомендуется учебно-методическим объединением по ...»

-- [ Страница 5 ] --

В фрагменте ДНК две цепи из комплементарных пар оснований: А-Т, T A, Г-Ц, Ц-Г и никак иначе. На матричной цепи ДНК как на матрице синтезиру ется мРНК, исходя из принципа комплементарности пар оснований. На рисунке это нижняя цепь. Последовательность оснований в мРНК та же, что и в нема тричной цепи – верхняя цепь. Отличие лишь в замене Т цепи ДНК на У в цепи мРНК. Важно еще то, что мРНК – молекула из одной цепи, т.е. это копия одной из двух цепей гена.

5’ Ц Г А У Г Ц А У 3’ – цепь мРНК (копия цепи гена).

Синтез мРНК осуществляется ферментом РНК-полимеразой, затем из не удаляются некодирующие участки – интроны, а кодирующие последовательно сти оснований – экзоны, соединяются, следуя друг за другом.

Дендритные клетки – это разновидность лейкоцитов. В организме чело века их очень мало – всего лишь 0,2% от общего числа лейкоцитов.

В последние годы выяснено, что они помогают иммунной системе выяв лять антигены проникших в организм бактерий и вирусов, а также на раковых клетках. Распознав антигены, дендритные клетки вызывают ответ клеток им мунной системы, которые уничтожают носителей этих антигенов.

Дендритные клетки своими длинными отростками проникают во все тка ни, вылавливая антигены, а по ним их носителей в организме. Впервые они бы ли выявлены в коже в 1868 г. немецким учным П. Лангергансом, по ошибке принявшим их за нервные окончания.

В 1973 г. Р. Стейнмен (Ralph M. Steinman) из США вновь открыл денд ритные клетки, исследуя органы у мышей и показал, что они являются очень важным элементом иммунной системы. В опытах на животных эти клетки вы зывали поразительно высокую способность стимулировать иммунный ответ на антигены. Р. Стейнмен дал им название – дендритные клетки (от греч. dendron – дерево) за шиповидные отростки, похожие на дендриты нервных клеток.

Попытки выделить дендритные клетки из живых тканей предпринимали многие исследователи, но это им не удавалось. В 1992 г. Жак Баншеро (Jaques Banchereau) и его группе из Франции удалось разработать метод их массового выращивания в культуре из стволовых клеток костного мозга человека.

В 1994 г. Антонио Ланцавекья (Antonio Lanzaveccia), вырастила дендрит ные клетки из клеток крови – моноцитов. При этом в процессе дифференциров ки они могут стать либо дендритными клетками, либо макрофагами, уничто жающими носителей антигенов. Для этого они имеют: чашевидные рецепторы на клеточной поверхности – это белки, связывающие антигены. Кроме этого, они способны к фагоцитозу: клетка выпячивает клеточную мембрану и затяги вает внутрь «чужака», т.е. вирус или бактерию, или захватывает антигены на раковой клетке.

Захваченный незрелой дендритной клеткой антиген подвергается внутри не расщеплению. Образующиеся короткие фрагменты – пептиды – распозна ются иммунной системой с помощью белков, расположенных на поверхности дендритных клеток.

Дендритная клетка представляет антигены-пептиды другим клеткам им мунной системы при помощи расположенных на е поверхности молекул белка главного комплекса гистосовместимости – МНС, у человека – НLA.

Молекулы этих белков имеют форму вилки и делятся на две группы:

класс I и класс II. Они различаются по структуре и характеру взаимодействия с антигеном. Каждый белок МНС подходит к определнному антигену, как ключ к замку, и за счт структурной комплементарности связывает его.

Дендритные клетки во многом схожи с антителами, т.е. они улавливают и представляют антиген даже тогда, когда его концентрация «ничтожно мала».

Пока в дендритной клетке идет процессинг антигена, т.е. расщепление его с це лью представления иммунной системе, они перемещаются с потоком крови и с лимфой в лимфатические узлы. В них они полностью созревают и представля ют связанные с белками МНС антигены-пептиды «необученным» хелперным Т лимфоцитам, ещ не встречавшимся с антигенами.

Обучившись таким путм распознавать конкретный антиген, Т-хелперы стимулируют В-лимфоциты, а они через стадию плазматической клетки произ водят антитела – белки, называемые иммуноглобулинами. Эти белки связывают и инактивируют данный антиген.

Дендритные и хелперные клетки активируют также цитотоксические Т- лимфоциты, т.е. Т-киллеры – клетки-убийцы, уничтожающие клетки заражн ные вирусом, а также раковые клетки.

Некоторые из «обученных» лимфоцитов становятся клетками иммуноло гической памяти. Такие клетки могут жить в организме длительно – годами, и если антиген снова появляется в организме, они обнаруживают его и вызывают иммунный ответ для уничтожения его носителя.

Дендритные клетки вызывают в организме два типа иммунного ответа:

гуморальный, т.е. антителами, и клеточный, т.е. клетками – Т-киллерами.

Тип ответа в основном зависит от того, какие дендритные клетки подают сигнал к атаке и выделение каких цитокинов они стимулируют.

Цитокины – это белки, стимулирующие образование и активацию хел перных Т-клеток. Если в организм проник экзогенный антиген, нужны цитоки ны типа 2, что вызывает синтез антител. При вирусных инфекциях и при обра зовании в организме раковой клетки требуются цитокины типа 1. Они активи руют цитотоксические Т-лимфоциты на атаку против вирусов и раковых кле ток.

Раковая клетка синтезирует белки-антигены, не свойственные здоровой клетке того же типа. Если бы удалось создать лекарства или вакцины, нацелен ные только на эти опухолеспецифические белки-антигены, то раковые клетки уничтожались бы избирательно, а нормальные клетки не повреждались. При лучевой и лекарственной терапии происходит повреждение в одинаковой сте пени как раковых, так и нормальных клеток, а главное – угнетается иммунная система пациента белками-токсинами из раковых клеток.

Раковые клетки из-за нестабильности генома часто изменяются – на их поверхности меняется состав белков-антигенов. Это позволяет таким клеткам избегать воздействия иммунной системы, вызванного вакциной. Если в рако вых клетках прекращается синтез белка-антигена, взятого за основу для созда ния вакцины, то и сама вакцина уже не даст лечебного эффекта.

На основе дендритных клеток от пациента вакцины для уничтожения ра ковых клеток получают вс большее применение при раке, например, ДНК вакцина. Некоторые учные стремятся упростить этот процесс, воздействуя на имеющихся в организме пациента предшественников дендритных клеток, сти мулируя их дифференцироваться и вызывать иммунный ответ против раковых клеток. Дэвиду Линч (David H. Lynch) удалось открыть цитокин, стимулирую щий у подопытных мышей образование дендритных клеток. Трансфекция гена такого цитокина в раковые клетки вызывает синтез в них цитокина в большом количестве, активирующего дендритные клетки у пациента, для уничтожения раковых клеток. Это может стать мощной вакциной против раковых клеток.

Приготовление РHK-вакцины на основе дендритных клеток 1. Из раковых клеток пациента выделяют мРНК. Для этого достаточно несколько раковых клеток. Затем мРНК искусственно размножают в условиях лаборатории.

2. Выращивают в культуре дендритные клетки, полученные от этого па циента. Насыщают дендритные клетки путм введения в них мРНК, т.е. копии гена белка-антигена раковой клетки. Этот ген в самой клетке вызывает синтез белка-антигена по схеме: мРНК — белки. Затем происходит его разделение, т.е.

процессинг, на мелкие фрагменты. В дендритные клетки можно легко ввести мРНК с помощью обезвреженного вируса гриппа. При этом в лабораторных опытах у 90% дендритных клеток синтезировалось значительное количество белков-антигенов.

Когда вакцина введена в организм пациента, модифицированные дендри тные клетки легко распознают раковые клетки, стимулируют к массированной атаке цитотоксические Т-лимфоциты, а также выработку антител на клетки ра ка и наджно уничтожают их.

РНК-вакцина компании Merix появится на рынке не ранее 2006 г. при со блюдении ныне действующих условий испытания и регистрации. Так как рак является «весьма серьзной болезнью, в случае получения выдающихся резуль татов во время клинических испытаний этот процесс может быть ускорен».

Ещ не начато тестирование этой технологии вакцинирования на пациен тах. Но клинические испытания безопасности вакцины проводились: в исследо вании принимали участие 30 пациентов, страдающих от рака предстательной железы и почек.

По словам доктора J. Vieweg, из Медицинского центра Дьюка универси тета США, вакцина не только прошла испытания на безопасность, но и привела к «некоторому замедлению» развития рака. Такого эффекта исследователи не ждали, так как в первоначальные испытания вакцины на безопасность были включены только пациенты, чьи раковые клетки не отвечали на традиционные методы лечения. J. Vieweg сказал: «Достигнутый эффект был весьма неожи данным».

Использование мРНК из раковых клеток вместо белка позволяет избежать описанных выше проблем. мРНК – главный компонент клетки, необходимый для синтеза белка в рибосомах. Работа с мРНК позволяет избежать проблемы идентификации важного антигена на раковой клетке, а так как мРНК может быть искусственно размножена с помощью ПЦР в условиях лаборатории, для е начального выделения достаточно всего нескольких раковых клеток из уда ленной опухоли или материала из биопсии опухоли.

«Главным моментом является индивидуализированность этого метода уничтожения раковых клеток, – сказала доктор Isadore Pike, вице-президент клинического отдела. – Используя этот метод, вы точно знаете, что вероятность успеха при лечении конкретного пациента весьма высока, так как эта вакцина специально разработана таким образом, чтобы помочь излечить конкретного человека».

10.6. Ксеновакцина – метод профилактики возникновения раковых клеток и их уничтожения Термин ксеновакцина (от греч. xenos – чужой + вакцина – от лат. vaccinus – коровий) означает препарат, применяемый для профилактики и лечения, в данном случае рака.

Для излечения любого типа рака необходимо уничтожение всех раковых клеток в организме пациента. Но достичь этого традиционными методами ле чения – хирургия, лучевая терапия и химиотерапия – не удатся, так как эти ме тоды неадекватны свойствам раковой клетки – инвазии и метастазированию без конца и границ.

Проф. В.М. Моисеенко и соавторы (1997) о возможностях излечения от солидного рака пишут так:

- «смертность в целом от онкологических заболеваний увеличилась»;

- «химиотерапия при солидных опухолях по-прежнему носит преимуще ственно паллиативный характер, имея целью не излечение, а продление жизни больных...»;

- «достижение лучших результатов при использовании известных препа ратов в настоящее время маловероятно в связи с особенностями механизма их действия и кинетики опухоли». Это некоторые из ряда причин высокой смерт ности от рака.

Лучевое лечение и химиотерапия не различают раковые клетки среди нормальных клеток, что приводит к гибели последних, лишают иммунную сис тему организма пациента уничтожать раковые клетки.

Напротив, иммунная система избирательна: 1) в норме она уничтожает только раковые клетки, не повреждая здоровые клетки;

2) она может приме няться системно – для уничтожения разрозненных раковых клеток и метаста зов. То есть, можно разработать методы иммунотерапии рака строго специфич ные против его клеток.

Так как иммунная система защищает организм человека от инфекций, учные давно предположили, что она также и защищает против раковых кле ток. Но исследования долго не выходили на тот уровень, чтобы выявить сте пень и механизмы этой защиты.

Распространение раковых клеток по организму пациента без конца и гра ниц то же, что и бактерий при бактериальных инфекциях. Поэтому и была соз дана химиотерапия, чтобы уничтожить каждую бактерию или каждый вирус при вирусной инфекции, но при этом не повреждая нормальные клетки пациен та. Без уничтожения всех бактерий или вирусов не будет излечения и от ин фекции.

Это же легло в основу того, что вторым приложением химиотерапии стал рак, чтобы уничтожить все раковые клетки.

У всех болезней, побежднных при помощи вакцин, есть одна общая чер та. Во всех без исключения случаях эти болезни вызываются вторжением в ор ганизм человека одноклеточного организма – это бактерия, или вирус – это нуклеиновая кислота + белковая оболочка. То есть эти возбудители не возни кают в организме человека «сами по себе». Это имеет место при раке – раковая клетка образуется в организме своего хозяина из нормальной клетки какого либо типа, затем она создат «из себя» колонию клеток-организмов, т.е. рак.

Клетки рака отделяются друг от друга и инвазируют в окружающие здоровые ткани, уничтожая ткани и е клетки, а через кровь часть раковых клеток прони кает в ткани других органов и «делают» в них то же самое, ведя пациента, если не пытаться лечить, к смерти.

Такое сходство в распространении раковых клеток с бактериями при ин фекциях по организму и привело к антимикробному принципу лечения рака с помощью химиотерапии. Но это же дало идею о том, чтобы уничтожать ра ковые клетки, используя скрытые силы иммунной системы пациента. Эта идея возникла очень давно.

Ещ в начале ХIX в. некоторые врачи пытались добиться этого путм введения в организм пациента убитых бактерий. В 1890 г. американский хирург У. Коли (W. Coley) cтал лечить больных, страдающих от рака, с помощью инъ екций бактериальных экстрактов, которые стали называть вакцинами Коли.

Позднее было доказано, что эти препараты стимулируют фактор некроза опу холи (ФНО). Это белок, который способен нарушать кровообращение в опухо ли, уменьшать деление раковых клеток и убивать их.

Чтобы понять е принцип действия, необходимо кратко привести некото рые данные из истории ксеновакцины. Она связана с оспой.

Ещ древними китайцами было замечено, что переболевший оспой чело век «больше не заболевает оспой». Это привело к попыткам защититься от ин фекции при помощи искусственного заражения инфекционным материалом.

Этот метод получил название вариоляции (от лат. variola – «оспа»). В Ки тае во II веке до н.э., чтобы не заболеть оспой, применяли такие меры: 1) вдува ние в нос здоровому человеку «измельчнные оспенные струпья»;

2) в древней Индии здоровому человеку втирали «струпья» в ссадины на коже и другие ме ры. Но в «струпьях» сохранялся «живой» вирус, и это было опасно.

Позднее был много попыток перенести идею вариоляции на другие бо лезни – скарлатину, дифтерию и пр., но без успеха. Вариоляция приводила к болезни в легкой, но не смертельной форме, и главное – к невосприимчивости натуральной оспы.

Польза от вариоляции заключалась в том, что она подготовила почву для идеи вакцинации, которую впервые затем открыл английский врач Эдвард Дженнер (1749-1823).

Пишут, что до Э. Дженнера несколько врачей сообщали о том, что «вари оляция», т.е. прививка натуральной человеческой оспы переболевших коровьей (!) оспой не приводит к болезни.

В одном из журналов в 1769 г. в статье было сказано, что «скотоводы, пе реболевшие коровьей оспой, считают себя в полной безопасности от чело веческой оспы».

Однако, только Э. Дженнер догадался, что «перенеснная коровья оспа является защитой от человеческой, и что прививать нужно не человеческую, а именно коровью».

Для читателя важно заметить, что «прививать нужно не человеческую, а именно коровью оспу». На этом принципе и создатся ксеновакцина от рака для пациента.

В качестве эксперимента Э. Дженнер в 1796 г. произвл первую насто ящую вакцинацию Дж. Филипсу – мальчику 8 лет против натуральной оспы че ловека.

Он сделал два небольших надреза на коже руки мальчика и внс в эти ранки жидкость из оспенного пузырька женщины, заражнной коровьей оспой.

Через две недели, после того как у ребнка прошло лгкое недомогание, исс ледователь привил ему натуральную «человеческую» оспу. Болезнь не возникла ни в этот раз, ни в другие, после повторной прививки, сделанной через не сколько месяцев.

Так, Э. Дженнером был изобретн термин «вакцинация» от лат. vacca, т.е.

корова. С тех пор под вакцинацией подразумевают самые разнообразные при вивки, а препарат, используемый для них, называют вакциной.

Вакцина против оспы открыла список побежднных с помощью вакцин ряда опасных болезней – чуму, дифтерию, корь и др. Лишь от рака с распро странением и метастазами нет до сих пор для пациента способа избавиться, а тем более предотвратить рак и, может быть, когда-то искоренить.

Никакая бактерия или вирус не создат таких проблем, как в ранней ди агностике их инфекций, так и в излечении пациента, кроме раковой клетки организма.

Бактерия и вирус – это для организма человека возбудители болезней из вне. Друг от друга они резко отличаются геномом и протеомом. Совсем другое дело с раковой клеткой:

- она возникает внутри своего организма из нормальной клетки – «чужая» для организма пациента из-за изменений в геноме, но вс же для него своя;

- бессмертие раковой клетки и свойство е к инвазии создают самую опасную болезнь – рак, с которым человечество не может справиться уже мно гие века.

Именно вакцины против рака занимают одно из главных направлений в будущем лечении рака. На этом сконцентрирован научный потенциал во всех странах мира.

Как мы видели, основы иммунотерапии рака были заложены очень давно – токсинами У. Коли. Но в начале XX века к хирургическому методу лечения рака добавились лучевая терапия, а позже широкое применение получила хими отерапия. Надежды врачей-онкологов стали возлагаться именно на эти методы лечения рака, которые и остаются основными до сих пор. По этой причине и по причине отставания науки биотерапия рака осталась в тени. Однако, к концу XX в. стало понятно, что удалить или уничтожить у пациента все раковые клет ки этими тремя методами, за исключением редких случаев, невозможно. Это определяется нетипичной причиной рака – его раковой клеткой. Она возникает в самом организме для его уничтожения, после чего погибает и сама.

Как причина рака из нормальной клетки какого-либо типа организма хозяина, она создат пока непреодолимые трудности изготовления против не профилактической вакцины. Этого нет при создании вакцин против любой ба ктерии или вируса, так как это возбудители болезней извне.

Протеом раковой клетки кодируется геномом клетки организма-хозяина, и это явно мешает иммунной системе реагировать на белки раковой клетки. На поверхности раковой клетки имеются всегда белки-антигены. Это белки маркеры для распознавания по ним раковых клеток иммунной системой. Они же – мишени для воздействия вакцин.

Различают два типа белков-маркеров: 1) специфичные антигены, появ ляющиеся только на поверхности раковых клеток. Это продукты ряда феталь ных генов и некоторых мутантных генов-супрессоров клетки;

2) антигены, син тезирующиеся и нормальными клетками, но с меньшей интенсивностью. К на стоящему времени изучены белки-маркеры лишь у некоторых типов раковой клетки, но это ещ неполные данные. Изучение протеома раковой клетки толь ко начато.

Для идентификации белков-антигенов раковых клеток используют техно логию: 1) выделение кДНК из раковых клеток;

2) клонирование их и получение белков, кодируемых этими генами;

3) тестирование этих белков на роль белка антигена для вызывания иммунного ответа на эти раковые клетки (С.А. Коро стелов, 2003).

Иммунный ответ организма против раковых клеток контролируется гена ми клеток иммунного надзора. Такими клетками являются лимфоциты: В клетки и Т-клетки.

В-лимфоциты обеспечивают гуморальный ответ: они производят антите ла, которые нейтрализуют бактерии и раковые клетки. Каждая В-клетка имеет молекулу-рецептор только для одного антигена, по которому раковая клетка идентифицируется как «чужое».

Антитела от В-лимфоцита циркулируют в кровотоке и связываются с бе лками антигенами раковой клетки. Этим они «помечают» их, в результате ра ковые клетки разрушаются другими клетками иммунного надзора.

Н.А. Попова (2001) пишет, что некоторые белки-антигены раковых кле ток вызывают в организме синтез антител. Такие антитела, соединяясь с бел ком-антигеном, маскируют его от Т-киллера. Эту же роль играет белок под ко довым обозначением – 5Т4, о нм мы пишем в разделе 7.4.

Т-лимфоциты создают клеточный иммунитет – разрушают бактерии и ра ковые клетки в организме. Сами они не могут, в отличие от В-лимфоцитов, ра спознавать белки-антигены на раковых клетках. Для этого им нужна помощь вспомогательных клеток – дендритные клетки, макрофаги и др.

Если антитела В-лимфоцита узнают белок-антиген на раковой клетке по его пространственной структуре, то для ответа Т-лимфоцита требуется, чтобы белок-антиген прежде подвергся внутри вспомогательной клетки процессингу.

Это процесс расщепления молекулы белка-антигена на короткие пептиды – до 20 аминокислот в одном фрагменте. То есть для распознавания раковой клетки Т-лимфоцитом ему нужна последовательность аминокислот во фрагменте пеп тида, а не форма белка-антигена.

Такой антиген перемещается на поверхность вспомогательной клетки вместе с белками самой клетки, кодируемыми генами главного комплекса тка невой совместимости – МНС класса I, и представляются цитотоксическим Т лимфоцитам.

Цитотоксический лимфоцит или Т-киллер при контакте с раковой клет кой-мишенью уничтожает е либо секрецией белка перфорина, образующего в мембране раковой клетки поры, либо путем апоптоза.

Многие раковые клетки разного типа ускользают от реакции клеток им мунного надзора различными путями:

- в раковой клетке может подавляться синтез молекул МНС-1, которые представляют фрагменты расщепленного белка-антигена Т-киллера, тогда отве та Т-киллеров на раковую клетку не будет;

- в раковой клетке могут возникать мутации генов, что изменяет состав белков-антигенов;

- раковая клетка способна подавлять иммунный ответ, секретируя су прессивные белки, например, TGF-b.

Важную роль в защите от раковых клеток играют натуральные киллеры (НК) и активированные макрофаги – АМ. Натуральные киллеры имеют ряд мо лекул-рецепторов: одни активируют их функцию, а другие подавляют.

Так, снижение или отсутствие экспрессии белка МНС-1 на поверхности раковой клетки позволяет ей ускользнуть от Т-киллера. Но это является сигна лом для активации НК. Они уничтожают раковые клетки теми же двумя путя ми, что и Т-киллеры.

В здоровом организме человека постоянно возникают раковые клетки, но при нормальном состоянии генов клеток иммунного надзора, они уничтожают ся (Р.В. Петров, 2003).

Причины возникновения раковых клеток: во многих клетках организма ежедневно возникают повреждение в их ДНК токсическими продуктами кисло рода – перекись водорода и др., ошибками при репликации ДНК, ошибками в процессе репарации ДНК и др. Отсюда следует, что предотвратить возникнове ние раковой клетки где-то в ткани организма невозможно.

По его мнению, если гены иммунного ответа не смогут обеспечить дос таточный иммунный ответ, тогда возникает раковая клетка, а затем из не рак.

Для всех до сих пор привычно, что вакцина обычно предназначена для двух целей: 1) предупреждение болезни, – обычно инфекции, и 2) для излече ния болезни, действуя против возбудителя инфекции.

Однако против рака нет профилактической вакцины, так как учным пока не удалось обнаружить общий белок, синтезируемый в раковой клетке каждого типа. Пока на такую роль могут претендовать: белок под кодовым обозначени ем – «5Т4» и фермент теломераза. Акад. Г.И. Абелев (2002) для выхода из этого тупика дал подсказку: попробовать для этой цели детально изучать состав иРНК из раковых клеток разного типа.

Из-за свойства к инвазии раковой клетки и его последствий следует, что рак лучше предупредить, чем лечить, так как распространяющиеся по организ му пациента раковые клетки стандартными методами нельзя все уничтожить.

До сих пор в практике методы для диагностики симптомов солидного ра ка, а не его причины – раковой клетки и е потомков.

Если говорить словами наших учных – А.В. Лихтенштейн, Г.И. Потапо вой (2005), то это «борьба со злокачественной опухолью в момент, когда бит ва уже в значительной степени проиграна».

Поэтому они пишут так: «Значительно более благодарной мишенью для терапевтического воздействия является предшествующий опухоли массив му тантных клеток, не обладающих ещ свойствами злокачественности». То есть они имеют в виду лечение пациента до начала рака – на этапе предраковой клетки и е первых потомков в ткани у пациента.

Они заканчивают свою статью тем, что так ждут от нас, онкологов, паци енты:

«Вс более актуальным становится мнение о необходимости новой про тивораковой стратегии – концентрации противораковых усилий на превентив ных мерах, способных либо обратить вспять процесс канцерогенеза, либо за тормозить его настолько, чтобы отодвинуть момент появления рака за пределы естественных жизненных сроков».

Для лечения уже возникшего у пациента рака учные вернулись к необ ходимости создания вакцин от рака. В настоящее время во многих странах, в том числе и в нашей стране, разработан ряд разных вакцин. В нашей стране та кие вакцины только начинают «входить» в клиническую практику.

Необходимость создания вакцин от рака обусловлена причинами: 1) со лидный рак с размера 2 мм и даже 1 мм в диаметре становится болезнью всего организма;

2) распространение потомков раковой клетки в окружающие здоро вые ткани и по организму без конца и границ очень сходно с распространением бактерий при бактериальной инфекции. К сожалению, предупредить в организ ме пациента возникновение первой раковой клетки наука пока не в состоянии.

Но свойство раковой клетки к инвазии всегда будет вынуждать учных искать пути создания профилактической вакцины от рака, чем лечить «уже» рак лечебной вакциной.

При раке с симптомами применению любой вакцины должна предшест вовать тщательно выполненная операция в области первичного рака и путях метастазирования его клеток.

Однако создание даже лечебной вакцины против раковых клеток оказы вается крайне трудным делом: на раковой клетке белки-антигены от своего ор ганизма-хозяина. Иными словами, эти белки-антигены кодируются геномом клетки организма-хозяина, что, скорее всего, и обуславливает его толерант ность1 и отсутствие иммунного ответа.

Трудностями для создания даже лечебной вакцины от рака могут быть:

1) кроме белков-антигенов своего организма на раковой клетке, белки антигены раковой клетки маскируются белком под кодовым обозначением – «5Т4»;

2) среди раковых клеток происходит отбор;

такие клетки более эффе ктивно противодействуют клеткам иммунного ответа (Г.И. Дейчман, 2000);

3) раковая клетка способна угнетать клетки иммунного ответа, секрети руя интерлейкин-10, трансформирующий фактор роста-бета и др.

4) дефекты в механизме синтеза белков HLA-системы – антигенов тка невой совместимости (синоним: МНС). Синтез белков HLA-системы кодирует ся генами HLA. Различают два основных класса этих генов: I класс и II класс.

HLA антигены I класса представлены на поверхности практически всех клеток организма, белки II класса выражены в основном на клетках иммунной системы, макрофагах.

Антигены HLA выполняют роль своеобразных «антенн» на поверхности клеток, позволяющих организму распознавать собственные и, чужие клетки – бактерии, вирусы, раковые клетки и т.д. и при необходимости запускать им мунный ответ для выработки специфических антител и удаления чужеродного агента из организма;

Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) – полное или частичное отсутствие иммунного ответа на антиген.

5) даже при наличии на раковой клетке специфических антигенов имеется дефект их представления Т-лимфоцитам дендритными клетками: количество дендритных клеток в организме пациента снижено, а сами они по функциям неполноценны (И.А. Балдуева, 2001);

6) добавляется иммунодепрессивный эффект от химиотерапии и облуче ния при лечении ими пациента от рака.

Это основные причины, которые вызывают недостаточный иммунный от вет организма-хозяина, что позволяет раковым клеткам «ускользать» от им мунного контроля.

Эти причины создаются самой раковой клеткой-организмом и лишь одна – отбор, в процессе роста рака. Свойство к инвазии раковой клетки делают бес сильными стандартные методы для лечения рака, так как этими методами нель зя распознать каждую раковую клетку, а затем уничтожить их все. Это истин ные причины того, что рак самая древняя, но до сих пор неизлечимая болезнь человека во всем мире.

Чл.-корр. РАМН С.Е. Северин и В. Сологуб МНИИ медицинской эколо гии в 2002-2003 гг. изобрели метод профилактики и излечения от рака разного типа раковой клетки с помощью ксеновакцины на основе живых раковых кле ток мыши.

В основе создания ксеновакцины авторов лежит принцип ксеновакцина ции для человека от «человеческой» оспы, впервые изобретнный Э. Дженне ром в 1796 г. Но в данном случае авторы применили пересадку пациенту, стра дающему от рака, живых раковых клеток мыши.

Как готовится учными из нормальной клетки мыши раковая клетка для ксеновакцины – это их «ноу-хау».

Клетки мыши нужно «заражать» генетическим материалом, обычно чис той ДНК из раковой клетки, что была у пациента. Этой цели может служить метод трансфекции ДНК клеток в культуре, в данном случае – для нормальных клеток мыши. После получения «заражнных» раковых клеток часть колонии клеток инъецируют мышам, чтобы получить у них рак.

Учные давно пытались создать ксеновакцину, используя раковые клетки животных, в частности, мыши против каждого типа раковой клетки. Но это им не удавалось: введение такой чужеродной вакцины из живых раковых клеток в организм пациента быстро приводило к разрушению этих клеток Т-киллерами пациента из-за клеточной несовместимости.

Проблема была решена с помощью инертного полиакриламидного гидро геля – ПААГ. Они заметили, что через месяц после подкожного или внутри мышечного введения его животным вокруг него формируется соединительно тканная капсула. Тогда у учных и возникла идея использовать такую капсулу для введения внутрь не «заражнные» живые раковые клетки мыши.

В. Сологуб, один из авторов работы, говорит: «Год назад лабораторной мыши ввели пятидесятикратную летальную дозу раковых клеток. А перед этим этой мыши ввели вакцину по разработанному здесь методу. Но умирать мышь пока не собирается. Е спасение – в человеческих раковых клетках. На них и основана вакцина для мыши».

Учные отмечают, что попадание в организм больных клеток другого ви да позволяет сильнее активировать иммунитет. Это знали давно: клетки живот ного – коровы – брали ещ до создания первой вакцины от оспы в конце 18-го века.

Теперь учные из Научно-исследовательского института медицинской экологии уверяют, что «подошли совсем близко к созданию вакцины против рака, и она основана на мышиных раковых клетках».

Самым трудным для них «оказалось как раз удерживать небольшое коли чество чужих раковых клеток в организме, – их тут же уничтожали клетки защитники». Решить этот вопрос удалось с помощью капсулы вокруг введнно го гидрогеля.

По словам чл.-корр. РАМН С.Е. Северина, в эту капсулу и впрыскивают живые раковые клетки от больной мыши. Эти клетки призваны «обучать» им мунную систему пациента распознавать раковые клетки и их скопления. В ре зультате иммунные клетки пациента, «запрограммированные» на уничтожение раковых клеток не могут проникнуть в капсулу и находятся в «постоянной го товности», так как «чувствуют» присутствие «источника заражения». За счт того, что клетки внутри капсулы живут – питаются, делятся, умирают, – они продукты своей жизнедеятельности выбрасывают в организм человека. И если раковые клетки похожи на те клетки, которые посажены за этот барьер, то у че ловека формируется устойчивый иммунитет к данному типу раковой клетки.

Пересаженные раковые клетки мыши сохраняют свою активность в тече ние длительного времени: в эксперименте на животных – до нескольких меся цев, контактируя с иммунными клетками организма человека лишь на поверх ности капсулы. Так наши учные преодолели проблему совместимости клеток мыши с клетками человека.

Результаты проверки метода на животных позволили перейти к испыта ниям его эффективности против некоторых типов раковой клетки у человека.

Метод ксеногенной вакцинации против меланомы человека успешно был апробирован на пациентах на предмет безопасности для их здоровья в Московс ком научно-исследовательском онкологическом институте им П.А. Герцена. В эксперименте приняли участие двадцать человек, и учные смогли сделать предварительные выводы, что метод абсолютно безопасен и в ряде случаев яв но способствовал выздоровлению пациентов, – подчеркнул чл.-корр. РАМН С.Е. Северин.

В. Сологуб подчеркивает, что с помощью такой ксеновакцины «иммуни тет у пациентов усиливается во много раз». Он и чл.-корр. РАМН С.Е. Северин считают, что «это лучшая профилактика против рака».

Чл-корр. РАМН C.E. Северин отмечает, что «Вакцинация здорового че ловека – это та цель, к которой мы стремимся. Пока до этой цели ещ далеко.

Идт вторая из четырех стадий эксперимента в ведущих клиниках».

По его мнению, «в случае успешного завершения клинических исследо ваний, вакцина может стать первым действительно эффективным способом профилактики и лечения целого ряда рака разного типа клетки».

Глава 11. Реверсия раковых клеток 11.1. Индукция реверсии раковых клеток в нормальные – путь их ликвидации Термин «реверсия» (от лат. reversio – возврат). Этим термином обознача ют:

- возврат свойств раковой клетки к норме или возврат е к нормальной клетке;

- утрата раковой клеткой злокачественности;

- созревание раковой клетки до нормально дифференцированной клетки и другое (И.Н. Швембергер, 1976, 1980).

До сих пор причиной канцерогенеза считали изменения структуры генов и аберрации хромосом в клетке;

а такие изменения в принципе не обратимы. Из этого был сделан вывод: раковую клетку нельзя превратить в нормальную клетку.

Это одна из причин того, что до сих пор все методы лечения рака – для удаления и уничтожения раковых клеток.

Но есть в литературе примеры спонтанной реверсии раковых клеток, хотя и очень редкие, и множество экспериментов, доказавших, что раковые клетки можно вернуть к нормальному состоянию.

При введении генов-супрессоров в раковые клетки in vitro наблюдалась реверсия раковых клеток:

- клетки остеосаркомы имели мутации в гене Rb1;

введение кДНК нор мального гена Rb1 в эти клетки в культуре вызывало их реверсию;

- в раковые клетки также в культуре вводился нормальный ген wt53;

под его действием раковые клетки теряли свойства ракового фенотипа. Из работы не ясно, насколько стабильна реверсия раковых клеток в этих опытах (Н.Б.

Варшавер, 2000).

T.J. King, R.G. McKinnell (1960) выделили из клетки кератокарциномы почки лягушки ядро и пересадили в оплодотворенную и энуклеированную яй цеклетку лягушки – развились нормальные лягушки. Из этих опытов учные сделали два вывода: 1) ядро яйцеклетки может быть заменено ядром раковой клетки;

2) ядро раковой клетки, участвуя в эмбриогенезе, теряет раковые свой ства. Недостаток опытов этих авторов: в них нет данных, что генетический ма териал раковой клетки был нормальным.

В. Минтц (В. Mintz, 1978) проведены опыты на мышах. В бластоцисты вводили по нескольку раковых клеток из тератокарциномы мыши. Получено нормальное потомство, ткани их были сформированы клетками донора и клет ками хозяина. Нормальные потомки могли вырасти только в том случае, если раковые клетки испытали обратное превращение, т.е. в опытах показана ревер сия раковых клеток в нормальные клетки. Позже при анализе кариотипа пере вивных раковых клеток оказалось, что все они были анеуплоидными.

Так было доказано, что причина канцерогенеза – не мутации генов и/или аберрации хромосом, а эпигенетические изменения. Это изменения экспрессии генов: включение генов или их выключение, но без изменения их структуры. В отличие от мутаций, эпигенетические изменения генов обратимы. Это указыва ет на новый способ ликвидации раковых клеток – их реверсию.

Если причина – мутация гена, тогда воздействовать на него можно только генетически, что не просто. Но так как причина канцерогенеза – эпигенетиче ское изменение гена, то его можно исправить: ген можно включать и выклю чать.

Эпигенетические изменения чаще всего осуществляются обратимой хи мической модификацией в промоторе гена: удаление метильной группы (-CH3) – ген включен, присоединение метильной группы (-CH3) – ген выключен.

Включение гена или его экспрессия означает синтез в клетке иРНК – это транскрипция, а затем синтез по ней белка в рибосоме – трансляция. При этом субстратом метильных групп является цитозин (C). Цитозин метилируется лишь тогда, когда за ним в одной цепи ДНК следует гуанин, т.е. СpG, где p – остаток фосфорной кислоты (В.А. Гвоздев, 1999).

Различают два типа распределения дуплетов CpG в ДНК: они рассеянные и одиночные или в виде скоплений и тогда их называют CpG-островками.

Метилирование цитозина осуществляет фермент метилтрансфераза, а де метилирование – фермент деметилаза. Присоединение метильной группы ( CH3) к пятому атому углерода на место атома водорода превращает его в 5 метилцитозин. Метильная группа (-CH3) – это регулятор включения или вы ключения гена в клетке. Это изменяет состав белков в дочерних клетках, и тем самым изменяются свойства клеток. При делении клетки метильные группы передаются клеткам-потомкам, а, значит, в них сохраняется такой же набор включенных и выключенных генов, что и в материнской клетке.

Перед репликацией ДНК е цепи расходятся, и каждая цепь сохраняет свои метильные группы. Ясно, что после репликации две дочерние молекулы получаются полуметилированными. Но их сразу же метилирует метилтрансфе раза в тех местах, где в исходной цепи есть метильные группы.

Если исходная ДНК не метилирована, то и дочерние молекулы будут та кими же, так как метилтрансфераза действует только на полуметилированных молекулах ДНК.

Наличие или отсутствие метильных групп является сигналом для белков транскрипции. Включение гена начинается с того, что белок транскрипции уз нает специфическую последовательность в промоторе гена и связывается с ним.

Лишь после этого РНК-полимераза начинает синтез иРНК, она комплементарна кодирующей цепи гена.

Дело в том, что РНК-полимераза сама по себе не узнат последователь ность нуклеотидов в промоторе гена, а значит, сама не может соединиться с ним (Р. Холлидей, 1989;

В.А. Гвоздев, 1999) (Рис.1).

Рис. 1. Белок транскрипции связывается с последовательностью нуклео тидов, и РНК-полимераза синтезирует иРНК (рис. и цит. по: Р. Холлидей, 1989).

В результате метилирования CpG-динуклеотидов в промоторе ген вы ключается, т.е. репрессируется. Это может иметь две причины: метильные группы препятствуют связыванию белка транскрипции с промотором гена или способствуют присоединению репрессора (Рис. 2).

Рис. 2. Присоединение метильных групп -СН3 к цитозину в составе CpG динуклеотида. Связывания белка транскрипции с промотором гена не происхо дит, и ген выключается (рис. и цит. по: Р. Холлидей, 1989).

У. Гиббс (2004) подчркивает, что для раковой клетки характерны: сни жение метилирования е генома в целом и повышение содержания метильных групп в генах-супрессорах, препятствующих превращению нормальной клетки в раковую клетку.

До недавнего времени, продолжает автор, «многие учные полагали, что канцерогенез начинается с мутации, выводящей из строя гены-супрессоры. Од нако во многих раковых клетках эти гены не содержат никаких изменений в нуклеотидной последовательности» (У. Гиббс, 2004).

В настоящее время клиницисты уже проводят тестирование препаратов против избыточного количества метильных групп (-CH3) в раковой клетке. Та кие лекарства должны обеспечивать: либо «отщепление метильных групп от генов, либо препятствовать их присоединению в новых клетках». Такие препа раты перспективны, – считает С. Майер (S. Maier). Она же работает над созда нием методов диагностики раковых клеток на основе метилирования их генов.

Но, по мнению С. Майер, существует одна проблема: «Все такие препара ты деметилируют геном в целом, т.е. не избирательно, что приводит к побоч ным эффектам». Другой проблемой «для беспокойства является – нестабиль ность действия: вскоре метильные группы (-CH3) появляются снова, и гены супрессоры в раковой клетке выключаются».

«Изменение экспрессии генов под влиянием лекарств носит временный характер», – считает Ж.-П. Исса (Jean-Pierre Issa). – Но если изменение будет таким, что иммунная система организма сможет распознавать раковые клетки, или если оно включит процесс апоптоза, то результат так или иначе будет дос тигнут».

G. Fichera (1932) впервые для реверсии раковых клеток использовал экс тракты эмбриональных тканей, а теперь из них выделяют фетальные белки – альфа-фетопротеин и другие.

Понимание этого вызывает интерес к изучению взаимодействия раковых клеток с эмбриональными клетками и тканями. Это открывает пути к индукции реверсии раковых клеток в нормальные клетки.

Во многих странах исследования ведутся по трем направлениям:

- культивирование раковых клеток в присутствии эмбриональных клеток и экстрактов;

- введение раковых клеток в сингенные эмбрионы;

- введение эмбриональных экстрактов или эмбриональных белков в рако вую опухоль, а также и внутримышечно в организм.

Д-р Линне-Мари Постовит и е группа (2005) из США показали, как мик росреда эмбриональных стволовых клеток человека стимулирует реверсию ме тастатических клеток меланомы в нормальные клетки.

Они создали трхмерную коллагеновую матрицу, которую предваритель но заселяли эмбриональными стволовыми клетками человека и давали им не сколько дней на формирование колоний и подготовку микросреды. Затем эти клетки удаляли, а микросреда оставалась в матрицах нетронутой. Потом микро среду матриц засевали клетками меланомы и оставляли на несколько дней, а за тем проводили молекулярный и функциональный анализ.

Результаты: у клеток меланомы изменялась программа, и они начинали секретировать протеин Melan-A, связанный с меланоцитами, и образовывать колонии, подобные колониям эмбриональных стволовых клеток человека.

Клетки становились менее инвазивными, чем меланомные клетки, не испытав шие на себе воздействие этих матриц.

Учные подчеркивают, что «эти результаты дают новый подход к изуче нию возможных последствий выявления факторов микросреды, созданной че ловеческими эмбриональными стволовыми клетками, которые влияют на об ращение метастатических свойств опухолевых клеток».

Известно, что в составе клеток рака часть клеток имеет признаки диффе ренцировки. Поэтому возникло предположение, что с появлением их диффе ренцировки, злокачественность раковых клеток должна снижаться (G.B. Pirce, 1970;

G.B. Pierce, L.D. Jonson, 1971;

G.B. Pierce, 1972;

И.Н. Швембергер, 1978, 1980).

G.B. Pierce, G. Wallace (1971) изучали роль дифференцировки в реверсии раковых клеток. Крысам делали прививки клеток из ороговевающего рака и изучали методом авторадиографического анализа.

Через 2 ч после введения Н-тимидина мечеными были только недиффе ренцированные участки рака, а уже через 96 ч клетки, связавшие Н-тимидин, обнаруживались в дифференцированных участках рака в составе «раковых жемчужин».

Выделение раковых клеток из дифференцированного участка и попытка прививки их животным – не вызывала рак, тогда как такое же количество кле ток из недифференцированного участка – давало рост рака. Из этого ясен вы вод: дифференцировка раковых клеток приводит к утрате у них злокачествен ных свойств и превращает их в нормальные клетки. Известно, что дифференци рованная клетка после выполнения функций прекращает делиться и погибает через апоптоз. Это путь ликвидации раковых клеток не методами уничтожения их, а через их реверсию в нормальные клетки (Л. Сакс, 1986;

В.А. Галицкий, 2003).

А.П. Савоновская (1952) вводила по 10 млн. клеток первичной саркомы Уокера крыс в крысиные эмбрионы, находящиеся на ранних стадиях развития.

Оказалось, что клетки, введенные в эмбрионы в течение первых двух третей беременности, не вызывали рак, а введенные в последнюю треть дали рост сар комы на эмбрионах.

Эти опыты показали, что при введении раковых клеток в эмбрионы ран него периода они подвергаются воздействию какого-то фактора и происходит их реверсия в нормальные клетки. В последнюю треть срока этого фактора нет – нет и реверсии клеток саркомы.

Из исследований Л. Сакс (1986) и В.А. Галицкого (2003) следует, что фактором реверсии в приведнном опыте мог быть фактор роста, к которому на раковой клетке обычно сохраняется рецептор. Связывание фактора роста с ре цептором на раковой клетке включает в ней ген дифференцировки, и она пре вращается в дифференцированную нормальную клетку, а вместе с этим утрачи вает все свойства раковой клетки.

W.E. Poel (1964) провл анализ всех типов канцерогенеза. По его мнению, «во всех этих случаях нет доказательств, что канцерогены действуют и вызы вают необратимые изменения в тех клетках, которые претерпевают злокачест венное перерождение, но все они прямо или косвенно вызывают нарушения ре гуляции размножения клеток, т.е. эпигенетические изменения».

Канцероген является «веществом, которое способно изменять характер репрессии генов – веществом, способным «снимать» -CH3–группы, экрани рующие промотор гена и тем самым вызывать дерепрессию определенных ге нов в клетке.

Дж. Пирс (G.B. Pierce, 1972) на основе анализа ряда эмбриональных и не эмбриональных раков разного типа клетки предложил схему канцерогенеза.

В основе канцерогенеза, по мнению Дж. Пирса, лежит воздействие на клетку-мишень канцерогена, что вызывает эпигенетические изменения в е оп ределнных генах – включение одних генов и выключение других: нормальная стволовая клетка – раковая стволовая клетка, а из не образуется раковая ство ловая клетка и нормальная дифференцированная клетка.

Такая концепция канцерогенеза, с точки зрения Дж. Пирса, «объясняет безнадежность борьбы с раком с помощью цитотоксических веществ, а указы вает иной путь – направленное изменение экспрессии генов и реверсию рако вых клеток в нормальное состояние».

Для этой цели во многих странах и в нашей стране готовят препараты из эмбриональных и плацентарных тканей человека.

1. С.Ю. Родионов и соавторы (1995) применили экстракт из фетальных тканей человека для лечения инкурабельных пациентов IV клинической группы с различными типами рака.

Основаниями для этого служили: появление на поверхности раковых кле ток и в сыворотке крови пациента фетальных антигенов, в норме обнаруживае мых только в тканях эмбрионов.

Однако, иммуногенность белков-антигенов на поверхности раковых кле ток мала. Одной из причин этого является экранирование антигенов антитела ми. Основным из них на раковой стволовой клетке любого типа является фе тальный белок под кодовым обозначением – «5Т4».

Авторы считают, что введение экстрактов фетальных тканей «снимает» с поверхности раковых клеток антитела и открывает эпитопы антигенов для уз навания клетками иммунной системы пациента.

Исследования эмбриональных фетальных тканей в опытах на животных по стандартной схеме доклинических испытаний, показали отсутствие токсиче ского действия на организм, способность стимулировать клеточную иммунную реакцию и фагоцитоз.

Авторы провели лечение пациентов экстрактом из фетальных тканей че ловека и получили результаты: из 39 пациентов, страдающих от рака, примене ние таких препаратов дало эффект у 20 (51,2%), а сроки ремиссии от 2 мес. до лет.

2. Д-р С. Пеленгарис (S. Pelengaris, 2002) и е группа из Глазго (Англия), а также проф. Д. Фелшер (D. Felsher, 2002) из США изучили роль гена с-myc в возникновении раковой клетки из нормальной клетки в культуре и в опытах на мышах. На основании результатов исследований авторы заключили:

- «представление, что для канцерогенеза необходимо множество мутаций в нормальной клетке, неверно»;

- «причиной возникновения раковой клетки может быть всего один ген и его продукт, известный как – c-Myc. Именно в нарушении регуляции его экс прессии на фоне нарушений в апоптозе учные видят причину образования ра ковой клетки».

Эти же учные из Глазго с коллегами из Сиэтла, США (2002), нашли спо соб «выключать» ген c-myc, «делающий раковые клетки смертельными».

Оказалось, что известный антибиотик доксициклин останавливает деле ние раковых клеток.

На мышах был поставлен опыт с генетически модифицированными клет ками печени: до тех пор, пока животным добавляли в корм доксициклин, рак у них не возникал. Когда антибиотик давать прекращали, у них опять начинался рак этого органа. После того, как мышей снова «посадили» на антибиотик, у них началась стремительная ремиссия: рак исчез, а клетки печени не проявляли никаких отклонений от нормы. То есть учные смогли по своему желанию «включать» и «выключать» опасный ген, вызывающий рак.

Авторы пишут, что в странах мира «рак поражает каждого третьего чело века и убивает каждого пятого». «Теперь выявлено лекарство, которое может блокировать раковые клетки». Но «интересно уже то, что раковые клетки мож но преобразовывать обратно в нормальные», заключают учные.

3. «Вакцинация эмбриональными стволовыми клетками предотвращает рак у мышей», – так называется статья учных университета Луизианы (США), работающих под руководством проф. Джона Итона (John Eaton, 2006).

Учные показали, что вакцинация эмбриональными стволовыми клетками (ЭСК) предотвращает рак лгких у мышей, подвергающихся воздействию кан церогенных веществ или трансплантации раковых клеток.

Было обнаружено, что вакцинация ЭСК предотвращает рак с эффектив ностью 80-100% в случае прививки клеток карциномы Льюиса и 60-90% в слу чае воздействия канцерогенов.

Учные проверяли два типа вакцин против раковых клеток. Один тип со стоял только из ЭСК, взятых из мышиных бластоцист. Другой тип – из этих же ЭСК в комбинации с фибробластами, синтезирующими гранулоцитарно макрофагальный колониестимулирующий фактор роста (GM-CSF). Такие фиб робласты (STO) используют в качестве фидера – питающей подложки, на кото ром выращивают ЭСК, что поддерживает ЭСК в недифференцированном со стоянии.

Этапы эксперимента. На первом этапе – мышам делали инъекции одной или другой вакцины, на втором этапе – одним мышам трансплантировали клет ки карциномы лгких Льюиса, а на других мышей воздействовали веществом – 3-метилхолантрен, вызывающим рак лгких.

Результаты. В случае заражения клетками карциномы ЭСК предотвраща ли рост рака в 80% случаев, а ЭСК в сочетании c STO/GM-CSF – в 100% случа ев.

При воздействии канцерогена первый тип вакцины действовал с 60% эф фективностью, а второй – 90%. В течение 27 недель наблюдения у соответст вующего процента мышей не развивались опухоли. У тех вакцинированных мышей, у которых опухоли вс-таки выросли, размер их был на 80 – 90% меньше, чем у невакцинированных животных. Опухоли развились у всех без исключения мышей контрольной группы, которым не проводили вакцинацию, как в результате трансплантации клеток карциномы, так и в результате воздей ствия канцерогена. Ни у одной из вакцинированных мышей не наблюдалось побочных эффектов – аутоиммунная реакция или угнетение стволовых клеток костного мозга.

«Учные считают, что предотвращение вызванного канцерогенами рака – более важный результат их работы, так как эта модель ближе к реальной жизни, чем трансплантация раковых клеток». Этот эффект вакцинации эмбриональны ми стволовыми клетками учные объясняют тем, что стволовые и раковые клетки вырабатывают ряд сходных белков. Вакцинация приводит к выработке иммунитета против раковых клеток, содержащих эти белки.

На наш взгляд, основной причиной эффекта с помощью этой вакцины могла быть индукция реверсии раковых клеток, что продемонстрировано в опытах с клетками меланомы in vitro в микросреде от эмбриональных стволо вых клеток человека Л.-М. Постовит (2005).

Открытие учных позволяет им надеяться на разработку клеточных вак цин для людей с повышенным риском рака или подвергающихся воздействию канцерогенов.

Тестировать новую противораковую вакцину на людях учные считают преждевременным из-за возможных побочных эффектов. Не исключено, что такая вакцинация может вызывать реакцию клеток иммунной системы на соб ственные стволовые клетки организма. Но проф. Джон Итон полагает, что «дальнейшее совершенствование метода позволит избежать этого риска».

В настоящее время он и его группа изучают возможности предотвраще ния при помощи своих вакцин различных типов рака, вызванных канцерогена ми, а также «вакцинируют старых животных, чтобы предупредить гормональ но-зависимые опухоли, которые обычно развиваются у многих из них».

Материалы исследования были доложены на международном онкологи ческом симпозиуме EORTC–NCI–AACR в Праге (2006). (Источник:

www.medlinks.ru.) Заключение Р. Вирхов (1821–1902) впервые заявил, что любая болезнь возникает «от патологии клетки или клеток». Теперь это всеми подтверждено, и ключ к про блемам любой болезни нужно искать именно в клетке.

Клетка – это место болезни, а е причина внутри клетки: на молекуляр ном уровне – сегодня, а на уровне атомов и их электронных оболочках – в бу дущем.

Причина любой болезни на молекулярном уровне – это изменения в ге номе и протеоме клетки. Для каждой болезни эти изменения свои. Эти измене ния и есть – «патология клетки или клеток». Главная задача науки – познать в деталях эти изменения.

Древнее и опаснее для человека болезни, чем рак, в медицине нет. Это связано с его нетипичной причиной – раковая клетка. Но термин «рак» не вы ражает ни причины и ни сущности болезни.

Рак возникает от патологии одной клетки. На первом этапе нормальная клетка превращается в раковую клетку, т.е. создатся причина. На втором этапе раковая клетка путем размножения создает следствие – колонию дочерних кле ток, т.е. рак.

Что удивляет в раковой клетке? То, что при других болезнях клетка причина либо погибает сразу или как дефектная после выполняет функций сво ей ткани. Раковая же клетка из-за изменений в геноме становится клеткой организмом и неуязвимой для организма-хозяина.

Как видно, рак – не одно целое, а представляет колонию из клеток организмов – потомков из одной раковой клетки, которые расселяются в тканях без конца и границ.

При солидном раке часть его клеток создает скопления: первичный очаг рака и его метастазы – это симптомы рака. Это причины того, что все трудно сти диагностики и излечения не в раке, а в его раковых клетках:

- нет в организме пациента раковой клетки, не будет и рака;

- если уничтожены в процессе лечения все раковые клетки, рак сам собой ликвидируется.

Из-за отставания науки о раковой клетке объектом диагностики и лечения стали и пока остаются симптомы рака, т.е. следствие, а не его причина – рако вая клетка. Теория канцерогенеза из стволовой клетки меняет многое в знаниях о раковой клетке и е следствии – раке.

В учебном пособии мы сделали акцент на раковую клетку, чтобы познать е следствие – рак. На этой основе изложены решения проблем ранней диагно стики и излечения от рака, а теперь подчркнем основные положения.

1. Раковая клетка – это стволовая раковая клетка. Она возникает из ство ловой клетки или из любой дифференцированной клетки ткани, ставшей ство ловой.

Молекулярные причины: нарушения в геноме клетки. При этом строение последовательности нуклеотидов генов не изменяется, а нарушается функция генов.

В основе изменений лежат дерепрессия в норме неактивных генов фе тальных белков, соответствующих периоду бластоцисты эмбриогенеза, и ре прессия или мутации активных генов-супрессоров в этой клетке.

Нормальная стволовая клетка живт в организме не сама по себе, а в «нише» ткани. Нарушения в геноме стволовой клетки превращают е в раковую клетку.

Обычно стволовая клетка делится асимметрично: одна из е клеток – ос тается стволовой, а другая для – замещения погибающей клетки после выпол нения своих функций в ткани. Это свойство стволовой клетки обозначают тер мином «стволовое» состояние.

Деление нормальной и раковой стволовой клеток происходит по сигналам от клеток ниш и под их строгим контролем. Ниша им необходима для выжива ния и сохранения свойства «стволовости».

Приложения:

- поиск раковой стволовой клетки по е генам-маркерам и белкам маркерам и е уничтожение предупреждает возникновение рака;

- ниша в будущем может стать необычно новой мишенью для лекарств, воздействующими на раковую стволовую клетку несколькими способами.

2. Асимметричное деление раковой стволовой клетки – причина различий в потенциях к делению клеток рака.

Состав клеток в пределах одного типа рака разный: наименьшую часть его клеток составляют долгоживущие раковые стволовые клетки, а основная масса его клеток состоит из короткоживущих нераковых клеток;

И тот, и другой вариант клеток в составе рака – это «продукт» раковой стволовой клетки.

Пока это обнаружено учными во всех типах клеток рака крови и в пяти типах клеток солидного рака, но учные не сомневаются, что это же будет вы явлено и в остальных его типах (М. Кларк, 2003).

Приложение:

- объектом для методов диагностики и лечения должна быть только рако вая стволовая клетка.

3. Инвазия и метастазирование раковой стволовой клетки и е потомков – это выражение хоуминга раковых стволовых клеток.

Два следствия свойства инвазии раковой стволовой клетки делают е для жизни пациента очень опасной:

- инвазия раковых клеток в окружающие здоровые ткани без конца и гра ниц;

- инвазия раковых клеток через стенку кровеносных и лимфатических капилляров и их перенос с кровью и лимфой в различные органы. При этом ра ковые клетки разрушают ткани и занимают их места, а в органах образуют ме тастазы.

Теперь и в инвазии раковых клеток наши знания существенно дополнены благодаря тому, что раковая клетка оказалась стволовой клеткой.

Причинами инвазии раковой стволовой клетки являются сигналы от не – факторы роста и рецепторы к ним на клетках ниш и на поврежднных клетках в организме.

То есть инвазия раковых стволовых клеток – это проявление хоуминга их:

миграция их в «нужное место», т.е. в стволовую нишу, а также в места повреж дения клеток тканей в организме.

Реализуется миграция за счет генов свойства инвазии раковой стволовой клетки, которые включаются сразу или с размера узелка из его потомков в 2 мм в ткани.

Кроме этого, не исключается выход раковой стволовой клетки в ткань ор гана способом трансмиграции, т.е. через стенки капилляров без их разрушения (от лат. trans – через и migration – движение через неповрежднные капилляры).

По сигналу от раковой стволовой клетки, клетки костного мозга мигри руют в места будущих метастазов и создают в тканях преметастазные ниши. В них затем прибудут раковые стволовые клетки, из них формируются метастазы.

Приложения:

- нейтрализация сигнала от раковой стволовой клетки к гемопоэтическим клеткам прервт образование метастазов в самом начале этого процесса;

- блокирование секреции гемопоэтическими клетками фибронектина – «жидкого клея» на поверхности клеток ниши, не даст раковым стволовым клет кам прикрепиться в нише;

- моноклональными антителами или моноклональными Т-клеточными рецепторами к белку-маркеру гемопоэтических клеток блокировать эти клетки, тем самым предотвратить метастазы раковых стволовых клеток.

- антителами или моноклональными Т-клеточными рецепторами связать молекулу адгезии CD44 на раковой стволовой клетке, т.е. «обездвижить» е, что приведт к утрате ею свойства «стволовости», подавлению миграции с по следующей гибелью.

Как видно, эти виды лечения воздействует непосредственно на раковые стволовые клетки, т.е. на причину, а не на следствие – симптомы рака.

4. Отсутствие абсолютных отличий раковой клетки от нормальной – главная причина всех трудностей ранней диагностики рака и излечения от него.

Причина этого одна и вечная – раковая клетка возникает из нормальной клетки своего организма, а не пришелец извне. На поиски отличий учными по трачены все века. Без таких отличий нельзя создать, как селективные методы диагностики раковой клетки, так и методы ликвидации раковых клеток.

Только на уровне раковой стволовой клетки учным уже удалось найти некоторые из таких отличий между ней и нормальной стволовой клеткой. Но это лишь начало:

- для деления и выживания нормальной стволовой клетки ей необходим ген-супрессор PTEN, а в раковой стволовой клетке этот ген «отсутствует или выключен»;

- если ген PTEN вовлечн не только в подавление раковой стволовой клетки, но и в развитие стволовой клетки, то из этой клетки «зачастую может возникать раковая стволовая клетка любого типа»;

- на поверхности раковой стволовой клетки есть специфические маркеры – молекула адгезии CD44 (H. Ponta et al., 2003), ряд фетальных белков, в том числе белок под кодовым обозначением «5Т4»;

- ген Ink4a контролирует деление стволовой клетки, при метилировании его промотора или мутации стволовая клетка превращается в раковую клетку.

Изменения в генах PTEN и Ink4a, экспрессия генов oct-4, Nanog и hTERT и их белки, ген и белок под кодовым обозначением «5Т4», молекулы адгезии CD44 – это маркеры для диагностики раковых стволовых клеток, а также для выявления и выделения их из состава клеток рака.

Открытие этих отличий учные с успехом начали применять на практике для уничтожения раковых стволовых клеток, не затрагивая при этом нормаль ные стволовые клетки.

5. Отсутствие ответа клеток иммунной системы организма на раковую стволовую клетку.

Раковая стволовая клетка – причина рака, возникает из клетки своего ор ганизма, поэтому е протеом кодируется геномом организма-хозяина. Это глав ная причина его толерантности и отсутствия реакции клеток иммунной систе мы на образование в организме раковой клетки.

Из этого следует, что белки-маркеры на поверхности раковой стволовой клетки не могут быть антигенами или они очень слабые антигены. Их доста точно для диагностики раковой стволовой клетки, но недостаточно для вызова ответа клеток иммунной системы организма.

Однако многие учные причиной отсутствия ответа иммунной системы считают эмбриональный белок под кодовым обозначением «5Т4», маскирую щий белки-маркеры на раковой клетке. Кроме этого, известен ряд других при чин – дефекты дендритных клеток и др.

6. Объектом для методов диагностики должна быть раковая стволовая клетка.

Рак – не одно целое, а раковая стволовая клетка – это клетка-организм и причина рака, поэтому именно она – объект для диагностики. Нераковые клет ки в составе клеток рака диагностировать не требуется, они после выполнения функций клеток своей ткани погибают сами через апоптоз.

Диагностировать рак необходимо задолго до его симптомов – узелок из раковых клеток в ткани размером 2 мм, так как при размере его больше 2 мм солидный рак – болезнь уже всего организма.

Молекулярная, т.е. генная медицина, уже сейчас позволяет выполнять ди агностику на двух уровнях: «до начала» – это предраковые клетки, и «начало» – раковая стволовая клетка и е первые потомки в ткани по их генам-маркерам и белкам-маркерам.

В образцах крови от пациента с помощью ПЦР-ММК и МС-ПЦР и био чипов можно обнаруживать по маркерам раковые стволовые клетки в различ ных органах с размера 2 мм первичного рака или микрометастаза.

7. Раковые стволовые клетки можно не только уничтожать, но и возвра щать в нормальное состояние.

До сих пор целью лечения от рака было уничтожение всех раковых кле ток, что не удатся достичь с помощью стандартных методов лечения, за ис ключением редких случаев.

Теперь обнаружено, что причиной рака является раковая стволовая клет ка. Но среди всей массы нераковых клеток рака лишь минимальную часть со ставляют раковые стволовые клетки.

Приложения:

- раковая стволовая клетка – мишень номер один для противораковых препаратов и других средств;

- для излечения от рака достаточно уничтожить только раковые стволо вые клетки, выборочно целясь по ним;

- оставление в тканях в процессе лечения даже одной раковой стволовой клетки даст рак в этом месте, так как каждая такая клетка – это клетка организм;

- нераковые клетки в составе клеток рака после выполнения функций сво ей ткани, как попало, умрут сами собой через апоптоз (М. Кларк, М. Бекер, 2006).

Что рак – не одно целое, для излечения от рака имеет принципиальное значение: ликвидация каждой раковой стволовой клетки в организме пациента само собой приведт к излечению от рака. Или, как говорит акад. В.А. Кордюм (1998), – «и рак уйдт».

Но это можно достичь только новыми методами и селективными средст вами. При солидном раке ликвидации раковых стволовых клеток должна пред шествовать операция удаления симптомов рака: первичный очаг рака и его ме тастазы, или рецидив рака.

Методы уничтожения раковых стволовых клеток. Гены-маркеры и белки маркеры раковой стволовой клетки – это мишени для изготовления новых, из бирательно действующих лекарств и других средств ликвидации раковых ство ловых клеток.

Онко-вакцины – лучшее средство от раковых клеток по трм причинам:

- их действие системное;

- вакцина избирательно уничтожает раковые стволовые клетки, не затра гивая нормальные клетки;

- вакцина не оставит в организме ни одной раковой стволовой клетки, что необходимо для излечения от рака.

Для приготовления онко-вакцин обычно в качестве белков-антигенов ис пользуется лизат из всех клеток рака.

Теперь же для изготовления таких вакцин необходимо использовать бел ки-антигены только раковых стволовых клеток рака – это вакцины нового по коления.

Для стимуляции иммунного ответа организма на раковые стволовые клетки нужно модифицировать его клетки: в Т-лимфоциты ввести ген цитоки на, а в раковые стволовые клетки от пациента ввести ген чужеродного белка.

Экспрессия этого белка на поверхности раковой стволовой клетки сделает е «чужой» для клеток иммунной системы организма, что и вызовет их сильный ответ.

Индукция реверсии раковых стволовых клеток. Это метод ликвидации раковых стволовых клеток в организме пациента путм возврата их к нормаль ному фенотипу, что обозначают термином – реверсия.

Так как причиной превращения стволовой клетки в раковую клетку явля ется дерепрессия в ней фетальных генов, – явление обратимое, то возможна ре версия раковых стволовых клеток.

При реверсии раковые стволовые клетки возвращаются в нормальные клетки, после чего они становятся дифференцированными клетками, а затем погибают через апоптоз.

Этот путь ликвидации раковых стволовых клеток доказан в эксперимен тах как in vitro c раковыми стволовыми клетками, так in vivo на животных. В настоящее время экстракты из тканей эмбрионов или их белки и экстракты плаценты применяются в клинической практике для лечения пациентов от рака.

Ещ H. Busch (1976) отмечал, что канцерогенез начинается вследствие дерепрессии фетальных генов в клетке, вызывающих размножение и инвазию клеток. Отсутствие ингибиторов этих генов, продуцируемых только эмбрио нальными клетками, создат раковую клетку.

Я.Г. Эренпрейс (1982, 1983) подчркивал, что раковая клетка – это эм бриональная клетка и обосновал два важных вывода: 1) эмбриогенез – единст венный способ подавления эмбриональных свойств раковой клетки и 2) введе ние раковых клеток в эмбрион лишает клетки злокачественного фенотипа.

Это открыло пути к индукции реверсии раковой стволовой клетки в нор мальную клетку под воздействием на не экстрактов фетальных тканей или их белков. Это то, что начинали применять для лечения от рака некоторые учные, в том числе и учные нашей страны, еще в 30-х гг. ХХ века, а в настоящее вре мя – во многих странах мира.

Ранее мы рассматривали опыты in vitro, когда клетки от меланомы чело века помещали в микросреду из эмбриональных стволовых клеток. В результа те клетки меланомы становились нормальными клетками. Это реверсия клеток.

Теперь проф. Джон Итон (John Eaton, 2006) и его группа (США) в опытах на мышах показали, что предварительная вакцинация эмбриональными стволо выми клетками предотвращает развитие рака лгких у мышей, подвергающихся воздействию канцерогенов или трансплантации раковых стволовых клеток.

Они приготовили два типа противораковой вакцины. В состав одной вхо дили только эмбриональные стволовые клетки, взятые из бластоцист мышей. В состав другой взяты эти же клетки с фибробластами, синтезирующими грану лоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ КСМ).

Вначале опыта учные делали мышам инъекции стволовых клеток, выде ленных из бластоцист мышей. После этого мышам пересаживали под кожу ра ковые клетки. У всех мышей контрольной группы это приводило к развитию рака, а у 20 из 25 мышей, прошедших вакцинацию стволовыми клетками, рак не развился.

Вакцинация эмбриональными стволовыми клетками предохраняла также мышей от рака лгких, вызываемого канцерогенными веществами из табачного дыма. Эти эффекты авторы объясняют тем, что эмбриональные стволовые клетки и раковые синтезируют ряд сходных белков. Это вызывает иммунный ответ против клеток, содержащих эти белки.

Но эффекты вакцинации в этих опытах могут быть связаны с белками ингибиторами из эмбриональных стволовых клеток, что могло вести к реверсии раковых стволовых клеток у мышей.

Эта новая вакцина авторами на людях ещ не протестирована из-за воз можных побочных эффектов – «атаки клеток иммунной системы на собствен ные стволовые клетки организма». Однако Джон Итон и его группа считают, что в таком случае «совершенствование методики позволит избежать этого риска».

Если побочные эффекты от противораковой вакцины на основе эмбрио нальных стволовых клеток будут исключены, то такая вакцина, на наш взгляд, может стать ключом от раковых стволовых клеток любого типа и для профи лактики их возникновения при угрозе рака в организме человека.

8. До сих пор объектом диагностики и лечения являются симптомы со лидного рака, т.е. следствие, а не причина – раковая клетка.

Причины этого: 1) отставание науки о раковой клетке и незнание до не давнего времени того, что раковая клетка – это раковая стволовая клетка;

2) со лидный рак клиницистами представляется как «сугубо локальный процесс», т.е.

как одно целое.

Симптомам рака соответствуют и стандартные методы их лечения: хи рургический метод, лучевое лечение, кроме химиотерапии. Но ни один из них не удаляет и не уничтожает всех раковых клеток.

Теперь диагностику и лечение пациента на этапе симптомов рака считают «стратегическим просчетом» (M.B. Sporn, N. Suh, 2002;

C. Leaf, 2004) и как «битва в значительной степени проигранная» (А.В. Лихтенштейн, Г.И. Потапо ва, 2005).

Хирургическим методом часто сразу можно удалить из организма паци ента множество раковых клеток иссечением первичного рака и его метастазов, но лучевое лечение убивает лишь часть раковых клеток.

Объектом для химиотерапии являются раковые клетки, т.е. быстро деля щиеся клетки. Но оказалось, что такие клетки в составе клеток рака нераковые, – при прививке их мышам они не вызывают рак.

Причиной рака является раковая стволовая клетка, из которой возникают два варианта клеток в составе рака: нераковые клетки – их множество с корот ким сроком жизни и быстро делятся, и раковые стволовые клетки – их очень мало и они делятся редко и медленно. Из этого следует, что стандартная хи миотерапия для уничтожения раковых стволовых клеток оказывается неэффек тивной (Дж. Висвейдер, 2006).

Из следствий «просчта» и того, что рак – не одно целое, возникает необ ходимость смены объекта для методов диагностики и лечения от рака. Вместо рака, т.е. следствия, объектом должна быть его причина – раковая стволовая клетка.

Только в таком случае, действуя селективным лекарством или средством на причину – каждую раковую стволовую клетку, и уничтожая их все, ликви дируется само собой следствие – рак.

9. Критерии излечения от рака.

Во многих странах и в нашей стране критерием излечения от рака являет ся – отсутствие рецидива и метастазов рака у пациента в течение пяти лет после окончания лечения его от рака. По такому критерию пациенту скажут, что он излечен, – через пять лет после проведенного лечения.

Однако критерии должны быть такими, чтобы ими можно было контро лировать процесс лечения пациента от рака и после окончания лечения – при мерно через две недели, убедиться: есть излечение или нет.

Единственным критерием излечения от рака пациента может быть – от сутствие у него в организме после лечения раковых стволовых клеток, что ус танавливается анализом образцов крови на эти клетки.

Кроме клеток критериями может быть отсутствие в образце крови паци ента генов-маркеров и белков-маркеров из раковых стволовых клеток, которые выявлялись у него до лечения и в процессе лечения от рака.

Слабый эффект или отсутствие эффекта в процессе лечения от рака – признак непригодности используемых средств и методов лечения. Однако, до внедрения в практику врачей-онкологов этих критериев излечения ещ далеко.

Причины:

- необходима организация лабораторий ПЦР-ММК и МС-ПЦР, лаборато рии выращивания клеток в культуре в онкологических диспансерах для иссле дования образцов крови пациента на гены-маркеры и белки-маркеры раковых стволовых клеток;

- набор значимых генов-маркеров и белков маркеров раковой стволовой клетки учные дополняют быстрыми темпами.

На основе таких критериев, диспансеризация онкологических пациентов может быть упрощена и сокращена. Такой контроль удобно будет выполнять на ДНК-чипе и белковом чипе по маркерам из раковых стволовых клеток. Появле ние вновь раковых стволовых клеток или их генов-маркеров или белков маркеров будет указывать на рецидив или метастаз рака.

В будущем бывший пациент сможет носить на руке ДНК-чип или белко вый чип размером с наручные часы с интегральной микросхемой для анализа информации на чипе. Периодические микроанализы образца крови на гены маркеры и белки-маркеры раковой стволовой клетки 2-3 раза в год позволят подтвердить его излечение или выявить самое начало рецидива или метастаза рака.

Итак, знания о раковой стволовой клетке позволяют перейти от диагно стики и лечения симптомов рака – следствия, к его причине – раковой стволо вой клетке, а от не к первопричине – генам, которые особенно активны и отве чают за раковое перерождение клетки.

Эти гены могут стать мишенью для лекарств нового типа, например, ин терферирующая РНК к иРНК генов и ряд других средств, избирательно пора жающих такие клетки.

Выявление набора таких генов у пациента сможет предсказать трудности или успешность лечения в его случае.

В конечном итоге это даст возможность решить основные проблемы рака:

1) как найти раковую стволовую клетку и е потомки в организме пациента и 2) как ликвидировать их все, не повреждая нормальные стволовые клетки, а это означает излечение от рака.

Проф. С.А. Тюляндин (1999) об этом этапе в онкологии пишет так: «От лечения нозологической формы рака мы начинаем переходить к лечению фено типических и генетических изменений имеющихся в раковой клетке».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абелев Г.И. Что такое опухоль? / Г.И. Абелев. // Соросов. образоват.

журн. – 1997. – Т.3, № 10. – С.85-90.

2. Абрамова Е.Б. Протеасома: разрушение во имя созидания. / Е.Б. Абра мова, В.Л. Карпов. // Природа. – 2003. – № 7. – С.36-45.

3. Анализ экскретируемой из организма ДНК как подход к выявлению рас тущей в организме опухоли. / Ю.К. Моляка, И.В. Ботезату, Г.И. Потапо ва и др. // Вест. РАМН. – 2000. – № 7. – С.24-27.

4. Арчаков А.И. Биоинформатика, геномика и протеомика – науки о жизни XXI столетия. / А.И. Арчаков. // Вопр. мед. химии. – 2000. – Т.46, № 1. – С.4-7.

5. Арчаков А.И. Что за геномикой? – протеомика. / А.И. Арчаков. // Вопр.

мед. химии. – 2000. – Т.46, № 4. – С.335-343.

6. Балдуева И.А. Противоопухолевые вакцины. / И.А. Балдуева. // Практи ческая онкология. – 2003. – Т.4. – № 3. – С.157-166.

7. Балдуева И.А. Вакцинотерапия злокачественных опухолей (молекулярно – генетические аспекты). / И.А. Балдуева, В.М. Моисееко. // IX Россий ский онкологический конгресс: Материалы конгресса. Москва, 22- ноября 2005. – М., 2005. – С.14-16.

8. Баранов В.С. Генная терапия – медицина XXI века. / В.С. Баранов. // Со росов. образоват. журн. – 1999. – Т.5, № 3. – С.63-68.

9. Белохвостов А.С. Полимеразная цепная реакция и лигазные реакции, принципы, традиционные методики и нововведения. / А.С. Белохвостов.

// Молекулярная генетика. – 1995. – № 2. – С.21-26.

10. Белохвостов А.С. Прорыв в диагностике рака. / А.С. Белохвостов. // Вместе против рака. – 2000. – № 1. – С.1-3.

11. Белохвостов А.С. Новые успехи в диагностике рака. / А.С. Белохвостов.

// Вместе против рака. – 2000. – № 4. – С.1-2.

12. Бирнблум И. Канцерогенез и патогенез опухолей. / И. Бирнблум. // Ус пехи в изучении рака: Пер. с англ. – М., 1956. – Т.2. – С.9-57.

13. Богданов А.А. Теломеры и теломераза. / А.А. Богданов. // Соросов. об раз. журн. – 1996. – Т.2, № 12. – С.12-18.

14. Вайнберг Р.А. Молекулярные основы рака. / Р.А. Вайнберг. // В мире науки. – 1984. – № 1. – С.26-37.

15. Вайнберг Р.А. Поиск антионкогенов. / Р.А. Вайнберг. // В мире науки. – 1988. – № 11. – С.16-24.

16. Васильев Ю.М. Социальное поведение нормальных клеток и антисоци альное поведение опухолевых клеток. I. Сигнальные молекулы, вызы вающие размножение и гибель клеток. / Ю.М. Васильев. // Соросов. об разоват. журн. – 1997. – Т.3, № 4. – С.17-22.

17. Васильев Ю.М. Социальное поведение нормальных клеток и антисоци альное поведение опухолевых клеток. II. Клетки строят ткань. / Ю.М. Ва сильев. // Соросов. образоват. журн. – 1997. – Т.3, № 5. – С.20-25.

18. Вахтин Ю.Б. Сохранение способности к дифференцировке при малигниза ции клеток крысы in vitro. / Ю.Б. Вахтин, И.Н. Швембергер. // Клеточная наследственность и злокачественный рост. – М.-Л., 1966. – С.80-93.

19. Галицкий В.А. Канцерогенез и механизмы внутриклеточной передачи сигналов. / В.А. Галицкий. // Вопр. онкологии. – 2003. – Т.49, № 3. – С.278-293.

20. Гвоздев В.А. Регуляция активности генов, обусловленная химической модификацией (метилированием) ДНК. / В.А. Гвоздев. // Соросов. обра зоват. журн. – 1999. – Т.5, № 10. – С.11-17.

21. Георгиев Г.П. Белок Mts и контроль метастазирования опухолей. / Г.П.

Георгиев, Л. Луканидин. // Молекулярная биология. – 2000. – Т.34, № 5.

– С.727-730.

22. Георгиев Г.П. Генотерапия рака. / Г.П. Георгиев, С.Л. Киселев, Н.В.

Гнучев. // Молекулярная медицина. – 2003. – № 1. – С.12-16.

23. Георгиев Г.П. Как нормальная клетка превращается в раковую. / Г.П.

Георгиев. // Соросов. образоват. журн. – 1999. – Т.5, № 4. – С.17-22.

24. Георгиев Г.П. Молекулярно-генетические механизмы прогрессии опу холей. / Г.П. Георгиев. // Соросов. образоват. журн. – 2000. – Т.6, № 1. – С.2-7.

25. Георгиев Г.П. Перспективы использования гена Tag 7 в терапии опухо лей. / Г.П. Георгиев, С.Л. Киселев, Н.В. Гнучев. // Рос. химич. журн. – 1998. – №5. – С.146-153.

26. Гиббс У. Рак: как распутать клубок? / У. Гиббс. // В мире науки. – 2003.

– № 10. – С.55-85.

27. Гиббс У. «Теневая» часть генома: за пределами ДНК. / У. Гиббс. // В ми ре науки. – 2004. – № 3. – С.65-70.

28. Дебабов В.Г. ДНК-вакцинация и генотерапия на основе транзиентной экспрессии нуклеиновых кислот в соматических клетках человека и жи вотных. / В.Г. Дебабов. // Молекулярная биология. – 1997. – Т.31, № 2. – С.209-215.

29. Дильман В.М. Эндокринологическая онкология. / В.М. Дильман. – Л., 1983. – 230 с.

30. Докудовская С.С. Теломераза – необычный РНК–содержащий фермент. / С.С. Докудовская, А.В. Петров, О.А. Донцова, А.А. Богданов. // Биохи мия. – 1997. – Т.62, вып.11. – С.1411-1422.

31. Егоров Е.Е. Теломераза, старение, рак. / Е.Е. Егоров. // Молекулярная биология. – 1997. – Т.31, № 1. – С.16-24.

32. Жданов Р.И. Реальности и надежды генной терапии. / Р.И. Жданов, Н.В.

Семенова, А.И. Арчаков. // Вопр. мед. химии. – 2000. – Т.46, № 3. – С.197-206.

33. Залетаев Д.В. ДНК-диагностика в онкологии. / Д.В. Залетаев. // Молеку лярная биология. – 2000 – Т.34, № 4. – С.671-683.

34. Зеленин А.В. Генная терапия сегодня и завтра. / А.В. Зеленин, В.А. Кай городов, В.С. Прасолов. // Молекулярная биология. – 1998. – Т.32, № 2. – С.219-228.

35. Зеленин А.В. Генная терапия на границе третьего тысячелетия. / А.В.

Зеленин. // Вест. РАН. – 2001. – Т.71, № 5. – С.387-395.

36. Зеленин К.Н. Возникновение и развитие химиотерапии. / К.Н. Зеленин. // Соросов. образоват журн. – 2001. – Т.7, № 5. – С.23-28.

37. Имянитов Е.Н. Иммуно- и генотерапия рака. / Е.Н. Имянитов, В.Б. Оку лов, А.В. Того, К.П. Хансон. // Юбил. сб. науч. работ онкологического диспансера С. Петербурга. – СПб., 1996. – С.234-242.

38. Карпов В.Л. ДНК, хроматин, гистоновый код. / В.Л. Карпов. // Вестн.

Рос. Акад. Наук. – 2003. - Т.73, № 6. – С.509-513.

39. Каудри Е. Раковые клетки: Пер. с англ. / Е. Каудри. – М., 1958. – 295 с.

40. Кенакин Т. Новые мишени для лекарств. / Т. Кенакин. // В мире науки. – 2006. – №2.

41. Конгейм Ю. Общая патология. / Ю. Конгейм. – СПб., 1879. – Т.1. – с.

42. Копнин Б.П. Мишени действия онкогенов и опухолевых супрессоров:

ключ к пониманию базовых механизмов канцерогенеза. / Б.П. Копнин. // Биохимия. – 2000. – Т.65, вып.1. – С.5-33.

43. Кордюм В.А. Генная терапия – новая эра новой эры. / В.А. Кордюм. // Лiкуванна та диагностика. – 1998. – № 1. – С.6-9.

44. Кушлинский Н.Е. Исследование механизмов передачи митогенных сиг налов факторов роста – основа для создания противоопухолевых препа ратов. / Н.Е. Кушлинский. // Материалы третьей ежегод. Рос. онкологич.

конф., Санкт-Петербург, 29 ноября – 1 декабря 1999. – СПб., 1999. – С.23-27.

45. Кушлинский Н.Е. Новые подходы к противоопухолевой терапии: ис пользование препаратов, воздействующих на процессы, регулируемые эпидермальным и/или трансформирующим факторами роста. / Н.Е.

Кушлинский, Е.С. Герштейн. // Эксперим. и клинич. фармакология. – 1996. – Т.59, № 1. – С.74-80.

46. Ланца Р. Стволовые клетки: сомнения и надежды. / Р. Ланца, Н. Розен таль. // В мире науки. – 2004. – № 9. – С.6-10.

47. Лиотта Л.Л. Инвазия и метастазирование раковых клеток. // Л.Л. Лиотта.

// В мире науки. – 1992. – № 4. – С.22-30.

48. Лихтенштейн А.В. Метилирование ДНК и канцерогенез. / А.В. Лихтен штейн, Н.П. Киселева. // Биохимия. – 2001. – Т.66, вып. 3. – С.293-317.

49. Лихтенштейн А.В. Генодиагностика рака: реальность и перспективы. / А.В. Лихтенштейн, Г.И. Потапова. // Пат. физиология и эксперим. тера пия. – 2005. – № 1. – С.2-7.

50. Маквей Г. Перспективы научных исследований в онкологии в третьем тысячелетии. / Г. Маквей. // V ежегод. Рос. онкологич. конф. – М., 2001.

– С.47.

51. Микер А.К. Теломераза: многообещающий маркер биологического бес смертия половых, стволовых и раковых клеток. / А.К. Микер, Д.С. Коф фи. // Биохимия. – 1997. – Т.62, вып. 11. – С.1547-1557.

52. Мирзабеков А.Д. Биочипы в биологии и медицине XXI века. / А.Д. Мир забеков. // Вестн. Рос. акад. наук. – 2003. – Т.73, № 5. – С.412.

53. Моисеенко В.М. Биотерапия при злокачественных новообразованиях. / В.М. Моисеенко, Н.Н. Блинов, К.П. Хансон. // Рос. онкологич. журн. – 1997. – № 5. – С.57-59.

54. Моисеенко В.М. Вакцинотерапия злокачественных опухолей. / В.М.

Моисеенко, И.А. Балдуева, К.П. Хансон. // Вопросы онкологии. – 1999. – Т.45, № 3. – С.327-332.

55. Моисеенко В.М. Возможности вакцинотерапии меланомы кожи. / В.М.

Моисеенко. // Практ. онкология. – 2001. – № 4(8). – С.58-64.

56. Москалева Е.Ю. Перспективы создания противоопухолевых вакцин с использованием дендритных клеток человека. / Е.Ю. Москалева, С.Е.

Северин. // Иммунология. – 2002. – Т.23, № 1. – С.8-15.

57. Напалков Н.П. Эволюция представлений о природе опухолевого роста. / Н.П. Напалков, М.А. Забежинский, В.Н. Анисимов. // Вопр. онкологии. – 1996. – Т.42, № 4. – С.73-79.

58. Неттелбек Д. Вирусы: оружие против рака. / Д. Неттелбек, Д. Карел. // В мире науки. – 2004. – № 1. – С.47-53.

59. Носов Д.А. Ингибиторы рецептора эпидермального фактора роста. / Д.А.

Носов. // V ежегод. Рос. онкологич. конф. – М., 2001. – С.48-50.

60. Оловников А.М. Принцип маргинотомии в матричном синтезе полинук леотидов. / А.М. Оловников. // Докл. АН СССР. – 1971. – Т.201, № 6. – С.1496-1499.

61. Пальцев М.А. Молекулярная медицина и прогресс фундаментальных наук. / М.А. Пальцев. // Вестн. РАН. – 2002. – Т.72, № 1. – С.13-21.

62. Петров Н.Н. Общее учение об опухолях (патогенез и клиника). / Н.Н.

Петров. // СПб: Гигиена и санитария. – 1910. – 373 с.

63. Петров Н.Н. Злокачественные опухоли. / Под ред. Н.Н. Петрова. – Л., 1947. – Т.1, ч.1.

64. Попова Н.А. Иммунитет против опухолей. Миф или реальность? / Н.А.

Попова. // Соросов. образоват. журн. – 2001. – Т.7, № 3. – С.12-17.

65. Ровенский Ю.А. Клеточные и молекулярные механизмы опухолевой ин вазии. / Ю.А. Ровенский. // Биохимия. – 1998. – Т.63, вып.9. – С.1204 1221.

66. Ровенский Ю.А. Как клетки ориентируются на местности. / Ю.А. Ровен ский. // Соросов. образоват. журнал. – 2001. – Т.7, № 3. – С.4-11.

67. Розенберг С. Адаптивная иммунотерапия рака. / С. Розенберг. // В мире науки. – 1990. – № 7. – С.26-34.

68. Рукавишников А.И. К организации первичной диагностики рака нижней губы и слизистой оболочки полости рта в условиях сельской местности.

Частные вопросы практической онкологии. / А.И. Рукавишников, К.К.

Бельский, В.П. Подъяпольский, В.В. Ткач. // Сб. науч. тр. Волгогр. мед.

акад. – Волгоград, 1995. – Т.51, вып.3. – С.77-80.

69. Рукавишников А.И. К проблеме преклинической диагностики злокаче ственной опухоли. / А.И. Рукавишников. // Акт. вопр. стоматологии: Сб.

науч. тр. Волгогр. мед. акад. – Волгоград, 1999. – Т.55, вып.1. – С.194 198.

70. Рукавишников А.И. К тактике хирургического лечения рака кожи ушной раковины / А.И. Рукавишников // Акт. вопр. стоматологии: Сб. науч. тр.

Волгогр. мед. акад. – Волгоград, 1996. – Т.52, вып.1. – С.174-177.

71. Рукавишников А.И. К технике срочной и экстренной трахеотомии у больных злокачественными опухолями в области головы и шеи. / А.И.

Рукавишников, В.В. Подъяпольский, И.Г. Сметанин и др. // Областной клинической – 90: Научно-практ. Сборник. – Волгоград, 1995. – С.297 301.

72. Рукавишников А.И. О борьбе с кровотечением из распадающейся злока чественной опухоли в области головы и шеи. / А.И. Рукавишников, В.П.

Подъяпольский, В.В. Ткач. // Вестн. Волгогр. мед. акад.: Сб. науч. тр. – Волгоград, 1997. – Т.52, вып.3. – С.134-136.

73. Рукавишников А.И. Первичная диагностика злокачественных опухолей челюстно-лицевой области. / А.И. Рукавишников, А.В. Сидорук. // Акт.

вопр. стоматологии: Сб. науч. тр. Волгогр. мед. акад. – Волгоград, 1996.

– Т.52, вып.1. – С.169-174.

74. Рукавишников А.И. Фоновые процессы и ранний рак слизистой оболоч ки красной каймы губы и полости рта: Учебное пособие для студентов, врачей-интернов, практических врачей. / А.И. Рукавишников. – Волго град, 1994. – 36 с.

75. Рукавишников А.И. Что есть «ранняя» диагностика рака. / А.И. Рука вишников. // Вестн. ВолГМУ. – 2002. – Т.58, вып.8. – Волгоград, 2002. – С.170-173.

76. Рукавишников А.И. Что такое предрак? / А.И. Рукавишников. // Акт.

вопр. стоматологии: Сб. науч. тр. Волгогр. мед. акад. – Т.57, вып.4. – Волгоград, 2001. – С.145-150.

77. Рукавишников А.И. Эмфизема подкожной клетчатки во время и после срочной трахеотомии. / А.И. Рукавишников, В.П. Подъяпольский, И.Г.

Сметанин, В.В. Ткач. // Частные вопросы практической онкологии: Сб.

науч. тр. / Под ред. Г.А. Ефимова. – Т.51, вып.4. – Волгоград, 1995. – С.114-117.

78. Сакс Л. Остановка злокачественного роста путем принудительной диф ференцировки клеток. / Л. Сакс. // В мире науки. – 1986. – № 3. – С.14 22.

79. Свердлов Е.Д. Генная терапия и медицина XXI века. / Е.Д. Свердлов. // Молекулярная генетика. – 1997. – № 2. – С.3-28.

80. Свердлов Е.Д. Рак – болезни генома. «Гены рака» и передача сигнала в клетке. / Е.Д. Свердлов. // Очерки современной молекулярной генетики.

– М.: МГУ, 1993-1998. – С.3-25.

81. Скулачв В.П. В своем межмембранном пространстве митохондрия таит «белок самоубийства, который, выйдя в цитозоль, вызывает апоптоз». / В.П. Скулачв. // Биохимия. – 1996. – Т.61, вып.11. – С.2060-2063.

82. Скулачв В.П. Явление запрограммированной смерти митохондрии, клетка и органы. Роль активных форм кислорода. / В.П. Скулачв. // Со росов. образоват. журн. – 2001. – Т.7, № 6. – С.4-10.

83. Скулачв В.П. Явление запрограммированной смерти. Организм. / В.П.

Скулачв. // Соросов. образоват. журн. – 2001. – Т.7, № 10. – С.2-6.

84. Сопоцинская Е.Б. Усиление процессов диссеминации при пальпирова нии и пунктировании опухолей. / Е.Б. Сопоцинская, И.А. Лисняк. // Вопр. онкологии. – 1990. – Т.36, № 12. – С.1454-1455.

85. Степанова Е.В. Оценка ангиогенеза опухолей человека. / Е.В. Степанова, А.Ю. Барышников, М.Р. Личиницер. // Успехи совр. биологии. – 2000. – Т.120, № 6. – С.599-604.

86. Степанова Е.В. Антиангиогенная терапия: новые возможности лечения злокачественных заболеваний. / Е.В. Степанова. // Практич. онкология. – 2002. – Т.3, № 4. – С.246-252.

87. Сыркин А.Б. Экспериментальная химиотерапия злокачественных опухо лей на современном этапе / А.Б. Сыркин, Г.К. Герасимова, Ю.А. Барыш ников и др. // Вопр. онкологии. – 1995. – Т.41, № 2. – С.41-46.

88. Ткачук В.А. Лауреаты Нобелевской премии 1999 года: По физиологии и медицине – Г. Блобель. / В.А. Ткачук, Л.П. Белянова. // Природа. – 2000.

– № 1. – С.83-87.

89. Тюляндин С.А. Мишени лекарственной терапии будущего. / С.А. Тю ляндин. / Материалы III ежегод. Рос. онкологич. конф., г. Санкт Петербург, 29 ноября - 1 декабря 1999 г. – СПб., 1999. – С.43-46.

90. Хансон К.П. Перспективы молекулярной диагностики в онкологии. / К.П. Хансон. // Третья ежегод. Рос. онкологич. конф., Санкт-Петербург, 29 ноября - 1 декабря 1999 г. – СПб., 1999. – С.7-8.

91. Хансон К.П. Современные тенденции в развитии биологической терапии злокачественных опухолей. / К.П. Хансон, Б.В. Афанасьев, Л.М. Бер штейн и др. // Вопр. онкологии. – 1996. – Т.42, № 5. – С.7-12.

92. Хейфлик Л. Смертность и бессмертие на клеточном уровне. / Л. Хейф лик. // Биохимия. – 1997. – Т.62, вып.11. – С.1380-1393.

93. Холлидей Р. Эпигенетическая наследственность. / Р. Холлидей. // В мире науки. – 1989. – № 8. – С.30-38.

94. Четверин А.Б. Точная диагностика с помощью молекулярных колоний. / А.Б. Четверин, Е. В. Четверина. // Молекулярная биология. – 2002. – Т.36. – С.320-327.

95. Четверин А.Б. Преодоление проблем ПЦР-диагностики с помощью ме тода молекулярных колоний. / А.Б. Четверин, Е.В. Четверина. // Моле кулярная медицина. – 2003. – № 2. – С.30-39.

96. Чикилева И.О. Современные подходы и направления в иммунотерапии и иммунопрофилактике злокачественных новообразований. / И.О. Чики лева, Е.О. Халтурина, М.В. Киселевский. // Клинич. медицина. – 2003. – № 2. – С.40-47.

97. Швембергер И.Н. Дифференцировка и нормализация опухолевых кле ток. / И.Н. Швембергер. // Вопр. онкологии. – 1980. – Т.26, № 3. – С.112 115.

98. Шелепов В.П. Возможность использования полимерной ДНК, происхо дящей из гибнущих в организме клеток и проходящей через почечный барьер, для генетического анализа. / В.П. Шелепов, С.Л. Арсенин, И.В.

Ботезату и др. // Вестн. Рос. Онкологич. научн. центра РАМН. – 1997. – № 4. – С.13-17.

99. Эллиот В. Биохимия и молекулярная биология: Пер. с англ. / В. Эллиот, Д. Эллиот. – М., 2002. – С.291-310.

100. Эренпрейс Я.Г. Опыт теоретического анализа процесса малигнизации. / Я.Г. Эренпрейс. // Изв. АН Латв. ССР. – 1983. – № 7(432). – С.79-89.

101. Эренпрейс Я.Г. Эмбриональные свойства опухолевых клеток: факты и гипотезы. / Я.Г. Эренпрейс. // Эксперим. онкология. – 1982. – Т.4, № 6. – С.13-18.

102. Янов Ю.К. Молекулярно-генетические маркеры опухоли и их анализ для диагностики и терапии онкологических больных. / Ю.К. Янов, А.А. Но вик, А.С. Белохвостов. // Клинич. медицина. – 1999. – № 11. – С.4-9.

103. Avalosse B. Gene therapy for cancer. / B. Avalosse, F. Dupont, A. Burny. // Curr. Opin. Oncol. – 1995. – N.7. – P.94-100.

104. Baal N. Expression of transcription factor Oct-4 and other embryonic genes in CD133 positive cells from human umbilical cord blood. / N. Baal et al. // Thromb. Heamost. – 2004. – Vol.92, N.4. – P.767-775.

105. Berenblum J. A new, quantitative approach to the study of the stages of chem ical carcinogenesis in the muse’s skin. / J. Berenblum, P. Shubik. // Brit. J.

Cancer. – 1947. – Vol.1. – P.383-391.

106. Belt W.R. Historical aspects of cancer. / W.R. Belt. // Cancer. / Ed. R.W. Ra ven. – London: Butterworth, 1957. – Vol.1. – P.1-5.

107. Birchmeier W. Cadherin expression in carcinomas: role in the formation of cell junctions and the prevention of invasiveness. / W. Birchmeier, J. Behrens.

// Biochem. Biophys. Acta. – 1994. – Vol.1198. – P.11-26.

108. Bonnet D. Human acute myeloid leukemia is organized as a hierarchy that originates from a primitive hematopoietic cell. / D. Bonnet, J.E. Dick. // Nat.

Med. – 1997. – Vol.3. – P.730-737.

109. Boyer L.A. Core transcriptional regulatory circuitry in human embryonic stem cells. / L.A. Boyer, T.I. Lee, M.F. Cole et al. // Cell. – 2005. – Vol.122, N.6. – P.947-956.

110. Busch H. A general concept for molecular biology of cancer. / H. Busch. // Cancer Res. – 1976. – Vol.36, N.11. – Pt.2. – P.4291-4294.

111. Clarke M.F. Cancer stem Cells – perspectives on current status and future di rections: AACR workshop on cancer stem cells. / M.F. Clarke, J.E. Dick, P.B.

Dirks et al. // Cancer Rev. – 2006. – Vol.66. – P.9339-9344.

112. Colombo M.P. Cytokine gene transfer in tumor inhibition and tumor therapy:

where are we now? / M.P. Colombo, G. Form. // Immunol. today. – 1994. – N.15. – P.48-51.

113. Culver K.V., Blaese R.M. Gene therapy for cancer. / K.V. Culver, R.M.

Blaese. // TIG. – 1994. – Vol.10, N.5. – P.174-178.

114. Decosse I.I. Embryonic inductive tissue that causes histologic differentiation of murine mammary carcinoma in vitro. // I.I. Decosse, Gossens C., I.F. Kuzma, B.R. Unsworth. // J. Nat. Cancer Inst. – 1975. – Vol.54. – P.913-922.

115. Fujiwara T. A retro-viral wild type p-53 expression vector penetrates human lung cancer spheroids and inhibits growth by including apoptosis. / T. Fujiwa ra, E.A. Grimm, D.W. Cai. // Cancer Res. – 1993. – V.53. – P.4129-4133.

116. Gidekel S. Oct- is a dose-dependent oncogenic fate determinant. / S. Gide kel, G. Pizov, Y. Bergman, E. Pikarsky. // Cancer Cell. – 2003. – Vol.4, N.5.

– P.361-370.

117. Greider C.W. Identification of specific telomere terminal transferase activity in Tetrahema extracts. / C.W. Greider, E.H. Blackburn. // Cell. – 1985. – Vol.43. – P.405-413.

118. Hanahan D. The hallmark of cancer. / D. Hanahan, R.A. Weinberg. // Cell. – 2000. – Vol.100. – P.57-70.

119. Hattori K. Plasma elevation of stromal cell-derived factor-1 induces mobiliza tion of mature and immature hematopoietic progenitor and stem cells. / K.

Hattori, B. Heissig, K. Tashiro et al. // Blood. – 2001. – Vol.97. – P.3354 3360.

120. Hayflick L. The serial cultivation of human diploid cell strains. / L. Hayflick, P.S. Moorhead. // Exp. Cell. Res. – 1961. – Vol.25. – P.585-621.

121. Holliday R. A new theory of carcinogenesis. / R. Holliday. // Br. J. Cancer. – 1979. – Vol.40, N.4. – P.513-522.

122. Kafiq K. Immune complex-mediated antigen presentation induces tumor im munity. / K. Kafiq, A. Bergtold, R. Clynes. // J. Clin. Invest. – 2002. – Vol.110. – P.71-79.

123. Kaplan R.N. VEGFR1-positive haematopoietic bone marrow progenitors in itiate the pre-metastatic niche. / R.N. Kaplan, R.D. Riba, S. Zacharoulis et al.

// Nature. – 2005. – Vol.438. – P.820-827.

124. King T.I. An attempt to determine the developmental potentialities of the can cer cell nucleus by means of transplantation. / T.I. King, R.G. McKinnell. // In: Cell Physiology of Neoplasia. – Austin. – 1960. – P. 591-617.

125. Kucia M. Bone marrow as a source of circulating CXCR4+tissue-committed stem cells. / M. Kucia, J. Ratajczak, M.Z. Ratajczak. // Biol. Cell. – 2005. – Vol.97. – P.133-146.

126. Kukia M. Trafficking of normal stem cells and metastasis of cancer stem cells involve similar mechanisms: privotal role of the SDF-1-CXCR4 axis. / M.

Kucia, R. Reca, K. Miekus et al. // Stem Cells. – 2005. – Vol.23(7). – P.879 894.

127. Lyden D. Impaired recruitment of bone-marrow-derived endothelial and he matopoietic precursor cells blocks tumour angiogenesis and growth. / D. Ly den et al. // Nature Med. – 2001. – N.7. – P.1194-1201.

128. Mantel Ch. Steel factor regulates cell cycle asymmetry. / Ch. Mantel, P. Hen drie, H.E. Brokmeyer. // Stem Cell. – 2001. – Vol.19. – P.483-491.

129. Mintz B. Gene expression in neoplasma and differentiation. / B. Mintz. // Harvey Lect. – 1978. – Vol.71. – P.193-246.

130. Mintz B. Teratocarcinomas and other neoplasms as developmental defects in gene expression. / B. Mintz, R.A. Fleishman. // Adv. Cancer. Res. – 1981. – Vol.34. – P.211-278.

131. Morgan R.A. Human gene therapy. / R.A. Morgan, W.F. Anderson. // Annu.

Rev. Biochem. – 1993. – Vol.62. – P.191-217.

132. Parmiani G. Immunological gene therapy witch ex vivo gene-modified tumor cells: a critique and repparaisal. / G. Parmiani, M. Rodolfo, C. Melani. // Hum. Gene Ther. – 2000. – Vol.11. – P.1269-1275.

133. Parmiani G. Vaccination of patients with solid tumours. / G. Parmani, L. Pilla, C. Castelli, L. Rivoltini. // Ann. Oncol. – 2003. – Vol.418. – P.817-824.

134. Perl A.K. A causal role for E-cadherin in the transition adenoma to carcino ma. / A.K. Perl, P. Wilgenbus, U. Dahl et al. // Nature. – 1998. – Vol.392. – P.190-193.

135. Pierce G.B. Differentiation and cancer. / G.B. Pierce, L.D. Jonson. // In Vitro.

– 1971. – Vol.7. – P.140-145.

136. Pierce G.B. Differentiation of normal and malignant cells. / G.B. Pierce. // Fed. Proc. – 1970. – Vol.29, N.3. – P.1248-1254.

137. Pierce G.B. Differentiation of malignant to benign cells. / G.B. Pierce, C.

Wallace. // Cancer Res. – 1971. – Vol.31. – P.127-134.

138. Ponta H. CD44: from adhesion molecules to signaling regulators. / H. Ponta, L. Sherman, P.A. Herrlich. // Nat. Rev. Mol. Cell Biol. – 2003. – Vol.4. – P.33-45.

139. Ribas A. Cancer immunotherapy using gene-modified dendritic cells. / A. Ri bas, L.H. Butterfield, I.A. Glaspy et al. // Curr. Gene Ther. – 2002. – Vol.110.

– P.57-78.

140. Ribas A. Current development in cancer vaccines and cellular immunothera py. / A. Ribas, L.H. Butterfield, I.A. Glaspy et al. // Clin. Oncol. – 2003. – Vol.21. – P.2415-2432.

141. Ribas A. Genetic immunotherapy for cancer. / A. Ribas, L.H. Butterfield, J.S.

Economou. // Oncologist. – 2000. – Vol.5. – P.87-98.

142. Rosenberg S.A. Progress in human tumour immunology and immunotherapy.

/ S.A. Rosenberg. // Nature. – 2001. – Vol.411. – P.380-384.

143. Rous P. Conditional neoplasms and subthreshold neoplasmic states. A study of the tar tumours of rabbits. / P. Rous, J.Y. Kidd. // J. Exp. Med. – 1941. – Vol.73. – P.365-389.

144. Seder R.A. DNA vaccines: immunology application and optimisation. / R.A.

Seder, S. Gurunatban. // Annu. Rev. Immunol. – 2000. – Vol.18. – P.927-974.

145. Sidransky D. Emerging molecular markers of cancer. / D. Sidransky. // Nat.

Rev. Cancer. – 2002. – Vol.2. – P.210-219.

146. Sikora K. Gene therapy for cancer. / K. Sikora. // Trends Biotechnol. – 1993.

– Vol.11, N.5. – P.197-201.

147. Singh S.K. Identification of human brain tumour initiating cells. / S.K. Singh, C. Hawkins C., Y.D. Clarke et al. // Nature. – 2004. – Vol.432. – P.396-401.

148. Scholer H.R. New type of POU domain in germ line-specific protein Oct-4. / H.R. Scholer, S. Ruppert, N. Suzuki et al. // Nature. – 1990. – Vol.344, N.6265. – P.435-439.

149. Sporn M.B. Autocrine secretion and malignant transformation of cells. / M.B.

Sporn, G.J. Todaro. // N. Engl. J. Med. – 1980. – Vol.303. – P.878-880.

150. Tai Mei-Hui. Oct-4 expression in adult human stem cells: evidence in support of the stem cell theory of carcinogenesis. / Mei-Hui Tai, Chia-Cheng Chang, L.K. Olson, J.E. Trosko. // Carcinogenesis. – 2005. – Vol.26. – P.495-502.

151. Takeichi M. Cadherins in cancer: implications for invasion and metastasis. // Curr. Opin. Cell. Biol. – 1993. – N.5. – P.806-811.

152. Thorne S.H. Synergistic antitumor effect of immune cell-viral biotherapy. / S.H. Thorne, R.S. Negrin, C.H. Contag. // Science. – 2006. – Vol.311. – P.1780-1784.

153. Ulmer J.B. Heterologous protection against influenza by injection of DNA encoding a viral protein. / J.B. Ulmer, J.J. Donnelly, S.E. Parker et al. // Science. – 1993. – Vol.259. – P.1745-1749.

154. Watson J.D. Origin of concatemeric T7 DNA. / J.D. Watson. // Nat. New Bi ol. – 1972. – Vol.239(94). – P.197-201.

155. Weinberg R.A. Oncogenes of spontaneous and chemically induced tumors. / R.A. Weinberg. // Advan. Cancer Res. – 1982. – Vol.36. – P.149-152.

156. Zahng J.Y. Apoptosis-based anticancer drugs. / J.Y. Zahng. // Nat. Rev. Drug Discov. – 2002. – Vol.1, N.2. – P.101-102.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.