WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«П.В. Агапов, А.Г. Хлебушкин ОРГАНИЗАЦИЯ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЕ В НЕМ: ...»

-- [ Страница 2 ] --

Устинов подчеркнул, что «дагестанский народ уже вынес свой при говор Радуеву и другим бандитам, и этот приговор однозначный – он не совместим с жизнью этих людей»91. Между тем не стоит сво дить данные меры к такой форме социальной защиты, как «око за око, зуб за зуб» – принципу талиона. Позволим себе утверждать, См.: www.sartraccc.sgap.ru См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М.: Юристъ, 2003.

С. 143.

См.: Устинов В.В. Обвиняется терроризм. М.: Олма Пресс, 2002. С. 168.

что лица, сорганизовавшиеся для того, чтобы лишать жизни дру гих людей, априори не имеют права на жизнь, так как сами созна тельно стали на противоположную ей сторону.

Процессуальные аспекты.

Процесс привлечения членов незаконных вооруженных фор мирований к уголовной ответственности сопряжен с огромными затратами времени, сил и средств. Кроме того, нередко их пре ступная деятельность продолжается длительное время, что вызы вает необходимость формирования большой доказательственной базы, собрать которую в силу известных причин зачастую очень сложно, а порой и просто невозможно. Физическое уничтожение участников незаконных вооруженных формирований в результа те спецоперации одномоментно, просто и эффективно решает все эти проблемы.

Достаточно категорично по рассматриваемой проблеме выс казывается С.Ф. Милюков: «С учетом прогрессирующей апатии следственных и судебных органов, скованных, что называется, «по рукам и ногам» новым, весьма ущербным уголовно процес суальным законодательством, это наиболее эффективный путь борьбы со многими особо опасными преступлениями, прежде всего с терроризмом, бандитизмом, захватом заложников, воо руженным мятежом, а также наемными убийствами. Речь идет, прежде всего, о ликвидации вооруженных преступных группи ровок в ходе заранее спланированных операций (в том числе вой сковых) или (и) выборочного уничтожения главарей и наиболее активных исполнителей террористических (в самом широком смысле этого слова) акций»92.

Конечно, мы отдаем себе отчет в том, что обозначенные реп рессивные меры носят вынужденный и временный характер. Оче видна правильность суждений В.Н. Кудрявцева о том, что страте гия истребления преступников и устрашения населения в настоя щее время изжила себя и не может входить в число мер, применяе мых государством93. Д.А. Корецкий и С.Ф. Милюков также кон См.: Милюков С.Ф. Борьба с преступностью: поиск новых решений // www.sartraccc.sgap.ru. См. также: Корецкий Д.А., Милюков С.Ф. Внесудеб ная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112.

См.: Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. М.: Юристъ, 2003. С. 144.

статируют, что внесудебная репрессия не может быть основным инструментом борьбы с преступностью, даже в чрезвычайной си туации, в коей сегодня находится страна. По их обоснованному мнению, необходимо шире использовать оперативные, следствен ные, прокурорские и судебные возможности, а главное – устранить глубинные причины, вызвавшие нынешний социально политичес кий кризис и его криминальные последствия. А самое главное – необходима государственная воля, направленная на перелом кри минальной ситуации94.

Еще раз подчеркнем, что рассматриваемая нами проблема сво дится к исключительно опасной разновидности преступности, свя занной с террористической деятельностью незаконных вооружен ных формирований. Вследствие этого считаем возможным приме нение радикальных репрессивных мер для эффективного обеспе чения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств такого рода преступных структур.

См.: Корецкий Д.А., Милюков С.Ф. Внесудебная репрессия как законный способ борьбы с преступностью // Уголовное право. 2004. № 1. С. 112.

2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ И НЕКОТОРЫЕ МЕРЫ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ОРГАНИЗАЦИИ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЯ В НЕМ 2.1. Криминологическая характеристика организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем Необходимость выработки криминологических характери стик отдельных видов преступлений, а также личности преступ ника очевидна. В особенности важны криминологические ис следования организованной криминальной деятельности. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности.

Знание криминологических особенностей организации и учас тия в незаконных вооруженных формированиях, своеобразия лиц, входящих в их состав, способствует определению основ ных детерминант данного преступления, и, соответственно, направлений предупреждения и конкретных мер общей и ин дивидуальной профилактики.

Анализируя состояние и тенденции организации незаконно го вооруженного формирования или участия в нем в общей струк туре преступлений, нельзя констатировать какое либо постоян ство и стабильность данного вида преступности (см. таблицу 1).

Вместе с тем исторический опыт российского государства, а так же опыт борьбы с повстанческими движениями зарубежных стран подтверждает, что увеличение числа вооруженных форми рований, соответственно, активизация их деятельности, напря мую зависит от экономического благополучия и политической стабильности государственной власти. Характерной особеннос тью групповой вооруженной преступности является тенденция увеличиваться в количественном составе в периоды наиболее сложные и тяжелые для государства.

Как уже отмечалось, причины создания незаконных воору женных формирований связаны, в первую очередь, с обостре нием межнациональных отношений и иных конфликтов, рели гиозной нетерпимостью и другими негативными социальными явлениями. В целом можно согласиться с Ю.М. Антоняном и М.Д. Давитадзе, которые считают, что возникновение незакон ных вооруженных формирований обусловлено теми же причи нами, что и межнациональные конфликты, т. е. серьезными со циально политическими, экономическими, религиозными, ра совыми конфликтами и иными причинами95.

На конфликты в сфере национально государственных (межна циональных, этнических, религиозных) отношений, а также в со циально политической сфере, как основные причины организации и деятельности незаконных вооруженных формирований, указы вает и Т.М С. Магомедов. В качестве условий, способствующих их организации и деятельности, автор называет политическую неста бильность в стране, социальную напряженность, необустроенность многих граждан, низкий уровень культуры и правосознания зна чительной части населения. Заметным инициирующим фактором данного преступления, по его мнению, является появившаяся у граждан в последние десять лет возможность свободного доступа к огнестрельному оружию96.

На наш взгляд, есть еще одно условие, способствующее орга низации и функционированию незаконных вооруженных форми рований. Это недостаточная эффективность (а в большинстве слу чаев просто безразличие, аморфность) деятельности государствен ных, в первую очередь правоохранительных, органов и обществен ных организаций по защите прав граждан и, как, следствие, сни жение авторитета власти и закона.

В уже указанном методическом пособии, подготовленном на основе добытых оригиналов документов по обучению диверсион но террористических групп на территории Чечни, а также опыта ведения боевых действий с чеченскими бандформированиями в августе–октябре 1999 г., отмечается, что вооруженное формирова ние – это крупное военизированное соединение, руководимое ав торитетным политическим или военным лидером, созданное для силовой защиты интересов определенной финансово экономичес кой и политической (религиозной) структуры.

Вооруженное формирование, как правило, включает предста вителей одного или нескольких родственных тейпов (джамаатов).

Организационно оно состоит из командира (командующего), шта ба и двух группировок (на период боевых действий до 500 чел. каж См.: Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: про блемы, решения: Учебное пособие. М.: Издательство «Щит М», 2004. С. 328.

См.: Магомедов Т.М С. Уголовно правовые и криминологические пробле мы незаконных вооруженных формирований (по материалам Республики Да гестан): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 20.

Таблица Состояние и тенденции организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК РФ) дая). Группировки, в свою очередь, подразделяются на боевую – предназначенную для непосредственного проведения операции в указанном районе, и резервную – предназначенную для наращи вания усилий и плановой (как правило, через неделю) замены воюю щих боевиков. Группировка делится на пять–шесть отрядов (по 100 чел.

и более), которыми руководят амиры (полевые командиры).

Отряд, как правило, состоит из трех групп. Первая – централь ная группа (до 100 чел. ), которая постоянно находится с амиром в боевом состоянии и не имеет постоянного места дислокации.

Вторая группа (количество зависит от размера территории и может составлять до 20 чел. ) находится в населенном пункте. Эта группа под чиняется, контролируется и имеет связь только с амиром. Члены груп пы проходят обучение в специальных учебных центрах и специализи руются на минировании, снайперской стрельбе и диверсионно разве дывательной деятельности. Боевики второй группы глубоко законспи рированы и занимаются легальной общественной деятельностью.

Третья группа – группа «помощников». Это единомышленни ки и сторонники амира, проживающие у себя дома. С целью эко номии финансовых средств эта группа не находится постоянно с отрядом. В случае приказа амира они являются к нему и выполня ют задание, затем снова возвращаются домой и занимаются обыч ным делом или действуют самостоятельно, с согласия амира.

Центральная группа является основным формированием отря да и состоит из трех взводов по три отделения в каждом. На воору жении группы имеется только легкое в переноске оружие, так как она постоянно находится в движении, совершает нападение и ухо дит. Время, место и цель нападения назначаются амиром.

В большинстве случаев деятельность незаконных вооруженных формирований финансируется за счет «внутренних» источников (имеются в виду криминальные способы самофинансирования).

В частности, денежные средства и материально техническая по мощь поступает от этнических преступных группировок, осуществ ляющих свою деятельность на территории Российской Федерации.

Чеченский криминал, по словам Б. Грызлова, буквально «оседлал» нефтепромышленный комплекс Южного федерального округа и уводит огромные суммы в террористический «общак»97. Таким об См.: Баранец В. Сколько платят бандитам за теракт // Комсомольская прав да. 2004. 3 сентября.

разом, криминальная деятельность выступает основным источни ком самофинансирования незаконных вооруженных формирова ний. Основным, но не единственным. Следует отметить, что в пос леднее время происходит их серьезная финансовая подпитка из легальных источников. Диапазон таких источников довольно ши рок: доходы законно действующих коммерческих предприятий, принадлежащих как непосредственно участникам криминальных структур, так и симпатизирующим им деловым людям;

пожерт вования населения, общественных и религиозных организаций (центров) и т. д.

«Внешний» канал финансирования деятельности незаконных вооруженных формирований связан с поступлением средств от раз личных иностранных коммерческих и общественных организаций, представителей национальных диаспор, находящихся за рубежом.

Финансирование из за рубежа осуществляется под видом гумани тарной и благотворительной помощи через созданные и активно функционирующие на юге России мусульманские религиозные организации, а также через представительства многочисленных европейских, американских и ближневосточных организаций и международных фондов98.

В качестве иллюстрации к сказанному можно привести следу ющий пример. Летом 2002 г. в горах Чечни спецподразделение Ми нистерства обороны разгромило хорошо вооруженное и экипиро ванное бандформирование. В процессе боевой операции были зах вачены документы штаба «Президента Ичкерии Аслана Масхадо ва». Документы красноречиво подтверждают тесную связь ныне покойного Масхадова с международными террористами и помога ющими им финансовыми структурами. В бухгалтерской книге было отмечено, сколько денег давали на поддержку экстремистов раз личные поддерживающие их организации. Так, в разделе «приход» значились: «Общество Катар» – 815 518 долларов, «Кавказский чеченский комитет в Анкаре» – 902 000 долларов, «Чеченский ко митет в Иордании» – 116 000 долларов, «от граждан Турции» – 780 000 долларов. Были зафиксированы взносы и от отдельных ино См. подробнее: Воронин М.Ю., Мазеин В.Т., Покаместов А.А. Проблемы пресечения подразделениями криминальной милиции МВД России финан сирования незаконных вооруженных формирований // Организованный тер роризм и организованная преступность / Под ред. проф. А.И. Долговой. М.:

Российская криминологическая ассоциация, 2002. С. 116–125.

странных граждан. Например, некий турецкий преподаватель по жертвовал 10 000 долларов, а находившийся в международном ро зыске Зелимхан Яндарбиев выделил на террористическую деятель ность 50 000 долларов. В графе «расход» были указаны лица, кото рые получали эти деньги на конкретные террористические акции99.

Одним из основных источников вооружения незаконных воо руженных формирований является его захват у сил правопорядка, армейских частей и подразделений;

реже – изъятие оружия у раз ного рода охранных структур и населения. Участники незаконных вооруженных формирований стремятся вооружиться системами оружия, которые находятся у противостоящих им сил100.

В целом, давая криминологическую характеристику незакон ных вооруженных формирований, функционирующих сегодня в Северо Кавказском регионе, необходимо отметить:

– большую численность участников боевиков (до несколько сот человек);

– наличие в их структуре обладающих относительной самостоя тельностью подразделений (отрядов, отделений, батальонов и т. п.) во главе с руководителями (полевыми командирами);

– относительную устойчивость, проявляющуюся, в первую оче редь, в более или менее длительном сроке существования, и спло ченность их членов;

– специальную военную подготовку боевиков в учебных лаге рях (центрах), организованных как на территории Чеченской Рес публики, так и за рубежом, под руководством опытных инструкто ров (как правило, иностранцев);

– идеологическую подготовку, в основе которой – экстремист ское религиозное течение «ваххабизм»;

– международные связи с экстремистскими, террористически ми зарубежными организациями, оказание такими организация ми финансовой и иной помощи «чеченским борцам за свободу и независимость»;

– многонациональный состав, благодаря вербовке значительного числа наемников и добровольцев, прибывших из за границы, дру гих регионов Российской Федерации, а также местных жителей;

См.: Бабакин А. Масхадову пути нет // Российская газета. 2002. 26 июня.

См.: Попов В.И. Актуальные проблемы борьбы с наиболее опасными проявлениями организованной преступности: Монография. М.: СГУ, 2004.

С. 254.

– организацию широкомасштабной террористической деятель ности, включая захват заложников, нападения на населенные пун кты, воинские гарнизоны, экономические и военные объекты, го сударственные учреждения, посягательства на сотрудников право охранительных органов, военнослужащих и высокопоставленных должностных лиц и т. д.

Подавляющее большинство участников незаконных вооружен ных формирований – лица мужского пола. В основном это моло дые люди (средний возраст – 27,5 лет), с низким образовательным уровнем (во многих случаях отсутствует даже полное среднее обра зование), как правило, нигде не работающие101. Соответственно, их участие в преступных структурах детерминировано желанием за работать деньги для себя и своей семьи;

многие члены незаконных вооруженных формирований – это лица женатые и имеющие на иждивении детей. Еще один элемент социально демографической характеристики участников незаконных вооруженных формирова ний – это национальность. Обратим внимание на тот факт, что в подавляющем большинстве случаев ими являются лица чеченской национальности (см. таблицу 2).

Авторы обращают внимание на крайне ограниченную информацию, со держащуюся в уголовных делах по преступлениям рассматриваемой катего рии, в связи с чем дать комплексную, репрезентативную криминологичес кую характеристику личности организаторов и участников незаконных воо руженных формирований довольно проблематично.

Таблица Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Продолжение таблицы Окончание таблицы В настоящее время для всей российской преступности характер но преобладание корыстной мотивации. Не является исключением и рассматриваемый вид преступности. Практика показывает, что члены незаконных вооруженных формирований – это, как правило, одновременно и участники преступлений террористического харак тера, каждое из которых хорошо оплачивается организаторами и ру ководителями. Это позволяет сделать вывод о преобладании корыс тно преступного типа личности преступника. В качестве примера можно привести уголовное дело в отношении Мантагова, который, являясь участником незаконного вооруженного формирования (ша риатской гвардии), а затем банды, неоднократно за вознаграждение участвовал в совершении террористических актов в отношении гла вы администрации города Махачкалы С.Д. Амирова102.

Между тем позволим себе утверждать, что корыстные сообра жения лишь внешне выглядят единственными мотивами указан ной категории преступников. Зачастую под ними, пусть и на бес сознательном уровне, проявляются и другие, не менее сильные по буждения, что детерминирует осуществление тяжких и особо тяж ких преступных посягательств.

Психологами обращается внимание на то, что мотив – не статич ное свойство, а динамическая система, которая подкрепляется после каждого действия (поступка) и может модифицироваться не только в ходе спонтанного развития, но и при направленном формировании103.

Характеризуя личность преступника – участника незаконного вооруженного формирования, можно выделить и социально дефор мированный тип. Он характеризуется резко отрицательным отноше нием к социально политическому устройству современного россий ского общества и его институтам, устойчивостью и убежденностью в своих идеях, иногда доходящих до фанатизма. Это про них Ю.М. Ан тонян написал следующие строки: «Жизненные банкроты... путем самого жестокого насилия намерены озлобить людей и поднять их на гражданскую войну, чтобы уничтожить всю «прогнившую циви лизацию» или «прогнившее общество» в данной стране, которые в первую очередь виноваты в том, что в них не нашлось им места»104.

Архив Верховного суда Республики Дагестан. Дело №2 16/01 г.

См.: Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность / Под. ред. Б.М. Величковс кого. Т. 1. М.: Педагогика, 1986. С. 6.

См.: Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно правовое исследование. М.: Изд во «Щит М», 1998. С. 19.

Среди данной категории преступников встречаются лица с устойчи выми антисоциальными установками, уже имевшие криминальный опыт (ранее судимые, амнистированные).

Опыт контртеррористических операций в Северо Кавказском регионе показал, что участникам незаконных вооруженных фор мирований свойственны такие криминологически значимые чер ты, как исключительная жестокость, доведенный до абсурда фана тизм, ненависть к своим врагам (иноверцам), пренебрежение все ми правовыми и социальными нормами (отсутствие страха перед наказанием, осознанное или бессознательное стремление к смер ти). Так, по свидетельству командующего войсками Северо Кав казского округа МВД РФ М.И. Лабунца, во время проведения круп номасштабной специальной операции в с. Комсомольское Урус Мартановского района Чеченской Республики участники незакон ного вооруженного формирования под руководством Руслана Ге лаева оказывали ожесточенное сопротивление федеральным силам.

С первых же дней войсковой операции по громкой связи, несколь ко раз в день боевикам предлагали сдаваться, но никто из них доб ровольно не сдавался. Тех же боевиков, которых захватили в плен, приходилось просто «выкуривать» из подвалов и других убежищ.

Они предпринимали не менее 10 попыток прорваться из окруже ния, на одних только минных полях их полегло около 200 человек (всего в процессе данной антитеррористической операции было уничтожено более 1000 боевиков). Когда боевиков брали в плен, они до последнего сопротивлялись и кричали «Аллах акбар!»105.

В специальной литературе выделяют и такой мотив участни ков незаконных вооруженных формирований, как самоутвержде ние себя в ближайшей среде. Б.Ш. Бейбулатов предположил так же, что боевиками движет некая всепоглощающая, фанатичная идея, которой они безмерно преданы, например, коренной пере стройки общества и даже всего мира и «спасения» своей нации»106.

Женщин – участников, и тем более организаторов, незакон ных вооруженных формирований – значительно меньше. Но фун кциональная значимость «представительниц слабого пола» доволь См.: Бирюков Ю.С. Расследование уголовных дел о незаконных вооружен ных формированиях. Ульяновск, 2002. С. 96–98.

См.: Бейбулатов Б.Ш. Уголовно правовые и криминологические аспекты организации и участия в незаконных вооруженных формированиях: Дис....

канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 70.

но часто бывает нисколько не меньше, чем мужчин. Достаточно вспомнить хотя бы «черных вдов» (родственниц погибших боеви ков, мстящих за смерть своих близких), о которых в последнее вре мя нередко упоминается в средствах массовой информации. Ос новное их предназначение – стать шахидами, ценой собственной жизни совершить самоподрыв при акте терроризма. По данным федеральных оперативных служб, в горных районах Чечни функ ционируют специальные лагеря по подготовке смертников. Основ ной контингент в них – женщины в возрасте от 14 до 25 лет. Логи ка, которой руководствуются лидеры незаконных вооруженных формирований, проста: женщина вызывает меньше подозрений, чем мужчина;

боевая ценность женского пола незначительна по сравнению с мужчинами, которых выгоднее задействовать в каче стве боевиков «многоразового использования»;

самоподрывы жен щин смертниц вызывают больший резонанс.

Между тем женщины – участницы незаконных вооруженных формирований – могут выполнять и иные функции, о чем, в ча стности, свидетельствуют материалы уголовного дела в отноше нии Тагировой, признанной виновной приговором от 6 апреля 2005 г. судом Наурского района Чеченской Республики в совер шении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208, ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 222 УК РФ. Как установил суд, участие осужденной в во оруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, мотивировалось желанием отомстить за погибшего бра та. По этой причине в мае 1998 г. Тагирова пошла учиться в «шко лу Хужар» – лагерь смертниц в г. Шали. Там ее обучали фунда ментальному течению ислама (ваххабизму), арабскому языку, молитвам. Тагировой постоянно внушали, что она должна уме реть, как «шахидка», и попасть в рай, но для этого ей необходи мо убить хотя бы одного «неверного». В школе было несколько ступеней подготовки. Тагирова обучалась только на первой сту пени. Тех же, кто перешел на следующие, обучали обращаться с оружием, гранатами, изготовлять взрывные устройства, но до этих ступеней Тагирова не дошла. В августе 2000 г., став участни цей незаконного вооруженного формирования под руководством Исы Сакаева, Тагирова занималась хозяйственными работами:

закупала продукты питания, готовила еду, стирала военное об мундирование боевиков и т. д. Летом 2001 г. она укрывала по ме сту своего жительства участников незаконного вооруженного формирования, скрывавшихся от правоохранительных органов.

Впоследствии, став участницей другого вооруженного формиро вания под руководством Тимура Абубакарова, Тагирова знако милась с сотрудниками милиции и военнослужащими и выве дывала у них информацию о функционировании ПВД (пунктов временной дислокации), их численном составе, вооружении, времени передвижения транспорта и несения службы на КПП в соответствующих силовых подразделениях. Кроме того, как ус тановил суд, Тагирова хранила у себя дома взрывное устройство (кустарно изготовленную осколочно фугасную гранату).

Организаторы и руководители незаконных вооруженных фор мирований, как правило, – лица, более старшего по сравнению с другими участниками возраста. Большинство из них имеют выс шее образование и в свое время проходили службу в органах внут ренних дел, армии и даже были руководителями среднего и выс шего звена107. За спиной многих – активное участие в боевых дей ствиях, вооруженных конфликтах108. Специфические мотивы и цели заставили многих лидеров незаконных вооруженных формирова ний (например, Шамиля Басаева) самостоятельно изучать теорию военного дела. Среди них много одиозных и даже харизматичных личностей. Как отмечает А.В. Покаместов, организация совмест ной деятельности, прежде всего, возможна на основе определен ного превосходства (доминирования) организатора над другими ее На данное обстоятельство также указывают и другие авторы. Так, Ф.А. Уз беков пишет о том, что в истории России, особенно начиная с конца 80 х годов ХХ века, имеются яркие примеры того, как отдельные высокопостав ленные лица создавали, руководили и оказывали содействие функционирова нию незаконных вооруженных формирований (например, Д. Дудаев, А. Мас хадов и другие). См.: Узбеков Ф.А. Уголовно правовые аспекты ответствен ности за организацию незаконного вооруженного формирования или учас тие в нем: Дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 145.

Данные о социально демографических характеристиках лидеров незакон ных вооруженных формирований, принимавших участие в противоправных действиях на территории Северного Кавказа, подтверждаются и исследовани ями других ученых. Так, по сведениям А.В. Павлинова, это лица мужского пола;

их средний возраст – 39 лет;

около 90% из них имеют высшее образование;

95% состоят или состояли в браке;

более 50% из них проходили службу в орга нах внутренних дел, 25% – профессиональные военные, 8% – представители других профессий и 17% – нигде не работали. См.: Павлинов А.В. Уголовно правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного форми рования или участием в нем: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 16.

участниками. В силу своих внутренних способностей или возмож ностей своего статуса организатор оказывает определяющее воздей ствие на субъектов преступной деятельности, устанавливает общие внутригрупповые нормы поведения, создает условия обязательно го подчинения групповой дисциплине и выполнения приказов, обеспечивает взаимную согласованность и целеустремленность дей ствий участников при осуществлении преступных посягательств109.

Обращает на себя внимание, что в большинстве случаев – по левые командиры – организаторы и руководители незаконных во оруженных формирований в Чеченской Республике – это, по сво ей сути, обычные авантюристы, для которых своеобразный при мер – жизнь революционера Че Гевары (в частности, в этом при знался Шамиль Басаев). Кроме того, это лица с ярко выраженны ми нарциссическими наклонностями, характеризующиеся патоло гической жаждой самоутверждения и власти. Именно стремление к власти толкает многих лиц, уже добившихся определенного по ложения в обществе, материального благополучия, к противоправ ным действиям, связанным с организацией незаконного вооружен ного формирования, причем иррациональное в их поступках чаще берет верх над рациональным. Не останавливает их даже смерть, поскольку умереть в бою, по их убеждению, наилучший исход для воина (моджахеда).

Приведем основные биографические данные некоторых лиде ров незаконных вооруженных формирований, которые представ ляют научный интерес в познании криминологически значимых особенностей данной категории преступников.

Басаев Шамиль Салманович Шамиль Басаев родился в 1965 г. в селе Ведено Веденского рай она Чечено Ингушской АССР.

В 1982 г. окончил среднюю школу, после чего три раза поступал на юридический факультет Московского государственного универ ситета (МГУ), но не проходил по итогам конкурсных экзаменов.

В 1987 г. поступил в Московский институт инженеров землеустрой ства, но в 1988 г. был отчислен со второго курса за неуспеваемость.

См.: Покаместов А.В. Ответственность за организацию преступной дея тельности: Монография / Под науч. ред. проф. В.П. Ревина. М.: ВНИИ МВД России, 2002. С. 28–29.

Проходил срочную службу в Военно воздушных силах СССР.

В начале 1991 г. вступил в войска Конфедерации Народов Кав каза (КНК).

В августе 1991 г. принимал участие в обороне Белого дома.

В октябре 1991 г. выдвигал свою кандидатуру на пост Прези дента Республики Чечни.

9 ноября 1991 г. участвовал в угоне пассажирского самолета Ту из аэропорта Минеральные Воды в Турцию. В Турции захватчики сдались местным властям и после переговоров добились переправ ки в Чечню.

В 1992 г. был назначен командующим войсками Конфедерации Народов Кавказа. С августа 1992 г. принимал активное участие в военных действиях в Абхазии. Был командующим гагринским фронтом и заместителем министра обороны Абхазии. Командовал отрядом чеченских добровольцев, впоследствии получившим на звание «абхазский батальон».

Летом 1994 г., с началом гражданской войны в Чечне, Басаев вступил в боевые действия на стороне Джохара Дудаева.

14 июня 1995 г. под руководством Шамиля Басаева был совер шен захват больницы с заложниками в г. Буденновске Ставрополь ского края с целью вынудить федеральные власти приостановить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с дудаевским режимом. После телефонных переговоров с Председателем Пра вительства РФ Виктором Черномырдиным боевики Басаева поки нули Буденновск и на границе Чечни отпустили заложников. Пос ле событий в Буденновске Генеральная прокуратура РФ возбудила против Шамиля Басаева уголовное дело, а ФСК РФ объявила его во всероссийский розыск. Но Басаев так и не был арестован.

Летом–осенью 1995 г. Басаев неоднократно угрожал Правитель ству РФ новыми террористическими актами на территории Рос сии в случае, если не будут прекращены боевые действия.

В конце апреля 1996 г. после смерти Джохара Дудаева Шамиль Басаев на совещании полевых командиров был избран командую щим боевыми формированиями Чеченской Республики Ичкерия.

27 января 1997 г. на выборах Президента Чеченской Республи ки занял второе рейтинговое место, проиграв Аслану Масхадову.

В 1998 г. возглавил Федерацию футбола Чечни.

В июле 1998 г. назначен заместителем главнокомандующего Вооруженных сил Чеченской Республики.

В сентябре 1999 г. бандформирования под предводительством Шамиля Басаева и поддерживающих его чеченских полевых коман диров вторглись на территорию Дагестана.

В феврале 2000 г. был тяжело ранен, подорвавшись на мине при попытке покинуть Грозный.

В мае 2000 г. появилась информация, что Басаев умер. Оказа лось, что Басаев жив, но находится в тяжелом состоянии – ему ам путировали ногу. В связи с этим в средствах массовой информации появились сообщения, что Басаев хочет договориться с федераль ными силами, так как он уверен, что его еще могут вылечить за гра ницей, но выбраться из Чечни полевой командир уже не может.

В октябре Басаев 2000 г. заявил о готовности отправить на Ближ ний Восток 150 своих «бойцов» (по его словам, к «священной вой не за освобождение Иерусалима» готовы присоединиться еще пол торы тысячи чеченских моджахедов).

В настоящее время Следственным комитетом МВД РФ он объявлен в федеральный розыск и разыскивается Интерполом110.

Гелаев Руслан (Хамзат) Руслан Гелаев родился в 1964 г. в селе Комсомольское Урус Мартановского района Чечено Ингушской АССР.

Окончил три класса сельской школы.

Работал в Грозном на нефтебазе, заведовал распределением нефтепродуктов.

В 1992–1993 гг. вместе с Шамилем Басаевым воевал в Абхазии.

При Джохаре Дудаеве командовал «президентским» полком спецназа, ему поручалась охрана «особой зоны» вокруг нефтяных заводов в Грозном.

В первую чеченскую войну Гелаев – полевой командир в за падных районах Чечни. В 1995 г. в ответ на бомбежки Шатоя каз нил пленных военных летчиков, сбрасывая их в карьер.

27 мая 1995 г. боевики Гелаева расстреляли в селе Харсеной под полковника Владимира Зряднего и старшего лейтенанта Юрия Гал кина. Всего по приказанию Гелаева тогда было убито 8 человек.

В марте 1996 г. возглавил налет на Грозный (захват города длился 3 дня). Уходя из чеченской столицы, Гелаев захватил более 100 за ложников – гражданских лиц.

http://www. nns. ru/Person/basaev/ После хасавюртовских мирных переговоров 1996 г. Гелаев со вершил хадж в Мекку и принял арабское имя Хамзат.

При поддержке Салмана Радуева он создал организацию «Движе ние патриотических сил», которая находилась в оппозиции Масхадову.

С апреля 1997 г. Гелаев занимал пост вице премьера Чеченской Республики Ичкерия, а с января 1998 г. – министра обороны.

14 июня 1999 г. возглавил шариатскую гвардию.

28 июля 1999 г. назначен первым вице премьером Правитель ства Чечни, ему было поручено курировать силовые структуры.

Во вторую чеченскую войну (1999 г. ) Гелаев возглавил Северо За падный фронт обороны республики, потом юго западный сектор обо роны Грозного, а затем стал руководителем обороны всей столицы.

В марте 2000 г. возглавил оборону села Комсомольское, где по терял около 1200 преданных ему боевиков, после чего объявил джи хад Бараеву за то, что тот не прислал в Комсомольское подкрепле ние. В средствах массовой информации даже стали появляться со общения о вооруженных разборках между гелаевцами и бараевца ми: в июле 2000 г. состоялся бой в р не села Шалажи, а ранее про изошла стычка боевиков в пригороде Грозного Черноречье, в про цессе чего было убито около 40 боевиков.

В конце 2000 г. появилась информация, что Гелаев отошел от активных боевых действий и ищет контакт с администрацией Ах мада Кадырова.

По данным ФСБ РФ, с апреля 2001 г. Гелаев вместе со своим отрядом (около 500 боевиков) находится в Грузии. Согласно же дан ным грузинских спецслужб, Гелаев вместе со своим отрядом бази ровался в Ингушетии.

Гелаев выходил из Грузии дважды: в 2001 г. это закончилось раз громом боевиков в Абхазии, в 2002 г. – в Ингушетии.

9 ноября 2001 г. Генеральная прокуратура РФ направила Гру зии требование о выдаче Гелаева, но было заявлено, что Гелаева на территории данной страны нет.

Последняя занимаемая Гелаевым должность – главнокоманду ющий вооруженными силами Ичкерии, на которую он был назна чен в мае 2002 г. Он был убит в марте 2004 г. в перестрелке с пограничным наря дом в горах Дагестана.

http://www. nns. ru/Person/gelaev/ Масхадов Аслан (Халид) Алиевич Аслан Масхадов родился в 1951 г. в Казахстане.

Окончил Тбилисское высшее артиллерийское училище в 1972 г.

и впоследствии прошел все ступени армейской служебной лестни цы до начальника штаба дивизиона.

После окончания военного училища в 1972 г. Масхадов был на правлен в Дальневосточный военный округ командиром взвода.

В 1981 г. после окончания Ленинградской военной академии им. М. И. Калинина он был распределен в Венгрию на должность командира дивизиона. Затем был назначен командиром полка.

В дальнейшем командовал полком в Прибалтийском военном ок руге. Затем был назначен на должность начальника ракетных войск и артиллерии дивизии, дислоцированной в том же округе. В январе 1990 г., во время выступлений сторонников независимости Литвы, Масхадов находился в Вильнюсе.

C 1991 г. являлся начальником Гражданской обороны Чеченской Республики, затем – заместителем начальника Главного штаба ВС ЧР.

В 1992 г. полковник Масхадов уволился из российской армии и занял пост первого заместителя начальника Главного штаба ЧР.

С марта 1994 г. он являлся начальником Главного штаба ВС ЧР.

C декабря 1994 г. по январь 1995 г. Масхадов возглавлял оборо ну президентского дворца в Грозном.

В июне 1995 г. возглавил штаб квартиру дудаевских формиро ваний в Дарго.

В августе–октябре 1995 г. Масхадов был во главе группы воен ных представителей дудаевской делегации на российско чеченских переговорах.

В августе 1996 г. он участвовал в переговорах с секретарем Со вета Безопасности Александром Лебедем.

17 октября 1996 г. Масхадов был назначен на пост премьер ми нистра коалиционного правительства Чечни с формулировкой «на переходный период».

23 ноября 1996 г. им было подписано соглашение о принципах взаимоотношений между федеральным центром и Чеченской Рес публикой. От федеральной российской делегации соглашение под писал Председатель Правительства РФ Виктор Черномырдин.

В декабре 1996 г. в соответствии с законом о выборах, Масхадов ушел с официальных постов – премьер министра коалиционного правительства, начальника Главного штаба Вооруженных сил, заме стителя главнокомандующего ВС Чеченской Республики Ичкерия, чтобы иметь право баллотироваться на пост Президента Чечни.

27 января 1997 г. он избран Президентом Чеченской Республи ки. С июля 1998 г. исполнял обязанности премьер министра Чеч ни, совмещая эту должность с постом Президента.

В декабре 1998 г. конституционные полномочия Масхадова под предлогом его «пророссийской позиции» пытались оспорить по левые командиры Шамиль Басаев, Салман Радуев и Хункар Исра пилов. Возглавляемый ими Совет командующих Чечни потребо вал от Верховного шариатского суда отстранения Масхадова от дол жности. Шариатский суд предложил Масхадову в одностороннем порядке прервать отношения с Россией.

11 сентября 1999 г. Масхадов обратился с личным посланием к Алек сандру Лебедю с просьбой вновь, как и в августе 1996 г., встретиться в Хасавюрте, чтобы «предотвратить очередную масштабную войну».

27 октября 1999 г. Масхадов подписал Указ о создании форми рований «особого назначения», которые комплектовались освобож денными из тюрем уголовниками, изъявившими желание добро вольно войти в его состав.

В октябре 2000 г. в интервью Liberation он заявил, что под его командованием находится в общей сложности 33 000 человек и что «конфликт в Чечне не религиозный и не имеет никакого отноше ния к ваххабизму».

В июне и в декабре 2000 г. Масхадов был ранен (по словам быв шего командующего войсками Северо Кавказского военного ок руга генерал полковника Г.Н. Трошева, Масхадова «видели с забин тованной головой и грудью», отчего у него «изменилась дикция»).

Со временем многие стали говорить о том, что Масхадовым не контролируется ситуация в Чечне, хотя тот и заявлял, что в случае заключения мирного договора с Россией полевые командиры ос тановят войну по его приказу.

В других случаях он утверждал, что переговоры с российской стороной невозможны, так как «сегодня в Кремле нет чиновника, с которым можно говорить трезво и разумно»112.

Масхадов был убит 8 марта 2005 г. при проведении операции в поселке Толстой Юрт сотрудниками Центра специального назна чения ФСБ РФ.

http://www. nns. ru/Person/mashadov/ Радуев Салман Бетырович Салман Радуев родился в 1967 г. в селе Тейпа Гордали Ноша Юртовского района Чечено Ингушской АССР.

Окончил Ростовский институт народного хозяйства по специаль ности «экономист». Как сообщил Радуев в интервью газете «Москов ский комсомолец» (10 января 1996 г.), у него «за плечами высшее эко номическое образование, аспирантура и почти готовая кандидатская».

После окончания гудермесской средней школы Радуев рабо тал в строительном отряде горторга, служил в Вооруженных силах СССР, где вступил в КПСС и начал делать комсомольскую карьеру.

Он был секретарем комитета ВЛКСМ СПТУ 24 в Гудермесе, инст руктором Чечено Ингушского обкома ВЛКСМ, директором гудер месского центра добровольных трудовых объединений, работал во внешнеторговой фирме.

В июне 1992 г. был назначен префектом города Гудермес. Тогда же возглавил вооруженное формирование «президентские береты», поддерживающее Президента Чечни Джохара Дудаева. Из «беретов» был сформирован 6 й батальон дудаевских вооруженных сил, полу чивший название «Борз» («Волк»), входившее в состав Юго Запад ного фронта (спецподразделение расформировано в июне 1997 г.).

В 1995 г. Радуев занимался диверсиями на железной дороге в районе Гудермеса. Самостоятельные вооруженные формирования он не возглавлял и боевыми действиями не руководил.

С апреля 1996 г. по июнь 1997 г. он являлся командующим воо руженным подразделением «Армия генерала Дудаева».

В декабре 1995 г. баллотировался на пост главы администрации города Гудермес. Чувствуя, что шансов на победу у него нет, он 14 декабря захватил здание местной администрации. Город был ос вобожден только 23 декабря.

9 января 1996 г. под руководством Радуева была захвачена го родская больница в дагестанском городе Кизляр. 10 января с сот ней заложников боевики покинули город. На границе с Чечней ко лонна была остановлена предупредительным огнем федеральных сил, боевики укрепились в с. Первомайское. 15–18 января состо ялся штурм села российскими войсками. Радуев с частью боевиков вырвался из окружения.

3 марта 1996 г. в средствах массовой информации появились сообщения о смерти Радуева, но в июне 1996 г. выяснилось, что он был только тяжело ранен.

В 1996–1997 гг. Радуев неоднократно брал на себя ответствен ность за совершенные на территории России акты терроризма и вы ступал с угрозами в адрес России.

В апреле, июле и октябре 1997 г. на Радуева были совершены покушения. В результате последнего покушения он получил тяже лые ранения.

2 августа 1997 г. по инициативе Радуева был создан военно пат риотический союз «Солдаты свободы» (почетный председатель – Деги Дудаев). Основой организации стало возглавляемое Радуевым движение «Путь Джохара».

В 1999 г. Радуев планировал серию диверсий в российских ре гионах, прежде всего в отношении ядерных объектов, для чего со здал мобильные группы численностью до 15 человек.

С ноября 1999 г. формирования Радуева активно участвовали в боях против Объединенной группировки федеральных войск.

13 марта 2000 г. Радуев был задержан в Чечне, доставлен в Мос кву и помещен в следственный изолятор в Лефортово.

В августе 2000 г. уголовное дело Радуева передано из ФСБ в Глав ное управление Генеральной прокуратуры РФ по Северному Кавказу.

В октябре 2000 г. была проведена судебно психиатрическая эк спертиза, согласно которой Радуев был признан вменяемым.

26 апреля 2001 г. Генеральная прокуратура РФ привела полный перечень статей УК, по которым предъявлено обвинение Салману Радуеву: терроризм, захват заложников, убийство, бандитизм и др.

25 декабря 2001 г. Верховный суд Республики Дагестан признал Радуева виновным в организации нападения на дагестанские насе ленные пункты Кизляр и Первомайское и приговорил его к пожиз ненному заключению.

15 декабря 2002 г., отбывая наказание в колонии города Соли камска (Пермская область), Радуев умер113.

Яндарбиев Зелимхан Абдумуслимович Зелимхан Яндарбиев родился в 1952 г. в Казахстане.

В 1981 г. окончил Чечено Ингушский государственный уни верситет.

Трудовую деятельность начал в 1969 г. в Казахской ССР. Был разнорабочим, каменщиком, помощником бурильщика, корректо http://www. nns. ru/Person/raduev/ ром, начальником производственного отдела Чечено Ингушского книжного издательства.

С 1989 г. Яндарбиев – литературный консультант в Союзе пи сателей ЧИАССР, председатель политической организации – че ченского общества «Барт» («Согласие»).

В мае 1990 г. он организовал и возглавил Вайнахскую демокра тическую партию, основной программной целью которой было «со здание независимого демократического государства».

С ноября 1990 г. – после образования Общенационального кон гресса чеченского народа – Яндарбиев был заместителем предсе дателя исполкома (председателем ОКЧН был Джохар Дудаев, его первым заместителем – Юсуп Сосламбеков).

В первом чеченском парламенте Яндарбиев с 1991 по 1993 г.

возглавлял комитет по средствам массовой информации и сво боде слова.

В апреле 1993 г. им было поддержано решение Джохара Дудае ва о роспуске парламента, Конституционного суда Чечни и Гроз ненского городского собрания.

17 апреля 1993 г. указом Джохара Дудаева Яндарбиев назначен и. о. вице президента Чечни, где он занимался в основном идеоло гическими вопросами, возглавлял Государственную комиссию по расследованию преступлений оппозиции и комиссию по переза хоронению тела Звиада Гамсахурдиа.

В мае 1993 г. Яндарбиев возглавил делегацию правительства Ду даева на переговорах с оппозицией.

23 июля 1993 г. в Грозном Дудаев и Яндарбиев подписали с ру ководителями Ингушетии Русланом Аушевым и Борисом Агапо вым договор «О принципах определения границ Чеченской и Ин гушской республик».

В этом же году Яндарбиев, выступая по чеченскому телевиде нию, заявил о том, что Чечня не намерена участвовать в выборах в Федеральное Собрание РФ.

14 марта 1995 г. и. о. прокурора Чеченской Республики Б. Бас ханов подписал постановление о возбуждении уголовных дел и сан кцию на арест Яндарбиева и других чеченских лидеров – А. Масха дова, С. Гелисханова, Т. Абубакирова, Ш. Басаева и др. Яндарбиеву инкриминировалось совершение преступлений, предусмотренных ст. 170 (злоупотребление властью или служебным положением), ст. 64 (измена Родине) и ст. 77 (бандитизм) УК РСФСР.

В январе 1995 г. Яндарбиев руководил обороной центра Гроз ного, его штаб располагался в подвале президентского дворца.

22 апреля 1996 г. в связи со смертью Дудаева Госсоветом оборо ны ЧРИ Яндарбиев был объявлен Президентом республики.

27 мая 1996 г. в Москве им было подписано Соглашение о прекращении военных действий.

28 сентября 1996 г. Яндарбиев сформировал Правительство ЧРИ.

В этом же году в Москве прошли переговоры между делегаци ями Чечни и России. Делегации возглавляли Зелимхан Яндарбиев и Председатель Правительства России Виктор Черномырдин.

27 января 1997 г. Яндарбиев проиграл выборы Президента Че ченской Республики, заняв третье рейтинговое место по итогам голосования и 12 февраля 1997 г. передал президентские полно мочия Масхадову, затем отказавшись с ним сотрудничать и перей дя в оппозицию.

В октябре 1999 г. Яндарбиев назначен личным посланником Президента Чеченской Республики – полномочным представите лем в мусульманских странах. В январе 2000 г. он стал представите лем Ичкерии в Афганистане.

Яндарбиев находился в федеральном и международном розыс ке. 31 октября 2002 г. в отношении его было возбуждено уголовное дело по трем статьям УК РФ. Он обвинялся в участии в вооружен ном мятеже (ст. 279 УК РФ), участии в незаконном вооруженном формировании (ст. 208 УК РФ) и посягательстве на жизнь сотруд ника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ)114.

Яндарбиев был убит 13 февраля 2004 г. в Катаре в результате взрыва его автомашины.

Хаттаб (Хабиб Абдул Рахман) (Черный араб, он же Ахмед Од норукий, он же Эмир ибн Аль Хаттаб).

Дата рождения Хаттаба точно не установлена. В разных источ никах утверждается, что он родился в 1963, 1965 или 1970 году.

Разноречивые данные и о месте рождения Хаттаба. По одним све дениям, он родился в Саудовской Аравии, по другим – в Иордании.

В 1987 г. Хаттаб окончил школу и был принят в один из амери канских колледжей, но вскоре поехал на каникулы в Афганистан, http://www. nns. ru/Person/yandarbiev/ где встретился с бен Ладеном, проникся идеями джихада и до сво ей смерти был фанатичным приверженцем ваххабизма.

Хаттаб окончил военную академию в Аммане. Затем служил в «черкесской гвардии короля Хусейна». Он являлся экспертом по взрывчатым веществам и всем видам легкого оружия, а также опе рациям по саботажу, имел большой опыт боевых и террористичес ких действий (в Афганистане, Ираке, Таджикистане).

В 1992–1993 гг. Хаттаб воевал в составе арабских коммандос.

В 1993 г. в боях за Кабул он получил серьезное ранение.

В 1993–1995 гг. он возглавлял «спецподразделение» в Таджи кистане, где от взрыва гранаты потерял несколько пальцев, за что и получил кличку Ахмед Однорукий.

В 1994–1995 гг. Хаттаб приступил к формированию двух групп коммандос (в основном из египтян и саудовцев) для участия в во енных действиях в Чечне. На Северный Кавказ он прибыл в 1994 г.

в составе группы боевиков из стран Ближнего Востока.

В апреле 1996 г. Хаттаб организовал засаду и расстрелял колон ну федеральных войск у селения Шатой.

В конце 1997 г. он руководил нападением на часть 136 й мотострел ковой бригады в городе Буйнакске (эта акция служила своеобразной пробой сил перед будущим вооруженным вторжением в Дагестан).

После первой чеченской войны Хаттаб заявил, что продолжит джихад до полной победы над неверными. В горных районах Чеч ни им была создана сеть специализированных лагерей по подго товке террористов. Основная база находилась в районе селения Сержень Юрт.

В середине 1998 г. нашел общий язык с Басаевым на почве со здания исламского имамата на территории всего Северного Кавка за (до этого их отношения были весьма натянутыми).

В сентябре 1999 г. совместно с боевиками Басаева люди Хатта ба вторглись на территорию Дагестана. В январе 2000 г. он заявил агентству Рейтер, что боевики не только не прекратят сопротивле ние, но и готовы к диверсиям на территории всей России.

Однако Хаттаб не ограничивался лишь помощью «чеченским борцам за независимость». Так, в декабре 2000 г. он заявил по араб скому телевидению «Аль Джазира», что будет помогать палестинс кому народу.

В феврале 2001 г., по данным ФСБ, Хаттаб участвовал в похи щении американца Кеннета Глака.

По данным Генеральной прокуратуры РФ, Хаттаб являлся за казчиком совершенных 24 марта 2001 г. терактов в Минводах, Ес сентуках и Черкесске115. В отношении его возбуждалось уголовное дело, где ему инкриминировались бандитизм (ст. 209 УК РФ), зах ват заложника (ст. 206 УК РФ), посягательство на жизнь сотрудни ка правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ).

В марте 2002 г. Хаттаб был отравлен одним из доверенных лиц в результате операции российских спецслужб.

2.2. Некоторые меры по предупреждению организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем В первую очередь, необходимо обратить внимание на важность комплексного подхода к решению проблем противодействия рас сматриваемому виду преступности и другим преступлениям терро ристического характера и экстремистской направленности. Осно ву такого противодействия должна составлять активная и наступа тельная работа правоохранительных органов. Жизненно важно на носить удары по террористам первыми. Именно такую задачу по ставил недавно перед МВД РФ российский Президент, подчерк нувший необходимость упреждающего, превентивного характера действий силовых структур в борьбе с терроризмом116.

Работа правоохранительных органов должна стать более целе направленной и скоординированной по следующим основным на правлениям:

1. Перекрытие каналов финансирования, снабжения продо вольствием, оружием и боеприпасами лагерей незаконных воору женных формирований.

2. Проведение единой информационно пропагандистской ра боты, направленной на формирование негативного отношения об щества к радикальным религиозным течениям.

3. Создание сети информационных источников, обеспечивающих получение достоверной информации о местонахождении и передви жении каждого лидера незаконных вооруженных формирований.

http://www. nns. ru/Person/hattab/ См. подробнее: Алисова Ю. Президент приказал МВД ударить по террори стам первыми // http://www.utro.ru/articles/2005/07/27/462393.shtml Нужно учитывать зависимость боевиков, участников незакон ных вооруженных формирований от поддержки местного населе ния. В связи с этим одной из главных задач является нейтрализа ция психологического давления боевиков на местных жителей, за воевание со стороны последних одобрения действий федеральных сил, налаживание взаимоотношений с местными органами власти.

Следует практиковать организованное участие при проведении опе раций по ликвидации незаконных вооруженных формирований отрядов ополчения из числа местного населения.

Должна быть развернута работа по нанесению морально психо логического урона членам террористических группировок, созданию в их среде панических настроений, подрыва авторитета их лидеров.

К примеру, общеизвестно, что финансирование незаконных воору женных формирований в Чеченской Республике осуществляется во многих случаях посредством изготовления и реализации поддельных денежных купюр. Поддельные деньги (в основном фальшивые сто долларовые купюры) не только сбываются под видом настоящих, но выплачиваются в качестве «заработной платы» участникам незакон ных вооруженных формирований. Лидеры экстремистов рассчиты вают на то, что в условиях непрерывных военных действий возмож ности определить факт обмана у рядовых членов террористических группировок сильно ограничены. Многие из них погибают, просто не успев потратить «заработанные» деньги или передать их родствен никам. Так, по данным ИТАР ТАСС, 23 июля 2003 г. в Грозном был задержан финансист одного из бандформирований, находящихся в подчинении у А. Масхадова. У задержанного были изъяты фальши вые купюры различного достоинства на общую сумму около 2 млн.

рублей. По его словам, эти деньги предназначались для оплаты дея тельности участников незаконных вооруженных формирований по осуществлению диверсионно террористических акций. Очевидно, что меры по информированию таких лиц возможностями российс ких средств массовой информации, правоохранительных органов о мошеннической сущности лидеров террористических группировок будут действенным средством подрыва их авторитета. В свою оче редь, естественно, необходимо принимать меры по пресечению дея тельности по изготовлению фальшивых денег, которая выступает в качестве весьма распространенного бизнеса чеченского криминали тета. Именно такой комплексный подход позволит подорвать фи нансовую основу организованной террористической деятельности.

Специальной профилактической мерой по предупреждению рассматриваемого преступления является борьба с незаконным обо ротом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных уст ройств. Очевидно, что возможность относительно легкого приоб ретения оружия в настоящее время выступает условием, детерми нирующим совершение ряда тяжких преступлений, в том числе тер рористического характера и экстремистской направленности.

К конкретным мероприятиям по борьбе с незаконным оборотом оружия, по нашему мнению, могут быть отнесены: пресечение хи щений оружия на военных складах, механических заводах и т. д.;

ужесточение дисциплины в войсковых частях в связи с хранением огнестрельного оружия и боеприпасов к нему и др.

Как известно, среди участников незаконных вооруженных фор мирований, функционирующих в настоящий момент в Северо Кав казском регионе, значительное число наемников, прибывших из других государств. Поэтому важнейшим направлением предупреж дения организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем являются меры по противодействию незаконной миграции. В Концепции регулирования миграционных процессов в Российской Федерации, одобренной распоряжением Правитель ства РФ от 1 марта 2003 г. № 256 р, обращено внимание на то, что массовая миграция иностранных граждан и лиц без гражданства из государств Закавказья, Центральной и Восточной Азии и их неза конное пребывание в ряде районов Российской Федерации зачас тую ухудшают социальную обстановку, создают базу для формиро вания террористических организаций и политического экстремиз ма, являются угрозой безопасности Российской Федерации117. В этом отношении своевременным считаем Указ Президента РФ от 13 сен тября 2004 г. № 1167 «О неотложных мерах по повышению эффек тивности борьбы с терроризмом»118, в п. 3 которого в целях недопу щения въезда в Российскую Федерацию лиц для участия в терро ристической деятельности указано на необходимость принятия мер по усилению контроля за выдачей виз дипломатическими предста вительствами и консульскими учреждениями Российской Федера ции за рубежом, а также упорядочения пресечения Государствен ной границы Российской Федерации гражданами тех стран, с ко СЗ РФ. 2003. № 10. Ст. 923.

СЗ РФ. 2004. № 38. Ст. 3779.

торыми Российская Федерация имеет соглашения о безвизовом въез де. Вскоре после этого Федеральным законом от 28 декабря 2004 г. УК РФ был дополнен ст. 3221, устанавливающей ответственность за организацию незаконной миграции. Как отмечалось в поясни тельной записке к проекту данного закона, включение данной ста тьи полностью соответствует международной практике. Так, в со ответствии с п. «с» ч. 2 ст. 6 Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности (под писана от имени Российской Федерации в городе Палермо 12 декабря 2000 г.)120, государства участники берут на себя обязательство кри минализировать организацию других лиц или руководство ими с целью незаконного ввоза мигрантов.

В свете рассматриваемых проблем нельзя не затронуть вопрос о противодействии распространению религиозного экстремизма и зап рете деятельности экстремистских организаций. Ранее на примере распространения ваххабизма нами уже была обозначена опасность ситуации, когда фанатично настроенные субъекты, основываясь на вероучительных догмах, пытаются влиять на процесс общественно го развития. Объектом агрессивных нападок религиозных экстреми стов становятся современные политические институты и властные структуры, представленные неверными, так как именно они явля ются главным препятствием на пути установления основ исламско го порядка. При этом практика исламских радикалов заключается в активных действиях по выделению из состава Российской Федера ции Северо Кавказского региона и созданию в нем «эмиратов» в со ставе, так называемого, «Великого исламского халифата» любыми методами, в том числе и военными. В этом отношении необходимо вести решительную борьбу с проникновением в общество чуждых для большинства российских граждан, в том числе и мусульман, эк Федеральный закон от 28 декабря 2004 г. № 187 ФЗ «О внесении измене ний в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об админи стративных правонарушениях» // СЗ РФ. 2005. № 1 (часть I). Ст. 13.

Федеральный закон от 26 апреля 2004 г. № 26 ФЗ «О ратификации Кон венции Организации Объединенных Наций против транснациональной орга низованной преступности и дополняющего ее Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказа нии за нее» // СЗ РФ. 2004. № 18. Ст. 1684.

стремистских религиозных вероучений. Наряду с этим нужно совер шенствовать механизм по выявлению и запрету на территории Рос сийской Федерации деятельности экстремистских и террористичес ких организаций, что уже находит свое отражение в современной законодательной и правоприменительной практике. Это, действи тельно, приоритетная задача уголовной политики на современном этапе. Так, 14 февраля 2003 г. Верховный Суд РФ своим решением признал террористическими и запретил на территории Российской Федерации деятельность пятнадцати организаций. Учитывая особый интерес данного документа для настоящего исследования, воспро изведем полностью его содержание.

Верховный Суд Российской Федерации Решение Именем Российской Федерации 14 февраля 2003 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

председательствующего – судьи Верховного Суда РФ Н.С. Романенкова при секретаре Д.В. Савченко рассмотрел в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Генерального прокурора Российской Федерации в за щиту интересов Российской Федерации о признании организаций террористическими и запрещении их деятельности на террито рии Российской Федерации, установил:

Генеральный прокурор Российской Федерации обратился в Вер ховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании тер рористическими следующих организаций: «Высший военный Мад жлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль Каида»), «Асбат аль Ансар», «Священная война» («Аль Джихад», или «Египетский ис ламский джихад»), «Исламская группа» («Аль Гамаа аль Исла мия»), «Братья мусульмане» («Аль Ихван аль Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут Тахрир аль Исла ми»), «Лашкар И Тайба», «Исламская группа» («Джамаат и Ис лами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество соци альных реформ» («Джамият аль Ислах аль Иджтимаи»), «Обще ство возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат Ту раз аль Ислами»), «Дом двух святых» («Аль Харамейн») и запре щении их деятельности на территории Российской Федерации. Вы шеназванные организации наносят ущерб безопасности Российской Федерации и подлежат признанию террористическими.

В суде представитель Генеральной прокуратуры РФ Короб ков Е.И. поддержал заявленные требования и пояснил, что на тер ритории Российской Федерации в последние годы все более активно функционируют организации, созданные в целях осуществления террористической деятельности либо признающие возможность использования террора как формы политической борьбы. Центры этих организаций расположены за пределами России, а пребыва ющие в Российскую Федерацию эмиссары глубоко законспириро ваны и находятся на нелегальном положении.

Представители ФСБ России Ковалевский И.И., Шагако А.Д.

поддержали заявление о признании 15 организаций террористичес кими и пояснили в суде, что в соответствии с федеральным зако ном «О борьбе с терроризмом» Федеральная служба безопасности Российской Федерации является одним из субъектов, непосред ственно осуществляющих борьбу с терроризмом.

Представители Минюста России Никулин С.И., Жафаров А.Г.

пояснили суду, что указанные в заявлении Генерального Прокурора РФ организации государственную регистрацию не проходили. В целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ консти туционного строя эти организации подлежат признанию терро ристическими.

Выслушав объяснения представителя Генеральной прокурату ры РФ Коробкова Е.И., представителей ФСБ России Ковалевс кого И.И., Шагако А.Д., Минюста России Никулина С.И., Жа фарова А.Г., исследовав материалы дела, Верховный Суд Россий ской Федерации находит, что заявление Генерального прокурора РФ подлежит удовлетворению.

Федеральным законом «О борьбе с терроризмом» установлена ответственность организации за террористическую деятельность.

В соответствии со статьей 25 Федерального закона «О борь бе с терроризмом» в Российской Федерации суд признает между народную организацию (ее отделения, филиалы, представитель ства) террористической и запрещает деятельность данной орга низации на территории Российской Федерации.

Настоящий федеральный закон, устанавливая правовые и орга низационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федера ции, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, орга нов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, об щественных объединений и организаций независимо от форм соб ственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом, определяет террористическую организацию как организацию, созданную в целях осуществления террористи ческой деятельности или признающую возможность использования в своей деятельности терроризма. Организация признается тер рористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделе ний осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководящих органов данной организации.

Из представленных суду письменных доказательств следует, что на территории Чеченской Республики, входящей в состав Рос сийской Федерации, в 2001 году создан «Высший военный Маджли суль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа» – орган, объеди няющий в своих рядах арабских наемников и ряд ориентированных на них лидеров бандформирований, действующих на территории Чеченской Республики. Данная структура создана под руководством ближневосточных штаб квартир экстремистского крыла между народного исламского объединения «Братья мусульмане». Целью яв ляется выделение из состава Российской Федерации Северо Кавказ ского региона и создание в нем «эмиратов» в составе так называе мого «Великого исламского халифата» любыми методами, в том числе и военными. Данная организация взяла на себя ответствен ность за ряд террористических актов на территории России, а так же причастна к захвату и казням заложников, в том числе иност ранцев, незаконному обороту наркотиков, фальшивомонетничеству, бандитизму и другим особо тяжким преступлениям.

«Конгресс народов Ичкерии и Дагестана» – организация со здана в 1989 г. Ш. Басаевым и М. Удуговым при поддержке арабс ких наемников в Чечне.

Деятельность «Конгресса» направлена на разжигание экстремиз ма и сепаратизма в мусульманских регионах России, а также на про ведение террористических акций на ее территории. Целью является создание так называемого «Исламского халифата на Кавказе».

«База» («Аль Каида») создана в 1988 г. Усамой бен Ладеном. Ядро организации составили «афганские арабы» с целью объединения боль шинства экстремистских исламских группировок. К середине 90 х годов она превратилась в разветвленную международную структу ру. В настоящее время фактически ни одна «горячая точка» мира не обходится без ее финансового или иного участия, включая подготов ку и переправу боевиков, поставку оружия и боеприпасов и т. п.).

Боевики «Аль Каиды» причастны ко многим актам международно го терроризма, главным образом против граждан и объектов США (Йемен – 1992 г., Саудовская Аравия – 1995 г. и 1996 г., Кения и Танзания – август 1998 г., США – сентябрь 2001 г.). Члены органи зации принимали активное участие в боевых действиях на стороне незаконных вооруженных формирований, действующих в Северо Кав казском регионе Российской Федерации.

«Асбат аль Ансар» – исламская организация создана в 1985 г.

шейхом Хишамом Шрейди со штаб квартирой в палестинском ла гере «Айн аль Хильва» район г. Сайда, Ливан. Группировка нахо дится на нелегальном положении.

Основной формой ее деятельности является «торговля терро ризмом» – проведение акций по заказу и предоставление специально подготовленных боевиков другим экстремистским организациям.

По инициативе У. бен Ладена на территории лагеря «Айн аль Хильва» была организована переподготовка боевиков и добровольцев для последующей отправки в «горячие точки», в том числе и Чечню.

Основными врагами организация провозгласила США, Израиль, ряд государств Западной Европы. К числу враждебных объектов отне сены российские загранучреждения и граждане России в Ливане.

«Священная война («Аль Джихад» или «Египетский исламс кий джихад») – организация, ставящая целью ликвидацию светс кого правления в Египте, имеет свои представительства и эмис саров в большинстве стран мира, в особенности на Ближнем Вос токе, а также в мусульманских регионах России, где ведет дея тельность, направленную на разжигание национальной и религиоз ной вражды. В 1981 г. членами организации совершено убийство пре зидента Египта Анвара Садата, в 1984 г. – убийство министра внутренних дел Египта, в 1990 г. – убийство спикера египетского парламента Рифата Махджуба, а также другие преступления.

«Исламская группа» («Аль Гамаа аль Исламия») – организа ция, которая входит в состав Исламского мирового фронта, со зданного У. бен Ладеном. Деятельность направлена на ликвидацию светского правления в Египте. Оказывает финансовую помощь не законным вооруженным формированиям, действующим на терри тории Чеченской Республики, участвует в подготовке боевиков и переправке их в «горячие точки» мира. В России ее эмиссары ведут пропагандистскую и разведывательно подрывную деятельность под прикрытием благотворительных фондов и организаций.

«Братья мусульмане» («Аль Ихван аль Муслимун») органи зация, в основу деятельности которой положены идеи основных ее теоретиков и лидеров Хассана аль Банны и Сейида Кутба.

Цель – устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе, путем воссозда ния «Великого исламского халифата» первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. В ряде государств Ближнего Востока запрещена законом (Сирия, Иордания). Основные формы деятельности: во инствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпи мостью к другим религиям, активная вербовка сторонников в мечетях, вооруженный джихад, неограниченный территориаль ными рамками.

«Партия исламского освобождения» («Хизб ут Тахрир аль Ис лами») – организация, которая имеет целью устранение неислам ских правительств и установление исламского правления во все мирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского Ха лифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульман ским населением, включая Россию и страны СНГ.

Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям;

ак тивная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесе нию раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощ ным финансовым подкреплением).

В ряде государств Ближнего Востока и СНГ (Узбекистан) зап рещена законом.

«Лашкар И Тайба» – пакистанская военизированная экстре мистская исламская группировка ваххабитского толка. Является боевым крылом пакистанской фундаменталистской исламской организации «Марказ Даваат Уль–Иршад». Главной целью орга низации является вооруженная борьба с индийскими властями за присоединение к Пакистану территории Джамму и Кашмира, рас пространение джихада на все районы Индии, расширение масшта бов своего влияния на государства Центральной Азии, мусульманс кие регионы других государств, в том числе и Северного Кавказа.

Оказывает финансовую и иную помощь различным террорис тическим организациями, в том числе бандформированиям, дей ствующим на территории Чеченской Республики. В контролируе мых ей учебных центрах под руководством пакистанских, афганс ких, суданских и саудовских инструкторов прошли подготовку свы ше пятисот боевиков, в том числе из Чечни и Дагестана.

«Исламская группа» («Джаммат и Ислами») – радикальная организация, созданная в начале 40 х годов, осуществляет подго товку боевиков в специальных лагерях, действующих в районах па кистано афганской границы. Деятельность организации направ лена также против России. Эмиссары «Исламской группы» прово дят в субъектах Российской Федерации с компактным прожива нием лиц, исповедующих ислам (Татарстан, Дагестан, Чечня и дру гие) организационно пропагандистскую работу, направленную на разжигание сепаратизма.

«Движение Талибан» сформировалось в Афганистане в 1994 г.

как экстремистское исламское движение. Поддерживает связи с незаконными вооруженными формированиями, действующими на территории Чеченской Республики. В своей деятельности исполь зует методы террора, так осенью 1995 г. ими был захвачен само лет ИЛ 76 татарстанской авиакомпании «Аэростан», экипаж ко торого длительное время удерживался в качестве заложников. При поддержке У. бен Ладена изыскивала возможности для захвата ис ламскими движениями власти в центральноазиатских государ ствах, в том числе и в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии.

«Исламская партия Туркестана» (бывшая «Исламское движе ние Узбекистана») – создана в 1995 г. Деятельность организации направляется и спонсируется зарубежными исламскими клерикаль ными центрами, нацеленными на создание в Узбекистане и других странах СНГ экстремистских религиозных организаций. Програм ма партии предусматривает возрождение «Великого исламского халифата» на территории государств центральноазиатского ре гиона с вовлечением в данный процесс кавказских и поволжских рес публик Российской Федерации.

Ближайшими целями являются: дестабилизация внутриполи тической ситуации в Узбекистане путем проведения диверсий, тер рористических актов, планирования и проведения военных акций, провокаций на узбекско таджикской и узбекско киргизской гра ницах, захват заложников. С начала 1999 года ее действия приня ли крайние формы насилия, включая совершение взрывов и похище ние людей. Поддерживает активные контакты с «Движением Та либан» и бандформированиями, действующими на территории Че ченской Республики.

«Общество социальных реформ» (Джамият аль Ислах аль Ид жтимаи») – организация со штаб квартирой в Эль Кувейте (Ку вейт). В Кувейте имеет статус неправительственной благотво рительной организации, под прикрытием благотворительных про грамм продвигает в жизнь главную цель ассоциации «Братья му сульмане» – устранение неисламских правительств и установле ние исламского правления во всемирном масштабе путем воссозда ния «Всемирного исламского халифата», первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. Основные формы деятельности: целенаправленная ис ламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим ре лигиям;

целенаправленная работа (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением) по внесению раскола в об щество;

конспиративное финансирование вооруженного джихада на Северном Кавказе. Отделение организации в Российской Феде рации официально зарегистрировано Минюстом России в 1993 году.

«Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат Тураз аль Ислами») – организация со штаб квартирой в Эль Кувейте (Кувейт). В Кувейте имеет статус неправитель ственной благотворительной организации. Под прикрытием бла готворительных программ продвигает в жизнь главную цель «Дви жения салафитов», совпадающую с целью «Братьев мусульман» – устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания «Всемирного исламского халифата», первоначально в регионах с преимуществен но мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. Ос новные формы деятельности: целенаправленная исламистская про паганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям;

целе направленная работа (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением) по внесению раскола в общество и со зданию условий по отделению мусульманских регионов от окружа ющего неисламского мира;

консервативное финансирование воору женного джихада на Северном Кавказе.

«Дом двух святых» («Аль Харамейн») – международная ислам ская благотворительная неправительственная организация со штаб квартирой в Саудовской Аравии. Осуществляет деятель ность, наносящую ущерб безопасности Российской Федерации и стран – участниц СНГ.

Так, в 1997 г. оказывала активную финансовую поддержку даге станским религиозно экстремистским группировкам ваххабитского толка, которые ставили перед собой задачу свержения существую щего в республике конституционного строя и создания на террито рии Дагестана «Исламского государства». В 1999 г. создан фонд в под держку Чечни. Несмотря на то что официально финансовые средства направлялись с целью использования в религиозных мероприятиях, фак тически они расходовались на нужды бандформирований.

Эмиссары организации активно занимаются сбором разведдан ных в Чечне, помогают боевикам вести не только вооруженную, но и информационную войну с Россией (л. д. 8–23).

Деятельность названных организаций является террористи ческой в соответствии с федеральным законодательством Россий ской Федерации, так как включает в себя:

1) организацию, планирование, подготовку и реализацию тер рористических акций;

2) подстрекательство к террористическим акциям, насилию над физическими лицами или организациями, уничтожению мате риальных объектов в террористических целях;

3) организацию незаконных вооруженных формирований, преступ ных сообществ (преступных организаций), организованных групп для совершения террористических акций, а равно участие в таких акциях;

4) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

5) финансирование заведомо террористических организаций или террористических групп или иное содействие им.

Суду представлен также список иностранных террористичес ких организаций Государственного департамента США, утверж денный Конгрессом. В него по состоянию на 30 января 2003 г. вклю чены, в частности, такие организации, как «Асбат аль Ансар», «Аль Гамаа аль Исмамия», «Исламское движение Узбекистана», «Аль Джихад», «Лашкар И Тайба», «Аль Каида».

При таких обстоятельствах суд считает, что организации «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахе дов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль Каида»), «Асбат аль Ансар», «Священная война» («Аль Джи хад», или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль Гамаа аль Исламия»), «Братья мусульмане» («Аль Ихван аль Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут Тахрир аль Ислами»), «Лашкар И Тайба», «Исламская группа» («Джамаат и Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекиста на»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль Ислах аль Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат Тураз аль Ислами»), «Дом двух святых» («Аль Харамейн») подлежат признанию террористическими и в силу закона их деятельность на территории Российской Федера ции подлежит запрещению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194, 195, ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации решил:

заявление Генерального прокурора Российской Федерации удов летворить, признать террористическими организации: «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавка за», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль Каи да»), «Асбат аль Ансар», «Священная война» («Аль Джихад», или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль Га маа аль Исламия»), «Братья мусульмане» («Аль Ихван аль Мус лимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут Тахрир аль Ислами»), «Лашкар И Тайба», «Исламская группа» («Джамаат и Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркеста на» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество со циальных реформ» («Джамият аль Ислах аль Иджтимаи»), «Об щество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат Тураз аль Ислами»), «Дом двух святых» («Аль Харамейн») и зап ретить их деятельность на территории Российской Федерации.

Решение может быть обжаловано в кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней после вы несения судом решения в окончательной форме.

председательствующий, судья Верховного Суда Российской Федерации Н.С. Романенков По убеждению С.Н. Фридинского, особое внимание необхо димо уделять нейтрализации ваххабитских ячеек (джамаатов) в рес публиках Северного Кавказа и других регионах России, являющих ся своеобразным мобилизационным резервом для чеченского банд сопротивления. Такие группы в местах проживания их участников организуют схроны с оружием, базы отдыха и лечения боевиков – членов незаконных вооруженных формирований. Практически все ваххабитские подполья, независимо от места их нахождения в том или ином субъекте Федерации, находятся под контролем со сторо ны международных антироссийских кругов и террористических организаций. Последними осуществляется тайное финансирование джамаатов, распространяются печатные и видеоматериалы экстре мистского характера, путем подкупа коррумпированных чиновни ков организуется проникновение ваххабитских эмиссаров в орга ны власти и управления121.

Выступая 4 сентября 2004 г. на расширенном заседании Пра вительства с участием глав субъектов Российской Федерации, Пре зидент РФ В.В. Путин указал на необходимость оперативного вы явления террористических организаций, групп, самих террористов, лишения их каналов материальной подпитки, создания политичес кого и финансового вакуума вокруг их эмиссаров и лоббистов. «Эк стремистские организации, – подчеркнул глава российского госу дарства, – прикрывающиеся религиозной, националистической и любой другой фразеологией и по сути являющиеся рассадником террора, должны быть запрещены, а их лидеры и активные участ ники – преследоваться в соответствии с законом»122.

Делая акцент на общественной опасности религиозно экст ремистских группировок ваххабитского толка, нельзя игнориро вать и не менее серьезную угрозу, исходящую от тоталитарных ре лигиозных сект. Практика уже подтвердила, что деятельность та ких сект (например, «Аум синрикё») вполне может заключаться не только в вербовке все новых и новых адептов, побуждению их к отказу от исполнения гражданских обязанностей, что разруша ет нравственные, идеологические основы общества, но и в завое вании политического могущества с конечной целью, прихода к См.: Фридинский С.Н. Борьба с экстремизмом: уголовно правовой и кримино логический аспекты: Дис.... канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2003. С. 172–173.

См.: http://www. nakanune.ru/news/obrashhenie putina na rasshirennom власти их одержимых лидеров. Предположение, что для этой цели сектантским фанатикам потребуется поддержка вооруженных формирований нам представляется весьма вероятной. Это позво ляет говорить о необходимости более решительного противодей ствия деструктивным религиозным культам в рамках действую щего российского антиэкстремистского и антитеррористическо го законодательства. Недопустимо терпимо лояльное отношение государства и общества к этой проблеме, поскольку такое безраз личие может привести к террору, не менее разрушительному, чем акции чеченских боевиков. Вспомним хотя бы зариновую атаку «Аум Синрикё» в токийском метро.

Несомненно, уголовная политика в сфере противодействия рассматриваемому виду преступности деятельности не должна ог раничиваться только мерами репрессивного характера. Необхо димо расширять и практику позитивно правового регулирования.

В постановлении Государственной Думы РФ от 17 ноября 1999 г.

№ 4556 II ГД «О политической ситуации в связи с событиями в Чеченской Республике» абсолютно справедливо указано на необ ходимость продуманной и взвешенной государственной полити ки на Северном Кавказе. Это предполагает, в частности, широкое привлечение к миротворческой работе старейшин, местных ре лигиозных деятелей, интеллигенции и наиболее авторитетных представителей чеченского народа, проживающих в настоящее время в других субъектах Российской Федерации;

активизацию работы с общественными объединениями в том числе, с полити ческими движениями Северо Кавказского региона, а также с об щественными объединениями представителей народов Северно го Кавказа, проживающих в городе Москве и других субъектах Рос сийской Федерации.

Нельзя отрицать и роль общесоциального предупреждения преступности, которое, как известно, предполагает функциони рование всех позитивных социальных институтов в экономичес кой, социальной, нравственной и иных сферах. В очередной раз подчеркнем, что истоком организованной вооруженной преступ ности и распространения ваххабизма в Чечне и других республи ках Северного Кавказа является общая социальная неустроен ность, кризисные явления в обществе, коррупция, падение про мышленного производства, развал сельского хозяйства, резкое снижение жизненного уровня населения, массовая безработица.

Молодые люди, оставшиеся в силу известных обстоятельств прак тически неграмотными и без работы, – идеальные кандидатуры для рекрутирования в незаконные вооруженные формирования123.

На наш взгляд, постепенное преодоление указанных негативных факторов неизбежно скажется на снижении числа незаконных вооруженных формирований в Северо Кавказском регионе и со вершаемых ими преступлений.

На плачевную социально экономическую картину в Северо Кавказском регионе, который недопустимо отстает по уровню жизни от других российс ких территорий, обратил внимание В.В. Путин, выступая 4 сентября 2004 г.

на расширенном заседании Правительства с участием глав субъектов Россий ской Федерации. «Достаточно сказать, – отметил Президент РФ, – что уро вень безработицы здесь в разы выше, чем в среднем по России, а в таких рес публиках, как Ингушетия, Чечня, Дагестан, она носит поистине массовый характер. Показатели среднедушевых доходов за месяц в Южном федераль ном округе в полтора раза ниже, чем в среднем по стране, а, например, в Ин гушетии, – почти в четыре раза».

3. УГОЛОВНО ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ОРГАНИЗАЦИИ НЕЗАКОННОГО ВООРУЖЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ИЛИ УЧАСТИЯ В НЕМ Действующее уголовное законодательство относит организа цию незаконного вооруженного формирования или участие в нем к преступлениям, посягающим на общественную безопасность.

Вместе с тем, говоря об объекте организации незаконного воо руженного формирования или участия в нем, следует обратить вни мание на то, что он не в полной мере соответствует местонахожде нию данного состава преступления в системе Особенной части УК РФ. Думается, что если и признать необходимость существования в отечественном уголовном законе нормы об организации незакон ного вооруженного формирования или участия в нем, то непосред ственным объектом данного преступления следует считать не об щественную безопасность, а другие правоохраняемые интересы, а именно – основы конституционного строя и безопасности госу дарства. Так, вторжение с территории Чеченской Республики не законных вооруженных формирований и захват ими ряда населен ных пунктов (события 2–3 августа 1999 г. в Цумадинском районе и 7 августа 1999 г. в Ботлихском районе Республики Дагестан) были охарактеризованы Государственной Думой РФ, как прямое пося гательство на основы конституционного строя Российской Феде рации и Республики Дагестан124. Обозначенную позицию Государ ственной Думы полностью подтверждает и анализ современной судебно следственной практики.

Общественная опасность незаконных вооруженных формиро ваний предопределяется самим фактом функционирования соот ветствующих структур в качестве альтернативы вооруженным си лам и другим воинским формированиям государства. Это способ но привести к самым негативным последствиям, в частности:

– использованию таких формирований в противоправных (в том числе экстремистских, террористических) целях;

– неконституционному, насильственному разрешению соци альных, политических и иных проблем;

Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 15 сентября 1999 г. № 4293 II ГД «О ситуации в Республике Даге стан, первоочередных мерах по обеспечению национальной безопасности Рос сийской Федерации и борьбе с терроризмом».

– нарушению стабильности и равновесия между различными ветвями и уровнями власти;

– вооруженному противостоянию с законно действующими си ловыми структурами;

– причинению вреда правам и законным интересам личности, в том числе и к многочисленным человеческим жертвам.

Между тем сопоставление общественной опасности органи зации незаконного вооруженного формированиях или участия в нем и санкции ч. 1 и ч. 2 ст. 208 УК РФ позволяет сделать вывод об их несоответствии. На наш взгляд, наказание за данное преступ ление, даже с учетом желания законодателя сконструировать сво еобразную «каучуковую» норму без указания на цель, с которой должны создаваться незаконные вооруженные формирования, и, соответственно, неисключение возможности «социально полез ных» целей, не отражает его действительную, потенциальную об щественную опасность.

Так же, как и в составах бандитизма (ст. 209 УК РФ), организа ции преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ), состав анализируемого уголовно наказуемого деликта скон струирован по типу усеченного. В указанных составах момент окон чания преступления перенесен на стадию приготовления, то есть на момент создания предусмотренных диспозициями соответству ющих статей объединений. По идее законодателя, криминализа ция самого факта создания подобных преступных структур обус ловлена, в первую очередь, их значительной общественной опас ностью. При этом речь идет, как правило, о группах, обладающих признаком организованности (устойчивости): банда (ст. 209 УК РФ), преступное сообщество (преступная организация) (ст. 210 УК РФ), экстремистское сообщество (ст. 2821 УК РФ).

Общественно опасные последствия, наступившие в резуль тате деятельности незаконного вооруженного формирования, вынесены за рамки рассматриваемого состава преступления.

Наступление таких последствий не должно влиять на квалифи кацию содеянного по ст. 208 УК РФ, что, в свою очередь, не исключает правовой оценки по совокупности с другими стать ями УК РФ, предусматривающими ответственность за конкрет ные преступления.

В российской уголовно правовой науке сложилось обоснован ное представление о том, что незаконное вооруженное формиро вание относится к одной из форм организованной преступной дея тельности. Высказано предложение, расширить перечень форм со участия за счет включения в ст. 35 УК РФ понятий незаконного вооруженного формирования, банды и др.125. На наш взгляд, дос таточных оснований для этого нет. Вполне закономерно, что поло жения Общей части Уголовного кодекса РФ (ст. 35 УК РФ) явля ются базовыми для нормативного определения специальных орга низованных преступных форм в Особенной части. Между тем было бы желательным «привязать» каждую из указанных в УК РФ форм организованной преступной деятельности к конкретной форме со участия, закрепленной в ст. 35 УК РФ.

В отличие от ст. 209 и ст. 210 УК РФ из смысла рассматрива емой уголовно правовой нормы непонятно, к какой форме со участия законодатель относит (и относит ли вообще) незакон ное вооруженное формирование. Как показала практика, такая «недосказанность» нормы об ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, в целом, отрицательно сказывается на ее применении. Дело Сал мана Радуева и его соучастников126 свидетельствует о том, что однозначно отнести преступные структуры, функционирующие в Чечне и других регионах Северного Кавказа, к незаконному вооруженному формированию, банде или преступному сообще ству (преступной организации) не так то просто. Практические органы сталкиваются с трудными и, порой, неразрешимыми про блемами, связанными с квалификацией действий чеченских бо евиков и наемников. Думается, что, учитывая значительную схо жесть законодательных признаков ст. 208, 209 и 210 УК РФ, мож но ставить вопрос о практической необходимости существова ния в Уголовном кодексе РФ соответствующих трех смежных со ставов127. Этот тезис подтверждается и исследованиями других См.: Розенко С.В. Уголовно правовой институт борьбы с организован ной преступностью // Конституционные основы организации и функцио нирования институтов публичной власти в Российской Федерации. Екате ринбург: Изд во УрГЮА, 2001. С. 364–367;

Хадзегов А.В. Банда и состав бандитизма в уголовном праве России: Автореф. дис.... канд. юрид. наук.

Ростов на Дону, 2004. С. 9–10.

Архив Верховного суда Республики Дагестан. Дело №2 177 202/01 г.

См. подробнее: Агапов П.В. Бандитизм: социально политическое, крими нологическое и уголовно правовое исследование: Монография. Саратов, 2002. С. 114 и след.

ученых. В частности, Н.Г. Иванов отмечает, что «банда и неза конное вооруженное формирование – «близнецы братья», име ющие все черты групп Общей части, отличающиеся вооружен ностью, но практически не отличающиеся друг от друга»128. К по хожим выводам приходит и А.И. Долгова. «На практике, – пи шет она, – нередко бывает трудно отграничить незаконные воо руженные формирования от банд, которые тоже характеризуют ся вооруженностью, или преступных организаций (преступных сообществ), имеющих и использующих оружие129.

На взаимопересечение составов преступлений, предусмотрен ных ст. 208, ст. 209 и ст. 210 УК РФ, указывает и Н.И. Сальникова.

По ее мнению, организация вооруженного формирования в форме преступного сообщества (а равно участие в нем) с целью соверше ния тяжких или особо тяжких преступлений охватывается соответ ствующей частью ст. 210 УК РФ (вооруженность не препятствует квалификации содеянного по этой статье). Создание же незакон ного вооруженного формирования – организованной группы – это, по существу, бандитизм, поскольку представляется сомнительной возможность осуществления преступной деятельности вооружен ной группой без нападения на граждан или организации, прини мая во внимание объект, которому причиняется вред, а также то обстоятельство, что оружие для ее участников является средством достижения определенной общественно опасной цели, что и полу чило отражение в «вооруженности» – необходимом признаке со става преступления130.

По поводу содержания понятия «незаконное вооруженное фор мирование» в уголовно правовой литературе высказаны различные мнения. Так, В.В. Мальцев понимает под ним воинскую часть или близкую к ней по своим основным параметрам (количеству, воору женности, дисциплине и подготовленности к ведению боевых опе раций) вооруженную организацию. К нему, по мнению автора, мож См.: Иванов Н.Г. Нюансы уголовно правового регулирования экстремис тской деятельности как разновидности группового совершения преступле ний // Государство и право. 2003. № 5. С. 43.

См.: Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003. С. 302.

См.: Сальникова Н.И. Организация незаконного вооруженного формиро вания или участие в нем – преступление террористического характера? // Журнал российского права. 2004. № 11. С. 41–42.

но отнести разного толка социал экстремистские отряды, воору женные организации партий, общественных движений, коммерчес ких структур и граждан, мафиозные объединения и банды при их многочисленности, достаточной вооруженности и построении по военному образцу131.

Р.Х. Кубов также относит незаконное вооруженное фор мирование к разновидности преступной организации. Он счи тает, что по своей сути образование по типу воинского фор мирования предполагает и структурность, и иерархичность, и устойчивость, а, кроме того, состоит из нескольких самостоя тельных подразделений132. Нам представляется, что если воо руженное формирование приобретает все вышеперечисленные Р.Х. Кубовым признаки, то это является свидетельством, что перед нами уже более опасная форма соучастия – преступное сообщество (преступная организация) со всеми вытекающи ми отсюда юридическими последствиями (квалификацией со деянного по ст. 210 УК РФ).

В.С. Комиссаров указывает, что в ст. 208 УК РФ идет речь об организованных формированиях с определенной дисципли ной, управлением и подчиненностью, распределением обязан ностей среди членов формирования, своими внутренними нор мами поведения и санкциями за их нарушение, формализован ными отношениями и общими отличительными признаками (формой, опознавательными знаками и т. д.)133. Аналогичные признаки незаконного вооруженного формирования выделяет и А.В. Дмитренко134.

Действительно, и в этом можно согласиться с А.В. Павлино вым, что определение понятия «незаконное вооруженное форми рование» является центральным вопросом содержания объектив См.: Мальцев В. Ответственность за организацию или участие в незакон ных вооруженных формированиях // Российская юстиция. 1995. № 9. С. 35.

См.: Кубов Р.Х. Особенности квалификации сложных форм соучастия:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 13.

См.: Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие правила безо пасности (понятие, система, общая характеристика): Дис.... докт. юрид. наук.

М., 1997. С. 114.

См.: Дмитренко А.В. Уголовно правовой и криминологический аспекты организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем:

Дис.... канд. юрид. наук. Ростов на Дону, 2003. С. 12.

ной стороны данного преступления. По его мнению, формирова ние – воинский коллектив (воинская организация), признаки ко торого обнаруживает, например, и отделение (расчет, экипаж) в составе 3–4 бойцов во главе с командиром. Указание законодателя на то, что вооруженные формирования могут выступать в виде объе динений, отрядов, дружин и иных групп, и призвано показать, что речь идет об объединениях вооруженных лиц различного масшта ба. Анализируя качественную характеристику незаконного воору женного формирования, А.В. Павлинов включает в нее:

1) наличие внутренней структуры, имеющей управление и под чиненность, распределение обязанностей;

2) относительную устойчивость;

3) дисциплину и профессиональную обученность воинскому ремеслу, предназначенность для ведения вооруженных действий135.

Наиболее уязвимым местом указанных определений являет ся то обстоятельство, что авторы уделяют недостаточное внима ние субъективным признакам рассматриваемого деяния, игнори руя мотивационные и целевые установки организаторов и участ ников незаконных вооруженных формирований. Между тем не обходимо исходить из того, что незаконные вооруженные форми рования создаются, в первую очередь, для достижения определен ных политических целей. На это прямо обращается внимание в ряде нормативно правовых актов Российской Федерации136. Уго ловно политическая сущность незаконного вооруженного форми рования проявляется в том, что это – характерная форма экстре См.: Павлинов А.В. Уголовно правовые средства борьбы с организацией не законного вооруженного формирования или участием в нем: Автореф. дис....

канд. юрид. наук. М., 1998. С. 14.

См., например: п. 2 постановления Государственной Думы Федераль ного Собрания РФ от 8 февраля 1995 г. № 515 I ГД «О порядке примене ния постановления Государственной Думы Федерального Собрания Рос сийской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, уча ствовавших в противоправных деяниях, связанных с вооруженными кон фликтами на Северном Кавказе» // СЗ РФ. 1995. № 9. Ст. 640;

п. 2 поста новления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 12 мар та 1997 г. № 1200 II ГД «О порядке применения постановления Государ ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Рес публике» // СЗ РФ. 1997. № 11. Ст. 1291.

мизма с вытекающими отсюда целями и мотивами137. Игнориро вание данного обстоятельства приводит многих исследователей к тому, что они склоняются к выводу о «непреступных» целях неза конного вооруженного формирования138. А это в силу уже назван ных причин неправильно.

В литературе можно встретить точку зрения, суть которой в том, что незаконное вооруженное формирование – это стечение не скольких лиц (или множественность лиц, участвующих в преступ лении), которое в уголовном законе использовано только для кон струирования состава, предусмотренного ст. 208 УК РФ, и отноше ния к институту соучастия не имеет, поскольку в отличие от соуча стников организатор и участники формирования не ставят перед собой цели совершения преступления (одного или нескольких)139.

Да, диспозиция ст. 208 УК РФ не содержит указания на преступ ные цели, но уголовно политическое предназначение данной ста тьи и, самое главное, практика ее применения свидетельствуют о том, что незаконное вооруженное формирование – это сугубо пре ступное объединение со всеми вытекающими отсюда признаками института соучастия в преступлении. В целом, коль скоро для уяс нения содержания рассматриваемого состава необходимо обра щаться к иным нормативным правовым актам (Федеральным за Среди конкретных целей, которые преследуют незаконные вооруженные формирования, Ю.М. Антонян и М.Д. Давитадзе выделяют: установление иного политического режима, в том числе обеспечение господства своей на циональной или религиозной группы;

установление власти данного лидера или данной политической, религиозной группы;

свержение правительства страны или религиозных властей;

отделение части территории страны для пос ледующего образования независимого государства или присоединения к со седнему государству;

изменение статуса части территории;

устранение наци ональной, расовой или религиозной дискриминации. См.: Антонян Ю.М., Давитадзе М.Д. Этнорелигиозные конфликты: проблемы, решения: Учебное пособие. М.: Издательство «Щит М», 2004. С. 328.

См., например: Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие пра вила безопасности (понятие, система, общая характеристика): Дис.... докт.

юрид. наук. М., 1997. С. 119;

Магомедов Т.М С. Уголовно правовые и кри минологические проблемы незаконных вооруженных формирований (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Ма хачкала, 2004. С. 15.

См.: Сальникова Н.И. Организация незаконного вооруженного формиро вания или участие в нем – преступление террористического характера? // Журнал российского права. 2004. № 11. С. 43.

конам «О борьбе с терроризмом», «О противодействии экстремист ской деятельности», так как указание на организацию (создание) незаконного вооруженного формирования содержится в понятиях террористической и экстремистской деятельности), то следует про сто признать бланкетный характер диспозиции ст. 208 УК РФ. Тем самым будет положен конец теоретическим спорам вокруг целей незаконных вооруженных формирований, причем спорам, неред ко идущим вразрез с практикой.

Было бы правильным признать характеристикой незаконного во оруженного формирования также и его устойчивость. Такой вывод можно сделать, несмотря на отсутствие прямого указания на это об стоятельство в законе. Между тем опыт военного противостояния в Чеченской Республике красноречиво показал, что такие формиро вания создаются на довольно продолжительное время, а их состав (в первую очередь, руководящее звено) более или менее постоянен.

Если же отрицать устойчивость незаконного вооруженного формирования, то получится, что в ст. 208 УК РФ криминализова но создание группы лиц по предварительному сговору, причем даже без упоминания на какие либо преступные цели, что, безусловно, противоречит логике уголовно правового регулирования, да и про сто лишено здравого смысла.

На основании изложенного, полагаем, что незаконное воору женное формирование по своим характеристикам ближе к органи зованной группе. В противном случае действия, направленные на объединение нескольких вооруженных человек, не могут быть воз ведены в ранг самостоятельного оконченного преступления (тем более с усеченным составом) в силу отсутствия достаточной степе ни общественной опасности.

В диспозиции ст. 208 УК РФ в качестве признака преступле ния закреплено, что создание вооруженного формирования не пре дусмотрено федеральным законом. Здесь, по мнению А.В. Павли нова, возможны три ситуации.

1. Вооруженные формирования создаются при отсутствии ка кой либо законодательной основы, вопреки запрету или предосте режению закона.

2. Вооруженные формирования образуются и функционируют на основе решений органов власти и управления субъектов Россий ской Федерации, органов исполнительной власти, не соответству ющих Конституции Российской Федерации.

3. К незаконным вооруженным формированиям следует отно сить структуры, созданные и действующие на основе федеральных законов, но которые в процессе своей деятельности выходят за рам ки компетенции, присваивают себе функции, не предусмотренные законом. Незаконность в этом случае следует понимать как несо ответствие основной деятельности функциям и полномочиям, воз ложенным на данное формирование законом или иным норматив ным правовым актом140.

Считаем, что возможна еще четвертая ситуация: когда создан ное на законных основаниях вооруженное формирование продол жает функционировать после вступления в силу решения о его лик видации (роспуске), вынесенного уполномоченным органом и с со блюдением установленных требований.

По сути, данный признак состава преступления, предусмотрен ного ст. 208 УК РФ, относится к числу так называемых негативных признаков, так как речь идет именно об отсутствии законных ос нований функционирования вооруженного формирования. В та ких условиях субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется специфическим признаком осознания не только общественной опасности, но и противоправности своих деяний, что подробнее будет рассмотрено при анализе этого элемента состава преступления.

Изложенное выше относительно незаконности вооруженного формирования опять таки позволяет признать бланкетный харак тер диспозиции ст. 208 УК РФ, поскольку для уяснения содержа ния данной нормы и ее правильного применения необходимо об ращаться к иным нормативным правовым актам, регламентирую щим вопросы функционирования вооруженных формирований.

Согласно уголовному закону, обязательным признаком неза конного вооруженного формирования является его вооруженность.

Как известно, данный признак выступает конститутивным также в составе бандитизма (ст. 209 УК РФ). Между тем представляется, что полная аналогия с трактовкой понятия «вооруженность», предло женной Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 17 ян варя 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства См.: Павлинов А.В. Уголовное законодательство о борьбе с незаконными вооруженными формированиями // Уголовная политика: совершенствова ние законодательства и правоприменительной практики: Труды Академии управления МВД России. М., 2000. С. 90–91.

об ответственности за бандитизм»141, не допустима. Логическое тол кование ст. 208 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что воору женность здесь предполагает наличие пригодного для использова ния огнестрельного оружия и взрывных устройств у большинства участников незаконного вооруженного формирования и готовность его применения для решения поставленных перед ним задач.

На наш взгляд, судебные органы должны исключать из обвине ния состав организации или участия в незаконном вооруженном фор мировании при недостаточной вооруженности группы (объединения, отряда, дружины). Вряд ли было бы правильным, например, квали фицировать содеянное по ст. 208 УК РФ в случаях, когда лица имеют в своем арсенале лишь холодное (метательное), газовое или пневма тическое оружие либо если огнестрельное оружие (взрывные устрой ства) находится в распоряжении не всех, а одного или сравнительно небольшого количества участников формирования142. Специфика данного преступления как раз и заключается в том, что вооруженное формирование, во первых, относительно устойчиво;

во вторых, по своим основным параметрам (количеству участников, вооруженно сти, подготовке, дисциплине) близко к воинской части143;

и, в тре тьих, объективно способно к выполнению боевых и иных задач.

Следует отметить, что по поводу содержания признака «воору женность» в рассматриваемом составе высказаны и иные мнения.

В. Осин считает, например, что вооруженность формирования име ет место, если оружием владеет хотя бы один из его участников. При этом оружие, по его мнению, должно пониматься в узком смысле слова, т. е. как предметы, предназначенные для поражения живой Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3. С. 2–3.

В этом отношении не совсем убедительным представляется утверждение В.В. Мальцева о том, что наличие в незаконном вооруженном формирова нии хотя бы одной единицы военной техники (бронетранспортера, танка, ракетной установки и т. п. ) либо оружия, более мощного, чем боевое стрел ковое (артиллерийская пушка, миномет, гранатомет и др. ), годных для ис пользования по своему назначению, само по себе может оказаться достаточ ным для признания формирования незаконным и вооруженным. См.: Маль цев В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного форми рования или участие в нем // Российская юстиция. 1999. № 2. С. 45.

Следует отметить, что смысловое значение термина «формирование» в Тол ковом словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой определяется исключитель но как воинская часть – вновь сформированная или уже существующая. См.:

Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2003. С. 856.

цели144. По мнению В.С. Комиссарова, вооруженность означает наличие в формировании оружия в соответствии со штатным рас писанием и установленными для него нормами. Какое конкретно количество единиц оружия и его виды – определяется в зависимо сти от поставленных перед формированием задач и для квалифи кации значения не имеет. В основном все исследователи единодуш ны, что не имеет значения для квалификации по ст. 208 УК РФ на законном (служебное, табельное, лицензированное) или на неза конном (похищенное, приобретенное на «черном рынке») основа нии владеют оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, взрывными устройствами участники незаконного формирования, а также являются ли данные предметы заводского изготовления или самодельные (переделанные)145.

Представляется небезупречной правоприменительная практи ка, когда участие в незаконных вооруженных формированиях ква лифицируется по совокупности (идеальной) с незаконным оборо том (приобретением, хранением, ношением и т. д.) огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенным группой лиц по предвари тельному сговору (или организованной группой), т. е., соответствен но, по ч. 2 ст. 208 и ч. 2 (или ч. 3) ст. 222 УК РФ. Полагаем, что в этом случае нарушается принцип справедливости, провозглашен ный в ст. 6 УК РФ, и лицо дважды привлекается фактически за одно и то же преступление. Сказанное не относится к незаконному обо роту оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных уст ройств, если эти действия совершены лицом до вступления им в незаконное вооруженное формирование или после прекращения его участия в данном формировании. Содеянное лицом в этих слу чаях будет образовывать реальную совокупность преступлений.

Российская газета. 1995. 12 мая.

См.: Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие правила безо пасности (понятие, система, общая характеристика): Дис.... докт. юрид. наук.

М., 1997. С. 115–116;

Павлинов А.В. Уголовно правовые средства борьбы с организацией незаконного вооруженного формирования или участие в нем:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 18;

Он же. Уголовное законо дательство о борьбе с незаконными вооруженными формированиями // Уго ловная политика: совершенствование законодательства и правоприменитель ной практики: Труды Академии управления МВД России. М., 2000. С. 89;

Бей булатов Б.Ш. Уголовно правовые и криминологические аспекты организа ции и участия в незаконных вооруженных формированиях: Дис.... канд. юрид.

наук. Ставрополь, 2001. С. 40–41.

Создание незаконного вооруженного формирования могут об разовывать такие действия, как разработка структуры, системы под чиненности и управления членами соответствующего объединения, отряда, дружины или иной группы;

определение порядка комплек тования, материально технического обеспечения, функциональной направленности и методов деятельности формирования;

распреде ление обязанностей между его членами, непосредственная вербовка участников и назначение руководителей (командиров), а также при обретение и снабжение формирования оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами. Немаловаж ным фактором при создании незаконного вооруженного формиро вания, во многом определяющим жизнеспособность соответствую щей преступной структуры в будущем, выступает выработка ее ли дером единой ценностной ориентации, основанной на подчинении его рядовых участников общим принципам и нормам поведения.

Как и процесс создания любой криминальной структуры, орга низация незаконного вооруженного формирования носит достаточ но продолжительный характер и может осуществляться поэтапно.

Однако создание незаконного вооруженного формирования сле дует рассматривать не только как процесс, но и как конечный ре зультат. Если же этот результат не достигнут, то можно говорить о покушении на преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ. На пример, когда действия, направленные на создание незаконного вооруженного объединения, отряда, дружины или иной группы, в силу их пресечения правоохранительными органами не привели к возникновению соответствующей преступной структуры.

Оконченным создание незаконного вооруженного формиро вания следует признавать с момента фактического организацион ного оформления объединения, отряда, дружины или иной груп пы людей как вооруженной структуры.

В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом, в силу своевременного пресечения правоохранительны ми органами либо по другим, не зависящим от этого лица обстоя тельствам не привели к возникновению такого формирования, они должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 208 УК РФ.

Действия по организации незаконного вооруженного форми рования весьма близки с его руководством, поскольку и те, и дру гие направлены на определение организационной структуры, рас пределение функциональных обязанностей между его участника ми, разработку плана предполагаемых военных акций и т. п. Руко водство – это выработка направлений деятельности уже созданно го формирования. Это может выражаться в форме издания прика зов, распоряжений по текущим вопросам и осуществления конт роля за их исполнением, поддержания дисциплины, осуществле ния кадровой политики, решения финансовых задач, определения взаимоотношений с органами власти и управления, руководства проведением конкретных боевых операций. Как указал Верховный суд Республики Дагестан в приговоре по делу Тагаева, руководство вооруженным формированием означает деятельность по управле нию созданным вооруженным формированием, объединением, отрядом, дружиной и т. п. В свою очередь, управление представля ет собой комплекс организаторских функций, направленных на обеспечение жизнедеятельности созданного формирования: поста новка задач, контроль за их выполнением, проведение повседнев ной работы по обучению участников вооруженного формирования и привитию им практических навыков несения службы146.

Руководство незаконным вооруженным формированием мож но считать оконченным преступлением с того момента, как при знанное и поддерживаемое в качестве лидера большинством уча стников данного формирования лицо начнет отдавать остальным обязательные для исполнения властно управленческие приказы (распоряжения).

В судебно следственной практике нередко возникает вопрос:

как квалифицировать действия лиц, организовавших и (или) руко водивших незаконным вооруженным формированием и одновре менно участвующих в нем? Согласно разъяснениям высшего судеб ного органа России, «действия создателя банды, участвовавшего в ее нападениях, охватываются диспозицией ч. 1 ст. 209 УК РФ, и дополнительной квалификации этих действий по ч. 2 ст. 209 УК РФ не требуется»147. Как указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 567п97 по делу Фурсова и др., «дополнительная квалификация действий осужденных по ч. 2 ст. 209 УК РФ в данном случае являет Архив Верховного суда Республики Дагестан. Дело № 2 55/04 г.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 11. С. 5.

ся излишней, поскольку уголовная ответственность за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан предусмотрена более строгая, чем за участие в такой банде и совершаемых ею нападениях»148. Данную позицию следует при знать обоснованной и вполне применимой к правовой оценке орга низации незаконного вооруженного формирования или участия в нем. В противном случае квалификация по совокупности ч. 1 и ч. ст. 208 УК РФ повлечет двойную ответственность, по сути, за одно и то же преступление, что противоречит положениям ч. 2 ст. 6 УК РФ, закрепляющей принцип справедливости.

Создание и руководство вооруженным формированием (объе динением, отрядом, дружиной или иной группой), не предусмотрен ным федеральным законом, лицом, использующим при этом свои служебные полномочия вопреки интересам службы, при наличии в его действиях корыстной или иной личной заинтересованности, дол жно квалифицироваться по совокупности ст. 208 и ст. 285 УК РФ.

Третьей самой распространенной на практике формой рас сматриваемого преступления выступает участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом. Та кое участие может выражаться, например, в прохождении обуче ния воинскому ремеслу в специализированных лагерях (базах, центрах);

выполнении вытекающих из членства в формировании обязанностей (несение службы, проведение агитационной и вер бовочной работы, подготовка и осуществление боевых операций, а также иных военных, диверсионно террористических акций) и тому подобных действиях.

Так, приговором от 28 июня 2001 г. Ашиков осужден Верхов ным судом Республики Дагестан по ч. 2 ст. 208 УК РФ. Он был признан виновным в участии в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также в вооруженном мятеже при следующих обстоятельствах. Как установил суд, в 1997–1999 годах в самопровозглашенной Чеченской Республике Ичкерия под руководством Шамиля Басаева, гражданина Иорда нии Хаттаба, некоторых уроженцев Республики Дагестан и дру гих на территории Чеченской Республики было создано много численное незаконное вооруженное формирование, где помимо чеченцев проходили подготовку и службу наемники из соседних Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 9. С. 5.

республик Российской Федерации, стран СНГ и ряда других ино странных государств.

В 1995–1996 годах Ашиков оказался в поисках работы и зара ботка в г. Кизилюрте Республики Дагестан. Там, работая на ме бельной фабрике, Ашиков познакомился с Магомедовым и Аслу диновым, являющимися лидерами движения «ваххабизм» в Рес публике Дагестан. Затем, по предложению последнего, Ашиков переехал в с. Сержень Юрт Чеченской Республики, где распола гался лагерь по обучению и подготовке боевиков, осуществляя функции переводчика Хаттаба, а также выполняя и другие пору чения, в том числе по обеспечению незаконного вооруженного формирования связью.

В начале 1999 г. Ашиков, продолжая участие в незаконном воо руженном формировании, переехал в лагерь боевиков под руковод ством Басаева в с. Ведено одноименного района Чеченской Рес публики, где переводил различную литературу, аудио и видеоза писи, занимался обучением боевиков арабскому языку. 2 августа 1999 г. после вооруженного вторжения бандформирований числен ностью до 1000 человек в Цумадинский район Республики Дагес тан Ашиков был направлен туда для установки ретранслятора в це лях обеспечения мобильной связи между бандформированиями, где 11 августа 1999 г. и был задержан149.

Нельзя согласиться с высказанным в теории мнением о том, что участие в незаконном вооруженном формировании должно счи таться оконченным преступлением с момента дачи согласия лица на вступление в такое формирование (письменное или устное во леизъявление), принятия на себя обязательств и функциональных обязанностей150. На наш взгляд, участие в незаконном вооружен ном формировании должно признаваться оконченным преступле нием, когда лицо не просто даст согласие на вступление в него, а обязательно подкрепит это конкретной практической деятельно стью, выполнит любые действия, вытекающие из факта принадлеж ности к деятельности данного формирования.

Лица, проявляющие инициативу для вступления в созданное незаконное вооруженное формирование, в случае если их усилия Архив Верховного суда Республики Дагестан. Дело № 2 100/01.

См.: Узбеков Ф.А. Уголовно правовые аспекты ответственности за органи зацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем: Дис....

канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 103.

не привели к желаемому результату, должны нести ответственность по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 208 УК РФ.

Следует констатировать, что правоприменительные органы иногда допускают ошибки при определении стадий (приготовле ния, покушения) совершения преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ. Об этом свидетельствует следующий пример из су дебно следственной практики. В период отбывания наказания в ис правительной колонии г. Пензы Никонов познакомился с чечен цем Висалиевым и, попав под его влияние, решил после освобож дения из мест лишения свободы вступить гвардейцем в армию Ич керия и за вознаграждение воевать против федеральных сил Рос сии. Освободившись из мест лишения свободы, Никонов стал со бирать из числа жителей Пензенской области группу для того, что бы выехать в Чечню и принять участие в боевых действиях против российских вооруженных сил. Проводя вербовочную и агитацион ную работу, Никонов для придания значимости своей деятельнос ти ссылался на то, что у него имеются устоявшиеся связи с лицами чеченской национальности и, выступив на стороне незаконных формирований, они заработают деньги. Реализуя свой умысел, Никонов установил в г. Пензе связь с лицом чеченской националь ности по имени Салман, по указанию которого он и некто Обухов, также давший согласие выступить против российской армии, на писали заявление на имя Шамиля Басаева с просьбой зачислить их в ряды армии Республики Ичкерия. В феврале 2000 г. Никонов и Обухов выехали к назначенному для встречи месту, однако в пути следования были задержаны. Действия Никонова и Обухова были квалифицированы судом по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 208 УК РФ, как при готовление к созданию вооруженного формирования, не предус мотренного федеральным законом151.

С точностью данной квалификации вряд ли можно согласить ся. Во первых, как уже отмечалось, состав преступления, предус мотренный ч. 1 ст. 208 УК РФ, является усеченным: момент окон чания посягательства, учитывая особую степень его общественной опасности, переносится на более раннюю (соответствующую при готовлению к преступлению) стадию. Указанная выше правовая оценка означает, по сути, «приготовление к приготовлению», а это неправильно. Во вторых, Никонов и Обухов намеревались вступить Архив Пензенского областного суда. Дело № 2 63/2000 г.

в уже созданное Басаевым и другими полевыми командирами не законное вооруженное формирование, и поэтому их действия дол жны квалифицироваться как покушение на участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, т. е.

по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 208 УК РФ.

В случае если лицо, не являясь членом незаконного вооружен ного формирования, выполняет отдельные просьбы, поручения ру ководителя или кого либо из участников данной вооруженной пре ступной структуры, содеянное должно квалифицироваться по ч. ст. 33 и соответствующей части ст. 208 УК РФ как пособничество организации незаконного вооруженного формирования или учас тию в нем. При этом лицу, с одной стороны, должно быть досто верно известно, что оно оказывает содействие вооруженному фор мированию (объединению, отряду, дружине или иной группе), не предусмотренному федеральным законом. С другой стороны, эта помощь носит разовый, эпизодический характер. Например, мест ный житель предоставляет ночлег членам незаконного вооружен ного формирования, а затем помогает им уйти горными тропами от окружения и преследования федеральных сил. Следует отметить, что судебно следственные органы очень редко допускают такой вариант правовой оценки.

По смыслу ст. 208 УК РФ, совершение любой из предусмот ренных законом форм рассматриваемого преступления возможно лишь с прямым умыслом. Организатор (руководитель) незаконно го вооруженного формирования осознает общественную опасность своих действий по созданию вооруженного формирования (объе динения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренно го федеральным законом (либо по руководству таким формирова нием), и желает этого.

В интеллектуальный элемент умысла участника незаконного вооруженного формирования входит осознание того, что он явля ется членом вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), не предусмотренного федеральным законом. Волевой элемент характеризуется желанием этого. Дру гими словами, участник должен сознавать тот факт, что он действует совместно с остальными членами незаконного вооруженного фор мирования, а также сознавать вооруженность соответствующей преступной структуры и реальную возможность применения ору жия в процессе выполнения боевых и иных задач. В случае отсут ствия какого либо из указанных обстоятельств квалификация по ст. 208 УК РФ исключается. Так, например, не может привлекаться к уголовной ответственности по ст. 208 УК РФ лицо в случае учас тия в деятельности формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы) при отсутствии осознания незаконности этого формирования (добровольного заблуждения законности действий) со стороны данного лица.

Приведем аргументацию в подтверждение последнего тезиса.

Как известно, законодательная трактовка умысла не требует осоз нания лицом противоправности своего деяния – достаточно осоз нания общественной опасности деяния. Об осознании противо правности как обязательном признаке умысла говорят обычно при характеристике преступлений, связанных с нарушением различных специальных правовых предписаний (например, правил техники безопасности и т. п.). Однако, как справедливо отмечает Н.А. Ло пашенко, «осознание противоправности деяния так называемых по зитивных отраслей права имеет принципиальное значение для ре шения вопроса об уголовной ответственности по целому ряду дру гих составов преступлений»152. Считаем, что это утверждение в пол ной мере можно отнести и к ст. 208 УК РФ. Исходя из буквального толкования положений данной статьи, можно утверждать, что лицо должно осознавать незаконность организации вооруженного фор мирования или участия в нем, то есть должно осознавать противо правность своего деяния, а не только его общественную опасность.

Характеризуя субъективную сторону организации незаконно го вооруженного формирования или участия в нем, некоторые ав торы включают в интеллектуальный элемент прямого умысла субъектов рассматриваемого преступления предвидение возможно сти или неизбежности общественно опасных последствий и жела ние их наступления153. На наш взгляд, это не совсем точное утвер ждение. Дело в том, что используемая трактовка прямого умысла (ч. 2 ст. 25 УК РФ) ориентирована лишь на преступления с матери альным составом. Только в материальных составах, помимо осоз См.: Лопашенко Н.А. Основы уголовно правового воздействия: уголов ное право, уголовный закон, уголовно правовая политика. СПб.: Издатель ство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. С. 231.

См., например: Комиссаров В.С. Преступления, нарушающие общие пра вила безопасности (понятие, система, общая характеристика): Дис.... докт.

юрид. наук. М., 1997. С. 118.

нания общественной опасности указанных в диспозиции соответ ствующей уголовно правовой нормы действий (бездействия), в интеллектуальный элемент прямого умысла должно входить пред видение возможности или неизбежности наступления обществен но опасных последствий и, соответственно, в волевой элемент – желание их наступления. Специфика формального состава преступ ления (к которым, как уже отмечалось, относится и преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ) заключается в том, что интеллек туальный элемент прямого умысла включает исключительно осоз нание общественной опасности действий (бездействия), а волевой элемент – желание их совершения.

Установление мотива и цели рассматриваемого преступления имеет факультативное значение. Это, как уже отмечалось, являет ся законодательным пробелом, поскольку такое положение дел со здает непреодолимые трудности в правоприменении, в частности, при отграничении состава организации незаконного вооруженно го формирования или участия в нем от смежных составов, а имен но, бандитизма (ст. 209 УК РФ), организации преступного сообще ства (преступной организации) (ст. 210 УК РФ), вооруженного мя тежа (ст. 279 УК РФ) и др. Между тем в уголовно правовой литера туре можно встретить и другое мнение по этому вопросу154. Про тивники закрепления в диспозиции ст. 208 УК РФ каких бы то ни было мотивов и целей полагают, что это может привести к невоз можности привлечения к уголовной ответственности участников незаконных вооруженных формирований, чьи цели ясно не опре делены, а мотивация может носить самый разнообразный харак тер155. Данная аргументация представляется нам неубедительной.

Кстати, и сами авторы, которые приходят к выводу о том, что от сутствие в ст. 208 УК РФ указания на мотив и цель не является за конодательным пробелом, в своих рассуждениях склоняются к пре См., например: Магомедов Т.М С. Уголовно правовые и криминологичес кие проблемы незаконных вооруженных формирований (по материалам Рес публики Дагестан): Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Махачкала, 2004.

С. 15;

Узбеков Ф.А. Уголовно правовые аспекты ответственности за органи зацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем: Дис....

канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 113.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.