WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Щебетенко Сергей Александрович Я–КОНЦЕПЦИЯ, ЭМПАТИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ В ОТНОШЕНИЯХ ЧИТАТЕЛЯ К ЛИТЕРАТУРНЫМ ПЕРСОНАЖАМ 19. 00. 01 – Общая психология, психология личности,

история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Пермь – 2004 2

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогики ГОУ ВПО «Пермский государст венный институт искусства и культуры».

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Дорфман Леонид Яковлевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Прядеин Валерий Павлович кандидат психологических наук, старший преподаватель Корниенко Дмитрий Сергеевич Ведущее учреждение: ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический уни верситет».

Защита состоится «_» 2004 г. в «» часов на заседании Диссертаци онного совета Д–212.187.01 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук в ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический универси тет» по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Сибирская, 24.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан «» 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент Е. А. Силина

Общая характеристика работы

Диалогическая природа самосознания – фундаментальное условие и предпосылка функционирования человеческого «Я». Исследования взаимоотношений «Я» и «Другого» в самосознании представляют собой влиятельную традицию в современных работах по Я– концепции (Л. Я. Дорфман, 2002б;

Д. И. Дубровский, 1983;

А. Ш. Тхостов, 1994а, 1994б).

Дальнейшее изучение Я–концепции под этим углом зрения является фундаментальной проблемой общей психологии, психологии личности и сознания. Исследования в этом русле направлены на решение также ряда прикладных задач, придавая им при этом фун даментальный характер. Одной из пока слабо разработанных проблем, несмотря на острые запросы социально-культурной практики в области образования, художественного воспитания и личностного развития, является изучение вкладов Я–концепции читателей в их взаимоотношения с литературными персонажами.

Актуальность проблемы. За последние примерно 30 лет в психологической науке сложилась определенная традиция исследований взаимоотношений «Я» и «Другого» – как в межличностных отношениях, так и в Я–концепции. Большое внимание уделялось усло виям, при которых «Я» и «Другой» сближаются (сливаются) или напротив, отдаляются (обособляются). Важнейшими условиями слияния – обособления являются эмпатия и пси хологическая близость. Они являются фундаментальными понятиями общей и социальной психологии и характеризуют социальную сущность бытия человека. Вопросы эмпатии и психологической близости, а также лежащих в их основе слияния – обособления играют важную роль для понимания как диалогической природы сознания и межличностных от ношений, так и взаимодействий человека с вещами, идеями, образами, в том числе в си туациях коммуникации с литературными персонажами.

В рамках социально-психологического подхода и в терминах слияния – обособления эмпатию исследовали C. Batson (1997), J. Dovidio, J. Allen, and D. Schroeder (1990), M.

Hoffman (1984), D. Houston (1990), S. Levy, A. Freitas, and P. Salovey (2002). Психологиче скую близость изучали J. Holmes (2000), C. Sedikides, W. Campbell, G. Reeder, and A. Elliot (2002), E. Smith, S. Coats, and D. Walling (1999). Вместе с тем представления об эмпатии и психологической близости разрабатывались до сих пор безотносительно к Я–концепции.

В рамках метаиндивидуального подхода (Л. Я. Дорфман, 2002а, 2004а;

Л. Я. Дорфман, Г.

В. Ковалева, 2000;

М. В. Рябикова, Л. Я. Дорфман, 2002), напротив, изучались слияние и обособление применительно к Я–концепции, но безотносительно к вкладам в эти процес сы эмпатии и близости.

Объединение этих двух традиций – до сих пор нерешенная проблема. Ее актуальность обусловлена необходимостью дальнейших поисков условий, при которых происходят сближение или отдаление «Я» и «Другого» как в Я–концепции, так и в межличностных отношениях. Данная проблема является актуальной для дальнейшего развития концепции метаиндивидуального мира (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). В русле этой концепции не со относились социально-психологические условия слияния – обособления «Я» и «Другого» и их ментальные репрезентации в Я–концепции.

Актуальность проблемы обусловлена также тем, что литературные данные о взаимо связях слияния – обособления с эмпатией и близостью являются противоречивыми (C.

Batson, K. Sager, E. Garst, M. Kang, K. Rubchinsky, & K. Dawson, 1997;

R. Cialdini, S.

Brown, B. Lewis, C. Luce, & S. Neuberg, 1997;

M. Davis, L. Conklin, A. Smith, & C. Luce, 1996).

Слияние – обособление, эмпатия и близость имеют место не только в межличностных отношениях, но и в том, как люди относятся к вещам, предметам, образам. Последние яв ляются неотъемлемым атрибутом метаиндивидуального мира человека (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). Люди испытывают близость к вещам, предметам, животным (С. Д. Дерябо, 1995, 1997), выражают эмпатию к произведениям искусства и художественным образам (H. Hge, 1991;

T. Lipps, 1900). Литературные образы – это область культуры (искусства, литературы, фольклора), но также часть метаиндивидуального мира человека. Однако ис следования эффектов эмпатии и близости на слияние – обособление слушателей, зрите лей, читателей с художественными и литературными образами (в том числе с персонажа ми) до сих пор не проводились.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования заключается в том, что в нем в значительной степени разрешается проблема разобщенности исследований слияния и обособления применительно к Я–концепции и межличностным отношениям. Причем область исследований расширяется и затрагивает сферу отношений людей к литератур ным персонажам.

Целью исследования является изучение вкладов Я–концепции в отношения человека с литературными образами.

Объектом исследования являются взаимоотношения «Я» и «Другого» в Я–концепции в условиях взаимодействия человека с литературными (фольклорными) персонажами.

Предметом исследования являются взаимосвязи полимодального Я, эмпатии и психо логической близости с пространственными параметрами слияния – обособления читателя и сказочных персонажей.

Методологической и теоретической основой исследования являются концепции ме таиндивидуального мира, полимодального Я и метаиндивидуальной психологии искусства (Л. Я. Дорфман, 1993, 2002а, 2004а).

Теоретическое значение диссертационного исследования выражается в том, что в нем представлена концептуальная модель пространственных параметров слияния – обособления человека со сказочными персонажами. Полимодальное Я, эмпатия и близость придают пси хологическому пространству слияния – обособления динамичность (изменчивость) и много мерность (разнокачественность). Обозначены основные стратегии взаимодействий читателя со сказочными персонажами: контактная и предметная. Показана роль эмпатии, близости и полимодального Я как условий слияния – обособления читателя со сказочными персонажа ми. Эмпатия и психологическая близость – родственные (они восходят к процессам слияния – обособления), но не тождественные (их пространственные параметры не сводятся друг к дру гу) теоретические конструкты.

Научная новизна работы выражается в том, что впервые теоретически и эмпирически разработана пространственная модель слияния – обособления читателя и сказочных персона жей. Впервые получены данные о том, что психологическая близость может служить услови ем слияния читателя со сказочными персонажами. Эмпатия также может служить условием слияния, но косвенно – через психологическую близость. Обнаружены взаимодействия поли модального Я, эмпатии и психологической близости по пространственным параметрам слия ния – обособления.

Были поставлены четыре задачи исследования:

1. Выяснить, можно ли по изменениям пространственных параметров судить о слиянии – обособлении читателя и сказочных персонажей.

2. Выяснить, могут ли эмпатия и психологическая близость приводить к изменениям пространственных параметров слияния – обособления читателя и сказочных персонажей.

3. Выяснить, может ли полимодальное Я приводить к изменениям пространственных параметров слияния – обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Выяснить, могут ли полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимо действовать по пространственным параметрам слияния – обособления читателя и сказоч ных персонажей.

Исследовательские гипотезы формулировались в терминах регрессионного (предска заний) или дисперсионного (эффектов и взаимодействий) анализов. Эмпатия и психологи ческая близость, субмодальности и диспозиции (слияние и обособление) полимодального Я рассматривались как независимые факторы, пространственные параметры слияния – обособления – как зависимые переменные.

На основании анализа литературы и в терминах регрессионного или дисперсионного анализа были выдвинуты 12 исследовательских гипотез. Основными были следующие ис следовательские гипотезы.

1. Изменения психологического пространства читателя и сказочных персонажей свиде тельствуют об их слиянии – обособлении.

2. Эмпатия и психологическая близость приводят к изменениям психологического про странства читателя и сказочных персонажей 3. Эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным парамет рам слияния – обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Полимодальное Я вызывает изменения психологического пространства читателя и ска зочных персонажей.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по простран ственным параметрам слияния – обособления читателя и сказочных персонажей.

Метод Участницы. В исследовании приняли участие 104 студентки I–IV курсов факультета документально-информационных коммуникаций Пермского государственного института искусства и культуры. Их возраст был в диапазоне от 17 до 26 лет (M = 18.50, SD = 1.63).

Процедура. Проводились индивидуальные сессии. Поставленные задачи решались пу тем применения двух исследовательских процедур: квазиэксперимента и измерений.

Участницам следовало выбрать из списка 2 «близких» и 2 «далеких» персонажа («Вы берите из списка два персонажа, которые вам близки, и два, которые Вам далеки…»).

Близкие и далекие персонажи определялись как уровни независимого фактора близости.

Эмпатия участниц к персонажам также индуцировалась 2 инструкциями. Одной инст рукцией индуцировалась собственно эмпатия («Поставьте себя на место персонажа: что бы Вы чувствовали на его месте…»), другой инструкцией – «объективное» описание пер сонажей («Дайте предельно объективную характеристику персонажу и его поведе нию…»). Эмпатия к персонажам и их «объективное» описание определялись как уровни независимого фактора эмпатии.

Измерениям подвергались пространственные параметры слияния – обособления чита теля и сказочных персонажей. Эти параметры определялись «Геометрическим тестом от ношений» (Л. Я. Дорфман, С. А. Щебетенко, Н. А. Князев, 2004). Определялись следую щие переменные: включение «Другого» в «Я», расстояние, читательница, персонаж. По лимодальное Я измерялось с помощью Пермского вопросника Я (Л. Я. Дорфман, М. В.

Рябикова, И. М. Гольдберг, А. Н. Быков, А. А. Ведров, 2000). Определялись переменные субмодальностей Я (авторского, воплощенного, превращенного, вторящего) и диспозиций (слияния и обособления).

Исследовательский дизайн и статистический анализ. Применялись корреляционный и ex post facto дизайны. Корреляционный дизайн использовался при изучении пространст венных переменных слияния – обособления читателя и персонажей. Данные обрабатыва лись посредством корреляционного анализа (по Пирсону) и попарного и множественного регрессионного анализа.

Ex post facto дизайн использовался при изучении эффектов эмпатии, психологической близости и полимодального Я на пространственные переменные слияния – обособления.

Эмпатия и психологическая близость были внутригрупповыми факторами. Переменные полимодального Я (по отдельности) были 3-х уровневыми межгрупповыми факторами.

Зависимыми были пространственные переменные слияния – обособления читателя и пер сонажей. Определялись главные эффекты на пространственные переменные факторов по лимодального Я (межгрупповой 1-факторный дисперсионный анализ ANOVA), эмпатии и близости (внутригрупповой 2-х факторный ANOVA), факторов полимодального Я, эмпа тии и близости (смешанный 3-х факторный ANOVA), а также взаимодействия внутри групповых и межгрупповых факторов по пространственным переменным (смешанный 3-х факторный ANOVA).

Практическое значение и внедрение. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов общей психологии и спецкурса по психологии ис кусства на факультетах психологии педагогических университетов, в институтах искусст ва и культуры. Материалы и инструментарий исследования могут быть использованы при экспертизах взаимодействий читателей (зрителей, слушателей) с ментальными образами, в том числе в сфере маркетинга и рекламы. Материалы и результаты исследования вклю чены в лекционные и семинарские занятия по спецкурсу «Актуальные проблемы теорети ческой психологии» (тема «Современные Я-концепции») (2003-2004).

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на научно практической конференции преподавателей Пермского государственного института ис кусства и культуры (Пермь, 2001), областной научной конференции молодых ученых, студентов и аспирантов (Пермь, 2002), XVI Мерлинских чтениях (Пермь, 2003), научно практической конференции «Образование в культуре – культура образования» (Пермь, 2003). Материалы диссертации докладывались и обсуждались на кафедре психологии и педагогики Пермского государственного института искусства и культуры. По теме ис следования опубликованы 3 главы в коллективных монографиях и 6 тезисов.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Слияние – обособление читателя и сказочных персонажей служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Слияние – обособление читателя и сказочных персонажей выражаются в специфиче ских пространственных конфигурациях. Специфика последних выражается, во-первых, в различиях пространственных характеристик слияния и обособления, во-вторых, в харак тере связей пространственных характеристик самовосприятия читателя, восприятия ска зочных персонажей и отношений между ними.

3. В изменениях пространственных параметров слияния – обособления читателя и ска зочных персонажей проявляется роль эмпатии и психологической близости.

4. В изменениях пространственных параметров слияния – обособления читателя и ска зочных персонажей проявляется роль полимодального Я читателя.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по простран ственным параметрам слияния – обособления читателя и сказочных персонажей. Причем эмпатия служит опосредующим звеном во взаимодействиях полимодального Я и психологи ческой близости.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 4 глав, обсужде ния, выводов, списка литературы, приложения. Работа изложена на 162 страницах, содер жит 15 таблиц, 14 рисунков. Список литературы насчитывает 270 наименований, из них 166 – на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, ставятся цели и задачи иссле дования, обозначаются объект и предмет исследования, определяются его научная новизна и теоретическое значение, формулируются исследовательские гипотезы, описывается инстру ментарий и дизайн, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

В первой главе «Я–концепция и межличностные отношения» представлен обзор ис следований в области Я–концепции, эмпатии и психологической близости. Ставится пробле ма, определяются задачи и предпосылки исследования.

В первом параграфе «Я–концепция и метаиндивидуальный мир» анализу подвергаются унитарность и многоаспектность Я–концепции, множественность и многомерность метаинди видуального мира. Параграф завершается изложением полимодального подхода к Я– концепции.

Одним из ключевых вопросов в исследовании Я–концепции является проблема ее уни тарности и многоаспектности. Унитарный подход утверждает нерасчлененность Я– концепции. В русле этого подхода исследуются по преимуществу самоидентичность и са мосознание личности (Р. Бернс, 1986;

А. Маслоу, 1997;

К. Роджерс, 1997;

К. Хорни, 1997;

W. Frick, 1993, 1995). Многоаспектный подход утверждает многокомпонентность Я– концепции. В частности, в Я–концепции выделяются модальности «Я» и «не–Я» («Дру гой») (У. Джемс, 1991;

Д. И. Дубровский, 1983;

А. Ш. Тхостов, 1994а, 1994б;

G. Mead, 1934), которые открывают путь к исследованиям Я–концепции в сфере межличностных отношений.

Многоаспектный подход к Я–концепции может разрабатываться с разных позиций, опираясь, например, на представления о субъективной реальности и самосознании (Д. И.

Дубровский, 1983), феноменологии Я (А. Ш. Тхостов, 1994а, 1994б), или Я как устройства по переработке информации (C. Martindale, 1980). Вместе с тем основное внимание в ра боте уделено концепции метаиндивидуального мира (Л. Я. Дорфман, 1993, 1998, 2004a).

Из этой концепции выводится дедуктивно многоаспектность Я–концепции, выстраивается концептуальная модель полимодального Я (Л. Я. Дорфман, 1998, 2002а, 2004б). Концеп туально понятие метаиндивидуального мира основано на понятии метаиндивидуальности в теории интегральной индивидуальности В. С. Мерлина (1986). При этом фундаменталь ной характеристикой метаиндивидуального мира является двойственность качественной определенности отношений индивидуальности и объектов ее мира. Полимодальное Я представляет собой ментальную репрезентацию метаиндивидуального мира человеку.

Структура полимодального Я (субмодальности, полярные и биполярные категории, их взаимоотношения) определяется тем, что метаиндивидуальный мир складывается из не скольких областей: Авторства, Обладания, Принятия и Зависимости.

Во втором параграфе «Эмпатия и психологическая близость» представлены современ ные исследования эмпатии и психологической близости в русле подходов, в которых эти феномены рассматриваются в контексте слияния – обособления.

Эмпатию понимают как сопереживание, постижение эмоционального состояния, про никновение, вчувствование в переживания другого человека. Всплеск исследований эмпа тии, приходящийся на середину XX в., напрямую связан с работами и влиянием Карла Роджерса (C. Rogers, 1949, 1951, 1957, 1959;

К. Роджерс, 1997). Эмпатия нашла свое разви тие в различных психологических дисциплинах, исследовалась как детерминанта альтру изма (C. Batson, 1987) и социальных суждений (J. Krulewitz, 1982), как индикатор когни тивного развития ребенка (M. Hoffman, 1977), и т.д.

С конца 40-х годов XX в. начинаются лабораторные исследования эмпатии. Разрабаты ваются экспериментальные процедуры определения эмпатии (S. Berger, 1962;

L. Cottrel & R. Dymond, 1949;

S. Mahoney, 1960;

E. Stotland, 1971). Популярным становится прием мо делирования (индукции) эмпатии (C. Batson & L. Shaw, 1991;

C. Batson et al., 1997;

M.

Davis, 1994;

M. Davis et al., 1996;

S. Levy et al., 2002;

E. Stotland, 1969). В отечественной психологии исследования эмпатии начинаются в 1970-е гг. (Т. П. Гаврилова, 1974, 1977;

Р.

Б. Карамуратова, 1984;

Н. И. Сарджвеладзе, 1978). Эмпатия исследуют в психотерапии и педагогической психологии (Ю. Б. Гиппенрейтер, Т. Д. Карягина, Е. Н. Козлова, 1993;

А.

Б. Орлов, М. А. Хазанова, 1993).

Психологическая близость характеризует отношения человека к другим людям – такие, как романтические и супружеские отношения, отношения «родитель – ребенок», дружба и любовь (A. Aron, 2003;

D. Tice, J. Butler, M. Muraven, & A. Stillwell, 1995;

R. Zajonc, R.

Adelmann, S. Murphy, & R. Niedenthal, 1987). Близкие отношения могут выстраиваться не только с другими людьми, но и с любимым животным, растением или предметом (С. Д.

Дерябо, 1995, 1997).

Психологическая близость связывается со сходством «Я» и «Другого». Причем ско рость обработки информации о близком человеке оказывается выше, чем информация о малознакомом или незнакомом человеке (A. Aron, E. Aron, M. Tudor, & G. Nelson, 1991;

E.

Smith, S. Coats, & D. Walling, 1999). Эти факты свидетельствуют о влиянии Я–концепции на близкие отношения (D. Kenny, 1994).

В последние годы в психологии развернулась дискуссия о роли слияния – обособления «Я» и «Другого» как глубинных механизмов эмпатии и психологической близости. Одни авторы утверждают, что эмпатия вызывает слияние «Я» и «Другого» (И. В. Журавлев, А.

Ш. Тхостов, 2002;

M. Davis et al., 1996), другие авторы, напротив, отмечают ее связь с обо соблением (C. Batson et al., 1997;

M. Hoffman, 1975). Некоторые исследователи рассматри вают психологическую близость как характеристику слияния (A. Aron, 2003;

A. Aron et al., 1991) или как связанный с ним фактор (R. Cialdini et al., 1997). Однако есть данные о связи (при определенных условиях) психологической близости и с обособлением (О. Р. Валедин ская, 2001;

С. К. Нартова-Бочавер, 2003).

В третьем параграфе «Сказочные персонажи в метаиндивидуальном мире читателя» излагаются базовые положения метаиндивидуальной психологии искусства и литературы.

С позиций этих представлений предпринята попытка дифференцировать метаиндивиду альный мир на сферы и определить место читателя и сказочных персонажей как сферы метаиндивидуального мира литературы.

Проблема взаимодействия читателя и сказочных персонажей в психологии вряд ли яв ляется популярной. Категория читателя является сравнительно малоизученной и в литера туроведении (А. Ю. Большакова, 2003). В то же время исследования сказок и сказочных персонажей попадает в фокус внимания прежде всего фольклористики (В. П. Аникин, 1984;

А. Н. Веселовский, 1989;

Е. М. Мелетинский, 1958;

В. Я. Пропп, 1996;

Ю. И. Юдин, 1998). В психологии сказки и их персонажи попадали в поле внимания исследователей сравнительно нечасто (Х. Дикманн, 2000;

А. В. Запорожец, 1986;

В. Ф. Петренко, 1997;

М. Л. фон Франц, 1998;

Н. В. Чудова, 1999). Как предмет метаиндивидуальной психологии искусства взаимоотношения читателя со сказочными персонажами могут выражаться в различных формах взаимодействия: идентификации, включении сказочного образа в Я– концепцию, отторжении образа персонажа, и т.д.

Метаиндивидуальная психология искусства и литературы очерчивает область взаимо действий индивидуальности человека с произведениями искусства (Л. Я. Дорфман, 1997а, 2000). В рамках данного подхода изучались исполнение и экспертные оценки хореогра фических этюдов (L. Dorfman, V. Ivanov, & T. Kazarinova, 1997), мнемические стили (L.

Dorfman, V. Salin, & G. Pokrovenko, 1997) и эмоциональные предпочтения музыкантов (L.

Dorfman, E. Barashkova, & T. Chebykina, 1997), взаимодействия субмодальностей Я лите ратурных персонажей (L. Dorfman, E. Malyanov, & E. Barashkova, 1998). В метаиндивиду альном мире литературы можно выделить несколько основных сфер, определенных по родам художественной литературы, жанрам, композиции, организации художественной речи, и т.д. Настоящее исследование выполнено в рамках сферы жанра произведения, с одной стороны, и взаимодействия читателя и персонажа произведения – с другой.

В четвертом параграфе «Проблема, задачи и предпосылки исследования» ставится про блема исследования, устанавливаются объект, предмет и задачи исследования, обозначены предпосылки и формулируются исследовательские гипотезы.

В области исследований слияния – обособления, эмпатии, психологической близости и Я–концепции можно обозначить целый ряд нерешенных проблем.

Во-первых, в исследованиях слияния – обособления остаются некоторые «белые пятна».

Так, A. Aron (A. Aron et al., 1991;

A. Aron et al., 1992) определяет включенность «Другого» в «Я» только по степени пространственного сближения – отдаления. Однако вряд ли по одной переменной можно судить об особенностях пространственной организации слияния – обособления. Правомерно предположить, что слияние – обособление представляет собой более сложный феномен, эмпирическими референтами которого является некоторое мно жество пространственных переменных.

Во-вторых, не все так однозначно с эффектами эмпатии и близости на слияние – обо собление. Если близость трактуется в связи со слиянием (R. Cialdini et al., 1997), а порой даже описывается в терминах слияния (A. Aron et al., 1991), то данные о связях эмпатии со слиянием – обособлением являются противоречивыми. M. Davis et al. (1996) показали, что эмпатия вызывает слияние в межличностных отношениях. C. Batson et al. (1997), напротив, подобной связи не обнаружили и выдвинули гипотезу о том, что эмпатия основана на обо соблении. Возможно к тому же, что эмпатия и близость взаимосвязаны. Но эта проблема не ставилась и не изучалась.

В-третьих, эмпатия и близость в контексте слияния – обособления изучались исключи тельно в межличностном контексте. Однако эмпатия может иметь место также при вос приятии произведений искусства (H. Hge, 1991;

T. Lipps, 1900). Исследования эмпатии в контексте слияния – обособления при восприятии художественных произведений опять таки не проводились.

В-четвертых, слияние – обособление не только характеризуют межличностные отноше ния и взаимодействия, но являются также диспозициями полимодального Я (Л. Я. Дорф ман, 2004а), то есть Я–концепции. Возникает вопрос, можно ли соотносить слияние – обо собление в межличностных отношениях и в полимодальном Я? Можно ли утверждать, что Я–концепция напрямую определяет взаимодействия читателя со сказочными персонажа ми, или эта связь имеет более сложный, в том числе, опосредованный эмпатией и близо стью, характер?

В-пятых, если слияние – обособление определять в терминах пространства, возникает проблема соотношения физического и психологического пространства. Традиционно про странство относится к физическому миру и является его существенным фактором (см., на пример, М. Д. Ахундов, 1982;

А. М. Мостепаненко, 1974;

С. Прист, 2000;

Б. Рассел, 1997).

В психологии на смену прежним представлениям о «беспространственности» психики пришли принципиально новые идеи – о ее пространственной организации (К. А. Абульха нова-Славская, 1991;

Т. Н. Березина, 2001;

Л. М. Веккер, 1981;

В. А. Ганзен, 1984;

Е. И.

Головаха, А. А. Кроник, 1984;

Л. Я. Дорфман, 1997а;

И. В. Журавлев, А. Ш. Тхостов, 2003;

К. Левин, 2000;

С. К. Нартова-Бочавер, 2003).

М. М. Бахтин (1975, 1994) раскрыл некоторые «секреты», которыми пользовался Ф. М.

Достоевский при описании своих персонажей и их поведения. Главный прием заключался в том, что Достоевский описывал каждого персонажа с позиции, которую занимал этот персонаж. Каждый персонаж – автор своей нравственной системы, но не проекция взгля дов самого Достоевского. Позиция писателя не выделялась, а представляла собой лишь одну из многих позиций, излагаемых в произведении. Так возникало множество независи мых и взаимно противопоставленных точек зрения – феномен полифонии многих «голо сов», условие для диалога и понимания.

Развивая идеи полифонии, открытые М. М. Бахтиным в произведениях Достоевского, H.

Hermans, H. Kempen, and R. van Loon (1992) применили нарративную метафору к Я: Я как рассказчик, как «лицо», которое ведет рассказ, и как некоторое множество персонажей рассказа. Так Я строит динамическую множественность относительно автономных пози ций Я в воображаемом нарративном пространстве. В этом пространстве позиции Я меня ются и возможны переходы от одних позиций к другим.

Нарративная метафора к Я позволяет предположить, что пространственная полифония может иметь место также в отношениях читателя со сказочными персонажами.

Наконец, в-шестых, можно обозначить, по меньшей мере, двоякого рода пробелы в со временных исследованиях эмпатии и психологической близости в связи с феноменом слияния – обособления.

С одной стороны, в западной социальной психологии слияние и обособление рассмат риваются как факторы эмпатии и психологической близости в межличностном плане (A.

Aron et al., 1991;

C. Batson et al., 1997;

R. Cialdini et al., 1997;

M. Davis et al., 1996;

J. Dovidio et al., 1990;

M. Hoffman, 1984;

J. Holmes, 2000;

D. Houston, 1990;

C. Sedikides et al., 2002), но безотносительно к слиянию – обособлению в Я–концепции. В отечественной психологии, напротив, слияние и обособление рассматриваются как диспозиции Я–концепции (Л. Я.

Дорфман, 2004а), но безотносительно к эмпатии и близости в межличностном плане.

С другой стороны, известно, что эмпатия и близость имеют место не только в межлично стных отношениях, но и в отношении людей к вещам, предметам, образам (С. Д. Дерябо, 1995;

H. Hge, 1991;

T. Lipps, 1900). Однако слияние и обособление не изучались как фак торы эмпатии и психологической близости в отношении к сказочным персонажам.

Проблема заключается, следовательно, в том, что исследования эмпатии, психологиче ской близости и полимодального Я в контексте слияния и обособления являются разоб щенными, а эти же проблемы применительно к сказочным персонажам не изучались.

Разработка данной проблемы определила объект и предмет настоящего исследования.

Она разрабатывается с позиций концепции метаиндивидуального мира и концептуальной модели полимодального Я, метаиндивидуальной психологии искусства и литературы (Л.

Я. Дорфман, 1993, 1998, 2000, 2004а).

Во второй главе «Организация и методики исследования» представлена общая схе ма исследования, описываются исследовательские процедуры, методики исследования, ис следовательский дизайн и статистический анализ данных.

Исследование проводилось в 2000–2002 гг. В нем приняли участие 104 студентки I–IV курсов факультета документально-информационных коммуникаций Пермского государст венного института искусства и культуры. Их возраст был в диапазоне от 17 до 26 лет (M = 18.50, SD = 1.63).

Отбор сказочных персонажей. Сказочные персонажи извлекались в случайном порядке из сборника русских народных сказок А. Н. Афанасьева (1985а, 1985б, 1985в). Был состав лен список из 100 сказочных персонажей (50 – мужские персонажи, 50 – женские персо нажи).

Применялись две исследовательские процедуры: квазиэксперимент и измерения.

Квазиэксперимент отличали несколько особенностей.

Во-первых, применялся прием воображения (представления) в лабораторных условиях, но по отношению к реальной ситуации взаимодействий читателя и сказочных персонажей.

Участницам исследования предлагалось представить себя в роли читательниц и отметить свое отношение к сказочным персонажам.

Во-вторых, отношение к сказочным персонажам моделировалось в терминах эмпатии и психологической близости. В ряде работ, посвященных изучению отношений, – например, в терминах эмоциональных стилей (Л. Я. Дорфман, 1994) или оценочных стилей (И. В.

Выбойщик, 2003) – принято выделять субъект отношения, собственно отношение (собст венно эмоция или оценка) и предмет отношения (музыка, танец или оценка педагогиче ского общения, управления людьми, черт личности). Подобным же образом в настоящей работе эмпатия и психологическая близость включались в квазиэксперимент как факторы, пространственные параметры которых имели троякого рода значения: собственно эмпатии и психологической близости, их субъекта (читателя) и предмета (сказочных персонажей).

В-третьих, это был лабораторный квазиэксперимент (а не лабораторный эксперимент), потому что контроль над экспериментальным воздействием и побочными факторами был ограничен. Поэтому тестировались гипотезы в терминах не причинно-следственных от ношений, а факторов и их эффектов на зависимые переменные.

В-четвертых, проводился 2-х факторный квазиэксперимент. Один фактор – эмпатия, другой фактор – психологическая близость. Учитывались их как раздельные, так и совме стные эффекты на зависимые переменные.

Для определения психологической близости участниц просили представить себя чита тельницами и указать сказочные персонажи – близкие для них и далекие. Из списка ска зочных персонажей каждая участница делала по два выбора – в отношении близких и в от ношении далеких персонажей, всего – 4 выбора. Пример инструкции: «Выберите из пред ложенного списка двух персонажей, которые вам близки, и двух, от которых Вы дале ки…». Значения зависимых переменных усреднялись – опять-таки по выборам близких и далеких персонажей.

Эмпатия определялась посредством приема индукции (E. Stotland, 1969). Каждую уча стницу просили представить себя читательницей. Эмпатия к сказочным персонажам инду цировалась двумя инструкциями. Подобно C. Batson et al. (1997), посредством одной инст рукции индуцировалась эмпатия к персонажам («Поставьте себя на место персонажа: что бы Вы чувствовали на его месте…»). Посредством другой инструкции индуцировалось «объективное описание персонажа» – контрольная, или нейтральная, ситуация («Дайте предельно объективную характеристику персонажу и его поведению…»). Прочитав инст рукцию, участницы письменно описывали персонажи на бланке в течение 5 минут.

Измерения Пространственные параметры слияния – обособления определялись шкалой «Включе ние Другого в Я» (A. Aron et al., 1992). Эта шкала состоит из 7 пар окружностей («Я» и «Другой»), в разной степени наложенных друг на друга. Чем больше площадь их наложе ния, тем больше степень слияния «Я» и «Другого». Имеются данные о валидности этой переменной. Была разработана оригинальная компьютерная версия модифицированной шкалы «Включение Другого в Я». Она получила название «Геометрический тест отноше ний» (Л. Я. Дорфман, С. А. Щебетенко, Н. А. Князев, 2004).

Геометрический тест отношений позволил образовать 3 дополнительные пространст венные переменные. В конечном итоге слияние – обособление читательниц и персонажей определялось по 4 переменным: (1) Включение Другого в Я, (2) Расстояние, (3) Читатель ница, (4) Персонаж. Эти переменные имели следующие показатели.

Общее пространство – степень слияния двух окружностей – показатель переменной «Включение Другого в Я». Чем больше величина показателя, тем меньше общее простран ство читательниц и персонажей.

Дистанция – интервал между центрами окружностей читательниц и персонажей – пока затель переменной «Расстояние». Чем больше величина показателя, тем больше дистанция между читательницами и персонажами.

Пространство читательницы – площадь окружности читательницы – показатель пере менной «Читательница». Чем больше величина показателя, тем больше пространство чита тельницы.

Пространство персонажа – площадь окружности персонажей – показатель переменной «Персонаж». Чем больше величина показателя, тем больше пространство персонажей.

Переменные полимодального Я измерялись Пермским вопросником Я (Л. Я. Дорфман, М. В. Рябикова, И. М. Гольдберг, А. Н. Быков, А. А. Ведров, 2000). Измерялись субмо дальности Авторское, Воплощенное, Вторящее, Превращенное, а также слияние и обособ ление модальностей «Я» и «Другой».

Дизайн и анализ данных В рамках корреляционного дизайна применялся корреляционный анализ (по Пирсону).

Применялся также попарный и множественный регрессионный анализ (стандартный ме тод) к пространственным переменным слияния – обособления.

В рамках Ex post facto дизайна эмпатия и психологическая близость были внутригруп повыми факторами, переменные полимодального Я (по отдельности) – 3-х уровневыми межгрупповыми факторами. Зависимыми были пространственные переменные слияния – обособления (по отдельности) при четырех условиях при отношении читательниц к близ ким и далеким персонажам, эмпатии к ним и их объективном описании.

Посредством дисперсионного анализа ANOVA (внутригрупповой дизайн, фиксирован ные эффекты, регрессионный подход, тип III SS, полиномиальные контрасты) определя лись главные эффекты и взаимодействия внутригрупповых и межгрупповых факторов по зависимым переменным.

Главные эффекты и взаимодействия эмпатии и близости определялись по схеме 2 (эм патия к персонажам – объективное описание персонажей) х 2 (близкие персонажи – дале кие персонажи) (внутригрупповой 2-х факторный дисперсионный анализ ANOVA). Глав ные эффекты и взаимодействия эмпатии, близости и переменных полимодального Я опре делялись по схеме 3 (одна из переменных полимодального Я) х 2 (эмпатия к персонажам – объективное описание персонажей) х 2 (близкие персонажи – далекие персонажи) (сме шанный 3-х факторный дисперсионный анализ ANOVA). Также сравнивались (post hoc сравнения) специфические эффекты уровней внутригрупповых и межгрупповых факторов на зависимые переменные.

В третьей главе «Читательницы и сказочные персонажи: эмпатия и психологиче ская близость» предлагаются решения первой и второй задач исследования. Излагаются и обсуждаются результаты исследований пространственных переменных слияния – обособ ления читательниц и сказочных персонажей, эффектов эмпатии и психологической близо сти на пространственные переменные слияния – обособления читательниц и сказочных персонажей, а также взаимодействия эмпатии и близости по пространственным перемен ным слияния – обособления.

В первом параграфе приводятся результаты исследования предсказания слияния – обо собления по пространственным переменным средствами корреляционного и регрессионно го анализов.

По данным корреляционного анализа с критериальной переменной «Включение Другого в Я» коррелировала только переменная «Расстояние». Переменные «Читательница» и «Персонаж» не коррелировали с переменной «Включение Другого в Я». Вместе с тем с пе ременной «Расстояние» коррелировала переменная «Читательница», а с переменной «Чи тательница» – переменная «Персонаж».

По данным попарного регрессионного анализа переменные «Расстояние» и «Персонаж» могли предсказывать переменную «Включение Другого в Я», и потому они могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния – обособления читательниц и персонажей. Переменную «Включение Другого в Я» не предсказывала переменная «Чита тельница».

По данным множественного регрессионного анализа переменную «Включение Другого в Я» совместно предсказывали переменные «Расстояние», «Читательница», «Персонаж», и потому в совокупности они могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния – обособления читательниц и персонажей. Совместное предсказание означает, что предсказание одной переменной имеет силу с учетом одновременного предсказания дру гих переменных.

Следовательно, более вероятно, что эмпирическими референтами пространственного слияния – обособления могут быть переменные «Расстояние» и «Персонаж». Менее веро ятно, что эмпирическим референтом пространственного слияния – обособления может быть переменная «Читательница». Однако высоко вероятно, что эмпирическим референ том пространственного слияния – обособления переменная «Читательница» может быть совместно с переменными «Расстояние» и «Персонаж».

В порядке иллюстрации итоги множественного регрессионного анализа приведены в табл. 1.

Таблица 1. Множественные предсказания переменной «Включение Другого в Я» по перемен ным «Расстояние», «Читательница», «Персонаж» Показатели Показатели зависимой переменной: общее пространство независимых факторов R2 =.87;

F (3, 100) = 225.76, p <. BETA SE BETA B SE B t p Свободный член 2.64.17 15.60. Дистанция.96.04.34.01 25.37. Пространство чи- -.24.04 -.10.02 -5.64. тательницы Пространство пер- -.11.04 -.04.02 -2.76. сонажа Как показывают данные множественного регрессионного анализа, доля общей диспер сии показателей дистанции, пространства читательницы, пространства персонажа и обще го пространства составила 87 %, F (3, 100) = 225.76;

p <.001. Это значит, что переменные «Расстояние», «Читательница», «Персонаж» совместно могут предсказывать переменную «Включение Другого в Я». Это значит также, что предсказывающие переменные в сово купности могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния – обособ ления читательниц и персонажей.

Полученные результаты означают, что уменьшение показателя переменной «Расстоя ние» может сопрягаться с усилением слияния, увеличение этого показателя, напротив, – с усилением обособления. Уменьшение показателя переменной «Читательница» может со прягаться с усилением обособления, увеличение этого показателя, напротив, – с усилением слияния. Уменьшение показателя переменной «Персонаж» может сопрягаться с усилением обособления, увеличение этого показателя, напротив, – с усилением слияния.

В диссертации представлены полные результаты корреляционного, попарного и множе ственного регрессионных анализов.

Во втором параграфе приводятся результаты эффектов и взаимодействий эмпатии и психологической близости по каждой из четырех переменных: «Включение Другого в Я», «Расстояние», «Читательница», «Персонаж».

Было обнаружено, что психологическая близость вызывает слияние читательниц и ска зочных персонажей, производя эффекты на переменные «Включение Другого в Я», «Рас стояние» и «Персонаж». Эмпатия, напротив, не влияла на пространственные параметры слияния – обособления. Но эмпатия опосредовала (по результатам взаимодействий) эф фект близости на пространственные параметры слияния – обособления по переменным «Включение Другого в Я», «Расстояние» и «Персонаж». На переменную «Читательница» эмпатия и близость эффектов не оказали.

В порядке иллюстрации в табл. 2 приведены эффекты эмпатии и близости на переменную «Расстояние».

Таблица 2. Эффекты факторов «Эмпатия» и «Близость» на переменную «Расстояние» (средние и стандартные отклонения, внутригрупповой 2-х факторный дизайн) Уровни эмпатии Персонажи (уровни) Близкие Далекие 9.51 (.31) 10.71 (.37) Эмпатия к персонажам Объективное описание персо- 6.12 (.37) 14.10 (.40) нажей Примечания: n = 104;

главный эффект фактора «Близость», F (1, 103) = 167.56, p <.001;

взаимо действия факторов «Эмпатия» и «Близость», F (1, 103) = 79.53, p <.001.

Главный эффект фактора «Эмпатия» на переменную «Расстояние» был незначим.

Главный эффект фактора «Близость» на переменную «Расстояние» был значим, F (1, 103) = 167.56, p <.001. Показатель дистанции был выше по далеким персонажам, чем по близ ким персонажам. Это значит, что читательницы отстояли от далеких персонажей дальше, чем от близких персонажей. Иначе говоря, читательницы обособлялись от далеких персо нажей и сливались с близкими персонажами. Факторы «Эмпатия» и «Близость» взаимо действовали по переменной «Расстояние», F (1, 103) = 79.53, p <.001.

В диссертации приведены полные результаты дисперсионного анализа ANOVA по эффек там эмпатии и близости на пространственные параметры слияния – обособления.

В четвертой главе «Я–концепция, эмпатия читательниц и близость сказочных персонажей» излагаются результаты решения третьей и четвертой задач исследования.

Приводятся эффекты полимодального Я (ПЯ) на пространственные параметры слияния – обособления читательниц и сказочных персонажей. Затем рассматриваются взаимодейст вия ПЯ с эмпатией и психологической близостью по пространственным параметрам слия ния – обособления. Исследовательские задачи изучались средствами дисперсионного ана лиза ANOVA.

В первом параграфе излагаются результаты исследования эффектов ПЯ на пространст венные параметры слияния – обособления. Слияние и обособление (диспозиции ПЯ) про извели эффекты на пространственные параметры слияния – обособления читательниц и сказочных персонажей. Слияние в ПЯ приводило к пространственному слиянию читатель ниц и персонажей по переменной расстояния (она сокращалась). Обособление в ПЯ, в свою очередь, приводило к пространственному обособлению читательниц и персонажей по переменной пространства персонажа (она сокращалась).

В порядке иллюстрации в табл. 3 приведены эффекты слияния как диспозиции ПЯ на про странственную переменную «Расстояние».

Таблица 3. Эффекты фактора «Слияние в полимодальном Я» на переменную «Расстояние» (средние и стандартные отклонения, межгрупповой 1-факторный дизайн) Уровни n Дистанция слияния в ПЯ Высокий 34 9.77 (2.43) Средний 35 9.50 (2.34) Низкий 35 11.05 (2.83) Примечания: n = 104;

главный эффект фактора «Слияние в полимодальном Я» на показатель дистанции, F (2, 101) = 3.69, p <.03.

Из табл. 3 видно, что главный эффект фактора «Слияние в ПЯ» на переменную «Рас стояние» был значим, F (2, 101) = 3.69, p <.03. Post hoc сравнения свидетельствовали о том, что показатель дистанции был выше у участниц с низким уровнем слияния в ПЯ, чем у участниц с высоким и средним уровнями слияния в ПЯ (p <.04). То есть читательницы с высоким уровнем слияния в ПЯ также пространственно сливались с персонажами, а чита тельницы с пониженными уровнями слияния, напротив, обособлялись от них.

В табл. 4 приведены эффекты обособления в ПЯ на пространственную переменную «Пер сонаж».

Таблица 4. Эффекты фактора «Обособление в полимодальном Я» на переменную «Персонаж» (средние и стандартные отклонения, межгрупповой 1-факторный дизайн) Уровни n Пространство персонажа обособления в ПЯ Высокий 34 6.53 (2.31) Средний 36 7.03 (1.43) Низкий 34 8.00 (2.84) Примечания: n = 104;

главный эффект фактора «Обособление в полимодальном Я», F (2, 101) = 3.74, p <.03.

Из табл. 4 видно, что главный эффект фактора «Обособление в ПЯ» на переменную «Персонаж» был значим, F (2, 101) = 3.73, p <.03. Post hoc сравнения свидетельствовали о том, что показатель пространства персонажа был выше у участниц с низким уровнем обо собления в ПЯ, чем у участниц с повышенными уровнями обособления в ПЯ (p <.01). То есть читательницы с повышенными уровнями обособления в ПЯ также пространственно обособлялись от персонажей, а читательницы с низким уровнем обособления в ПЯ, напро тив, сливались с персонажами.

Что касается субмодальностей ПЯ, только Я–Авторское оказало эффект на пространст венные параметры слияния – обособления. Главный эффект фактора «Я–Авторское» на переменную «Персонаж» был значим, F (2, 101) = 3.21, p <.05. Post hoc сравнения свиде тельствовали о том, что показатель пространства персонажа был выше у участниц с низ ким уровнем Я–Авторского, чем у участниц с высоким уровнем Я–Авторского (p <.02). То есть читательницы с высоким уровнем Я–Авторского пространственно обособлялись от персонажей, а читательницы с низким уровнем Я–Авторского, напротив, сливались с пер сонажами.

В диссертации приведены полные результаты дисперсионного анализа ANOVA по эффек там ПЯ на пространственные параметры слияния – обособления.

Во втором параграфе излагаются результаты исследования взаимодействий ПЯ с эмпа тией и близостью по пространственным параметрам слияния – обособления. Эффект слия ния в ПЯ на пространство персонажа был опосредован эмпатией и близостью. Эффект обособления в ПЯ также опосредовался эмпатией и близостью, но по другим переменным – «Включению Другого в Я» и «Расстоянию». Кроме того, переменные Я–Превращенного, эмпатии и близости взаимодействовали по переменным «Включение Другого в Я» и «Рас стояние».

В диссертации приведены полные результаты взаимодействий ПЯ с эмпатией и близостью по пространственным параметрам слияния – обособления.

При обсуждении полученных результатов акцент был сделан на нескольких вопросах.

Результаты обсуждаются, во-первых, в части пространственных переменных слияния – обособления, во-вторых, в части эффектов эмпатии и психологической близости на про странственные переменные, в-третьих, в части взаимодействий эмпатии и психологиче ской близости, в-четвертых, в части эффектов полимодального Я на пространственные пе ременные, в-пятых, в части взаимодействий полимодального Я, эмпатии и психологиче ской близости. Обсуждение завершается попыткой создания общей концептуальной моде ли отношений читательниц к сказочным персонажам Как объяснить полученные результаты в части пространственных переменных слияния – обособления?

Можно предположить, что существует некий латентный пространственный фактор, об щий для дистанции, пространства читательниц и пространства персонажей. Существенный вклад в этот латентный фактор вносят параметры дистанции и пространства персонажей.

Параметр пространства читательниц вносит определенный вклад в общий латентный про странственный фактор, но сам по себе не может характеризовать слияние – обособление. О вкладе параметра пространства читательниц в этот общий (латентный) пространственный фактор можно судить по совместным с пространством персонажа и дистанцией изменени ям. Так, увеличение пространства читательниц сопрягалось с увеличением пространства персонажей и сокращением дистанции между ними. Уменьшение пространства читатель ниц, напротив, сопрягалось с уменьшением пространства персонажей и увеличением дис танции между ними.

Эти результаты указывают на то, что слияние – обособление в отношениях читатель ниц и сказочных персонажей обеспечивается в большей степени за счет объектного (ска зочных персонажей), чем субъектного (читательниц) компонента.

Как объяснить полученные результаты в части эффектов эмпатии и психологической близости на пространственные переменные?

Полученные на материале сказочных персонажей результаты, усилили сомнения о том, что эмпатия основана на слиянии «Я» и «Другого» (C. Batson et al., 1997): изменения про странственных переменных не свидетельствовали о слиянии читательниц и сказочных персонажей. В то же время полученные результаты не поддержали гипотезу этих авторов и о том, что для эмпатии необходимо обособление. Изменения пространственных перемен ных не свидетельствовали в пользу обособления читательниц и сказочных персонажей.

Высказывается предположение, что напрямую эмпатия не обусловлена ни слиянием, ни обособлением.

Судя по полученным результатам, пространственными референтами близости и слия ния являются сокращение дистанции и увеличение пространства персонажа. Сокращение дистанции позволяет трактовать психологическую близость и слияние просто и буквально:

ближе персонаж (психологически) – меньше дистанция и больше слияние. И наоборот, от даленнее персонаж (психологически) – больше дистанция и больше обособление.

Сопряженность близости и слияния с увеличением пространства персонажа представ ляется более сложной и опосредованной, но все же этот факт поддается объяснению.

Вспомним некоторые эффекты установок. Имеются данные о том, что дети воспринимают одинаковые по размеру, но с разным номиналом монеты дифференцированно. Монета с высоким номиналом воспринимается более крупной, чем монета с низким номиналом (цит. по: А. Г. Асмолов, 1979). Иначе говоря, значимость номинала монеты влияет на вос приятие ее размера. Возможно, нечто подобное наблюдается во взаимоотношениях чита тельниц и сказочных персонажей. Согласно градиенту текстуры, одному из принципов зрительного восприятия, элементы восприятия кажутся тем ближе, чем больше их размер (Дж. Андерсон, 2002;

J. Gibson, 1950). Может быть, представления о сказочных персона жах имеют сходную закономерность: чем они ближе, тем больше их пространство.

Как объяснить полученные результаты в части взаимодействий эмпатии и психологи ческой близости?

Если межличностные отношения слишком связанные, один партнер может чувство вать, что он находится под контролем другого партнера и теряет свою идентичность.

Имеются также эмпирические данные о том, что люди стремятся к оптимальному уровню обособления от других людей (О. Р. Валединская, 2001;

A. Aron, 2003;

M. Mikulincer et al., 1998). Не исключено, что эмпатия читательниц к близким персонажам и в то же время обособление от них имеют те же корни.

Как объяснить полученные результаты в части эффектов полимодального Я на про странственные переменные?

Исходя из полученных данных, можно предположить отношения подобия между слия нием – обособлением в полимодальном Я читательниц и слиянием – обособлением в их отношениях к персонажам. Можно также полагать, что здесь имеет место некий феномен типа ассимиляции сказочных персонажей читательницами – в духе представлений Ж.

Пиаже (J. Piaget, 1975/1985) об ассимиляции сознанием ребенка реальности (в оппозиции к аккомодации).

Об эффектах полимодального Я читательниц на их слияние и обособление с персона жами свидетельствовали разные пространственные параметры: сокращение дистанции (слияние) и уменьшение пространства персонажей (обособление). В связи с этим можно предположить, что в основе слияния и обособления лежат разные, так сказать, психологи ческие стратегии. Первая стратегия – сближение. Возможно, сближение служит общим корнем слияния и в полимодальном Я читательниц, и в их отношениях к персонажам.

Стратегию сближения можно обозначить как «контактную». Вторая стратегия – уменьше ние образа персонажа. Возможно, уменьшение образа персонажа служит общим корнем обособления и в полимодальном Я читательниц, и в их отношениях к персонажам. Страте гию уменьшения образа персонажа можно обозначить как «предметную».

Эффект Я–Авторского на пространственные параметры можно понять, обратившись к следующим фактам. Я–Авторское положительно связано с доминированием и авторитар ным типом межличностных отношений (Л. Я. Дорфман, А. И. Зворыгина, Н. В. Калинина, 2000) и усиливает силу эго (Л. Я. Дорфман, Г. В. Ковалева, 2000). Возможно, в основе уве личения выраженности Я–Авторского и уменьшения пространства персонажей лежат ком пенсаторные отношения. Иначе говоря, читательницы усиливают свое Я–Авторское за счет персонажей, т.е. в некотором роде обесценивают их. Что и проявляется в уменьшении пространства персонажей.

Как объяснить полученные результаты в части взаимодействий полимодального Я, эм патии и психологической близости?

Еще раз обратимся к данным о том, что люди стремятся к оптимальному уровню обо собления от других людей (см.: A. Aron, 2003). Не исключено, что эмпатия и психологиче ская близость исполняют роль регуляторов отношений между читательницами и персона жами. Речь идет о том, что благодаря эмпатии и психологической близости обособление в полимодальном Я читательниц может как бы уравновешиваться слиянием в их отношени ях к персонажам.

Полученные результаты, их анализ и обсуждение, позволяют наметить контуры общей концептуальной модели отношений читательниц к сказочным персонажам.

Структурными компонентами данной модели выступают полимодальное Я читатель ниц, их отношения к персонажам в формах слияния – обособления, эмпатии и психологи ческой близости. При этом слияние – обособление, с одной стороны, служит общим осно ванием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я, а с другой, выража ется в пространственных параметрах. Пространственные параметры образуют единое поле слияния – обособления читательниц и персонажей. Но это пространственное поле является разнокачественным и разномерным. Во-первых, пространственное поле дифференцирует тенденции слияния и обособления. Во-вторых, пространственное поле включает простран ственные параметры эмпатии и психологической близости, их субъекта (читательниц) и предмета (сказочных персонажей).

Психологическая близость приводит к слиянию читательниц и персонажей. Эмпатия опосредует изменения пространственных параметров слияния – обособления, вызванных психологической близостью. В изменениях пространственных параметров слияния – обо собления и персонажей проявляется также роль полимодального Я читательниц, в том числе слияния – обособления в полимодальном Я и его отдельных субмодальностей.

Слияние – обособление читательниц и персонажей является результатом двух страте гий. «Контактная» стратегия выражается в изменении расстояния между читательницами и персонажами (сближение – отдаление). «Предметная» стратегия выражается в изменении пространств собственно читательниц и сказочных персонажей (расширение – сужение).

Выводы Полученные результаты позволили сформулировать следующие основные выводы.

1. Слияние – обособление читательниц и сказочных персонажей служит общим основа нием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Эмпирическими референтами слияния – обособления читательниц и сказочных пер сонажей могут быть пространственные параметры. Они позволяют дифференцировать тенденции слияния и обособления по пространственным характеристикам самовосприятия читательниц, восприятия сказочных персонажей, отношений между ними.

3. Следующие пространственные характеристики выражают слияние – обособление чи тательниц и сказочных персонажей: (а) дистанция между читательницами и сказочными персонажами, (б) пространство читательниц, (в) пространство сказочных персонажей.

Слияние читательниц и сказочных персонажей выражается в сокращении дистанции, уве личении пространств читательниц и сказочных персонажей. Обособление читательниц и сказочных персонажей, напротив, выражается в увеличении дистанции, сокращении про странств читательниц и сказочных персонажей.

4. Психологическая близость приводит к слиянию читательниц и персонажей. Про странственными референтами близости являются сокращение дистанции и увеличение пространства персонажа.

5. Эмпатия опосредует изменения пространственных параметров слияния – обособле ния, вызванных психологической близостью. При эмпатии читательницы проявляют тен денцию к обособлению от близких персонажей и к слиянию с далекими персонажами.

6. В изменениях пространственных параметров слияния – обособления читательниц и сказочных персонажей проявляется роль полимодального Я читательниц, в том числе слия ния – обособления в полимодальном Я и его отдельных субмодальностей. Слияние в по лимодальном Я приводит к сокращению дистанции с персонажем. Обособление в полимо дальном Я приводит к уменьшению пространства персонажа.

7. Полимодальное Я, эмпатия и близость взаимодействуют по пространственным пара метрам слияния – обособления.

8. Слияние – обособление читательниц и сказочных персонажей является результатом двух стратегий. «Контактная» стратегия выражается в изменении расстояния между чита тельницами и сказочными персонажами (сближение – отдаление). «Предметная» стратегия выражается в изменении пространств собственно читательниц и сказочных персонажей (расширение – сужение).

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора Главы в коллективных монографиях Щебетенко С. А. Сказочные персонажи в метаиндивидуальном мире читательниц: про странственные параметры слияния – обособления // Метаиндивидуальный мир и полимо дальное Я: креативность, искусство, этнос / Под ред. Л. Я. Дорфмана, Е. А. Малянова, Е.

М. Березиной. – Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2004.

– С. 51–61.

Щебетенко С. А. Читательницы и сказочные персонажи: эмпатия и близость // Инте гральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. – М.:

Смысл, 2004. – С. 223–247.

Щебетенко С. А. Я–концепция, эмпатия читательниц и близость сказочных персонажей // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. – М.: Смысл, 2004. – С. 248–278.

Тезисы Дорфман Л. Я., Щебетенко С. А. Трехфакторная модель эмпатии читателя к сказочным персонажам // Образование в культуре и культура образования / Отв. ред. Е. А. Малянов. – Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2003. – Ч. 1 – С. 368– 369.

Дорфман Л. Я., Щебетенко С. А., Князев Н. А. Геометрический тест отношений // Учебный процесс в вузе искусства и культуры: организационные и научно-методические проблемы / Ред. колл. Е. А. Малянов и Е. М. Березина. – Пермь: Пермский государствен ный институт искусства и культуры, 2004. – Ч. 2. – С. 102–104.

Щебетенко С. А. Пространство и эмпатия читателя к сказочным персонажам // Моло дежная наука Прикамья – 2002. / Под ред. Н. В. Бабиновой. – Пермь: Пермский государст венный технический университет, 2002. – С. 114.

Щебетенко С. А. Эмпатия к персонажам сказок как феномен полимодального Я чита теля // 85 лет высшему профессиональному образованию на Урале. / Отв. ред. Е. М. Бере зина. – Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2002. – С. 109– 112.

Щебетенко С. А. Изучение эмпатии читателя к сказочным персонажам: процедура и дизайн // Образование в культуре и культура образования / Отв. ред. Е. А. Малянов. – Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2003. – Ч. 1 – С. 370– 372.

Щебетенко С. А. Эмпатия и близость во взаимодействии читателя и сказочного персо нажа // Ежегодник Российского психологического общества / Ред. кол. В. А. Аверин и др. – СПб.: С.-Петербургский государственный университет, 2003. – Т. 8. – С. 544–547.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.