WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Чесноков Алексей Сергеевич Специфика влияния иммиграции на политические процессы в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки Специальность 23.00.02 - Политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Екатеринбург 2004

Работа выполнена на кафедре истории политических учений факультета политологии и социологии Уральского государственного университета им.А.М.Горького

Научный консультант:

Доктор исторических наук, профессор Миронов Дмитрий Александрович

Официальные оппоненты:

Доктор философских наук, профессор Ермаков Юрий Александрович Кандидат политических наук, доцент Вшивцева Марина Николаевна

Ведущая организация:

Пермский государственный университет им.А.М.Горького

Защита состоится «_28_»июня2004г., в «_15_» часов, на заседании диссертационного совета Д 212.286.06 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора политических наук при Уральском государственном университете им А.М.Горького по адресу: 620083, г.Екатеринбург, пр.Ленина 51, комн. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного университета им А.М.Горького Автореферат разослан «_28_ »мая 2004г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент Багиров Б.Б.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования: Социально-экономические и политические перемены, произошедшие в мире за последние годы, актуализировали целый ряд феноменов и процессов, характеризуемых сегодня как неотъемлемые составляющие процесса глобализации. Одним из таких процессов стала интенсификация международной миграции населения. Эмиграционные и иммиграционные процессы оказалась в центре внимания в силу значимости и масштабов их непосредственного и опосредованного влияния на политическую, экономическую и социально-культурную жизнь как стран продуцирующих эмиграционные потоки, так и стран принимающих иммиграционные потоки. Иммиграционные потоки, например, оказывают серьезное влияние на демографическую и этническую ситуацию в принимающих иммигрантов странах.

Становясь же процессом повседневным и крупномасштабным, иммиграция не может не стать объектом политического контроля и управления, а значит, политические процессы в принимающих странах с неизбежностью захватывают широкий круг вопросов связанных с иммиграцией, а иммигранты, в свою очередь сами становятся активными участниками политических процессов.

С иммиграцией связана история становления и развития не только отдельных стран, но и целых континентов. Все страны Западного полушария, включая США, являются территориями, колонизированными и освоенными несколькими поколениями иммигрантов. Иммиграционные проблемы давно стали в этих странах в повестку наиболее актуальных вопросов социально-экономического, культурного и политического развития. Во второй половине ХХ века мир столкнулся с новой проблемой – прогрессирующим увеличением иммиграционных потоков в страны, всегда бывшими «эмиграционными» и не сталкивавшимися с вопросом принятия, размещения и адаптации значительного количества иммигрантов. В первую очередь это коснулось стран Западной Европы, а в последние 15 лет также и стран Восточной Европы, включая Россию.

Усложнился также состав и характер иммиграционных потоков: иммиграция перестала быть преимущественно добровольным явлением, и появилась масштабная категория иммигрантов по принудительным и вынужденным причинам, порожденная экономическими кризисами, локальными военными конфликтами, геноцидом или репрессиями. «Всего лишь за пять лет с 1995 по 2000 год из менее развитых регионов мира в более развитые регионы перебрались почти 12 миллионов мигрантов, т.е. по 2,3 миллиона мигрантов в год. Наибольший прирост численности мигрантов в год отмечался в Северной Америке, которая ежегодно принимала 1,4 миллиона человек, затем в Европе, где ежегодный чистый прирост составлял 0,8 миллиона человек»1.

Сегодня иммиграция стала ещё более экономически, социально и политически значимым феноменом современного мира, чем несколько десятилетий назад.

Многочисленные демографические исследования и составленные на их основании прогнозы, свидетельствуют о том, что в целом, население планеты увеличивается, но неравномерно. Пропорции прироста населения по странам и регионам мира носят несбалансированный характер, что становится причиной избыточного демографического давления в одних регионах и демографического вакуума – в других. Ситуация осложняется и крайне неравномерным экономическим развитием разных регионов, и нередко оказывается так, что экономически нестабильная ситуация в стране дополняется высоким уровнем фертильности, что естественным образом приводит к интенсификации эмиграции из данной страны в экономически более стабильные государства. Страны же с высоким уровнем экономического развития, согласно статистике, как правило, сталкиваются с проблемой более или менее значительного сокращения рождаемости, International Migration Report 2002. – New York: United Nations Population Division. Department of Economic and Social Affairs, параллельно с довольно высокими объёмами иммиграционных потоков. Таким образом, перед принимающими иммигрантов странами встаёт целый комплекс проблем, связанный с экономическим обеспечением вновь прибывающих, их интеграцией в новые социальные и политические условия, особое значение принимают проблемы толерантности (прежде всего, национальной и религиозной), соблюдения прав человека и обеспечения национальной безопасности. Появляются новые феномены социально-политической жизни, связанные с присутствием в стране иммигрантов: районы компактного проживания иммигрантов определенной национальности, партии с антииммигрантскими программами и избирательными платформами, появление «этнических» сфер занятости в легальной и «теневой» экономике, введение билингвализма в образовательных учреждениях и местах общественного пользования и т.п.

Научная новизна исследования определена тем, что в современной российской политической науке проблема взаимовлияния иммиграции и политических процессов является недостаточно изученной. За исключением отдельных работ, посвященных анализу иммиграции в Россию из конкретных стран или регионов, например, Китая или СНГ;

проблемам соблюдения прав и материального обеспечения беженцев и вынужденных переселенцев;

вопросам защиты соотечественников за рубежом до сих пор не было проведено исследования, посвященного выявлению взаимосвязи иммиграции и политических процессов.

Ни в одной работе предметом исследования не становился компаративный анализ политических аспектов иммиграционных процессов в РФ и США, хотя в англоязычной литературе можно обнаружить достаточное количество исследований посвященных сравнению опыта в иммиграционной сфере, накопленному государственными и негосударственными структурами Великобритании, США, Франции, Германии, Италии, Австралии, Канады, Новой Зеландии и ряда других стран.

Данная работа базируется, в основном, на англоязычных источниках, не переведенных не русский язык и неизвестных в России, поэтому научный фактологический и методологический материал, почерпнутый из этой литературы и примененный к анализу взаимосвязи политических процессов и иммиграционной ситуации в России, представленной в сравнении с США, до некоторой степени восполняет пробел в отечественных исследованиях социально-политических, культурных и экономических трансформаций, вызываемых или связанных с иммиграционными процессами.

Объектом исследования являются иммиграционные потоки и политические процессы в их взаимосвязи в сравниваемых странах.

Предметом исследования являются причины, закономерности и следствия иммиграционных процессов, их роль, место и значение в политических процессах.

Хронологические рамки исследования: Временной период, охватываемый настоящей работой, на который распространяется анализ миграционных процессов и соответствующих документов ограничивается периодом 1989-2004гг., за исключением отдельных данных, связанных с отслеживанием миграционных трендов в течение ХХ века, необходимых для адекватного понимания и объяснения сложившейся в настоящее время ситуации.

Историография темы исследования, как русскоязычная, так и англоязычная, условно может быть разделена по проблемным сферам, на которые авторы обращают основное внимание. Во-первых, это литература, посвященная истории и современному состоянию законодательства об иммиграции и гражданстве. Эти исследования делают основной акцент на правовой, юридической стороне проблемы. В этот же раздел отнесена литература, связанная с анализом государственной политики в отношении иммигрантов, включая изучение актов исполнительной, законодательной и судебной властей и причин и последствий их принятия. Во-вторых, это исследования одновременно политологического и культурологического характера, посвященные рассмотрению иммиграции как фактора трансформирующего традиционную культуру стран, принимающих большое число иммигрантов и реакции населения этих стран на такое влияние. В-третьих, значительная часть источников посвящена проблеме соблюдения и защиты прав человека, прежде всего, иммигрантов. В качестве объекта исследования основных социальных, экономических, а в ряде случаев и политических прав иммигрантов, выступает, как правило, система обеспечения прав беженцев и политических иммигрантов. В-четвертых, часть литературы связана с анализом актуального социального, экономического и политического положения иммигрантов в странах прибытия. В этом случае исследователи концентрируются на выявлении и учёте максимума факторов детерминирующих процесс интеграции и последующей теоретической разработке моделей адаптации иммигрантов в принимающих их странах. Наконец, в-пятых, в рамках литературы, посвященной вопросам иммиграции, существует массив исследований конкретных случаев, связанных с аспектами адаптации иммигрантов, так называемые, «case-study». К ним обычно относятся исследования, базирующиеся на подробном описании и последующем анализе обширного статистического материала, собранного авторами с помощью различных социологических методов (опросы, интервью, наблюдения и др.).

В качестве особого источника информации следует выделить Интернет, где на официальных (как русскоязычных, так и англоязычных) сайтах политических движений, партий, государственных органов, размещены оригиналы тех документов и комментариев к ним, которые явились ценным источником информации при написании настоящей диссертации.

В России, научными исследованиями, связанными с изучением миграций населения и их социально-экономическими и политическими последствиями занимаются специалисты из разных областей – политологии, социологии, демографии, экономики, философии, что обусловлено комплексным характером самого изучаемого феномена.

Прежде всего, отметим исследователей, занимающихся теоретической разработкой понятия «политический процесс» – это С.М.Елисеев, А.И.Соловьев, М.В.Жеребкин, Э.Я.Баталов, А.А.Дегтярев, Е.Ю.Мелешкина. Методологические вопросы применения компаративных стратегий к исследованию социально-политических процессов освещены в работах М.В.Ильина, А.Ю.Мельвиля, М.М.Лебедевой В.И.Пантина. Общей теории миграций и прикладному анализу различных аспектов их социально-политического значения посвящены работы Г.Витковской, Ж.А.Зайончковской и А.Г.Вишневского (взаимосвязь демографических и миграционных процессов, а также проблемы вынужденных миграций), В.Л.Иноземцева (роль и значение иммиграции в постиндустриальных странах), В.А.Тишкова, Э.Паина, Д.В.Драгунского (влияние иммиграционных процессов на межнациональные отношения и проблемы толерантности).

Исследования В.И.Переведенцева и В.Г.Гельбрас посвящены современным иммиграционным процессам между Россией, странами СНГ и Китаем. Конфликтогенный аспект иммиграционного процесса раскрывается А.Н.Севастьяновым. Вопросы правового и политического регулирования миграционных процессов – Г.Г.Гольдиным. Е.Т.Гайдар, С.Н.Градировский, Л.И.Графова концентрируются на выработке практических имплементационных решений для иммиграционной политики России2.

Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в современной России. – С Пб., - 2000;

Соловьев А.И. Политология. Политическая теория. Политические технологии. - М., - 2001;

Жеребкин М.В. Политический процесс: типология и режимы функционирования. – М., - 1999;

Баталов Э.Я.

«Нестабильность» и политический процесс // Конфликты и консенсус. -1992. - №2;

Дегтярев А.А.

Политический анализ как прикладная дисциплина: предметное поле и направления развития // Полис 2004, №1;

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа (под ред. Е.Ю. Мелешкиной). М., Издательство «Весь мир», 2001;

Ильин М.В. Ритмы и масштабы перемен: О понятиях «процесс», «изменение» и «развитие» в политологии.// Полис. 1993. №2;

Ильин М.В Основные методологические проблемы сравнительной политологии // Полис 2001 №6;

Лебедева М.М., Мельвиль А.Ю. Сравнительная политология, мировая политика, международные отношения: развитие предметных областей // Полис. - 1999. - №4;

Витковская Г.С. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы РАН, Институт В американской политической науке, общими проблемами миграций в мире и осмыслением вопросов воздействия иммиграции на принимающие страны, прежде всего, на общество и экономику, занимаются Дж.Холлифилд, К.Джоппке, Н.Глэйзера, М.Вейнера, Э.Геддес, А.Кпосова. Анализу общей статистической информации по иммиграции в США посвящены работы Б.Эдмонстона, Дж.Пассела. Вопросы интеграции иммигрантов в американское общество и особенности социально-политической адаптации и экономической активности отдельных иммиграционных сообществ и диаспор в США отражены в исследованиях А.Портеса, П.Шука, М.Борхаса, Р.Кинга. Проблемам конфликтности в полиэтничных обществах и вопросам имплементации политики мультикультурализма посвящены исследования Л.Остина, Д.Махариджа, П.Бьюкенена, А.Ричмонда. Государственной иммиграционной политикой и проблемами контроля иммиграционного потока в США занимаются В.Бриггс, Дж.Гимпел, К.Хэйлброннер, Д.Г.Пападиметриу, Дж.Брокманн. На проблемах нелегальной иммиграции сконцентрированы работы К.Крэйна, Г.Хэйса, М.Морриса. На компаративных сравнениях американского иммиграционного опыта и опыта иных стран (в основном европейского региона) в этой сфере построены исследования Дж.Фетцера, Д.Горовитца, Р.Израловитца, Дж.Лучиани. Наконец, работы Ф.Бина, М.Тейтельбаума, Дж.Невинса сконцентрированы на изучении особенно значительной для США иммиграции из Мексики, стран Латинской Америки и Карибского бассейна3.

Эмпирической базой исследования явились:

народнохозяйственного прогнозирования и др. - Вып. 3. М., 1993;

Миграция и урбанизация в СНГ и Балтии в 90-е годы // Центр изучения проблем вынужденной миграции стран СНГ и Балтии;

Под ред. Ж.А.

Зайончковской.-М.,-1999;

Вишневский А.Г., Андреев Е.М. Население России в первой половине нового века. // Вопросы экономики 2001, № 1;

Иноземцев В.Л., Кузнецова Е.С. Глобальный конфликт XXI в.

Размышления об истоках и перспективах межцивилизационных противоречий // Полис 2001, №6;

Тишков В.А. Основные направления российской политики по отношению к мигрантам и соотечественникам за рубежом. - М., 1997;

Паин Э. Межнациональные отношения и миграция // Миграция. – 1997. – №1;

Драгунский Д.В. Этнополитические процессы на постсоветском пространстве и реконструкция Северной Евразии. — «Полис», 1995, №3;

Переведенцев В. И. Миграция населения в СНГ: опыт прогноза // Полис 1993 №2;

Гельбрас В.Г. О восточной политике России // Pro et Contra, 1998 – том 3. - №1;

Гольдин Г.Г.

Проблемы управления современными миграционными процессами. // Зарубежный опыт государственного управления. - М.: РАГС, 1999;

Гольдин Г.Г. Политические и правовые проблемы миграции. -М.:

Издательство Российской академии адвокатуры им. Ф.Н.Плевако, 2000;

Севастьянов А.Н. О разделенной русской нации и ее праве на воссоединение;

Градировский С.Н. Проект аналитической записки Центра стратегических исследований ПФО Полномочному представителю Президента РФ в ПФО «Предложения по улучшению системы государственного управления процессами иммиграции и натурализации» // http://antropotok.archipelag.ru/text/a295.htm.

Hollifield J.S. Immigrants, markets and states. Harvard University Press, 1992;

Joppke C. Immigration and the Nation-State. Oxford University Press, 1999;

Glazer N. The new immigration: a challenge to American society. San Diego, 1988;

Weiner M., Teitelbaum M.S. Political demography, demographic engineering. N.Y., 2001;

Kposowa A.J. The impact of immigration on the United States economy. Lanham, 1998;

Edmonston B. Statistics on U.S.

Immigration. Washington D.C., 1996;

Edmonston B., Passel J. Immigration and Ethnicity Washington D.C., 1994;

Portes A. The economic sociology of immigration. Essay on Networks, Ethnicity, and entrepreneurship. N.Y., 1995;

Schuck P.H. Citizens, Strangers and In-Betweens. Westview, 1998;

King D. Making Americans. Immigration, race and the origins of the Diverse Democracy. Cambridge, 2000;

Austin L. The path to national suicide. An essay on immigration and multiculturalism. Monterey, 1990;

Richmond A.H. Immigration and ethnic conflict. St.Martin's Press, N.Y., 1988;

Briggs V.M. Mass immigration and the National Interest. N.Y., 1996;

Gimpel J.G. Separate destinations. Migration, immigration and the politics of places. University of Michigan Press, 1999;

Hailbronner K.

Immigration admissions. Oxford, 1997;

Papademetriou D.G. Reorganizing the U.S. immigration function.

Washington D.C., 1998;

Brochmann G., Hammar T. Mechanisms of immigration control. N.Y., 1999;

Crane K. The effect of employer sanctions on the flow of undocumented immigrants to the United States. Lanham, 1990;

Hayes H. U.S. Immigration policy and undocumented migrants. Westport, 2001;

Morris M.D. Immigration. The beleagued bureaucracy. Washington D.C. 1985;

Fetzer J.S. Public attitudes toward immigration in the United States, France, and Germany. Cambridge University Press, 2000;

Horowitz D.L., Noiriel G. Immigrants in two Democracies:

French and American experience. N.Y., 1992;

Luciani G. Migration Policies in Europe and in the United States.

Kluwer Academic Publishers, 1993;

Bean F.D. At the crossroads. Mexican migration and U.S. policy. Lanham, 1997;

Teitelbaum M.S. Latin migration North. N.Y., 1985;

Nevins J. Operation Gatekeeper. The rise of the "illegal alien" and the making of the U.S.-Mexico boundary. N.Y., • Статистические данные Бюро цензов США, Службы иммиграции и натурализации США, Государственного комитета по статистике РФ, Федеральной миграционной службы РФ, а также данные ряда Организаций ООН (Организации по народонаселению, Международной организации труда, Международной организации по миграции, Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев).

• Программы парламентских политических партий РФ и США.

• Основные действующие федеральные законодательные акты, концепции, стратегии и положения РФ и США в сфере регулирования миграции • Аналитические материалы негосударственных организаций и научных учреждений и отдельных исследователей, занимающихся проблематикой международных миграций населения и исследованием ее политического, социально-культурного и экономического влияния на принимающие иммигрантов страны.

• Материалы международных и всероссийских научных конгрессов, конференций, симпозиумов и семинаров, на которых рассматривались актуальные миграционно демографические проблемы российского, регионального и международного масштаба, а также политические пути и способы их разрешения Цель исследования: Выявить взаимосвязь иммиграции и политических процессов, провести сравнительный анализ иммиграционных процессов в РФ и США, а также определить специфику отражения этих процессов в государственных и партийных документах;

спрогнозировать развитие иммиграционной ситуации в обеих странах и дать рекомендации по разработке перспективной иммиграционной политики.

Задачи исследования:

• Определить степень и характер влияния иммиграции как фактора социальной среды на политические процессы.

• Сравнить и проанализировать тенденции, причины и следствия современных иммиграционных процессов в РФ и США.

• Сопоставить основные государственные документы и законы, касающиеся иммиграционной политики, и выявить специфику понимания иммиграции и предлагаемых способов политического регулирования иммиграционных процессов.

• Сравнить программы парламентских политических партий в РФ и США и выявить специфику понимания иммиграции и предлагаемых способов политического регулирования иммиграционных процессов.

• Выработать рекомендации по осуществлению перспективного политического регулирования иммиграционных процессов.

Методологическая основа исследования: Методологическими ориентирами при написании данной работы стали концептуальные положения работ Д.Истона, Г.Алмонда и Г.Пауэлла, касающиеся разработки понятия политической системы, политического процесса и социальной среды. Междисциплинарный характер исследования привел автора к необходимости использовать при анализе взаимосвязи и взаимозависимости иммиграционного и политического процессов основные принципы бихевиорального, институционального и структурно-функционального подходов. Помимо общенаучных методов, заключающихся в использовании таких логических операций как анализ-синтез и индукция-дедукция, обобщение и аналогия, важное методологическое значение для диссертационного исследования, при изучении документального и статистического материала, имели такие методы политической науки как: 1) компаративный метод и метод анализа документов, использовавшиеся как основные инструменты для сопоставления государственных законодательных актов и партийных программ;

2) дескриптивный и ситуативный методы, сделавшие доступным комплексное изучение иммиграционного опыта РФ и США, через описание всех (устойчивых и временных, объективных и субъективных) условий и обстоятельств, сделавших иммиграционные процессы в обеих странах такими как они есть, во всей их конкретности и специфичности;

3) метод экстраполяции, используемый для гипотетического прогнозирования возможных вариантов развития социально-политических процессов;

4) статистический метод, который в рамках настоящей работы заключается в авторской обработке вторичных данных - результатов обследований иммиграционного потока в РФ и США, проведенных в 1989-2004гг. различными государственными и негосударственными институтами.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования его результатов по следующим направлениям:

• в научно-теоретических исследованиях, посвященных проблеме влияния иммиграции на политические процессы, а также в разработке моделей адаптации иммигрантов в социумах принимающих стран;

• в обобщении политико-идеологических позиций политических партий, их лидеров, органов исполнительной власти РФ и США по вопросам, связанным с иммиграцией;

• в разработке современного методологического аппарата анализа конкретных ситуаций, связанных с латентным или явным воздействием иммиграции на социально политическую сферу принимающих стран, и наоборот;

• в разработке и преподавании учебных курсов «Мировая политика и международные отношения», специальных курсов, посвященных политическим аспектам иммиграции, необходимых для современной подготовки специалистов по направлению «Политология» в ВУЗах;

• в разработке практических рекомендаций по принятию политических решений в иммиграционной сфере для органов законодательной и исполнительной власти всех уровней.

Апробация исследования: Материалы, на основе которых подготовлена настоящая диссертация были, собраны автором при прохождения научно-исследовательских стажировок в Университете Джорджии, г.Атенс, США (апрель-июнь, 2003г.), и Московском государственном институте международных отношений – МГИМО (У), г.Москва, РФ (июль-август, 2003г.).

Основные положения работы были изложены автором на первой и второй международных конференциях «Взаимодействие политической науки с органами государственной власти в формировании политических процессов в Российской Федерации и новых независимых государствах», г.Екатеринбург, 2002 и 2004гг.;

а также на следующих международных конференциях: «Социология в российской провинции:

тенденции и перспективы развития», г.Екатеринбург, 2002г.;

«Современная Россия и мир:

альтернативы развития». г.Барнаул, 2003г.;

«Человеческий капитал в России: внутренний и международный вызовы», г.Санкт-Петербург, 2004г., «Демографическое развитие России через призму Переписи населения 2002 года», г.Москва, 2004г., а также на заседаниях кафедры истории политических учений Уральского государственного университета им А.М.Горького (УрГУ) г.Екатеринбург. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре истории политических учений УрГУ. По теме диссертации автором опубликовано 6 работ общим объемом 1,4 п. л.

Структура исследования: Диссертация состоит из введения, двух глав, четырех параграфов и заключения, изложенных на 140 страницах, а также приложения в виде таблиц и 8 диаграмм. Библиографический список составляет 265 наименований.

Основное содержание работы

Во введении раскрывается актуальность исследуемой темы, степень ее научной разработанности. Подчеркиваются основания сравнения РФ и США. Формулируются цели, задачи, объект и предмет исследования. Теоретические и методологические основания, а также источниковая и эмпирическая базы исследования. Отражаются научная новизна, апробация и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Иммиграция и политический процесс: проблема корреляции» автором раскрывается взаимосвязь феноменов иммиграции и политического процесса с помощью различных теоретико-методологических подходов. Также представлен авторский анализ статистических данных по современным иммиграционным процессам в РФ и США.

В первом параграфе, посвященном анализу понятийного и методологического инструментария применяемого в сфере политических и иммиграционных процессов, был определен спектр возможных теоретических подходов к типологизации и анализу этих процессов. Также были представлены рабочие определения ключевых рассматриваемых в диссертации феноменов. Политический процесс предстает как элемент политической системы и специфике воздействия на него иммиграционных процессов, как элемента социальной среды, внешней по отношению к политической системе. Само понятие «политический процесс» раскрывается автором через разные методологические подходы:

системно-функциональный и процессуально-динамический. Первый подход отражает системную природу политического процесса, проявляющуюся в том, что он происходит в рамках функционирования и регенерации определенной политической системы и обеспечивает трансформационный потенциал системы, при неизменности её институциональной матрицы. Второй подход характеризует политический процесс как перманентную трансформационную динамику социально-политических структур, которые выступают как структуры онтологические, т.е. не ограниченные никакими системными и структурными рамками. Политический процесс, таким образом, становится не столько регенерационным, сколько инновационным, как по форме, так и по содержанию. При раскрытии понятия «политический процесс» используются трактовки А.Бентли, Д.Трумэна, Д.Истона, Г.Алмонда, Г.Пауэлла, а также А.А.Дегтярева и Е.Ю.Мелешкиной4.

Отмечается, что в контексте настоящего исследования политический процесс предстает динамичным взаимодействием следующих акторов: со стороны гражданского общества - иммигранты и их общины, диаспоры, движения и организации в защиту прав и свобод иммигрантов (в том числе беженцев и вынужденных переселенцев), движения выступающие против иммиграции и иммигрантов, а также политические партии. Со стороны государства – законодательные, исполнительные и судебные органы федеральной, региональной и муниципальной власти.

Иммиграция в контексте диссертации определяется как въезд граждан одного государства (или лиц без гражданства) на территорию другого государства на постоянное или временное место жительства. При этом, констатируется, что иммиграция, будучи одним из важнейших факторов социальной среды, своими темпами, масштабами, этнической и культурно-религиозной диверсифицированностью потока оказывает как прямое, так и опосредованное влияние на складывание системы государственных органов ответственных за контроль и регулирование иммиграции в принимающих странах. Кроме того, иммиграция оказывает влияние на эволюцию институтов гражданского общества, Bentley A.F. The Process of Government: A Study of Social Pressures, Cambridge: Belknap Press. 1967;

Truman D.B. The Governmental Process: Political Interests and Public Opinion. N. Y., 1951;

Easton D. The Political System. N.Y., 1953;

Easton D. Framework for Political Analysis. N.J. 1965;

Easton, D. Systems Analysis of Political Life, N.Y, 1967;

Easton D. The Political System: An Inquiry into the State of Political Science. - Chicago:

University of Chicago Press, 1981;

Easton D. The Analysis of Political Structure. New York: Routledge, 1991;

Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли. Отв. ред.

Алексеева Т.А. М., 1997;

Almond G.A., Powell G.B. Comparative Politics: A Theoretical Approach. New York:

Harper Collins, 1996;

Г.Алмонд, Дж.Пауэлл, К.Стром, Р.Далтон Сравнительная политология сегодня.

Мировой обзор. М., 2002;

Дегтярев А.А. Теория принятия политических решений в структуре социальных и управленческих дисциплин // Полис 2002, №2;

Дегтярев А.А. Политический анализ как прикладная дисциплина: предметное поле и направления развития // Полис 2004, №1;

а также Дегтярев А.А. Основы политической теории. М., 1998;

Политический процесс: основные аспекты и способы анализа (под ред. Е.Ю.

Мелешкиной). М., Издательство «Весь мир», 2001;

Ковалев В.А., Мелешкина Е.Ю., Лысцов В.В.

Электоральный процесс в регионах России // Полис 1998, № связанных с самоорганизацией иммигрантов и развитием организаций по защите прав иммигрантов различных категорий. Приводятся различные основания типологии иммиграционных процессов, а также объяснение генезиса иммиграции через призму экономических, демографических и социологических теорий.

Из всего многообразия возможных методологических подходов к анализу взаимосвязи политических и иммиграционных процессов автор выделяет три «классических» подхода: институциональный (описание и анализ деятельности политических институтов, связанных с регулированием и управлением иммиграционными потоками, а также имеющихся правовых (нормативных) документов, регулирующих как иммиграционный процесс, так и деятельность этих институтов), бихевиоральный (объяснение политического поведения людей и функционирования политических институтов через изучение самого индивида, мотивов его «внутреннего» поведения и условий, которые влияют на «внешнее» поведение людей) и структурно-функциональный (выявление элементов политической системы, так или иначе связанных с иммиграцией и последующего выявления функций этих элементов и способов связи между ними).

Поскольку оформление иммиграционной политики представляется одной из результирующих политического процесса, отдельное внимание в параграфе уделено рассмотрению инструментария и компонентов иммиграционной политики, а также ее содержательному наполнению.

Во втором параграфе было рассмотрены и сопоставлены статистические данные об иммиграционном потоке, подготавливаемые национальными службами РФ и США, имеющими отношение к статистическому обследованию иммигрантов, официальной регистрации иммигрантов и работе с ними. В частности, последовательному сравнительно-описательное рассмотрению и анализу подверглись следующие количественно измеряемые параметры иммиграционных потоков в РФ и США:

распределение потока въезжающих по иммиграционным категориям, по возрасту и сферам занятости в принимающей стране;

общее количество иммигрантов (учитывая доли каждой из иммиграционных категорий в общем иммиграционном потоке и ежегодный объем иммиграционного потока);

основные страны генерирующие эмиграционные потоки (в том числе, потоки беженцев);

регионы преимущественного расселения иммигрантов в принимающих странах;

общее количество нелегальных иммигрантов и страны их исхода.

На основании проведенного сравнения было выведено несколько специфических особенностей и константных черт российских и американских иммиграционных потоков.

Было выявлено, что официальная классификация российских и американских иммиграционных категорий несколько не совпадает, что не мешает адекватности сопоставления, но свидетельствует о некоторой разности основ иммиграционных систем сравниваемых стран. Так, в РФ и США принципиально сходны следующие иммиграционные категории: беженцы (вынужденные переселенцы, ищущие убежища);

лица, въезжающие в страну по неиммиграционным (временным) визам в туристических, трудовых, деловых, учебных, культурных и прочих целях;

лица, въезжающие в страну на краткосрочных неиммиграционных основаниях с территорий государств с которыми заключено соглашение о безвизовом режиме;

въезжающие на постоянное место жительства (ПМЖ);

нелегальные иммигранты. Кроме перечисленных, в РФ больше нет иных иммиграционных категорий, а в США есть: «допущенные» (Parolee);

иммигранты, въезжающие по Программе диверсификации;

лица, нелегально проживавшие в США, но легализованные по одной из программ легализации, принятой Правительством США. На основании вышеприведенной классификации следует отметить, что США от РФ отличает значительно большая разработанность иммиграционных категорий, позволяющая максимально диверсифицировать иммиграционный поток, а также разрабатывать и оптимизировать специальную политику приема для каждой отдельной категории иммигрантов.

Среди данных, полученных в результате сравнения, следует отметить следующие:

Россия, в целом, подтверждая общее мнение о том, что иммиграционные потоки всегда, в среднем, моложе, чем коренное население, тем не менее, проигрывает США по «молодости» потока. Сферы занятости, в которые оказываются вовлечены иммигранты по прибытии в страну назначения, при всей их разнообразности и вариативности, все же остаются стандартными и относительно постоянными для въезжающих в разные годы, хотя для США характерной оказывается такая особенность как весьма значительный процент иммигрантов, занимающих образовательную нишу, т.е., становящимися школьниками и студентами и вовлеченных в домохозяйственную сферу. В России же традиционно высока для иммигрантов занятых в строительной, торгово-коммерческой сфере и сфере услуг.

Относительно общего количества иммигрантов в РФ и США следует отметить, что за 1990-е гг. США привлекли примерно в 3 раза больше иммигрантов, чем РФ - около 34 и 13 миллионов человек, соответственно5. В целом, иммиграционные тренды в РФ и США носят различный характер: если в США мы видим волновую динамику прибытия иммигрантов с периодичными подъемами и спадами, то в РФ, в целом стабильная динамика довольно высокого притока в 1989-1994гг, за исключением резкого спада в 1991г. и резкого подъема в 1994г., сменилась перманентно нисходящей тенденцией 1995 2002гг. Следует отметить важное сходство между иммиграционным потоком в США и иммиграционным потоком в РФ, заключающееся в том, что большинство иммигрантов в каждую из стран приходится на прилегающие и соседние страны. В случае в США – это регион Латинской, Центральной Америки и Карибского Бассейна, а в случае с РФ – страны постсоветского региона (СНГ). Немалую долю иммигрантов в обе страны составляют выходцы из Китая и Вьетнама.

Как в РФ, так и в США сравнительно легко оказалось определить регионы преимущественного расселения иммигрантов. В России это Москва и Московская область, Белгородская область, Краснодарский край, Ханты-Мансийский и Ямало Ненецкий автономные округа. В США – штаты Калифорния, Нью-Йорк, Флорида и Техас.

Что касается нелегальной иммиграции, то в обеих сравниваемых странах, нелегальных иммигрантов представляется возможным разделить на две группы: легально въехавшие и нелегально оставшиеся иммигранты и изначально нелегально въехавшие иммигранты. Немаловажно отметить, что количество нелегальных иммигрантов в той или иной принимающей стране, напрямую зависит от готовности и способности государства эффективно решать все вопросы, связанные с приемом, защитой и обеспечением прибывающих иммигрантов. Результатом применения различного рода рестрикционных мер в иммиграционной сфере, может стать скорее не пресечение нелегальной иммиграции, но наоборот, ее увеличение. Кроме того, применение рестрикционных мер в сфере иммиграции естественным образом затрудняет получение необходимого количества трудовых и демографических ресурсов извне. В особенной степени это касается стран испытывающих недостаток в таковых ресурсах.

Исходя из проведенного сравнения, представляется возможным обозначить четыре детерминанты, определяющие географию распределения иммигрантов в принимающих странах. Во-первых, иммигранты расселяются в мегаполисах, или зонах с повышенной урбанизированностью. По мнению экспертов, в условиях повышенной концентрации населения, адаптация иммигрантов к национальным реалиям и среде принимающей страны, включение в экономическую деятельность проходят значительно быстрее и эффективнее, чем в аграрных или низкоурбанизированных зонах с малой концентрацией населения. Вторая детерминанта это экономическое состояние региона, так как здесь существует взаимная обусловленность двух факторов: экономически процветающие регионы привлекают иммигрантов и наоборот, иммигрантов привлекают регионы с International Migration Report 2002. – New York: United Nations Population Division. Department of Economic and Social Affairs, наибольшим экономическим потенциалом. Третья детерминанта выражается тем, что иммигранты достаточно часто обосновываются в регионе другой страны, сопредельном с той страной, из которой они выехали (в случае, если речь идет о сухопутной границе) или в том регионе, куда они впервые прибыли морским или воздушным транспортом (в том случае, если речь идет о достаточном удалении страны эмиграции от страны иммиграции).

Четвертая детерминанта заключается в том, что иммигранты предпочитают те регионы, где уже существуют более или менее значительная диаспора выходцев из той же страны, откуда прибывает иммигрант. Более того, сами диаспоры берут на себя функции организации транспортировки и финансирования иммигрантов-соплеменников, способствуют трудоустройству и адаптации на новом месте.

Вторая глава «Регулирование иммиграции в политических процессах в РФ и США: компаративный аспект» посвящена раскрытию содержания и анализу документов, служащих результатом политических процессов и связанных с политическим управлением иммиграционными процессами. Среди таких документов, касающихся осмысления современных иммиграционных процессов и содержащих указания на возможные способы их регулирования, фигурируют программы парламентских политических партий, а также государственные законы, указы, концепции и постановления.

Первый параграф посвящен выявлению акцентов в иммиграционной проблематике, расставляемых парламентскими политическими партиями РФ и США в своих программах, а также методам, предлагаемым партиями для решения обозначаемых ими же вопросов. Выявление акцентов в ходе анализа программ позволило, во-первых, определить степень акцентуации иммиграционной проблематики в программных документах партий. Во-вторых, определить специфических позиций партий по вопросам касающимся иммиграции. Основными критериями, на базе которых было проведено сравнение программных партийных позиций по иммиграции, явились: проблема предотвращения возникновения иммиграции;

проблема выработки критериев и пределов адмиссии;

вопрос эффективного контроля иммиграционного процесса;

проблема определения путей культурной, экономической и политической интеграции иммигрантов.

Исходя из полученных данных, были определены тенденции в понимании и трактовке иммиграционных текущих процессов со стороны основных политических партий, доминирующим в национальных Парламентах РФ и США текущего созыва.

Прежде всего, необходимо указать, что специфика иммиграционной ситуации в РФ и США напрямую отражается в программах политических партий. Так, если в политических программах ведущих партий США иммиграционная проблематика освещается достаточно подробно и, в основном, сконцентрирована на проблемах интеграции иммигрантов в американское общество, то в РФ политические партии не стремятся обращать на данную тематику особого внимания. Зачастую иммиграционные вопросы затрагиваются ими лишь в той мере, в какой они связаны с репатриацией русскоязычного населения или же с пресечением нелегальной иммиграции, особенно из стран Центральной и Юго-Восточной Азии.

Следует отметить, что плоскости обсуждаемых проблем и затрагиваемых вопросов у российских и американских партий носят достаточно выраженную национально региональную и историческую специфику. Выражается это, например, в том, что равенство прав человека для иммигрантов и граждан, подчеркивается обеими ведущими американскими партиями как незыблемое основание американской иммиграционной политики и базовый принцип существования, единого во множественном, американского общества. В то время как проблема обеспечения равенства прав граждан и неграждан в программах российских партий практически отсутствует. Идея закрепления мультилингвализма в культурной сфере вообще и образовательной – в частности, также поддерживается только американскими партиями. В программах российских политических партий вопросы мультилингвализма и, если брать шире, проблемы мультикультурализма не поднимаются вообще. Такие расхождения объясняются длительной иммиграционной историей американского общества и отсутствием таковой у российского. В России не существует достаточно больших монолингвальных иммиграционных общин, которые могли бы претендовать на выравнивание статусов своего языка и государственного языка страны проживания. В США же испанский язык фактически приобретает статус второго (неофициального) языка ввиду значительности масштабов иммиграции из Мексики, стран Центральной и Латинской Америки. Именно поэтому проблемы мультикультурализма, связанные с полиэтничностью и мультилингвальностью иммиграционного потока, выходят в этой стране на первый план.

С другой стороны, существует и ряд проблем в принципе не затрагиваемых американскими политическими партиями, но занимающих значительное место в программах российских партий. В первую очередь это касается вопросов репатриации и положения «соотечественников» за рубежом. В силу известных исторических причин таких вопросов в США не может возникнуть в принципе, но в России это один из самых актуальных внешнеполитических вопросов последнего десятилетия и в партийных программах он также занимает не последнее место.

В результате проведенного сравнительного анализа программ было выявлено, что большинству политических партий обеих стран присуще априорно негативное или настороженное отношение к иммигрантам и иммиграции, находящее выражение в отстаивании необходимости имплементации рестриктивных мер в иммиграционной сфере. Подчеркивая важность анализа партийных программ отметим, что политические партии, как в России, так и в США являются активными акторами политических процессов происходящих в обеих странах. Поэтому от того, как та или иная партия определяет набор актуальных проблем, стоящих перед обществом и государством, как она ранжирует их важность, какие пути и способы предлагает для их разрешения зависит содержание и направленность политических процессов в стране.

Во втором параграфе дан анализ имплементационного инструментария иммиграционной политики, воплощенный в государственных законах, актах, концепциях и постановлениях. Такими инструментами регулирования иммиграции в ходе политических процессов в РФ стали: Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации, одобренная распоряжением Правительства РФ от 1 марта 2003г., № 256-р;

Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года, разработанная на основе Указа Президента РФ от 10 января 2000г., № 24 «о Концепции национальной безопасности Российской Федерации»6;

Концепция национальной безопасности РФ;

Указ Президента РФ от 23 февраля 2002г., №232 «о совершенствовании государственного управления в области миграционной политики»;

ФЗ «о гражданстве Российской Федерации» (принят в мае 2002г., с поправками в октябре 2003г.);

ФЗ «о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» (принят в июле 2002г.);

ФЗ «о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (принят в августе 1996г., с поправками в декабре 2002г.);

Постановления Правительства РФ от 1 ноября 2002г., № 794 о «Положении о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства вида на жительство», № 789 о «Положении о выдаче иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешения на временное проживание» и № 790 о «Положении о распределении квот на выдачу иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание в Российской Федерации на 2003 год по субъектам Российской Федерации»;

ФЗ «о беженцах» (принят в марте 1993г., с поправками в декабре 1995г.);

ФЗ «о вынужденных переселенцах» (принят в марте 1993г., с поправками в июле 1997г.);

ФЗ «о государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» (принят в марте 1999г.);

Распоряжение Правительства РФ №1663-р, от Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, № 2, ст. ноября 2002г., об «основных направлениях поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на 2002-2005гг.». В США - Стратегия усиления во внутренних делах (Interior Enforcement Strategy), разработанная Службой иммиграции и натурализации и принятая 29 марта 1999г., и Государственная стратегия национальной безопасности (National Strategy for Homeland Security), одобренная Президентом страны июля 2002г. Закон об иммиграционной реформе и контроле (Immigration Reform and Control Act), принятый в 1986г;

Закон об иммиграции (Immigration Act), принятый ноября 1990г;

Закон о реформе в сфере нелегальной иммиграции и ответственности иммигрантов (Illegal Immigration Reform and Immigrant Responsibility Act), принятый сентября 1996г.

Исследование показало, что действующее российское законодательство, напрямую или косвенно касающееся иммиграции и связанных с ней проблем, базируется, в основном на двух основаниях: во-первых, на решении проблемы соотечественников за рубежом (в странах СНГ и Балтии) путем стимулирования и поощрения их иммиграции в Россию, а во-вторых, на установлении различного рода ограничительных и запретительных мер в отношении иммиграции из стран «дальнего зарубежья», вне зависимости от того, по каким основаниям она происходит. Кроме того, российское иммиграционное законодательство не содержит, например, четкого определения понятия «иммиграция», хотя и призвано ее регулировать. Очевидна и тенденция ужесточения режима въезда и пребывания иностранцев на территории Российской Федерации, о чем свидетельствует и институт регистрации, и условия получения гражданства, и даже ведомственная принадлежность Федеральной миграционной службы. Селекция иммиграционного притока, основанная на принципе «общего прошлого», характерна не только для России, но и для прочих стран с либо с «постколониальным синдромом» - Франции, Великобритании, Нидерландов, которые, в свое время, установили льготные режимы иммиграции для жителей своих бывших колоний, либо для стран в иммиграционной политике которых доминирует принцип «собирания нации» через репатриацию - Германии и Израиля. Однако, преимущество такого селективного принципа по сравнению с системой преференций (принятой в разных формах, в США, Канаде, Новой Зеландии и Австралии), основанной на привлечении, прежде всего, необходимой стране рабочей силы, вне зависимости от квалификации, вовсе не очевидно.

О запретительном характере российской иммиграционной политики свидетельствует и полное отсутствие действенных механизмов легализации нелегально находящихся в России иммигрантов, тем более, что значительная их часть находится на нелегальном положении не по своей воле, а ввиду сложностей легализационных процедур. В полной мере это относится и к нелегально въехавшим лицам, которые подали ходатайство о признании беженцем, гражданам стран СНГ (а в особенной степени это касается иммигрантов из Восточной Азии), испытывающим сложности с регистрацией и/или получением гражданства или разрешения на работу.

Российское законодательство, имеющее отношение к иммиграции само по себе носят противоречивый характер, проявляющийся в том, что население и органы власти противятся интеграции: т.е. существуют и административные препятствия, и психологические. Причем последние, активно эксплуатируются отдельными СМИ и политиками (политическими организациями) в целях активизации в массовом сознании антииммигрантских настроений.

Автор ставит под сомнение существующие приоритеты российской иммиграционной политики, в которой упор сделан на репатриации и иммиграции из республик СНГ и Балтии, а как раз оттуда потенциал иммиграции иссякает очень быстро. Зато, растет иммиграция из Восточной Азии – КНР, Вьетнама и КНДР, но в силу строгости российских законов, иммиграция эта носит если и не преимущественно, то наполовину нелегальный характер, в то время как легализационных процедур в России как не было, так и нет. Отсутствует в России политическая воля предоставления гражданства беженцам, например из Афганистана, которых достаточно много и моральный долг России, перед которыми не меньше, чем перед жителями стран СНГ.

У современного российского государства нет четкой информационной стратегии по формированию положительного имиджа иммигрантов. По прежнему не изжит (как впрочем и во всей Европе) комплекс «немецкого» понимания нации, как духовно исторического и кровного единства, (потому и стимулируется репатриация «соотечественников») в то время как глобализация, демократизация, наконец масштабы иммиграции в Россию диктуют императив «французского» понимания национального единства – как совокупности граждан, объединенных общими гражданскими и правовыми ценностями. Поэтому мультикультурализм, давно ставший реальностью в традиционно иммиграционных странах европейских (а теперь и африканских и азиатских) переселенцев, теперь приходит в Европу и России необходимо не противодействовать неизбежному (росту иммиграции и росту мультикультурализма как формы сосуществования людей разных этнических и религиозных принадлежностей), а искать способы эффективного управления ситуацией.

В Концепции регулирования миграционных процессов в РФ сказано, о необходимости «твердой воли государства и внимания всего российского общества к достижению в стране прочного правопорядка и законности в области регулирования миграционных процессов». Однако, в реальности все оказывается наоборот: твердая воля отсутствует, а внимание общества концентрируется не на позитивных, а на негативных сторонах иммиграции (являющихся по большей части не объективными феноменами этого процесса, а результатом неготовности России к принятию и адаптации прибывающих иммигрантов). Рестриктивный уклон современного отношения государства и общества к иммиграции в США, кажущийся нонсенсом в стране, 98% жителей которой - иммигранты или их потомки, объясним тремя причинами. Во-первых, антииммигрантские настроения отчасти порождены исконным американским нативизмом, согласно которому, Америка – страна культуры и ценностей, основанных и выращенных европейскими поселенцами, которой теперь угрожают «орды» выходцев из Латинской Америки и Азии, привносящих в Америку свою культуру и дробящих и уничтожающих тот культурный и демократический порядок, который установили отцы-основатели. Такая постановка вопроса делает неизбежным возникновения вопроса о новой американской идентичности, которая больше не будет ни англо-саксонской, ни протестантской. Во-вторых, отчасти реально существующей, отчасти конструируемой СМИ и самим государством, террористической угрозы США со стороны «преступных режимов и организаций», которая проникает в страну, нередко, в виде нелегальной иммиграции. В-третьих, иммиграции противостоят, предполагая, что вследствие неё Америка несет ощутимые экономические потери. В частности, утверждается, что иммигранты играют роль демпингующего фактора на рынке оплаты труда, чем вытесняют с рабочих мест граждан США, или не работают вообще и находятся на иждивении американской системы социального обеспечения, существующей на деньги американских налогоплательщиков.

Хотя, в целом, в США антииммигрантские настроения не популярны и, в худшем случае имеют определенное влияние только на уровне отдельных штатов, в которых наблюдается достаточно высокая концентрация иммигрантов – Техасе, Калифорнии, Флориде. В то же время, на государственном уровне принята достаточно либеральная иммиграционная политика, что подтверждается масштабами ежегодного притока иммигрантов в США, причем определенное её ужесточение, наблюдаемое в частности в реструктуризации Службы иммиграции и натурализации, создании Департамента национальной безопасности, усиление погранично-визового контроля, все же имеет целью скорее борьбу именно с нелегальной иммиграцией и угрозами национальной безопасности, а не с иммиграцией как таковой.

В дополнение к описанию ключевых положений вышеуказанных документов, параграф также содержит краткое описание истории и современного функционального и статусного положения государственных служб, отвечающих за контроль и регулирование иммиграции и работу с иммигрантами.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы исследования.

Политические процессы в РФ и США развиваются под воздействием многих факторов социальной среды. Однако, одним из важнейших факторов является иммиграция. Будучи, по большинству своих характеристик феноменом изменчивым, она оказывает серьезное трансформирующее на политические процессы, проходящие не только в РФ и США, но и во всех странах, принимающих значительные потоки иммигрантов. Политические процессы, в свою очередь, прямо или косвенно касаются управления иммиграционными процессами и, так или иначе, влияют на их интенсивность и иные качественные и количественные характеристики. Таким образом, иммиграция и политические процессы становятся тесно взаимосвязанными и взаимообусловленными феноменами.

Современные масштабы иммиграции (в том числе, нелегальной) заставляют правительства большинства стран, принимающих значительные количества иммигрантов решать проблему разработки такой иммиграционной политики, которая соответствовала бы социально-экономическим, демографическим, геополитическим и национальным интересам государства, что подразумевает учет таких требований как: адекватность требованиям международных стандартов в области прав человека;

совершенствование структуры распределения финансовых средств и социального менеджмента на местном, региональном уровне, в тех субъектах, где наблюдается наибольшая концентрация иммигрантов, и наличие четкой иммиграционной стратегии на государственном уровне.

Воплощение изоляционистских принципов доктрины «Крепость Европа» в Северной Америке или на территории СНГ представляется, в современных условиях глобализации и усовершенствования средств международной транспортировки и коммуникации, недостижимым и невозможным. Более того, всякий рестрикционный подход к иммиграции в условиях относительной прозрачности границ и повсеместного расширения различных сфер международного сотрудничества однозначно ведет к снижению конкурентоспособности национальной экономики и её стагнации. Однако, это не означает что норм и институтов, регулирующих иммиграцию существовать не должно, наоборот, они необходимы, чтобы делать этот процесс настолько предсказуемым, управляемым и эффективным, насколько это возможно.

Доказательства сторонников различных рестрикционистских подходов о «вреде» иммиграции представляются несостоятельными по ряду причин: во-первых, бессмысленно противостоять иммиграционному потоку как таковому, по той причине, что в ближайшие десятилетия не предвидится тенденций к сокращению его источника, а именно, увеличивающегося населения стран мирового Юга. Поэтому, легально или нелегально, но иммигранты будут продолжать прибывать в страны мирового Севера (не только в США и Европу, но и в РФ) в масштабах аналогичных современным еще не одно десятилетие.

Автор считает необходимым утверждение в России иммиграционной политики, основанной на либеральных приоритетах, которые подразумевают открытость общества внешним влияниям и изменениям, готовности его к развитию диалога и кооперации между различными социальными группами и слоями. Прежде всего, это касается интенсификации сотрудничества групп иммигрантов с принимающим обществом и государством. В этом русле представляется целесообразным принятие федеральных программ аккультурации иммигрантов. Инициация государственной кампании по формированию положительного образа иммигрантов в общественном сознании, наряду с внедрением в систему воспитания и образования норм мультикультурализма. Принятие законов о легализации значительной части пребывающих в стране иммигрантов, находящихся в нелегальном положении, нередко, не по своей воле, но по причине излишней строгости российского иммиграционного законодательства. Наряду с вышеперечисленным, необходимой представляется и доработка самого российского законодательства, в котором до настоящего времени отсутствует четкое определение иммиграции.

Такая иммиграционная политика необходима России по причине того, что только либеральная иммиграционная стратегия является единственной возможностью улучшить экономическое и демографическое положение страны. Автор считает, что акцент на привлечение соотечественников из стран СНГ и Балтии, сделанный стержнем иммиграционной политики в России не оправдан. Потому, что эмиграционный потенциал русского населения республик бывшего СССР имеет неуклонную тенденцию к сокращению, Россия нуждается в гораздо большем притоке иммигрантов, чем в состоянии обеспечить русские диаспоры постсоветского пространства.

Учитывая 130-летний опыт США в сфере регулирования иммиграции, вышеуказанные меры по либерализации управления иммиграционными потоками и оптимизации менеджмента в иммиграционной сфере в России могут быть проведены с использованием американского опыта, всесторонне проанализированного и адаптированного к российской специфике.

Общий вывод диссертации можно сформулировать следующим образом: новые реалии мирового развития требуют от государств принимающих значительные потоки иммигрантов разработки новых эффективных способов реагирования на новые ситуации в миграционной сфере. Это означает не только то, что самые последние и самые достоверные данные должны быть положены в основу новых концепций иммиграционной политики, но и то, что качественно новые приоритеты и принципы должны занять ключевое положение в стратегических иммиграционных концепциях этих стран. Этого осознания новых реалий и новых императивов в миграционной сфере невозможно достигнуть без ясного понимания причин, следствий, закономерностей и перспектив иммиграционных процессов самими гражданами принимающих стран. Осознания, которое должно переходить на уровень политических процессов и результироваться в иммиграционной политике и иммиграционном законодательстве, отвечающим экономическим, демографическим, культурным и политическим потребностям не только принимающих, но и отдающих мигрантов стран.

Основные положения диссертации изложены автором в следующих публикациях:

1. Иммиграция как способ решения демографических проблем российского общества: за и против // Россия в современном мире. М.: ИНИОН РАН, 2004. – Т.3. 0,45 уч.-изд. л.

2. К вопросу о структуре иммиграционных потоков в современной России // Демографическое развитие России через призму переписи населения 2002 года. Доклады и тезисы докладов. Издательство Института макроэкономических исследований. М., 2004.

С. 177- 3. Права и положение иммигрантов в современной России // Политическая культура и политические процессы в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования. Издательство УрГУ. Екатеринбург, 2004. С. 76- 4. Проблема беженцев в мире и России // Материалы 6-ой студенческой научной конференции «Экономико-правовые проблемы современного рынка в России». Сборник студенческих работ. Издательство УрГУ. Екатеринбург, 2003. С. 145- 5. Политические и социокультурные аспекты отношения к иммигрантам в России // Социология в российской провинции: тенденции и перспективы развития. В 5 т.

Издательство УрГУ. Екатеринбург, 2003. Часть 3: «Политические процессы в современном мире». С. 131- 6. Влияние миграционных процессов в Евразии на динамику политических предпочтений избирателей в РФ и Европе // Взаимодействие политической науки с органами государственной власти в формировании политических процессов в РФ и Новых Независимых Государствах. В 2 т. Издательство «Урал Наука». Екатеринбург, 2002. Часть 2. С. 164- Подписано в печать Формат 60х84 1/ Бумага типографская Усл.печ.л. Тираж 100 экз. Заказ № Печать офсетная Екатеринбург, К-83, пр.Ленина, 51. Типолаборатория УрГУ




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.