WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ФИЛИППОВА Елена Владимировна СЕМАНТИЧЕСКАЯ ИЗОТОПИЯ «ЕДА» В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ МАЛОЙ ПРОЗЫ 60-80-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА) Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ставрополь 2004 Диссертация выполнена на кафедре современного русского языка Ставропольского государственного университета Научный руководитель Доктор филологических наук профессор Леденев Юрий Иванович Официальные оппоненты Доктор филологических наук профессор Буянова Людмила Юрьевна Кандидат филологических наук доцент Красса Сергей Иванович Ведущая организация Кафедра русского языка Армавирского государственного педагогического института

Защита диссертации состоится 25 марта 2004 года на заседании диссертаци онного совета Д 212.256.02 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1-а, аудитория 416.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Ставро польского государственного университета по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1.

Автореферат диссертации разослан

Ученый секретарь диссертационного совета Д 212.256. кандидат филологических наук доцент Черная Т.К.

Актуальность исследования. Диссертационная работа посвящена исследо ванию семантической изотопии «еда» (далее – СИЕ), ее функционированию в ма лой прозе 60-80-х годов ХХ века. Данное исследование – попытка интерпретации, осмысления отдельной культурной области бытия, ограниченной пространством художественного текста, когда текст понимается как «событие и семиотическое, и лингвистическое, и коммуникативное, и культурологическое, и когнитивное» (Е.

Кубрякова). Отдельной предметной областью, способной быть объектом описа ния, является изотопия «еда». В жизненной действительности еда выступает как знак, как особая эйфорическая система со своим кодом, распредмечивание кото рого осуществляется в составе художественного текста. В текстовом пространстве она получает статус темы и участвует в формировании макроструктуры (глубин ной изотопии). Смыслопостроение единиц СИЕ производится на основе презумп ции изотопии, благодаря чему репрезентируются функции и позиция СИЕ в собы тии.

Актуальность исследования обусловлена тем, что в число приоритетных во просов языкознания выдвинулись проблемы лингвистики текста и процессов смыслопостроения, благодаря которым идентифицируются соответствующие смыслы, участвующие в создании ценностного и эмоционального слоев текста в процессе восприятия. В связи с этим в центре внимания находятся этические кон цепты, которые вовлекаются в коммуникативное взаимодействие ценностных сознаний в составе художественного текста, поскольку этическое в художествен ном языке не просто «охватывает язык, дискурс, идиостиль… но и составляет его сердцевину» (В. Григорьев). Ценностное содержание произведения гарантирует его художественную цельность, «единство напряжения, благодаря эффекту поля ризации всех образов художественного мира» (Л. Фуксон). Функциональные осо бенности СИЕ позволяют репрезентировать ситуации, способные отобразить по ведение человека и утвердить вечные нравственные ценности. Соотношения, воз никающие в структуре текста, выходят и за его рамки, когда устанавливаются диалогические отношения между автором и читателем, побуждая при этом по следнего к ответному поступку, чем объясняется дидактичность литературы 60 80-х годов ХХ века.

Гипотеза исследования основана на представлениях о структурно содержательных свойствах художественного текста. СИЕ представлена в художест венном пространстве малой прозы (рассказах и повестях) как содержательная еди ница, с помощью которой активизируются эмоциональные и ценностные компонен ты, необходимые для создания целостности художественного текста.

Целью работы является рассмотрение СИЕ как особой содержательной едини цы, установление основных принципов функционирования СИЕ в тексте.

Для достижения этой цели в работе ставятся следующие задачи:

– теоретически обосновать явление семантической изотопии, установить поня тийные корреляции в отечественной и зарубежной лингвистике;

– доказать, что явление бытовой жизни может служить объектом лингвистиче ского исследования;

– выделить и описать основные составляющие категории «еда», характерные для исследуемого периода 60-80 годов ХХ века;

– осуществить лингвокультурологическое описание фрагмента языковой карти ны мира и модели лингвокультурологической единицы – концепта;

– рассмотреть основные сюжетные события, в состав которых входит СИЕ и ис следовать пути образования глубинных смыслов;

– определить основные принципы структурной организации смысла СИЕ;

– выявить основные функции семантической изотопии «еда» в тексте.

Объектом исследования является семантическая изотопия «еда» в художест венных текстах 60-80-х годов ХХ века.

Предметом исследования являются лингвистические средства выражения изо топии «еда» и их функционирование в составе художественного текста. В центре находятся вопросы смыслопостроения, типологии семантической изотопии «еда» в ткани художественных текстов.

Материалом исследования послужила сплошная выборка лексических единиц и коммуникативных блоков из рассказов и повестей писателей 60-80-х годов ХХ ве ка (121 рассказ, 16 повестей, включающих 1900 лексических единиц и 82 коммуни кативных блока). Для анализа привлекались тексты как широкоизвестных, так и ма лоизвестных авторов, использующих в заглавии лексические единицы из СИЕ (К. Абатуров, М. Алексеева, Е. Богданов, А. Борщаговский, С. Воронин, М. Голуб, В. Грузин, Д. Гранин, В. Драгунский, В. Егоров, С. Залыгин, Ф. Искандер, Ю. Каза ков, Ф. Кантор, Б. Каченовский, А. Ким, Р. Киреев, Б. Кириенко, В. Комлев, Г. Ком раков, М. Красавицкая, Б. Лавров, В. Насущенко, Е. Носов, Н. Носов, Н. Петрунина, Р. Погодин, М. Рощин, А. Юфит и др.), и произведения, в заглавии которых выше указанные единицы отсутствуют (Ф. Абрамов, В. Распутин, В. Астафьев, В. Белов, Ю. Нагибин, В. Шукшин, А. Яшин). Для определения когерентности СИЕ в соци альной и культурной среде 60-80 годов ХХ века использовались публицистические тексты С. Проскурина, И. Золотусского, Ю. Трифонова, Ф. Абрамова и др.

Методология исследования. В работе используется комплексный функцио нальный анализ, связанный с изучением СИЕ в составе художественного произведе ния, с ее способностью выполнять интегрирующую и дискретную функции, что дает возможность понимать СИЕ как смысловую область. Применяется компонентный, контекстуальный и дискурсивный анализ, оппозиционный анализ, описательный метод, методы когнитивной лингвистики.

Методы семного и когнитивного анализа позволяют выделять в составе текста мельчайшие элементы (семы) и выявлять их роль в создании единого концептуаль ного смысла. Они же помогают репрезентировать более объемные образования на глубинном уровне – смыслы-оценки, темы, позволяя учитывать культурные и соци альные знания человека о периоде 60-80-х годов ХХ века.

Теоретической основой исследования служит понятие изотопии, введенное в шестидесятых годах ХХ века Греймасом и развивающееся во французской лингвис тике (Ф. Растье, М. Арриве, Катрин Кербра и др.), в немецкой (Агрикола) и отечест венной – в трудах Н.Н. Николаевой, И. В. Арнольд, К.Э. Штайн. Поскольку СИЕ от носится к культурным знакам, то ее изучение непосредственно связано с работами по семиотике К. Леви-Стросса и Р. Барта.

В разработке категориального аппарата, при построении лингвокультурологи ческих полей используются выводы В.В. Воробьева, О.А. Михайловой, при описа нии концепта и этнокультурного фрагмента языковой картины мира – наблюдения Ю.С. Степанова, Д.С. Лихачева, В.И. Карасика. Анализ СИЕ ведется в рамках ис следований лингвистики текста (И.Р. Гальперин, М.Я. Дымарский, К.Э. Штайн, О.И. Москальская, Т.В. Матвеева, H. Dry), стилистики текста (И.В. Арнольд, М.Н. Кожина, В.В. Одинцов), интерпретации текста (В.А. Кухаренко, В.З. Демьян ков, К.А. Долинин, M. Langleben). Выявление смысла лексической единицы, тек стового фрагмента или всего текста производится на основе теоретико лингвистических принципов, опирающихся на когнитивный анализ в работах А.И. Новикова, А.А. Леонтьева, А.А. Залевской, Г.И. Богина, Н.И. Колодиной. Цен ностные аспекты СИЕ прослеживаются при коммуникативном взаимодействии двух ценностных субъектов, получивших свое описание в трудах Айера, Хэара, Ноуэлла Смита, Е. Вольф, М. Бахтина, Н.Д. Арутюновой. Жанровое своеобразие речи персо нажей в ритуализованных действиях выявляется согласно теоретической концепции М.М. Бахтина, Дж. Серля, В.В. Дементьева, К.Ф. Седова, В.И. Карасика. Построение схемы ритуализованного действия производится с опорой на работы Е. Монич, В.И.

Карасика.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые подвергнута много аспектному комплексному анализу отдельная культурная область – семантическая изотопия «еда». СИЕ рассматривается как целостная смысловая структура (тема), принимающая участие в организации художественного текста, находящаяся в рам ках эпистемы определенного периода и способная отображать пространственно временной континуум. Реализуясь в тексте в виде лексических единиц (далее – ЛЕ) или соответствующих речевых жанров, СИЕ искусственно варьируется в различных сознаниях в рамках какого-то события, участвует в образовании смыслов, вследст вие чего мы наблюдаем эквивалентность двух разных систем. СИЕ находится в оп ределенном событийном отношении к ценностному сознанию, т.е. с ее помощью может создаваться коммуникативное взаимодействие, в результате которого иден тифицируются и этическая, и эйфорическая функции, влияющие на образование смыслов-оценок СИЕ.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в нем выра ботана методика анализа одной семантической изотопии, которая может способст вовать формированию адекватных научных представлений о различных явлениях культуры. Семантическая изотопия «еда» выявляется в ткани текста и влияет на об разование смысловых структур, представленных в виде мельчайших единиц (сем), которые объединяются и образуют тему (глубинную изотопию). Смыслопостроение в структуре текста производится с помощью смыслов-оценок состояния, события, перцептивных характеристик, находящихся в прямой зависимости от ценностных сознаний, репрезентирующихся в тексте (ближний контекст) и пространственно временном континууме (дальний контекст). В диссертации устанавливается соот ношение между функциональными особенностями изотопии и типологией смысло вых компонентов, а также принципы создания целостности текста на основе эмо циональных и ценностных компонентов. С помощью определенных лексических единиц и речевых жанров (далее – РЖ), входящих в состав СИЕ, реализуется содер жательно-тематическое, композиционное и стилистическое единство текста;

они создают определенную тональность, способствующую более эффективному раскры тию замысла автора и адекватному восприятию речевого сообщения читателем.

На защиту выносятся следующие положения:

1. СИЕ является органической частью художественного текста, способной отте нять и дополнять сюжетное событие в тексте культурно-историческими элементами, необходимыми для создания достоверности художественного изображения. Основ ные формально-структурные категории текста, такие как сегментация, дают воз можность рассматривать совокупность сегментов разных текстов, объединенных одной темой (темой еды), как единый дискурс со своими социокультурными осо бенностями, – в этом случае при определении семантики единиц можно говорить о презумпции изотопии.

2. СИЕ выступает как объемная семантическая категория, включающая в свой состав большое количество лексических единиц, которые являются частью художе ственного текста и вступают в семантические, синтаксические и смысловые связи. В текстовом пространстве с помощью СИЕ репрезентируются речевые жанры, экс плицирующие необходимые компоненты для создания целостности текста.

3. Поскольку в современной науке наблюдается взаимодействие между культу рой, семантикой, историей, при анализе изотопии «еда» выделяются прототипиче ские элементы: концепт ‘хлеб’ и изотопии ‘вареное’, ‘печеное’, необходимые для описания фрагмента языковой картины мира.

4. СИЕ в художественном тексте выступает как тема, основная функция которой состоит в том, чтобы способствовать выявлению глубинных изотопий. В художест венном тексте СИЕ находится в событийном отношении к ценностному сознанию, т.е. она выступает составной частью сюжетного и речевого события и участвует в образовании мельчайших элементов смысла, формирующих затем тему на глубин ном уровне текста.

5. Устанавливается взаимозависимость функциональных особенностей СИЕ и типологии смысловых компонентов. Этическая функция проявляется в тех случаях, когда СИЕ является частью события и выступает мотивом поступка, формирующим смыслы-оценки события, состояния героя, участвующим в построении социальной и ценностной картины мира. Гедонистическая функция репрезентируется посредством эмоционально-экспрессивных компонентов, когда элементы изотопии выступают в роли детали или обрамляют событие, что позволяет создать единую тональность текста.

6. Художественный текст представляет собой сложное переплетение различных сознаний, что позволяет при определении структурной организации лексических единиц СИЕ наблюдать тенденцию к слиянию признаков, уплотнению сознания и восприятию лексических единиц СИЕ как символических.

7. СИЕ может быть представлена как изображение, технологический процесс, процесс употребления, что находит отражение в соответствующих речевых жанрах.

Изображение репрезентирует речевой жанр словесного натюрморта, технологиче ский процесс – кулинарного рецепта, употребление – застолья. Застолье и приготов ление рассматриваются как сложные РЖ – ритуализованные речевые действия, имеющие в своем составе ряд простых РЖ и выстроенные по определенной схеме (в исследовании представлены как скрипты). Словесный натюрморт и кулинарный ре цепт рассматриваются как простые речевые жанры. Все они способны участвовать в создании экспрессивности текста как основной формы воздействия на читателя.

8. Взаимодействие разных семиотических систем наблюдается при сопоставле нии речевых жанров: рецепта в художественном произведении и словесного натюр морта – с кулинарным рецептом и живописным натюрмортом, которые имеют об щие черты и различия.

9. СИЕ участвует в создании целостности текста за счет репрезентации оценоч ных и эмоционально-экспрессивных признаков.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы в вузовских курсах по изучению лексикологии, семантики и стилистики русского языка, курсах культурологии, психолингвистики, на уроках литературы в общеобразовательной школе, посвященных проблемам анализа худо жественного текста, на уроках по развитию речи.

Апробация диссертационного исследования проводилась в форме докладов и выступлений на международных конференциях: «Проблемы концептуализации дей ствительности и моделирования языковой картины мира», ПГУ, 2002;

«Актуальные проблемы методики преподавания русского языка как иностранного», РГПУ, 2002;

«Антропологическая парадигма в филологии», СГУ, 2003;

региональной научно практической конференции (г. Ставрополь), СГУ, 2002;

ежегодных научных конфе ренциях «Наука – региону», СГУ, 2000 – 2003. По теме диссертации опубликованы шесть статей.

Структура работы вытекает из решаемых задач. Диссертация состоит из Вве дения, трех глав, Заключения. Объем – 199 страниц машинописного текста, в том числе списки источников, словарей, использованной литературы.

Содержание работы. Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, новизна;

формулируются цели, задачи.

В первой главе «Теоретические основы семантической изотопии еда» опре деляется понятие семантической изотопии, приводятся основные точки зрения на этот счет зарубежной и отечественной науки. В этой же главе рассмотрена гносео логическая структура имен, относящихся к изотопии, которая определяет интенцио нальность предмета, его историчность (П. Флоренский). Формируется круг иссле дуемых текстов, особенности композиционной и жанровой структуры, находящиеся в зависимости от изучаемого периода, классификация текстов согласно их заглави ям.

Определение семантической изотопии в реферируемой диссертации произво дится в рамках психолингвистической, феноменолого-герменевтической концепций текста, направленных на изучение его восприятия и понимания с опорой на теорию изотопии поэтического текста К.Э. Штайн. Под текстом в работе понимается единая речевая целостность, имеющая диалогическую природу, взятая в динамическом коммуникативном взаимодействии между читателем и автором. Он имеет много слойную и многоуровневую организацию, которая всегда ориентирована на репре зентацию изотопии под определенным углом зрения.

В узком понимании изотопия (отдельной конкретной области) рассматривается как семантическая категория, имеющая в своем составе лексические единицы, уча ствующие в организации текста. В широком понимании – как содержательная еди ница (тема), отображающая соответствующие смыслы и используемая с целью соз дания однородного семантического и смыслового пространства текста для воздейст вия на реципиента. Изотопия является меняющимся моментом свершающегося со бытия, т.е. выступает частью диалогического пространства текста, когда в динами ческом взаимодействии находятся сознания персонажей, повествователя, автора и читателя. Ее эстетическая ценность определяется единством всех компонентов це лого произведения и создается посредством отношения напряженной «вненаходи мости» автора, когда он «способен дополнить героя до целого теми моментами, ко торые ему самому в нем самом недоступны» (М. Бахтин). Семантическая изотопия строится на принципах избыточности, которая обеспечивает распределение смыслов в речевой цепи за счет наличия итеративных (повторяющихся) сем. С ее помощью осуществляется взаимодействие тем в текстовой ткани произведения, что приводит к образованию концептуального смысла, который входит в культурную парадигму, устанавливая более обширные смысловые связи.

В текстовой ткани изотопия может присутствовать в виде номинативных и пре дикативных лексических единиц с семантическим элементом ‘еда’. Она может быть представлена и в составе РЖ, как диалогической целостной структуры, способной интонировать эмоционально-ценностное целое произведения. Простой речевой жанр репрезентируется на границе двух сознаний и его выбор «определяется специ фикой данной сферы речевого общения, предметно-смысловыми соображениями, конкретной ситуацией речевого общения, персональным составом его участников и т.п.» (М. Бахтин). На формирование жанра оказывает влияние речевой замысел го ворящего и автора, поэтому РЖ в составе художественного текста носит вторичный характер. Рамки речевого жанра определяются сменой речевых субъектов. Совокуп ность РЖ, объединенных авторским замыслом, образует комплексный жанр, кото рый принимает ритуализованные формы, поскольку на основе традиции осуществ ляется объединение символически значимых действий.

Процесс понимания и интерпретации текста предусматривает взаимодействие трех составляющих: автор – текст – читатель. Актуализация СИЕ в составе речевого взаимодействия приводит к образованию глубинных структур – смысла-оценки, лежащего в основе бинарной оппозиции. Смысл-оценка – это «логическая форма мысли» (Колодина), минимальная единица понимания, возникающая в рамках одно го сознания, отражающего поступок героя, психологическое состояние героя и внешность персонажа. Оценочные смыслы распределяются по ценностным основа ниям между сознаниями в составе сюжетного события и позволяют репрезентиро вать глубинные темы (глубинные изотопии), эмоциональные, ценностные компо ненты, участвующие в создании единой тональности текста. Интерпретация произ водится исходя из презумпции изотопии, действие которой состоит в том, что все тексты определенного периода осознаются как единое целое и какими бы разнооб разными ни были смыслы, возникшие в нашем сознании, все они воспринимаются нами как органическая часть единого дискурса. То есть изотопия конкретной облас ти, представляя собой единое целое, сформированное в рамках человеческой куль туры, может задавать целый пучок дальнейших значений, а его собственный глу бинный смысл откроется только после понимания всего произведения. В этом слу чае в процессе интерпретации мы движемся от текста к элементам, т.е. презумпция изотопии позволяет актуализировать некоторые конкретные семы, полученные на основе анализа контекста.

Отдельная культурная область «еда» представляет собой особый язык – «язык культуры: не только потому, что здесь находит себе выражение в материальных формах духовное содержание, но и потому еще, что текст на этом языке читается лишь на основе культурно-исторических ассоциаций» (Г. Кнабе). Семантическая изотопия «еда» становится средством выражения общественного мироощущения, обладающего отчетливым культурным содержанием, т.е. сущность семантической изотопии «еда» сводится к отображению, когда «семантическую изотопию одного типа можно представить как образ пространственно-временной изотопии другого типа» (К. Штайн).

В реферируемой диссертации рассматривается группа текстов периода 60-80 го дов ХХ века, имеющих особенности в композиционной структуре, позволяющей более рельефно представить функционирование изотопии «еда»: 1) ограниченное число действующих лиц, что дает возможность сосредоточить внимание на отдель ном поступке и на существенных чертах характера персонажей;

2) внимание к дета лям, которые «стягиваются» подтекстовыми связями и собираются вокруг образов символов, благодаря чему достоверность и точность в передаче событий пересекает ся с условно-обобщенными, символическими средствами психологического анализа.

Изменения возникают и в речевой структуре произведения: диалогические формы повествования приходят на смену монологическим, поэтому преобладает речь пер сонажей. Особое внимание уделяется внутренней речи, как основному способу пе редачи психологического состояния героя. Авторская речь выполняет контекстуаль ную и интеграционную функции, концентрирует внимание на последовательности событий.

Исходя из презумпции изотопии, устанавливается круг текстов, в которых се мантическая изотопия «еда» функционально значима, т.е. способна участвовать в создании единого прочтения текста и устанавливать смыслы: детская литература (А. Давыдов «На камбузе», В. Драгунский «Рыцари», «Далекая Шура», Н. Носов «Мишкина каша»), литература воспоминаний (В. Комлев «Лепешка», М. Коробей ников «За молоком для Саньки», И. Лавров «Вишневый пирог»), военная литература (М. Голуб «Шляхом неведомым», В. Астафьев «Макаронина», Д. Гусаров «Банка консервов»), литература о жизни 60-80-х годов ХХ века (С. Залыгин «Блины», К.

Абатуров «Липовый мед», Ф. Абрамов «Пелагея», «Алька», В. Егоров «Маринован ное мясо «ке»).

Во второй главе «Лингвокультурологические особенности изотопии «еда», изотопия рассматривается как категория, которая включает в себя ряд родовых и видовых изотопий, критериями выделения которых служат фреймовые характери стики способов приготовления и употребления, перцептивные характеристики.

Поскольку еда рассматривается как жизненное явление, имеющее визуальное выражение, лексические единицы изотопии «еда» относятся к конкретной лексике и образуют категорию, которая включает в свой состав родовые и видовые изотопии.

Родовые изотопии (классы) определяются по реккуренции родовой семы, т.е. семы, позволяющей установить сходство двух близких семем относительно более общего класса. Видовые изотопии устанавливаются по реккуренции видовой изотопии, т.е.

семы, позволяющей противопоставить по собственным характеристикам две очень близкие семемы (Ф. Растье). Каждая лексема изотопии «еда» идентифицируется по признаку ‘способ приготовления’ и входит в одну из видовых изотопий: вареное / жареное / печеное / моченое / соленое / квашеное;

по общей семе ‘состав’: алкоголь ные / безалкогольные;

‘форма, вид’: овощи / фрукты / ягоды. На высшей ступени обобщения выделяются макрородовые изотопии: съестное / напитки, в которых реккурентным признаком является ‘способ употребления’. Поскольку любая катего рия строится на основе бинарной оппозиции, то выделяем два класса – ‘естествен ное’ и ‘кушанья’. Чем выше степень обобщения, тем дальше понятие отходит от конкретной лексики и стремится к абстрактной. Этим можно объяснить появление у обобщенных понятий синонимов: напитки – питье, пойло.

Предикативные единицы СИЕ объединяются в составе трех фреймов: способ приготовления (а) глаголы приготовления чего-либо, б) глаголы приготовления впрок);

визуальные характеристики (форма, цвет, размер, запах, вкус, слух), способ употребления (а) отнесенность к определенному классу, б) количество еды, в) роле вые функции). Все вышеперечисленные лексические единицы, образующие СИЕ, репрезентируют особенности познавательного опыта конкретного этноса и черты его материальной и духовной культуры, вместе с тем они не только отражают со временную культуру общества, но и накапливают, сохраняют достижения познава тельной деятельности людей.

В реферируемой диссертации лингвокультурологические особенности репрезен тируются на примере ядерных компонентов изотопии: прототипического элемента изотопии – хлеб и микрородовых изотопий ‘вареное’ и ‘печеное’.

Свойствами прототипа в составе изотопии «еда» обладает концепт хлеб, пото му что именно с ним в сознании человека еще с древних времен связываются пред ставления о жизни. Концепт характеризуется комплексом значений, которые приоб ретает языковой знак, выражая национально значимый смысл. Они включают в себя, помимо предметной отнесенности, всю коммуникативно значимую информацию.

Семиотизация концепта хлеб в культуре связана с переживанием субъектом его внешнего вида («теплая большая, тяжелая», «серый, черствый кусок», «румяная с хрустящей корочкой») и состава («лепешки из запаренной кипятком мякины или половы с примесью размолотых желудей», «творожные на медке»), которые обу словлены социокультурными изменениями в стране. В исследуемых текстах активи зируются признаки ‘голодный’, ‘военный’, что оказывает влияние на сознание ре ципиента и вырабатывает у него негативное оценочное отношение но не к хлебу, а ко времени, которое, исходя из описания, маркируется как тяжелое, военное. Репре зентация разветвленной системы наименований хлебных изделий в текстах («нали тушки», «посыпушки», «губник», «саламатник», «луковик», «ягодник», «подорож ники», «жаворонки») выступает означаемым для социального фактора – миграция в города, а посредством перечисления наименований разновидностей хлеба авторы стараются привлечь внимание к патриархальности сельской жизни с ее буйством еды (В. Астафьев «Ода русскому огороду», В. Солоухин «Мед на хлебе» и др., А.

Белов «Лад»). Путем компонентного анализа были выделены три эквивалентных элемента при репрезентации концепта хлеб – ‘земля’, ‘человек’, ‘дух’.

На основе сопоставления или установления отношений между количеством но минативных единиц и структурой (наполняемостью фреймов), с учетом некоторых этнографических составляющих: а) географического положения страны (плодород ные почвы и мягкий климат определили земледельческий вид деятельности);

б) осо бенностей русской печи (определили приемы тепловой обработки), относительно номинативных, предикативных и признаковых единиц с семантикой «пища» и включения их в состав определенных событий можно выделить наиболее релевант ные для данной культуры изотопии ‘вареное’ и ‘печеное’, поскольку «семантика коррелирует со структурой мышления и способом познания внешнего мира у того или иного народа» (О. Михайлова). Смысл лексических единиц, употребленных в тексте, зачастую выходит за пределы их значений, зафиксированных в словарях.

Они способны образовывать эквивалентные структуры, находящиеся под влиянием социологических и культурологических факторов, в частности, изотопии ‘вареное’ и ‘печеное’ отражают социальные процессы, напрямую связанные с жизнью человека (суп с луковицами сараны, похлебка (голод) – наваристый, кипятково-красный борщ (благополучие)), с культурными традициями народа (каравай, куличи, веснянки), этническими особенностями (ватрушки, шаньги, пряглы). Исходя из анализа, можно сказать, что кухня всегда «была вполне национальна, т.е. основывалась на обычае, а не на искусстве» (В. Костомаров).

В третьей главе «Текстовые составляющие семантической изотопии «еда» осуществляется наполнение смыслового пространства изотопии «еда» и формиро вание двух семиотических полей, устанавливается позиция семантической изотопии в текстовом пространстве и ее соотношение со смысловыми компонентами, выде ляются более крупные лингвистические образования – речевые жанры, структура которых направлена на создание общей целостности текста и экспрессии как сред ства воздействия на читателя.

Анализ высказываний в реферируемой диссертации показал, что с помощью СИЕ формируется два семиотических поля: ‘человек’ и ‘еда’. Признаки выделяются на основе выявления избыточного компонента и на основе презумпции изотопии. В высказываниях актуализируются такие семы, которые затем участвуют в создании связности текста на основе итерации семантических компонентов. При доминирова нии поля ‘еда’ описываются свойства еды, исходя из ее положительного воздейст вия на человека – ‘целебные’, ‘апотропеические’. Если репрезентируется поле ‘че ловек’, то активизируются некоторые человеческие качества: трудолюбие, отзывчи вость, гостеприимство. В каждом классе преобладают именно такие признаки. Класс ‘естественное’ оценивает внешние данные человека, для русского обыденного само сознания эти характеристики воспроизводятся только для женского пола. Класс ‘кушанья’ – трудовые навыки, поскольку качество продуктов зависит от приложен ных людьми усилий. Класс ‘напитки’ – эмоциональное состояние человека и его из менение после принятия спиртных напитков.

Описание осуществляется в трех направлениях, СИЕ рассматривается как со ставляющая речевых жанров: словесного натюрморта, кулинарного рецепта и ри туализованных действий – приготовления и застолья (застолье, чаепитие, распива ние спиртных напитков), последнее в тексте получает статус сюжетного события.

Ритуализованные действия, связанные с застольем являются органической частью текста и выполняют роль смысловой рамки. Они выступают в виде скриптов и стро ятся по определенной схеме: 1) еда, 2) разговор, 3) танцы, 4) песни, 5) тосты. Пере чень этих признаков при описании действий может присутствовать не полностью.

Особое внимание уделяется тональности беседы: для обычного застолья характерны веселье, песни, танцы;

для чаепития – покой, погруженность в собственные пережи вания;

для распивания спиртных напитков – нетерпение, надежды, ожидания. Инто нации, присущие этим ритуализованным действиям, «проникают во все содержа тельные моменты мысли, эмоционально-волевой тон обтекает все смысловое со держание мысли» (М. Бахтин). С начала и до конца действия участники находятся на сцене, естественно, что в этом случае «повышается семиотичность поведения», значимыми становятся все речи и жесты участвующих в застолье. Исходя из замыс ла автора и целостности художественного текста, выделяются следующие критерии:

1) участники, 2) кушанья и напитки, находящиеся на столе, 3) речевой жанр. Участ ники разграничиваются по следующим признакам: 1) возраст, 2) социальное поло жение, 3) пол. Идентификация темы производится в процессе коммуникативного взаимодействия, необходимой составляющей которого является тип диалога, учиты вающего тональность разговора, предметно-смысловую исчерпанность темы, состав участников. Выделяются следующие типы диалогов: непринужденный, информаци онный, акционально-практический (И. Борисова). Тип диалога детерминирует структуру РЖ и темы.

В информативном диалоге (Е. Богданов «Чаепитие у Секлеты», В. Зорин «Шма ток сала», «За вечерним чаем») в рамках одного комплексного жанра функциониру ет несколько видов РЖ, предусматривающих взаимодействие прямой и чужой речи:

рассказ о прошлом, рассказ выдуманных историй (их основная функция состоит в фиксации стилистических особенностей говорящих), которые чаще всего активизи руются в ритуализованном действии чаепития. В акционально-предметном типе (Ф.

Абрамов «Алька», В.Егоров «Маринованное мясо «ке», В. Шарыпов «Грибы в сме тане») жанры находятся в прямой зависимости от социального статуса участников.

РЖ с низким социальным статусом интерпретируются в два приема: «основной – выражает сущность конкретного РЖ, а дополнительные – представляют собой вы ражение мотивировки, демонстрацию уважительного отношения, дополнительные ходы реализуются на определенной дистанции» (В. Карасик). Например, в РЖ просьба может сопровождаться обещанием, объяснением или самоуничижением (Ф.

Абрамов «Пелагея»).

В непринужденном диалоге доминирует модально-фатический блок, отражаю щий особую значимость для участников коммуникативного акта корпоративной этики, которая определяет общую этическую тональность дискурса. В художествен ном тексте особое внимание уделяется непринужденному разговору (Е. Носов «Пя тый день осенней выставки», Ю. Нагибин «Эх, дороги», А. Ткаченко «Горькое пиво на пристани» и др.), возникающему в ритуализованном действии распивания спирт ных напитков, когда создается мифически-идеальная атмосфера для беседы, которая «выражается в стремлении как бы к полному слиянию говорящего с адресатом ре чи» (М. Бахтин) (рассказы и повести В. Шукшина, Б. Лихоносова, Ф. Абрамова, С.

Проскурина и др.). Такое действие обрело статус ритуализованного благодаря своей распространенности, наличию структурных канонов, возникшей позже знаковой природе и речевым определениям описанного явления, которое репрезентировали как «выпивку», «на троих», «на двоих», и существенному отличию от предыдущих действий мужским составом по сравнению со смешанным, в котором могли прини мать участие и мужчины, и женщины. Участниками становились даже незнакомые люди, дружественный, доброжелательный настрой сплачивал их. Такая ситуация дает возможность создать диалог не только между сознаниями в рамках текста, но и с самим читателем, эксплицировать проблемы действительности, получающие оформление в составе ХТ в форме определенного речевого жанра, поскольку темы и образы таких бесед – это насущные проблемы современности 60-80-х годов ХХ ве ка. Выделяются жанры тревоги, жалобы, сожаления, восхищения, умозаключения, совета, разворачивающихся вокруг тем: работа, национальный характер, будущее, быт и т. д.

Речевые жанры, эксплицирующиеся в речи повествователя или внутренней речи героя, представляют собой коммуникативные блоки, принадлежащие какому-либо сознанию, находящемуся, в свою очередь, в диалогической позиции по отношению к другим сознаниям, репрезентирующим поступок персонажа, что создает условия для формирования аффективной стороны восприятия текста или экспликации его эмоционально-ценностного слоя. Смысловое содержание фрагмента может нахо диться в отношении взаимодополнения или контраста, его основными составляю щими являются: а) эмоционально-оценочный компонент как средство создания це лостности текста;

б) экспрессивность как основная форма воздействия на реципиен та. Выделяются эмоционально-перцептивные смыслы и эмоционально-жестовые, критериями для их выделения служит репрезентация лексических элементов, их фреймовых составляющих в контексте события. Перцептивные характеристики (преимущественно РЖ словесного натюрморта), участвующие в создании оптими стической картины мира, активизируют эмоциональные смыслы: ‘радость’, ‘сча стье’, ‘свет’. Это происходит с помощью: а) языковых единиц, обозначающих пре имущественно теплые и чистые цвета, передающих звуковые и вкусовые ощущения («Большая тарелка с огромным куском жареного мяса, обложенного салатом и лом тиками румяного картофеля, поверх мяса золотисто переливался и шипел только что вынутый из масла лук»);

б) различных тропов: метафоры, сравнения, гиперболы («За столом уже орудовал дед Жох, прижимая к груди огромную, с добрый таз ве личиной, булку хлеба, он нарезал косые ломти» (В. Ярош. Особый вкус хлеба)).

Особенности моторной экспрессии проявляются в передаче поведения и жес тов персонажей, показанных в ситуации приготовления или употребления пищи. В зависимости от места фрагмента в целом художественного текста активизируются ситуативный эмоциональный смысл и доминантный эмоциональный смысл. Ситуа тивный эмоциональный смысл репрезентируется в определенном событии текста, в котором передается настроение героя в данный момент, например, «Кружка жгла руки, Варька завернула ее в холодные листья конского щавеля. Вытянув сторожко губы и кося к носу глаза, она легонько потянула крепко пахнущий напиток» (Е.Носов. Варька). Чаще всего эксплицируются следующие признаки: ‘насторожен ность’ ‘спокойствие’, ‘радость’ ‘удовлетворение’, ‘уверенность’ и т.д. Доминантное эмоциональное состояние рассматривается как сущностное свойство персонажа, как его характерологическая позиция (Л. Бабенко), оно заключает в себе авторскую ин тенцию по отношению к персонажу (экслицируется посредством РЖ приготовления и фреймовых составляющих ‘способ употребления’). В реферируемой диссертации устанавливается, что средствами его выражения являются смысловые компоненты с отрицательной оценочностью, когда аффективный компонент способен сильнее влиять на читателя и создавать особое поле напряжения: «Фрол Палыч, покосив шись на Алену, взял Севкин стакан и выпил одним духом. Скривившись, долго ло вил заскорузлыми пальцами скибку огурца в рассоле» (Е. Носов. На рассвете);

«Со держимое в бокале Кучерова крутанулось водоворотом и вылетело в рот, словно в форточку» (В. Шарыпов. Грибы в сметане). Вербализованные эмоционально оценочные отношения к действительности являются той составляющей восприятия, которая ответственна за поиск аналогов. И аналогия здесь направлена из мира во круг человека в человека как в мир, т.е. жестовые характеристики позволяют кон кретизировать основные черты характера персонажей, активизировать познаватель ный опыт читателя.

Семантическая изотопия «еда» является частью события в ткани художест венного произведения и вступает в определенные отношения с его составляющими.

По отношению к герою она выступает изнутри его – как его «кругозор», как «круго зор его действующего, поступающего сознания» (М. Бахтин). В этом случае посту пок героя необходимо взять изнутри, в его ответственности. Семантическая изото пия «еда» находится в событийном отношении к ценностному сознанию и занимает определенную позицию в композиционной структуре произведения. При изменении позиции СИЕ в композиционной структуре изменяются функции еды (гедонистиче ская, этическая) и наоборот. Это проявляется в композиционной структуре произве дения: 1) с помощью СИЕ обрамляется сюжетное событие текста, создается необхо димая тональность, при этом элементы СИЕ (например, РЖ словесного натюрморта или кулинарного рецепта) приобретает роль детали в текстовом пространстве;

2) СИЕ включается в состав сюжетного события (поступка) и участвует в определении его смысловых характеристик, СИЕ выступает в качестве мотива поступка. При из менении позиции СИЕ в композиционной структуре изменяются функции еды (эй форическая, жизнеобеспечивающая, этическая) и наоборот.

СИЕ может отражать особенности поведения человека, т.е. выступать как цен ностная составляющая и входить в состав этической системы. Это объясняется и тем, что во второй половине ХХ века преобладала моралистическая тематика в ли тературе и философии, «предъявивших повседневному сознанию упрек в криво душном самообмане», который именуется «спокойной совестью» (С. Зенкин). Эти ческая тематика восстанавливается согласно тематике, активизированной в эписте мологическом контексте (война, детство, послевоенное время, вещизм, молодежь, работа, национальная самоидентификация, пьянство), и включается в коммуника тивное взаимодействие между разными сознаниями, где получает отрицательную и положительную оценки.

Идентификация оценки была предпринята нами для того, чтобы показать стрем ление идеологии 60-80-х годов ХХ века к построению ориентиров, поэтому она весьма условна. Положительная оценка формирует идеал для общества того време ни, человека-героя, для которого подвиг становится не редкостью, а повседневно стью. Идеальные черты личности проявляются: а) в РЖ похвалы, осуждения (по ступка), приказа;

б) в речи повествователя, формирующего перцептивный образ приготовленных блюд;

в) во внутренней речи, связанной с передачей переживаний героя, с активизацией смыслов – оценок: ‘трудолюбие’, ‘мастерство’, ‘верность’, ‘совесть’, ‘долг’, ‘внутренняя духовная красота деревенского человека’, ‘жалость’, ‘сострадание’, ‘милосердие’. Это те качества, о которых написано в статье «О хлебе насущном и хлебе духовном»: «Время властно требует другого человека, человека хозяина, человека с развитым самосознанием, обостренной гражданской совестью, с широким историческим кругозором, способного не только мыслить по государственному, по-хозяйски, но и отвечать за все происходящее в стране, т.е. по ступать по-хозяйски» (Ф. Абрамов).

Отрицательная оценка идентифицирует пороки общества с помощью характери стики отрицательных качеств человека: ‘обман’, ‘предательство’, ‘безразличие’, ‘обвинение’, ‘черствость’, ‘духовная пустота’, ‘труд ради выгоды’, ‘дружба с целью приобретения социальных связей’, реализующихся во внешней речи одного из геро ев, связанной с его прошлым или будущим – в форме РЖ предложения, рассказа;

речи повествователя, отражающей действие в момент речевого события.

Процессы смыслопостроения тесно связаны со взаимодействием сознаний в со ставе художественного текста. Продуктивность смыслопостроения состоит в со вмещении в одном ценностном сознании нескольких или в обогащении позиции ка ждого из участников точками зрения, лежащими в кругозоре других участников, что позволяет при определении структурной организации изотопии наблюдать тенден цию к слиянию признаков, уплотнению сознания. В реферируемой диссертации ус танавливается символический характер многих единиц СИЕ в составе художествен ного текста и их способность репрезентировать смыслы отрицательной оценки, т.е.

терять свою внутреннюю сущность (денотативные признаки) и приобретать статус психологической сущности (способной отображать психологические переживания персонажа). Смыслы отрицательной оценки призваны участвовать в формировании нравственной тематики в тексте художественного произведения путем образования смыслов-оценок.

Эйфорическая функция СИЕ репрезентирует эмоционально-экспрессивную и сенсорно-вкусовую оценки еды, которые актуализируются в ритуализованном дей ствии застолья с помощью РЖ похвалы, тоста, песни. Выделяется также «памят ная» функция: пища позволяет человеку ежедневно приобщаться к своему нацио нальному прошлому, такой способностью обладают технические приемы – приго товление, считается, что в них заключены опыт и мудрость предков, в которых про является патриархальность, призванная «представлять сладостное зрелище неуми рающей деревенской старины» (Р. Барт). Во время принятия пищи блюда обладают гастрономической ценностью, с помощью которой сохраняется «мифический след примиряющей силы» (Р. Барт), когда застолье способствует установлению взаимо понимания между людьми. Все ритуализованные действия и РЖ натюрморта и ре цепта создают особую тональность согласия и умиротворенности, готовности к об суждению и разрешению жизненно важных задач.

В реферируемой диссертации определяется позиция изотопии «еда» в эписте мологическом пространстве художественной литературы. Выступая в качестве те мы, изотопия отображает принцип мышления авторов определенного периода и со циокультурные изменения в пространственно-временном континууме, причем эти параметры находятся во взаимодействии. Смысловое пространство художественных произведений 60-80-х годов ХХ века зависит от приемов композиционного построе ния, где семантическая изотопия «еда» принимает символические формы (через на глядность формируются смысловые компоненты, отображающие психологические состояния персонажей и позволяющие раскрыть этическую тематику) или интони рует событие. В последнем случае с помощью изотопии создаются условия для раз вития темы, непосредственно связанной с пространственно-временным контину- умом, и для формирования концептуально-значимого смысла текста. Смыслопо строение единиц изотопии «еда» производится на основе создания смысловой рамки и наращивания смыслов. Авторский замысел таким образом переводится в сознание читателя В Заключении дается обобщение результатов проведенного исследования.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Застольная беседа в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души» // Материалы Меж дународной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным нау кам «Ломоносов». – М.: Центр студентов МГУ, 2001. – Вып. VI. – С. 410-411.

2. Национальная специфика концепта «хлеб» в рассказах 60-80-х годов ХХ века // Проблемы концептуализации действительности и моделирования языковой картины мира. Материалы международной научной конференции (21-23 мая 2002 года). – Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета имени М.В. Ломоносова, 2002. – С. 195-197.

3. Организация смысловой структуры семем, входящих в изотопию «еда» (на примере рассказов 60-80-х годов ХХ века) // Актуальные проблемы методики преподавания русского языка как иностранного. Материалы научно практической конференции. – Ростов-на-Дону: Изд-во РГПУ, 2002. – С. 292-296.

4. Региональные особенности лексики, проявляющиеся в составе изотопии «еда» // Русский язык и региональная языковая культура: история и современность (Материалы региональной научно-практической конференции (Ставрополь.

15-17 октября 2002 г.). – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002 – С. 198-202.

5. Функционирование топоса «еда» в романе И.А. Гончарова «Обломов» // Принципы и методы исследования в филологии: конец ХХ века. Сборник ста тей научно-методического семинара «TEXTUS». – Спб-Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. – Вып. 6. – С. 241-244.

6. Художественное воплощение русского национального характера в тексте с помощью фразеологических единиц (на примере рассказов 60-80-х годов ХХ века) // Антропоцентрическая парадигма в филологии. Материалы междуна родной научной конференции (Ставрополь, 14-15 мая, 2003 г.). – Ставрополь:

Изд-во СГУ, 2003. – Часть II. Лингвистика. – С. 359-366.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.