WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Федорюк Сергей Юрьевич Проблемы уголовно-правовой регламентации ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ Специальность 12.00.08 –

уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Город Ставрополь 2004 год 2

Работа выполнена на кафедре уголовного права Ставропольского государственного университета

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Чечель Григорий Иванович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ Чучаев Александр Иванович кандидат юридических наук Гунарис Руслан Григорьевич

Ведущая организация: Ростовский государственный университет.

Защита диссертации состоится «06» марта 2004 г. в 12 часов на заседании диссертационного Совета КМ 212.256.03 по присуждению учёной степени кандидата юридических наук в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «_» февраля 2004 г.

Учёный секретарь диссертационного Совета КМ 212.256. кандидат юридических наук, доцент Т.И. Демченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Многие представители молодого поколения сегодня даже не знают, что назначение наркотических средств и психотропных веществ призвано преследовать благородные цели. К сожалению, всем нам гораздо чаще приходиться слышать об иных способах их применения, приводящих к употреблению в немедицинских целях и влекущих такую социальную проблему, как наркотизм и наркомания. Последнее явление давно вышло за пределы медицинского исследования, пос кольку охватывает широкие слои общественных отношений. Проблема немедицинского потребления наркотиков влечёт отношения их незаконного оборота, в котором фигурируют огромные материальные средства. Как социальное явление, эта проблема давно приобрела межгосударственный характер в связи с транзитными поставками наркотиков в Европу как с Востока (Афганистан, Таджикистан), так и с Запада (Латинская и Южная Америка).

Проблема незаконного оборота наркотиков требует комплексного решения, в том числе на высоком политическом уровне.

Настоящая работа посвящена уголовно-правовому исследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

В новом Уголовном Кодексе РФ (далее по тексту – УК РФ) изменена политика уголовного преследования за данные преступления, нашедшая последующее проявление в нормах, вступающих в силу с 15.03.04 г. в соответствии с Федеральным Законом от 08.12.03 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» (далее по тексту – ФЗ-162 от 08.12.03 г.). В отличие от Уголовного Кодекса РСФСР (далее по тексту – УК РСФСР), объекты оборота разделены на «наркотические средства», «психотропные вещества», их «аналоги» (в редакции ФЗ-162 от 08.12.03 г.), а также «инструменты и оборудование, находящиеся под специальным контролем» (ч. 5 ст. УК РФ в редакции до ФЗ-162 от 08.12.03 г., ст. 228-2 УК РФ в редакции ФЗ-162 от 08.12.03 г.).

Несмотря на то, что порядок легального оборота наркотических средств и психотропных веществ закреплён Федеральным Законом от 08.01.98 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веще ствах» (далее по тексту – Закон о наркотических средствах), данный законодательный акт, однако, крайне редко применяется на практике при рассмотрении конкретных уголовных дел, хотя действует с февра ля 1998 г. До принятия названного Закона у судебных и следственных органов сложился стереотип того, что любая операция с наркотическим средством (психотропным веществом) частным лицом является уго ловно наказуемой. Вместе с тем, для определения факта противозакон ности таких операций служит упомянутый Закон, применение которого по каждому уголовному делу как специального нормативного акта представляется обязательным.

Другая действующая до последнего времени проблема политики справедливого уголовного преследования – критерии размера наркотика, влекущего уголовную ответственность. Изначально законодатель в ст. 228 УК РФ чётко определил, что ответственность за приобретение и хранение наркотических средств, психотропных веществ без цели сбыта наступает лишь за «крупный» и «особо крупный» размер оборота. Критерии такого размера определял Постоянный Комитет по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ. И учёными, и практиками неоднократно высказывались претензии и к статусу данного органа (не являвшемуся государственным органом исполнительной власти), и к юридической силе издаваемых им актов (носящих рекомендательный характер), и к рекомендациям по существу размера (который, по мнению некоторых авторов, противоречит здравому смыслу). От указанных рекомендаций напрямую зависит размер наказания по конкретному уголовному делу.

Сложившаяся до последнего времени практика применения условного наказания по большинству таких дел свидетельствует о попытке судов путём правоприменения компенсировать недостатки существующих правовых норм. Очевидно, именно поэтому в УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми в примечании 2 к ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ-163 от 08.12.03 г. теперь содержится иное указание об определении критериев крупного и особо крупного размера наркотических средств, психотропных веществ и иных аналогов – в зависимости от кратности средних разовых доз его потребления, которые должны быть утверждены Правительством РФ.

При рассмотрении Конституционным Судом РФ соответствующих запросов по данным категориям преступлений были высказаны рекомендации руководствоваться при назначении наказания нормами общей части УК РФ о справедливости и гуманности (ст.ст. 6 и 7), хотя широкого распространения она не получили. Представляется, что по вступлении в силу ФЗ-162 от 08.12.04 г. выводы Конституционного Суда РФ найдут практическое применение, как реализованные в федеральном законе.

Законодателем сформирован дифференцированный подход к уголовному преследованию в зависимости от поведения субъекта преступления. В случае деятельного раскаяния последнего, уголовное преследование прекращается (примечание к ст. 228 УК РФ). При исследовании правоприменительной практики обращает на себя внимание различное отношение к определению оснований прекращения уголовного преследования. Такой подход требует единообразия.

На практике встречаются случаи, свидетельствующие о необходимости глубокого исследования обстоятельств, исключающих либо преуменьшающих уголовную ответственность (например, крайняя необходимость и ограниченная вменяемость) которые, как правило, оставляются без внимания.

Объектом диссертационного исследования выступают проблемы, связанные с определением правоприменителями признаков преступлений рассматриваемой категории, вопросы их квалификации, регламентации ответственности и назначения наказания, а также применения обстоятельств, исключающих и смягчающих уголовную ответственность и наказание.

Объектом настоящего исследования также выступает анализ взаимосвязи смежных отраслей права: уголовного, уголовно процессуального и гражданского законодательства, законодательства о наркотических средствах и психотропных веществах, других правовых актов.

Предмет диссертационного исследования определён в границах объекта и представляет изучение оснований регламентации ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, признаков и составов преступлений, отграничение от смежных составов, а также исследование обстоятельств, исключающих, преуменьшающих уголовную ответственность и смягчающих наказание.

Целью диссертационного исследования преследуется регламен тация уголовно-правовой ответственности на основе теоретического анализа уголовного и смежных отраслей законодательства.

Исследованием охвачены практически все составы преступлений, прямо или косвенно связанные с незаконным оборотом наркотиков:

часто встречающиеся на практике (ч.ч. 1, 3, 4 ст. 228 УК РФ), нечасто встречающиеся (ч. 2 ст. 188, ч. 5 ст. 228 УК РФ) и практически не встречающиеся (ч. 2 ст. 228 УК РФ). Диссертантом исследованы названные составы преступлений как в их системной взаимосвязи, так и каждый в отдельности. Сказанное касается не только действующей редакции УК РФ, но и норм, вступающих в силу с 15.03.04 г. в соответствии с Федеральным Законом от 08.12.03 г. № 162-ФЗ.

Задачи диссертационного исследования сформулированы на основе цели и заключаются в следующем:

- анализ уголовно-правовой репрессивной политики, - характеристика правоприменения судами и следственными органами, - освящение и анализ проблем уголовно-правовой регламентации ответственности за незаконный оборот наркотиков, предложения по их практическому устранению, - оценка недостатков, противоречий и взаимосвязи уголовного и смежных отраслей законодательства, - особенности построения решений суда, органов следствия и прокуроров по исследуемой категории уголовных дел с точки зрения взаимосвязи уголовного, уголовно-процессуального и гражданского отраслей законодательства, - разрешение проблемы законности и справедливости уголовного преследования и правосудия, - искоренение стереотипов правоприменителей, связанных с определением элементов состава преступлений, - характеристика форм вины, а равно устанавливающих, исключающих и преуменьшающих уголовную ответственность обстоятельств, как исключительных (примечание к ст. 228 УК РФ), так и общих (ст.ст. 21-23, глава 8 УК РФ).

Нормативную основу исследования составляют нормативные правовые акты: Единая конвенция о наркотических средствах, Единая конвенция о психотропных веществах, Конституция РФ, УК РФ, Федеральный Закон от 08.12.03 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в УК РФ», Федеральный Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», подзаконные нормативные акты и Гражданский Кодекс РФ (далее по тексту – ГК РФ).

Диссертантом использовались также научные работы ведущих учёных и практиков, исследовавших преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков: Анисимова Л.Н., Ахмадуллина А., Багаутдинова Ф., Васецова А., Галузина А., Гасанова Э.Г., Гаухмана Л., Гунариса Р.Г., Калачёва Б.Ф., Кочои С., Мирошниченко Н. А., Музыка А., Наумова А., Поветкина И.И., Радченко В.И., Савкина А., Саляхова Р., Щиголева Ю. и других.

Эпмирической основой для исследования выступили изученные автором материалы 150 рассмотренных судами Ставропольского края и Ростовской области уголовных дел, опросы и анкетирование работников правоохранительных органов, а также собственная практика автора, выступавшего защитником обвиняемых по уголовным делам.

Методологическую основу исследования составляет логико правовой, сравнительно-правовой, историко-правовой, системно структурный и ряд других методов. Использован также практический метод, обусловленный частной юридической практикой автора в качестве защитника обвиняемых по уголовным делам.

Теоретической основой исследования послужили опубликованные прецеденты Верховного Суда РФ, обзоры судебно следственной практики, проведённые Генеральной Прокуратурой РФ.

Автором также были использованы различные статьи в научно практических изданиях, монографии и иные материалы по рассматриваемой проблеме.

Научная новизна исследования выражена в изучении взаимосвя зи различных отраслей права, регулирующих оборот наркотических средств и психотропных веществ: уголовного (включая нормы, вступающие в силу с 15.03.04 г.) и гражданского законодательства, Закона о наркотических средствах, подзаконных актов органов исполнительной власти, решений Конституционного Суда РФ.

Научная новизна работы обусловлена также исследованием об стоятельств, исключающих и смягчающих уголовную ответственность за рассматриваемые преступления и впервые введённых Уголовным Кодексом РФ с 01.01.97 г. К таковым относятся: в первом случае – пси хическое расстройство субъекта преступления, не исключающее вме няемости – заболевание с диагнозом «наркомания» (ст. 22 УК РФ), а во втором случае – обстоятельства крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) и обстоятельства, перечисленные в примечании к ст. 228 УК РФ.

Научная новизна работы также выражена в анализе изменений, вносимых в УК РФ о преступлениях рассматриваемой категории Феде ральным Законом от 08.12.03 г. № 162-ФЗ, вступающих в силу с 15.03.04 г.

Научная новизна обусловлена предложениями автора по совер шенствованию регламентации ответственности за незаконный оборот наркотиков путём эволюции уголовного законодательства, в частности – дополнением Кодекса отдельной статьёй о дифференциации ответст венности посредников в сбыте наркотических средств и психотропных веществ, изменения уголовного закона посредством распространения уголовной ответственности за незаконную перевозку только на случаи, сопряжённые с его сбытом, а за незаконное хранение – лишь исходя из наступивших последствий;

дополнения статьи 229 УК РФ новой ча стью о квалифицирующем признаке хищения – с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (вместо квалификации по совокупности ст.ст. 229 и 111 УК РФ).

Новизна диссертации определяется и результатами проведённого исследования, наиболее существенные из которых выносятся на защи ту.

Основные положения, выносимые на защиту:

- формирование комплексного правоприменения для регламента ции ответственности субъекта преступления, определения признаков и составов преступлений, а также оснований, исключающих уголовную ответственность и наказание, - предложение об изменении диспозиции ст. 228 УК РФ путём распространения уголовной ответственности за незаконную перевозку наркотиков только на случаи, сопряжённые с его сбытом, - предложение о криминализации незаконного хранения нарко тических средств и психотропных веществ лишь исходя из наступив ших последствий (реальный состав) путём изменения диспозиции ст.

228 УК РФ, - обоснование целесообразности внесения в УК РФ отдельной статьи, предусматривающей ответственность посредников в приобре тении наркотиков, - предложение о дополнении статьи 229 УК РФ частью четвёр той, предусматривающей ответственность за хищение наркотиков с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, вместо квалифи кации по совокупности ст. 229 и ст. 111 УК РФ, - практическое значение обстоятельств крайней необходимости как фактора освобождения от уголовной ответственности, - последствия совершения преступления лицом, страдающего за болеванием «наркомания», как фактора, смягчающего уголовную от ветственность.

Апробация и внедрение результатов исследования имели место при обсуждении исследований автора на 7-й научно-практической конференции 20.04.2001 г. в Ставропольском институте им. В.Д.

Чурсина. Выводы и рекомендации диссертанта внедрены как в учебный процесс, так и в практику (учитываются работниками прокуратуры Промышленного района г. Ставрополя при поддержании государственного обвинения в суде). Апробация и внедрение результатов исследования состоялись также посредством опубликования работ автора в изданиях Ставропольского института им. Чурсина и иных источниках – международном научном журнале «Право и политика» (М., № 11/2001 г.) и «Журнале российского права» (НОРМА –ИНФА-М, № 12/2001).

Структура диссертационной работы.

Диссертация состоит из введения, 3 глав (по 2 параграфа в каждой), заключения и списка литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность, объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования, его методология, приводятся основные положения диссертации, выносимые на защиту, показывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных в ходе проведённого исследования результатов, сформулированных автором положений, выводов, предложений и рекомендаций.

Первая глава диссертации «Незаконный оборот наркотиче ских средств, психотропных веществ и их аналогов в уголовном праве как основание уголовно-правовой ответственности» состоит из 2-х параграфов.

В параграфе 1-м охарактеризованы основания уголовной ответ ственности за незаконные приобретение, производство, изготовле ние, переработку, перевозку и хранение наркотических средств и психотропных веществ.

Характеризуя приобретение наркотиков, автор исходит из того, что уголовно-правовая квалификация таких способов, как покупка, обмен и дарение на практике особых затруднений не вызывают.

Опубликованные судебные прецеденты, Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 27.05.98 г. и статьи учёных-юристов отражают единообразие сложившегося подхода.

По мнению диссертанта, недостаток вышеуказанного Постановления Пленума состоит в отсутствии в его содержании исчерпывающего перечня способов приобретения наркотиков. В частности, в абзаце 2 пункта 2 упомянутого Постановления не указано в качестве уголовно-наказуемого способа приобретения получение наркотиков в дар (в отличие от абзаца 3 пункта 3 Постановления Пленума от 21.12.93 г. №11). Диссертант отмечает спорность позиции о необходимости применять к Постановлению Пленума принципа недопустимости аналогии уголовного закона, сформулированного пунктом 2 ст. 3 УК РФ (с одной стороны – не закон, а его разъяснение;

с другой стороны – Постановление Пленума такой же источник уголовного права, как и федеральный закон), но считает, что с целью предотвращения практических ошибок Пленуму Верховного Суда РФ целесообразно было бы отметить, что приведённый перечень уголовно наказуемых способов приобретения наркотических средств и психотропных веществ не является исчерпывающим. Данная проблема автором отмечалась также в статье «Объективная сторона преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ: пробелы в законодательстве» 1.

Относительно приобретения наркотиков в форме покупки, взаиморасчёта за проделанную работу (оказанную услугу) или в уплату долга объект преступления выступает либо в виде товара (купля-продажа), либо в качестве средства платежа (взаиморасчёт).

Автор полагает, что при затруднениях в оценке действий виновного необходимо руководствоваться положениями гражданского законодательства, регулирующего аналогичные сделки.

Наказуемость приобретения в форме «присвоения найденного», по мнению диссертанта, может наступать только при доказанности прямого умысла субъективной вины. Если подозреваемый не считает найденный объект наркотическими средствами или психотропными веществами (либо обоснованно сомневается в этом), состав преступления отсутствует.

Собирание растений, содержащих наркотические вещества.

Диссертант пришёл к выводу, что такие действия составляют объективную сторону «приобретения» наркотиков в случаях, когда право собственности другого лица на объект собирания отсутствует.

Изложенное относится к случаям сбора: 1) дикорастущих растений, 2) остатков находящихся на неохраняемых полях посевов после завершения их уборки, либо 3) когда растения, произрастающие на земельных участков граждан или организаций, специально не высевались и не выращивались. Если растения принадлежат другому лицу (как на основании закона, так и вопреки ему), субъект собрания несёт ответственность не по ст. 228 УК РФ, а по ст. 229 УК РФ (хищение).

Приобретение с использованием поддельного рецепта (иного документа). На практике такие действия квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 228, 327 ч. 3, а если приобретает наркотики лицо, изготовившее поддельный документ – также и по ст. 233 УК РФ. Автор не соглашается с таким подходом, поскольку объективная сторона этих статей в рассматриваемом случае выражена одинаковыми действиями обвиняемого. Исходя из смысла ч.

2 ст. 6 УК РФ, ч. 1 ст. 50 Конституции РФ (недопустимость осуждения за одно и тоже преступление) и Определения Конституционного Суда _ «Право и политика». Международный научный журнал, изд. «NOTA BENE» MEDIA TRAIDE Co, М., №11/2001, с. 146.

РФ от 09.12.99 г. № 217-О, диссертант полагает, что такие преступные действия должны квалифицироваться одной статьёй УК РФ. Для этого необходимо внести соответствующие изменения в ст. 228 УК РФ путём дополнения квалифицирующим признаком «приобретения наркотических средств, психотропных веществ с использованием поддельного рецепта или иного документа, предоставляющего право на их получение».

Резюмируя исследование объективной стороны «приобретения», автор отмечает уголовное преследование не любого такого деяния, а лишь «незаконного». Диссертант соглашается с рядом авторов об обязательности подробного описания в обвинительных документах способа незаконного приобретения наркотиков в целях качественного и законного правосудия. Обратное противоречит принципу презумпции невиновности.

Диссертант отмечает, что изготовление представляет собой процесс получения из непригодного к употреблению наркотикосодержащего сырья готового наркотика. Автором разобраны примеры отграничения «изготовления» от «приготовления наркотика к употреблению». Отражено отождествление в тексте Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 г. понятий «изготовления» и «переработки» в той мере, в какой они истолкованы российским законодательством. По мнению диссертанта, такие различия могут быть обусловлены искажением перевода текста Конвенции и не носят принципиального характера (и за изготовление, и за переработку уголовная ответственность предусмотрена одной нормой статьи УК РФ).

Автором отмечено введение Федеральным Законом от 08.12.03 г.

№ 162-ФЗ (в редакции ст. 228-1 УК РФ) нового термина – производства наркотических средств и психотропных веществ. По мнению диссертанта, содержащийся в пп. «ф» п. 1 ст. 1 Конвенции о наркотических средствах определение «производства» ограничивает процесс получения наркотических средств определённым растительным сырьём: опия, листьями кока, каннабисом (смолой каннабиса), что исключает уголовное преследование производства наркотиков из других видов растений (например, конопли). Вместе с тем, в ст. 1 Федерального Закона «О наркотических средствах и психо- _ напр., Васецовым А. – «Факт приобретения наркотиков надо доказывать» - «Российская Юстиция», № 6/99, с. 51.

ропных веществах» дано иное определение производства, которым на званы «действия, направленные на серийное получение наркотиче ских средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений». По мнению диссертанта, изложенное требует разъяс нений Пленума Верховного Суда РФ путём внесения изменений в По становления от 27.05.98 г. №9.

По российскому уголовному праву «переработка», в отличие от «изготовления», обусловлена использованием виновным в качестве исходного материала готовых к употреблению наркотиков (а не сырья). Процесс переработки направлен на улучшение качества готового наркотика – его рафинирование (очистку от посторонних примесей) либо повышение концентрации. Действия с наркотиком, не преследующие указанные цели, объективной стороны «переработки» не образуют. Как указал Верховный Суд РФ при рассмотрении одного из уголовных дел в порядке надзора, процеживание наркотического раствора через вату «переработкой» не является, поскольку не повышает его концентрацию1.

Пленум Верховного Суда РФ в абзаце 4 п. 3 Постановления от 27.05.98 г. № 9 разъясняет формальность данных составов: действия субъектов квалифицируются как оконченные преступления с момента их начала, независимо от получения конечного наркотического веще ства.

Правильность такого подхода оспаривается Гасановым Э.Г., полагающим, что данное преступление может считаться оконченным только «с момента получения готовых к использованию и потреблению названных средств и веществ»2.

Диссертант поддерживает точку зрения Верховного Суда РФ, считая, что термины «изготовление» и «переработка» могут означать технологическиё процесс, состоящий из нескольких стадий. Поэтому, «изготовлением» и «переработкой» могут считаться действия субъекта до стадии получения окончательного продукта.

В качестве обязательных признаков незаконной перевозки наркотических средств, психотропных веществ диссертант выделяет _ БВС РФ № 2/2001 с. 14-15.

Э.Г. Гасанов «Борьба с наркотической преступностью: международный и сравнительно-правовой аспекты» – «ЮрИнфоР», М., 2000 г., с. 129-130.

использование транспортного средства любого вида: автомобильного, железнодорожного, водного (речного или морского) либо воздушного.

Преступление считается оконченным с момента начала движения транспортного средства независимо от фактически проделанного пути.

Соответственно, при обнаружении наркотиков в процессе или после их помещения в транспортное средство, но до начала движения, действия виновного квалифицируются как покушение на незаконную перевозку.

Автор предлагает использовать соответствующие нормативные акты для юридического определения понятия «транспортное средство».

Для наземного транспорта таким актом являются Правила дорожного движения, из которых следует, что не любое средство перемещения относится к транспортным. Например, гужевые повозки таковыми признаются, а верховые (и тем более вьючные) животные – нет (пункты 24.1, 24.7,). Транспортным средством не являются также инвалидные коляски и рельсовые подъёмные краны. Диссертант пришёл к выводу, что использование последних при перемещении наркотиков не содержит признаков «незаконной перевозки»: в первом случае передвижение инвалида-колясочника приравнивается к пешей ходьбе здорового человека (п. 1.2 Правил), а во втором – передвижение крана ограничено рельсами и территорией конкретной производственной единицы, в силу чего названный механизм не может быть субъектом уличного движения.

Как полагает автор, применительно к последнему случаю имеется исключение. Оно относится к электрокару: хотя он также предназначен для перемещения в пределах производственной местности (склад, территория завода), но может использоваться и за его пределами (например, при перемещении наркотиков домой к преступнику либо в тайник). В этом случае, электрокар может быть рассмотрен как участник дорожного движения и отнесён к транспортному средству определением пункта 1.2 Правил («механическое средство, приводимое в движение двигателем» /электрическим/), использование которого укажет на признаки преступления «незаконная перевозка» наркотиков.

Исходя из ст. 32 Воздушного Кодекса РФ, к воздушным судам не относятся летательные аппараты без двигателя, основу передвижения которых составляет свободное парение – планеры, дельтапланы, пара планы и пр. Диссертант полагает, что названные средства не относятся к транспортным, а являются спортивными снарядами, поэтому их ис пользование при перемещении наркотических средств (психотропных веществ) также не образует состава «незаконной перевозки».

Из сказанного автор приходит к выводу, что отличительная черта «незаконной перевозки» – использование транспорта не только в целях перемещения (прямое назначение), но и для хранилища во время перевозки (косвенное назначение) (за исключение случаев внутриполостных перевозок так называемыми «глотателями», направленных на последующий сбыт наркотиков). Судебная практика свидетельствует, что отсутствие хотя бы одного из признаков назначения транспорта расценивается как «хранение наркотиков при себе во время поездки», что исключает состав «незаконной перевозки».

Диссертанту представляется неудачной конструкция уголовного закона, преследующего незаконную перевозку наркотиков. Как отмечалось выше, в судебной практике сформировался подход об осуждении лица за незаконную перевозку наркотика, как правило, превышающего несколько разовых доз потребления и специально сокрытом в транспорте – в противном случае имеет место «незаконное хранение во время поездки». Поскольку такой практический подход определённо свидетельствует о цели сбыте при перевозке, диссертант полагает целесообразным более чётко сформулировать диспозицию ст.

228 УК РФ (распространив ответственность за незаконную перевозку наркотиков только в целях их последующего сбыта). Изложенное способно свести к минимуму случаи незаконного осуждения по данной категории преступлений.

Автор подчёркивает, что порядок легального хранения наркотических средств и психотропных веществ определён ст. Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и рядом нормативных актов Правительства РФ. По смыслу закона, уголовно-наказуемым является хранение вопреки этим актам, связанным с фактическим нахождении наркотиков во владении виновного – при себе (если это не связано с их перевозкой), в тайнике или других местах.

Диссертант не согласен с необходимостью привлекать к уголовной ответственности за незаконное хранение лицо, потребившее наркотик спустя определённое время после его приобретения (изготовления), считая такой подход противоречащим принципу ч. 1 ст.

5 УК РФ (уголовная ответственность наступает лишь за деяния, представляющие общественную опасность). Общественная опасность при деяниях, исключающих сбыт наркотиков, заканчивается в момент приобретения таковых и отсутствует во время их хранения до момента употребления. При таких обстоятельствах, нет необходимости предусматривать дополнительную уголовную ответственность за хранение. Поэтому представляется целесообразным считать хранение преступлением с реальным составом, предусмотрев ответственность к тем случаям, если хранимые вещества обнаружат третьи лица и потребят их с причинением вреда собственному здоровью, либо если в результате хранение наркотиков будут причинены вредные последствия окружающей природной среде. Диспозицию уголовного закона, предусматривающего ответственность за подобное деяние, автор полагает целесообразным сформулировать по аналогии со ст. УК РФ, например: «Незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ лицом, осуществившим их незаконное приобретение, изготовление, переработку, если это повлекло тяжкие последствия».

Автор подчёркивает, что отсутствие в качестве обязательного условия хранения временного периода и факта помещения вещества в хранилище может привести к абсурду. В качестве примера приведено уголовное дело Промышленного районного суда г. Ставрополя об осуждении за незаконное хранение лица, нашедшего на улице отрезок полимерной плёнки с опием в пачке из-под сигарет, выбросившего пачку и зажавшего наркотик руке с целью последующего употребления, и немедленно задержанного нарядом милиции сразу же после такой находки 1. В приговоре отмечено, что незаконное хранение было выражено в держании наркотика в руке с момента его находки до задержания работниками милиции, хотя такое «хранение» имело место несколько секунд.

В заключении параграфа диссертант отмечает, что с 15.03.04 г.

Федеральным Законом от 08.12.03 г. № 162-ФЗвводится уголовное преследование также в отношении дополнительной категории веществ – аналогов наркотических средств, психотропных веществ. Автору представляется, что изложенное способно повлечь следующие проблемы практической реализации ст. 228 УК РФ.

Понятие аналога дано в ст. 1 Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» – это «запрещенные для оборота в РФ вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных ве- Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, уголовное дело № 1-431/01.

ществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят». В Конвенции о наркотических средствах и Конвенции о психотропных веществах понятие аналога отсутствует.

Соответственно, отличие аналога от наркотического средства (психотропного вещества) – в их невключении в Перечень названных средств или веществ, а сходство – в химической структуре и свойствах, психоактивном воздействии на потребителя.

Автору представляется, что, для реализации положений Федерального Закона от 08.12.03 г. № 162-ФЗ о криминализации незаконного оборота аналогов, Правительству РФ ко времени вступления названного закона в действие целесообразно утвердить Перечень таковых по аналогии с перечнями наркотических средств и психотропных веществ. По мнению диссертанта, изложенное позволит обеспечить единообразие судебно-следственной практики и избежать различного толкования экспертами химических структур и психоактивных свойств воздействия предполагаемых аналогов наркотических средств, психотропных веществ.

В параграфе 2 охарактеризованы основания уголовной ответственности за преступления, сопряжённые с незаконным обо ротом наркотических средств, психотропных веществ и их анало гов: пересылку и контрабанду, незаконные выдачу или подделку рецепта на приобретение наркотического средства, культивирование наркотикосодержащих растений, нарушение правил оборота наркоти ческих средств и психотроопных веществ, склонению к потреблению наркотических средств и психотропных веществ, а также организацию или содержанию притонов для их потребления.

Автор отмечает, что любую форму пересылки наркотических средств и психотропных веществ прямо запрещает ст. 22 Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» (за исключением отдельных пересылок по решению Правительства РФ в виде гуманитарной помощи и при чрезвычайных ситуациях). В этом, по мнению диссертанта, принципиальное отличие данного состава преступления от других уголовно-наказуемых деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Автор указывает на незначительные расхождения в определении отдельных видов «незаконной пересылки», изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. № 9 (п. 4 – транспортировка наркотиков без участия отправителя) и Законе о наркотических средствах (ст.ст. 21, 28 – которого названные действия относятся к перевозке). Диссертант приходит к выводу, что, в отличие от других составов деяний с наркотиками, их пересылка практически всегда преследует цель последующего сбыта.

Хотя пересылка наркотиков предполагает использование средств почтовой связи, диссертант отмечает отдельные исключения. В качестве примера приведён случай сокрытия наркотика в составе передачи для лица, содержащегося под стражей (в местах лишения свободы): передачи таким лицам приравниваются к посылкам и бандеролям. Другим примером является перемещение наркотиков нарочным – авиапассажиром в составе багажа по просьбе другого лица, если сам пассажир не был осведомлён о содержании багажа.

Исследуя контрабанду наркотиков, диссертант отмечает признаки незаконной перевозки. Отличие контрабанды от «обычной» перевозки – в перемещении наркотиков через государственную границу РФ. Приведены акты Государственного Таможенного Комитета РФ и Правительства РФ, посвящённые вопросам перемещения наркотиков через государственную границу. Автор подчёркивает, что диспозиция ст. 188 УК РФ не охватывает незаконные приобретение, изготовление и переработку наркотиков, что требует совокупности со ст. 228 УК РФ при установлении факта совершения этих деяний одним лицом.

Разбирая состав преступления, предусмотренное ст. 233 УК РФ (незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ), диссертант отмечает, что в настоящее время отсутствует официально опубликованный нормативный акт МВД и Минздрава РФ, утверждающий форму таких документов. В соответствии с пунктом 17 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (утверждены Постановлением Правительства РФ от 13.08.97 г. № 1009), такой документ затрагивает права человека и гражданина, поскольку должен использоваться для уголовного преследования лица по ст. 233 УК РФ. Автор со ссылками на соответствующие законодательные акты пришёл к выводу, что документ об утверждении формы рецепта не содержит сведений, составляющих государственную тайну, поэтому подлежат обязательному официальному опубликованию. Неопубликованные нормативные правовые акты не могут применяться (ч. 3 ст. Конституции РФ).

По мнению диссертанта, отсутствие официально опубликованно го нормативного акта об утверждении формы рецептов и иных доку ментов препятствует осуществлению уголовного преследования лица за подделку таких документов. Представляется, что в ближайшее время МВД и Минздраву РФ необходимо разработать и опубликовать такой нормативный акт.

Диссертант констатирует, что преступление, составляющее предмет незаконного культивирования наркотикосодержащих растений, фактически подразделяется на их посев, выращивание и собственно культивирование. На конкретных примерах автор разграничивает понятия «посев» и «выращивание». По его мнению, в пункте 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г.

№ 9 приведена нечёткая формулировка субстанции, которая может быть использована для незаконных посевов и выращивания – «любые земельные участки, в том числе пустующие земли». Такая формулировка ближе к юридическому определению недвижимости (ст.

130 ГК РФ) и на практике может восприниматься как исключающее криминализацию посева и выращивания в трёхмерно пространственных ограниченных ёмкостях – парниках, теплицах, цветочных горшках и пр. Поэтому диссертант предлагает для данного состава преступления использовать не юридическое (как объект недвижимости), а сельскохозяйственное (плодородный слой почвы) определение земли.

Автор отмечает, что под культивированием понимаются как совокупность действий, связанных с процессом и выращиванием растений, так и достижением нематериального результата – выведением новых сортов и пр. По его мнению, уголовно-правовое содержание культивирования должно охватываться последним определением, поскольку для незаконных посевов и выращивания ответственность предусмотрена специально.

Уголовно-наказуемое нарушение правил оборота наркотиков характеризуется наличием специального субъекта – лица, в профессиональные обязанности которого входит соблюдение специальных правил оборота наркотических средств и психотропных веществ. Автором приводится анализ нормативных правовых актов, регулирующих названные правила и определяющие служебные обязанности субъектов преступления, поименованных в соответствующей норме УК РФ.

Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230 УК РФ). Автор указывает на отсутствие официально опубликованной судебной практике по данной категории дел и рассматривает данный состав на примерах уголовных дел Промышленного районного суда г. Ставрополя.

По одному из таких дел диссертант отмечает ошибочный вывод следствия и суда о наличии состава преступления лишь в случае насильственных действий виновного. Насилие является квалифицирующим признаком данного преступления (п. «г» ч. 2 ст.

230 УК РФ), и его отсутствие даёт основания для квалификации содеянного по ч. 1 ст. 230 УК РФ. Такое мнение подкрепляется как пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г.

№ 9, так и опубликованными комментариями данной нормы Верховного Суда РФ и Генеральной Прокуратуры РФ 1.

Диссертант пришёл к выводу, что насильственное введение нар котика в организм потерпевшего без согласия последнего не охватыва ется диспозицией ст. 230 УК РФ, а относится к составу «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16 УК РФ).

Диссертант полагает, что «склонение» как состав преступление будет иметь место, если таковое применяется к лицу, ранее не употреблявшему наркотики. В противном случае, общественной опасности деяния нет: «склоняемое» лицо приобщилось к употребле- «Незаконный оборот наркотиков»: комментарий к ст. 230 УК РФ – Российская Юстиция, № 2/98, с.

12-13.

нию наркотика не в результате такого «склонения», а ранее.

Автором рассмотрены и отдельные квалифицирующие признаки этого преступления.

Диссертант перечислил признаки объективной стороны преступления «Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ» (ст. 232 УК РФ) (неоднократность и использование помещения), подробно остановившись на последнем.

Исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и коммен тариев МВД РФ, организация систематического потребления наркоти ков на объектах, не относящихся к жилым либо нежилым помещениям, не образуют состава рассматриваемого преступления. С изложенным диссертант согласиться не может, поскольку организация притона возможна и на принадлежащих организатору территориях открытого пространства (двор частного домовладения, территории кемпинга, палаточного городка, пляжа), а также на закрытых объектах, не являющихся помещениями (автофургон).

Глава 2 диссертации посвящена характеристике проблем со вершенствования регламентации уголовной ответственности за преступления, связанные со сбытом и хищением наркотических средств и психотропных веществ.

В параграфе 1 охарактеризованы проблемы совршенствования регламентации уголовной ответственности за преступления, свя занные со сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов. В качестве неотъёмлемого признака сбыта наркотиков диссертантом отмечено изменение субъекта обладания им (как подчеркнуто в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. № 9, не является сбытом введение инъекции одним лицом другому при условии, что наркотик принадлежал самому потребителю).

На примере конкретного дела автор негативно расценил практику осуждения лица, спровоцированного на приобретение наркотика. По мнению диссертанта, подобные действия дискредитируют правоохранительные органы и противоречат ст. 2 Закона РФ «О милиции».

Автором подробно охарактеризована роль посредников в сбыте наркотиков. Выделены 2 категории таких лиц: а) «драгдилеры», для которых сбыт является преступным промыслом, б) лица, однократно либо периодически приобретающие наркотики за деньги и по просьбе потребителей (как правило – родственников или знакомых). В отношении последней категории автором приведены 2 дела, обстоятельства которых получили различную оценку при их рассмотрении Верховным Судом РФ в порядке надзора. В первом случае Судебная коллегия по уголовным делам в 1995 г. пришла к выводу о необходимости привлечения лица к ответственности за незаконный сбыт, указав, что «под квалифицирующим признаком «с целью сбыта» следует понимать любой способ распространения наркотических средств, в том числе – и по предварительному заказу» 1.

Во втором – Президиум в 2001 г. указал на отсутствие признаков сбыта в случае приобретения наркотика посредником за деньги потребителя:

«купленный на деньги /потребителя/ наркотик принадлежит ему, и он не «приобрёл» это наркотическое средство у /посредника/ в том смысле, в который заложен законодателем в это понятие, а как владелец получил своё имущество» 2.

Отметив практические недостатки как для первого, так и для вто рого случая, диссертант пришёл к выводу о целесообразности внесения в УК РФ дополнений в виде отдельной статьи, предусматривающей от ветственность за посредничество в незаконном сбыте и незаконном приобретении наркотиков.

В параграфе 2 проанализированы проблемы совершенствова ния регламентации уголовной ответственности за преступления, связанные с хищением наркотических средств, психотропных ве ществ и их аналогов. Диссертант выражает несогласие с некоторыми авторами 3 об отсутствии корыстного мотива при похищении наркоти ков. Поскольку наркотические средства и психотропные вещества об ладают определённой ценностью и имеют стоимостное выражение – как в ценах легальной (аптечные учреждения), так и криминальной («чёрный рынок») экономики, – постольку похититель при обращении наркотиков в свою собственность освобождает себя от необходимости нести материальные затраты на их приобретение (легальное либо про тивозаконное). Исключение составляют случаи изъятия наркотика с целью предотвращения его потребления другим лицом при условии, что изъявший не использует наркотическое средство самостоятельно.

БВС РФ № 6/95 с. 9-10.

Законность, № 11/2001.

Например, Кочои С. «Квалификация хищения глазами практиков» - Российская Юстиция, № 4/99;

Побегайло Э.Ф. – Комментарий к ст. 229 Уголовного Кодекса РФ. (Издательская группа ИНФРА М-НОРМА, М., 1997).

Автор диссертации проанализировал отдельные способы хище ния, представляющие сложность для квалификации. В частности, ос вещена противоречивость рекомендуемой пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. № 9 квалификации хище нием сбора наркорастительности на земельных участках без согласова ния с землевладельцем, выращивающим их противозаконно. Несмотря на то, что уголовно-правовой закон защищает интересы законного вла дельца имущества (включая наркотики), диссертант всё же соглашается с рекомендацией Пленума, но лишь при условии доказанности прямой или косвенной осведомлённости сборщика о том, что наркорастения реально высевались и выращивались землевладельцем. В противном случае – неопровержима версия, что растения произросли помимо воли землевладельца, что составляет не «хищение», а «незаконное приобретение» 1.

Для хищения наркотиков обязателен прямой умысел – в том чис ле, осведомлённость похитителя в наркотических свойствах похищен ных веществ. В противном случае, ответственность субъекта наступает лишь по соответствующей статье главы 21 УК РФ «Преступления про тив собственности».

Диссертант также провёл аналогию форм хищения наркотиков с иными имущественными преступлениями, ответственность за которые предусмотрены главой 21 УК РФ. К наркотикам как объекту преступления невозможна аналогия лишь со ст. 165 УК РФ, поскольку наркотики – «потребляемые» вещества, ими нельзя «пользоваться» (как, например – автомобилем).

При рассмотрении пункта «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ (хищение наркотиков с применением насилия, опасного для жизни и здоровья), диссертант отметил спорность рекомендаций пункта 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. № 9 о необходимости включения в совокупность статьи 111 УК РФ в том случае, если здоровью потерпевшего причинён тяжкий вред. Автор признаёт, что насилие, опасное для жизни и здоровью, не всегда причиняет последнему тяжкий вред2;

напротив, тяжкий вред здоровью всегда является опасным. Поэтому, по мнению диссертанта, объективная сторона преступления о причинении «тяжкого вреда здоровью» (ст. УК РФ) поглощает объективную сторону преступления, связанного с Постановление Президиума Верховного Суда Республики Марий Эл от 07.12.94 г. – БВС РФ №4/95.

См. п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

«применением насилия, опасного для здоровья» (п. «в» ч. 3 ст. 229 УК РФ). При таких обстоятельствах, в совокупность со ст. 111 УК РФ должен включаться не пункт «в» ч. 3, а иные разделы ст. 229 УК РФ.

Диссертантом отмечена несправедливость такого подхода – отнесение преступлений, квалифицированных по совокупности ст. 111 и ч.ч. или 2 ст. 229 УК РФ, к категории тяжких (ч. 4 ст. 15 УК РФ) со всеми вытекающими последствиями (в то время, как применение опасного, но не тяжкого для здоровья вреда при похищении наркотиков отнесено к преступлениям особой тяжести – п. «в» ч. 3 ст. 229, ч. 5 ст. 15 УК РФ).

При этом, автор диссертации находит расширительным и недопустимым предложенное пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. № 9 толкование уголовного закона, формально призванное отнести рассматриваемое преступление к категории особо тяжких. По мнению диссертанта, для этих целей правильнее дополнить статью 229 УК РФ частью четвёртой, предусматривающей ответственность за хищение наркотиков с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и относящееся к категории особо тяжких преступлений.

3-я глава диссертации посвящена анализу обстоятельств исклю чения и смягчения уголовной ответственности за незаконный обо рот наркотических средств и психотропных веществ.

В параграфе 1 автором охарактеризована регламентация ис ключения ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов. Диссертант проана лизировал примечания к ст. 228 УК РФ;

обстоятельства, исключающие уголовную ответственность в силу главы 8 УК РФ;

иные обстоятельст ва, способствующие преуменьшению и исключению уголовной ответ ственности.

Диссертант отметил новизну института освобождения субъекта от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 228 УК РФ (его отсутствие в УК РСФСР) и схожесть с примечанием к ст. УК РФ. Предметом исследования освящена проблема процессуального оформления решения о невиновности лица на основании рассматри ваемой нормы. Диссертант полагает, что мотивировать такое решение ссылкой только на примечание к ст. 228 УК РФ (как предлагает п. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. № 1 «О су дебном приговоре») недопустимо, поскольку указанная норма является уголовно-правовой (не процессуальной). По смыслу ст. 1 УПК РФ, по рядок принятия процессуальных актов по уголовным делам регулиру ется только названным Кодексам. Автором рассмотрены основания окончания уголовного преследования в силу примечаний к ст. 228 УК РФ и мотивированные статьями УПК РФ, вступившего в силу с 01 ию ля 2002 г.

По мнению диссертанта, широко распространённая практика прекращения уголовного дела на досудебных стадиях в силу примеча ний к ст. 228 УК РФ и со ссылкой на п. 2 ст. 5 УПК РСФСР (п. 2 ч. 1 ст.

24 УПК РФ) ошибочна. В деянии субъекта налицо все признаки состава преступления, преследуемого статьёй 228 УК РФ;

примечание к этой статье предоставляет возможность завершить уголовное дело при со вершении лицом объективной стороны преступления, но без примене ния к нему мер уголовного принуждения. Поэтому представляется не верным решение о прекращении уголовного дела «за отсутствием в деянии состава преступления».

Диссертант заключает, что при установлении обстоятельств, предусмотренных примечанием к ст. 228 УК РФ, основанием для прекращения уголовного преследования является ст. 28 УПК РФ (в рамках УПК РСФСР – ст. 7) – в связи с деятельным раскаянием. Далее по тексту излагаются мотивы несогласия с мнением Р. Саляхова о мотивах прекращения уголовного преследования по изложенным обстоятельствам на основании аналогии с п. 4 ст. 5 УПК РСФСР (п. 3 ч.

1 ст. 27 УПК РФ – вследствие акта амнистии) и только в случае совершения преступления впервые. Диссертант полагает, что, во первых, применение амнистии (ст. 84 УК РФ) (в отличие от примечаний к ст. 228 УК РФ), как правило, обусловлено политическими мотивами. Во-вторых, использованное в ст. 28 УПК РФ (ст. 7 УПК РСФСР) выражение «преступления иной категории» относит к таковым не только вопросы тяжести, но и неоднократности преступлений. Поэтому, допустимо завершать уголовное дело при установлении обстоятельств, изложенных в примечании к ст. 228 УК РФ, также и при рецидиве субъекта преступления.

Диссертант пришёл к выводу, что добровольную сдачу наркоти ческих средств или психотропных веществ (примечание к ст. 228 УК РФ) можно охарактеризовать как явку с повинной (ст. 75 УК РФ). Спо собствование раскрытию преступления названо как в ст. 75, так и в примечании к ст. 228 УК РФ. Заглаживание вреда, причинённого в ре зультате преступления (ст. 75 УК РФ) аналогично мерам по изобличе нию соучастников преступления, обнаружению имущества, добытого Р. Саляхов «Освобождение от уголовной ответственности» – «Законность», № 12/2000.

преступным путём (примечание к ст. 228 УК РФ). Поэтому, описанные примечанием к ст. 228 УК РФ основания освобождения от уголовной ответственности в равной степени относятся к обстоятельствам «дея тельного раскаяния», предусмотренным ст. 75 УК РФ. Вместе с тем, примечание к ст. 228 УК РФ как допускающее освобождение от уго ловной ответственности за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие, а равно и их повторность, – в свете ч. 2 ст. 28 УПК РФ (ч. 2 ст. 7 УПК РСФСР), ч. 2 ст. 75 УК РФ является исключением, по зволяющим прекращать уголовное дело в отношении данного преступ ления и по названным основаниям.

Диссертантом рассмотрены и формы принимаемых судом реше ний при установлении обстоятельств, изложенных в примечании к ст.

228 УК РФ. Автор отметил невозможность завершить уголовное дело оправдательным приговором, исчерпывающий перечень оснований для вынесения которого регламентирован пунктом 17 Постановления Пле нума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. № 1 «О судебном приговоре»:

а) не установлено событие преступления, б) в деянии подсудимого нет состава преступления, в) не доказано участие подсудимого в совер шении преступления. Поскольку прекращение уголовного дела в суде вследствие вышеуказанного обусловлено нереабилитирующими осно ваниями, необходимо, по мнению диссертанта, получение согласия подсудимого (обвиняемого, подозреваемого – в случае прекращения на досудебных стадиях) на такое решение. При отказе лица, подвергаю щегося уголовному преследованию – суд проводит разбирательство де ло до конца и при установлении признаков преступления постановляет обвинительный приговор с освобождением осуждённого от наказания.

Тем самым диссертант не соглашается с рекомендациями пункта Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. № 1 «О су дебном приговоре», предлагающего безусловно прекращать разбира тельство по уголовному делу вследствие примечания к ст. 228 УК РФ.

Исследуя предусмотренные главой 8 УК РФ основания освобождения от уголовной ответственности, автор отметил обстоятельства крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) как представляющие практический интерес по рассматриваемой категории уголовных дел. Диссертантом приведены как описанные в литературе 1, так и встречающиеся на практике 2 примеры заявлений подсудимых о применении наркотиков с целью избавления от болей, обусловленных _ «Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ»: учебное пособие, издательство «ЩИТ-М», М., 2001 г., с. 13.

Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя, уголовные дела № 1-404/01, № 1-420/01.

заболеванием или увечьем.

Диссертант полагает, то в случае заявления подсудимого о приобретении наркотиков для личного потребления с целью избавления от болей суду необходимо последовательно устанавливать следующее:

1) характер заболевания подсудимого, 2) обращение подсудимого за медицинской помощью, 3) лекарственные препараты, необходимые к назначению при данном заболевании. Содержат ли они наркотические средства (психотропные вещества)? Эти ли средства, вещества незаконно приобрёл подсудимый?

4) по каким причинам у него отсутствовала возможность для легального приобретения этих средств или веществ?

Представляется, что исследование судом вышеуказанных обстоятельств позволит прийти к выводу о наличии в деянии всех либо части признаков крайней необходимости. В последнем случае уголовная ответственность не исключается, но наказание может быть смягчено.

В параграфе 2 автором охарактеризована регламентация смяг чения ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов.

К названным обстоятельствам автор относит незаконное приоб ретение наркотиков лицом, страдающим заболеванием «наркомания» (ст. 54 Федерального Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»). Ввиду отнесения такового к психическому заболеванию, не исключающего вменяемости, диссертант полагает необходимым назначать наркоману наказания по правилам, установленным ст. 22 УК РФ. От изложенного следует отграничивать совершение преступления лицом в состоянии наркотического опьянения, но не страдающим наркоманией, которое подлежит ответственности на общих основаниях (ст. 23 УК РФ).

Автором также оценена дискуссия учёных и практиков о необходимости уголовного преследования немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ. По мнению диссертанта, криминализация такого деяния недопустима.

Изложенное не означает его легализацию, поскольку далеко не за каждое правонарушение установлена уголовная ответственность.

_ «Судебная психиатрия», Издательская группа «ИНФА-М – Норма», М., 1997, с. 263-264.

Диссертант пришёл к выводу, что немедицинское потребление наркотиков должно рассматриваться исключительно в аспекте причинения потребителем собственному здоровью – прямого вреда, а обществу – косвенного. Такой вред по аналогии с пьянством и алкоголизмом, членовредительством (за исключением обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 339 УК РФ) и попыткой самоубийства не преследуется в уголовном порядке. Деяния, причиняющие прямой вред другим лицам и обществу и сочетающийся с потреблением наркотиков (незаконные приобретение, хранение, перевозка сбыт, склонение к потреблению и пр.) отграничиваются от собственного потребления и влекут уголовную ответственность по соответствующим статьям главы 25 УК РФ.

В «Заключении» изложены выводы и предложения по совершенствованию уголовного законодательства, преследующего незаконный оборот наркотиков, отражённые в содержании диссертации и в сжатом виде воспроизведенные в тексте автореферата.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

1) «Гражданский иск в уголовном деле о преступлениях, свя занных с незаконным оборотом наркотиков» – «Журнал российского права», Издательская группа НОРМА–ИНФРА-М, М. 12/2001 (декабрь 2001 г.) – 0,5 п.л.

2) «Объективная сторона преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ:

пробелы в законодательстве» – «Право и политика», Международный научный журнал, Москва, изд. «NOTA BENE» MEDIA TRAIDE Co №11/2001, (ноябрь 2001 г.) – 0,3 п.л.

3) «Задачи суда при рассмотрении уголовных дел о преступ лениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков» – «Вестник Ставропольского института им. В.Д. Чурсина», г. Ставрополь, Выпуск 3, 2001 г. (декабрь 2001 г.) – 0,3 п.л.

4) «О дефектах источников права при применении ст. 228 УК РФ» – Вестник Ставропольского института им. В.Д. Чурсина, выпуск 2, 2002 г. (июнь 2002 г.) – 0,3 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.