WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

УШАКОВ Сергей Валентинович СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА (на примере конфликта в Чеченской Республике) Специальность 23.00.02 - Политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Ставрополь – 2004

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете Научный руководитель Авксентьев Виктор Анатольевич, доктор философских наук, профессор.

Официальные оппоненты: Аствацатурова Майя Арташесовна, доктор политических наук, профессор Ефимов Юрий Германович, кандидат фи лософских наук, доцент Ведущая организация Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия

Защита диссертации состоится 23 ноября 2004 г. в 16 часов на заседа нии диссертационного совета Д 212.256.06. при Ставропольском государст венном университете по адресу: 355009 г. Ставрополь, ул. Пушкина 1, корп.

1-а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «» октября 2004 г.

Ученый секретарь Г.Д. Гриценко диссертационного совета I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ Актуальность темы исследования. Северокавказский регион в настоя щее время отличается особым динамизмом этнополитических процессов, что обусловлено рядом объективных факторов, среди которых необходимо выде лить следующие: сложный этнический и конфессиональный состав населения, важное геополитическое положение региона;

территориальные проблемы и противоречия, обусловленные национально-государственным строительством на Северном Кавказе в советский период, проблемы межнациональных отно шений досоветского периода, современный комплекс проблем, связанный со взаимоотношениями региона и федерального центра и др.

Немаловажным фактором является также включенность Северного Кав каза в систему трансрегиональных этнополитических отношений. Динамика эт нополитических процессов на Северном Кавказе оказывает существенное воз действие на геополитическое положение страны в целом. Об этом свидетельст вует пристальное внимание к этнополитическому конфликту в Чечне как в ев ропейских странах и США, так и в странах мусульманского Востока. По этой причине изучение постоянно меняющейся этнополитической ситуации в регио не приобретает повышенную актуальность и требует специального и всесто роннего рассмотрения.

Многие современные исследования этнополитических процессов на Се верном Кавказе в целом и в Чеченской Республике, в частности, уделяют ос новное внимание сугубо ситуативным факторам. Узость теоретической базы данных исследований, сведение сущности этнополитических конфликтов к ка кому-либо одному основанию, отсутствие должного внимания к многообразию социокультурных факторов, сосредоточенность на частных аспектах регио нальной проблематики и текущих событиях не способствуют построению цело стной модели развития этнополитических процессов в данном регионе.

Практика последних лет свидетельствует, что интерес исследователей реализуется чаще всего в рамках традиционных подходов, ограниченность ко торых проявляется в разобщенности этнополитических проблем на ряд само стоятельных исследовательских сфер, в то время как специфика и сложность изучаемого объекта требует именно комплексности его рассмотрения. Всякое политически значимое явление, имеющее этническую природу, может быть рассмотрено в нескольких плоскостях, соответствующих конкретным областям научного знания, в каждой из которых отражается лишь одна из сторон данного явления. Многомерный анализ предполагает совмещение различных проблем ных пластов, будь то типология конфликтных отношений, социокультурные процессы в этнических сообществах, концептуальные основы этнологии или динамика региональных политических процессов.

Указанные проблемы изучения северокавказской действительности, в ча стности, ситуации в Чеченской Республике, предполагают необходимость раз работки широкого междисциплинарного подхода в современной политической регионалистике. Поскольку ни одно из возможных традиционных объяснений причин, сущности и содержания чеченского кризиса изначально не является исчерпывающим, постольку совмещение различных проблемных граней в рам ках социокультурного подхода существенно расширяет исследовательские воз можности. При этом рассмотрение феномена этноса, социокультурных детер минант возникновения и развития этнополитического конфликта, механизмов его социокультурной обусловленности и динамики представляется необходи мым как в теоретическом, так и в практическом отношении.

В современных исследованиях изучение этнополитического конфликта как социокультурного феномена представлено еще недостаточно полно. Однако именно такой ракурс исследований этнополитического конфликта позволяет значительно углубить понимание происходящих этнополитических процессов, способствует теоретическому обоснованию путей выхода из кризисной ситуа ции, достижения общественно-политического консенсуса как средства урегу лирования этнополитических конфликтов и конфликта в Чеченской Республи ке, в частности.

Степень исследованности проблемы. Социокультурное направление анализа политических явлений формировалась в течение конца ХIХ – ХХ вв. в рамках социологии культуры (М. Вебер, Э. Дюркгейм), культурной антрополо гии (А. Кребер, Б. Рут, П.П. Эванс-Причард), системно-функциональной теории (Т. Парсонс и Р. Мертон), теории символического интеракционизма (Д. Мид), и нашло своё отражение в трудах зарубежных политологов: Г. Алмонда, С. Вербы, Ж.-М. Денкэна, М Догана, Л. Пая и др.

В отечественной политической науке в последние три десятилетия сфор мировалось собственное социокультурное направление в изучении политики.

Ученые К.С. Гаджиев, А.И. Соловьев, Ю.С. Пивоваров объясняют специфику российского политического процесса через культурные детерминанты, которые определяют строение, механизмы развития и форму политических явлений.

К числу наиболее разработанных в последнее время отечественных со циокультурных концепций относятся исследования А.С. Ахиезера. Социокуль турная проблематика нашла свое отражение в работах А. Моля, Б.В. Бирюкова и Л.Г. Эджубова и др.

Зарубежными этнологами и этноконфликтологами, внесшими наиболее значительный вклад в разработку общетеоретических основ анализа этнополи тических процессов и проблем национализма, являются Б. Андерсон, О. Бауэр, Э. Геллнер, Д. Горовиц, Т. Гурр, У. Коннор, М. Манн, Дж. Ротшильд, Р. Ставенхаген, Э. Хобсбаум и др.

В 70-80-е гг. ХХ века значительную долю отечественных исследований в области этнонациональных отношений составляла критика зарубежных теоре тических концепций, что позволило советской научной общественности озна комиться с состоянием конфликтологического знания в зарубежных исследова ниях. Следует назвать прежде всего работы В.С. Агеева, Г.М. Андреевой, И.С. Кона, С.К. Рощина, Г.У. Солдатовой, П.Н. Шихирева, А.К Уледова и др.

Современная отечественная этническая конфликтология сложилась из не скольких школ и направлений, существовавших к концу 80-х гг. ХХ века.

Во-первых, это историки и этнографы, изучавшие этнические конфликты в зарубежных странах и накопившие немалый объем эмпирических знаний об этнических, этнорасовых и этноконфессиональных конфликтах в разных стра нах мира. Это работы Ю.В. Бромлея, В.И. Козлова, С.Я. Козлова, С.И. Королева, С.А. Токарева, Н.Н. Чебоксарова и др.

Во-вторых, это специалисты в области национальных отношений совет ского периода, которые обратились к изучению этнических конфликтов в силу резкого нарастания этнической напряженности и актуализации многих ранее латентных этнических конфликтов в обществе. В этом ряду необходимо на звать имена Г.М. Абдулатипова, Ю.В. Арутюняна, Э.А. Баграмова, Т.Ю. Бурмистровой, М.Н. Губогло и др.

В-третьих, это психологическая ветвь отечественного обществознания. В постсоветский период многие из представителей психологического знания в этнологии внесли ценный вклад в развитие этнической конфликтологии, в ис следование динамики этнических конфликтов, выработку мер по снижению эт ноконфликтной напряженности и постконфликтной реабилитации (А.О. Бороноев, А.Х. Гаджиев, А.Ф. Дашдамиров, В.Н. Павленко, П.И. Смирнов и др.).

В-четвертых, это сформировавшееся со второй половины 1980-х гг. и в 1990-е гг. социолого-политологическое направление в отечественном общест вознании (А.В. Дмитриев, Л.М. Дробижева, Ю.Г. Запрудский, А.Г. Здравомыслов, Э.А. Паин, Л.С. Рубан, Е.И. Степанов).

Ряд новых концептуальных положений о природе этничности, основах устройства многоэтничных государств, государственного устройства полиэт ничной России, стратегии и механизмах национальной политики выдвинуты в работах В.В. Бочарова, М.Н. Губогло, В.А. Тишкова.

С новейшими этнографическими, политологическими и социологически ми материалами знакомит регулярно выходящий в свет коллективный сборник «Расы и народы». В статьях одного из последних – Выпуска № 26 – (Отв. ред.

С.А. Арутюнов, Ю.Д. Анчабадзе) рассмотрены актуальные проблемы совре менного этнополитического развития народов Северного Кавказа, даются про гностические оценки развития ситуации.

Геополитические аспекты этнополитических процессов на Северном Кавказе подробно рассматриваются в работах К.С. Гаджиева, С.С. Жильцова, И.С. Зонна, Н.П. Медведева, Л.С. Рубан, А.М. Ушкова и др.

К настоящему времени на Юге России, в зоне повышенной этнической конфликтности сложились несколько региональных школ этноконфликтологии.

В Ростове это исследования Л.Л. Хоперской и Г.С. Денисовой;

в Ставрополе – научная школа профессоров А.В. Авксентьева и В.А. Авксентьева, исследова ния С.В. Передерия, В.Р. Чагилова, М.А. Аствацатуровой. В Краснодаре этно конфликтологические проблемы разрабатывают В.М. Юрченко, М.В. Савва и др.

Наиболее значительные конфликтологические направления сформирова лись также в Дагестане, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии (А.Б. Дзадзиев, В.Д. Дзидзоев, А.Б. Плиев, И.Б. Санакоев, С.И. Эфендиев, Ф.С. Эфендиев). В Карачаево-Черкесии – это, прежде всего, научное направле ние, возглавляемое В.Ш. Нахушевым.

Отдельно следует выделить фундаментальные исследования конфликта в Чеченской Республике директора Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишкова.

Вместе с тем, определенные аспекты заявленной в диссертации проблемы остаются недостаточно изученными. Это, прежде всего проблемы рассмотрения этнополитического конфликта как социокультурного феномена, механизмов его социокультурной обусловленности и социокультурной динамики, в связи с чем представляемая работа в определённой степени восполняет сложившийся пробел в исследованиях.

Объектом исследования выступает этнополитический конфликт как со циокультурный феномен.

Предметом исследования являются механизмы социокультурной детер минации и динамики этнополитического конфликта, рассмотренные на примере конфликта в Чеченской Республике.

Цель и задачи исследования: рассмотреть этнополитический конфликт как социокультурный феномен на примере конфликта в Чеченской Республике.

В этой связи в диссертации поставлены следующие конкретные задачи:

- проанализировать основные подходы к анализу этноса и этнополитиче ского конфликта, сложившиеся в зарубежной и отечественной этнологии;

- конкретизировать исходные положения о природе социокультурной ре альности и об этничности как элементе социокультурной реальности;

- изучить социокультурную жизнь этноса как определенное динамическое поле, в котором выделяются несколько различных уровней;

- уточнить роль геополитических факторов в конструировании этнокра тической идеологии в Чеченской Республике;

- выявить причины формирования идеологии «чеченства», раскрыть ло гику этнонационалистических идеологий на Северном Кавказе в целом;

- оценить на примере Чеченской Республики роль традиционных инсти тутов и структур власти, специфику их взаимоотношения с федеральными ор ганами в условиях этнополитического конфликта;

- раскрыть значение федерализма в нахождении баланса между централи зацией и социокультурным разнообразием общества;

- показать эвристическую роль концепта повседневности при построении модели этнополитического конфликта в Чеченской Республике.

Теоретико-методологические основания исследования. Методологи ческим основанием исследования является социокультурный подход к анализу политических процессов, реализующийся в выявлении механизмов социокуль турной детерминации и динамики этнополитических конфликтов. На конкрет ных этапах исследования применяются конфликтологический (субъектно деятельностный) подход к анализу этнополитических конфликтов, системный, структурно-функциональный и сравнительно-политологический анализ, в от дельных случаях феноменологический и дескриптивный подходы.

Научная новизна работы определена тем, что этнополитический кон фликт в Чеченской Республике не изучен в полной мере, а также тем, что со храняющаяся динамика этого конфликта постоянно продуцирует новые фено мены, требующие адекватного и систематического научного анализа. В содер жательном аспекте научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

- уточнены эвристические границы традиционных подходов к анализу эт нополитического конфликта и показано, что в основе этих подходов лежит принцип редукционизма при определении сущности и научном анализе данного феномена;

- обосновано положение о том, что этнополитический конфликт характе ризуется изменением системы ценностей этноса относительно политических, экономических, социокультурных и других составляющих полиэтнического общества;

- выявлены особенности этнополитических процессов, характеризую щихся как институциональными отношениями, так и определенными социаль ными ожиданиями, культурными и идеологическими установками;

- показано, что отличительной особенностью религиозно-политического терроризма в регионе выступает то обстоятельство, что он теснейшим образом связан с терроризмом национально-этнической направленности, который не редко использует «исламское прикрытие», а определение идейно-политической базы, форм и методов деятельности «радикальных исламистов» в немалой сте пени происходит под внешним воздействием;

- обоснован тезис о том, что наличие противоречий между традиционным правовым устройством Чечни и федеральным законодательством свидетельст вует о необходимости более гибкого подхода к вопросам правовых систем в сложном по культурному и религиозному составу населения государстве;

- показана эвристическая ценность обращения в политологическом ана лизе к феномену повседневности, позволяющему выявить связь архетипиче ских установок национально-этнического сознания чеченцев с мотивацией и политическим поведением чеченского народа в условиях этнополитического конфликта.

Положения, выносимые на защиту:

1. Многоуровневая социокультурная модель этнополитического кон фликта предполагает, что социальные и культурные процессы порождаются не одним, а множеством факторов, обусловливающими динамический характер этнополитического пространства, адекватный анализ которого возможен на ос нове принципа дополнительности. Этнополитический конфликт с позиций со циокультурного подхода должен рассматриваться как сложносоставной соци альный конфликт, формирующийся на пересечении многих уровней и векторов социальной конфликтности.

2. Этнополитический конфликт является одним из возможных, но не обя зательным результатом проявления этнической общностью своих адаптивных способностей, выход из которого предполагает выявление постоянных и пере менных социокультурных факторов, влияющих на динамику этнополитических конфликтов, что позволит наиболее точно анализировать их в зависимости от места, времени и других составляющих конфликтного процесса.

3. Механизмы социокультурной динамики этнополитических процессов обнаруживаются при разведении концептов «системного мира социума» и «жизненного мира этноса», позволяющем показать, что внутри системы соци альных отношений всегда существуют «несистемные» элементы, и, если систе ма не выполняют своих функций и происходит ее разрушение, то подобные «несистемные» элементы могут порождать изменения, создавая новый струк турный порядок для решения социально значимых проблем.

4. Новая социокультурная ситуация современного этапа развития россий ского общества сделала невозможной монополизацию политической системой одной идеологией, что привело к выдвижению на первый план множество ча стных идеологий, а на Северном Кавказе, в силу его этнического и конфессио нального многообразия – националистических и этнократических доктрин, яв ляющихся выражением ценностного конфликта в условиях политизированной этничности.

5. В Чечне сфера политики четко не отграничена от областей обществен ных и личных отношений, поэтому принадлежность к тому или иному вирду и тейпу, верность тому или иному тарикату играет определяющую роль не только в религиозной, но и в политической ориентации чеченцев. В связи с этим в Че ченской Республике, возможно эффективное взаимодействие государственной и традиционной правовых систем при последней как дополняющей.

6. Анализ микродинамики чеченского общества, структур повседневно сти позволяет увидеть процессы функционирования различного рода социо культурных объектов: тейповых образование, адатов, этнополитических мифов, традиций, обычаев чеченского народа в их синкретическом единстве в практике обыденной жизни и влиянии этого социокультурного комплекса на поведенче ские установки в период этнополичитеского конфликта.

Теоретическое значение диссертации состоит в доказательстве тезиса о социокультурной обусловленности этнополитического конфликта, показе ме ханизмов его социокультурной динамики, и, таким образом, развитии методо логической базы исследования этнополитических процессов.

Практическое значение диссертации состоит в том, что материалы дис сертации могут быть использованы органами государственной власти Россий ской Федерации и Чеченской Республики для решения задач укрепления кон ституционного порядка в Чечне, стабилизации чеченского общества, налажива ния продуктивного диалога между различными этнокультурными группами, проживающими в районе этнополитического конфликта, в разрешении других этнополитических конфликтов, в практике межнациональных отношений в це лом.

Материалы диссертации могут быть использованы государственными и муниципальными органами для предотвращения этнических и этнополитиче ских конфликтов в других регионах РФ.

Материалы диссертации также могут быть использованы в учебном про цессе в преподавании учебных курсов политологии в высших учебных заведе ниях, специальных курсов по этнополитической конфликтологии, в разработке новых спецкурсов в рамках национально-регионального компонента ГОСВПО.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре социальной философии и этнологии Ставропольского государст венного университета.

Диссертационное исследование прошло апробацию на региональных на учно-практических конференциях “Экономические и социально-гуманитарные проблемы развития Северо-Кавказского региона в новом тысячелетии” (ноябрь 2000 г., г. Пятигорск);

“Духовно-гуманитарные и правовые проблемы общест венного развития” (ноябрь 2001, г. Пятигорск). Основные положения диссерта ции доложены автором на семинаре кафедры гуманитарных дисциплин Пяти горского института экономики и управления “Актуальные проблемы социо культурной методологии исследования духовных феноменов” (май 2002 г., г.

Пятигорск), семинаре Центра кавказоведения Пятигорского института эконо мики и управления «Актуальные проблемы современного кавказоведения» (май 2003 г.,), методологическом семинаре по социокультурным исследованиям ка федры гуманитарных дисциплин Пятигорского филиала Российского государ ственного торгово-экономического университета (январь 2004 г., г. Пятигорск).

По теме диссертации опубликовано 5 работ общим объемом 5 п.л.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов и заключения. Общий объем 178 страниц машинопис ного текста. Список использованной литературы составляет 232 позиции.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность избранной темы исследова ния, формулируется цель и задачи исследования, выявляются степень разрабо танности проблемы, объект и предмет исследования, дается описание методо логической базы исследования, характеристика ее новизны, указывается прак тическая значимость диссертационного исследования, формулируются положе ния, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические проблемы анализа фе номена этнополитического конфликта» проводится критический анализ тра диционных и современных теоретических моделей этничности и этнополитиче ских конфликтов, сложившихся в современной зарубежной и отечественной науке, рассматриваются актуальные проблемы социокультурной методологии анализа этнополитических процессов.

В первом параграфе «Современные исследования этничности: миро вой и отечественный опыт» проводится критический анализ концепций эт ничности, а также способов их классификации – примордиализма, инструмен тализма, конструктивизма. Подобная типология рассматривается как результат применения редукционистского способа понимания этничности и этнополити ческих процессов, в результате обосновывается необходимость использования социокультурного анализа и многоуровневой модели исследуемого явления.

В современном зарубежном и отечественном научном мире, несмотря на обилие школ и направлений, проблемы внутреннего содержания этнической общности остаются не решенными в полной мере. Основной причиной этих проблем является отсутствие междисциплинарного подхода, объединившего культурную, социальную, психологическую и биологическую суть этноса, а также высокая степень идеологизированности исследований данного феномена.

Анализ оснований теорий, относящихся к изучению человека, общества, политической жизни, привел к обнаружению недостаточности, несоответствия некоторых из них в плане решения актуальных проблем в межэтнических от ношениях. Так, устаревшими оказались практически все теории, авторы кото рых претендовали на универсальность в решении проблем этничности. Основ ной недостаток многих современных исследований состоит в том, что они не учитывают организующую роль досовременных этнических связей и того, как ранее существовавшие этнические общности оказывают воздействие на совре менные этнополитические общности и современные полиэтничные государст ва.

Концепция «жизненного мира», политическая феноменология становится в настоящее время важным направлением этнополитических исследований.

Понятная всем и общепринятая система этнических символов выступает регу лятором этнического поведения, в том числе и политического, способствует эт ническому объединению. По мере социального развития общество становится все более структурированным, а объединяющим началом может выступить и символическая среда, которая отличает членов одной этнической группы от другой.

В качестве реакции на символизм в науках, изучающих национально этнические процессы, в 1980-е гг. зарождается направление, называвшее себя «постмодернистская критика». Оно было характерно своим крайним реляти визмом и скептицизмом в отношении возможности надежного и объективного познания этнических явлений.

Постмодернистская критика выразила глубокий кризис, который пережи вала этнология 1980 – начала 1990-х гг. Этот кризис показал недостаточность для объяснения феномена этничности существующих концепций и необходи мость поиска путей решения проблемы. В качестве положительного в данном направлении следует указать на взгляд на культурную традицию как на посто янно меняющуюся, а на культуру как на процесс.

Социокультурное направление исследования феномена этничности стре мится проявить как научную строгость традиционных подходов, так и способ ность к анализу современных динамичных этнополитических процессов.

Во втором параграфе «Этнополитический конфликт: основные теоре тические концепции» анализируются концептуальные подходы в понимании сущности и причин возникновения этнополитических конфликтов, выявляются наиболее перспективные из них с точки зрения социокультурной методологии исследования этнополитических процессов.

Общее в различных определениях конфликтных ситуаций, связанных с этничностью – наличие этнического фактора или признаков, которые могут восприниматься в качестве этнических. Этот этнический фактор в рассматри ваемых конфликтах значит столь много, что всякая иная идентификация чело века – политическая, имущественная, социально-профессиональная – отходит на второй план.

Часто в качестве причин этнополитических конфликтов рассматриваются установки политических кругов, преследующих узкополитические цели и на правленные на мобилизацию национального сознания для реализации этих це лей в условиях этнополитического конфликта. Политико-идеологическая и пропагандистская деятельность элитных групп, при всей своей значимости, все же не является основным источником возникновения этнополитического кон фликта, так же как одно лишь наличие узкогрупповых интересов не является достаточным условием для развития какого-либо конфликта. Активность поли тических деятелей является в значительной мере реализацией и использованием конфликтных установок населения, которые в свою очередь обусловлены как объективными, так и субъективными условиями развития этнических общно стей.

Попытки классифицировать этнические конфликты привели к тому, что каждый исследователь предлагает собственную картину современных кон фликтов. Однако выделить каждый конфликт в «чистом виде» весьма сложно, поскольку конфликты обычно возникают в результате целого комплекса проти воречий различного характера. Так, в этнических конфликтах на Северном Кавказе этнонациональные конфликты возникают в связи с наложением этни ческих ареалов;

взаимными историческими обидами, корнями уходящими в сталинские депортации и автократические изменения административных гра ниц, а зачастую в досоветскую историю региона. К числу конфликтогенных факторов следует отнести также геокультурное положение региона на стыке цивилизаций, ухудшение экономической ситуации в постсоветский период, рост геополитической значимости Северного Кавказа после распада СССР, на следие административно-территориального размежевания в первые десятиле тия советской власти и последующие территориальные переделы, вследствие которых существующие границы административно-территориальных единиц стали линиями этнополитических разломов;

наличие в национально государственных образованиях политических институтов, формально состав лявших часть советской системы управления, однако фактически не имевших ни влияния, ни реальной политической власти;

утрата центром способности ре гулировать отношения этнополитических образований с государством в целом и др.

Учет данных причин позволяет оценить степень вероятности возникнове ния этнического конфликта в регионе, но не объяснить, почему и когда такие конфликты действительно происходят. Структурное сходство или аналогичные исходные условия, не ведут автоматически к развитию конфликта по одному и тому же сценарию. Действие механизма политизации этничности строится на основе сложного, многоуровневого, многофакторного и многостороннего взаи модействия постоянных составляющих системы этнической идентичности, с одной стороны, и переменных факторов социокультурной среды – с другой.

Политизированная этничность понимается как продукт структурной пе рестройки этнической идентичности, её особое состояния, характеризующееся повышенной сосредоточенностью членов этнической группы на политически значимых ценностях, являющихся социокультурными переменными социаль ной системы.

В диссертации обосновывается, что глубинные источники конфликтов коренятся в культурных особенностях народов, в их ценностных системах, и, следовательно, конфликт будет тем вероятнее, чем большими являются куль турные различия между ними.

В третьем параграфе «Социокультурные основания этнополитических конфликтов» рассматривается проблема социокультурных оснований этнопо литических конфликтов, факторов, влияющих на их динамику, способов их теоретического описания.

Современный этап развития российского общества, тенденции глобали зации в мире в целом приводят к качественному изменению социокультурных условий, обусловливающих динамику этнополитических процессов. Культур ные, социальные, политические и религиозные процессы в этнополитическом конфликте столь тесно переплетены, что их трудно отделить друг от друга.

Многофакторная модель исследования этнополитических конфликтов предполагает, что социальные и культурные системы порождаются не одним, а несколькими основаниями. Для выявления особенностей новой социокультур ной ситуации и адекватных способов ее описания следует использовать как традиционные, так и нетрадиционные теоретические разработки в области ис следования этнополитических конфликтов.

Этнополитические процессы в период этнополитического конфликта не имеют превалирующего направления, распространяются без регулярности, и не дают возможности однозначно предсказать следующее движение. В связи с этим является продуктивным описание данных процессов посредством понятия «ризома». Оно позволяет описывать беспорядочное, с точки зрения классиче ской науки, возникновение множественности разнонаправленных тенденций развития конфликтной ситуации.

Современный человек живет в мире, где сталкиваются различные идеоло гические конструкты, определяемые социальными, культурными, религиозны ми ценностями, от выбора которых зависит его смысложизненная ориентация.

В ситуации же ценностного конфликта появляются лидеры, для которых под вижность, процесс оказывается главным способом существования, и за кото рыми идут другие люди в поисках новых смыслов, утратив собственную иден тичность. Это приводит к тому, что социокультурным механизмом развертыва ния конфликта становится политическая идентификация посредством предос тавления инициаторам этнополитического конфликта новых «понятных» идей, символов, статусов.

В этих условиях происходит маргинализация целых групп населения, те ряющих свое место по отношению к существующей иерархии социальных ин ститутов, что приводит к попытке создать иные социальные институты, альтер нативные прежним, и на этой основе организовать социокультурное простран ство в соответствии с новой системой ценностей.

В условиях этнополитического конфликта структурированному классиче скому типу социального пространства противостоит другой – бесструктурный, где этнополитическое пространство не сводится к институциональным отноше ниям, а представляет собой поле социальных ожиданий, идеологических уста новок, индивидуальных идентификаций. Такое пространство может быть опи сано с помощью понятия «номадическое пространство».

Для ряда групп, участвующих в этнополитическом конфликте, особенно немногочисленных, характерно стремление не столько к территориальному, политическому или экономическому, сколько к культурному самоопределению.

Повседневная самоорганизация социальной жизни этноса выступают в данной ситуации в качестве одного из социокультурных оснований этнополитического конфликта.

Во второй главе «Этнополитический конфликт в Чеченской Респуб лике и его социокультурное измерение» рассматриваются уровни и компо ненты этнополитического конфликта в Чеченской Республике, выявляются его геополитические, политико-институциональные и повседневные детерминанты и составляющие.

Параграф первый «Геополитические факторы конфликта идеологий на Северном Кавказе» посвящен анализу роли геополитических составляю щих в становлении националистических, этнократических, панисламистских идеологий на Северном Кавказе в целом и в Чеченской Республике в частности.

Этнические конфликты в нашей стране в конце 80-90-х годов ХХ века во многом были реакцией на политико-экономические преобразования союзного, а затем федерального центра, не учитывавшего социокультурные особенности народов Юга России. В результате одной из сторон переживаемого Россией системного кризиса стал кризис цивилизационно-культурной идентификации народов Северного Кавказа.

Процесс глобализации как продукт западной цивилизации и, в опреде ленном смысле, объективный процесс несет в себе и деструктивные тенденции, особенно для социокультурной структуры, сложившейся в иных цивилизациях и регионах. Смена ценностей, норм и смыслов часто ведет к коренному изме нению устоявшихся социально-политических отношений. В этих условиях гло бализации стремления народов к воссозданию многополярного мира оказывают непосредственное влияние на поиск народами России, включая и Северный Кавказ, своей идентичности.

Северный Кавказ в результате вхождения в состав российского государ ства и участия в его культурном диалоге, в том числе с русским языком и куль турой обрел черты той общности, которые позволяют говорить о нем как об ис торико-культурном, а не только экономико-географическом регионе. Однако, этнический национализм, стимулируемый в таком сложном культурно цивилизационном пространстве международными политическими центрами яв ляется мощным дестабилизирующим обстановку фактором.

В культурном пространстве Северного Кавказа более значимыми стано вятся как национальные этнические культуры, так и культурные мировые сис темы, связанные с исламской традицией. Нахождение Чечни, других точек Се верного Кавказа и Закавказья в активной конфликтогенной зоне, между мощ ными Северо-Евразийской и Западно-Азиатской геополитическими образова ниями, предполагает постоянную конкуренцию России, Турции, Ирана, других субъектов геополитических отношений за преобладание в этом регионе. Смысл их активности состоит в том, чтобы превратить российский Северный Кавказ в составную часть мусульманского мира, а в геополитическом отношении вклю чить ее в «расширенный Ближний и Средний Восток». Попытки реализации этой цели представляют в настоящее время и в перспективе наиболее серьез ную угрозу национальным интересам России, стабильности и миру на Север ном Кавказе.

Но в случае гипотетического обретения независимости Чечня с большой степенью вероятности превратилась бы в инфраструктурный тупик. В этом случае очень многое потеряла бы не только Россия – потерял бы в первую оче редь Северный Кавказ, поскольку он выбывает из числа значимых инфраструк турных коридоров на новом формирующемся «южном» маршруте Европа – Азия.

На Северном Кавказе активно контактируют этносы различных социо культурных типов и конфессиональных ориентаций. При этом ислам все чаще рассматривается как специфическая мобилизационная идеология для кавказ ских народов, как важнейший фактор нового национального самосознания, как основание для создания самостоятельных государственных образований. При этом феномены, которые принято обозначать как «исламский экстремизм» и «исламский терроризм», зачастую подпитываются архаичными доисламскими формами социально-политического поведения горских народов. Все эти факто ры в значительной степени укрепляют позиции исламского экстремизма, одно временно используя его идеологические конструкты для оправдания своей по литической практики.

В конечном счете, исламский экстремизм обслуживает интересы ради кальной части исламского мира, используется клерикальными, политическими, экономическими кругами и государственными структурами для достижения собственных интересов на мусульманском пространстве и за его пределами.

Во втором параграфе «Федерализм и национальная государственность Чеченской Республики: особенности этнополитического процесса» иссле дуется значение социокультурной составляющей федерализма, позволяющей учитывать специфику традиционных для чеченского этноса политических ин ститутов и возможности их взаимоотношений с федеральными органами вла сти.

В условиях глобализации общественной жизни федеративная форма го сударственного устройства, призванная найти баланс между централизацией и разнообразием, становится особенно актуальной, а социокультурная состав ляющая федерализма приобретает первостепенную роль. В самом общем виде понятие «этнополитический процесс» фиксирует взаимосвязь между политикой и этничностью, которая определяет соответствующую динамику его развития.

Однако этнополитический процесс нельзя интерпретировать только лишь как политический срез этнической действительности. В основе этнополитических процессов лежат механизмы адаптации этноса к политическим условиям суще ствования, под которыми можно понимать не только его включенность в сис тему государственно-политических отношений, но и геополитическую ситуа цию, а также деятельность любых внешних по отношению к данному сообще ству политических сил.

Федерализм закономерен для России как многосоставного, многосубъ ектного образования, народ которой состоит из десятков разноконфессиональ ных, разноцивилизационных, в том числе автохтонных этносов, идентифици рующих себя в рамках конкретных территорий.

В странах с пестрым национальным составом населения и компактно размещенными этническими меньшинствами федерализм служит чаще всего не столько целью создания общества на определенных принципах, сколько сред ством сохранения территориальной целостности. В то же время опыт показыва ет, что федерализм, только как форма государственного устройства, сам по себе не может служить панацеей для решения «национального вопроса», поскольку территориальность питает, а не удовлетворяет требования общин, т.к. дает эт ническим и конфессиональным меньшинствам набор мощных политических рычагов для реализации своих политических интересов, облегчает региональ ным политическим элитам доступ к материальным и прочим ресурсам. На оп ределенной стадии становления, в определенных условиях члены этнических групп начинают считать, что, выделившись в самостоятельную экономическую, политическую, государственную единицу, они получают больший выигрыш, чем в состоянии зависимости от той крупномасштабной социально политической системы, к которой они принадлежат. Поэтому вопросы о форме государства и о том, чье оно, до сих пор лежат в основе этнополитических кон фликтов.

Федерализм, жестко фиксируя этнолингвистические границы, создает и укрепляет триаду «территория, государство, идентичность» – основу нацио нального государства, что только усиливает групповую мобилизацию и сепара тистские устремления.

В реальной политической жизни именно власть и государственная бюро кратия превращают культурные различия в основу для политической диффе ренциации между народами.

Именно руководство политических группировок играло первостепенную роль в определении стратегии и тактики процесса так называемого «националь ного возрождения» Чечни, который неизбежно сопровождался реанимацией тейповых, джамаатских, ущельных, фамильных и других патриархальных свя зей. В этих связях зачастую главенствуют представители коррумпированных властных, военных, банковско-коммерческих структур, которые образуют кла ны, контролирующие власть и ресурсы. Авторитарность и этническая закры тость клановых структур является одной из причин ущемления представителей «нетитульного» населения.

Политический процесс внутри Чеченской Республики отличается преоб ладанием клановых интересов: нынешняя система власти в Чечне основывается на зыбком соглашении между несколькими тейпами, усилившими свое влияние в результате очередного передела власти.

Как организация, гибко сочетающая землевладельческий и кровно родственный принципы, тейп оказался очень устойчивым и способным жить в современных условиях. Прежде всего, оказалось, что в кризисных ситуациях тейп смог взять на себя обязанность защищать личность и гражданское досто инство человека. Это очень важный сдерживающий фактор в условиях совре менной Чечни. Уже в силу этого тейп оказался вовлеченным в политическую жизнь.

Проблема роли традиционных институтов важна в контексте вопроса о государственном самоопределении этнических сообществ, и, в частности, Чеч ни. Принципиально важным аспектом этой проблемы является требование уче та разнообразия традиционных форм самоуправления и самоорганизации раз личных регионально-этнических сообществ.

В третьем параграфе «Политологический анализ повседневной само организации социальной жизни чеченского этноса» выявляются составляю щие повседневной жизни чеченского этноса, влияющие на уровень политико правовой культуры, способы политической мобилизации, политическое пове дение чеченцев, непосредственно связанных с архетипическими установками национально-этнического сознания.

Для социокультурного анализа этнополитических конфликтов продук тивно обращение к повседневным практикам жизни. Поскольку порядок чело веческих действий не определяется однозначно рациональными структурами, а реализуется в форме уклада повседневности, то повседневность следует рас сматривать как массовое творчество форм жизни, в том числе и политической.

К таким формам, имеющим широкое распространение в вайнахском об ществе и сегодня, можно отнести приверженность к адату (обычному праву), традиционно-этническим формам этикета, ориентированным на статусные цен ности и так называемые «идеалы престижного потребления» (пиры, церемония дарения и т.д.), героизацию абречества, акцентировку кровно-родственных свя зей в ущерб социальным формам взаимодействия.

Нестабильность общества объективно порождает потребность отыскания универсальной объединяющей модели, каковой становится традиционная на ционально-этническая картина мира, подчеркивающая «свойскость» в ущерб взаимосвязи инокультурных сообществ и этносов. При этом, в конструирова нии новой «чеченскости» конкурируют две противоположные установки: пер вая – включить в число чеченцев как можно больше групп, чтобы расширить политическую мощь и географическое пространство народа. Вторая, возни кающая в связи с соперничеством за ресурсы и властный контроль, заключается в активизации и изобретении новых групповых коалиций обычно на основе тейповых и клановых связей.

Повседневность тесно связана с эволюцией фольклорных форм в которых реализуется культурно-этническое самосознание этнической общности. В на родном сознании чеченского народа в условиях кризиса исторический процесс, социально-политические проблемы осмысливаются в соответствии с традици онными фольклорными формами, происходит фольклоризация идеологии и идеологизация фольклора.

В условиях социальной дестабилизации формы фольклорной культуры выступают как концентрат коллективного опыта, который аккумулируется в системе нормативных поведенческих и ценностных установок, отражающих систему идеалов и ожиданий этноса. Реализуясь в фольклорных формах, этни ческое сознание оказывается тесно связано с мифологическим сознанием, ак тивно используя его архетипы, символы, образы.

Чеченский кризис породил и актуализировал богатую псевдонаучную мифологию об истории чеченского народа, который из литературно публицистических текстов перешел в массовое сознание, в том числе и самих чеченцев. Один из таких доминирующих мифов – миф об исключительном природном свободолюбии и благородстве народа, которые он демонстрирует на протяжении всей своей истории, особенно двухвековым сопротивлением рос сийскому колониализму. Еще один миф – образ чеченца прежде всего как бес страшного воина, защитника своей родины, сильного и гуманного, хорошо знающего оружие и умеющего воевать. Этот образ создавался на основе мифо логических представлений усилиями лидеров дудаевской Чечни и профессио нальных пропагандистов.

Данные процессы способствуют актуализации архаических комплексов групповой агрессии и самозащиты, реализующихся в политическом поведении, возобновлению традиционного противостояния по принципу «мы – они». На рушаются процессы социальной солидаризации, утрачивается ощущение при надлежности к более широкой – государственно-политической общности. Фор мируется иллюзия того, что только архаические формы культуры этноса со ставляют основу его самобытности, уникальности и универсальной значимости.

Этнос начинает руководствоваться во всех своих действиях тем морально нравственным комплексом, который относится к традиционной национально этнической культуре и не имеет никакого отношения к правовым канонам со временной государственной жизни. Все это приводит к неподчинению государ ственно-правовым нормам, гибели легитимной государственности, институтов государственно-правового регулирования.

Становится понятно, что любой кризис государственности неизбежно вы зывает девальвацию цивилизационных ценностей, с ним связанных, и активи зацию архаических пластов сознания, архаических символов, которые берут на себя стабилизирующую роль. Возрождение же государственности, цивилизо ванных политических отношений является принципиальным условием решения этнополитических конфликтов, в том числе и в Чеченской Республике.

Исследование национального сознания, этнокультурных символов в со временной политической ситуации позволяет проанализировать реальные ме ханизмы объективации национально-этнических стереотипов и смоделировать реакцию этноса на те или иные культурные, политические, идеологические, со циально-экономические инновационные стратегии в условиях современного российского общества.

В заключении делаются выводы, что именно социокультурные исследо вания могут послужить отправной точкой дальнейшего изучения феномена эт нополитического конфликта. Дальнейшее исследование этнополитических конфликтов возможно только как комплексное, полиметодологическое, ориен тированное на “неклассический” тип исследования с широким привлечением достижений этнофилософии, социологии, культурологии и политической нау ки.

III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ИЗЛОЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА 1. Ушаков С.В. К проблеме генезиса социокультурной методологии ис следования духовных феноменов // Материалы 58-й ежегодной региональной научной конференции Пятигорской государственной фармацевтической акаде мии. – Пятигорск: Изд-во ПГФА, 2003.— С.186-200.

2. Ушаков С.В. Анализ феномена этничности в современной англо американской литературе: современные подходы // Актуальные проблемы эко логии, экономики, культуры (научные материалы) – Пятигорск, Изд-во ИнЭУ, 2003.- С.533-539.

3. Ушаков С.В. Культурная антропология и социально-политическая тео рия в исследовании этничности: мировой и отечественный опыт // Научные труды Российского государственного торгово-экономического университета.

Пятигорский филиал.— Вып. I. Ч. I. Социокультурные исследования. – Пяти горск: Изд-во «Издательский дом», 2004.— С.36-49.

4. Абзалетдинов О.Б., Ушаков С.В. Федерализм и национальная государ ственность Чеченской республики: особенности этнополитического процесса // Научные труды Российского государственного торгово-экономического уни верситета. Пятигорский филиал. Вып. I. Ч. I. Социокультурные исследования. – Пятигорск: Изд-во «Издательский дом», 2004. — С.85-97.

5. Ушаков С.В. Геополитические факторы конфликта идеологий на Север ном Кавказе // Актуальные проблемы политической регионалистики: Сб. науч.

ст. Вып. I. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2004. – С. 77-94.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.