WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ТУЧАПСКИЙ Артемий Кириллович ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ КРАСНОВ: СУДЬБА РУССКОГО ОФИЦЕРА Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Санкт-Петербург 2006

Работа выполнена на кафедре истории России и зарубежных стран Республиканского гуманитарного института Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант:

доктор исторических наук Соболев Геннадий Леонтьевич.

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук Ходяков Михаил Викторович.

кандидат исторических наук Пученков Александр Сергеевич.

Ведущая организация:

Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Защита состоится «»2006 г. в «» часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.52 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете (199155, г. Санкт-Петербург, пер. Декабристов, 16. Зал заседаний Ученого совета).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М.

Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «»2006 г.

И.о. ученого секретаря диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Е.П. Алексеев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации обусловлена тем, что, хотя в последние годы биографии вождей белого движения и привлекают внимание специалистов, многие страницы их жизни по-прежнему нуждаются в беспристрастном изучении. П.Н.

Краснов – фигура противоречивая. Генерал не смог смириться с победой советской власти, которую ненавидел всю жизнь, эта ненависть привела его, столько лет верой и правдой служившего России, к сотрудничеству с гитлеровцами. Имя Краснова и по сей день вызывает горячие споры. Данная работа позволяет уточнить оценку роли генерала в важнейших событиях отечественной истории, осветить такие вопросы, как служба Краснова до и во время первой мировой войны, его роль в организации похода III-го конного корпуса на Петроград в октябре 1917 г., в создании Донского государства, в развитии отношений Всевеликого войска Донского с Германией, странами Антанты, Добровольческой армией, Украиной, Кубанью, советской Россией.

Историография проблемы. Первая биография П.Н. Краснова была опубликована еще до революции в Военной энциклопедии1, одним из авторов которой он являлся. В заметке Краснов представлен в первую очередь как военный писатель, даны краткие сведения о прохождении службы и литературной деятельности.

Естественно, что после революции в советской России и СССР работы, повествующие о жизни Краснова, не появлялись. Для советских историков он был одним из предводителей контрреволюции, ярым врагом советской власти.

Дореволюционный период жизни генерала не представлял для них никакого интереса, а заслуги в годы первой мировой войны не вписывались в образ изменника родины. Жизнь генерала после революции интересовала советских историков лишь в связи с борьбой, которую вела с ним советская власть. На литературное творчество Краснова советские исследователи смотрели иронически.

Среди противников советской власти личность Краснова вызывала гораздо больший интерес. Вскоре после ухода генерала с поста атамана Всевеликого войска Донского в Новочеркасске была издана его биография2, написанная Г.

Щепкиным. Биография эта носит панегирический характер и не является серьезным историческим исследованием, хотя и содержит некоторые интересные сведения и документы. Сам П.Н. Краснов использовал работу Щепкина при написании своей книги «Всевеликое войско Донское».

В эмигрантских кругах отношение к Краснову было неоднозначным. У кого-то он вызывал глубокую неприязнь, у кого-то – уважение, тем более что теперь Военная энциклопедия. Т. ХIII. СПб., 1913.

Щепкин Г. Донской атаман генерал от кавалерии П.Н. Краснов. Новочеркасск, 1919.

генерал не вспоминал о казачьей самостийности (до начала Великой Отечественной войны). За границей неоднократно выходили небольшие биографические очерки, посвященные Краснову1.

В последние пятнадцать лет отечественные исследователи проявляют большой интерес к судьбам вождей антибольшевистского движения, в частности к судьбе П.Н. Краснова. Открыла отечественную историографию по этой теме вышедшая в 1991 г. книга В.Н. Королева «Старые Вешки. Повествование о казаках»2. Глава, посвященная Краснову, стала первой и, пожалуй, по сей день остается одной из лучших биографией генерала. Главный ее недостаток – отсутствие справочного аппарата. В.Н. Королевым и К.М. Поливановым была написана статья в биографическом словаре русских писателей3. Статья содержит богатый материал и список литературы и источников.

Среди других вышедших в последние годы исследований4 следует отметить статью А.В. Венкова в книге «Белые генералы»5. Наибольший интерес в ней представляет часть, посвященная атаманству генерала Краснова. К сожалению, статья помещена в популярном издании и лишена научного аппарата. Нельзя назвать в полном смысле научной книгу А. Смирнова «Атаман Краснов»6. Работа написана в публицистическом стиле, не имеет справочного аппарата и содержит фактические ошибки. В 2006 г. вышла книга «Белое движение. Исторические портреты», включающая статью «Генерал от кавалерии П.Н. Краснов» (автор А.В.

Марыняк). Как и авторы издававшихся ранее биографий генерала, А.В. Марыняк основное внимание уделил деятельности Краснова в качестве донского атамана и эмигрантскому периоду его жизни. Статья не имеет научного аппарата.

Что касается исторических событий, с которыми связано имя П.Н. Краснова, то им посвящена обширная историография. Этого, правда, нельзя сказать об участии Краснова в первой мировой войне: частям и соединениям, в которых он служил, и операциям, в которых участвовал, посвящено лишь несколько работ7.

Головин Н. Генерал Краснов. К 50-летию в офицерских чинах // Душа армии: Русская военная эмиграция о морально-психологических основах российской вооруженной силы. М., 1997.

С. 543-547;

Орехов В. Генерал П.Н. Краснов. К 40-летию его военно-литературной деятельности // Там же. С. 547-549;

Денисов С.В. Краткие сведения о жизни и деятельности бывшего атамана Всевеликого войска Донского генерала от кавалерии П.Н. Краснова // Казачий сборник. 1922. № 1.

С. 38-49;

№ 2. С. 44-53 и др.

Королев В.Н. Старые Вешки. Повествование о казаках. Ростов-на-Дону, 1991.

Русские писатели. 1800–1917. Биографический словарь. Т. III. М., 1994.

Алехин Ю.В. «Я – Царский генерал» // Россияне. 1993. № 2. С. 11-20;

№ 3. С. 15-25;

Михайлов О. Краснов П.Н. // Писатели Русского Зарубежья. 1918–1940: справочник. М., 1994 и др.

Венков А.В., Шишов А.В. Белые генералы. Ростов-на-Дону, 2000. С.81-172.

Смирнов А.А. Атаман Краснов. М., 2003.

Белой А. Выход из окружения XIX-го армейского корпуса у Томашова в 1914 г. М., 1937;

Опрышко О.Л. Кавказская конная дивизия, 1914-1917 гг. Нальчик, 1999.

Неоднократно обращались советские историки (И.И. Минц, А.Л. Фрайман, В.Д. Поликарпов и др.) к теме похода Керенского – Краснова на Петроград1.

Интерес для отечественных специалистов тогда представлял не сам поход, а меры, принятые большевиками для подавления «мятежа». Эта сторона вопроса была детально, на основе широчайшей источниковой базы исследована советскими историками.

Богатая отечественная и эмигрантская историография посвящена гражданской войне на Дону. Первая работа по этой теме – апологетический «Очерк политической истории Всевеликого войска Донского» – вышла еще в 1919 г. в Новочеркасске.

В работах советских исследователей красновский режим рассматривался с точки зрения противостояния с советской властью. Ученые доказывали, что антибольшевистские режимы не имели широкой социальной базы и не могли существовать без поддержки интервентов, исследования были посвящены в первую очередь вопросам военно-политической борьбы большевиков с Донским государством, интервенции, классовой борьбе на Дону2. Деятельность Краснова в качестве войскового атамана интереса у отечественных историков не вызывала.

В 1970-80-е гг. советские исследователи, обосновывая закономерность краха Донской государственности, приложили значительные усилия к изучению социально-экономической жизни Дона накануне революции и во время гражданской войны. С привлечением широчайшего фактического материала изучались поземельные отношения в Донской области, процессы социальной дифференциации казачества, социальная природа казачьей государственности. В этом направлении работали К.А. Хмелевский, А.И. Козлов, А.П. Ермолин, Ю.К.

Минц И.И. Разгром первого антисоветского мятежа: Бунт Керенского – Краснова // Борьба пролетариата. 1941. № 3. С. 24-49;

Булыгин И.А. Разгром контрреволюционного мятежа Керенского – Краснова // История СССР. 1957. № 5. С. 31-55;

Дыков И.Г. Разгром контрреволюционного мятежа Керенского - Краснова в 1917 г. М., 1960;

Голованов Н. Разгром похода Керенского на Петроград // Военно-исторический журнал. 1961. № 4. С. 38-46;

Константинов А.П. В.И. Ленин - организатор разгрома контрреволюционного мятежа Керенского - Краснова. Л., 1965;

Лутовинов И.С. Ликвидация мятежа Керенского - Краснова. Л., 1965;

Фрайман А.Л. Революция дает отпор. Л., 1967;

Мамай Н.В. В.И. Ленин - организатор разгрома антисоветского мятежа Керенского - Краснова и юнкеров в Петрограде // Военно-исторический журнал. 1968. № 4. С. 3-14;

Поликарпов В.Д Пролог гражданской войны в России (октябрь 1917 - февраль 1918 гг.). М., 1976;

Каплин А.Д. Советская историография второй половины 50-х - середины 80-х годов о крахе авантюры Керенского – Краснова // Вестник Харьковского университета. 1988. № 316. С. 13-18 и др.

Пролетарская революция на Дону. М.- Л., 1924;

Какурин Н.Е. Как сражалась революция. М.

– Л., 1926;

Москатов П. Рабочий класс Дона в борьбе за Советскую власть. Ростов-на-Дону, 1957;

Антонов А.Е. Боевой 1918-й год (военные действия Красной Армии в 1918 – начале 1919 гг.). М., 1961;

Хмелевский К.А. 1) Крах красновщины и немецкой интервенции на Дону (апрель 1918 – март 1919 гг.). Ростов-на-Дону, 1965;

2) Гражданская война на Дону. Л., 1967.;

Агулова Е.Е.

Разгром Донской армии Краснова. Источники и исследования: автореф. дис. … канд. ист. наук.

Воронеж, 1977;

Империалистическая интервенция на Дону и Северном Кавказе. М., 1988 и др.

Кириенко, Л.И. Футорянский, Ю.Ф. Болдырев, Л.А. Этенко, А.В. Венков, И.И.

Дедов, В.Д. Зимина и другие1.

В 1990-е гг. усиливается интерес специалистов к истории гражданской войны в отдельных регионах страны, в частности, - в связи с возрождением казачества – и к событиям в Донской области. Исследователи Р.Г. Тикиджьян и М.П. Астапенко использовали общецивилизационный подход к изучению проблем казачьей государственности. Затрагивает историю казачьего государства и его взаимоотношения с другими антибольшевистскими силами в своей монографии "Белые. Антибольшевистское движение на юге России. 1917-1918 гг." В.П. Федюк3.

Первому периоду существования Донского государства посвящена работа А.В.

Венкова «Антибольшевистское движение на юге России на начальном этапе гражданской войны»4. Автор исследует причины и выявляет закономерность казачьего сепаратизма в годы революции и гражданской войны. Проблематику, связанную с историей Всевеликого войска Донского, в контексте ситуации на белом юге России рассматривает в своем труде Л.А. Суетов5.

Особо следует отметить монографию Ю.Д. Гражданова «Всевеликое войско Донское»6. На основании широчайшей историографической и источниковой базы автор исследует причины и особенности возникновения Донской государственности, особенности мировоззрения казачества, сказавшиеся на ходе гражданской войны, особенности социально-экономической ситуации на Дону, внешнюю и внутреннюю политику Всевеликого войска Донского, уделяет внимание и личности атамана П.Н. Краснова, анализирует причины краха красновского режима. Вопросы не только внешней, но и внутренней политики Хмелевский К.А., Хмелевский С.К. Буря над Тихим Доном. Ростов-на-Дону, 1984;

Бабичев Д.С. Донское трудовое казачество в борьбе за власть Советов. Ростов-на-Дону, 1969;

Футорянский Л.И. Казачество в период Октября и гражданской войны в советской историографии. М., 1969;

Этенко Л.А. Большевистские организации Дона и Северного Кавказа в борьбе за власть Советов.

Ростов-на- Дону, 1972;

Дедов И.И. В сабельных походах. Создание красной кавалерии на Дону и ее роль в разгроме контрреволюции на юге России в 1918-1920 гг. Ростов-на-Дону, 1989;

Болдырев Ю.Ф. Борьба трудового крестьянства и казачества Донской области против белогвардейской диктатуры Краснова // Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы общественной науки. 1990. №2. С 17-38;

Ермолин А.П. Революция и казачество (1917- гг.). М., 1982;

Кириенко Ю.К. 1) Крах калединщины. М., 1976;

2) Революция и донское казачество.

Ростов-на-Дону, 1988;

Козлов А.И. Казачья окраина России. Ростов-на-Дону,1992;

Венков А.В.

Донское казачество в гражданской войне. Ростов-на-Дону, 1986;

Зимина В.Д. Крах германофильской монархической контрреволюции на юге России в годы гражданской войны и интервенции. Калинин, 1989.

Тикиджьян Р.Г. Донское казачество: история и современность. Шахты, 1992;

Астапенко М.П. Донские казаки. Ростов-на-Дону, 1992.

Федюк В.П. Белые. Антибольшевистское движение на юге России. 1917-1918 гг. М., 1996.

Венков А.В. Антибольшевистское движение на юге России на начальном этапе гражданской войны. Ростов-на-Дону, 1995.

Суетов Л.А. Белое дело. Гражданская война на юге России, 1917-1918 гг. СПб., 2000.

Гражданов Ю.Д. Всевеликое войско Донское в 1918 г. Волгоград, 1997.

Войска Донского рассматриваются в монографии Ю.Д. Гражданова и В.Д. Зиминой «Союз орлов. Белое дело России и германская интервенция в 1917-1920 гг.» Авторы убедительно доказали, что германофильство донского атамана было лишь тактическим маневром, вызванным необходимостью борьбы с советской властью.

Продолжают появляться исследования, посвященные экономике казачьих и крестьянских хозяйств на Дону и казачье-крестьянским отношениям (например, работы исследователей Р.Г. Тикиджьян и О.Б. Герман2).

Значительный вклад в изучение истории Всевеликого войска Донского при атамане Краснове внесли исследователи-эмигранты. Наиболее ранние и глубокие исследования принадлежат А.А. Зайцову и Н.Н. Головину3. Вопросы истории Войска Донского в период правления атамана Краснова рассматривал в своей работе «Россия и Дон (1549-1917 гг.): Исследование по истории государственного и административного права и политических движений на Дону» С.Г. Сватиков4.

Интерес для специалистов представляют работы В. Добрынина5. Автор описывает историю борьбы казаков против большевистской власти, исследует причины поражения Войска Донского, приводит статистические данные о социальном составе населения Войска, о численности Донской армии, ее вооружении и т.д.

Деятельность атамана и войскового правительства рассматривает в своей статье «Донской атаман П.Н. Краснов» К.П. Каклюгин6. Автор дает очерк внешне- и внутриполитических достижений донских властей в 1918 г. и анализирует причины неудачи, постигшей красновский режим зимой 1918-1919 гг.

Итак, историографический анализ показывает, что на сегодняшний день написано несколько работ, посвященных жизни П.Н. Краснова, изучению подвергались исторические события, с которыми связано имя генерала. Наиболее полно и всесторонне исследованными оказались такие проблемы, как разгром «мятежа Керенского – Краснова», борьба большевиков против атаманского режима Гражданов Ю.Д., Зимина В.Д. Союз орлов. Белое дело России и германская интервенция в 1917-1920 гг. Волгоград, 1997.

Тикиджьян Р.Г. Казачество и крестьянство Дона в революции и гражданской войне. 1917 1920 гг. Поиски консенсуса и противостояние // Казачий сборник. Ростов-на-Дону, 2000. С. 109 123;

Герман О.Б. 1) Экономика казачьих и крестьянских хозяйств Дона во второй половине XIX – начале XX вв. // Казачество: прошлое и настоящее. Волгоград, 2000. С. 167-178;

2) Казачье крестьянские отношения на Дону в 1917 – начале 1918 гг. Ростов-на-Дону, 2002.

Зайцов А.А. 1918 г. Очерки по истории русской гражданской войны. Париж, 1934;

Головин Н.Н. Российская контрреволюция в 1917-1918 гг. Б.м., 1937. Ч. 1-5.

Сватиков С.Г. Россия и Дон (1549-1917 гг.): Исследование по истории государственного и административного права и политических движений на Дону. Белград, 1924.

Добрынин В. 1) Борьба с большевизмом на юге России. Участие в борьбе донских казаков.

Февраль 1917 – март 1920 гг. Прага, 1921;

2) Дон в борьбе с коммуной // Военный сборник ОРВЗ.

1922. №2. С. 76-98;

3) Вооруженная борьба Дона с большевиками // Донская летопись. 1923. №1.

С. 93-130.

Каклюгин К.П. Донской атаман П.Н. Краснов и его время // Донская летопись. 1924. № 3. С.

68-162.

и интервентов на Дону в 1918 г., боевые действия на Южном фронте (в частности – оборона Царицына), были изучены многие стороны внутри- и внешнеполитической и социально-экономической жизни Всевеликого войска Донского. В то же время значительная часть проблем, связанных с жизнью и деятельностью П.Н. Краснова, осталась неизученной, в научный оборот введены еще не все исторические источники.

Таким образом, биография П.Н. Краснова и его роль в важнейших исторических событиях исследованы далеко не полностью. Исследования, проведенные нашими предшественниками, создали предпосылки, необходимые и достаточные для того, чтобы приступить к конкретно-историческому изучению биографии П.Н. Краснова и анализу его роли в событиях отечественной истории.

Учитывая актуальность, научную и практическую значимость темы, а также отсутствие целостного анализа и обобщающих трудов по данной проблематике, автор избрал объектом диссертационного исследования биографию П.Н. Краснова, а его предметом - судьбу Краснова до 1920 г. Диссертант ставит своей целью исследовать жизнь П.Н. Краснова до первой мировой войны, во время войны и в условиях революции и гражданской войны, дать мотивированную оценку его деятельности. Для этого в диссертации предпринята попытка решить следующие задачи:

- изучить жизнь и деятельность П.Н. Краснова до первой мировой войны (учеба в кадетском корпусе и юнкерском училище, служба в гвардейском и армейских казачьих полках);

- изучить боевой путь П.Н. Краснова в годы первой мировой войны;

- исследовать роль П.Н. Краснова в организации похода III-го конного корпуса на Петроград в октябре 1917 г., взаимоотношения между организаторами похода и причины его неудачного завершения;

- рассмотреть деятельность П.Н. Краснова на посту атамана Всевеликого войска Донского, причины избрания Краснова, социальную природу созданного при его активном участии государства, внешнюю и внутреннюю политику Войска, взаимоотношения с другими антибольшевистскими государственными образованиями юга России, причины краха режима Краснова.

Хронологические рамки диссертации охватывают период с 1869 г. по 1920 г., т.е. время до отъезда П.Н. Краснова за границу. Исследованию подвергся именно этот период, поскольку к нему относится непосредственное участие П.Н. Краснова в важнейших исторических событиях: первой мировой войне, походе войск Временного правительства на Петроград, гражданской войне на юге России.

Конечный рубеж исследования обусловлен тем, что в 1920 г. П.Н. Краснов покинул Россию и уже не мог оказывать непосредственного влияния на происходившие в ней события. Таким образом, в диссертации рассматривается жизненный путь генерала Краснова до избрания донским атаманом и деятельность на этом посту – период, когда он мог оказывать значительное влияние на ход гражданской войны.

Территориальные рамки диссертации охватывают области Российской империи и территорию других государств, где проходил службу и выполнял различные поручения П.Н. Краснов.

Источниковой базой исследования стали документы, хранящиеся в государственных архивных фондах, опубликованные документы, а также работы, написанные участниками событий.

При написании данной работы были использованы архивные исторические материалы, обнаруженные автором в фондах Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) и Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). В ЦГИА СПб хранятся документы 1-й классической гимназии, в которой 5 лет учился П.Н. Краснов. В фонде гимназии (ф. 114) имеется его личное дело, ведомости с экзаменационными и итоговыми оценками.

В РГВИА находятся документы, повествующие о прохождении Красновым службы. Это хранящийся в фонде лейб-гвардии Атаманского полка (ф. 3611) полный послужной список Краснова по 1910 г. и хранящаяся в фонде послужных списков офицеров (ф. 409) его боевая аттестация. В фонде полевого штаба казачьих войск при Верховном главнокомандующем (ф. 2007) имеются статистические сведения о боевой деятельности казачьих частей, боевые приказы, краткое описание боевых действий 1-й Донской казачьей дивизии, реляции боевых действий 2-й Сводной казачьей дивизии. В фонде штаба 3-й армии (ф. 2113) были обнаружены донесения и распоряжения о боевых действиях IV-го конного корпуса и приданных ему частей. В фонде штаба главнокомандующего армиями Северного фронта (ф. 2031) хранится переписка о командировании летом - осенью 1917 г.

частей и соединений с фронта в Петроград.

В ГАРФ находятся документы канцелярии войскового атамана Всевеликого войска Донского (ф. 102): атаманские приказы и переписка атамана с советом управляющих. В фонде отдела иностранных дел Всевеликого войска Донского (ф.

1261) хранятся документы, проливающие свет на отношения донских властей с Германией и советским правительством. В фонде совета управляющих отделами (ф. 103) имеются доклады, рапорты и переписка о политическом положении в области Войска Донского.

Богатый фактический материал, необходимый для изучения похода Керенского – Краснова на Петроград содержат сборники документов, такие как «Красный архив», «Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде», «История Великого Октября»1 и др. Важнейшую информацию об устройстве Всевеликого войска Донского и о деятельности донского атамана дают сборники законов и постановлений, принятых войсковым правительством и Кругом («Сборник узаконений и распоряжений правительства Всевеликого войска Донского», «Постановления Большого войскового Круга», «Сборник законов, принятых Большим войсковым Кругом…», «Положение о выборах на Большой войсковой Круг…», «С Войскового Круга. Краткое сообщение о заседаниях 1–8 февраля г.»2 и др.). Документальные источники по истории Всевеликого войска Донского издавались и в Советском Союзе («Борьба за Советскую власть на Дону. 1917– гг.», «Красный архив»3 и др.), но для составителей выходивших в СССР сборников документов важно было показать в первую очередь борьбу большевиков с антисоветским режимом и сотрудничество руководителей казачьего государства с интервентами.

Чрезвычайно важным источником при изучении деятельности П.Н. Краснова являются его воспоминания и очерки (хотя генерала не раз обвиняли в том, что он в своих исторических произведениях правду приносил в жертву фантазии)4. В статье «На внутреннем фронте» автор описывает обстановку, сложившуюся в стране и в армии летом – осенью 1917 г., и достаточно подробно рассказывает о событиях самого похода на Петроград. Вряд ли можно считать генерала виновным в неудаче, постигшей его корпус, а значит, и подозревать в фальсификации фактов, поэтому воспоминания кажутся достаточно достоверными, тем более что они во многом подтверждаются другими источниками. В работе «Всевеликое войско Донское» П.Н. Краснов рассказывает о борьбе казаков с большевиками, о создании казачьего государства и Донской армии, о внешнеполитическом положении Войска, об отношениях с Добровольческой армией. Конечно, к этой статье Красный архив. 1927. № 5.;

Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. М., 1957;

История Великого Октября. М., 1979.

Сборник узаконений и распоряжений правительства Всевеликого войска Донского.

Новочеркасск, 1918;

Постановления Большого войскового Круга. Новочеркасск, 1918;

Сборник законов, принятых Большим войсковым Кругом Всевеликого войска Донского 4-го созыва, в 1-ю сессию (15 августа – 20 сентября 1918 г.). Новочеркасск, 1918;

Положение о выборах на Большой войсковой Круг Всевеликого войска Донского. Новочеркасск, 1918;

С Войскового Круга. Краткое сообщение о заседаниях 1–8 февраля 1919 г. Ростов-на-Дону, 1919.

Борьба за Советскую власть на Дону. 1917–1920 гг. Ростов-на-Дону, 1957;

Красный архив.

Т. 6. М., 1934.

Краснов П.Н. 1) Павлоны. Париж, 1943;

2) Год войны. 14 месяцев на войне. Очерки русско японской войны с февраля 1904 по апрель 1905 г. СПб., 1905–1911;

3) Русско-японская война.

Восточный отряд на реке Ялу. Бой под Тюренгеном. СПб., 1911;

4) На рубеже Китая. Париж, 1939;

5) Накануне войны. Из жизни пограничного гарнизона. Париж, 1937;

6) О славных боевых днях 1914–1915 гг. 10-го Донского казачьего генерала Луковкина полка. Каменец-Подольск, 1915;

7) На внутреннем фронте // Архив русской революции Т. 1-2. М., 1991. С. 97-190;

8) Всевеликое войско Донское // Белое дело. Дон и Добровольческая армия. М., 1992. С. 5-209.

бывшего атамана, активно участвовавшего в политической борьбе, следует относиться критически.

Важным источником по истории похода Керенского – Краснована Петроград являются мемуары участников событий. Интерес представляют воспоминания А.Ф.

Керенского1. Трудно назвать их вполне честными. Свергнутый премьер-министр пытается представить себя главным организатором и движущей силой всего похода, явно преувеличивает свое влияние и авторитет Временного правительства в войсках, а неудачу всего предприятия объясняет «интригами» своих политических противников. Между прочим Керенский пишет и о якобы взятых в плен немецких инструкторах, руководивших действиями большевистских войск.

Все же воспоминания не только характеризуют личность премьер-министра, но и содержат интересную информацию о походе.

Еще один участник событий – комиссара Северного фронта В.С. Войтинский2.

Большой интерес представляет его свидетельство о позиции командующего фронтом генерала Черемисова, о роли Керенского в организации похода, о положении в войсках Северного фронта. Другой важный источник – воспоминания комиссара при Ставке В.Б. Станкевича3. Хотя Станкевич и допускает некоторые ошибки в датировке событий, его воспоминания очень интересны. Они во многом проливают свет на отношения между руководителями похода (Керенским, Красновым и Савинковым), показывают настроение казаков и солдат царскосельского гарнизона.

Сохранились и свидетельства противников Керенского. В воспоминаниях К.С.

Еремеева4, комиссара действовавшего против казаков отряда, описывается подготовка и ход боя 30 октября под Пулковом, финал похода: вступление большевистских войск в Гатчину, арест Краснова. Отрядом матросов, действовавшим против Ш-го конного корпуса, командовал П.Е. Дыбенко. Его рассказ5 изображает атмосферу, царившую в лагере большевиков накануне пулковского боя. Здесь же можно найти описание переговоров Дыбенко с казаками, ареста генерала Краснова. Хотя воспоминания содержат хронологические неточности, они интересны и полезны для исследователя. Свои воспоминания оставили руководители Петроградского ВРК В.А. Антонов Овсеенко6 и Н.И. Подвойский7.

Керенский А.Ф. 1) Гатчина // Октябрьская революция. Мемуары. М.,1991. С. 169-202;

2) Россия на историческом повороте. Мемуары. М., 1993.

Войтинский В.С. 1917-й. Год побед и поражений. Бенсон, 1990.

Станкевич В.Б. Воспоминания. Берлин, 1920.

Еремеев К.С. Пламя. М. – Л., 1930.

Дыбенко П.Е. 1) Из недр царского флота к Великому Октябрю. М., 1958;

2) Революционные балтийцы. М., 1959.

Антонов-Овсеенко В.А. В революции. М., 1957.

Подвойский Н.И. 1) Ленин в 1917 г. М. 1957;

2) Год 1917. М., 1958.

Интересные сведения об истории Всевеликого войска Донского, деятельности атамана, целях и средствах проводившейся им внешней политики содержатся в воспоминаниях генералов М. Свечина и А. Черячукина1. Яркие характеристики атамана можно найти и в вышедшей в Советском Союзе книге И. Калинина «Русская Вандея»2.

Крайне важны для изучения политики и личности атамана Краснова работы его главного политического партнера и оппонента - генерала Деникина («Очерки русской смуты», «История»)3. Деникин пишет о борьбе двух лидеров и двух взглядов на будущее России, о спорах из-за внешнеполитической ориентации, из-за политических целей и лозунгов, из-за форм сотрудничества.

Теоретико-методологической базой диссертации выступают методы конкретно-исторического исследования (главными из них являются историзм, объективность, системность научного анализа), позволившие рассмотреть факты в их взаимообусловленности и взаимосвязи.

Научная новизна исследования определяется комплексным анализом поставленной проблемы, разносторонним подходом к изучению жизни и деятельности П.Н. Краснова, исторических событий, в которых он принимал активное участие, и роли генерала в них. В данной работе впервые освещаются некоторые этапы жизни П.Н. Краснова и события, связанные с его именем.

Новизна работы состоит и в том, что автор вводит в научный оборот ранее не использовавшиеся архивные материалы – в частности документы, рассказывающие о боевой деятельности частей и соединений, которыми командовал П.Н. Краснов в годы первой мировой войны.

Практическая значимость исследования состоит в объективном и всестороннем освещении жизни П.Н. Краснова, факторов, повлиявших на формирование его мировоззрения и определивших его гражданский выбор после революции 1917 г., участия генерала в первой мировой войне и роли в борьбе против советской власти в октябре 1917 г. под Петроградом и в 1918 г. на Дону.

Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке и чтении курсов лекций, спецкурсов и спецсеминаров по истории России начала ХХ в. и истории гражданской войны.

Апробация результатов исследования. Тема диссертации утверждена Советом кафедры истории России и зарубежных стран ИППК – РГИ СПбГУ.

Свечин М. Записки старого генерала о былом. Ницца, 1964;

Черячукин А.В. Донские делегации на Украину и в Берлин в 1918-1919 гг. // Донская летопись Донская летопись. 1924. № 3. С. 163-231.

Калинин И. Русская Вандея. М.- Л., 1926.

Деникин А.И. Очерки русской смуты (Белое движение и борьба Добровольческой армии.

Вооруженные силы Юга России) // Белое дело. Дон и Добровольческая армия. М., 1992 С. 210-393;

2) История // Донская летопись. 1924. № 3. С. 362-372.

Основные положения и результаты исследования изложены в трех научных публикациях. Общий объем работ – 2,25 п.л. Автор выступал по теме диссертации на всероссийской конференции (Санкт-Петербург, 2002 г.).

Структура работы. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, формулируются цели и задачи работы, раскрывается научная и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Русский офицер П.Н. Краснов» рассматривается жизнь и деятельность П.Н. Краснова до революции. П.Н. Краснов родился 10 сентября г.1 в дворянской семье. Несколько поколений его предков были военными, и он, продолжая семейную традицию, поступил в Александровский кадетский корпус, затем в 1-е военное Павловское училище, после окончания которого начал службу в лейб-гвардии Атаманском полку. Учеба в Павловском училище и почти двадцатилетняя служба в гвардии сформировали из П.Н. Краснова «уставного трынчика военного дела», беззаветно любившего военную службу во всех ее мелочах.

П.Н. Краснов активно занимался литературным творчеством и журналистикой. В качестве специального корреспондента «Русского инвалида» он принимал участие в войне европейских держав с Китаем и русско-японской войне (участвовал в боях и сражениях под Ляояном, на реке Шахэ, под Мукденом и др.).

Одаренный офицер успешно продвигался по службе (хотя и был отчислен из Николаевской академии Генерального штаба). В 1913 г. он был назначен командиром 10-го Донского полка. С этим полком он и встретил Великую войну.

Автору исследования удалось на основе архивных данных изучить боевой путь П.Н. Краснова в годы мировой войны. В начале войны 1-я Донская казачья дивизия, в которую входил 10-й полк, прикрывала развертывание русских войск и производила разведку. За взятие в начале августа австрийского местечка Белжец и железнодорожной станции Любыч Краснов был награжден Георгиевским оружием2. В августе, в ходе Галицийской битвы, 10-й Донской полк принимал участие в Томашевском сражении. Стремительная атака казаков спасла XIX-й корпус от угрозы окружения. За эти бои Краснов был досрочно произведен в Даты, кроме особо оговоренных, приводятся по юлианскому календарю.

Щепкин Г. Донской атаман генерал от кавалерии П.Н. Краснов. С. 6;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1.

Д. 31. Л. 5-6.

генерал-майоры1. В ходе Ченстоховско-Краковской операции Краонская бригада (9-й и 10-й Донские казачьи полки) вместе с 1-й Гвардейской пехотной дивизией вела упорный бой с превосходящими силами австрийской пехоты, при этом казакам удалось захватить пленных2. 1-я Донская дивизия находилась в непрерывных боях до декабря 1914 г. С декабря противоборствующие стороны перешли к позиционной войне.

В начале 1915 г. 1-я Донская дивизия была переброшена в Галицию и нанесла на Днестре несколько поражений германцам и австро-венграм. Сам Краснов в ходе этих боев был ранен, но остался в строю3. С марта 1915 г. он командовал уже всей Краонской бригадой. В середине марта новообразованный III-й конный корпус, в который вошла 1-я Донская дивизия, нанес на Днестре поражение австрийцам, имевшим значительное численное превосходство4.

В апреле 1915 г. неприятель прорвал русский фронт у Горлицы. 9-я армия с целью отвлечь силы противника перешла в энергичное наступление вдоль Днестра.

В результате Заднестровского сражения, главную роль в котором сыграл III-й конный корпус5, противник был отброшена за Прут, однако этот тактический успех не улучшил стратегического положения Юго-Западного фронта6.

С апреля 1915 г. Краснов командовал 3-й бригадой (Черкесский и Ингушский полки) «Дикой» кавказской туземной дивизии. В течение мая кавказцы вели упорные бои на Пруте и Днестре. В ходе этих боев генерал лично водил в конную атаку 3-ю бригады Заамурской пограничной конной дивизии. За умелые действия и храбрость он получил орден св. Георгия 4-й степени7.

17 июля Краснов был назначен начальником 2-й Сводно-казачьей дивизии. Это было время отступления русской армии. Между отходящими войсками Северо Западного и Юго-Западного фронтов образовался разрыв, который прикрывали кавалерийские отряды. Входившая в состав IV-го конного корпуса дивизия Краснова вела постоянные арьергардные бои с противником, обладавшим значительным численным и техническим превосходством. В сентябре, пользуясь тем, что фронт еще окончательно не стабилизировался, 2-я Сводная казачья дивизия с приданными ей частями предпринимала партизанские набеги в районе рек Турия и Стоход8. С начала октября для дивизии началась окопная война.

Краснов П.Н. Накануне войны. С. 22;

Белой А. Выход из окружения XIX-го армейского корпуса... С. 71-73;

РГВИА. Ф. 409. Оп. 3. Д. 4457.

Краснов П.Н. Накануне войны. С. 21, 26, 28;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 31. Л. 31.

Краснов П.Н. Накануне войны. С. 31;

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 31. Л. 35.

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 31. Л. 38.

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 31. Л. 40-41.

Вопрос о том, участвовал ли П.Н. Краснов в апрельских боях III-го конного корпуса остался для нас неясным.

Опрышко О.Л. Кавказская конная дивизия... С. 137-148.

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 45. Л. 5–57.

В мае 1916 г. русская 8-я армия, в которую вошел и IV-й конный корпус, прорвала оборону неприятеля. Планировалось, что основной удар будет сопровождаться рейдом кавалерии по неприятельским тылам. С 26 по 29 мая 2-я Сводная казачья дивизия пыталась прорвать фронт противника под Волькой Галузийской. Пробиться к Ковелю дивизия не смогла, однако своими действиями сковала значительные силы противника, не позволив сосредоточить их в районе Луцкого прорыва1.

В июне 1916 г. 3-я армия, в которую вновь вошел IV-й конный корпус, провела Стырьскую операцию. Дивизия Краснова преследовала разбитого противника.

Успешные действия Краснова и опасность выхода его дивизии во фланг заставили австрийцев спешно отступить. В конце июня 1916 г. 2-я Сводно-казачья дивизия и приданные ей части форсировали Стоход и расширяли плацдарм на его берегу. На Стоходе дивизия Краснова сражалась до апреля 1917 г2.

В апреле 1917 г. дивизию Краснова отвели в тыл, она оказалась в окружении революционизированной солдатской массы и начала стремительно разлагаться.

Генерал воспринял это как личную трагедию. «Я переживал ужасную драму, - писал он. – Смерть казалась желанной. Ведь рухнуло все, чему молился, во что верил и что любил с самой колыбели в течение пятидесяти лет, – погибла армия»3.

Таким образом, в годы первой мировой войны П.Н. Краснов проявил себя храбрым и талантливым генералом. Имя его приобрело известность в армии.

Будучи потомственным кадровым офицером, Краснов не принял революцию и сопровождавший ее развал армии.

Во второй главе «Поход Керенского – Краснова на Петроград» рассматривается позиция, которую занимал генерал летом – осенью 1917 г., его роль в организации похода III-го конного корпуса на Петроград, взаимоотношения с А.Ф. Керенским. Автор исследует настроения генералитета и солдатских масс Северного фронта и обстоятельства переброски войск к столице.

26 августа 1917 г. Верховный главнокомандующий генерал Корнилов назначил П.Н. Краснова командиром III-го конного корпуса. Краснов, не колеблясь, поддержал выступление Корнилова, после его подавления был арестован, но вскоре отпущен и восстановлен в должности командира III-го корпуса, который оставался под Петроградом. Краснов не скрывал от казачьих комитетов, что цель пребывания казаков в окрестностях столицы - разгром возможного выступления большевиков (вообще, генерал сумел быстро приспособиться к новым условиям РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 45. Л. 216-240;

Ф. 2113. Оп. 1. Д. 67. Л. 404;

Д. 40. Л. 421.

РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 45. Л. 248-259;

РГВИА. Ф. 2113. Оп. 1. Д. 41. Л. 5;

Оп. 1. Д. 42. Л.

13.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 102.

службы и находил общий язык с комитетами). Однако в сентябре корпус удалили от столицы и разбросали по всему Северному фронту1.

Первые требования прислать в Петроград надежные части были получены командующим и комиссаром Северного фронта вечером 23 октября. Но положение в армиях Северного фронты - 1-й, 5-й и 12-й - было очень сложным. В этой ситуации генерал Черемисов (как и многие другие генералы) объявил о своем нейтралитете в начинающейся борьбе и саботировал распоряжения Верховного главнокомандующего2.

Только утром 25 октября, когда почти вся столица была захвачена восставшими, генерал Краснов получил распоряжение о переброске 1-й Донской дивизии к Петрограду. Однако вечером 25 октября этот приказ был отменен главнокомандующего армиями Северного фронта. Чтобы лично выяснить ситуацию, Краснов ночью 26 октября приехал в Псков, где встретился с прибывшим туда же Керенским. К рассвету 26 октября Краснов с Керенским прибыли к частям корпуса в Остров, но по причине саботажа железнодорожных служащих первый эшелон тронулся в путь лишь около 15 часов.

На рассвете 27 октября без боя была захвачена Гатчина. Находившиеся там большевистские войска сдались. Столь быстрый мирный захват Гатчины показал, что власть большевиков еще не успела прочно утвердиться. Дело заключалось не только в том, что большевикам не хватило времени организовать отпор наступлению Керенского. Солдатские массы вели себя пассивно: они объявляли о своем неучастии в «братоубийственной войне» или поддерживали того, на чьей стороне была сила. Так же было настроено и большинство частей Петроградского гарнизона3. Взятие Царского Села 28 октября уже сопровождалось перестрелкой, в которой участвовала даже артиллерия. Однако бой был недолгим, шестнадцатитысячный царскосельский гарнизон не смог остановить несколько сотен казаков.

Необходимо было идти дальше на Петроград, но III-й корпус простоял в Царском Селе весь день 29 октября. Причина заключалась в моральном состоянии отряда. Конечно, трудно поверить в версию Керенского о предательстве Краснова.

Недовольство министром-председателем и даже заговор против него действительно существовали, однако никаких свидетельств того, что Краснов участвовал в этом заговоре, нет. Естественно, генерал не был поклонником Керенского: «Он разрушил армию… и за то я (Краснов – авт.) презирал и ненавидел его». Но гораздо более опасным врагом Краснов считал большевиков.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 144;

РГВИА. Ф. 2031. Оп. 1. Д. 1609. Л. 73-181.

Войтинский В.С. 1917. Год побед и поражений. С. 279;

Красный архив. 1927. № 5. С. 77.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 156;

Подвойский Н.И. Ленин в 1917 г. С. 76;

Станкевич В.Б. Воспоминания. С. 276.

«… если Россия с Керенским, я пойду с ним. Его буду ненавидеть и проклинать, но служить и умирать пойду за Россию», - писал он1. О корректном отношении генерала к Керенскому пишет и В.Б. Станкевич2.

30 октября под Пулковом произошло решающее столкновение III-го конного корпуса и революционных войск. Из-за подавляющего превосходства большевиков в силах казакам пришлось отступить. Конечно, воля Краснова и его авторитет среди казаков переломить ситуацию не могли. Бой был начат из соображений скорее политических, чем военных, но преодолеть сопротивление революционных отрядов с теми минимальными силами, которые были у Краснова, не удалось.

Противники в этот день сражались неохотно. Об этом свидетельствует и легкость, с которой обращались в бегство целые роты и полки, и очень небольшие потери с обеих сторон.

Отряд Краснова отступил в Гатчину. Но оборонять город уже не было возможности: казаки отказывались получать боеприпасы и охранять мосты и переправы, а «российские войска» так и не подходили.

Ночью на 1 ноября в Гатчину прибыл председатель Центробалта П.Е. Дыбенко, который сумел убедить казаков не участвовать в гражданской войне и арестовать Керенского. С самого начала отношение казаков и офицеров к министру председателю было резко отрицательным, единственное, что его до сих пор спасало – это позиция Краснова. Но дисциплина в отряде стремительно разрушалась, и 1 ноября министр-председатель бежал. Участники событий по разному описывают это событие3. По всей вероятности, Краснов советовал Керенскому отправиться в Смольный для переговоров, но, когда Керенский отказался, помог ему скрыться из дворца.

В тот же день в Гатчину беспрепятственно вступили большевистские войска.

Краснов был доставлен в Смольный и арестован. Но большевики не торопились расправиться с ним, и вечером 2 ноября освободили. Если Краснов, которого арестовали в Петрограде, обвинял в нарушении честного слова большевиков4, то большевики, а вслед за ними и советские авторы утверждали, что дал слово не бороться с советской властью и нарушил его Краснов5.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 149.

Станкевич В.Б. Воспоминания. С. 273.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 174;

Самойлов Е. От белой гвардии - к фашизму // Неотвратимое возмездие: По материалам судебных процессов над изменникакми Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М., 1979. С. 113;

Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте… С.315.

Краснов П.Н. На внутреннем фронте. С. 177.

Подвойский Н.И. Год 1917. С. 174;

Антонов-Овсеенко В.А. В революции. С. 186.

III-й конный корпус был сосредоточен в Великих Луках. Разложившиеся полки постепенно отправили по домам. Самому П.Н. Краснову удалось пробраться на Дон с документами артельщика, командированного для закупки рыбы.

В третьей главе «Атаман Всевеликого войска Донского П.Н. Краснов» рассматривается деятельность Краснова на посту войскового атамана, автор исследует социальную природу Всевеликого войска Донского, его устройство, взаимоотношения с другими государствами, союзниками по антибольшевистской борьбе, с советской Россией, а также причины кризиса Донского государства зимой 1918-1919 гг.

После установления на Дону советской власти Краснов скрывался в станице Константиновской. В марте началось казачье восстание, повстанцы созвали Круг спасения Дона, которому предстояло избрать войскового атамана. По предложению Г.П. Янова и С.В. Денисова на Круг пригласили П.Н. Краснова.

Краснов был старшим по службе из донских генералов, прошел всю войну, всегда был строевым офицером и многие казаки знали его как строгого, но заботливого начальника. Наконец, Краснов обещал то, что хотели слышать от будущего атамана казаки: устройство донских дел;

мир с немцами;

«привольная» самостоятельная жизнь со своим казачьим Кругом и атаманом. Круг избрал Краснова атаманом и принял основные законы, предоставлявшие ему всю полноту власти.

П.Н. Краснов, в отличие от А.М. Каледина, не пытался объединить два противостоящих друг другу лагеря – казаков и крестьян, - а решил опереться только на призвавших его казаков. Казачество составляло около половины всех жителей Войска Донского, при этом казакам принадлежало 80-90 % всей земли1.

Естественно, что крестьяне - и «коренные», и тем более «пришлые» - связывали с революцией надежды на национализацию и уравнительное распределение земли. С другой стороны, казаки, во многом сочувствовавшие революции, конечно, не стремились отдавать свою землю крестьянам. Поэтому, создавая новое донское государство, атаман Краснов положил в его основу принцип «Дон – для донцов».

Собравшийся в августе 1918 г. Большой войсковой Круг, представлявший уже все станицы Донской области, в общем и целом одобрил политику Краснова, вновь избрал его на пост атамана (Краснова активно поддерживали немцы) и принял новые основные законы, несколько ограничившие атаманские полномочия.

Главным для Войска Донского внешнеполитическим вопросом в условиях гражданской и продолжавшейся мировой войны был вопрос об отношении к Германии и Антанте. Ко времени избрания Краснова атаманом Украина была Добрынин В. Борьба с большевизмом на юге России... С. 15-16;

Венков А.В. Донское казачество. С. 14;

Герман О.Б. 1) Казачье-крестьянские отношения на Дону... С. 30;

2) Экономика казачьих и крестьянских хозяйств Дона... С. 172.

оккупирована германскими войсками, которые заняли и часть Донской области.

Конечно, воевать с немцами было немыслимо, тем более что существование стабильного союзного донского государства было в интересах Германии. Краснов был ставленником простых казаков, а для них главную угрозу в то время представляли не дисциплинированные германские части, которые вели себя с казаками достаточно корректно1, а отряды красногвардейцев.

Всевеликому войску Донскому удалось установить с Германией торговые отношения, в основу которых был положен «принцип компенсации»: сырье обменивалось на оружие и сукно. Торговые отношения с Германией были более или менее равноправными, хотя, разумеется, между немецкими и донскими властями регулярно разгорались споры. Как правило, конфликты возникали в связи с обеспечением поставок сырья в Германию. Германия оказывала Всевеликому войску Донскому и внешнеполитическую поддержку: благодаря позиции Германии удалось достичь соглашения об установлении прежних границ с Украиной, при помощи немцев атаман пытался принудить к соглашению большевиков.

Еще до падения Германии Краснов пытался установить связь с Антантой.

Державы Согласия готовы были оказать помощь Дону, однако они не желали иметь дела с Красновым.

Естественным союзником Всевеликого войска Донского являлась Добровольческая армия. Автор диссертации исследует взаимоотношения Всевеликого войска Донского с Добровольческой армией и лично Краснова с Деникиным и причины существовавших между ними противоречий. Конфликты между атаманом и командованием Добровольческой армии происходили из-за выбора союзников, споры вызывали вопросы стратегии, устройство будущей России и, в связи с этим, отношение руководства Добровольческой армии к самостоятельности Дона.

Добровольческая армия стремилась к объединению всех антибольшевистских сил под знаменами Единой Неделимой России, для Деникина нормальное сотрудничество с сепаратистом Красновым было невозможно, атаман же не мог поступиться независимостью (а после завершения гражданской войны – широкой автономией) Дона. При этом Краснов, говоря о казачьей самостийности, всегда подчеркивал, что Войско Донское - лишь временно самостоятельное государство (впрочем, ради немецкой помощи он был готов - по крайней мере, на словах - пренебречь принципами3). Однако после колебаний некоторые шаги к объединению атаманом были сделаны. К зиме, когда Дон уже не зависел от немцев, вопрос о единой финансовой, почтовой, судебной системах был решен.

ГАРФ. Ф. 1261. Оп. 1. Д. 31. Л. 39.

Краснов П.Н. Всевеликое войско Донское. С. 9;

ГАРФ. Ф. 102. Оп. 1. Д. 22. Л. 3.

Черячукин А.В. Донские делегации на Украину и в Берлин... С. 188.

Серьезные противоречия вызвало и создание Юго-Восточного союза. Краснову пришлось действовать в чрезвычайно сложной ситуации: он должен был сохранить дружественные отношения с Германией, стремившейся к созданию марионеточного союза бывших частей Российской империи, и с Добровольческой армией, не желавшей признавать независимость возникших после революции государств. Как и в 1917 г., попытка объединения казачьих самостоятельных республик не удалась, обострив и без того сложные отношения между Доном, Кубанью и Добровольческой армией. Негодование командования Добровольческой армии вызывало и сближение Всевеликого войска Донского с созданной немцами Украинской державой, претендовавшим на исконно русские земли. Несмотря на территориальные споры, взаимопонимание атаману и гетману удалось найти достаточно быстро. Между Украиной и Доном были заключены экономические договоры, начались поставки оружия и военного снаряжения. Вопрос о признании Украиной Всевеликого войска Донского и связанный с ним вопрос о границах обсуждались несколько месяцев, но и здесь договоренность была достигнута.

Не могла не беспокоить Деникина возможность того, что Всевеликое войско Донское, а за ним и другие участники Юго-Восточного союза заключат мир с советским правительством. А Краснов, при всей своей ненависти к большевикам, был готов вступить с ними в соглашение и заключить торговые договоры. Атаман предпринимал в этом направлении усилия в течение всего своего правления1. В случае успешного завершения переговоров Добровольческая армия лишилась бы союзников, территории и базы.

Конфликты между добровольцами и донским руководством возникали и по другим причинам. Однако после поражения Германии в мировой войне позиции Деникина укрепились. Теперь Войско Донское зависело от Добровольческой армии, и атаман вынужден был признать над собой верховное командование Деникина при сохранении автономии Донской армии. Но и после этого отношения не стали лучше.

Зимой 1918 г. положение Донского фронта было очень тяжелым. Большевики стянули против казаков значительные силы. После ухода немцев с Украины и падения гетманского режима линия фронта сильно растянулась. Союзники своих войск не присылали, а добровольцы, занятые на Кубани, серьезной помощи пока оказать не могли. Экономика Всевеликого войска Донского была расстроена войной, остро стоял вопрос снабжения армии и населения продовольствием.

Недовольство интеллигенции вызывал авторитаризм режима Краснова, подавление общественных организаций и земского самоуправления, разросшаяся бюрократия.

Черячукин А.В. Донские делегации на Украину и в Берлин... С. 183. ГАРФ. Ф. 1261. Оп. 1.

Д. 10. Л. 25. Деникин А.И. История С. 363. См. также: Падалкин А.П. Поездка в Москву к Ленину с письмом донского атамана П.Н. Краснова // Донская летопись. 1924. № 3. С. 261-267.

Продолжал нарастать конфликт между казаками и неказачьим населением области.

Прекрасно была организована большевистская пропаганда (большевики обещали казакам сохранение их традиционного уклада).

В таких условиях, во время отступления Донской армии, открылась сессия Большого войскового Круга. 2 февраля 1919 г. депутаты потребовали снять с должностей соратников атамана руководителей армии генералов Денисова и Полякова. Краснов заявил о своей отставке. Через несколько дней атаманом был избран близкий к Деникину генерал А.П. Богаевский.

Участники событий и историки называли разные причины развала Северного фронта Донской армии и последовавшей за ним отставки Краснова. Указывались «антипатриотическая прогерманская ориентация» атамана, его стремление к авторитаризму, неразрешенность земельного вопроса и межсословных противоречий. Сам атаман связывал кризис своего режима с отказом союзников поддержать его и с позицией Деникина.

Лишившись поддержки Германии, Войско Донское еще не получило помощи от Добровольческой армии и союзников и вынуждено было вести непосильную борьбу в одиночестве. Плохие отношения между Красновым и Деникиным были общеизвестны, а союзники не раз демонстрировали свое нежелание иметь дело с Красновым. Именно в этот момент начался развал казачьих частей на фронте и были оставлены северные округа Войска, что и позволило парламентской оппозиции свергнуть властного атамана. Думается, все же именно во внешнеполитической конъюнктуре, неспособности Деникина и Краснова найти компромисс и, с другой стороны, усилившемся натиске Красной армии кроется первая причина падения красновского режима. Хотя, конечно, кризис был вызван целым комплексом названных выше обстоятельств.

П.Н. Краснов покинул Дон. В июле 1919 г. он был включен в списки Северо Западной армии. Видимо, генерал по-прежнему воспринимался как фигура политическая, поэтому получил не командный пост, а незавидную для генерала от кавалерии и бывшего донского атамана должность начальника отдела пропаганды.

Краснов не являлся больше донским атаманом и был свободен в своих суждениях.

Он выступал за единство всех антибольшевистских сил, критиковал тех, для кого «партия выше России». С марта 1920 г. начался эмигрантский период жизни П.Н.

Краснова.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны выводы о мотивах деятельности П.Н. Краснова, дана оценка его роли в организации похода на Петроград в октябре 1917 г. и в гражданской войне на юге России.

К 1917 г. П.Н. Краснов был заслуженным генералом, известным в армии кавалерийским начальником. Революция для него стала личной трагедией.

Краснов, патриот, мечтавший о победоносном завершении войны, представитель служилого дворянского рода, потомственный военный, не мог принять произошедших изменений и стал последовательным и непримиримым противником большевиков. Он безоговорочно поддержал Корнилова;

затем, не сомневаясь, встал на сторону Керенского, которого от всей души презирал;

в г. возглавил казачью республику, хотя не без оснований считался монархистом;

руководствуясь принципом «хоть с чертом, но против большевиков», он в конце жизни пошел на сотрудничество с нацистами. Генерал не раз менял свою тактику.

Летом 1917 г. он доказывал казакам невозможность создания казачьего государства. Весной 1918 г. он поощрял казачий национализм. В 1920-е гг. считал казачью самостийность «грехом». Во время Великой Отечественной войны снова вспомнил о казачьем национализме. Трудно предположить, что генерал столь часто менял убеждения. Но с 1917 г. он стал политиком и, поставив перед собой цель – борьбу с большевизмом, – использовал различные способы ее достижения.

П.Н. Краснов оказался в числе врагов советской власти с самого начала ее существования – ведь во многом благодаря его твердости поход III-го корпуса на Петроград вообще состоялся. Естественно, Краснов понимал всю авантюрность предприятия, но поход имел не военное, а политическое значение. Однако Временное правительство не только растеряло доверие народа, но и лишило себя в столь серьезный момент военной силы в окрестностях столицы. В результате драгоценное время было упущено.

Через полгода П.Н. Краснов стал донским атаманом. Кадровый офицер, никогда не занимавшийся административными и экономическими вопросами, Краснов проявил себя одаренным, гибким государственным деятелем. Он постарался дать казакам то, чего они ждали от революции (землю, свободу) и уберечь от того, чего они боялись (ограничения своих «прав» – в первую очередь, на землю). Таким образом ему удалось поднять и организовать казаков против советской власти. Чтобы оградиться от советской России и навести на Дону порядок, атаман строил самостоятельное государство;

чтобы не допустить к власти революционно настроенных деятелей и привлечь на свою сторону казаков, он насаждал казачий национализм. Во внешней политике Краснов придерживался практических взглядов и заключал союз с тем, кто действительно мог помочь Войску в борьбе с большевиками.

Править Войском Донским Краснову пришлось в чрезвычайно сложной ситуации. В условиях гражданской и завершающейся мировой войн он вынужден был лавировать между Германией, Антантой, Добровольческой армией и советской Россией. Следует отметить, что при всем своем великодержавном патриотизме и монархизме атаман руководствовался прежде всего местными, региональными интересами. При этом он проявлял удивительную гибкость. Но несмотря на все усилия Краснова, конечно, Всевеликое войско Донское было временным государственным образованием, судьба которого всецело зависела от исхода борьбы белых и красных. Дон не мог противостоять советской Россией без внешней поддержки.

Можно по-разному оценивать деятельность П.Н. Краснова, но, во всяком случае, следует признать, что это был весьма одаренный человек, сыгравший значительную роль в истории России.

По теме диссертации автором опубликованы 3 работы общим объемом 3,6 п.л.:

1. Тучапский А.К. Боевой путь П.Н. Краснова в годы первой мировой войны // Вестник молодых ученых. 2003. № 4 (серия: Исторические науки. 2003. № 2). С.

47-59.(1 п.л.).

2. Тучапский А.К. Попытка создания донской государственности. Всевеликое войско Донское при атамане П.Н. Краснове // Российская государственность:

история и современность: сб. ст. СПб.: Изд-во «Знаменитые универсанты», 2003. С.

437-446. (0, 5 п.л.).

3. Тучапский А.К. Роль генерала П.Н. Краснова в организации похода III-го кавалерийского корпуса на Петроград в октябре 1917 г. // Общество и власть:

материалы Всероссийской научной конференции. СПб.: СПб ГУКИ, 2004. С. 251 263. (2,1 п.л.).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.