WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Тимченко Владимир Александрович Деятельность южнороссийских благотворительных обществ, заведений, братств и попечительств во второй половине XIX века. На материалах Дона, Кубани и

Ставрополья.

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Новочеркасск 2004 Диссертация выполнена на кафедре истории и культурологии Новочеркасской государственной мелиоративной академии Научные руководители: доктор исторических наук, профессор Циткилов П.Я.;

кандидат исторических наук, профессор Рубаник А.Н.

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Панченко В.С.;

кандидат исторических наук, доцент Вартанян В.Г.

Ведущая организация: Ростовский государственный строительный университет

Защита состоится «19» марта 2004 г.

в «14» часов на заседании диссертационного совета Д. 212.208.08 по историческим наукам при Ростовском государственном университете.

Адрес: 344066, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ростовского государственного университета (ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «19» февраля 2004 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета доктор философских наук, профессор Ермоленко Т.Ф.

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Особым феноменом общественной жизни в России в различные конкретно-исторические периоды являлась благотворитель ность, побудительные мотивы которой были заложены в человеческих чувствах милосердия и сострадания. Широкое распространение институт общественной благотворительности получил во второй половине века. Экономическое развитие дореволюционной России, вызванное либерально-демократическими реформами 60 – 70-х годов века, привело к привлечению значительных людских и материальных ресурсов в сферу общественного призрения. Рост предпринимательства и накопление финансовых средств также создавали основу для ускоренного развития благотворительности. Размаху благотворительной деятельности способствовало и поощрительное законодательство, которое в значительной степени упрощало процедуру открытия различного рода благотворительных учреждений и предоставляло налоговые льготы для благотворителей.

Особую актуальность тема диссертационного исследования приобретает на фоне преобразований, происходящих в России в настоящее время. В условиях проведения современных социально-экономических и политических реформ обнаружилась неспособность государственных структур в полном объеме обеспечить эффективное функционирование органов социальной сферы. Это обусловило потребность в передаче части государственных полномочий по социально-экономической стабилизации общественных отношений благотвори тельным организациям и предопределило возросший интерес к такому явлению российской действительности как благотворительность. Возрождение современного российского института благотворительности осуществляется в принципиально иных условиях, являясь адекватной реакцией проявления кризисных тенденций в социально-экономической сфере и криминализации всего уклада жизни, а также значительного обнищания широких народных масс, происходившего на фоне увеличения количества вынужденных переселенцев, эскалации религиозного экстремизма и национализма. В подобной ситуации на сегодняшний день остро встает задача оказания помощи незащищенным слоям населения, которая не может быть успешно решена без учета исторического опыта борьбы с социальными проблемами. Степень значимости диссертационного исследования возрастает в связи с реформированием современной системы социальной поддержки и принятием Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11 августа 1995 года.

Изучение истоков, видов и форм дореволюционной благотворительной деятельности представляет собой богатейший материал для критического осмысления и использования накопленного опыта в условиях становления гражданского общества в нашей стране. Исследование института общественной благотворительности обусловлено и необходимостью определения оптимальных форм выражения общественной инициативы и гражданской самодеятельности.

Обращение к научной разработке истории благотворительности как в масштабах всей страны, так и на региональном уровне способствует получению объективных знаний об общих и местных проблемах функционирования учреждений общественного призрения, а также о специфике их становления и развития.

Учитывая вышеизложенное, диссертационное исследование приобретает не только научно-теоретическое, но и практическое значение.

Историография проблемы. Отсутствие на сегодняшний день комплексного исследования становления и развития системы общественной благотворительности южнороссийского региона в рассматриваемых границах позволило автору одним из первых обратиться к научной разработке данной проблемы. В соответствии с характером накопленного фактического материала и трансформацией применения методологических принципов его научного анализа в истории социального призрения в России можно условно выделить три основные этапа исследования: 1) вторая половина XIX века – начало XX века;

2) 1917 год – конец 1980-х годов;

3) начало 1990-х годов – настоящее время.

После отмены крепостного права, в связи с наметившейся демократизацией общественной мысли и общественного движения, а также реорганизацией управления бывшей помещичьей деревней, заметно усилился интерес как к изучению социальной политики государства, так и к проблемам негосударственной помощи. Среди дореволюционных исследований по истории благотворительности и общественного призрения особое значение имели труды П.

И. Георгиевского, П. И. Лыкошина, Е.Д.Максимова, Г. Г. Швиттау, В.Ильинского, В. Ф. Дерюжинского и других.1 В своих работах упомянутые авторы рассматривали исторические этапы общественного призрения в России и перспективы его развития, давали оценку деятельности приказов общественного призрения, земской благотворительности и основных благотворительных ведомств и учреждений XIX – начала XX веков, выделяли разнообразные формы государственного призрения и частной благотворительности, отмечали как религиозные, так и социально-экономические корни их возникновения.

При анализе работ по истории благотворительности в России можно выделить ряд монографий фундаментального характера, в которых интересующие нас проблемы получили определенное отражение. Большой интерес вызывает монография «Благотворительные учреждения Российской Империи» в 3-х томах (СПб, 1900), история создания которой восходит к 1898 году, когда Собственная Его Императорского Величества канцелярия по учреждениям императрицы Марии совместно с Департаментом здравоохранения МВД провела анкетирование по губерниям России для выявления объективной картины состояния благотворительной деятельности государственных и общественных органов призрения, результаты обработки которой и были опубликованы в этом издании.

Значительный интерес представляет и монография П. И. Лыкошина «Благотво рительная Россия. История государственной, общественной и частной благотворительности в России» (СПб., 1901.), состоящая из двух частей. В первой из них в хронологической последовательности дается подробная характеристика См., например: Георгиевский П.И. О призрении бедных. – СПб., 1897;

Призрение бедных и благотворительность. – СПб., 1894;

Лыкошин П.И. Благотворительная Россия: история государственной, общественной и частной благотворительности. – СПб., 1901. – В 2-х т.;

Максимов Е.Д. Общественная помощь нуждающимся в историческом ее развитии. Благотворительность в России: В 2-х т. / Составлено Собственною Его Императорского Величества Канцеляриею по учреждениям Императрицы Марии. – Т.1. – СПб. Типолит Н.Я. Ныркина, 1907. – С. 1-77;

Ильинский В. Благотворительность в России: история, настоящее положение и задачи. – СПб., 1908, 32с.;

Дерюжинский В.Ф. Заметки об общественном призрении. – М., 1897, 115с.

становления и развития благотворительности на протяжении многих веков. Вторая часть этого издания построена не по хронологическому, а по проблемному методу, что имеет свои преимущества, поскольку такое изложение позволило автору сосредоточить основное внимание на работе ведущих благотворительных обществ и организаций, центральное место среди которых заняло Ведомство учреждений Императрицы Марии.

Обобщая сведения основных монографических трудов дореволюционной литературы по общим проблемам благотворительности, следует отметить, что их анализ дает определенное представление как по истории этого феномена, так и о его развитии в те или иные периоды, по тем или иным направлениям, в рамках функционирования тех или иных обществ и заведений. Принимая во внимание значительность информации, помещенной в многочисленных таблицах и приложениях к проанализированным трудам, необходимо подчеркнуть, что существует и справочная литература, в которой данные сведения представлены с комментариями.1 Особенного внимания заслуживает «Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных учрежде ний в Санкт-Петербурге и Москве», составленный по распоряжению Главноуп равляющего Собственного Его Императорского Величества Канцелярией по учреждениям императрицы Марии на основании данных, собранных к 1896 году.

Целый ряд интересных работ, основанных на обобщении как обще российского, так и регионального материала, содержит информацию о таком важном направлении благотворительной деятельности, как трудовая помощь.2 Это направление получило широкое распространение в последней четверти XIX века, поэтому интересующие нас работы выходили либо на рубеже веков, либо в начале XX столетия. Одним из важнейших направлений деятельности благотворительных обществ и организаций было призрение детства. Этому вопросу в дореволюцион ной России уделялось большое внимание, свидетельством чего являются многочисленные детские благотворительные учреждения различного типа, деятельность которых нашла отражение и в литературе. Большим размахом деятельности как по числу учреждений, оказывавших благотворительную помощь, так и по количеству людей, пользовавшихся ею, Сборник сведений по общественной благотворительности. Т.1-7. – СПб., 1880-1886.;

Сборник сведений о благотворительности в России с краткими очерками благотворительных учреждений в Санкт-Петербурге и Москве. – СПб., 1899.;

Сборник статистических сведений о заведениях закрытого призрения детей, в том числе сирот сельского населения. – Петроград, 1916.

См. например: Волков Д. С. Что такое дома трудолюбия? Их основные начала и цели, состав, устройство, быт, источники. – СПб., 1898.;

Лутковский В.В. О домах трудолюбия в России. – СПб., 1898.;

Максимов Е.Д. Заметки о внутреннем устройстве домов трудолюбия. – СПб., 1901.;

Максимов Е.Д. Что такое трудовая помощь // Трудовая помощь. – 1900. - №7. – С.125-139;

№8. – С.264-281.;

Максимов Е.Д. Десятилетие Попечительства о домах трудолюбия и работных домах (1 сентября 1895 – сентября 1905 г.). – СПб., 1906.;

Горовцев А.М. Трудовая помощь как средство призрения бедных. – СПб., 1901.;

Швиттау Г.Г.

Трудовая помощь в России. Ч.1-2. – Петроград, 1915.

Детские приюты Ведомства учреждений Императрицы Марии (1839-1889 гг.). К 50-тилетию со времени издания положения о детских приютах, 27 декабря 1839 г. – СПб., 1889.;

Состоящее под высочайшим их императорских величеств покровительством Ведомство детских приютов и его задачи. Ч.1-34. – СПб., 1897-1911.;

Призрение детства. Сведения по общественной и частной благотворительности в России и за границей. Т.1-3. – СПб., 1888.

отличалось Российское Общество Красного Креста.1 Это учреждение являлось единственной организацией благотворительного типа, дожившей до наших дней.

Не меньший интерес во второй половине XIX века проявлялся по отношению к благотворительной деятельности русской православной церкви, свидетельством чего являются труды по проблемам благотворительности церкви, многие из которых носят общий характер.2 Из этих работ можно выделить книги В.М. Бензина. Их отличительными особенностями является то, что они, во первых, представляют собой статьи, опубликованные в журнале «Трудовая помощь» за 1906-1907 годы и объединены по хронологическому принципу, а во вторых, содержат значительный фактический материал по всем основным направлениям церковно-приходской благотворительности. Кроме трудов обобщающего характера в дореволюционной литературе имеется значительное число работ, посвященных отдельным церковным общинам и братствам, представляющим особую ценность в связи с возрождением благотворительной деятельности современной русской православной церкви в целом и отдельных ее звеньев, в частности.

Теоретическое благотворительное наследие дореволюционного времени исследуемого в диссертационной работе региона представлено, в своем большинстве, публицистическими изданиями. К их числу относятся такие работы как: «Общественное призрение в городе Екатеринодаре», составленное Я.О.

Верещакой;

«Обозрение XXVII-летней деятельности Ставропольского Благотворительного Общества по учебному заведению Святой Александры» И.В.

Бентковского;

«Екатеринодарское женское благотворительное общество»;

«Очерк деятельности Кубанского областного тюремного комитета»;

«Краткий исторический очерк образования и развития кубанской общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста»;

«Обозрение деятельности Ставропольского Братства Святого князя Владимира с 25 апреля 1880 года по января 1891 года»;

«Общество для пособия бедным донским учащимся.

Исторический очерк за двадцатипятилетие. 1875-1900», составленный Ф.Ф.

Денисовым.

Оценивая степень изученности института общественного призрения в историко-теоретических работах дореволюционных ученых и публицистов, следует отметить, что при изобилии трудов по общероссийской тематике, научное освещение специфики региональных моделей развития социального призрения, раскрывающих особенности функционирования общественных благотворитель ных учреждений в отдельно взятой местности, достаточно полного отражения в упомянутых исследованиях не получили. Кроме того, для большинства данных работ был свойственен описательно-публицистический характер. Попытки же См. например: Боцяновский В.Ф. Исторический очерк деятельности Российского Общества Красного Креста. – СПб., 1896.;

Очерк возникновения и деятельности Российского Общества Красного Креста. – СПб., 1913.;

Российское Общество Красного Креста: исторический обзор деятельности местных учреждений Красного Креста со времени их основания по 1908 год. – СПб.,1911 и др.

См. например: Бензин В.М. Церковно-приходская благотворительность на Руси.– СПб.,1907;

Бензин В.М. Церковно приходская благотворительность на Руси после 1864 года. – СПб., 1907;

Кудрявцев А. Нищенство как предмет попечения церкви, общества и государства. – Одесса, 1885;

Лабутин И.К. Характер христианской благотворительности. – СПб., 1899.

анализа отдельных направлений благотворительной деятельности сводились к обобщению фактического материала и к практическим рекомендациям по усовершенствованию системы призрения.

В советской историографии проблемы социального призрения в связи с резким изменением социальной структуры общества и социальной политики государства перестали быть актуальными. Основное внимание исследователей было направлено на изучение социального обеспечения и страхования социалистического типа. Фрагментарное освещение проблем дореволюционной благотворительности нашло отражение в немногочисленных советских трудах по истории ряда общественных учреждений.1 Некоторые аспекты благотворительности рассматривались в контексте исследования института церкви и профессионального движения.2 1960 – 1970-е годы ознаменовались появлением работ, посвященных истории функционирования общественных организаций, структурированных по отраслевому принципу.3 Наиболее важное значение среди упомянутых трудов принадлежит исследованию А.Д. Степанского, проанализировавшего дореволюционную деятельность как экономических, кооперативных, научных и литературно-художественных организаций, так и деятельность учреждений здравоохранения, взаимопомощи, просвещения и благотворительности как составной части общественного движения в целом.

Интерес к благотворительной теме со стороны исследователей стал активно проявляться с конца 1980-х годов. В те годы стали предприниматься попытки восстановления традиций социального призрения. Изучению исторического опыта России в области благотворительности посвящены работы Я.П. Щапова, П.В. Власова, Л.В. Бадя, П.И. Нещеретнего, М.В. Фирсова, Е.И.

Холостовой, К.В. Кузьмина, Б.А. Сутырина и других.5 Главная ценность этих трудов состоит в попытке систематизировать и интерпретировать накопленный фактический материал на основе единого методологического подхода. Наряду с описанием истории благотворительности и составлением периодизации этого явления, упомянутые исследователи занимаются как выявлением определенных Берг Л.С. Всесоюзное географическое общество за сто лет. – М.;

Л., 1946.

Кандидов Б. Церковный фронт в годы мировой войны. – М., 1929;

Святловский В.В. История профессионального движения в России. – Л., 1924.

Страшун И.Д. Русская общественная медицина в период между революциями. 1907 – 1917 годы. – М., 1964;

Филиппов Н.Г.

Научно-технические общества России (1866 – 1917). – М., 1976;

Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. – М., 1960;

Он же. 100 лет Красного Креста в нашей стране. – М., 1967.

Степанский А.Д. История общественных организаций дореволюционной России. – М., 1979;

Он же. Самодержавие и общественные организации России на рубеже - вв. – М., 1980.

См. например: Щапов Я.П. Благотворительность в дореволюционной России: опыт и вклад в цивилизацию // Россия в XX веке.

Историки мира спорят. – М., 1994. – С.84-88;

Власов П.В. Обитель милосердия. – М., 1991;

Бадя Л.В. Благотворительность и меценатство в России: Краткий исторический очерк. – М., 1993;

Нещеретний П.И. Исторические корни и традиции развития благотворительности в России. – М., 1993;

Очерки по истории социальной работы в России. – М., 1996;

Формы общественного призрения в России в XIV-XVIII веках. – М., 1993;

Общественное призрение и частная благотворительность в пореформенной России. – М., 1994;

Фирсов М.В. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. – М., 1996;

Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. – М., 1995;

Кузьмин К.В., Сутырин Б.А. История социальной работы за рубежом и в России (с древности до начала XX века). – Екатеринбург, 2002.

закономерностей в ее эволюции, так и проведением параллелей с практикой социальной работы в настоящее время.

Проблемы изучения русской благотворительности получили освещение и в трудах зарубежных историков.1 Наиболее существенный вклад в разработку проблем данной сферы внесла среди них А. Линденмайер, уделившая главное внимание становлению и функционированию института общественного призрения. В работах Линденмайер рассматриваются вопросы отношения самодержавия к проблеме бедности и нищенства, степени эффективности отклика властей на нужды бедняков, и параметров патернализма, характера восприятия экономического и социального неравенства, общественной иерархии и социальной стабильности, осмысления идеалов милосердия через призму поиска российской общественной мыслью XIX – начала XX веков национальной идентичности.

В отечественной литературе 1990-х годов появился ряд работ, посвященных исследованию историографии и источников по истории благотворительности и общественного призрения и принадлежащих перу Афанасьева В.Г., Соколова А.Р. и Ульяновой Г.Н.2 Обращение к отечественной и зарубежной историографии общественного призрения в России явилось необходимой предпосылкой изучения регионального аспекта благотворитель ности. Оно позволило не только выявить общие закономерности процесса развития института общественного призрения в России, но и определить место региональной модели оказания помощи нуждающимся в этом процессе.

Региональные аспекты проблемы нашли отражение в материалах Всероссийской конференции «Российская провинция XVIII-XX веков», проведенной в 1996 году в Пензе. В сборнике материалов конференции представлены статьи о благотворительности в Ярославской, Тверской, Калужской и некоторых других губерний центральной России. О благотворительности в Тамбове, Воронеже, Ставрополе и Екатеринбурге опубликованы статьи в сборнике «Социальная робота в России: прошлое и настоящее: Сб. статей и материалов» - М;

Ставрополь, 1998. Ряд проблем, посвященных благотвори тельности в российских провинциях, был рассмотрен на Всероссийской научно практической конференции, проходившей в марте 2002 года в Екатеринбурге.

(Милосердие и благотворительность в российской провинции: Тезисы докладов).

Освещение проблем донской благотворительности получило отражение в материалах ежегодно проводимой в городе Новочеркасске научно-теоретической конференции «Межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы», а также в сборниках научных статей Lindenmeyr, Adele. Poverty is not a vise: Charity, Society and the State in Imperial Russia – Princeton: Princeton univ. press, 1996, etc.;

Адель Линденмайер. Добровольные благотворительные общества в эпоху Великих реформ // Великие реформы в России.

1856-1874. / Под ред. Л.Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. – М. МГУ, 1992;

Кимбэлл А. Русское гражданское общество и политический кризис в эпоху Великих реформ // Великие реформы в России. 1856-1874. / Под ред. Л.Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. – М. МГУ, 1992;

Брэдли Дж. Общественные организации и развитие гражданского общества в дореволюционной России // Общественные науки и современность. – 1994. - №5.

Афанасьев В.Г., Соколов А.Р. Благотворительность в России: историографический аспект проблемы. – СПб., 1998;

Ульянова Г.Н. Благотворительность и общественное призрение // Россия, 1913 год. Статистико-документальный справочник. – СПб., 1995;

Социальная периодика по благотворительности в России. 1870-1907 // Вопросы историографии и источниковедения дооктябрьского периода. – М., 1992.

«Актуальные проблемы социальной истории» (Новочеркасск;

Ростов-на-Дону, 2000-2003).

Необходимо отметить, что количество работ, посвященных рассмотрению проблем общественной благотворительности второй половины XIX века в границах Дона, Кубани и Ставрополья, на сегодняшний день незначительно и отражает, как правило, отдельные стороны функционирования института общественного призрения. Круг означенных исследований представлен трудами таких авторов как: Римский С.В., Бобровников В.Г., Громов В.П., Е.В. Смирнова, Н.Ф. Шинкаренко, В.Н. Гуров, Е.А. Кулишов, П.Я. Циткилов и А.А. Пушкаренко. На исследовательском уровне отдельные направления общей проблемы генезиса и эволюции государственно-общественного призрения были изучены в работах Покотиловой Т.Е., Чернецова Н.В., Кононовой Т.Б., Пашенцева Д.А., Вертеловского А., Миндлина Я.С. и Косаговской И.И., Нувахова Б.Ш. и Лавровой И.Г., Болотиной Т.Н., Горбуновой Е.Ю., Ивановой Е.В., Солянова Г.А., Пашенцевой С.В., Апариной И.И., Ульяновой Г.Н., Бобровникова В.Г., Римского С.В., Человенко Т.Г. и Кононовой Е.С.2 В работах упомянутых авторов отражены как основные этапы и эволюция благотворительности и социального призрения в России, так и роль православной церкви, государства, общества и зарубежного опыта в их формировании, определены мотивы и социальный состав благотворителей, а также влияние благотворительности на общественно культурную жизнь страны.

В последние годы проблемы дореволюционной региональной благотворительности нашли отражение и в диссертациях таких исследователей, как: А. А. Белоусов, Д. А. Гурешидзе, А. Д. Хайруллина, Г.Д. Курманова, Т. Г.

Деревягина, С. Г. Казанцева, А. Н. Зориков, Касевич Е.В., Задворнова Е. Е., Шимукович С. Ф., Егорова Л. А., Колебакина Е.Ю., Иванова Н. М., Рогушина Л.

Римский С.В. Православная церковь и государство в XIX веке. Донская епархия: от прошлого к настоящему. – Ростов-на-Дону, 1998;

Бобровников В.Г. Церковно-приходская благотворительность на Руси и в Донской епархии. – Волгоград, 1992;

Громов В.П. Культурно-просветительская деятельность Екатеринодарского Благотворительного Общества в 60 – 90-е годы XIX века / Проблемы историографии и культурного наследия народов Кубани дореволюционного периода. Сборник научных трудов. – Краснодар, 1991;

Смирнова Е.В. Благотворительная деятельность на Ставрополье в конце XIX – начале XX века / Социальная работа в России: прошлое и настоящее. Сборник статей и материалов. – М. – Ставрополь, 1998;

Шинкаренко Н.Ф., Гуров В.Н.

Губернский город Ставрополь: развитие благотворительности и милосердия в конце XIX века;

Они же. Благотворительная деятельность Ставропольского на Кавказе Общества содействия воспитанию и защите детей / Социальная работа в России:

прошлое и настоящее. Сборник статей и материалов. – М. – Ставрополь, 1998;

Циткилов П.Я. Российские благотворительные общества и учреждения в конце - начале вв. (На примере Области войска Донского) // Актуальные проблемы истории, теории и технологии социальной работы. Сб. научных статей. Вып. 1. – Новочеркасск;

Ростов-на-Дону, 1998;

Пушкаренко А.А.

Деятельность благотворительных обществ на Дону в конце - начале вв. // Актуальные проблемы социальной истории.

Сб. научных статей. Вып. 4. – Новочеркасск;

Ростов-на-Дону, 2003.

См. например: Покотилова Т.Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России: мировоззрение и исторический опыт: Дисс. д-ра ист. наук. – Ставрополь, 1998;

Чернецов Н.В. Генезис и эволюция социального призрения в России. X-XIX вв.: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – М., 1996;

Пашенцев Д.А. Благотворительная деятельность Русской Православной Церкви во второй половине XIX – начале XX века: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – М., 1995;

Миндлин Я.С., Косаговская И.И. Традиции медико-социальной благотворительности в России // Помоги ближнему! Благотворительность вчера и сегодня. – М., 1994;

Нувахов Б.Ш., Лаврова И.Г. Этапы развития милосердия и благотворительности в России в XVIII-XX веке // Проблемы социальной гигиены и история медицины. – М., 1995;

Иванова Е.В. Внедрение в российскую систему благотворительности зарубежного опыта социальной работы в конце XIX-XX веков: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – М., 1998;

Пашенцева С.В. Правовой статус и структура женских благотворительных обществ России конца XIX – начала XX веков. – М., 1999;

Ульянова Г.Н. Изучение социальных аномалий, благотворительности и общественного призрения в России // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. – М., 1996. – С.405-406.;

Бобровников В.Г.

Благотворительность и призрение в России. – Волгоград, 2000;

Римский С.В. Российская церковь в эпоху Великих реформ:

Церковные реформы в России 1860-1870-х гг. – М., 1999.

Г., Мокроносова О. М., Нагайцева Н. Д., Спирина В. И., Вантеева Н. В..1 Темы работ этих авторов в той или иной степени пересекаются с тематикой настоящей диссертации и поэтому имеют для данного исследования определенную теоретическую ценность, так как позволяют выявить региональные особенности формирования системы общественного призрения в России. Однако, значительная часть данных трудов страдает фрагментарностью изложения истории становления и эволюции региональных учреждений общественной благотворительности.

Комплексный анализ вопросов общественного призрения на Ставрополье и Кубани в XIX – начале XX веков дан в диссертации Н.В. Вантеевой.2 Основной акцент в этой работе сделан на таких аспектах как: функционирование государственных органов призрения на Ставрополье и Кубани, осуществление благотворительной деятельности учреждениями «на особых основаниях управляемых», а также оказание помощи нуждающимся органами городского и земского самоуправления. Раскрытие же вопросов, посвященных деятельности благотворительных учреждений и благотворительной практике русской православной церкви на Ставрополье и Кубани, в данном исследовании должного освещения не получило. Кроме того, автору в полной мере не удалось как обозначить основные тенденции и динамику развития социального призрения в рассматриваемых регионах, так и установить организационные, структурные и функциональные особенности систем общественного призрения, проявившиеся на фоне общероссийской традиции оказания социальной помощи в данных местностях.

Следует заключить, что несмотря на то, что в последнее десятилетие интерес к вопросам оказания социальной помощи значительно возрос, целостного представления о закономерностях развития общественной благотворительности в южнороссийском регионе второй половины XIX века в границах Дона, Кубани и Ставрополья, в исторической литературе до настоящего времени не сложилось.

Между тем, социальное призрение являлось одним из важных элементов общественных отношений исследуемого в диссертации периода, без учета наличия которого представления о закономерностях и тенденциях социального См. например: Белоусов А.А. Меценатство и благотворительность на Дальнем Востоке России: Автореф. дисс. канд. ист.

наук. – Владивосток, 1997;

Курманова Г.Д. Социальное призрение на Европейском Севере в последней трети XIX – начале XX века: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – Сыктывкар, 2001;

Казанцева С.Г. Развитие благотворительности в Самарской и Симбирской губерниях во второй половине XIX – начале XX века.: Автореф. дисс. канд. ист наук. – Самара, 2000;

Зориков А.Н.

Региональные структуры пенитенциарной системы и благотворительно-тюремные общества России на рубеже XIX – XX веков:

На материалах Тверской губернии: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – Тверь, 1996;

Касевич Е.В. Проблемы социального развития городов Ставропольской губернии и Кубанской области в 1860-х – 1917 годах: Дисс. канд. ист. наук. – Ставрополь, 2000;

Задворнова Е.Е. Государственно-общественное призрение на Урале (последняя треть XVIII – начало XX веков): Автореф. дисс.

канд. ист. наук. – Курган, 2001;

Егорова Л.А. Благотворительность в российской провинции (Костромская губерния, 2-я половина XIX – начало XX в.): Автореф. дисс. канд. ист. наук. – М., 2002;

Колебакина Е.Ю. Общественное призрение и благотворительность в Архангельской губернии (конец XVIII – начало XX веков): Автореф. дисс. канд. ист. наук. – Архангельск, 2002;

Мокроносова О.М. Благотворительные организации во 2-й половине XIX – начале XX веков (на материалах южного Урала): Автореф. дисс. канд. ист. наук. – Оренбург, 2002;

Нагайцева Н.Д. Благотворительность в Забайкалье в XIX веке:

исторический аспект: Автореф. дисс. канд. ист. наук. – Улан-Удэ, 2002;

Спирина В.И. Основные направления и особенности исторического развития социальной работы в Кубанском регионе, конец XVIII – начало XX века: Дисс. д-ра пед. наук. – Майкоп, 2000;

Вантеева Н.В. Общественное призрение на Ставрополье и Кубани в XIX – начале XX веке: Автореф. дисс. канд.

ист. наук. – Ставрополь, 2000.

Вантеева Н.В. Общественное призрение на Ставрополье и Кубани в XIX – начале XX веке: Автореф. дисс. канд.

ист. наук. – Ставрополь, 2000.

развития в России второй половины XIX века не могут быть целостными и объективными.

Цели и задачи исследования. Цель работы заключается в комплексном исследовании проблем возникновения и совершенствования системы благотворительных общественных учреждений южнороссийского региона (Дона, Кубани и Ставрополья) во второй половине XIX века. Для достижения намеченной цели предполагалось решить следующие задачи:

• обозначить основные тенденции и динамику развития общественного призрения в России в целом и в регионе Юга страны в частности.

• рассмотреть специфику деятельности широкопрофильных благотвори тельных учреждений, функционировавших на Дону, Ставрополье и Кубани во второй половине века.

• проанализировать деятельность благотворительных учреждений, имев ших узкоспециальную направленность.

• исследовать особенности деятельности всесословных церковных благот ворительных организаций.

• изучить проблему функционирования церковных учреждений, построенных на началах сословной взаимопомощи.

• осветить вопросы благотворительной деятельности воспитательно образовательных организаций Юга России, находившихся под покровительством Ведомства учреждений Императрицы Марии Федоровны.

• изучить деятельность специализированных благотворительных организаций по оказанию амбулаторной и врачебно-санитарной помощи.

• проанализировать на региональном уровне работу крупных общеимперских благотворительных учреждений, выполнявших во второй половине века исправительно-трудовую функцию.

Объектом исследования выступает институт общественного призрения и благотворительности, осуществлявший реализацию системного подхода в сфере оказания социальной помощи нуждавшимся.

Предметом исследования является деятельность благотворительных общественных учреждений (обществ, заведений, братств и попечительств) южнороссийского региона во второй половине XIX века (на материалах Дона, Кубани и Ставрополья).

Хронологические рамки работы охватывают пореформенный период XIX века, акцентирование внимания на котором обусловлено стремительным развитием капитализма, ускоренного либерально-демократическими реформами 60 – 70-х годов XIX века, приведшими как к росту предпринимательства и накоплению капиталов, так и к созданию материальной базы для быстрого развития общественных и частных благотворительных учреждений, процедура регистрации которых в соответствии с поощрительным законодательством года была значительно упрощена. Основанием же для определения верхней хронологической границы данного периода послужили политические события начала XX века, порубежным среди которых оказалось принятие закона от 4 марта 1906 года под названием «Временные правила об обществах и союзах», явившимся основным законодательным актом для благотворительных организаций вплоть до революционных событий 1917 года.

Территориальные границы исследования включают в себя Область войска Донского, Кубанскую область и Ставропольскую губернию, с учетом территориально-административных изменений, происходивших в данных местностях в рассматриваемое время. На выбор территориальных границ исследования оказала воздействие специфика общественного призрения в этих местностях, особенности становления и развития которого были обусловлены здесь как рядом социально-экономических и социокультурных факторов, взаимодействующих и взаимовлияющих друг на друга, так и наличием внешних причин, зачастую связанных с общероссийскими тенденциями в сфере эволюции форм и методов социальной помощи.

Методологической и теоретической основой исследования является синтезированное и рациональное сочетание формационного и цивилизационного подходов. В процессе использования формационного подхода удалось определить степень зависимости развития системы общественного призрения от социально экономических и политических факторов в порубежный период существования двух формаций: феодализма в первой половине XIX века и капитализма во второй половине XIX века. Цивилизационный подход предоставил возможность выявить особенности развития общественной благотворительности на Юге России с учетом социокультурных и геополитических характеристик рассматриваемых территорий.

Используемые подходы предопределили комплексное применение методологических принципов, которое позволило четче очертить причинно следственные закономерности в развитии благотворительного движения, выяснить его потенциальные возможности и эффективность в изменяющихся исторических условиях. Основополагающими принципами исследования при изучении проблем деятельности российских благотворительных общественных учреждений во второй половине века являлись принципы научности, комплексности, всесторонности, историзма и объективности. В качестве промежуточного звена в исследовании использован структурно-функциональный подход, позволяющий рассмотреть многоуровневость системы помощи нуждающимся во взаимосвязи ее отдельных подразделений в процессе реализации функций призрения. При написании работы использовались такие методы исследования как: метод периодизации, проблемно-хронологический, историко-системный, историко сравнительный, метод классификации. В частности, историко-системный метод позволил раскрыть внутренний механизм системы помощи нуждающимся на конкретном историческом этапе, а историко-сравнительный метод позволил выявить специфику общественной благотворительности на Дону, Кубани и Ставрополье. При рассмотрении различного рода документации использовался метод критического анализа;

практическая деятельность и освещение финансовой структуры учреждений проведена с помощью статистического метода.

Источниковую базу исследования представляют различные группы источников. К ним относятся фондовые материалы государственных архивов Ростовской области, Ставропольского и Краснодарского краев;

нормативно правовые акты Российской Империи;

отчетная документация;

справочно статистические издания;

периодические издания центральной и местной печати.

Наиболее важную группу представляют собой архивные источники, несущие в себе ценную историческую информацию о возникновении, функционировании благотворительных учреждений на Дону, Кубани и Ставрополье, а также политике государственных и общественных органов управления в сфере призрения. Комплексный анализ архивной документации позволил как смоделировать историю развития отдельных благотворительных учреждений, функционировавших во второй половине XIX века на Дону, Кубани и Ставрополье, так и воссоздать полную картину эволюции института общественной благотворительности в рассматриваемом регионе в целом.

При написании работы использовались материалы в объеме 18 фондов (около 60 дел), хранящиеся в Государственных архивах Ростовской области (ГАРО), Краснодарского края (ГАКК) и Ставропольского края (ГАСК). Среди архивных фондов ГАРО одними из самых информативных являлись такие фонды как: фонд 46 «Атаманская канцелярия», фонд 54 «Областной войска Донского Приказ общественного призрения», фонд 55, фонд 91, фонд 353 «Областной Войска Донского статистический комитет», фонд 226 «Донская духовная консистория», фонд 579 «Канцелярия таганрогского градоначальника».

Существенные сведения об общественной благотворительности в Ставропольской губернии можно почерпнуть из таких фондов как: фонд 62 «Ставропольское местное управление Российского Общества Красного Креста», фонд «Ставропольский попечительный о тюрьмах комитет», фонд 311 «Ставропольская губернская земская управа», фонд 361 «Кавказское попечительство о бедных духовного звания», фонд 364 «Ставропольское попечительство о бедных духовного звания», фонд 1265 «Правление Ставропольской епархиальной братской кассы». Среди интересовавших автора фондов ГАККа выделяются: фонд 454 «Канцелярия Начальника Кубанской области и Наказного Атамана Кубанского казачьего войска», фонд 460 «Кубанский областной статистический комитет» и фонд 461 «Кубанский областной попечительный о тюрьмах комитет Главного тюремного правления МВД». Материалы вышеперечисленных фондов имеют важное значение для системного изучения эволюции благотворительных учреждений в рассматриваемом регионе. Они предоставляют возможность оценить эффективность проводимой благотворительной деятельности, приоритетность ее направлений и масштабность.

В группу нормативно-правовых актов включены законодательные акты, примерные уставы, правила и циркуляры, касающиеся устройства и функционирования учреждений общественного призрения, характеризующие основы организации призрения в Российской Империи. Вышеуказанный круг источников позволяет выявить самые общие принципы организации общественного призрения в России и примерные правила деятельности отдельных благотворительных учреждений без учета региональной специфики.

К числу источников отчетной документации относятся публикуемые ежегодные и юбилейные отчеты о состоянии и деятельности различного рода благотворительных обществ, финансовые отчеты комитетов, правлений, советов, попечительств, управлений, отделений и т.д. Документы этой группы позволяют отследить динамику развития деятельности благотворительных учреждений, выявить источники доходов, сферу функционирования и способы осуществления благотворительности и общественного призрения.

Значительная часть источников представлена справочно статистическими изданиями. Выявить региональные особенности функционирования общественных благотворительных учреждений и провести сопоставительный анализ в определенной степени удалось благодаря вычленению необходимой социально-экономической информации, содержащейся в справочно статистических изданиях. Среди местных справочно-статистических изданий выделяются такие как: «Историко-статистическое описание земли Войска Донского» Краснова Н.И.;

«Статистическое описание Области войска Донского» Номикосова С.;

«Вся Область войска Донского на 1900 год» Нейфельд Д.С.;

«Вся Донская Область и Северный Кавказ на 1902 год» Нейфельд Д.С.;

«Краткое статистическое обозрение Области войска Донского» Кострюкова. Большое значение для исследования имеют статистические сведения, представленные в изданиях благотворительных ведомств. При всей их неточности нельзя не признать их ценности ввиду разрозненности и фрагментарности региональной информации как о размерах оказываемой помощи, так и о суммах доходов и расходов местных благотворительных учреждений.

Ценными источниками выступают центральные и местные южнорос сийские периодические издания дореволюционной России. Изучение материалов, опубликованных на страницах таких общероссийских журналов как: «Вестник благотворительности», «Трудовая помощь», «Русская старина» позволило определить место южнороссийской общественной благотворительности в общероссийском благотворительном движении. В таких местных периодических изданиях как «Донские областные ведомости» и «Кубанские областные ведомости» публиковались отчеты и доклады региональных попечительских комитетов, материалы о благотворительной деятельности известных филантропов, отклики и реакция населения на проявление благотворительности, а также выступления церковнослужителей, посвященные вопросам церковно-приходской благотворительности. Воссоздать историю этого направления благотворитель ности и выявить тенденции ее развития, представилось возможным благодаря материалам, помещенным на страницах «Донских епархиальных ведомостей», «Кавказских епархиальных ведомостей» и «Ставропольских епархиальных ведомостей».

Научная новизна. В диссертационном исследовании сформулированы следующие положения, обладающие качеством новизны:

1. Выявлены важнейшие факторы генезиса и эволюции института российской общественной благотворительности. Установлены организационные, структурные и функциональные особенности систем общественного призрения и благотвори тельности, проявившиеся на фоне общероссийской традиции оказания социальной помощи в Области войска Донского, Кубанской области и Ставропольской губернии.

2. Дан развернутый анализ деятельности региональных широкопрофильных и узкоспециальных благотворительных учреждений, подотчетных неспециализи рованным ведомствам. Доказано, что данным благотворительным организациям в силу отсутствия структурированного управленческого бюрократизма, в большинстве случаев удавалось осуществлять форсированную и гибкую деятельность.

3. Выявлены особенности деятельности региональных церковно-благотвори тельных организаций, в границах функционирования которых установлен факт сосуществования церковных благотворительных учреждений, построенных на началах сословной взаимопомощи и всесословных благотворительных религиозных организаций. Обоснован вывод о том, что данными направлениями преследовались различные цели: в первом случае – призрение, а во втором – расширение социальной базы и повышение авторитета русской православной церкви, что в рассматриваемое время на территориях данных епархий имело огромное значение.

4. Проанализирована воспитательно-образовательная, амбулаторная, врачебно санитарная и исправительно-трудовая деятельность благотворительных учреждений, состоявших под покровительством общероссийских благотвори тельных ведомств, имевших государственно-общественный характер. Установ лено, что концентрация усилий общественности на конкретных направлениях социальной деятельности в определенной мере компенсировала неспособность государственных органов управления осуществлять эффективную социальную политику в отношении различных категорий нуждавшихся.

5. Определено, что сдерживающим фактором в развитии деятельности общественных благотворительных учреждений являлась непоследовательная и противоречивая политика царского правительства. Выражением данной политики было стремление самодержавия переложить груз государственных расходов по оказанию помощи нуждавшимся на учреждения общественной благотворитель ности, выступавших в действительности всего лишь вспомогательным инструмен том общества в сфере призрения.

6. Установлено, что в силу консервативно-бюрократического характера государственных институтов и отсутствия развитых форм правосознания в дореволюционной России учреждения общественной благотворительности оказались не в состоянии принять на себя функции по осуществлению механизма социальной стабилизации в российском обществе.

7. Обоснован вывод о том, что исторический опыт создания и функционирования общественных благотворительных учреждений в значительной мере востребован в процессе возрождения института благотворительности в современной России. Особую актуальность представляет проблема внедрения этого опыта в практику оказания социальной помощи на региональном уровне.

Теоретическая значимость работы заключается как во введении в научный оборот большинства архивных материалов, прежде не востребованных историческими дисциплинами по идеологическим причинам, так и в осуществле нии комплексного анализа деятельности южнороссийских общественных благот ворительных учреждений, позволившего в границах Области войска Донского, Кубанской области и Ставропольской губернии выявить динамику качественно количественных и структурно-функциональных характеристик их эволюции во второй половине XIX века.

Практическая ценность исследования состоит в том, что изучение регионального исторического опыта благотворительной деятельности позволяет при помощи различных административно-организационных форм и методов социальной поддержки, практиковавшихся в рассматриваемом регионе во второй половине XIX века, использовать элементы этого опыта при организации системы социальной защиты населения в процессе создания различных общественных благотворительных структур. Кроме этого материалы исследования представляют значительный интерес при разработке современных социальных программ государства и выработке общественных мер по стимулированию частных лиц и бизнеса к проявлению активного участия в оказании адресной социальной помощи населению. Многие подходы, применяемые к организации благотворительной деятельности в южнороссийском регионе во второй половине XIX века, могут оказать определенное влияние на современную практику осуществления благотворительной работы как учреждениями, имеющими воспитательно образовательный, амбулаторный и врачебно-санитарный характер, так и организациями, выполняющими исправительно-трудовую и нравственно просветительскую функции.

Основные положения исследования выносимые на защиту, архивные, справочно-статистические и периодические материалы, получившие отражение в работе, могут быть использованы в процессе подготовки к общим и специальным курсам, чтению лекций, проведению практических занятий со студентами вузов, техникумов, лицеев, гимназий, а также при написании региональных учебных пособий и курсов лекций по социальной истории и истории социальной работы.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлены в докладах и сообщениях на ежегодных научно-теоретических конференциях 2000 2003 годов, проходивших в Новочеркасской государственной мелиоративной академии (Межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы»), а также на межвузовском научно теоретическом семинаре «Военно-политические аспекты региональной безопас ности на Северном Кавказе», состоявшемся 25 октября 2001 года в Новочеркас ском военном институте связи. Диссертация также обсуждалась на заседаниях ка федры истории и культурологии Новочеркасской государственной мелиоративной академии. По результатам исследования опубликован ряд научных статей.

Структура, краткое содержание и выводы диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

Во введении обоснованы актуальность, научная, практическая и теоретическая значимость темы, дан историографический анализ проблемы, определены цель и задачи исследования, его объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, проанализированы источники, указаны методоло гические и теоретические принципы работы, а также ее новизна и апробация.

Первая глава – «Региональная специфика деятельности благотвори тельных обществ и заведений, подведомственных министерствам внутренних дел, юстиции и военному министерству» - включает в себя два параграфа: «Особен ности функционирования широкопрофильных благотворительных обществ и их заведений» и «Деятельность благотворительных обществ и заведений, имевших узкоспециальную направленность». В главе исследуются вопросы структурно функциональных и организационных особенностей широкопрофильных и узкоспециальных благотворительных учреждений Дона, Кубани и Ставрополья, подотчетных неспециализированным ведомствам.

В первом параграфе анализируется специфика деятельности широкопрофильных благотворительных учреждений, функционировавших в рассматриваемом регионе во второй половине XIX века. Проведенное исследова ние позволило установить, что значительная часть благотворительных учрежде ний на Юге России состояла в ведении министерств и ведомств, которые не имели специально благотворительного назначения. Так, наибольшее число учреждений в Области войска Донского состояло в ведении МВД (17 обществ и 39 заведений), Военного министерства (13 обществ и 28 заведений) и Министерства Юстиции ( обществ и 1 заведение). Из числа состоявших в ведении этих министерств различных благотворительных обществ, по численности выделялись широкопро фильные «общества пособия бедным». Количество и значение этих обществ в благотворительной деятельности выделяли их из среды других и побуждали к принятию мер по более широкому развитию и распространению данных учреждений. Область войска Донского являлась лидером в создании подобных учреждений, как в количественном, так и в качественном отношении. Так, на долю Области войска Донского приходилось 42 % обществ (54 обществ из 129) и 60 % заведений (87 заведений из 146) от общего числа благотворительных учреждений, основанных во второй половине XIX в. в вышеназванном регионе. Из благотворительных обществ и 85 заведений в ОВД, которые в 1899 г. представили сведения о дате своего основания, 24 общества (55%) и 23 заведения (27%) были учреждены в 70-80-х годах XIX века. Для сравнения: только 6 обществ возникло в период между 1801 и 1870 гг. и только 14 – в 90-х гг. XIX в. Что же касается Ставропольской губернии, то здесь наибольшее количество обществ было открыто в 70-е гг. XIX в. (4 из 14 основанных к 1899 г.), а заведений – в 80-е гг. XIX в (8 из 16). В Кубанской и Терской областях возникновение благотворительных учреждений с особой интенсивностью наблюдается в 90-х гг. XIX в. В Кубанской области в это время возникло 15 обществ из 29 и 15 заведений из 27, а в Терской области – 14 обществ из 32 и 5 заведений из 16 – основанных к 1899 г.

Одной из причин возникновения данных учреждений являлся рост общественной активности, происходивший как в связи с развитием капитализма и расширением демократического движения, так и вследствие неспособности государственных приказов общественного призрения и областных правлений оказывать эффективную помощь действительно нуждающимся. Такую помощь на практике удавалось более или менее успешно осуществлять «Донскому попечительству о бедных» и «Таганрогскому обществу призрения нищих и помощи бедным». Кроме того, «Донское попечительство о бедных» будучи благотворительным обществом областного значения, распространяло свою деятельность на территорию всей области, хотя и распределяло пособия неравномерно. Деятельность же Ставропольского и Екатеринодарского благотворительных обществ была ограничена рамками функционирования названных городов и страдала рядом недостатков (отсутствие механизма регулирования деятельности попечителей и т.п.), устранить которые не удалось даже в ходе обмена опытом с таким эффективно работавшим учреждением как «Таганрогское общество призрения нищих и помощи бедным».

В ходе работы над вторым параграфом первой главы диссертационного исследования, посвященного анализу деятельности благотворительных учрежде ний, имевших узкоспециальную направленность, установлено, что во второй половине XIX века благотворительность в рассматриваемом регионе представляла собой достаточно многогранное явление общественной жизни. Так, наряду с существовавшими широкопрофильными благотворительными организациями на территории Ставропольской губернии, Кубанской области и Области войска Донского функционировали и узкоспециальные благотворительные учреждения, к числу которых относились просветительные, профессиональные и национальные организации.

Наибольшим количеством обществ, оказывавших материальную помощь в разных формах бедным учащимся, обучающимся в низших, средних и высших учебных заведениях в пределах всей Российской Империи, обладала Область войска Донского. В этом отношении наиболее показательным и эффективно функционировавшим учреждением являлось «Общество для пособия бедным донским учащимся», в деятельности которого по привлечению денежных средств принимали активное участие как представители чиновничьего аппарата, так и сословных учреждений. Однако, определенная пассивность государственных органов призрения в вопросах оказания ежегодной материальной поддержки как вышеназванному учреждению, так и остальным благотворительным обществам негативно отражалась на поступлении денежных средств.

Наряду с существовавшими благотворительными организациями по пособию бедным учащимся, во второй половине XIX века в целом по Российской Империи широкое распространение получили учреждения по оказанию помощи детям в воспитании и образовании. В рассматриваемом регионе лишь в Кубанской области большинство благотворительных организаций оказывали помощь именно в этом направлении. К их числу относилось «Армавирское общество попечения о детях», которое было единственным обществом, функционировавшим в рамках данного направления в конце XIX века на территории области. На фоне его деятельности приобрела менее масштабный характер работа таких аналогичных учреждений губернского и областного значения как: «Ставропольское на Кавказе Общество содействия воспитанию и защиты детей» и «Владикавказское Общество попечения о сиротах и бедных детях». Подобным учреждением, функционировавшим на территории Области войска Донского, было «Донское Общество призрения детей Новочеркасского Сиропитательного дома», особенностью работы которого было наблюдение за воспитанием детей на платном и бесплатном содержании у частных лиц при помощи местных попечительств, что свидетельствовало о внесении весомого вклада в дело призрения детей несмотря на сравнительно позднее открытие Общества.

Особым видом благотворительных учреждений, имеющих профессиональ ную ориентацию, в исследуемом регионе были общества взаимопомощи и ссудо сберегательные товарищества, которые в ряде случаев представляли собой как региональные отделения столичных учреждений, так и общества, оказывавшие помощь жителям той или иной губернии, области в пределах столицы. Помимо упомянутых благотворительных учреждений на территории рассматриваемого региона во второй половине века функционировали и национальные благотворительные организации. Целью данных учреждений являлось улучшение материально-нравственного положения представителей той или иной национальности без различия пола, возраста и звания нуждавшихся. Помощь национальных благотворительных учреждений выражалась в снабжении одеждой, пищей, предоставлении приюта, в оказании денежных пособий, в содействии нуждавшимся по поиску работы и т.д.

Глава вторая – «Деятельность благотворительных церковных организаций (попечительств, братств и обществ)», - состоит из двух параграфов: «Всесослов ные благотворительные религиозные учреждения» и «Деятельность церковных благотворительных учреждений, построенных на началах сословной взаимопо мощи». В главе изучена специфика деятельности региональных церковно-благот ворительных организаций, в границах функционирования которых установлен факт сосуществования двух религиозных направлений, имевших как свои особен ности, так и преследовавших различные цели.

В первом параграфе второй главы анализируется деятельность всесослов ных церковных благотворительных учреждений, представленных в Донской и Кавказской (затем переименованной в 1885 году в Ставропольскую) епархиях церковно-приходскими попечительствами и братствами. Наибольшим количеством учреждений, осуществлявших свою деятельность в рамках этого направления, обладала Донская епархия, в границах существования которой определенным образом трансформировалась общероссийская тенденция вытеснения светского начала из деятельности вышеупомянутых организаций.

Специфической чертой функционирования ряда церковно-приходских попечительств в Донской епархии явилось сосуществование в их деятельности как светского начала, защитники которого отстаивали земское предназначение приходских попечительств, так и духовного начала, суть которого заключалась в подчиненном положении попечительств по отношению к духовным властям.

Несмотря на количественное преобладание, организациям данной епархии, не удалось избежать в качественном отношении ряда общих недостатков. К недостат кам, присущим деятельности церковно-приходских попечительств, относились такие как: разноплановый характер задач, большинство из которых не под силу было выполнить ни одному из приходских попечительств;

несоответствие осуществляемых задач местным нуждам, что охлаждало отношение прихожан к попечительствам и тормозило их работу;

отсутствие всякого контроля за деятельностью попечительств, а также неспособность попечительств удовлетво рять религиозно-нравственные потребности церковного прихода.

Осуществлением функций по удовлетворению духовных потребностей прихожан, а не хозяйственных и благоустроительных, выполнение которых возлагалось на церковно-приходские попечительства, занимались церковно приходские братства. Причиной малоизвестности и неповсеместности распростра нения последних в рассматриваемых епархиях послужило отсутствие их взаимодействия с церковно-приходскими попечительствами, что наложило негативный отпечаток на эффективность деятельности как тех, так и других.

Особенностью функционирования церковно-приходских братств являлось то, что задачи, возлагаемые на них, осуществлялись разными способами, в соответствии с тем, в какой местности они действовали, с какими религиозными интересами сталкивались, в какой среде работали и какими средствами располагали. Анализ деятельности церковно-приходских братств, функционировавших как в пределах вышеупомянутых епархий, так и в границах всей Российской Империи, позволил установить, что несмотря на территориальную ограниченность распространения рассматриваемых учреждений, количество которых в целом по стране на 1892 год не превышало 1% от общего числа церковно-приходских попечительств (159 и 13915 соответственно), совокупность расходов всех 159 братств, основанных с 1864 по 1892 годы, составила к началу 90-х годов XIX века 28% от общих расходов 11919 церковно-приходских попечительств, осуществлявших свою деятельность в 1889 году. Результатом деятельности последних в Донской епархии явилось к началу XX века ежегодное увеличение их численности и производимых в их пользу размеров пожертвований. Так, если в 1869 году число приходских попечительств Донской епархии составляло 1,5% от общего количества церковно-приходских попечительств Российской Империи (100 и соответственно), то в 1900 году число приходских попечительств Донской епархии увеличилось в 4,7 раза и составило 2,5% от общего количества приходских попечительств Российской Империи (474 и 18622 соответственно).

Выражением степени эффективности деятельности приходских попечительств Донской епархии послужили характер и размеры ежегодно производимых в их кассы пожертвований. Так, если в 1869 году сумма пожертвований, собранных 100 церковно-приходскими попечительствами Донс кой епархии на украшение и поддержание церквей, на содержание причтов, а также на церковно-приходские школы и благотворительную деятельность в приходе составила 1% от общей суммы пожертвований, произведенных на те же цели 6870 попечительствами в целом по России (6124 рубля и 687580 рублей соответственно), то в 1901 году суммы означенных пожертвований, находившихся в распоряжении 492 попечительств Донской епархии увеличились в 36 раз и составили 5% от общей суммы пожертвований, собранных на те же цели приходскими попечительствами в 1900 году в целом по России (219978 рублей и 4343328 рублей соответственно).

Второй параграф второй главы диссертации посвящен изучению функционирования церковных организаций, построенных на началах сословной взаимопомощи, деятельность которых была представлена епархиальными попечительствами и обществами. Она заключалась в оказании помощи нуждавшимся лицам духовного звания. Анализ деятельности церковных благотворительных учреждений, оказывавших во второй половине XIX века помощь нуждавшимся лицам духовного звания, показал, что принцип сословности в их деятельности был возведен в высшую степень, проявлением чего и явился характер предоставляемой ими помощи. Специфика деятельности учреждений, функционировавших в рамках этого направления, проявилась в постепенном складывании внутрисословной системы ссудо-сберегательных отношений, посредством эволюции которых появилась возможность осуществления ежегодной выдачи пенсий как вкладчикам, производившим денежные взносы, так и их семьям. Правом получения пенсии, являвшейся прямо пропорциональной размерам взносов, могли воспользоваться как священноцерковнослужители, оставившие службу в силу состояния здоровья, сокращения численности штатов или за выслугой положенных по закону лет, так и их вдовы и сироты.

Глава третья – «Благотворительные учреждения, состоявшие под покровительством общероссийских благотворительных ведомств», - состоит из трех параграфов: «Благотворительная деятельность воспитательно-образователь ных учреждений», «Деятельность специализированных благотворительных орга низаций по оказанию амбулаторной и врачебно-санитарной помощи» и «Благотво рительные общества и заведения, осуществлявшие исправительно-трудовую функцию». В главе проанализирован характер функционирования наиболее эффективных форм организации оказания социальной помощи нуждавшимся, проявившихся в воспитательно-образовательной, амбулаторной, врачебно санитарной и исправительно-трудовой деятельности учреждений «на особых основаниях управляемых», сочетавших в своей работе государственное и общественное начала.

В первом параграфе третьей главы рассматриваются вопросы благотворительной деятельности воспитательно-образовательных организаций Юга России, находившихся под покровительством Ведомства учреждений Императрицы Марии Федоровны. Это Ведомство являлось лидером в создании вышеупомянутых благотворительных заведений, в ведении которого к началу 1899 года находилось всего 683 благотворительных учреждений (Для сравнения: в ведении Российского Общества Красного Креста было 518 обществ и заведений;

в ведении Императорского Человеколюбивого Общества – 212 учреждений;

в ведении Попечительства о домах трудолюбия и работных домах – организации). Предпринятое исследование позволяет утверждать, что во второй половине XIX века именно это Ведомство выступило инициатором организации открытых всесословных женских учебных заведений, чем способствовало решению проблемы женского образования как по Российской Империи в целом, так и по Югу страны в частности. Стремление восполнить пробел в отсутствии многоуровневой системы женского образования в России обусловило несоразмерно меньшее проявление внимания к мужскому образованию со стороны данного Ведомства. Тем не менее, уделяя первостепенное значение женскому образованию, Ведомство стимулировало развитие прогрессировавшего процесса женской эмансипации и феминизма в стране. Важной тенденцией для сословной России явилось то, что из 933 заведений, имевших к концу века воспитательно-образовательный характер, значительное число благотворительных организаций призревало детей всех сословий без различия звания, происхождения и вероисповедания, предоставляя им возможность получения религиозно нравственного воспитания, первоначального и профессионального образования, а также осуществляя их подготовку к самостоятельному и производительному труду.

Второй параграф третьей главы диссертации посвящен изучению работы специализированных благотворительных организаций по оказанию амбулаторной и врачебно-санитарной помощи. К числу крупнейших благотворительных ведомств, осуществлявших во второй половине XIX века подобные виды деятельности по всей стране, относилось Российское Общество Красного Креста, значительным стимулом в деле организации которого стали последствия Крымской войны 1853-1856 годов. Заведование делами РОКК, преобразованного в 1876 году из Общества попечения о раненых и больных воинах, возлагалось на главное и местные управления, число которых к началу 1900-х годов по всей стране составило 450 (около 100000 членов). Территориальные управления как в мирное, так и в военное время заботились, главным образом, в пределах своей местности, об увеличении средств Общества. Они принимали как денежные, так и имущественные пожертвования, а также приводили в исполнение все распоряжения главного управления. В Области войска Донского РОКК было представлено Донским окружным управлением (1878) при содействии которого к 1900 году в регионе было открыто 10 органов Красного Креста. Учитывая весомый вклад местных органов Общества в дело оказания различных видов помощи больным, раненым и их семьям, пострадавшим в результате общественных и стихийных бедствий в пределах рассматриваемого региона, следует указать на резкое колебание размеров сборов и ежегодной численности членов местных органов Общества.

Осуществление деятельности по оказанию специализированной медицинской помощи и призрению больных и инвалидов во второй половине XIX века проводилось не только органами Российского Общества Красного Креста.

Аналогичные функции были возложены и на созданное в 1881 году Попечительство о слепых, первоначально названное «Мариинским», а в 1888 году по воле Государя Императора переименованное в «Попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых». Призрение слепых в пределах всего Кавказс кого края, которых к 1891 году насчитывалось около 10000 человек, осуществля ло учрежденное 6 ноября 1889 года Кавказское Отделение, являвшееся частью Попечительства Императрицы Марии Александровны и состоявшее под Августей шим покровительством Ее Императорского высочества Государыни Императри цы. Деятельность Кавказского Отделения распространялась на отдельные части края при посредничестве особых уполномоченных, избираемых Советом Отделения для каждой губернии или области. Главное внимание Отделения было сосредоточено на обучении слепых детей и на предоставлении бесплатного лечения, содержания и выдаче лекарств всем без исключения, страдавшим глазными болезнями. Местное население принимало активное участие в деятельности Попечительства на Кавказе, а местные уполномоченные оказывали энергичное содействие делу преумножения капиталов Отделения, размеры которых за десятилетие увеличились в 2,5 раза с 13.012 рублей 88 копеек в году до 33.343 рублей в 1901 году.

Для решения проблемы социально-медицинской помощи глухонемым, которых к началу века в России проживало более 200000, система общественного призрения и частной благотворительности располагала всего лишь 27 специализированными учебными заведениями, из которых только три относились к разряду «значительных» с общим числом мест для 1735 учащихся.

Преодолеть эти трудности не в состоянии было и специально созданное в году Попечительство Императрицы Марии Федоровны о глухонемых, ежегодный бюджет которого составлял 150-190 тысяч рублей, среди которых 37300 рублей ассигновались из Государственного казначейства. Несмотря на реальную потребность в школах, мастерских, домах трудолюбия для глухонемых учредить подобные заведения вышеозначенному Попечительству к началу XX века в рассматриваемом регионе Юга России не удалось.

В третьем параграфе третьей главы на региональном уровне анализируется деятельность крупных общеимперских благотворительных учреждений, выполнявших во второй половине XIX века исправительно-трудо вую функцию. К их числу относились Попечительное Общество о тюрьмах, учрежденное еще в 1819 году и Попечительство о домах трудолюбия и работных домах, созданное в 1895 году.

Во второй половине века, по мере либерального реформирования России, вступления ее в индустриальную стадию общественного развития возникла необходимость в создании эффективного механизма исправления преступников, закладке основ приобщения заключенных к производительному труду, профессиональному и общеобразовательному их обучению и духовно нравственному совершенствованию. Серьезную роль в этом процессе были призваны играть благотворительно-тюремные общества, ставшие по сути дела, одним из важнейших компонентов зарождавшейся системы социальной реабилитации заключенных.

На региональном уровне Попечительное Общество о тюрьмах было представлено губернскими (областными) попечительными о тюрьмах, комитетами и их уездными отделениями. Учреждение в Российской Империи подобных организаций в определенной степени снижало затраты государственных органов призрения на содержание уголовно-исправительных заведений, так как первостепенной задачей местных комитетов являлось увеличение собственных капиталов. Опыт, накопленный этими организациями, актуален и сегодня, когда реформирование пенитенциарной системы становится невозможным без самого активного участия общественности.

Проблема безработицы, усугублявшая во второй половине XIX века положение лиц, покинувших исправительные заведения и освобождаемых из мест заключения по истечении срока наказания, в большинстве случаев вынуждала и тех и других либо пополнять ряды профессиональных нищих, которых согласно первой всероссийской переписи 1897 года насчитывалось около полумиллиона, либо вернуться к ведению преступного образа жизни. В целях ликвидации последствий подобного негативного явления во второй половине XIX века была разработана программа устройства домов трудолюбия. Они охватывали различные сферы деятельности – от предоставления работы нуждавшимся до создания вокруг этих учреждений сети институтов призрения (сиротских домов, столовых, убежищ и дешевых квартир). 66% всех учреждений трудовой помощи, общее количество которых к 1898 году составляло 187, находилось в ведении Попечительства о домах трудолюбия и работных домах. В круг задач домов трудолюбия входило оказание помощи бывшим заключенным, бездомным, выписанным из больниц и неимеющим средств к существованию и вообще всем впавшим в крайнюю нужду людям, посредством предоставления им приюта и возможности честным путем заработать деньги для пропитания.

Из 165.816 человек, воспользовавшихся в 1898 году трудовой помощью в целом по России, 1853 человека получили подобную помощь на территории Области войска Донского, что составило 1 % от общего числа нуждавшихся в ней людей. Из общего количества учреждений подобного рода в области к началу XX века функционировало два попечительных о доме трудолюбия общества и девять заведений трудовой помощи (среди которых было: 3 дома трудолюбия, ночлежных приюта, 2 столовые, 1 школа грамоты и 1 амбулаторная лечебница).

Крупнейшим и старейшим областным обществом, оказывавшим трудовую помощь, являлось Ростовское-на-Дону Попечительство о доме трудолюбия имени П.Р. Максимова, учрежденное 23 апреля 1896 года по причине значительного увеличения числа трудящихся, оставшихся без средств к существованию во время прекращения навигационного периода. Одной из задач данного Общества являлось предоставление таким людям рабочих мест в осенне-зимнее время. Что же касается Ставропольской губернии, Кубанской и Терской областей, то на их территории данный вид помощи в силу относительно невысокого уровня промышленного развития широкого распространения не получил.

В заключении диссертационного исследования подведены итоги работы, сформулированы основные выводы:

Волна активизации общественной сферы, вызванная либеральными реформами второй половины XIX века и сопровождавшаяся основанием значительного количества благотворительных учреждений, докатилась до Юга России только к концу века. Пиком возникновения благотворительных обществ в Области войска Донского являются 70-80-е гг., а в Ставропольской губернии и Кубанской области – 90-е гг. XIX века. Камнем преткновения для более раннего и широкого проявления гражданской самодеятельности и инициативы было отсутствие должного правового обеспечения, регулировавшего и регламенти ровавшего эту деятельность с учетом общественных новаций второй половины века.

По данным ряда исследователей (М. Сухорукова и др.) система общественного призрения и благотворительности в целом по Российской империи охватывала места проживания основной массы городского населения и в значительно меньшей степени была ориентирована на оказание социальной помощи нуждавшимся в сельской местности, где проживала превалирующая часть населения страны. По нашим же данным в Области войска Донского, Кубанской и Терской областях преобладала иная тенденция. Здесь число учреждений, функционировавших на территории различного рода поселений, превалировало над количеством благотворительных организаций, осуществлявших свою деятельность в пределах областных и окружных городов. Исключением в этом отношении явилась Ставропольская губерния, где из 30 учреждений, функционировавших на 1899 год, 20 – находилось в губернском городе, что составило 67% (Для сравнения: из 141 учреждения ОВД, только 23 находилось в областном городе и 118 – в округах, что составило 16% и 84% соответственно). В 1898 году в целом по России число благотворительных учреждений для взрослых составляло 2792, а для детей 1313. В частности, в ОВД к 1896 году имелось благотворительных учреждений для взрослых и 15 – для детей. Из вышеизложенного видно, что в России в конце XIX века было в два раза больше благотворительных учреждений для взрослых, чем для детей. Мужчины в целом по России прибегали к благотворительности чаще женщин, но они обращались, главным образом, за помощью в благотворительные учреждения для приходящих.

В рассматриваемом регионе обратная тенденция наблюдалась в ОВД и на Ставрополье. Так, в 1898 году помощью благотворительных обществ на Дону с учетом пола и возраста воспользовалось 1390 мужчин и 2121 женщины, а на Ставрополье соответственно 614 мужчин и 1163 женщины.

Деятельность благотворительных учреждений Дона, Кубани и Ставрополья, преследовавших одни и те же цели, в действительности обладала рядом особенностей. Практическая деятельность значительного числа благотвори тельных обществ Области войска Донского по осуществлению эффективного и своевременного выявления истинно нуждавшихся слоев населения и отделения их от «профессиональных нищих» приобрела на фоне деятельности благотворительных организаций Ставропольской губернии, Кубанской и Терской областей более масштабный характер. Достаточно отметить, что среди общего количества, воспользовавшихся помощью в 1896 году в целом по Российской Империи (3103384 человека), на долю вышеозначенных лиц по ОВД пришлось 1,5% (46385 человек) от общего числа, а на долю Ставропольской губернии, Кубанской и Терской областей 0,04%;

0,2% и 0,2% соответственно (1263 человека в Ставропольской губернии, 7411 человек в Кубанской области и 7110 человек в Терской области). Если количество нуждавшихся, воспользовавшихся помощью в 1898 году по Области войска Донского составило 5% от общей численности населения области (123809 и 2564238 человек соответственно), то в Ставропольской губернии и Кубанской области подобное число людей составило по 2% от общей численности населения в каждой из них (20180 и 866667 человек соответственно в Ставропольской губернии и 42509 и 1961579 человек соответственно в Кубанской области). Следует также отметить, что если число профессиональных нищих, зарегистрированных в ОВД на 1898 год составило 3% от общего количества лиц, воспользовавшихся помощью в упомянутом году ( и 123809 человек соответственно), то в Ставропольской губернии и Кубанской области число профессиональных нищих составило 8% и 9% соответственно от общего количества нуждавшихся, прибегнувших в 1898 году к помощи благотворительных учреждений в данных местностях (в Ставропольской губернии 1560 и 20180 человек соответственно и соответственно 3727 и 42509 человек в Кубанской области).

Благотворительным учреждениям данных территорий в большинстве случаев были присущи одни и те же недостатки, среди которых: относительно частое нерациональное использование материальных ресурсов;

оказание не всегда адресной помощи, слабый контроль за деятельностью. Тем не менее, отсутствие структурированного управленческого бюрократизма в условиях непосредствен ного контакта с нуждавшимися способствовало осуществлению форсированной и гибкой деятельности. Наличие как этих, так и целого ряда других положительных черт, присущих функционированию широкопрофильных и узкоспециальных благотворительных учреждений, способствовало к началу ХХ века превращению их деятельности в одну из значительных характеристик общественного участия в системе призрения в Российской Империи.

Во второй половине XIX века в рассматриваемом регионе существовало два направления церковной благотворительности. Наряду со всесословными благотворительными религиозными учреждениями на территории Кавказской (Ставропольской) и Донской епархий функционировали и церковные благотво рительные организации, построенные на началах сословной взаимопомощи.

Деятельность каждого из упомянутых направлений имела свои специфические черты. Так, если внутрисословное направление, оказывавшее помощь нуждаю щимся лицам духовного звания, характеризовалось строгой адресностью, фиксированным размером пособия, зависящим от должности, материального положения и возраста духовного лица, то всесословное направление являлось в ряде случаев неразборчивым, продолжавшим традиции церковной благотвори тельности предшествовавших веков. Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что данными направлениями преследовались различные цели: в первом случае – призрение, а во втором – расширение социальной базы и повышение авторитета русской православной церкви, что в данное время на территориях рассматриваемых епархий играло значительную роль.

Проведенное исследование функционирования учреждений «на особых основаниях управляемых» позволяет утверждать, что их благотворительная деятельность, имевшая государственно-общественный характер, выразилась в наиболее эффективных формах организации оказания социальной помощи нуждавшимся, проявившихся в воспитательно-образовательной, амбулаторной, врачебно-санитарной и исправительно-трудовой деятельности данных учреждений. Усилия общественности по оказанию помощи направлялись вышеупомянутыми учреждениями в строго определенное русло. Профильный характер данных учреждений обусловливал как предоставление помощи определенного вида, так и осуществление призрения в отношении различных категорий нуждавшихся. Способствуя концентрации энергии общественности на конкретных направлениях социальной работы, подобная дифференциация в оказании помощи в определенной степени компенсировала неспособность государства проводить действенную социальную политику в отношении незащищенных слоев населения. Однако, в силу консервативно-бюрократического характера государственных институтов в дореволюционной России организациям общественной благотворительности второй половины XIX века оказалось не под силу возложить на себя функции по реализации механизма социальной стабилизации в стране.

Учет исторического опыта создания и функционирования благотворительных организаций способен в определенной мере повысить эффективность реализации социальной политики в настоящее время.

Использование и сочетание на региональном уровне таких форм работы благотворительных учреждений как: учреждение для сирот именных (общественных) стипендий и материальных пособий в учебных заведениях;

открытие дошкольных учреждений для детей из неполных семей;

устройство для малолетних преступников исправительных ремесленных и сельскохозяйственных заведений;

трудоустройство безработных в учреждаемых благотворительными организациями хозяйственных заведениях, осуществляющих предприниматель скую деятельность;

оказание медикаментозной помощи инвалидам и лицам, пострадавшим в результате боевых действий и стихийных бедствий в значительной степени востребовано в условиях возрождения органов общественной благотворительности в современном российском обществе.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Тимченко В.А. Благотворительное дело в России во второй половине XIX – начале XX века:

состояние и некоторые тенденции развития.//Актуальные проблемы социальной истории. Сб.

научных статей. Вып. 2.–Новочеркасск;

Ростов-на-Дону: Пегас, 2001.

2. Тимченко В.А. Из опыта работы Донского попечительства о бедных в 70-90-е годы XIX века.//Вторые межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы. Тезисы докладов и сообщений научно-теоретической конференции (24-25 мая 2001 г.). – Новочеркасск. НГМА.2001.

3. Тимченко В.А. Общество для пособия нуждающимся воспитанникам мужской и воспитанницам женской Усть-Медведицких гимназий: из опыта работы за первый год существования (1881 г.). // Человек и общество: поиски, проблемы, решения. Сб. научных и методических статей. Вып. 5. – Новочеркасск. НГМА. 2001.

4. Тимченко В.А. Из опыта работы Миусского и Усть-Медведицкого окружных попечительств для пособия нуждающимся семействам воинов. // Военно-политические аспекты региональной безопасности на Северном Кавказе: Материалы межвузовского научно-теоретического семинара (25 октября 2001 г.). – Новочеркасск. НВИС, 2002.

5. Тимченко В.А. К вопросу о специфике деятельности Таганрогского общества призрения нищих и помощи бедным в 80-90-е годы XIX века. // Актуальные проблемы социальной истории. Сб.

научных статей. Вып. 3. – Новочеркасск;

Ростов-на-Дону: Пегас, 2002.

6. Тимченко В.А. Из опыта работы попечительства о доме трудолюбия имени П.Р. Максимова в городе Ростове-на-Дону (вторая половина 90-х годов XIX века). // Актуальные проблемы социальной истории. Сб. научных статей. Вып. 4. – Новочеркасск;

Ростов-на-Дону: Пегас, 2003.

7. Тимченко В.А. О деятельности донских благотворительных организаций Российского Общества Красного Креста во второй половине XIX века. // Четвертые межрегиональные научные чтения по актуальным проблемам социальной истории и социальной работы. Тезисы докладов и сообщений научно-теоретической конференции (28-29 апреля 2003 г.). – Новочеркасск. НГМА. 2003.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.