WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

СУВОРОВ Дмитрий Владимирович.

Смена субцивилизаций и модернизационные волны в культурно-историческом развитии России.

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Екатеринбург 2006 Диссертация выполнена на кафедре социально-гуманитарных дисциплин НОУ ВПО «Гуманитарный университет» (г. Екатеринбург).

Научный консультант: Мясникова Людмила Анатольевна, доктор философских наук

, профессор.

Официальные оппоненты: Ершов Юрий Геннадьевич, доктор философских наук, профессор.

Побережников Игорь Васильевич, кандидат исторических наук.

Ведущая организация: Институт философии и права Уральского отделения РАН.

Защита состоится 30. 05. 2006 года в 15. 00. часов на заседании диссертационно го совета Д 212.286.08 по защите диссертаций на соискание ученой степени док тора философских наук, доктора культурологии, доктора искусствоведения при Уральском государственном университете им. А.М. Горького по адресу: 620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государ ственного университета им. А.М. Горького Автореферат разослан 28. 04. 2006 г.

Ученый секретарь Лихачева Л.С.

диссертационного совета, доктор социологических наук, доцент

Общая характеристика работы

Актуальность диссертационного исследования. Теория и история россий ской культуры стояла и стоит перед проблемой осмысления и научной типологи зации российского исторического пути, а также создания прогностической мето дологии, позволяющей не только объяснять, но и до известной степени предска зывать развитие российской цивилизации. Это актуально, потому что современ ная Россия находится в состоянии полномасштабной структурной трансформации всех сторон своего цивилизационного и социокультурного существования.

Проблема исторического пути и сущности России как цивилизационного фе номена является одной из стержневых и предметообразующих для русской фило софии. Несмотря на длительную традицию в осмыслении российского историче ского пути и судьбы, поисков «русской идеи», способов самоидентификации Рос сии, единого и эффективного в современных условиях ответа на эти вопросы нет до сих пор. Более того – многолетняя, длящаяся не один век дискуссия о понима нии закономерностей российской историко-культурной эволюции не только дале ка от разрешения, но и имеет тенденцию к обретению своего рода «второго дыха ния;

данная тематика обречена ещё долго оставаться актуальной для отечествен ной науки. Россия вновь ищет способы обновления не только экономики, госу дарственных структур, общественных и политических институтов, но и всей сис темы ценностей, всех социокультурных основ своего бытия, как и способов жиз ни российского общества, адекватных реалиям современности. В свете вышеска занного обращение к проблеме исторического пути России, к способам объясне ния и типологизации особенностей её культурно-цивилизационного развития и, в связи с этим – к проблематике модернизации России представляются актуальны ми.

Степень разработанности проблемы. Литература, посвящённая проблема тике российской историософии, чрезвычайно обширна. Прежде всего, это труды русских философов, создавших традицию осмысления особенностей культурно исторического пути России (П. Н. Чаадаев, Н. Я. Данилевский, К. Д. Кавелин, Ю.

Ф. Самарин, Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, И. А. Ильин, С. Н., Е. Н. и Н. С. Трубец кие, Г. П. Федотов, Г. Г. Шпет, В. Ф. Эрн). В советской и современной отечест венной литературе эта линия продолжена в трудах таких исследователей, как М.

К. Мамардашвили, Г. О. Батищев, М. К. Петров, Э. С. Маркарян, В. В. Налимов, А. Я. Гуревич, А. Д. Сахаров, Л. Н. Гумилёв, Ю. М. Лотман, Д. С. Лихачёв, о. А.

В. Мень и другие. Среди историософской и культурологической традиции выяв ления специфики русского пути развития особо следует выделить спор западни ков и славянофилов и осмысление его в отечественной философской и культуро логической литературе конца ХХ века, а также в трудах западных исследователей – таких, как Дж. Биллингтон, Ф. Бродель, Ч. Данинг, Н. Дэвис, А. Каппелер. Под ключение зарубежных материалов особенно интересно и перспективно в научном отношении, так как зарубежные авторы были в значительной степени свободны от традиционных российских пристрастий и антипатий и в силу этого вносили свежую своеобразную (хотя подчас и дискуссионную) ноту в общую тональность научных высказываний по интересующей нас проблематике.

В литературе, связанной с осмыслением отечественной истории и культуры, особо важными для данного исследования явилась «цивилизационная» и «диало говая» парадигмы культурологии (представленная в трудах Н. Данилевского, О.

Шпенглера, А. Тойнби, П. А. Сорокина, К. Ясперса, М. Бубера, М. М. Бахтина, Л.

Н. Гумилёва. М. К. Петрова, А. С. Ахиезера, А. Я. Гуревича, Э. С. Маркаряна, А.

И. Арнольдова, И. Н. Ионова, В. М. Межуева, Л. Н. Когана, Н. С. Злобина, М. С.

Кагана, В. Е. Давидовича, Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского).

Особый блок литературы связан с анализом феномена модернизации как за падными авторами – классическими (К. Маркс, О. Конт, Ч. Кули, Э. Дюркгейм, Ф. Тённис) и современными (Д. Лернер, Ш. Айзенштадт, У. Бек, З. Бауман, У.

Мур, Н. Смелзер, А. Инкелес, Д. Смит, А. Франк, С. Хантингтон, Ф. Кардозо, У.

Ростоу, Дж. Гэлбрайт, Ю. Хабермас, А. Тоффлер, Д. Белл, Дж. Пламенатц, Р. Пе нок, Э. Гриффис, С. Липсет, Г. Алмонд, Л. Пай, Э. Гидденс), так и отечественны ми (П. А. Сорокин, Б. С. Ерасов, Ю. Г. Ершов, Л. А. Закс, М. С. Каган, В. Е. Ке меров, Т. Х. Керимов, В. И. Копалов, В. А. Лоскутов, В. М. Межуев, Н. Н. Моисе ев, В. В. Скоробогацкий, М. Н. Эпштейн, Ю. В. Яковец).

Несмотря на разнообразную и обширную литературу по проблеме историче ского пути России, многие вопросы остаются без ответа. В частности, таковым является вопрос: можно ли считать российскую культуру целостным и устойчи вым образованием, или речь должна идти о различных дискретных российских цивилизациях? В работе «Истоки и смысл русского коммунизма» Н. А. Бердяев писал: «В истории мы видим пять разных Россий: Россию киевскую. Россию та тарского периода, Россию московскую, Россию петровскую, императорскую, и, наконец, новую советскую Россию» [19, с. 7] (впоследствии Бердяев гипотетиче ски предсказал и появление новой, постсоветской России). Следовательно, по Бердяеву, в историко-культурной эволюции России преобладают дискретные ха рактеристики. Если же признаётся цивилизационная дискретность российской культуры и социума, то каким образом соотносится единство и разнообразие рус ской культуры и истории? Наконец, нет ясности в вопросе связи характеристик цивилизации и процессов модернизации. Вопрос о сути модернизации и особен ностях её осуществления тоже требует прояснения.

Все вышеозначенные вопросы и составляют проблемное поле диссертацион ного исследования.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является истори ко-культурный путь, пройденный российской цивилизацией. Предметом иссле дования выступают присущие ей специфические особенности дискретного разви тия посредством последовательно сменяющих друг друга «исторических орга низмов» (Н. Данилевский), имеющих разную парадигму эволюции и разную се мантику, а также сущность и содержание модернизационных процессов в России:

оба эти аспекта научного рассмотрения находятся в тесной связи друг с другом.

Основной целью представленной работы является рассмотрение культурно исторического развития России как смены субцивилизаций и модернизационных волн. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

выявить цивилизационные особенности России;

понять взаимосвязь единства и субцивилизационной дискретности в культурно-историческом развитии России;

проанализировать сущность модернизации как способа обновления культуры и социума, а также типы модернизации;

на основе выявленной сути модернизации представить исторический путь России как смену домодернизационных и модер низационных эпох;

рассмотреть исторически сложившиеся субцивилизации как этапы культурно-исторического пути России, а также факторы, влияющие на формирование каждой из них;

раскрыть динамику модернизации и антимодерни зации и воздействие последней на характер развития исторических, цивилизаци онных и социокультурных ситуаций в России.

Теоретическая основа диссертации определена предметной областью, це лью и задачами исследования.

- В определении особенностей русской культуры и исторического пути раз вития России значимыми явились работы Н. А. Бердяева (в особенности его идея «пяти Россий» и концепция катастрофичности русского пути), Н. Я. Данилевско го, Б. П. Вышеславцева, И. А. Ильина, К. Д. Кавелина, Ф. А. Степуна, Е. Трубец кого, Г. П. Федотова, С. Л. Франка;

- В понимании сути исторического процесса наибольшее значение имели труды авторов, разрабатывающих цивилизационные и диалоговые подходы – по мимо вышеперечисленных, к ним можно добавить исследования таких авторов, как А. С. Ахиезер, Д. Г. Горин, Н. И. Горин, В. К. Кантор, Д. С. Лихачёв, Ю. М.

Лотман, А. А. Нещадин, А. С. Панарин, Г. С. Померанц, Б. А. Успенский, А. Я.

Флиер;

- Также большое методологическое значение имели труды, в которых осу ществлялась критика узости славянофильства как классиками отечественной фи лософии (В. С. Соловьёв, Н. А. Бердяев, Ф. А. Степун, Г. П. Федотов), так и со временными авторами (Л. А. Аннинский, Ю. Г. Ершов, А. Б. Зубов, А. А. Кара Мурза, В. Е. Кемеров, И. М. Клямкин, В. В. Лапкин, В. А. Лоскутов, В. В. Скоро богацкий, А. И. Уткин, С. В. Цирель, И. Г. Яковенко, А. Л. Янов);

- Существенный вклад в разработку проблемного поля внесли работы куль турологов как отечественных (А. И. Арнольдова, А. С. Ахиезера, М. М. Бахтина, А. Я. Гуревича, В. Е. Давидовича, Н. С. Злобина, И. Н. Ионова, М. С. Кагана, Л.

Н. Когана, Д. С. Лихачёва, Ю. М. Лотмана, Э. С. Маркаряна. В. М. Межуева, Б. А.

Успенского, Л. А. Шумихиной), так и зарубежных (Ф. Боаса, Ф. Брентано, В.

Вундта, Дж. Гершковича, К. Гиртца, У. Гуденау, Д. Деннета, Э. Кассирера, К.

Клакхона, А. Кребера, Б. Малиновского, Дж. Мелвила, Дж. Мердока, М. Мид, О.

Оттенберга, С. Пинкера, А. Радклифф-Брауна, М. Шелера, Л. Уайта, Й. Хейзин ги);

- Особое место в диссертации занимает проблема модернизации. Для её ре шения наиболее значимыми стали работы Ш. Айзенштадта, З. Баумана, У. Бека, Н. Вернек Содре, Э. Гидденса, Д. Лернера, Н. Смелзера, С. Хантингтона;

- Понимание современного этапа развития культуры и социума в России опирается на исследования классиков социологической мысли ХХ века, в работах которых разрабатываются проблемы системной организации социумов (в том числе - цивилизаций): Э. Гидденс, Н. Луман, Р. Мёртон, Т. Парсонс, П. Штомпка, а также авторов концепции символического интеракционизма (Г. Блумер, Дж. Г.

Мид, Т. Партленд, Т. Шибутани).

Методологической основой работы являются:

- дискретно-цивилизационный анализ исторического развития;

- системный подход;

- диалогово-культурологическая парадигма.

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

- культурно-историческое развитие России рассматривается в тесном единст ве с проблемой модернизации, что позволило выделить в истории России домо дернизационные и модернизационные эпохи;

- впервые осуществлена попытка понять культурно-историческое развитие России как смену субцивилизаций, что позволило увидеть и единство, и многооб разие (дискретность) российской цивилизации;

- выявлено теоретическое многообразие понимания модернизации и опреде лена специфика модернизационных процессов в культуре и истории России.

Положения, выносимые на защиту:

1). Культурно-историческое развитие России в концепции автора предстаёт как неоднократная радикальная трансформация русского культурно исторического типа, является дискретным процессом смены субцивилизаций: ки евской, «ордынской», московской, петербургской, советской, постсоветской. Ме жду ними – при сохранении основных черт российской цивилизации – наблюда ется ситуация частичного разрыва преемственности. Фундаментальную семанти ку отечественной цивилизации можно определить как сочетание единства и дис кретности;

2). Субцивилизации – особые «исторические организации», являющиеся мо дификациями целостной цивилизации, наиболее крупный сегмент целостной ци вилизации, отличающийся пространственно-временной, ценностно-духовной, культурно-материальной и социально-организационной спецификой, позволяю щих выделить данный феномен из цивилизации в целом.

3). Историю России можно разделить на два больших этапа: домодернизаци онный (киевская, «ордынская» и московская субцивилизации) и модернизацион ный (петербургская и советская субцивилизации). Критерием принадлежности той или иной субцивилизации к каждому конкретному этапу служит традициона листский или посттрадиционалистский характер данной субцивилизации;

4). Модернизация – процесс обновления, охватывающий всю совокупность материальных и духовных факторов человеческого бытия, имеющий характер по ступательного позитивного развития, направленного на обогащение и усложне ние культуры, социума, человека. Под модернизацией не могут быть понимаемы процессы регенеративного характера, упрощающие и примитивизирующие соци альные структуры и культуру;

вместе с тем модернизационные процессы, наряду с достижениями, предполагают и потери в разных областях жизни;

5). На протяжении Нового и Новейшего времени все модернизации (в том числе российские) носили вестернизированный характер: поэтому имеет смысл говорить о вестернизации в той или иной степени как о неотъемлемом элементе самого модернизационного феномена в его реалиях последних нескольких столе тий. Все состоявшиеся российские модернизации проходили в рамках догоняю щего типа культуры и несли в себе характерные черты и матрицу развития по следнего. Однако необходимо отнестись к этому факту как к историческому, но не как к абсолютно прогностическому: неизбежную вестернизацию можно рас сматривать как фактологическую данность, сознавая, что в дальнейшем (и в принципе) картина может измениться – в «идеальном типе» модернизации вес тернизация присутствовать не обязана;

6). В России модернизационный процесс происходит как последовательность волн модернизации – больших социокультурных процессов, находящихся приме нительно друг к другу в отношениях преемственности и в то же время предпола гающих разрывы, отчего весь процесс носит дискретный характер.

Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы дис сертации, включая содержащиеся в ней теоретические выводы и положения, мо гут быть использованы в рамках учебного процесса при изучении и пре подавании философии, истории Отечества и культурологии в высшей школе. Вы воды и фактические данные, содержащиеся в диссертации, могут быть использо ваны и в ряде других учебных дисциплин гуманитарного характера (политология, социология, конфликтология). Кроме того, результаты данного диссертационного исследования могут иметь общеметодологическое значение для решения и про гнозирования современной социокультурной и политической проблематики.

Практическая апробация научной работы. Основные положения данной работы (в её различных аспектах) были изложены диссертантом на научно теоретических конференциях (международных и всероссийских):

- научно-практическая конференция «Российская культура на рубеже про странств и времён» (Гуманитарный университет, г. Екатеринбург, 14-15. V. 1998).

- научно-практическая конференция «Экономическая, правовая и духовная культура России на рубеже тысячелетий» (Гуманитарный университет, г. Екате ринбург, 20-21.V. 1999).

- научно-практическая конференция «Ценности и социальные технологии демократического общества XXI века как цель высшего гуманитарного образова ния» (Гуманитарный университет, г. Екатеринбург, 22-23. V. 2000).

- IV ежегодная научно-практическая конференция «Проблема нового гума низма в мировом и российском контексте» (Гуманитарный университет, г. Екате ринбург, 17-18.V. 2001).

- V ежегодная научно-практическая конференция «Глобализация: реаль ность, противоречия, перспективы» (Гуманитарный университет, г. Екатеринбург, 15. V. 2002).

- Международная научно-практическая конференция «Коллизии свободы в постиндустриальном обществе» (Гуманитарный университет, Фонд Фридриха Науманна, г. Екатеринбург, 15-16. V. 2003).

- Международная научно-практическая конференция «Толерантность в усло виях цивилизации локальных войн. Тайм-аут или мораторий» (УрГУ, г. Екате ринбург, 22-24. I. 2004).

- VII международная научно-практическая конференция «Информационная эпоха: Мир – Россия – Урал» (Гуманитарный университет, Генеральное консуль ство США в Екатеринбурге, г. Екатеринбург, 12-13. V. 2004).

- Всероссийская научно-теоретическая конференция «Социальные конфлик ты в России в XVII-XVIII вв.» (Научно-исследовательский институт гуманитар ных дисциплин при правительстве Республики Мордовия, г. Саранск, 18-22.V.

2004).

- Региональная научно-практическая конференция «Гражданская позиция, духовность и патриотизм молодежи – будущее России (Администрация города Тобольска, Тобольский государственный историко-архитектурный музей заповедник, 19. IV. 2005).

- Всероссийская научно-практическая конференция «Великая Война: Вели кая Победа и Великая Трагедия» (Администрация г. Екатеринбурга, Институт во енной истории МО РФ, Центр военных и военно-исторических исследований Гу манитарного университета, УрГПУ, 23-24. IV, 2005).

- VIII международная научно-практическая конференция «Между прошлым и будущим : социальные отношения, ценности и институты в изменяющейся Рос сии» (Гуманитарный университет, г. Екатеринбург, 17-18.. 2005).

Кроме того, работа была обсуждена на заседании кафедры социально гуманитарных дисциплин Гуманитарного университета. Различные положения данного исследования отражены в 27 публикациях.

Структура диссертации определяется её целями и задачами.

Работа состоит из введения, четырёх глав, включающих 12 параграфов, заключения и списка ис пользованных источников и литературы. Содержание работы изложено на страницах. Список литературы содержит 294 наименования.

Основное содержание работы

.

Во «Введении» определены актуальность темы исследования, его объект и предмет, цель и задачи, дан обзор литературы по теме исследования и охаракте ризована теоретико-методологическая база, отражена научная новизна, отмечена практическая значимость работы.

В первой главе – «Проблема модернизации в свете цивилизационно- дис кретного развития России» – рассматривается модернизация в связи с особен ностям цивилизационного развития России. В первом параграфе главы – «Спе цифика российского культурно-исторического пути как цивилизационно дискретного развития» – констатируется тот факт, что традиционные историо софские схемы чем дальше, тем больше оказываются трудноприменимыми для объяснения и осмысления исторического пути России. В современной России имеет место полномасштабный цивилизационный и связанный с ним аксиологи ческий кризис: современная (постсоветская) Россия ещё не обрела устойчивой самоидентификации.

Необходимость преодоления данного положения впервые была осмыслена Н.

А. Бердяевым, обратившим внимание на то, что в нашей отечественной истории и культуре имеет место нескольких последовательно сменяющих друг друга «Рос сий». То есть, плавного течения исторического процесса в реальности нет – вме сто него имеет место неоднократная и радикальная трансформация основ отече ственной цивилизации. То есть, в эволюции российского социокультурного мира наблюдается культурологическая дискретность. При этом в разных конкретных «периодах цивилизации» Россия осмысляла себя по-разному и в подчас полярных символических формах.

Второй параграф - «Цивилизации» и «субцивилизации» как элемент ис торической дискретности». В нём рассмотрены: содержание концепта «цивили зация»;

особенности существования цивилизаций как системных образований;

взаимоотношение понятий цивилизации и культуры;

дихотомия «мировых» и «локальных» цивилизаций;

проблематика и типология цивилизационных и куль турных конфликтов;

вводится понятие субцивилизации, которое определяется как особые «исторические организации», являющиеся модификациями целостной ци вилизации, как наиболее крупный сегмент целостной цивилизации, отличающийся пространственно-временной, ценностно-духовной, культурно-материальной и социально-организационной спецификой, позволяющих выделить данный феномен из цивилизации в целом. С помощью данного концепта в дальнейшем рассматри вается вся историко-культурная эволюция России.

Третий параграф – «Модернизация как процесс обновления и развития:

типы модернизации». Анализируется ряд философских моделей исторического и социокультурного развития. Все эти модели объединяются одной общей чер той: наличием явно констатируемого разрыва между двумя состояниями социума – условно назовём их «традиционным» и «посттрадиционным». В противопостав лении этих двух состояний и заключено понимание феномена модернизации. Мо дернизационные процессы являются всеобщими и комплексными, охватывающи ми всю совокупность материальных и духовных факторов человеческого бытия (при определённом приоритете именно духовной сферы). Критически анализи руются девять главных характеристик модернизации, сформулированные С. Хан тингтоном: революционность, комплексность, системность, глобальность, протя жённость во времени, ступенчатость, унифицирующий характер, необратимость, прогрессивность.

Рассматривается ключевой для данной проблематики вопрос – соотношение модернизации и вестернизации. Исторически два этих процесса на протяжении последних веков были неразрывно связаны друг с другом, но принципиально (как «идеальный тип») модернизация может и не иметь вестернизированного оттенка.

Анализируются феномены «первичной» и «вторичной», или «догоняющей» мо дернизации (и связанного с последней «догоняющего типа культуры»): Первич ная модернизация охватывает эпоху первой промышленной революции, разруше ния традиционных наследственных привилегий и провозглашения равных граж данских прав, демократизации и т. д. Вторичная («отражённая», модернизация «вдогонку») основана на социокультурных контактах отставших в своём развитии стран с уже существующими центрами индустриальной (а сейчас и постиндуст риальной) культуры». «Догоняющему типу» свойственны: энциклопедизм, син хронное переживание последовательно пройденных традиционными культурами этапов, «цитатность» и «псевдоморфозность» восприятия и воплощения идущих извне импульсов (традиционные номинативы наполняются новым и подчас не сравнимым с первоисточником содержанием), «взрывной» характер эволюции.

Любая модернизация является феноменом процессуальным и – де-факто – перманентным. Отсюда – несколько потенциальных матриц взаимоотношений традиционализма и модернизации: симбиоз прежнего состояния и заимствова ний, синтез наследия и заимствований противостояние модернизации и тради ционализма. В любом случае, модернизация – не прямолинейное движение по кем-то намеченному и единому для всех пути, а постоянный выбор оптимального варианта этого движения, зависящего от конкретных условий и обстоятельств.

Отсюда характерная особенность многих модернизаций: модернизационный про цесс происходит как последовательность волн модернизации – больших социо культурных процессов, занимающих целые исторические периоды, находящихся по отношению друг к другу в отношениях определённой преемственности (не всегда прямолинейной, но всегда последовательной) и прерываемых некоторыми «паузами» (отчего весь процесс носит дискретный характер). Модернизационные процессы никогда не носят однолинейного характера, происходят как серия «приливов и отливов», несут наряду с достижениями и определённые потери в разных областях жизни: особенно это относится к «догоняющей» модернизации.

Модернизация – процесс не только и не столько материального, сколько духовно го характера. Модернизационный феномен по определению противостоит тради ционализму, направлен на демонтаж последнего: поэтому любые (даже систем ные) изменения в обществе, имеющие протрадиционалистский, антилиберальный характер, в качестве модернизации рассматриваться не могут.

Вторая глава – «Домодернизационный период: средневековые российские субцивилизации» – рассматривает средневековый период российского историче ского бытия, в рамках существования трёх субцивилизаций: киевской, «ордын ской» и московской. В первом параграфе – «Киевская Русь – «русская Европа» – киевская субцивилизация рассматривается как европейская по генезису и ос новным чертам бытования (при несомненном наличии культурной, политической и даже природной специфики), идентичная современным ей европейским цивили зациям по геополитическому фактору, генезису и структуре государства, юриди ческому статусу, формам самоуправления, культурному состоянию. Специфика же киевской субцивилизации, отличающая её от сопредельной Европы, заключа ется в отсутствии крепостного права как юридической системы, отсутствии фео дализма как системы, восточнохристианских корнях культуры Киевской Руси.

Второй параграф – «Эпоха раздробленности и «ордынская» эпоха – «пере ходный этап» в истории российской цивилизации». В данном разделе анализи руются различные точки зрения на причину распада Киевской Руси. В «ордын скую» эпоху происходят фундаментальные и не всегда позитивные трансформа ции древнерусской цивилизации, но возложить ответственность за это только на Орду неправомерно. В качестве главных моментов, присущих новой эпохе, отме чаются следующие: перемещение государствообразующих центров на северо восток, усиление конфронтации с Западной Европой (на религиозной основе), тенденция к свёртыванию древнекиевских институтов и традиций самоуправле ния. Отличительная черта описываемого времени – формирование в «ордын скую» эпоху трёх самостоятельных субцивилизаций на месте и на основе рух нувшей киевской (с различными векторами эволюции, с различной самопрезента цией и с разным хронотопом). Фактически «ордынская» эпоха может трактоватся как переходная.

Третий параграф – «Московская Русь (Московия) – «антиевропейский со блазн» русской истории». В качестве наиболее репрезентативных для специфики московской субцивилизации моментов можно выделить следующее:

а). Перемещение на северо-восток фактически всей страны, что имело след ствием: резкое территориальное увеличение страны, приводящее к всё большей разреженности населения;

нарастание, а затем и гегемония архаических черт в традициях и менталитете жителей Московии;

развитие Московского государства преимущественно на основе сельского социума.

б). В области духовной вышеописанные тенденции нашли своё предельное выражение в формировании новых идеологем – «Святой Руси» и «Третьего Ри ма». Обеим идеологемам присущ характер мессианизма;

в московской трактовке «богоизбранным народом» оказывалась Русь, и только она – западные христиане в качестве христиан вообще не рассматривались.

в). В области этатизма в Московии формируется разновидность потестарной (властной) формации («тяглое государство», по В. Ключевскому;

«азиатский спо соб производства», по А. Ахиезеру).

Третья глава – «Эпоха модернизации: петербургская субцивилизация» – рассматривает начало и развитие модернизационных процессов, хронологически совпадающих с петербургской субцивилизацией и включющие в себя, кроме того, отрезок «позднемосковского» периода с момента воцарения Романовых до созда ния Российской империи. За этот исторический период Российское государство последовательно пережило три большие волны модернизации: период реформ XVII – начала XVIII вв.;

реформы екатерининской и александровской эпох;

Вели кие реформы Александра II, реформы рубежа XIX-XX вв.

Первый параграф – «Культурно-цивилизационное своеобразие старта рос сийской модернизации». Рассматривается специфика перехода России от домо дернизационной реальности к модернизационной (обстановка краха предыдущей субцивилизации и всего средневекового цивилизационного состояния, культур ные конфликты, необходимость быстрой – то есть неизбежно догоняющей – мо дернизации). Старт модернизации и ломка традиционных институтов неизбежно должна была стать радикальной и болезненной по ряду причин: противоречие между поверхностной технологической квази-модернизацией и комплексным ха рактером модернизации и его духовными истоками, аксиологическая дуальность «праведного» и «неправедного», отсутствие области «нейтрального». Поэтому необходимо было осуществить в системе традиционных московских ценностей и приоритетов смену знаков с «плюсов» на «минусы» – именно такая перетранс формация ценностей парадоксально отвечала отечественному менталитету и де лала перемены необратимыми.

Второй параграф – «Своеобразие и противоречивые результаты первой волны модернизации. Вторая волна модернизации: pro e contra». В данном разделе анализируются характер, вектор развития и результаты первых двух волн российской модернизации.

Петровская модернизация была квинтэссенцией типических черт догоняющей модернизации. Косвенные последствия происшедшего оказались едва ли не важ нее, нежели непосредственные практические достижения и провалы эпохи. С од ной стороны, был дан старт русскому Просвещению: культурная вестернизация есть не только главная (пусть косвенная) заслуга Петра, но и главный резерв и ка тализатор дальнейших модернизационных предприятий Российской империи. С другой стороны, методы, с помощью которых Пётр внедрял свои проекты, в ис торической перспективе создали мощную антилиберальную традицию в россий ской социальной жизни.

Реагирование на эти противоречия, а также ответы на вновь возникающие «вызовы» времени составили содержание второй волны модернизации, которая также обладает рядом имманентно присущих ей черт. Фактически эта эпоха про шла под знаком утилитаризма и меркантилизма. В области чисто культурной вто рая волна модернизации дала результаты более чем впечатляющие: политическая и юридическая эмансипация дворянства, расширение поля свободы в стране, но вое социокультурное самосознание. Результаты второй волны модернизации ока зались векторно разнонаправленными. Усиление либеральных тенденций сосед ствовало с усилением крепостничества;

эмансипация дворянства способствовала расколу общества, узакониванию и даже санкционированию авторитарно директивных стратегий и тактики проведения модернизационных проектов. Этот момент определял сравнительную социальную узость модернизационной базы, поскольку громадное большинство населения страны жило в условиях господства традиционного общества.

Третий параграф – «Специфика третьей волны модернизации и проблема российского традиционализма». В эпоху третьей волны модернизации отчётли во прослеживается стремление идеологически осмыслить и санкционировать происходящее: период 1826-1917 гг. проходит под знаком официально объявлен ной национально-имперской идеи.

С одной стороны, ни одна из предыдущих волн модернизации не давала в России такого эффекта системного обновления, причём максимальные заслуги российской монархии связаны именно с теми годами, в которые она максимально открылась Западу. С другой стороны, с момента принятия официальной идеоло гической триады («самодержавие, православие, народность») идёт апелляция к старомосковской традиции, отчего и весь данный феномен получил название «российского традиционализма». Такая парадигма развития неизбежно усиливала симптомы «расколотого общества» и катализировала социокультурные конфлик ты. Химеричность позднеромановской империи усиливалась и вследствие нарас тающего разрыва между динамично развивающимися экономической и культур ной и стагнирующей социально-политической сторонами жизни. В целом третья волна модернизации характеризовалась неустойчивым соотношением противо борствующих тенденций: однако успехи третьей волны модернизации безуслов ны, а вызванный модернизацией и сопровождающий её духовный и интеллекту альный взрыв сам по себе является важнейшим результатом и итогом данного ис торико-культурного процесса.

Четвёртый параграф – «Роль новой российской духовной и художествен ной культуры в осмыслении и корректировании процесса модернизации» – посвящён анализу роли независимой, неподконтрольной официозу духовной и художественной культуры в формировании общего духовно-психологического настроя в обществе. У этой новой культуры была своя, несводимая только к эсте тическому фактору роль в эволюции российского общества.

Предлагаемые пути развития страны и цивилизации, были различны. Тради ционно принято констатировать спор западников и славянофилов: на самом же деле ситуация была намного сложней и многопрофильней. Не следует преувели чивать полярность и тем более непримиримость позиций спорящих – фактически и те, и другие были культурологическими европейцами в самом глубинном, экзи стенциальном смысле. Были ещё существенно отличные от славянофилов евра зийцы и «русские европейцы». Реализм и прагматизм «русского европеизма» представлял из себя антитезу романтическому по сути мироощущению как запад ников, так и славянофилов. В позиции «русских европейцев» сильно ощущаются черты интегратизма – тенденции к снятию полемических крайностей в позициях западников и славянофилов при творческом синтезе и дальнейшей разработке на личествующих в их платформах позитивных моментов. Также существовал ла герь ультрарадикалов («нигилисты», «народники», «революционные демокра ты»), сторонников неэволюционного пути решения российских проблем. Переняв от западников некое идеологическое «ядро», они развивали его по славянофиль ски – в частности, солидаризируясь с крайними славянофилами в примате «об щинного», «коллективистского» начал над личностным. От настоящих славяно филов российские радикалы отличались своим глубинным, недекларативным ан тиевропеизмом (и антихристианством). Смыкание нигилизма с локалистской ар хаизированной «ночной культурой» России (о. Г. Флоровский) стало для петер бургской субцивилизации детонатором катастрофы.

Четвёртая глава – «Эпоха модернизации: советская субцивилизация» – рассматривает период с 1917 по 1991 гг. В ХХ веке событийная и понятийная ло гика российской истории ломает свой линейный характер: эту эпоху нельзя ква лифицировать в понятийных рамках поступательной «прогрессивности» или «регрессивности», она представляет из себя некий «горизонтальный протубера нец», «мутацию» исторической эволюции с тенденцией некоторой «регенератив ности».

Первый параграф – «Становление и упрочение советской субцивилизации:

противоречия четвёртой волны модернизации». Первый макроэтап советского периода отечественной истории (до середины 50-х гг.) – становление и кристал лизация советской субцивилизации. Внутри данного макроэтапа явственно разли чимы три достаточно резко очерченных временных отрезка, объединённых об щим вектором эволюции (становление системы) и общим характером идеологи ческого осмысления и самопрезентации (различные модификации утопической модели «мировой коммунистической революции»), но достаточно резко разня щихся между собой в плане как идейно-политическом, так и семантическом, смы словом.

Первый период (1917-1921 гг.). Н. Бердяев квалифицировал большевизм как гибрид средневекового утопизма, наивного рационализма и «субъективного про извола», понимаемого как «беспредельный классовый субъективизм». С точки зрения социально-психологической и духовной, всё происходившее в 1917- гг. есть «регенерация архаических форм»;

практика (но не теория) ленинизма и эклектичный характер последнего также могут быть трактуемы как антимодерни зационно направленные.

Второй период (1921-1928 гг.). НЭП есть небезуспешная попытка ремодер низации, возвращения к элементам и реалиям российской цивилизации начала ХХ («Серебряного») века. Несомненны экономические и блестящие культурные успехи тех лет. Крах НЭП представляется очередной «регенерацией».

Третий период (1928-1953 гг.), время торжества и наивысшего расцвета то талитаризма в истории России. Для данного этапа характерны: тотальность, ком плексность всех принимаемых Сталиным и его окружением мер, последователь ное и неуклонное взятие под контроль всех без исключения сторон общественной и приватной жизни;

«псевдомодернизация» (Т. Пиирайнен), где внешне индуст риализированные формы скрывают типично архаизированную сущность;

преоб ладание черт «гибридного общества» (сосуществование в СССР всех известных в марксизме «социально-экономических формаций», при преобладании потестар ной формации);

формирование и кристаллизация неорелигии, выразившейся в приобретении официальным вульгаризированным марксизмом всех черт религи озного культа, в массовом зомбировании населения и во внедрении в духовную культуру нормативной мифологизированной эстетики «социалистического реа лизма»;

структурирование идеократическай империи, внешне закамуфлированной под федерацию демократических республик;

полный разрыв с ленинской тради цией антиэтатистской анархической футурологии и откровенная практическая апелляция к государственнической традиции «доосевых» цивилизаций;

возрож дение имперской и великодержавно-шовинистической идеологии.

Второй параграф – «Кризис, последняя волна модернизации, крах субци вилизации» – рассматривает период с середины 50-х гг. до момента распада СССР. Спецификой же всего рассматриваемого периода является то, что эти из менения приобрели характер серии антитоталитарных реформ, которые можно охарактеризовать как целенаправленную попытку полномасштабной модерниза ции страны (пятая волна).

Серию реформ 50-80-х гг. можно трактовать как незаконченную и много кратно прерванную волну модернизации – поскольку, в отличие от сталинской практики, речь идёт о мероприятиях, направленных на комплексное обновление всех или большинства сторон социальной и духовной жизни. Все данные меро приятия обладают схожими чертами: прагматическим характером;

декларирова нием «возвращения» к «правильным истокам» после некоего ошибочного «зигза га истории»;

вестернизированной ориентацией;

расширением поля свободы в стране;

принципиальной половинчатостью реформационных проектов, наличием для каждого из реформаторов «зоны табу»;

«абортивностью» реформ.

В эпоху перестройки система начинает стремительно терять способность к саморегуляции и поддержанию целостности. Нарастают все виды культурных конфликтов;

отстранение населения от официальной аксиологической системы превращается в стихийную поддержку любых альтернативных проектов и бес прецедентную для российской истории готовность к переменам. Субъективно по следние коммунистические реформаторы оказались неспособны преодолеть соб ственный «порог ригидности» и объективно подтолкнули ситуацию к радикаль ному концу. Крайняя ригидность системы, её неспособность адекватно реагиро вать на внешние импульсы, утеря ей основополагающих черт саморегуляции и самоподдержания, помноженная на субъективные ошибки руководителей различ ных уровней, привели к обвалу самой системы, а с ней – и к самоликвидации со ветской субцивилизации.

В 90-е гг. ХХ века фактически рождается новая, постсоветская субцивилиза ция (предсказанная Бердяевым). Уже сейчас можно говорить о кардинальном из менении цивилизационного состояния России по всем параметрам материального и духовного бытия. Главная цивилизационная проблема сегодняшней России – кризис идентичности, неопределённость её самоопределения и самопозициониро вания. Современная Россия находится в состоянии выбора своего европейского или антиевропейского статуса и самопонимания. Ситуация догоняющей модерни зации вновь реанимирует состояние «псевдоморфоза» перенимаемых «импорт ных» форм и норм, которые на российской почве приобретают принципиально новое (и подчас противоположное своим прообразом) значение. Главное же – при наличии стольких флуктуаций система формирующейся новой российской суб цивилизации становится предельно стохастичной. Можно говорить об осторож ном оптимизме футурологических прогнозов. Главным препятствием к проведе нию успешной современной модернизации остаётся синдром «расколотого обще ства».

В «Заключении» подводятся итоги исследования, определяются перспекти вы дальнейшего социокультурного и цивилизационного развития России, а также потенциальные направления исследований в данной области.

Основные результаты исследования отражены в 27 публикациях автора об щим объёмом 66, 28 п. л.

Публикации по проблематике диссертации:

1. Суворов Д. В. Неизвестная гражданская война : монография / Д. В. Суворов - Екатеринбург : Пакрус, 1999. – 165 с. [9, 59 п. л.].

2. Суворов Д. В. История и культура России: мифы и реальность : моногра фия. Т. I / Д. В. Суворов - Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2001. – 471 с. [27, 44 п. л.].

3. Суворов Д. В. Галактика Владимира Высоцкого : монография / Д. В. Суво ров – Минск : Белорусские зори-33, 2005. – 189 с. [10, 99 п. л.].

4. Суворов Д. В. Болгарская средневековая культура и генезис европейского Ренессанса / Д. В. Суворов // Рациональность иррационального / под ред. В. И.

Колосницына. - Екатеринбург : Изд-во УрГУ, 1991. – С. 228-241. [О, 76 п. л.].

5. Суворов Д. В. Религиозная ситуация в современной России: проблемы, ис токи, прогнозы / Д. В. Суворов // Российская культура на рубеже пространств и времён : материалы научно-практической конференции (Екатеринбург, Гумани тарный ун-т, 14-15 мая, 1998 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 1998. – С. 87-91. [0, 23 п. л.].

6. Суворов Д. В. Значение косовского кризиса для России: цивилизационно культурологические проблемы / Д. В. Суворов // Экономическая, правовая и ду ховная культура России на рубеже тысячелетий : материалы научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 20-21 мая, 1999 г.). - Екатерин бург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 1999. – С. 138-141. [0, 23 п. л.].

7. Суворов Д. В. Современная гуманитарная ситуация и проблемы религиоз ного сознания / Д. В. Суворов // Ценности и социальные технологии демократи ческого общества XXI века как цель высшего гуманитарного образования: мате риалы научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 22-23 мая, 2000 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2000. – С. 196 200. [0, 29 п. л.].

8. Суворов Д. В. Гарвардская теория принципиальной коммуникации и про блема гуманизма ХХI века / Д. В. Суворов // Проблемы нового гуманизма в миро вом и российском контексте : материалы научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 17-18 мая, 2001 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2001. – С. 152-154. [0, 17 п. л.].

9. Суворов Д. В. К вопросу о позиции Русской Православной Церкви как од ного из важнейших факторов российского антиглобализма / Д. В. Суворов // Гло бализация: реальность, противоречия, перспективы : материалы V ежегодной на учно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 15 мая, 2002 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2002. – С. 226-231.[0, 35 п.

л.].

10. Суворов Д. В. О некоторых проблемах патриотизма, исторической мифо логии и национальной идентичности / Д. В. Суворов // Патриотическое воспита ние как условие возрождения России: материалы Всероссийской научной конфе ренции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 19 февр., 2003 г.). - Екатеринбург :

Изд-во Гуманитарного ун-та, 2003. – С. 254-259. [0, 35 п. л.].

11. Суворов Д. В. Проблема свободы в историческом ракурсе российской ци вилизации / Д. В. Суворов // Коллизии свободы в постиндустриальном обществе:

материалы Международной научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 15-16 мая, 2003 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2003. – С. 156-164. [0, 52 п. л.].

12. Суворов Д. В. Обоснование исторического ревизионизма / Д. В. Суворов // Информационная эпоха: Мир – Россия – Урал : материалы VII международной научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 12- мая, 2004 г.). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2004. – С. 108-115. [0, 46 п. л.].

13. Суворов Д. В. Ещё раз о структурной запрограммированности техноген ных катастроф (в свете теории И. Пригожина - И. Стенгерс) / Д. В. Суворов // Стихийные бедствия, техногенные и социальные катастрофы : материалы Всерос сийской научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 21. 11. 2004). - Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2005. – С. 199-203. [0, 29 п. л.].

14. Суворов Д. В. О теоретическом понимании модернизации / Д. В. Суворов // Между прошлым и будущим : социальные отношения, ценности и институты в изменяющейся России : материалы VIII международной научно-практической конференции (Екатеринбург, Гуманитарный ун-т, 17-18 мая, 2005 г.). – Екатерин бург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2005. – С. 30-40. [0, 64 п. л.].

15. Суворов Д. В. О сущности и типологии современной российской власти / Д. В. Суворов // Власть и властные отношения в современном мире : материалы IX международной научно-практической конференция «Власть и властные отно шения в современном мире» (Гуманитарный университет, г. Екатеринбург, 30-31.

III. 2006). – Екатеринбург : Изд-во Гуманитарного ун-та, 2006. – С. 395-401. [0, п. л.].




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.