WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

СМОЛЬКИН Антон Александрович СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЯ К СТАРОСТИ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Саратов 2004 2

Работа выполнена в Саратовском государственном техническом университете

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор Елютина Марина Эдуардовна

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор Шахматова Надежда Владимировна кандидат социологических наук, доцент Чеканова Элла Евгеньевна

Ведущая организация: Самарский государственный университет

Защита состоится «20» января 2005 г. в 14 часов на заседании диссер тационного совета Д 212.242.03 при Саратовском государственном техниче ском университете по адресу: 410054, Саратов, ул. Политехническая, 77, Са ратовский государственный технический университет, корп.1, ауд. 319.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научно технической библиотеки Саратовского государственного технического уни верситета.

Автореферат разослан «_» декабря 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета В.В. Печенкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена прочтением социоло гических диагнозов современности. Помимо глобализации, индивидуализа ции, экологических катастроф, выделим и такую инварианту – постарение населения, которая актуализирует проблему отношения к пожилым людям в современном обществе. Ныне усиливается внимание к геронтологической проблематике в контексте сокращения межпоколенческой дистанции.

Произошедшие за последние годы существенные изменения в куль турных и социально-экономических условиях в России делают проблему от ношения к старости особенно сложной и многомерной. Ситуация мировоз зренческой неопределенности, усиленная переживанием людьми потери своего статуса, создает предпосылки возникновения межпоколенческих конфликтов. Сегодняшнее маргинальное положение пожилых людей объяс няется уже не только спецификой старческого образа жизни, но и особенно стями социальных, физических, административных составляющих их окру жения. Постепенно меняются качественный состав старшей возрастной группы, характер ее потребностей в контексте реформирования системы со циальной поддержки в переходном, кризисном социуме. Сложилась уни кальная ситуация сосуществования сразу пяти поколений при неотработан ности механизмов их взаимодействия. Как следствие, коллективные пред ставления о реальных проблемах пожилых людей часто имеют неопределен ный характер, на решение вопросов о социальной поддержке геронтологиче ской группы большое влияние оказывают существующие стереотипы.

Возраст так же, как и пол, класс, раса позиционируется как фундамен тальная переменная, которая определяет систему общественного неравенст ва. Возраст, как и гендер, иерархизирует социальные отношения и является, тем самым, стратификационной категорией. Представители пожилого воз раста рассматриваются как кризисная группа, в отношении которой дейст вуют практики исключения. Механизмы конструирования образов старости в современном обществе обусловлены финалистскими взглядами на индиви дуальный процесс развития человека, утилитаристскими подходами к телес ности, наделяющими молодость статусом особой престижности, трудовой этикой с ориентацией на ценности материального порядка, нивелированием роли морально-этических норм. С другой стороны, постепенная утрата по жилыми людьми в ходе исторического развития социально значимых функ ций и кризис традиционной системы внутрисемейной поддержки нетрудо способных по возрасту способствовали разрушению общественной ценности старости.

В результате старость сегодня понимается как синоним угасания, а не изменения, вытесняется на периферию общественной жизни, исключается из социально престижных сфер. Результатом изолирующих практик стало в по следние годы все более широкое распространение феномена старческой де виантности, крайним выражением которого выступают насильственные дей ствия. Представление об «исчерпанности» пожилого человека нередко ста новится непреодолимым препятствием в его самореализации. Практики ис ключения представителей геронтологической группы как в приватной, так и в публичной сферах социальной жизни, размывание их самоидентичности ускоряют процессы патологического старения. Напротив, участие в различ ных сферах жизнедеятельности общества, обеспечение равного достоинства индивидов, независимо от их возраста, пролонгируют их активную жизнь и обусловливают стабилизацию общества.

На данный момент проблема отношения к старости, представителям геронтологической группы разрабатывается главным образом в контексте социальной помощи, что в определенной степени свидетельствует о том, что современное общество отгораживается от проблем пожилых барьером по мощи, уделяемой через институты социальной поддержки. Вместе с тем в сегодняшнем стремительно модернизирующемся обществе именно пожилые люди остаются хранителями общечеловеческих ценностей, являются цен ным, но невостребованным ресурсом общественного развития.

Проблема отношения к старости не только чрезвычайно актуальна, но и отличается новизной и сложностью как в теоретическом, так и практиче ском отношении. Она носит интегративный характер, находясь на стыке та ких актуальных направлений, как социальная геронтология, социология зна ния, социальная антропология, социальная психология, теория и практика социальной работы, что представляет дополнительный исследовательский интерес. Необходимым остается прояснение теоретических подходов, мето дологических оснований конструирования отношения к старости. Не в пол ной мере раскрыта геронтологическая проблематика межпоколенческих от ношений, не представлен анализ различных версий практик межпоколенче ского взаимодействия. Это затрудняет коррекцию социальной политики го сударства в направлении минимизации масштабов проявления эйджизма и преодоления его негативных последствий, формирования общественного мнения по комплексу вопросов, связанных с отношением к старости. На блюдается отставание научной разработанности этой проблемы в современ ной социологии.

Степень разработанности проблемы связана с ростом интереса уче ных к исследуемой проблематике лишь в последние десятилетия, в первую очередь в западной социологии. Важными для анализа проблемы оказались теоретические представления о социальных проблемах лиц с ограниченной трудоспособностью К. Пентека, исследования коллективной памяти поколе ний Ж. Скотта и Г. Шумана, разбор вопросов межпоколенческой преемст венности Д. Берто и И. Берто-Вьям, изучение межпоколенческих конфлик тов С. Солником, гендерных отношений в стареющем обществе А. Серенсеном. Значимой представляется проблема экономического потен циала пожилых людей, проанализированная в работах М. Греллера, соци альных связей в старости (Д. Филд), особенностей старения в современном социальном контексте (И. Кемпер). Западные исследователи фокусируют внимание на культурно-исторических формах отношения к старости (М.Д. Грмек, Э. Россет, A.E. Imhof, K.-P. Kpping, C. Wulf), философском осмыслении проблем позднего возраста (T. Rentsch), государственной под держке пожилых людей (A.-M. Guillemard, M. Wingen, M. Winkes). В целом круг рассматриваемых в западной социологии проблем старости весьма ши рок - от вопросов секса в позднем возрасте (L. Rosenmayr) до антропологи ческого анализа связей старости и смерти (T.H. Macho).

В отечественной социологии проблемы пожилых людей исследуются такими авторами, как М.Д. Александрова, В.Д. Альперович, И.Г. Беленькая, П.П. Великий, М.Э. Елютина, С.А. Жукова, Т.З. Козлова, О.В. Краснова, Г.П. Медведева, Е.Ф. Молевич, П.В. Пучков, Э.Е. Чеканова, Н.П. Щукина, Р.С. Яцемирская. Объектом их исследования стали актуальные проблемы стареющего общества, геронтологические идентификационные стратегии, языковое поведение старшего поколения и его социологические параметры.

Особое внимание уделяется вопросам образования в позднем возрасте, ана лизу социогеронтологических теорий, практик социального исключения, психологическим проблемам старости, комплексу практических рекоменда ций по социальной работе с пожилыми людьми. В то же время проблема от ношения к старости, как правило, не рассматривается в исторической дина мике, имеющиеся в этой области немногочисленные работы носят фрагмен тарный характер.

Более разработанными остаются биологические аспекты старения, ко торые всесторонне анализируются в исследованиях Л.А. Гаврилова, И.В. Давыдовского, Ю.К. Дупленко, В.В. Фролькиса. Представления о структурных социально-демографических изменениях с привлечением об ширного статистического материала содержатся в работах Б.Д. Бреева, Т.А. Демченко, И.Б. Орловой, Б.С. Хорева. Философские аспекты геронтоло гии рассмотрены Т.В. Карсаевской и А.Т. Шаталовым. Проблемам межпоко ленческого взаимодействия посвящены труды Б. Дубина, В.Т. Лисовского, И. Медведевой, С.Г. Спасибенко, Н.В. Шахматовой, Т. Шишовой.

В настоящее время имеются отдельные исследования по комплексу социально-экономических проблем старости - вопросам трудовой занятости пожилых (Э.В. Иванкова, Н.И. Кондакова, Т.В. Смирнова, О.В. Терещенко), сравнительному анализу пенсионных систем (Л. Вульф, Л.Ф. Лебедева, Е. Леонидова, Н. Павлова, И. Тихоцкая), эффективности специализирован ных заведений для пожилых людей (С.Г. Марковкина, С.Г. Резников, А.Г. Рожков).

Мало исследованы такие аспекты геронтологической проблематики, как специфика взаимоотношения пожилых людей и общества (С.С. Балабанова, Н.В. Панина, А.В. Писарев, З.М. Саралиева, Н.Н. Сачук, Л.И. Соловьева), их внутрисемейное положение (Т.А. Добровольская, О.В. Краснова, Г.А. Парахонская, Н.Б. Шабалина), практики социального исключения (М.Э. Елютина, И.Е. Левченко).

Существуют лишь единичные работы, направленные на исследование качества досуга пожилых людей (В.Д. Патрушев), их социального самочув ствия (Н.Г. Ковалева), особенностей мировоззренческих позиций (С.Б. Абрамова) и политических предпочтений (О.В. Красильникова), задей ствованности во властных структурах (О.В. Крыштановская, Ю.В. Хуторянский).

При растущем в последние годы количестве работ, посвященных ха рактеристике тех или иных аспектов социального статуса пожилых людей в целом, проблематика формирования и трансформации отношения к старости в социокультурной перспективе остается на периферии исследовательских интересов.

Целью исследования является выявление тенденции изменения от ношения к старости в аспекте статусных позиций, привилегий, аттитюдов к старости, межпоколенческих отношений. Для реализации поставленной цели сформулированы следующие задачи:

• провести анализ основных теоретических подходов и моделей объяснения геронтологических явлений, представить специфику поколенческого под хода в развитии геронтологического направления в современной социо логии;

• выделить и проанализировать наиболее существенные механизмы конст руирования отношения к старости;

• представить социокультурную динамику отношения к старости в историческом контексте;

• выявить особенности формирования и трансформации стереотипов ста рости в контексте межпоколенческих взаимодействий;

• представить особенности интерпретации отношения к старости в системе социального взаимодействия;

в контексте поддержания солидарности по колений, практик включения представителей третьего возраста в социум.

Объектом исследования выступает отношение к старости как соци ально сконструированный феномен. В качестве предмета исследования вы ступает социоисторическая динамика отношения к старости. Эмпириче скую базу исследования составили статистические данные, материалы ис следований отечественных и зарубежных социологов, труды по истории и этнографии различных культур, а также результаты социологического опро са, проведенного автором в 2003 году в составе исследовательской группы «РОСС-XXI ВЕК» (опрошено 2820 человек) и охватившего население Сара товской, Нижегородской, Свердловской, Оренбургской, Волгоградской об ластей и г. Самары.

Основная гипотеза исследования. Отношение к старости представ ляет собой социокультурный конструкт, подверженный изменениям. Исто рически отношение к старости сопряжено с определенным социальным ста тусом, с кругом прав и обязанностей, присущих этому периоду жизни, с на бором доступных для него видов и форм деятельности, которые общество ему задает. Ускорение темпов общественного развития, общедемографиче ская тенденция постарения населения обусловливают необходимость рас сматривать старость как ресурс общественного развития.

Теоретическими и методологическими основаниями диссертации являются общетеоретические подходы классиков социологической мысли Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, Г. Спенсера, которые позволяют сформулиро вать и теоретически описать особенности отношения к пожилым людям в процессе межпоколенческого взаимодействия. Важными для целей диссер тационной работы оказались антропологическое осмысление проблемы воз раста Ф. Ариесом, подходы к типологизации обществ П.А. Сорокина, этно графические и социологические теории М. Мид и М. Мосса, позволившие объяснить особенности социокультурной динамики отношения к старости, феноменологические подходы к проблеме социального конструирования ре альности А. Щюца, П. Бергера, Т. Лукмана, Б. Вальденфельса, теоретические аспекты лингвистического конструирования Дж. Серля, а также анализ сте реотипизирования как теоретической проблемы (М.А. Хевеши, Н. Штер), и особенности конструирования стереотипов в современной России (С.Г. Климова, А.А. Московская, В.Г. Щукин).

Научная новизна исследования заключается в следующем:

• обобщены основные теоретические подходы к анализу геронтологиче ской проблематики, выделен и обоснован поколенческий подход в разви тии геронтологического направления в современной социологии;

• выявлены наиболее существенные механизмы конструирования отноше ния к старости как социального проекта;

• впервые представлено социокультурное изменение отношения к старости в широком историческом контексте;

предложено авторское объяснение социальных оснований изменения отношения к старости в исторической перспективе;

• представлена авторская интерпретация особенностей восприятия герон тологических проблем представителями различных поколений;

• получены новые данные о стереотипах старости в контексте межпоколен ческих взаимодействий, выделена предпенсионная группа как дезориен тированная и кризисная, эксплицированы проблемы данной группы.

В результате проведенных теоретических и прикладных социологиче ских исследований получены следующие основные результаты, формули руемые автором как положения, выносимые на защиту:

1. Старость не является только биологически объяснимым феноменом, а в значительной степени представляет собой результат активного социаль ного конструирования. Отношение к старости выступает как социально предписываемый проект, под которым понимается набор конвенциональных установлений (правил, законов, принципов, норм, ценностей, смыслов старос ти, стереотипов), определяющий как социально-возможные действия «других» по отношению к данной возрастной группе, так и регламентирующий поведе ние членов последней. Установленные в обществе способы действия, особен ные модели поведения в отношении пожилых людей предстают как некий гото вый трафарет, лежащий в основе осмысления локальных геронтологических си туаций, как интерпретационный ключ для отбора и сортировки геронтологиче ских событий. В качестве наиболее существенных механизмов конструирова ния отношений к старости выступают: академический дискурс;

нравственно нормативные регуляторы (представления о праведном и неправедном, о сте пени эластичности нравственных категорий, о возможных и недопустимых вариантах поведения в отношении пожилых людей);

форма и содержание межпоколенческих взаимодействий;

пуэрилистическое сознание (Й. Хейзинга), фокусирующее смену возрастных приоритетов в обществен ном сознании в пользу юности;

культурные дискурсы, среди которых имен но художественная литература в наибольшей степени свидетельствует о со стоянии общественного менталитета;

наконец, языково-коммуникативные регуляторы.

2. В развитии геронтологического направления в современной социо логии в качестве одного из основных направлений выделяется поколенче ский подход, предполагающий анализ сосуществования трех жизненных из мерений в социальной ситуации: поколения молодежи, поколения зрелых людей и поколения стариков. В рамках этого направления создаются раз личные модели социогеронтологического знания, предмет которого состав ляют процесс старения в его социоисторической динамике, а также социаль ное положение и психологический опыт пожилых как специфической социо возрастной группы в контексте межпоколенческих взаимодействий. В усло виях радикальной деконструкции прежних моделей социально-возрастной иерархии объяснительная адекватность процесса взаимоприспособления по жилых людей и представителей других возрастных когорт достигается с по мощью дополняющих взглядов теории символического интеракционизма и конфликтной модели развития общества, что позволяет более рельефно представить комплекс возможностей и ограничений, обусловливающий межпоколенческие взаимодействия.

3. Отношение к старости чувствительно к социокультурному контек сту, его необходимо рассматривать как нечто изменяемое и подвижное. Кон струирование отношения к старости связано с разнообразными стратифици рующими общество измерениями, такими, как социальное положение, эт ничность, образование. Вариативность отношения к старости у разных наро дов и в разные исторические периоды обусловлена различной ролью право вого начала, разной степенью развития института демократии, спецификой культурных традиций, историческими прецедентами. Исторический анализ показывает, что старики могли играть заметную роль в стабильных, органи зованных обществах с институциализированной собственностью, тогда как в обществах, раздираемых противоречиями, верх брали молодые. При всех наметившихся положительных тенденциях следует признать наличие в со временной России авторитарной модели отношения к пожилым людям, ко торая проявляется в том, что представители третьего возраста все чаще ока зываются в положении социальных аутсайдеров, воспринимаются не как субъекты, а как объекты, которые можно просто игнорировать.

4. Область межпоколенческих отношений – основное поле возникно вения и функционирования стереотипов старости. Стереотипные геронтоло гические представления включают следующие элементы: положительные черты пожилых людей (мудрость, терпимость) для представителей различ ных возрастных когорт в целом более значимы, чем отрицательные. Пред ставители молодежной группы (16-30 лет), признавая наличие позитивных свойств у пожилого человека, тем не менее не заносят их в его актив, так как пожилой человек, по их мнению, исключается из форм социального участия;

существующие негативные геронтологические стереотипы носят скрытый, завуалированный характер, распространяются и действуют в первую очередь вне семьи, и проявляются не в агрессивной форме, а скорее в отнесении по жилого человека к категории «отработанного ресурса», в практиках соци ального игнорирования;

сами пожилые свои проблемы воспринимают более оптимистично, чем представители других возрастных групп;

проблемы со стояния здоровья в пожилом возрасте волнуют представителей других воз растных групп даже в несколько большей степени, чем самих пожилых, что демонстрирует действие стереотипных ассоциаций старости и болезни.

5. Наиболее дезориентированной и кризисной является группа пред пенсионного возраста, отличающаяся крайне высоким уровнем скептицизма и тревожности. Социально-психологическое состояние представителей этой группы характеризуется пессимизмом, утратой смысла жизни;

склонностью в решении своих проблем рассчитывать на государство более, чем предста вители других возрастных групп. Именно для предпенсионной группы наи более характерны стереотипные представления о старости как периоде бес помощности, зависимости от окружающих, визуальной непривлекательно сти. Наличие негативного образа пожилого человека в данной группе фикси руется как ассоциативный ряд: старые люди – конец жизни – забытые – беспомощные – безумные.

Результаты диссертационного исследования имеют теоретическую и практическую значимость для развития социологического анализа как со циального статуса пожилых людей в различных культурах, так и механизмов социального конструирования стереотипов. Обобщенный материал и выво ды данной работы позволяют углубить теоретические представления соци альной геронтологии, социологии знания, социальной антропологии, соци альной работы. Полученные результаты могут быть использованы государ ственными органами власти и частными организациями геронтологического профиля для выработки моделей межпоколенческого взаимодействия, прак тик интеграции пожилых людей в социум, образовательных программ пре одоления кризиса предпенсионного возраста, безболезненного перехода в пенсионный период. Положения диссертации могут найти применение в преподавании курса социологии, социальной геронтологии и разработке спецкурсов.

Апробация работы:

Основные положения и выводы диссертационной работы были изло жены на методологических семинарах кафедры социологии СГТУ, заседани ях кафедры социологии СГТУ, на международных и российских конферен циях: «Актуальные проблемы социального и производственного менедж мента» (Саратов, 2002, 2003), «Поколенческая организация современного российского общества: социальные проблемы поколений» (Саратов, 2002), «Интеграционные процессы в современном обществе» (Саратов, 2002), «Об разование для всех: пути интеграции» (Саратов, 2003), «Пожилой человек:

качество жизни» (Саратов, 2003), «Образование в современном мире: гло бальное и локальное» (Саратов, 2004), «Современные коммуникативные практики» (Саратов, 2004), «Социальные технологии и современное общест во: теория и практика» (Санкт-Петербург, 2004), «Социальное расслоение, власть и гражданское общество в современной России» (Саратов, 2004).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 10 печатных работ, общий объем – 2,9 п.л.

Структура работы Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих четыре па раграфа, заключения, списка использованных источников и литературы, и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, анализи руется степень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи исследования, определяются его предмет и объект, излагаются теоретико методологические основания диссертации и обозначается его эмпирическая база, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава «Социокультурное конструирование отношения к старости» состоит из двух параграфов и посвящена рассмотрению теорети ко-методологических оснований исследования проблемы отношения к по жилым людям.

В первом параграфе «Социальное проектирование отношения к старости» анализируются основные теоретические подходы социальной ге ронтологии, связанные с социальным конструированием, выявляются клю чевые механизмы конструирования отношения к старости как социального проекта.

Исходя из анализа статистических данных, автор отмечает, что старе ние населения является таким же продуктом развития цивилизации, как нук леаризация семьи или урбанизация. Увеличение численности пожилых лю дей и ранний выход на пенсию способствовали тому, что старость стала вос приниматься как социальная проблема. При этом позиции отстаивающих ин тересы представителей третьего возраста часто носят неопределенный ха рактер, на решение вопросов социальной поддержки пожилых людей боль шое влияние оказывают стереотипы.

Опираясь на идеи феноменологической социологии (А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман), диссертант фокусирует внимание на том, что возраст в известной степени является социокультурной конструкцией. Если в преж ние эпохи старость понималась как нетрудоспособность, то сегодня сущест вует законодательно введенный формализованный возрастной порог, после которого человек выходит на пенсию, как правило, независимо от реального уровня работоспособности. О том, что проблемы адаптации пожилых людей не обусловлены исключительно возрастными особенностями, свидетельст вует близкий характер социальных проблем пенсионеров и бывших военно служащих.

Автором анализируются теории, трактующие роль и место пожилых людей в обществе;

указывается, что значительная их часть рассматривает положение пожилых людей как обособленное или даже маргинализирован ное (теория меньшинств, теория субкультур, теория разъединения). Анали зируется теория возрастной стратификации, построенная на понимании об щества как совокупности возрастных групп, имеющих обусловленные воз растом различия в социальных функциях, правах и привилегиях.

В качестве механизмов конструирования отношения к старости дис сертант выделяет следующие регуляторы: 1) влияние академического дис курса;

несмотря на усиливающуюся роль социологических подходов к ге ронтологической проблематике, на сегодняшний день распространенными остаются медицинские дискурсы, описывающие старость как процесс угаса ния, доживания, без обозначения позитивных сторон старения;

2) нравственно-нормативный регулятор, подразумевающий связь отношения к объекту с социальной значимостью выполняемых им функций (культур ных, социальных, политических);

3) содержание и динамика межпоколенче ских отношений, центральной составляющей которых являются межпоко ленческая преемственность в культурных и морально-этических нормах, об разцах поведения, жизненных проектах, восприятие и отношение к сего дняшней старости как модели собственного преклонного возраста;

4) языко вой формат, подразумевающий отсутствие или неразвитость положительно маркирующих старость лингвистических форм;

и напротив, существование негативных смысловых оттенков у терминов, связанных со старением;

5) влияние художественного дискурса;

образы старости, конструируемые по следним, во многом определяют повседневное восприятие представителей третьего возраста, устанавливают границы социальных ожиданий для их по ведения;

6) пуэрилистическое сознание, характеризуемое сменой возрастных приоритетов, усилением значимости молодежных ценностей, преклонением перед культом силы, успеха, ориентацией на инновации в противовес тради ционным ценностям.

Старость является социально предписываемым проектом, под которым диссертант понимает набор конвенциональных установлений (правил, зако нов, принципов, норм, ценностей), как определяющий социально-возможные действия «других» по отношению к данной возрастной группе, так и регла ментирующий поведение членов последней. Определяющие установки соци ального проекта старости могут находить свое воплощение в стереотипах.

Стереотип понимается автором как совокупность упрощенных, часто утри рованных обобщений о группе индивидуумов, позволяющая дифференциро вать членов общества по категориям и воспринимать их шаблонно. Возник новение и распространение стереотипов справедливо, по мнению автора, считать закономерным результатом развития повседневного знания в слож ных обществах (особенно в современной урбанистической цивилизации с характерным для нее совместным проживанием на ограниченной территории значительного числа незнакомых друг с другом людей), позволяющего в наиболее «экономичной» форме создавать представления об окружающих группах «других». Исходя из идей Э. Гидденса, диссертант отмечает, что нейтральное в эмоциональном плане стереотипное мышление обычно ока зывается безвредным;

негативное же стереотипизирование часто связано с механизмами замещения, когда чувство враждебности переносится на объ екты, не являющиеся непосредственной причиной возникновения негатив ных эмоций. Негативные стереотипы о социально слабых группах могут приводить к их стигматизации, вытеснению в маргинальные области соци альной жизни. Если наложенная стигма принимается самим индивидом, то она может стать фактором самореализующегося пророчества. Результатом стигматизации обычно становится полное или частичное отторжение инди вида от широкого общества, приводящее к феномену социальной смерти.

Парадокс сегодняшнего стереотипа пожилого человека заключается в том, что его считают достаточно старым, чтобы прекратить активную трудовую и социальную деятельность, но в то же время достаточно молодым, чтобы ре шать свои проблемы без помощи общества. Отмечается и другая сторона стереотипов, которая интерпретируется как ответная реакция на практики исключения из общественной жизни. Так, старческая девиация нередко обу словлена не столько экономическими мотивами, сколько осознанием собст венной ненужности.

Во втором параграфе «Отношение к старости в перспективе межпо коленческих взаимодействий» анализируются межпоколенческие отноше ния как основные поля возникновения и функционирования стереотипов старости, рассматриваются основные теории межпоколенческого взаимодей ствия, раскрываются их методологические возможности применительно к теме диссертационного исследования.

Автором отмечается, что на теоретическом уровне вопросы межпоко ленческих взаимодействий интересовали исследователей на всех этапах раз вития социологической мысли, анализировались как в рамках описания со циальной солидарности в качестве одного из основных каналов социальной преемственности и поддержания стабильности (О. Конт, Э. Дюркгейм, М. Мосс, Т. Парсонс, П. Кропоткин, Н.К. Михайловский), так и при изуче нии сущности и причин социальных конфликтов в современном обществе (М. Мид, П. Бурдье, П. Сорокин, Ж. Мандель, К. Лоренц). В диссертацион ной работе акцентируется внимание на подходах, связанных с анализом внутреннего мира поколений (Г. Зиммель, К. Маннгейм), моделированием межпоколенческих взаимодействий (Р. Браунгарт), описанием межпоколен ческой преемственности (Д. Берто). Данные теоретические разработки, в первую очередь, подходы, развиваемые в контексте символического инте ракционизма (Дж. Г. Мид) и конфликтологии, позволяют проанализировать полученные автором эмпирические данные, выделить содержание и динами ку межпоколенческих взаимодействий в качестве центрального регулятора отношения к старости.

Автор подчеркивает, что по мере нарастания динамизма общественно го развития все более явственно проявляются и межпоколенческие различия.

Их рост вполне закономерен как следствие увеличивающегося разрыва в об разе жизни старых и новых поколений. По мнению диссертанта, важной ха рактеристикой поколенческой стратификации общества являются ее тради ционность и тесная связь с другими институтами общества. При историче ской подвижности форм ее сущность, то есть неравенство положения разно возрастных групп людей, сохраняется на протяжении всей истории цивили зации. Наряду с возрастной дифференциацией социальных функций, поко ленческая стратификация предполагает также систему связанных с возрас том социальных ожиданий и санкций самого широкого спектра - от юриди ческих до моральных.

Диссертант указывает, что важным представляется исследование по коленного самосознания - насколько отчетливо и по каким признакам инди вид осознает свою поколенческую принадлежность и свои отличия от пред ставителей других возрастных групп. При этом значение и соотношение ин дивидуального хронологического возраста сильно варьируются, а символи ческое обозначение поколенческих отношений часто не совпадает с их ре альным содержанием. Поколенческие стереотипы и иллюзии устойчивы именно потому, что, будучи фактами культуры, они могут существовать без относительно к индивидуальному опыту и даже определять его.

В переходный период необходимость сохранения социальной стабиль ности приобретает особую значимость. Трансформация современного рос сийского общества имеет своим следствием тотальную переоценку ценно стей и ориентиров развития и взаимодействия, деформируя иерархичность межпоколенческих взаимоотношений. Наложение друг на друга процессов экономических и политических преобразований в России и становления ин формационного общества, обусловленного мощным потоком новой инфор мации, привела к беспрецедентным нагрузкам на социум. Когда структури рованность общества размыта, личностные характеристики в социально поколенческих отношениях начинают играть гораздо более существенную роль. Опираясь на исследования Н.В. Шахматовой, диссертант заключает, что сегодня человек вынужден менять собственные модели повседневного поведения, сохраняя еще на определенное время основы мировоззрения, ос тавшиеся от предыдущего периода, что неизбежно приводит к возникнове нию межпоколенческих конфликтов. Если в устойчивых обществах, где прошлое выступало моделью будущего, молодые перенимают опыт стар ших, то теперь жизненные стратегии старших поколений воспринимаются как недостаточно эффективные.

Автор подчеркивает, что межпоколенческие конфликты следует пони мать в первую очередь как столкновение нормативно-ценностных систем. В условиях социокультурных аномических процессов наблюдаются значи тельный нормативный дисбаланс, разрыв и разобщенность между генера циями. Для сегодняшней России характерны именно конфликтные формы межпоколенческих отношений, что препятствует выполнению поколениями своих функций – регламентации поведения индивидов и социальных групп и способствует дальнейшей дестабилизации общества. В то же время кон фликт поколений осуществляется как вытеснение одного поколения другим, претендующим на более эффективную программу переустройства общества.

Модели межпоколенческой солидарности, характерные для стабильных об ществ, в современной России не находят достаточного воплощения. Наблю дается процесс межпоколенческого дистанцирования и во внутрисемейных отношениях.

Вторая глава «Особенности изменения отношения к старости: со циокультурный контекст» состоит из двух параграфов и посвящена рас смотрению отношения к старости в различных культурах, выявлению зако номерностей конструирования стереотипов старости на основе историко этнографического материала и данных, полученных в ходе эмпирического исследования.

Первый параграф «Исторические формы отношения к старости» посвящен описанию и анализу социокультурных изменений отношения к старости, их социальных оснований.

Исходя из анализа демографических данных, диссертант подчеркивает, что старость следует считать феноменом XX века, так как вплоть до конца Нового времени процент стариков весьма незначителен даже в самых разви тых странах. Лишь с появлением в обществе значительного процента пожи лых людей старость начинает восприниматься как социальная проблема.

Опираясь на этнографические исследования, автор делает вывод об уважительном отношении к представителям третьего возраста уже на самых ранних этапах развития человеческого общества. Пожилой человек как но ситель наиболее масштабного жизненного опыта был основным хранителем знаний и священных традиций всей первобытной группы. Коллективная мудрость была сосредоточена в старике. Это предположение, по мнению ав тора, справедливо для всех бесписьменных обществ.

В диссертационном исследовании обосновывается вывод о том, что на отношение к пожилым людям в первобытных культурах существенное влия ние оказывает тип организации хозяйственной жизни. Исходя из сформули рованной Дж. Вудберном классификации экономических отношений в пер вобытных обществах, диссертант анализирует влияние на отношение к ста рости хозяйственных систем двух типов – немедленного и отсроченного воз врата. В системе первого типа результат является немедленным следствием вложенного труда (охота). Специфика системы отсроченного возврата за ключается в том, что результат от вложенного труда носит отсроченный ха рактер. Такая система предполагает обязательное наличие определенной ие рархии социальных отношений, включающей и возрастной принцип. В по добных обществах роль и авторитет пожилых людей в жизни коллектива за метно выше;

случаев экономически неоправданного геронтицида здесь прак тически нет, напротив, характерно наличие специального геронтократиче ского института – совета старейшин.

Совет старейшин представляет собой коллегиальный орган управления коллективом, состоящий из старших мужчин, основными функциями кото рого являются хранение и воспроизводство традиций и контроль над их вы полнением. Власть вождя, не пользующегося поддержкой старейшин, обыч но была неустойчива, имелась высокая вероятность его насильственного смещения и/или убийства. Старейшины воспринимались как носители ха ризматического дара. В современных обществах совет старейшин играет за метную роль в культурной и политической жизни там, где наблюдается стремление противопоставить модернизации традиционные ценности. Совет старейшин может выступать как интегрирующий фактор в молодых государ ствах с трибалистической социальной структурой.

Автором анализируется историческая динамика внутрисемейных функций пожилых людей. Внутрисемейная иерархия в древних обществах отличалась гораздо большей жесткостью, чем в современных культурах. В качестве иллюстрации рассматривается власть «отца» (pater) в древнерим ской традиции, являвшаяся полной и пожизненной. Важную роль играли формы внутрисемейной поддержки пожилых. При отсутствии институциа лизированной государственной помощи трудоспособные родственники были единственной гарантией старости, что явилось одной из причин существова ния характерного для традиционных обществ типа расширенной многодет ной семьи.

Привлекая идеи этнографии и культурной антропологии, диссертант делает вывод о том, что институциальные формы поддержки пожилых лю дей возникают после аналогичных форм социальных практик, связанных с заботой о детях и инвалидах, и зависят от конкретных исторических усло вий. Известны бенефиции в отношении пожилых людей в виде освобожде ния от трудовой повинности, дотаций на лечение, исключительное право на занятие определённым видом деятельности (например, садоводство в древ нем Китае). Объектом особого внимания древних государств были соста рившиеся солдаты. Характерно стремление государства поддерживать функ ционирование традиционных моделей поддержки нетрудоспособных – зако нодательно закреплялась обязанность детей или усыновленных заботиться о состарившихся родителях, пресекалось неуважение к пожилым людям. В Средние века значительный позитивный вклад в решение проблемы старос ти внесла христианская церковь, при участии которой создавались госпитали и дома для престарелых, осуществлялась поддержка больных и одиноких.

В Новое время в европейских урбанизированных культурах с разруше нием общины и широким распространением вторичных групп в условиях фабричного производства и капиталистических отношений система коллек тивной поддержки нетрудоспособных приходит в упадок, усиливается дис криминация по половозрастным признакам, а нуклеарные семьи уже не в си лах обеспечить своим старшим членам достойную старость. Положение представителей третьего возраста в индустриальных культурах изначально оказывается маргинальным – в обществах с сословной иерархией, опреде лявшей судьбу человека, ценность молодости была существенно ниже;

в этом смысле рост уровня социальной мобильности негативно сказался на со циальном престиже возраста. В этой ситуации все большую роль в поддерж ке нетрудоспособных вынуждено играть государство. В конце XVII и в XVIII веке намечается тенденция отделения домов для престарелых от боль ниц, появляются объяснительные модели, обосновывающие необходимость назначения пенсий по старости. Со второй половины XIX века начинает осуществляться действительно массовая социальная забота о нетрудоспо собных по возрасту. Как следствие, лишь в XIX веке возникает образ респек табельного старца с богатейшим опытом жизни.

В XX веке на Западе получают широкое распространение разнообраз ные пенсионные системы, появляются государственные социальные службы, помогающие решать пожилым людям проблемы досуга, одиночества, недее способности. Автор отмечает, что в современном обществе все большее внимание уделяется достижению солидарности в межпоколенческом взаи модействии, преодолению отчуждения в отношении пожилых. Важную роль в заботе о пожилых играют и частные организации. Автор останавливается на анализе практик «коммунитарного попечительства». Речь идет о заботе в отношении представителей третьего возраста непосредственно в обществе, не исключая их из привычного социального контекста. Практики коммуни тарного попечительства рассматриваются в качестве альтернативы уходу за пожилыми людьми в учреждениях длительного пребывания.

Диссертант считает, что одним из негативных факторов, обусловли вающих специфику геронтологической ситуации в России, является стрем ление осуществить модернизацию в краткие сроки. В подобных условиях, как показано в работе, межпоколенческие взаимоотношения отличаются особой напряженностью. Принимая во внимание наличие как объективных (в новой ситуации пожилым людям сложнее воспользоваться ее преимуще ствами, в то время как отрицательные стороны изменений сказываются на них сильнее), так и субъективных причин (стремление к стабильности, кри тическое отношение к радикальным мерам и т.д.), автор приходит к выводу, что пожилые люди начинают ассоциироваться с «негативным» прошлым, с тормозом на пути модернизации, в то время как для сегодняшней России ха рактерна ориентация в социальном развитии на новые поколения, молодежь воспринимается как акселератор социальных изменений. Положение пред ставителей третьего возраста внутренне вплетено в процесс изменений, про исходящих в обществе. Неблагополучная экономическая ситуация в России оказывает негативное влияние на общественное сознание, ибо привлекает почти все внимание к аспектам борьбы за выживание. Отягчающим момен том выступает перераспределение собственности, которая сконцентрирова лась в руках молодых. В ситуации социального стресса человек вынужден менять иерархию жизненно важных ценностей: наиболее значимыми стано вятся для него ценности более низкого уровня, чем это ему свойственно в условиях социальной стабильности. В подобной ситуации особенно значи мыми становятся поддержка пожилых людей, создание системы многоуров невой интегрированной помощи пожилым людям и, одновременно с этим, развитие механизмов интеграции представителей третьего возраста в соци альное пространство.

Во втором параграфе «Возрастные группы: позиционирование в от ношении к старости» анализируются особенности и динамика восприятия геронтологических проблем представителями различных поколений в со временной России. В качестве особенностей самоидентификации пожилых людей автор отмечает высокие патерналистские ожидания, ориентацию на коллективизм, и, как следствие, высокий уровень недовольства действиями властей, чувство ущемленности в правах, апелляции к восстановлению соци альной справедливости. Типична невысокая потребность в самореализации и организации досуга, что объясняется тяжелым материальным положением;

характерна доминирующая идентификация с семьей – представления о сча стье связываются, главным образом, с успехами детей и внуков, а не с собы тиями собственной жизни. Особое внимание обращается автором на то, что пожилыми дается в целом негативная оценка изменений в моделях поведе ния окружающих, что допускает объяснение неудачной ресоциализации представителей третьего возраста как в первую очередь нежелание соответ ствовать новым стандартам, воспринимаемым как «порочные». Имеет место некоторая идеализация прошлого с критическим восприятием новых ценно стей западного образца. Такие категории, как личный интерес или личная свобода, оказываются здесь менее значимыми, чем для других возрастных групп.

Диссертант подчёркивает, что значительная часть опрошенных вос принимает пожилых людей как неоднородную когорту, судить о которой в целом не всегда возможно. Образ представителя старшего поколения как че ловека на заслуженном отдыхе в целом достаточно характерен (57,9%), но наиболее часто такой ответ как предельно обобщающий образ пожилого встречается у молодежи (66,7%). Люди среднего возраста и предпенсионная группа склонны к более конкретным характеристикам.

Автор указывает, что лишь незначительное количество опрошенных определяет пожилого как человека консервативного, с устаревшими взгля дами (8,5%), причем этот показатель устойчиво снижается с возрастом. В еще меньшей степени распространено представление о представителе третьего возраста как беспомощном, не следящем за своей внешностью (3,4%). Образ пожилого человека как постоянно жалующегося на своё здо ровье и материальные проблемы, предвзятого, скучного, в целом не характе рен. Подобные варианты указали от 3,4 до 13,6% опрошенных, причём со многими из этих представлений оказался согласен близкий процент самих представителей третьего возраста. Диссертант обращает внимание на то, что имеют место недооценка трудового потенциала пожилых людей, отнесение их к категории неконкурентоспособных.

Положительные черты представителей третьего возраста выбирались респондентами заметно чаще, чем отрицательные. Например, представление о пожилом человеке как умном и интересном собеседнике устойчиво растет с возрастом. По мнению подавляющего большинства респондентов (71,9%), общение с пожилыми людьми обогащает их жизненный опыт, дает возмож ность получить полезные советы.

Автор фокусирует внимание на том, что взгляды самих пожилых лю дей на проблемы старости по некоторым пунктам существенно отличаются от средних показателей, что особенно заметно в позиции о необходимости льгот на транспорт и коммунальные услуги. Перспективу оказаться в старос ти никому не нужным посчитал возможной почти каждый пятый из опро шенных пенсионеров (19,4%), что заметно выше средних показателей (11,4%).

Диссертант отмечает, что в молодёжной группе более, чем в других возрастных когортах склонны воспринимать стариков как консерваторов, отставших от жизни (12,2%). Проблемы здоровья и внутрисемейных отно шений в старости видятся преувеличенными, что подтверждает существова ние устойчивых ассоциаций старости и болезни. Вместе с этим респонден тами подчеркиваются мудрость и терпимость пожилого человека (30%), от мечается его привлекательность как интересного собеседника (33,3%). В средней возрастной группе чаще других отмечалось такое качество пожило го человека, как мудрость (58,5%). Здесь чаще, чем в других группах, встре чается мнение, что начинать заботиться о собственной старости следует уже после выхода на пенсию (24,4% при средних 19,9%).

Особое внимание диссертант обращает на группу предпенсионного возраста, оказавшуюся наиболее дезориентированной в стремительно ме няющемся мире - здесь зафиксирован максимальный уровень скептицизма и тревожности перед происходящими изменениями (54,6% при средних 47,7%). Пятидесятилетние менее остальных склонны воспринимать государ ство как лично значимую ценность, но в решении своих проблем рассчиты вающие на него более других возрастных групп. При этом именно для пред пенсионной группы оказались наиболее характерными стереотипные пред ставления о старости как беспомощности, постоянных жалобах, вызываемом у окружающих раздражении. Ряд существенных расхождений с ответами са мих пожилых в оценке старческого образа жизни свидетельствует о недос таточной готовности пятидесятилетних к собственному позднему возрасту.

Такие проблемы старости, как возможности общения и состояние здоровья, пятидесятилетними недооцениваются.

По результатам проведенного исследования диссертант делает вывод, что, несмотря на существование негативных стереотипов старости, они мало распространены, носят скрытый, завуалированный характер, распространя ются и действуют в первую очередь вне семьи и проявляются не в агрессив ных формах, а в практиках исключения пожилых людей из социально пре стижных сфер потребления и управления.

В заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, формулируются основные выводы, намечаются пути дальнейшей разработки данной проблемы.

В приложении представлены образец анкеты и таблицы.

Основные результаты диссертационной работы нашли отражение в следующих публикациях автора:

1. Смолькин А.А. Динамика межпоколенческих взаимодействий в семье:

исторический аспект / А.А. Смолькин // Семья. Проблемы. Перспективы.

Саратов, 2004. С. 34-37. (0,2 п.л.) 2. Смолькин А.А. Геронтологическая составляющая в механизмах выбора лауреата Нобелевским комитетом / А.А. Смолькин // Социальное рас слоение, власть и гражданское общество в современной России: Материа лы Междунар. науч. конф. / Под ред. Г.В. Дыльнова. Саратов, 2004. С. 15 19. (0, 23 п.л.) 3. Смолькин А.А. Социокультурное конструирование отношения к старости / А.А. Смолькин // Современные коммуникативные практики (по мате риалам Междунар. науч.-практ. конф.) / Под ред. М.Э. Елютиной. Сара тов, 2004. С. 88-94. (0,38 п.л.) 4. Смолькин А.А. Семейные формы поддержки пожилых людей: история и современность / А.А. Смолькин // Социальная политика: тенденции раз вития в обществе риска: Сб. науч. ст. Саратов, 2003. С. 111-117. (0,4 п.л.) 5. Смолькин А.А. Риски традиционного общества в сравнительной перспек тиве / А.А. Смолькин // Социальная политика: тенденции развития в об ществе риска: Сб. науч. ст. Саратов, 2003. С. 99-111. (0,73 п.л.) 6. Смолькин А.А. Киббуцы как форма социальной организации современно го Израиля / К.Р. Макарян, А.А. Смолькин // Социально-экономические проблемы гуманизации современного общественного развития: Межвуз.

науч. сб. Саратов, 2004. С. 39-42. (0,24 п.л., авт. - 0,12 п.л.) 7. Смолькин А.А. Отношение к старости в русской культуре (по фольклор ным материалам) / А.А. Смолькин // Поколенческая организация совре менного российского общества (специфика современных межпоколенче ских отношений): Коллективная монография / Под ред. Г.В. Дыльнова и Н.В. Шахматовой. Саратов, 2003. С. 230-234. (0,23 п.л.) 8. Смолькин А.А. Образ пожилого преподавателя ВУЗа / А.А. Смолькин // Интеграционные процессы в современном обществе (по материалам Все рос. науч.-практ. конф.) / Под ред. М.Э. Елютиной. Саратов, 2003. С. 159 162. (0,17 п.л.) 9. Смолькин А.А. Сравнительный анализ социальных отношений в перво бытном обществе эпохи палеолита и мезолита: геронтологический аспект / А.А. Смолькин // Поколенческая организация современного российского общества (социальные проблемы поколений): Тематический сб. науч. ста тей / Под ред. Г. В. Дыльнова и Н. В. Шахматовой. Саратов, 2002. Вып. 1.

С. 38-42. (0,24 п.л.) 10. Смолькин А.А. Реконструкция социальных отношений в первобытном обществе: геронтологический аспект / А.А. Смолькин // Актуальные про блемы социального менеджмента: Межвуз. науч. сб. / Под ред. А.С. Бор щова и др. Саратов, 2002. С. 87-90. (0,24 п.л.) СМОЛЬКИН Антон Александрович СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА ОТНОШЕНИЯ К СТАРОСТИ Автореферат Корректор О.А. Панина Лицензия ИД № 06268 от 14.11. Подписано в печать 16.12.04 Формат 60х84 1/ Бум. тип. Усл. печ.л. 1,0 Уч.-изд.л 1, Тираж 100 экз. Заказ Бесплатно Саратовский государственный технический университет 410054 г. Саратов, ул. Политехническая, Копипринтер СГТУ, 410054 г. Саратов, ул. Политехническая,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.