WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Сарпова Ольга Васильевна Философия исторического познания в трудах школы «Анналов» (Франция, 1929 – 1994) Специальность 09. 00. 03 – история философии

Автореферат на соискание

ученой степени кандидата философских наук

Екатеринбург 2004 2

Работа выполнена на кафедре истории философии Уральского государст венного университета им. А.М. Горького

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Перцев А.В.

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Русакова О.Ф.

кандидат философских наук, доцент Кржевов В.С.

Ведущая организация - Омский государственный педагогический университет

Защита состоится «» _ 2004 г. в _ часов на за седании диссертационного совета Д 212.286.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Уральском го сударственном университете им. А.М. Горького (620083, Екатеринбург, К-83, проспект Ленина, 51, комн. 248)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральско го государственного университета им. А.М. Горького Автореферат разослан «_» 2004г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор философских наук, профессор В.В. Ким

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Анализ развития России в последние полтора десятилетия заставляет пересмотреть многие представления, которые ка зались устоявшимися и незыблемыми. Одним из них стало представление о роли философии в жизни общества. На протяжении почти всего ХХ века было принято полагать, что философия есть вершина научной мудрости, опирающаяся на достижения всех частных наук: она соединяет все зна ния, добытые учеными, в единое научное мировоззрение. Считалось, что изучение основ философии во всех государственных учебных учрежде ниях - а иных просто не было - позволит донести это научное мировоз зрение до всех и каждого. На таком надежном фундаменте только и мо жет строиться и политика государства, и повседневная жизнь любого его гражданина.

Реформы, начавшиеся в 1991 году и поддержанные на выборах боль шинством народа России, поставили такое видение общественной миссии философии под сомнение. В демократическом обществе нет и не может быть обязательного к усвоению всеми мировоззрения, санкционирован ного государством. Свобода мысли и свобода слова предполагают наличие множества различных мировоззрений, выражающих жизненные позиции разных социальных слоев и групп, которые ведут между собой диалог, от стаивая собственные интересы. Такой диалог на принципах толерантно сти, допускающей «ненасильственное существование разномыслия» (М.Б.

Хомяков), происходит в парламенте, в средствах массовой информации, а также и в университетских аудиториях. Он и позволяет определить ту политику, которая является результатом социального компромисса и по зволяет учитывать интересы различных социальных субъектов.

В условиях мировоззренческого плюрализма не может быть одной единственной философии, которая обладала бы монополией на истину.

Поскольку же философские учения, допускавшие множественность истин, в России ХХ века были просто не известны никому, кроме узкого круга специалистов, стали раздаваться голоса, требующие отказаться от фило софии вообще как рудимента тоталитарного общества, заменить ее социо логией, политологией и правом позитивистского толка, которые просто фиксируют факты и существующие тенденции, предоставляя делать миро воззренческий и жизненный выбор самому гражданину.

Времена философии, навязываемой государством «сверху» всем сво им гражданам, миновали. Почти полтора десятилетия Россия живет без официального философского мировоззрения. И тем не менее нет основа ний считать, что философия в России исчезла, что она утратила всякое влияние на повседневную жизнь людей. Рассматривая сегодняшнюю си туацию в стране, остается только признать правоту И.Канта: «Чтобы дух человека когда-нибудь совершенно отказался от метафизических исследо ваний, это также невероятно, как и то, чтобы мы когда-нибудь совершенно перестали дышать из опасения вдыхать нечистый воздух. Всегда, более то го, у каждого человека, в особенности у мыслящего, будет метафизика и при отсутствии общего мерила у каждого на свой лад. То, что до сих пор считалось метафизикой, не может удовлетворять никакой пытливый ум, а совсем отказаться от метафизики невозможно, …так как нет других средств удовлетворить эту настоятельную потребность, которая есть нечто большее, чем простая любознательность»1.

Действительно, «у каждого человека, в особенности у мыслящего» се годня есть своя метафизика, то есть свои представления о мире в целом, о силах, движущих им, о свободе, о возможностях человеческого познания, о той организации общества, которая была бы оптимальной. Философ по профессии может вслед за Кантом считать, что эта «жизненная филосо фия», «профанная метафизика» неудовлетворительна, далека от научности, а порой и вовсе являет собой соединение грубо упрощенных философ ских рассуждений с мифологическими и религиозными представлениями.

Тем не менее, факт остается фактом: сегодняшняя история России дела ется людьми, которые руководствуются собственными философско мировоззренческими идеями. Не следует с просветительским высокоме рием отвергать их с порога как грубые и наивные заблуждения хотя бы потому, что по данным статистики четверть трудящихся россиян имеет высшее образование. Но, разумеется, не следует и считать эти «жизнен ные философии» адекватной заменой философии профессиональной.

Нужно просто принять как данность, что сегодняшние экономические, политические и культурные процессы направляются тем, что ранее снис ходительно именовалось «обыденным сознанием». Философ никогда больше не сможет «исправлять» его, назидать массы, заручившись госу дарственной поддержкой. Если он желает оказывать влияние на жизнь сво ей страны, ему придется действовать иначе, чем действовали просветите ли давнего и недавнего прошлого, рассчитывавшие на поддержку «про свещенных государей». Он должен изучать жизненные философии своих сограждан, выявлять логику их построения, далеко не всегда совпадаю щую с логикой философа по профессии;

постигать не только идеи и «мне ния», но и системы ценностных представлений, отстаивание которых все гда неотделимо от социальных чувств. Иначе говоря, от философа сегодня требуется понимание менталитетов различных социальных слоев и групп, на основе которого он только и сможет выработать свои собственные спо собы влиять них, утверждать в них те философско-мировоззренческие представления, которые считает обоснованными и верными.

Все это и определяет актуальность историко-философского исследо вания тех идей, которые были положены в основу теории исторического Кант И. Прологеммы ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука // Кант И. Соч. в шести томах. М.: Наука, 1963-1966. Т. 4. Ч. 1. - С. 192.

познания представителями школы «Анналов», то есть сообщества едино мышленников, существующего во Франции с конца двадцатых годов ХХ века. Используемое в данной работе название – школа «Анналов» - доста точно условно, хотя и является распространенным и устоявшимся в науч ной литературе. Так принято называть тех французских исследователей, которых объединяет не формальный признак (совместная работа в одном из университетов или научных центров), а приверженность некоторым общим принципам, которыми они руководствуются в исторических и культурологических исследованиях. Именно приверженность этим прин ципам и отличает тех, кто публиковался и публикуется в журнале «Ан налы». Название журнала выступает в данном случае - точно так же, как это было с названиями российских литературных журналов, - символом определенного идейного течения, представители которого могут занимать ся рассмотрением различных вопросов, действовать в разных областях, но при этом разделять некоторые исходные, фундаментальные идеи. Наибо лее известными представителями школы «Анналов» являются Ф. Арьес, М. Блок, Ф. Бродель, Р. Бутрюш, А. Бюргьер, М. Вовель, Ж.-И. Гренье, Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф, Б. Лепти, Э. Ле Руа Ладюри, Р. Мандру, Ж. Ревель, Л. Февр, Ф. Фюре, Р. Шартье.

Теоретические основоположения школы «Анналов» не выводятся из конкретных историографических исследований, которые проводили и проводят ее представители. Они есть результат рефлексии исторической науки. Они выражают самосознание истории и культурологии, которое не может быть никаким иным, кроме как философским. Любая из наук, как только она ставит вопрос о своих основах, возможностях и пределах, о своем месте в культуре человечества и влиянии на жизнь человечества, неизбежно выходит за свои «частно-научные» пределы и разрабатывает свою философию, явно или неявно черпающую свои представления из философии академической. Следовательно, анализ таких предельных фи лософских оснований, на которых конституирует себя школа «Анналов», относится к компетенции историка философии.

Актуальность такого анализа определяется тем, что на протяжении многих десятилетий школа «Анналов» занимается такими исследования ми, которые только начинаются в современной России - анализом мен талитетов различных социальных групп и слоев общества. Представите лями школы «Анналов» развита оригинальная философия исторического познания, согласно которой историю и культуру творит мыслящий на род, а потому все достижения материальной культуры несут на себе от печаток его ментальности. Исследование этой философии историческо го познания, анализ ее положений способен многое прояснить и в совре менных российских реалиях.

Степень разработанности проблемы. Научные труды школы «Анналов» достаточно хорошо известны не только историкам, но и фило софам.

Оригинальная модель исторического процесса, предложенная представителями этой школы, неизбежно рассматривается и обсуждается теми исследователями, которые заняты проблемами философии истории и предлагают собственные концепции исторического развития. Различные идеи школы «Анналов» анализируются в монографиях и статьях М.А.

Барга, О.Л. Вайнштейна, А.Я. Гуревича, И.Д. Ковальченко, В.И. Метлова, В.М. Мучника, Л.П. Репиной, О.Ф. Русаковой, В.Г. Федотовой, К.В. Хво стовой.

Среди работ, непосредственно посвященных анализу научных трудов школы «Анналов», можно указать монографии и статьи А.В. Адо, К. А.

Агирре Рохаса, Ф. Артоги, Ю. Н. Афанасьева, Ю.Л. Бессмертного, А. Бюр гьера, И. Валлерстайна, В. Вжозека, Ж.-И. Гренье, В.М. Далина, Н.Н.

3убаковой, И.С.Кона, Б. Лепти, А. Д. Люблинской, В.М. Малова, Л.А.Пименовой, А. Про, Ж. Ревеля, Л.П. Репиной, И.И. Розовской, М. Ро жанского, О.Ф. Русаковой, Ю.И. Семенова, Я.Д.Серовайского, В.Р. Смир нова, М.Н. Соколовой, А.Ю. Соломеина, Л.Уокера, А.С. Ходонова, В.А.

Шкуратова, М. Эмара, А.Л. Ястрембитской, P. Burke, F. Dossе. Однако эти исследования посвящены разным аспектам научной деятельности школы «Анналов». Во многих из них рассматриваются конкретные достижения школы в сфере историографии и культурологии. Меньшее количество работ посвящено анализу методологии исторического познания, ее срав нению с методологией иных историографических и культурологических школ. Монографии и статьи, специально посвященные прояснению фило софско-мировоззренческих оснований и истоков философии историческо го познания, разработанной в школе «Анналов», до сих пор отсутствуют.

Поскольку главной темой данной работы является анализ понимания менталитета в школе «Анналов», мы, разумеется, не можем обойти вни манием те статьи и монографии российских и зарубежных авторов, кото рые были посвящены раскрытию содержания понятия «менталитет» и возможности применения его в гуманитарных науках. Среди таких иссле дований, посвященных анализу понятия «менталитет» и близких ему по содержанию, следует назвать работы П. Арискина, Ю.В. Бромлея, А.П.Бутенко, М. Вебера, В.П. Визгина, У. Джемса, А. Я. Гуревича, И.Канта, А.С. Кармина, П. Козловски, Ю.В. Колесниченко, В.Г. Кусова, Л. Леви-Брюля, Б.В. Маркова, М. Оссовской, А. Пиррена, А.В. Перцева, В.К. Трофимова, У. Уокера, Й. Хейзинги, В. А. Шкуратова.

Объект исследования: концепция философии истории, развитая представителями первых трех поколений школы «Анналов» (1929-1994гг.).

Предмет исследования: философские основания концепции фило софии истории, созданной в школе «Анналов», наиболее полно проявляю щиеся в системе представлений о менталитете.

Цель диссертационного исследования: проанализировать развитую школой «Анналов» концепцию менталитета как конституирующей силы в историческом процессе, выявить ее философские истоки и философское содержание, дать их историко-философский анализ.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

1. определить специфику историко-философского исследования тру дов школы «Анналов», т.е. прояснения предельных философско-мировоз зренческих оснований, на которых строятся историографические концеп ции французских историков;

2. проанализировать понятие «менталитет», призванное описывать конституирующую силу, реализующую себя в истории;

провести критиче ское сопоставление различных трактовок этой категории в работах различ ных представителей школы «Анналов»;

3. прояснить философские истоки концепции менталитета, развитой в школе «Анналов», изучить то влияние, которое оказали на создание этой концепции философы XIX-XX веков.

Теоретико-методологическая основа исследования. В диссертаци онном исследовании используется метод сравнительного историко-фило софского исследования, позволяющий выявлять генезис и дальнейшую эволюцию философско-теоретических представлений о сущности истори ческого процесса и специфике его изучения.

Новизна исследования заключается:

1. в целенаправленном выявлении комплекса тех философско-теоре тических оснований, на которых базируются конкретные историографиче ские и культурологические штудии школы «Анналов»;

2. в прояснении философского содержания понятия «менталитет», ко торое обозначает в школе «Анналов» конституирующую силу историче ского процесса;

3. в выявлении философских истоков концепции менталитета, свое образно соединяющей у представителей школы «Анналов» отдельные идеи марксизма, структурализма, интуитивизма А. Бергсона, психоанали за, герменевтики.

Положения, выносимые на защиту:

- Дух французской историографической школы «Анналов», обеспечи вающий ее идентичность, определяется именно уникальным синтезом философских идей, в результате которого возникла не эклектическая кон струкция, а оригинальная, качественно новая концепция исторического по знания. Этот синтез требует историко-философского исследования, не смотря на антиметафизические декларации представителей школы.

- Дистанцированность историков от профессиональной академической философии дала им возможность акцентировать и соединить те фило софские идеи, которые представлялись им эвристически плодотворными для исторического исследования, но которые философ-профессионал счи тал совершенно несовместимыми, поскольку их развивали представители различных течений и направлений.

- Из марксизма школой «Анналов» была воспринята идея историче ского процесса как результата творчества масс, которое выражается не в создании «идеологических», «надстроечных» конструкций, а прежде всего в создании материальной культуры. Поэтому историк должен обратить свое внимание именно на нее. Из позитивизма была заимствована техника «очищения» такого рода исторических источников от субъективных ин терпретаций и принципиальное неприятие спекулятивных схем, предопре деляющих восприятие источников. Но после этого очищенные от метафи зики исторические источники должны стать предметом своеобразной ис торической герменевтики: по ним следует восстановить образ мышления народа, творящего историю.

- Именно менталитет народа, неотрывный от его образа жизни, и представляет, по мнению историков школы «Анналов», движущую силу исторического развития, поскольку он реализуется в практической дея тельности народа. Менталитет народа являет собой неразрывное единст во мышления, ориентированного на практику, воли и социальных чувств.

Этот тезис школы «Анналов» позволяет усмотреть существенное сходст во ее философской базы с «философией жизни», в особенности - с бергсо нианством.

- Представление о менталитете народа как движущей силе историче ского развития является непосредственно философским по своему проис хождению. Именно оно и обеспечивает единство школы «Анналов», не закрепленное институционально. В то же время нельзя не видеть инди видуальных особенностей в понимании менталитета у различных пред ставителей школы «Анналов».

Практическая значимость исследования. Материалы диссертаци онного исследования могут быть использованы при разработке учебных курсов по истории современной зарубежной философии и по философии истории, специальных курсов по культурологии, посвященных проблеме единства культуры народа в различных ее проявлениях.

Апробация результатов исследования. Материалы, изложенные в диссертационном исследовании, были представлены на Зимней школе мо лодых ученых «Толерантность и ненасилие: теория и международный опыт» (январь-февраль 2000г.);

на конференциях «Антропоэкология как педагогика жизнедеятельности» (апрель 2001г.);

«Повседневная толерант ность: методология описания и практика формирования» (апрель 2004г.);

«Актуальные проблемы модернизации исторического и обществоведче ского образования» (июнь 2004г.). По проблемам диссертации опублико ваны работы общим объемом 5,7 печатных листа.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории философии Уральского государственного университета им. А.М. Горького и рекомен дована к защите.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введе ния, трех глав и заключения. Общий объем - 161 страница. Список литера туры включает в себя 229 наименований.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, научная и практическая значимость исследования, определяется цель и задачи работы.

Первая глава – «Специфика историко-философского подхода к ана лизу французской историографической школы «Анналов» - содержит два параграфа, посвященных теоретическому обоснованию возможности и не обходимости историко-философского исследования трудов французских историков и раскрытию концепции исторического познания как философ ского синтеза.

В первом параграфе «Прояснение предельных оснований историо графической школы «Анналов» как проблема историко-философской нау ки» рассматривается тот аспект деятельности французских историков, ко торый составляет предмет историко-философского исследования.

Труды школы «Анналов» посвящены широкому кругу проблем. Они привлекает внимание историков, исследующих конкретные проблемы сво ей науки. Вызывают интерес и проблемы методологического плана. Но конкретные результаты эмпирических исследований и методологический аспект относятся к компетенции истории как науки.

Однако историческая наука, как и любая другая наука, имеет под со бой предельные основания, которые воспринимаются представителями каждой научной школы как нечто исходное, предшествующее исследова нию, но не вытекающие из него и в рамках данной науки не доказываю щиеся. Что представляет собой исторический процесс? Что представляет собой та сила, которая движет историей, определяет ее ход и реализуется в ней? Каковы задачи историка? Как именно он должен изучать эту силу, конституирующую историю? Как историческая наука соотносится с дру гими науками? Каково место исторической науки во всей культуре, соз данной человечеством?

Ответ на все перечисленные вопросы и им подобные может дать только философия истории. В новое время на роль философии истории претендовала метафизика, намеревающаяся «вносить» в сознание истори ков ключевые философско-мировоззренческие представления. Кантовская критика метафизики существенно поколебала ее позиции, а позитивизм, представивший метафизическое мышление как недоразвитое в сравнении с мышлением позитивным, окончательно вывел представителей «частных» наук из-под влияния умозрительной метафизики прошлых времен.

Однако потребность в прояснении предельных оснований историче ской науки осталась. В конце 19 века и на протяжении всего 20 века отве чать на перечисленные выше вопросы стали не «чистые» метафизики, а ученые, уже завоевавшие авторитет как скрупулезные исследователи фак тов, не склонные к метафизическим фантазиям. Они всячески открещива лись от метафизики, вышедшей из моды, неоднократно заявляя, что их теоретические размышления о предельных основаниях «своей» науки ни чего общего с метафизикой не имеют. Они демонстративно отказывались от традиционных метафизических понятий, предлагая взамен новые или специально оговаривая совершенно иное толкование старых. Сказанное верно не только применительно к исторической науке, но и ко всем дру гим, именовавшим себя «опытными», ориентированными на факты.

Однако, как выяснилось вскоре, даже в таких «антиметафизических» понятиях воспроизводятся те же по существу теоретические конструкции и аргументы, которые ранее выстраивались метафизиками. Произошла смена языка, но не смена обсуждаемой проблематики.

Несмотря на антиметафизические высказывания представители французской историографической школы «Анналов» пересмотрели основ ные постулаты исторического знания в фундаментальном историософском и методологическом плане, что выразилось в следующем. Школа «Анна лов» пересмотрела предмет исторической науки, обозначив его как «соз нание Человека», тем самым было усилена гуманитарная направленность исторической науки. В эмпирических исследованиях французскими исто риками существенно усовершенствованы методы исследования, отныне позволяющие считать историю достаточно точной наукой. В рамках дис куссий о синтезе наук школа «Анналов» отстояла позиции истории как са мостоятельной науки в среде других гуманитарных наук о человеке и об ществе.

Таким образом, феномен школы «Анналов», которая по своему фор мальному статусу является историографической, заключается в том, что представители ее занимались на протяжении большей части 20 века созда нием собственной философско-теоретической модели исторического про цесса, собственной философии истории, всячески подчеркивая при этом, что они – историки, а не философы. Философствование осуществлялось ими «в плоти» исторической науки, а сформулированные в итоге тезисы немедленно воплощались в методологии конкретных исторических иссле дований.

Только историк философии может проанализировать и понять, ка ким именно образом сформировалась философская основа школы «Ан налов», составляющая ее «дух».

Сложность историко-философского анализа научного творчества школы «Анналов» заключается в том, что сама группа французских уче ных, объединяемых комментаторами под данным названием, никогда не признавала себя научной школой, поскольку свобода научного творчества принятая в данной школе обеспечивала такое сосуществование историков, в котором каждый имел право на использование любой философской кон цепции истории, если только эта концепция соответствовала результатам эмпирических исследований. Зачастую тот или иной представитель данно го сообщества (на наш взгляд этот термин более приемлем, чем школа) мог одновременно опираться на несколько философских концепций.

Направления поиска, в рамках которого представляется возможным выявить историко-философские основания научного творчества француз ских ученых, могут быть представлены следующим образом.

Историческая наука, прежде чем быть научной дисциплиной, является социальной практикой. Это означает, что видение исторического процесса историком, теоретические концепции, им предлагаемые, всегда зависят от того, что принято называть «духом времени».

С другой стороны, рамки возможных решений определенной истори ческой проблемы заранее предопределены системой изначальных убежде ний историка, которые формируются не столько через сознательное усвое ние каких-либо философских теорий, сколько неосознанно через овладе ние профессиональными навыками. Иначе говоря, понятие «менталитета», внедренного в историческую науку французскими историками, вполне применимо к анализу их творчества.

Таким образом, можно утверждать, что в основе научной деятельно сти представителей школы «Анналов» лежат идеи позитивизма, структу рализма, марксизма, «философии жизни», герменевтики. Однако посколь ку школа «Анналов» формировалась и развивалась в рамках общественно политических кризисов, то французские ученые извлекали из этих фило софских учений лишь то, что представлялось им эвристически ценным для исторической науки.

Во втором параграфе «Концепция исторического познания в школе «Анналов» как результат философского синтеза: опыт историко-философ ской реконструкции» предлагается рассмотреть философскую концепцию «Анналов» как синтетическую.

Деятельность школы «Анналов» вполне соответствовала философ ским исканиям, которые наиболее полно проявили себя на рубеже 20- веков. Многие исследователи отмечают, что специфика современной ми ровоззренческой ситуации заключается в том, что в культуре уходит в прошлое не просто очередная эпоха ренессанса, романтизма, реализма и прочих, вписывающаяся в общую парадигму лого-онто-тео и т.д. центриз ма, а осуществляется переход в принципиально новой парадигме мышле ния – многомерности. Такая многомерность мышления не равнозначна его эклектичности, поскольку эклектичность является признаком мышления одномерного.

Тот факт, что французские историки в рамках своего сообщества не требовали друг от друга и от своих последователей строго придерживаться определенной методологии, создавал творческую атмосферу, позволял осуществлять свободное приращение философских знаний. Именно это расширение философских знаний в области философии истории и является объектом историко-философских исследований.

Однако представители «Анналов» при создании своей концепции ис тории опирались на различные философские теории, которые в их творче стве сосуществовали одновременно, взаимно приникая друг друга. Эта си туация вызывала в адрес «Анналов» обвинения в эклектизме. На наш взгляд, концепцию философии истории более справедливым было бы при знать синтетической. Понятие синтеза будет рассматриваться не с тради ционных позиций (синтеза гуманитарных наук в историческом исследова нии), а как синтез философский. Синтез философских идей привел в прак тических исследованиях к результатам, получившим признание в истори ческой науке.

Результатом такого соединения разнородных идей оказалось не какое то эклектическое образование, а достаточно оригинальный синтез, пред ставляющий собой целостную теорию и методологию исторического по знания. Школа «Анналов» исходит из того, что историю творит народ, ко торый выражает себя, однако, не столько в письменных и печатных про изведениях, сколько в создаваемых им предметах материальной культуры и в организационных структурах, функционирующих в повседневности.

Эта идея, близкая к марксизму, далее дополняется требованием позити вистских стандартов точности при работе с историческими памятниками и историческими свидетельствами. Однако памятники материальной куль туры и прочие факты, освобожденные от домыслов с помощью позитиви стских техник, интересны историку не сами по себе. Реконструкция исто рических фактов в их чистоте, освобождение их от позднейших домыслов, интерпретаций и метафизических наслоений - это лишь первый шаг. Да лее наступает черед исторической герменевтики, призванной по остаткам материальной культуры реконструировать менталитет создавшего их на рода, постичь не только его образ мышления, но и волю и социальные чувства, которые двигали им.

В результате такого синтеза философских идей, заимствованных из различных философских источников, возникает качественно новая кон цепция истории и исторического познания.

Во второй главе «Философские истоки учения «Анналов» и про блема преодоления односторонности предшествующих представлений о философии истории» - осуществляется более детальный анализ того, как именно формируется философская основа школы «Анналов». Раскрывает ся модель исторического развития, созданная «Анналами» на основе син тетического подхода, в которой важнейшее место занимает проблема влияния человеческого сознания на ход исторического процесса. Данная проблема не является для истории философии новой.

Христианская теософия, объявившая смыслом истории нравственный прогресс человечества, по существу первой в истории философии постави ла вопрос об изменении духовного мира человека в историческом времени.

Эпоха Просвещения, заявив о неограниченных умственных способностях, усматривала прогрессивность общества в развитии разума.

Великая французская революция, продемонстрировавшая несостоя тельность обоих направлений, послужила толчком для дальнейшего анали за. Марксизм, подчеркнув возможность влияния сознания на исторический процесс тем не менее указал на вторичность сознания и его зависимость от бытия. Позитивистская философия определила этапы общественного раз вития исходя из уровня мышления человека и предложила человечеству вооружиться позитивным мышлением. Философия жизни, восприняв дос тижения психологии, подчеркнула, что деятельность человека в большей степени бессознательная, чем сознательная. Поэтому представителями фи лософии жизни был предложен новый способ познания внутреннего мира человека – герменевтический.

Однако каждое из направлений отстаивало истинность только своих взглядов, что не приводило к решению проблемы более полного и глубо кого изучения духовной жизни человека.

На этой основе возникает тенденция к синтезу достижений гумани тарных наук. Первая попытка была предпринята со стороны социологии.

На рубеже 19-20 веков ее представители выступили с идеей объединения всех наук, изучающих человека, вокруг социологии. Однако эта попытка оказалась безуспешной.

Но идея синтеза была подхвачена историками. Сначала не совсем удачно А. Бером, а затем Л. Февром и М. Блоком, которые со страниц журнала «Анналы» выступили с идеей обновления исторической науки на основе новых методологических принципов и методов исследования, что в конечном счете привело к формированию новой исторической науки.

Практическая деятельность в сочетании со стремлением не исказить обобщение эмпирических результатов подгонкой под абстрактные схемы привели к формированию у представителей «Анналов» своеобразного от ношения к философской теории. Если эмпирические исследования под тверждали философские выводы, то французские ученые активно исполь зовали соответствующую теорию для теоретического подтверждения соб ственных результатов. Однако если обнаруживалось несоответствие между результатами исследований и теорией, на основе которой строились пред полагаемы выводы, то выбор окончательного решения осуществлялся в пользу полученных результатов. Теория либо корректировалась, либо за менялась другой.

Общие контуры философии истории школы «Анналов», едва ли изло женной где-либо в трудах представителей школы «Анналов» в виде от дельного труда, но имплицитно присутствующей в решении каждой кон кретной исторической проблемы, можно обобщить следующим образом.

Школа «Анналов» восприняла от марксизма идею о важной роли эко номики в жизни общества, ее влиянии на изменение образа мысли людей.

Но представители школы «Анналов» не могут согласиться с системой же сткой детерминации развития общества со стороны экономики, с маркси стской унификацией народов, с четким делением человеческой истории на периоды-формации. Они считают необходимым обратиться к неотрефлек тированному, словесно невыраженному народному сознанию, которое во площается в организации народной жизни и не укладывается в жесткие рамки-характеристики, описывающие производительные силы того или иного периода, поскольку они являются более размытыми, переходящими из одного формально установленного отрезка времени в другой.

Школа «Анналов» строит свои исследования с использованием мето дов позитивизма. Среди них важное место в историческом познании зани мают постановка проблемы исследования, количественные методы, на ос нове которых выявляются закономерности и взаимосвязи, структурирова ние исторического материала. Она принимает требование строго придер живаться фактов, ценит статистику и привлекает значительный эмпириче ский материал.

Однако школа «Анналов» не признает бездумной фактографической истории. Описание материальных остатков человеческой жизнедеятельно сти, сохранившихся и данных нам в наблюдении, ничего не дает, посколь ку в этом случае теряется живой мыслящий человек, творивший историю.

Школа «Анналов» выступает против позитивистской унификации подхода ко всем народам. Она подчеркивает уникальность жизненного мира каждо го народа, его исходных культурных представлений. Школа «Анналов» не приемлет позитивизма именно потому, что считает изучение фактов не це лью, а лишь средством – средством реконструкции образа мыслей челове ка прошлого.

«Философия жизни» привлекает представителей «Анналов» своим стремление раскрыть глубинные смыслы, которые вкладывались в слова, события, явления людьми разных эпох, привлекает осознанием того фак та, что миропонимание, «переживание» у людей прошлых эпох было со вершенно иным, нежели у современного человека. «Анналы», как и пред ставители «философии жизни» признают и подчеркивают важную роль на родной воли в формировании культуры.

Но если «философия жизни» считает, что душу народа постичь нель зя, то представители «Анналов» убеждены, что возможно исследовать не научное. При этом исследование будет носить основные признаки научно сти, среди которых доказательность и объективность прежде всего.

Все разнообразие методологических установок «Анналов» направлено на исследование единого объекта – ментальности. Вся школа, независимо от первичного профессионального интереса, объединяется вокруг форми рования понятия «ментальность» и ее эмпирических исследований.

Ментальность воспринимается французскими исследователями как объективная реальность, в которой скрыты религиозные, социальные, бы товые, культурные представления людей. Ментальность – есть специфиче ская народная энергия, сила, в которой сосредоточено стабилизирующее начало истории, позволяющее сохранить человечество в периоды глобаль ных потрясений. Ментальность принадлежит плану содержания, а не плану выражения. Выразить ментальность на языке науки без потерь невозмож но, однако, используя различные методы познания, следовательно, разные философские основания, можно постичь.

Позиция «Анналов» может быть охарактеризована как методологиче ский системный плюрализм, а не эклектика, поскольку глобальной задачей исследования является познание единого объекта – ментальности. К этой ситуации применимо то требование, которое «Анналы» предъявляли в це лом к историческим исследованиям: чем многообразнее ракурс, тем точнее анализ.

Ментальность для «Анналов» имеет и важное гносеологическое зна чение, поскольку позволяет произвести более глубокое исследование ис тории. Иначе говоря, является инструментом, без которого «Анналы» не мыслят изучение исторического прошлого.

В третьей главе «Ментальность народа как движущая сила истории:

формирование концепции и грани понимания» рассмотрен вклад отдель ных представителей школы «Анналов» в формирование понятия «мента литет».

На первом этапе изучения ментальности были заложены две линии исследования. Л. Февр, опиравшийся на психологию и цивилизационное понимание культуры, стремился создать историю чувств. Удивительное непостоянство, чрезмерную впечатлительность человека эпохи средневе ковья Л. Февр объяснял контрастным состоянием материальной жизни то го времени. Многократно повторяющиеся перепады эмоциональных со стояний человека в конечном счете закрепились в психике и сформировали присущую современному человеку амбивалентность чувств.

В целом ментальность для Л. Февра выступает в двух проявлениях.

Во-первых, как инструмент для всестороннего и полного изучения истории (гносеологический аспект). Л. Февр изучает ментальность как историк культуры и цивилизации с целью выявления коллективного в индивиду альном. Он приходит к выводу о том, что ментальность общества служит глубинной основой, из которой формируются важнейшие убеждения лич ности. Ментальность определяет несвободу личности от общества, преде лы мысли исторического деятеля. Л.Февр рассмотрел механизм обмена между личностью и обществом. В отличие от большинства народа лич ность, являющаяся более подготовленной интеллектуально, может словес но оформить новые общественные тенденции. Если высказанные идеи на ходят поддержку в уже сложившихся ментальных установках общества, то они распространяются и ускоряют развитие общества. Если же поддержка очень слаба (тенденции развития общества, отраженные личностью, еще только едва складываются), то обмена между личностью и обществом не происходит. Высказанные личностью идеи будут востребованы значитель но позднее и оценены другими поколениями.

Во-вторых, ментальность предстает как объективная реальность, ко торая играет существенную роль в жизни общества и индивида (онтологи ческий аспект). Ментальность, по мнению Л. Февра, влияет на формирова ние среды через воспроизводство одинаковых эмоциональных состояний членов общества в определенной ситуации, что приводит к формированию системы отношений людей к отдельным явлениям жизни, которая и пере дается последующим поколениям с помощью ритуалов и традиций. Эта складывающаяся система отношений и оказывает влияние на среду, фор мируя ее под себя.

В онтологическом плане Л. Февр наделяет ментальность следующими характеристиками.

- Ментальность является уровнем общественного сознания, на кото ром «мысль не отделена от эмоций», она принадлежит плану содержания, а не плану выражения. Ментальность не идентична идеологии.

- Ментальность статична. Ее изменения настолько медленны и незна чительны, что даже в современном человеке можно обнаружить наследие прошлых веков.

- Ментальность и материальная, социокультурная среда взаимообу словлены.

- Различия между культурами и цивилизациями носят ментальный ха рактер.

М. Блок во многом был согласен с Л. Февром. Однако он отдавал предпочтение социологическому походу. М.Блок указывал на зависимость ментальности от существующих в обществе социальных структур. Это оп ределяет изменчивость ментальных структур. Поскольку каждая социаль ная группа является носителем особых ментальных черт, которые связаны с материальными условиями существования данной группы и общества в целом, то с изменением материальных условий, появлением новых соци альных групп, либо изменениями внутри уже существующих, должно про изойти изменение ментальности как общества в целом, так и ментальности отдельных социальных групп.

М. Блок характеризует историческое время как континиум и «непре станное изменение», которое состоит из разнокачественных интервалов, при этом каждому типу явлений присуща своя система исчисления. Исто рическое время – это плазма, в которой плавают феномены. Иначе говоря, для М. Блока характерно топологическое понимание времени.

М. Блок так же высказывает идею единства, присущего сознанию че ловека и общества. Следовательно, в сознании человека присутствуют два элемента: постоянное, связывающее два последовательных состояния, и возникающее изменение, которое не может быть радикальным в силу су ществования константы. Таким образом, ментальность, присущая общест ву, играет охранительную роль, препятствуя политическим радикальным преобразованиям.

Рассматривая проблему причин в истории, М. Блок указывает, что их нельзя сводить к проблеме осознанных мотивов. Личность и общество действуют зачастую неосознанно, необъяснимо с точки зрения современ ного человека. Однако объяснение нелогичного поведения человека про шлого возможно, если принять в расчет его ментальные установки.

М. Блок так же указывает, что сила ментальных установок велика.

Ментальность не только влияет на поведение индивида и социальных групп, но может определять характер общества в целом.

Идеи М. Блока не столько противоречили взглядам Л. Февра, сколько дополняли их, раскрывали новые возможности исторического познания.

Однако предполагаемая методика изучения ментальности во многом зависела от эрудиции исследователя и его способностей в анализе источ ника. Сам термин ментальность использовался крайне осторожно и не был четко очерчен.

Второе поколение «Анналов» в лице Ж. Дюби и Р. Мандру выдвинуло идею более объективного изучения ментальности. В ментальных исследо ваниях предполагалось использовать метод структурирования изучаемой области, опирающийся на количественные методы.

Р. Мандру предложил воссоздать менталитет во всей полноте его де терминант и составляющих, проходя несколько этапов исследования, каж дый из которых имеет свою фактологическую основу и обобщающую мо дель. Необходимо было последовательно исследовать: условия материаль ного существования («человек физический»);

средства познания, в том числе так называемый ментальный инструментарий (человек техниче ский»;

социальную среду (классовые и семейные отношения);

повседнев ные занятия (включая профессиональную деятельность и развлечения);

ду ховную деятельность (искусство, наука, религия);

формы социального и духовного эскапизма (бродяжничество, мистика, самоубийства). Завер шающим этапом реконструкции и синтезирующей характеристикой вы ступала картина мира изучающей эпохи.

Таким образом, процесс реконструкции идет от физиологического этапа до исследования духовности, а в итоге соединяется все вместе. Дан ная последовательность реконструкции ментальности показывает, что ментальные установки культуры и биологические и психологические уровни регуляции активности взаимосвязаны и не могут быть поняты изо лированно. Эта взаимосвязь позволяет говорить о наличии эпох в истории человечества, которые характеризуются неудовлетворенностью потребно стей человека, что приводит общество к поискам какой-либо замены.

Р. Мандру проследил зависимость психологического облика от типа деятельности и выделили три вида ментальных установок: Человек – мас тер, Человек наживающий и Человек играющий, которым соответствовали сельское хозяйство и ремесло, торговля, наука и искусство.

Ж. Дюби, применяя концепцию трех уровней длительности Ф. Броде ля, указывает на изменения в ментальности, сообразно их продолжитель ности. На первом уровне скоротечных и поверхностных изменений фор мируются отношения между группой и индивидом. На втором уровне дей ствуют изменения средней продолжительности, затрагивающие социаль ные группы в целом. На третьем уровне действуют представления и моде ли поведения, не изменяющиеся со сменой поколений и придающие осо бый колорит целым эпохам. Здесь изменения происходят в результате до вольно быстрых, хотя инее заметных мутаций.

Благодаря структурированию неопределенное и размытое понятие превращается в научную категорию. Ж. Дюби и Р. Мандру предложили изучать ментальность как систему, которую можно последовательно ре конструировать.

Однако реконструкция ментальности должна осуществляться чисто эмпирическим путем и спрогнозировать возможный результат в форме ги потезы, как это предлагали социологи, не предполагалось. Этим достига лась большая объективность исследований.

Хотя за ментальностью по-прежнему сохраняется такая черта как расплывчатость, отсутствие четких контуров. Но количественные методы в значительной мере позволили избежать субъективности при ее изучении.

Ж. Дюби и Р. Мандру сумели показать в эмпирических исследованиях из менчивость ментальных структур. Отправной точкой изменчивости явля ется социальный универсум человека. Толчком для его изменений служат общественные катаклизмы разного характера: революции, войны, эпиде мии, глобальные научные открытия. За самой ментальностью в результате их исследований все больше закрепляется определяющая роль в формиро вании общественного устройства. Это не мешает учитывать при изучении самой ментальности влияния на ее формирование экономических, соци альных, природных условий. В итоге исторический процесс предстает как результат взаимодействия ментальных установок общества и материаль ной жизни.

Третье поколение «Анналов», опираясь на предшествующие исследо вания, стремилось проникнуть в глубины ментальных установок человека и общества.

Э. Ле Руа Ладюри обнаруживает в истории Франции период непод вижности. Используя количественные методы исследования, он доказыва ет справедливость теории Т. Мальтуса для периода 1300-1800 годов. В ка честве причины стагнации Э. Ле Руа Ладюри указывает ментальные уста новки, среди которых выделяет самый неподвижный уровень, связанный с биологическими свойствами человека. Бессознательные инстинкты, в ко торых главное место занимает стремление к сохранению и продолжению рода, является мощной силой способствующей выживанию человека в ус ловия, когда общество еще не преодолело мальтузианские «ножницы».

Сила ментальных установок объясняется именно их бессознательным ха рактером. Таким образом, его концепция менталитета строится на теории психоанализа З. Фрейда. Ментальные установки препятствуют экономиче скому прогрессу. Чтобы переход от традиционного общества к индустри альному совершился необходимо изменение ментальности, увеличение в ней доли сознательного фактора, который накапливается крайне медленно.

Ж. Ле Гофф исследует ментальность через призму исторической ан тропологии, что позволяет ему рассмотреть целостность исторической действительности в фокусе субъективного фактора. При этом материаль ные основы жизни изучаются через смыслы и значение, которые люди вкладывали их. Ж. Ле Гофф стремится обнаружить взаимосвязи и взаимо влияния между разными пластами социального.

Ж. Ле Гофф предлагает исследовать в ментальности такие коллектив ные представления, играющие решающее значение в жизни человека и общества, которые фактически можно отнести к философским. Ж. Ле Гофф обращается к таким категориям в сознании человека прошлого, от содержания которых зависят социальные отношения в обществе, экономи ческое развитие. Изменения, происходящие в толковании таких понятий, означают и изменения в жизни общества в целом, переход к новым этапам развития. К таким представлениям Ж. Ле Гофф относит понимание чело веком времени, труда, культуры. Кроме того, Ж. Ле Гофф исследует изме нения в ценностных ориентациях общества, благодаря которым считает необходимым выделить в европейской истории линию развития, объясни мую понятиями роста и прогресса, ширящегося обращения к земным цен ностям. Обращение к ценностным ориентациям означает для Ж. Ле Гоффа признание «рационалистической методологии истории». Важным элемен том ментальности Ж. Ле Гофф считает и мир воображаемого, который не просто воспроизводит реальность, но и по новому творит ее, так как питает чувства и мысли человека, заставляет его действовать.

Несмотря не то, что, по мнению французского ученого, ментальность изменяется крайне медленно, он исследует причины ментальных измене ний, которые лежат в экономической сфере. Ж. Ле Гофф определяет место ментальности в жизни общества, которая выступает в роли посредника во взаимосвязанном движении материальной и духовной жизни.

В целом французские историки выделяют и изучают в ментальности не столько уровень сознания, сколько уровень подсознания. Они так же констатируют влияние на формирование ментальности экономической, со циокультурной и природной среды. Однако на протяжении всего изучения ментальности в школе «Анналов» вырабатывается понимание ментально сти как основы общественного развития.

В заключении к работе формулируются основные выводы и резуль таты исследования:

- Историко-философский анализ трудов школы «Анналов» показы вает, что при всех критических демаршах против метафизики ее предста вители исходят из предельных философских оснований, которые отнюдь не выводятся из исторических фактов, данных в опыте, а предшествуют им и задают характер их интерпретации. Именно общность исходных фило софских принципов определяет единство и преемственность существова ния школы «Анналов»;

- Философская основа школы «Анналов» представляет собой ориги нальный синтез идей, выдвинутых под влиянием достаточно разнородных философских течений. Влияние марксизма проявляется в том, что за эко номикой признается важное значение в жизни человеческого общества, что именно она определяет характер образа жизни народа, повседневное его существование. Однако, в отличие от марксизма, представители шко лы «Анналов» трактуют экономику не как первопричину, а как наглядно материальное воплощение народного менталитета, видя в нем творческое, созидательное начало, некую «энергию», которая не может быть постиг нута исключительно рациональными методами. Влияние позитивизма проявляется в высочайшей оценке роли факта в историческом познании, в отказе от умозрительных схем « философии истории». Однако, в отли чие от позитивистов, представители школы «Анналов» склонны искать за фактами «смысл», а не просто фиксировать регулярности и повторяе мости. Этот «смысл» и задается менталитетом народа. Наконец, влияние «философии жизни» и в особенности учения А.Бергсона проявляется в том, что признается важное значение внерациональных компонентов в че ловеческой психике, в жизни индивида и общества. Менталитет трактует ся как неразрывное единство рациональных и эмоциональных компонен тов. Но, в отличие от концепций «философии жизни», представители шко лы «Анналов» отвергают расплывчатость и нестрогость выводов, которая отличает философов романтического толка, требуют строго соответствия герменевтических интерпретаций материальной культуры принятому в ис торической науке способу отношения к источникам.

- Суть концепции представителей школы «Анналов» сводится к тому, что историю творит народ как носитель определенного менталитета. Этот менталитет неотделим от образа жизни и выступает в роли непосредствен ного основания для всех видов деятельности народа. Поэтому следует от казаться от исторического познания как исследования интерпретаций со бытий, а перейти к «самим вещам», к памятникам материальной культу ры. Однако эти «вещи» должны рассматриваться как формы материализа ции народного менталитета, творящего историю. Налицо специфическая форма исторической герменевтики, заставляющая вспомнить о В.Дильтее, но – ограниченная представлениями о строгости и доказательности, при нятыми в исторической науке.

- Понятие «менталитет» является ключевым в системе философских представлений школы «Анналов». На каждом из этапов существования школы оно претерпевало некоторые изменения, а также отличалось из вестным своеобразием толкования у каждого из представителей школы.

Тем не менее есть основания говорить о принципиальном единстве толко вания понятия «менталитет», которое во многом определяет самотождест венность школы «Анналов. Менталитет трактуется как начало, творящее историю и в то же время выражающее отношение народа к результатам собственной деятельности, его представление о собственных жизненных устремлениях, ценностях и идеалах.

- Концепция народного менталитета как движущей силы в истории не свободна от недостатков. Она не позволяет строго определить критерии истинности в историческом познании, заставляет приходить к некоторым выводам, которые поддаются лишь ограниченной верификации. Тем не менее, такой подход может быть эвристически ценным и актуальным в современном обществе – как на Западе, так и в России, когда авторитет ность и влиятельность умозрительных теорий о смысле и движущих силах истории значительно девальвировались в массовом сознании. Такой под ход можно и нужно рассматривать как важное дополнение к традицион ным подходам исторической науки как необходимое ограничение ее сци ентизма.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публика циях.

1. Сарпова О.В. Ментальность: понятие и сущность// Региональное образование 21 века: проблемы и перспективы. Тюмень: ТОГИРРО. – 2003. - № 6. – С. 11-15.

2. Сарпова О.В. Методологический плюрализм школы «Анналов» // Региональное образование 21 века: проблемы и перспективы. Тюмень:

ТОГИРРО. – 2003. - № 6. – С. 48-53.

3. Сарпова О.В. Проблема обновления содержания исторического образования через призму опыта французской историографической школы «Анналов»: необходимость изучения ментальности// Педагогическая и ре гиональная культурология. Вып. 3./Под ред. Вержицкого Г.А., Макарени А.А., Кривых С.В. СПб-Новокузнецк-Тюмень, ТОГИРРО, 2001. – С. 20-24.

4. Сарпова О.В. Роль и место менталитета в историческом процессе.

Мет.пос. – Тюмень: ТОГИРРО, 2004. – 41с.

5. Сарпова О.В. Философские предустановки историка, их влияние на профессиональную деятельность// Теория и методология современного научного исследования в Тюменском регионе/Под ред. А.А. Макарени.- Тюмень: ТОГИРРО, 2004. – С. 85-107.

6. Сарпова О.В. Формирование ценностей современного общества:

антропологический аспект (по материалам исследований французского ис торика Жака Ле Гоффа)// Региональное образование 21 века: проблемы и перспективы. Тюмень: ТОГИРРО. – 2003. - № 6. – С. 56-65.

7. Сарпова О.В. Формирование ценности труда в современном об ществе (по материалам исследований французского историка Жака Ле Гоффа)// Социальное партнерство в сфере профессионального образова ния. Материалы межотраслевой регионально-практической конференции 22-23 апреля 2004г. Тюмень: ТОГИРРО, 2004. – С. 28-30.

Подписано в печать 15.09. Объем 1 п.л. Тираж 100 экз.

ТОГИРРО




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.