WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

РУСНАК НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ МАРКЕРЫ И ОСОБЕННОСТИ ТРАНСФОРМАЦИИ ОБРАЗА И ЗНАКА В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТВОРЧЕСТВЕ Специальность 09.00.13 – Религиоведение, философская

антропология, философия культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ставрополь – 2003 2

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Грачев Василий Дмитриевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Радовель Михаил Рувинович доктор филологических наук, профессор Штайн Клара Эрновна

Ведущая организация: Ростовская государственная академия архитектуры и искусства

Защита состоится « 23 » декабря 2003 г. в 16.00 на заседании диссерта ционного совета Д. 212. 256. 06. при Ставропольском государственном уни верситете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина 1, корп. 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского го сударственного университета.

Автореферат разослан « 21 » ноября 2003 года

Ученый секретарь диссертационного совета Г.Д. Гриценко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях современного инфор мационного общества в силу многообразия и противоречивости информации о мире возникает настоятельная необходимость и одновременно сложность в деле эффективного доведения информации до адресата и постижения им пол ноты вложенного в информацию смысла. Эта причина приводит к тому, что исследование социокультурных маркеров и особенностей трансформации об раза и знака в художественном творчестве становится сегодня актуальным, так как способствует более глубокому пониманию проблем, связанных с про цессом трансляции знания. К тому же компьютерная эпоха развертывается на почве инерции "лидерства" левого полушария, однако информация становится все более виртуальной и современность требует использования креативного мышления, а посему на помощь абстрактным размышлениям приходит эмо ционально окрашенное творчество, опирающееся на фантазии и образы. Сви детельством тому является тот факт, что сегодня в самой науке наряду со зна ками интенсивно используются образы: «солнечный ветер», «черная дыра», «температура времени», «суперструны» и т.п. Переход от знака к образу и об ратно в категориальном строе самой науки порой чрезвычайно болезненнен, так как связан со сменой стиля мышления.

Обращение к этой сложнейшей проблематике, связанной с трансляцией значений и смыслов, возможно и необходимо еще и потому, что именно здесь наиболее зримо вскрываются не только оболочки вещей, но и становится бо лее отчетливым бытие человеческой субъективности, особенно в структурах культурно-исторического смыслообразования.

В таком контексте постановка и авторское решение проблемы социо культурных маркеров и возникающих под их влиянием особенностей транс формации образа и знака в художественном творчестве приобретает опреде ленное значение по целому ряду причин.

Во-первых, в условиях отмечаемого сегодня «затоваривания знанием» возникает необходимость ассимиляции различных сведений о мире. Чтобы справиться с лавиной информации, предпринимаются поиски путей ее пере работки. Наряду с использованием возможностей ЭВМ, в том числе и с эле ментами искусственного интеллекта, опрометчиво недооценивать потенциал человеческого творчества, как научного, так и художественного. Однако как в процессе самого творческого процесса, так и при использовании его результа тов возникает проблема переключения между образом и знаком с целью соз дания, а затем и постижения смысла. Проблема переключения связана как с межполушарной церебральной асимметрией головного мозга человека (в году за ее разработку Р. Сперри была присуждена Нобелевская премия), так и с формой создания самих произведений искусства – образно-знаковой.

Во-вторых, в философии и культурологии еще в XX веке наметился «лингвистический поворот», однако такие понятия, как «образ», «знак», «сим вол», «смысл» до сих пор остаются труднодоступными для эмпирических на учных исследований. К тому же дисциплинарный и личностный разброс в трактовке вышеобозначенных понятий весьма значителен. В целях уменьше ния разброса мнений, а также создания условий для адаптации теоретических положений для практики и предпринимается данное исследование.

В-третьих, выявление сбоев при трансляции знания, обеспечение адек ватности процесса понимания при совершении разнообразных контактов (от межличностных до межгосударственных), определение и устранение кон фликтных ситуаций, возникающих в ходе общения, – вот далеко не полный перечень того, где можно применить знания о социокультурных маркерах и об особенностях трансформации образа и знака в художественном творчестве.

Степень научной разработанности. Исследование художественного творчества проводится в самых различных областях знания: философии и психологии, феноменологии и социологии, герменевтике и семиотике, психо физиологии и логике и т.д. В последнее время встал вопрос о создании науки - ЭВРИСТИКИ, которая бы занималась исследованием творчества. Круг ее проблем широкий: здесь и вопрос о специфических чертах творческой дея тельности, и о структурах, этапах творческого процесса, о роли догадок и слу чая, о влиянии социальных условий на процесс творчества, о стилях мышле ния и т.п. Вклад в исследование проблем творчества и, как следствие, проблем трансляции знания различными науками, безусловно, неодинаков.

Так, в рамках герменевтики исследуются проблемы понимания, интер претации художественного текста в социокультурном аспекте (Гадамер Х.-Г., Рикер П. и др.). При этом основное понятие «смысл» обычно не определяется, оно считается либо интуитивно ясным, либо заимствуется из других областей знания.

Феноменология исследует процесс трансляции знания, что способствует поиску смысла в различных формах знания, и вовсе не обязательно научного (Шпет Г.Г., Хайдеггер М. и др.). Несмотря на то, что смысл настолько подви жен, неуловим, как и все субъективное, оставлять его без внимания не стоит.

Однако феноменология как метод, основанный на усмотрении сути ве щей через очищение сознания от эмпирических деталей и словесных наслое ний, не дает достаточно уверенного ответа на вопрос: как в процессе понима ния может соединяться объективно истинное и субъективно значимое? В рам ках феноменологии наиболее значимым становится вопрос не «как», а «для чего», «с какой целью». Одна из задач данного исследования - поиск ответа на вопрос «как».

Наиболее значимыми для диссертационного исследования представля ются вопросы семиотики, связанные с теми или иными способами структури рования пространства, где протекает коммуникация. В этом плане особый ин терес представляют работы Ю.М. Лотмана, в которых он, исследуя модели коммуникации, отвечает в числе других вопросов и на вопрос: каким образом удается в принципе порождать новое сообщение.

Ю.М. Лотман закладывает в свое понимание художественной коммуни кации соотношение автоматизма и информативности. Однако, принимая за универсальный механизм особенности именно художественных кодов, он зна чительно меньше внимания уделил иным контекстам использования языка.

В других семиотических исследованиях язык рассматривается как се миотическая система, а языковые явления как знаки, как значимые элементы данного языка. В целом язык определяется как механизм знаковой коммуни кации, служащей целям хранения и передачи информации. В частности язык текста художественного произведения представляется в структуральной науч ной парадигме как план выражения, от которого через кодирующее устройст во исследователь может выйти к плану содержания, к семантике текста (Шрейдер Ю.А., Степанов Ю.С., Назарова Т.Б.). Однако и здесь не может быть однозначно решена проблема трансформации образа и знака в художест венном творчестве, поскольку вопросы, связанные с получением, кодировкой, хранением и передачей информации с течением времени нуждаются в после дующей схематизации, кодировке и перекодировке, необходимой для их со хранения и дальнейшей трансформации.

Интересные параллели могут быть проведены и при анализе результа тов психофизиологических исследований правополушарного и левополушарно го мышления (Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н., Симонов В.П., Спрингер С., Дейч Г. и др.) в плане выявления особенностей трансформации образа и знака в различных профессиональных общностях, в разных языковых средах (и вы текающих отсюда особенностей трансформации образа и знака в различных профессиональных и языковых ментальностях), что, в свою очередь, позволя ет совершать аналитические действия по выявлению способов переноса зна чения и смысла от поколения к поколению.

В рамках психологии рассматривается процесс осуществления «транс ляции» при помощи речи образа от одного человека к другому. В процессе восприятия у одного человека формируется некоторый образ, он кодируется в речевом сообщении;

это сообщение принимается другим человеком, который как-то декодирует принятое сообщение и воспроизводит «чужой» образ (Ле онтьевД.А., Ярошевский М.Г., Бодалев А.А. и др). Однако при этом возникает целый ряд вопросов. Какие механизмы здесь задействованы? Какие конкретно трансформации здесь осуществляются? От чего зависит адекватность воспро изведения? На все эти вопросы пока еще нет однозначных, а главное убеди тельных ответов, которые могли бы быть положены в основание для эффек тивных практических действий. Психологические исследования по этим про блемам без выхода в культурологическое поле выглядят весьма скромно.

Обращаясь к анализу творчества вообще и художественного в частно сти, философия фокусирует свое внимание на проблемах гносеологического и общеметодологического характера. К таковым относятся: творчество и сущ ность человека, соотношение отражения и творчества, отчуждение и творче ские способности, социокультурная детерминация творческой деятельности и др.

О широте исследований проблем творчества и трансляции знаний сви детельствует обширная и разноплановая источниковая база (Балла О., Василь ева В.В., Вильданов У.С., Димитрин Д.С., Дмитриева И.А., Исаева Л.А.,Кушнаренко С.П., Романов Ю.И., Страхов И.В. и др). И именно поэтому с помощью философского инструментария возможно преодоление узости дисциплинарных рамок в исследовании социокультурных маркеров и возни кающих под их влиянием особенностей трансформации образа и знака в ху дожественном творчестве.

Анализ научной философской, психологической и лингвистической ли тературы показывает, что проблема особенностей трансформации образа и знака в художественном творчестве находит отражение в современных иссле дованиях, но освещена фрагментарно. Именно для преодоления этой фраг ментарности и построения целостной картины предпринимается исследование социокультурных маркеров и особенностей трансформации образа и знака в художественном творчестве с позиций философии культуры.

Актуальность, степень разработанности и значение проблемы опреде лили содержание, структуру, объект, предмет, цель и задачи диссертации.

Объектом исследования выступает процесс трансляции знаний в сфере художественного творчества.

Предметом исследования являются социокультурные маркеры и воз никающие под их влиянием особенности трансформации образа и знака в процессе трансляции знания в сфере художественного творчества.

Цель предпринимаемого исследования состоит в анализе процесса трансляции знания в сфере художественного творчества, изучении формиро вания особенностей трансформации образа и знака под воздействием куль турного импринтинга.

Для достижения поставленной цели предполагается решение следую щих исследовательских задач:

1. Выявить гносеологические и социокультурные основания транс формации образа и знака в процессе трансляции знания.

2. Определить понятие «социокультурные маркеры»;

показать влияние социокультурных маркеров на динамику смысла в искусстве.

3. Показать механизм трансформации образа и знака под влиянием со циокультурных маркеров.

4. Сформулировать особенности видоизменения образа и знака в раз личных профессиональных общностях, а также в разных языковых средах.

5. Предложить некоторые теоретические рекомендации для повыше ния эффективности коммуникативных актов.

Общетеоретическую и методологическую базу исследования соста вили работы русских, советских и зарубежных ученых, которые так или иначе касаются проблемы трансляции знания и в которых представлена проблема тика переноса смысла и значения. Для построения концептуальной модели ис следования автор использовал диалектико-материалистический анализ как ме тодологическое средство. Для решения локальных исследовательских задач наряду с материалистической диалектикой использованы аналитические воз можности синергетики, феноменологии, герменевтики, семиотики и ряда дру гих научных дисциплин и областей знания.

Научная новизна диссертационного исследования может быть сформу лирована в следующем:

1. Уточнены применительно к предмету исследования ключевые поня тия «образ», «знак», «символ» при характеристике художественного творчест ва как способа деятельности.

2. Показаны гносеологические и социокультурные основания транс формации образа и знака в процессе трансляции знания в сфере художествен ного творчества.

3. Введено понятие «социокультурные маркеры» для анализа процессов трансляции знания и трансформации значений и смыслов.

4. Рассмотрены видоизменения образа и знака как продуктов художест венного творчества в различных профессиональных общностях и в разных языковых средах.

5. Даны рекомендации по применению теоретических положений в не которых аспектах управления общественным и индивидуальным сознанием с использованием материалов художественного творчества.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Форма и содержание знания всегда связаны с характером действий, совершаемых индивидом или общностью людей. В связи с этим вводится по нятие «социокультурные маркеры», под которым понимаются закладываемые в процессе первичной социализации духовные структуры (восприятие мира в целом и мир как целое), а также перевод этого восприятия в сферу бессозна тельного, т.е. образование ментальных структур. Данные духовные образова ния граничат с врожденными структурами, но таковыми не являются. Их близкое расположение в сфере духа, а также схожесть воздействия на психику человека приводит к тому, что иногда их неправомерно отождествляют. Со циокультурный маркер детерминирует сферу духа до появления сознания, что создает ситуацию трудноуловимости при его локализации и исследовании (примером этого является поиск местонахождения менталитета). В качестве социокультурные маркеров, под влиянием которых происходит трансформа ция образа и знака в процессе трансляции знания, могут быть признаны: опыт первичной социализации и первый освоенный язык.

2. К гносеологическим основаниям трансформации образа и знака отно сятся особенности двух стратегий, двух типов мышления. Основное отличие между двумя типами мышления и постижения мира (логико-вербальным, пре имущественно связанным с активностью левого полушария, и пространствен но-образным, связанным с активностью правого полушария) состоит не в ха рактере используемого материала, а в принципах организации контекстуаль ной связи между словами и образами. Левополушарное логико-знаковое мышление так организует любой используемый материал (неважно, вербаль ный или невербальный), что создается однозначный контекст, необходимый для общения. Отличительной же особенностью правополушарного простран ственно-образного мышления является одномоментное "схватывание" всех имеющихся связей, что обеспечивает восприятие реальности во всем ее мно гообразии, принятии ее такой, какой она является сама по себе.

К социокультурным основаниям трансформации образа и знака отно сятся культурная традиция в целом и сопровождающие ее культурный им принтинг и табуирование.

3. Особенности трансформации образа и знака в художественном твор честве – лингвистическая сингулярность и индивидуальная временная транс спектива. Под лингвистической сингулярностью понимается процесс сверты вания знаковой формы до уровня символов, что оставляет свободу для интер претации как на уровне образа, так и на уровне знака для каждого субъекта в отдельности. Под индивидуальной временной трансспективой понимается сквозное видение из настоящего в прошлое и будущее, т. е. способность обо зрения индивидом течения времени собственной жизни в любом его направ лении, возможность взаимосоотнесения прошлого, будущего и настоящего и связывания этих временных компонентов человеческой жизни в его сознании и подсознании. Временная трансспектива – это и субъективно данное в само сознании образование, и особый психологический механизм. Знак становится значащим, а оттуда смыслом при одном условии – раскодировании смысла во времени. Особенности трансформации образа и знака в музыке, поэзии, живо писи поддаются разграничению с позиций их темпоральной специфики. Та ким образом, в регуляции времени жизни прослеживаются различные лично стные способы, которые определяются характером соотношения индивиду ально-личностного и общественного времен.

4. В условиях меняющегося мира современный человек должен овладе вать навыками, позволяющими ему эффективно работать в нескольких облас тях деятельности, т.е. необходимо стремление в определенном смысле к уни версальности. При этом возникает проблема необходимости сжатия информа ции. Иначе говоря, увеличения индивидуальной информационной вместимо сти человек может достичь только в том случае, когда будет снабжен систе мой символов, емкость которых сама по себе достаточно будет велика, чтобы с их помощью видеть мир в целом, мир как целое. Создание модели устойчи вого перехода от образа к знаку, модели гармоничного сочетания этих во мно гом противоположных форм постижения смысла позволит отчасти решать проблемы коммуникации (в том числе и разрешения конфликтных ситуаций).

Теоретическая и практическая значимость. Результаты исследова ния предполагают расширение границ применения понятий «образ», «знак», «символ». Выделенные социокультурные маркеры и особенности трансфор мации образа и знака в художественном творчестве могут быть использованы при формировании новой парадигмы познавательного процесса. В рамках ин формационного общества выявленные особенности трансформации образа и знака в процессе трансляции знания в сфере художественного творчества мо гут оказаться значительным подспорьем в развитии способностей к творче скому мышлению, в моделировании различных вариантов развития социо культурной ситуации в плане взаимодействия индивидуального и социально го.

Положения диссертации могут быть применены в разработке теории и практики межкультурной коммуникации, а также при решении практических задач, как-то: при составлении рекламных текстов, при проведении предвы борных кампаний. Помимо того, результаты исследования могут быть исполь зованы в преподавании социально-гуманитарных дисциплин в различных учебных заведениях, так как позволяют ориентировать преподаваемый учеб ный материал для двух стратегий мышления, тем самым, повышая продуктив ность интеллектуальной деятельности.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на кафедре философии Ставропольского государственного университета. По теме диссертации опуб ликовано семь работ, общим объемом 1,85 п.л. Основные результаты прове денного исследования докладывались автором на научно-методических кон ференциях преподавателей и студентов в Ставропольском государственном университете в 2001, 2002 и 2003 годах: «Университетская наука – региону», «ХХI век – век образования» и др., на методологических семинарах с аспи рантами и соискателями г. Ставрополя. Отдельные положения диссертации использовались в процессе преподавания философии в Ставропольском госу дарственном университете, а также в Ставропольском государственном аграр ном университете.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического спи ска использованной литературы, насчитывающего 200 наименований. Объем диссертации 161 страница машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во «Введении» обосновывается актуальность проблемы, выявляется степень ее научной разработанности, обозначаются цель и задачи исследова ния. Определяется новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту. Указывается общетеоретическая и методологическая база, теоре тическая и практическая значимость исследования, апробация работы.

В первой главе «Проблема трансляции знания, ее социокультурный и гносеологический смысл», состоящей из трех параграфов, представлены основные подходы к проблеме трансляции знания, в том числе и в сфере ху дожественного творчества.

В первом параграфе «Характеристика художественного творчества как деятельности» художественное творчество представлено как один из способов трансляции культуры. На основе сравнения художественного и на учного творчества по градации цель – средство – результат показано общее, особенное и единичное в творческом процессе. Для характеристики совре менной гносеологической ситуации с появлением и утверждением в ней гер меневтических мотивов, таких как интерпретация, социокультурная реконст рукция, типологический анализ, особый интерес для диссертанта представляет обобщение опыта художественного осмысления действительности. Этот ин терес возник по причине того, что художественное творчество быстрее, пол нее и глубже, чем наука «схватывает» на уровне явления сущность многих проблем для сегодняшнего дня и отчасти будущего.

Рассмотренные в реферируемой работе исторические подходы к пони манию творчества вообще и художественного творчества в частности позво лили проследить эволюцию понимания творчества и прийти к заключению о том, что оно может быть определено, объяснено и понято только в двух по лярных смысловых сферах. Одна сфера включает в себя понятия случайности, индивидуальности, уникальности и т.п., а другая – социально-нормирующие критерии (признанность, обязательность, общезначимость и т.д.). Вне таких смысловых областей исследование творчества или бесполезно, или невозмож но. Из чего следует, что творчество – это результат сложнейшего процесса взаимодействия индивидуального и социального.

Определяя свою позицию в отношении понимания творчества, автор диссертации придерживается определения творчества как процесса человече ской деятельности, в ходе которого создаются качественно новые материаль ные и духовные ценности. Для решения исследовательских задач в области художественного творчества диссертант использует поэтическое определение творчества, предложенное Дж. М. Принцем: «Творчество – это несогласован ная гармония, прогнозируемое потрясение, привычное откровение, знакомый сюрприз, щедрый эгоизм, уверенное сомнение, непоследовательное упорство, жизненно важный пустяк, дисциплинированная свобода, пьянящее постоянст во, повторяющееся начинание, тяжелая радость. Предсказуемая рулетка, эфе мерная твердость, одинаковое разнообразие, требовательное потакание, ожи дание неожиданного, привычное удивление». Если первое определение позво ляет решать задачи генезиса творчества, то второе проблемы его эволюции.

Особо значимым для изысканий диссертанта представляется рассмотре ние творческой деятельности на «микроуровне», где скрываются ее тончай шие механизмы. Здесь обнаруживаются ряд диалектических процессов, опре деляющих сам ход творчества, а именно: единство, взаимообусловленность, взаимодействие элементов (отдельных мыслительных движений) противопо ложного характера: собственно творческих, оригинальных и нетворческих, т.е. вторичных, заимствованных у предшественников или современников;

за рождение и вызревание творческих элементов познавательной деятельности, которые затем, сформировавшись и закрепившись в сознании, обращаются в свою противоположность – в стереотипные, нетворческие элементы;

переход с одного уровня творчества на другой в результате изменения его «меры», т. е.

соотношения творческих и репродуктивных элементов.

Диссертантом отмечается, что в творческом процессе обязательно нали чествуют продуктивные элементы трех групп, различающиеся по своему со держанию и функции в творческом поиске.

Во-первых, возникновение оригинальных познавательных движений, не тривиальных подходов к анализу и синтезу образа мира. Полученный резуль тат становится «родоначальником» нового направления, исходным образцом.

Во-вторых, важную роль в творчестве играют те продуктивные элемен ты, которые формируются в ходе поиска общего смысла и целей деятельно сти. В творческом процессе явно участвуют принятые художником ценности и идеалы. Под их контролем происходит постоянный отбор познавательных действий, их корректировка, а продукты познания оцениваются с точки зре ния их социальной значимости.

В-третьих, творческая деятельность, протекающая «по законам красо ты», отвечающая требованиям эстетической целесообразности, приводит к появлению гармоничного произведения.

В диссертации также показано, что продуктивность творческого мыш ления во многом зависит и от создания оптимального творческого климата.

Выделение автором глобального, локального и микроклимата, обоснование их единства и отличия углубляет понимание процессов творчества.

В завершение характеристики творчества как деятельности отмечается, что творчеством можно в известных пределах управлять. Это касается как ус ловий проявления индивидуальных способностей поэта, художника, музыкан та, так и условий социокультурного характера, которые также поддаются оп ределенному регулированию. Рассмотрение творчества как деятельности соз дает необходимый уровень знаний для анализа социокультурных маркеров и особенностей трансформации образа и знака в художественном творчестве.

Во втором параграфе «Гносеологические и социокультурные осно вания трансформации образа и знака» вскрыты основы, на базе которых происходит трансформация образа и знака: гносеологические – интервальный стиль отражения и «сцепление времен» в энграмме и социокультурные – тра диция, феномен «непрямой коммуникации» и следствия асимметрии познава тельных механизмов в культуре.

Раскрывая сущность интервального стиля отражения, диссертант от мечает, что не только в природе, но и на различных уровнях познания, можно выделить особый, интервальный тип дискретности, обусловливающий струк туру знания в его основных гносеологических определениях – с точки зрения его истинности и точности, его адекватности, и условий объективной приме нимости. Опираясь на работы Мандельброта и идею фрактала, автор приходит к выводу о том, что наша способность восприятия и одновременно артикуля ционные возможности оказываются как бы в состоянии неустойчивости, не стабильности: одно четкое изображение уже ушло, а другое еще не пришло.

Такого рода ненаблюдаемым пронизана вся наша познавательная деятель ность. Инерция обеспечивает целостность восприятия, представления и мыш ления в этот момент неустойчивости.

Именно дискретность отражения мира «отформатировала» мозг под ин тервальный стиль отражения и это является гносеологическим основанием трансформации образа и знака. Интервальный тип дискретности заставляет мышление в поисках сущности «переключаться» с образа на знак через сим вол. Как только знаковая форма мышления в поисках истины ситуативно себя исчерпывает, происходит обращение мышления к свой противоположности, образной форме мышления. Это «переключение» осуществляется до тех пор, пока познающий субъект не будет удовлетворен результатами своего позна ния хотя бы в одном из трех измерений – гносеологическом, аксиологическом или праксиологическом.

Показывая роль сцепления времен в энграмме, автор отмечает, что теку щее поведение (включая мышление, как компонент такого поведения) оказы вается детерминированным из прошлого, которое уже миновало, и из будуще го, которое еще не наступило. Детерминация из прошлого и ненаступившего будущего осуществляется на основе реально существующей в мозге струк турно-функциональной, материальной организации – энграммы (следа памя ти, временной связи). Энграмма выступает не только как "сцепление" следов сигнального и подкрепляющего (индифферентного и условного) воздействий, но и как "сцепление времен". Перемещаясь по оси времени, энграмма, в кото рой воплощена максимальная компрессия времени – прошлого и будущего, – возвращает организм к прошлому и в то же время, не отрывая организм от его прошлого, "обгоняя" реальное (физическое) время, переносит его в будущее.

Таким образом, в детерминации деятельности мозга, а значит и процесса творчества, совершенно исключительное место занимает фактор времени.

Анализируя основания трансформации образа и знака, обозначив гно сеологические основания подобной трансформации, автор диссертации обра щается и к социокультурному аспекту данной проблематики.

Характеризуя традицию как одно из социокультурных оснований трансформации образа и знака, диссертант обращает внимание на то обстоя тельство, что традиция может восприниматься как «социальная эстафета» в том плане, что человек всегда действует в конечном итоге в соответствии с имеющимися у него образцами поведения, что именно образцы лежат в осно ве передачи социального опыта. Традиция обеспечивает: приспособленность к нашим условиям за счет опыта предков;

по-своему гарантирует целостность сообщества;

дает психологическую и физическую закалку.

Выделяется и феномен «непрямой коммуникации», для раскрытия кото рого в диссертации используется характеристика внутренней речи. Отмечает ся, что в таком варианте речи представлены не столько слова, сколько трудно уловимые намеки. Анализируя «непрямую коммуникацию» на материалах воспоминаний З. Гиппиус о своих беседах с А. Блоком и используя идеи, из ложенные в работах В.А. Лефевра и его учеников, автор диссертации прихо дит к выводу о том, что при подобной коммуникации устанавливается тот язык общения, при котором главное оказывается на периферии или вообще не высказывается. Понимание в этом случае достигается за счет скользящих внешних смыслов.

Обозначая следствия асимметрии познавательных механизмов в куль туре в качестве социокультурного основания трансформации образа и знака и противопоставляя познавательные механизмы по линии «локальность – гло бальность» (опираясь на цикл работ С.Ю. Маслова), можно наблюдать сле дующую картину.

Основной принцип левополушарного механизма обработки информации – локальность. Левый механизм стремится к расщеплению обрабатываемой информации и к последовательному перебору вариантов в форме знаков. На против, правополушарный механизм ориентирован на глобальную обработку информации, на выявление тех ее свойств, которые пропадают при расщепле ниях и вычленениях фрагментов. Психофизиологическое содержание проти востояния локальность – глобальность подтверждается рядом известных экс периментов (включая прямое выявление большей диффузности возбуждения в правом полушарии).

Данные оппозиции находят свое продолжение и в искусстве. Так с оп тимизмом и любовью к искусственному, за которое ответственно левое полу шарие, связан футуризм, с конструктивностью – прагматизм, с прагматизмом и «подчинением законам Разума» – функциональность. Красота понимается здесь как высокая целесообразность, а основные теоретико-познавательные категории трактуются рационально. Аналогично формируется комплекс пра вополушарного сознания, включающий обращенность в прошлое, эскапизм, романтическое своеволие. «Правое» заражено недоверием к разуму, «левое» – излишним к нему уважением. Достоинством левополушарного механизма яв ляется конструктивность, распространенным недостатком – беспочвенность.

«Правое» может обладать большей глубиной, но часто не умеет и не желает действовать.

Так выглядят гносеологические и социокультурные основы, благодаря которым возможна и происходит трансформация образа и знака в художест венном творчестве.

В третьем параграфе «Социокультурные маркеры и динамика смысла в искусстве» автором диссертации дается понятие «социокультур ный маркер» и исследуется его влияние на динамику смысла в искусстве.

В диссертации отмечается, что понятие «маркер» многозначно. «Маркер [фр. marquer отмечать] 1) с.-х. орудие для проведения линий или бороздок пе ред ручной посадкой растения для получения прямолинейных гряд и выдер живания заданной ширины стыкового междурядья;

2) разметчик, или следо указатель;

штанга с диском, присоединяемая сбоку к сеялке и оставляющая на пашне след для указания прохода смежной машине и сохранения параллель ности междурядий;

3) (устар.) – управляющее устройство на АТС;

4) разно видность фломастера с особо стойкой краской1. Диссертант понятие «маркер» использует в смысле разметчика.

Для реализации целей исследования автор диссертации вводит понятие «социокультурные маркеры», под которым понимаются закладываемые в Новейший словарь иностранных слов и выражений. - Мн.: Харвест, М.:

Изд-во АСТ, 2001. - С. 502.

процессе первичной социализации духовные структуры (восприятие мира в целом и мир как целое), а также перевод этого восприятия в сферу бессозна тельного, т.е. образование ментальных структур. Социокультурный маркер детерминирует сферу духа до появления сознания, что создает ситуацию трудноуловимости при его локализации и исследовании.

Прочность опыта первичной социализации настолько велика, что она оказывается способной противостоять любым другим воздействиям извне.

Причина этого кроется в первичности закрепления в мозговых структурах именно первого опыта, который переводится затем в сферу бессознательного, существуя там в латентной форме, уступая с течением времени место созна нию и его производным.

Аналогичное влияние по функциональному воздействию на процесс трансляции знания и трансформацию образа и знака оказывает и первый осво енный язык. Языковая форма является не только условием передачи мысли, но и, прежде всего, условием ее реализации. Мы постигаем мысль уже оформ ленной языковыми средствами.

Именно поэтому опыт первичной социализации и первый освоенный язык автор диссертации относит к социокультурным маркерам трансформа ции образа и знака, ибо на всей деятельности в той или иной степени лежит их неустранимая печать, и под воздействием именно этих социокультурных мар керов мы анализируем динамику смысла в искусстве.

В диссертации показано, что динамику смысла нельзя представить как некий поток изолированных смыслов, она может мыслиться лишь как своего рода переструктурирование всего поля смыслов в целом. Если представить смысловое поле в виде некоего кристалла, то смена смысловых состояний, включая образование новых смыслов, будет выглядеть как поворот кристалла к актуальному бытию то одной, то другой своей гранью, без изменения самого этого кристалла (сравнение заимствовано у Е.М. Иванова).

Показ динамики смысла как связи переживания и созерцания со слова ми естественного языка (связь образа и знака в художественном творчестве) осуществлен автором с использованием такого явления как ретенция (от лат.

«удерживание»). Ретенция несет в себе наследие прошлого, то есть подразу мевает весь ряд отодвигаемых в прошлое моментов настоящего, которое по добно хвосту кометы, постепенно ослабевает, теряет ясность и отчетливость.

Идея ретенции, первоначально выдвинутая Э. Гуссерлем, существенно изменена А.Н. Книгиным. По Э. Гуссерлю, ретенция – это «первичная па мять», сохраняющая, удерживающая, продолжающая какое-либо восприятие (феномен). По А.Н. Книгину, ретенция есть феноменально присутствующее удержание прошедших феноменов, но не в их собственном содержании, а не которым образом в другом. Таким образом, мысль, относя феномен слова к ретенции, формирует горизонт ожиданий, или смысл. Объективный смысл совпадает с объективной целью вещи. Субъективный же смысл замкнут в го ризонте ожиданий. Он формируется, он есть творчество индивида. Объектив ный же смысл должен быть постигнут, понят. К тому же, как отмечает Т.П.

Матяш: «смысловое содержание надо пережить, сфера смыслов – это сфера переживаний». И именно здесь «борьба» образа и знака за верховенство в по стижении смысла обеспечивает динамику смысла в искусстве.

Еще один аспект динамики смысла в искусстве связан с так называемой бессмыслицей (в терминах синергетики – с хаосом). Можно ли рассматривать бессмыслицу как явление вне смысла? С одной стороны ни одно слово не мо жет быть бессмысленным, если оно употребляется в разговорной речи. Но с другой стороны, слова порядка «зауми», смысла не имеют. Бессмыслица не от того, потому что слова сами по себе не имеют смысла, а бессмыслица оттого, что чисто смысловые слова поставлены в необычную связь, связь алогическо го характера.

Диссертант, обращаясь к продуктам художественного творчества поэтов группы «ОБЭРИУ», отмечает, что во время знакомства с их творчеством (чте нием стихов) читатель не в силах совладать с потоком бессмысленного. Про исходит нечто странное, так как в читаемое никак не может проникнуть про цедура понимания. Такой поэтический текст хочет сохранить свою тайну и тем самым уберечь себя от однозначной интерпретации. Поэты-обэриуты раз глядывают строение мира (по словам М. Мамардашвили) через «неразделан ные дыры бытия», т.е. через те, которые открываются в сновидении, глубокой медитации и т.п. Аналогичные примеры «бессмыслицы», хаоса, которые обеспечивают трансформацию образа и знака и тем самым придают динамизм смыслу в искусстве, диссертант показывает, анализируя декадентство и футу ризм (работы Д. Бурлюка, А. Крученых, В. Хлебникова).

Динамика смысла в искусстве обеспечивается многими факторами ин дивидуального и общественного порядка. Но, вне всякого сомнения, на дина мику смысла в искусстве существенно влияют социокультурные маркеры (опыт первой социализации и первый освоенный язык), а также «борьба» об раза и знака за пальму первенства в постижении смысла. Эта борьба происхо дит не искусственно, за ней стоит улавливаемая еще тысячелетия назад объек тивная закономерность мироустройства вообще (познания как его субъектив ной копии).

Таким образом, трансформация образа и знака создает гармонию субъ ективности, созвучную и адекватную гармонии природы.

Во второй главе «Образ и знак как формы смысла: парадокс един ства», состоящей из трех параграфов, с использованием теоретических поло жений, сформулированных при анализе художественного творчества как дея тельности выявляются оттенки в современном понимании категорий «образ», «знак», «символ», «смысл», раскрываются особенности трансформации об раза и знака в различных профессиональных общностях, а также видоизмене ние продуктов художественного творчества в разных языковых средах.

В первом параграфе «Характеристика образа и знака в их совре менном понимании» отмечается, что сложности определения образа, симво ла, знака, связи последнего со значением начинаются с того, что единого по нимания этих терминов не существует, к тому же разные исследователи ис пользуют их в совершенно различных контекстах. В некоторых вариантах по нятие «знак» противопоставляется понятиям «индекс», «символ», а в некото рых выступает как родовое понятие.

Анализируя понимание образа, знака, а также символа в работах С.С.

Аверинцева, М.М. Бахтина, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, Ч. Морриса, Н.Л.

Мусхелишвили, Ч. Пирса, А.А. Потебни, Э. Сепира, Ф. де Соссюра, Г. Фреге, Ю.А. Шрейдера, диссертант приходит к заключению о том, что образ и знак являются полярными при выражении смысла, а символ занимает срединное, промежуточное, переходное положение. По выражению А.Ф. Лосева: «Сим вол есть отражение или, говоря общо, функция действительности, способная разлагаться в бесконечный ряд членов, как угодно близко отстоящих друг от друга и могущих вступать в бесконечно разнообразные структурные объеди нения. Символ есть не просто функция или отражение действительности и не какое попало отражение, но отражение, вскрывающее смысл отражаемого».

Диалогический характер символа делает его особенно пригодным для эффективной коммуникации, позволяя передавать то содержание, к воспри ятию которого субъект расположен, и оставляя возможность увидеть в нем нечто новое, вернуться к нему позднее. По словам Э.Сепира (с которыми со лидарен и диссертант): «Фактически вся культура, равно как и поведение ин дивида, тяжело нагружены символизмом».

Однако, по мнению автора диссертации, нужно быть крайне осторож ным в попытке рационализации процесса понимания (постижения) смысла, ибо в художественном творчестве обязательно присутствует определенная и достаточно большая доля хаоса, и это естественно. Именно это оставляет сво боду для творчества и здесь совершенно прав Ф. Ницше, который писал:

«Нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду».

С использованием материалов художественного творчества в диссерта ции показано, что явление «лингвистической сингулярности» и ярко выра женная индивидуальная временная трансспектива могут выступать в качестве особенностей трансформации образа и знака в художественном творчестве.

Такое обращение к методологии анализа трансляции знания при характери стике художественного творчества объективно необходимо, так как позволяет учитывать и использовать многочисленные методологические разработки раз личных наук в этой области.

Во втором параграфе «Особенности трансформации образа и знака в различных профессиональных общностях» автор исследует особенности мышления, связанные с профессиональной деятельностью, отмечая при этом, что они выявляются не только на уровне осмысления узкопрофессиональных задач, но и на уровне понимания философско-мировоззренческих проблем, что имеет прямое отношение к проблемам трансляции знания из одной про фессиональной общности в другую и рассмотрения особенностей трансфор мации образа и знака при подобном переносе.

Диссертант отмечает, что продукты художественного творчества при переносе знания из одной области в другую занимают уникальное место, они доступны абсолютно всем, невзирая на сферу профессиональной деятельно сти.

В диссертации показано, что в процессе создания художественного про изведения художник решает множество задач, не относящихся к самому предмету изображения. Он занимается поиском выразительных средств, цве тового, композиционного, пластического решения. Следует особо подчерк нуть, что основным материалом творческого мышления, из которого оно «ле пит» свой продукт, служат образы. В частности для профессионального мыш ления поэта, художника, музыканта огромное значение имеет чувство мате риала, рисунка действия, чувства партнера, чувство композиции и многое дру гое. Они служат основой для выработки осмысленной программы, осмыслен ного руководства событиями. Во многих случаях, особенно у опытнейших профессионалов, не только орудия труда ощущаются человеком как его соб ственные органы.

Основываясь на анализе работ С. Эйзенштейна (представление о «мон тажном» мышлении кинорежиссера), Ю. Слонимского (идея «сделать танец образом мышления всех мастеров балетного театра»), а также анализе анало гичных рассуждений музыковедов, которые отмечают, что существует особый музыкальный язык, есть своя логика в музыкальных произведениях, диссер тант выделяет то обстоятельство, что в процессе творчества участвуют, осоз нано или нет, все познавательные потенции человека, а не только слух у му зыканта или зрение у художника.

Жизнь человека состоит не только в познании мира, но и в постоянном его истолковании, переосмыслении. При этом определение человеком того времени, общества и среды, в которой он живет, идет двумя основными путя ми.

Первый из них опирается на анализ обобщенных фактических данных, характеризующих данное время, общество или среду. Второй путь основан на восприятии времени, общества или среды через их переживание. Если первый путь принято характеризовать как теоретический, то второй называют семио тическим (Г.Кнабе). Если речь идет о понимании истории и культуры, то нужно учитывать оба указанных подхода. Но в случае с изучением и осмыс лением культурных процессов как процессов коммуникации между профес сиональными общностями на первый план выходит второй подход (работы Ч.

Пирса и Ч. Морриса, У. Эко, Ю.Н. Лотмана).

В связи с этим автор посчитал возможным определить некоторые свой ства знака, в которых запечатлены познавательные возможности, недоступные другим методам исследования. Это стало возможным благодаря привлечению художественных текстов.

Одна из особенностей знака состоит в том, что знак возникает и понача лу функционирует в рамках ограниченной социокультурной группы. Другая особенность знака состоит в способности быть фиксированным в связи с оп ределенной исторической эпохой, временем, и читаться через некоторые кор реляции с ними. Третью особенность знака можно обозначить как «динамизм знака», которое заключается в его движении сквозь время, свойство, всегда заданное знаку по его природе (индивидуальная временная трансспектива). И, наконец, четвертая особенность знака – единство в нем объективной карти ны мира и личного переживания.

В диссертации показано, что исследователи искусственного интеллекта в 80-е годы ХХ века, изучавшие пути формализации естественного языка в целях возможности моделирования или имитирования мыслительной деятель ности определили специальное как свойство естественного языка, заключаю щееся в способности создавать штампы, то есть обращаться в искусственный язык. Слог художественного творчества и представляет собой, по мнению ав тора диссертации, то специальное свойство естественного языка, которое с успехом может использоваться в сфере межпрофессиональной коммуникации.

В третьем параграфе «Видоизменение продуктов художественного творчества в разных языковых средах» рассматриваются вариации образа и знака в разных языковых средах.

В диссертации отмечается, что сегодня, когда межкультурная коммуни кация стала неотъемлемой частью нашей жизни, проблема понимания «чу жой» культуры, «чужого» языка является одной из наиболее актуальных в теории и практике межкультурной коммуникации. Собственно ее интенсивное развитие и вызвано необходимостью осмысления современного мира как сложной поликультурной среды, где культуры вынуждены как никогда рань ше весьма динамично взаимодействовать.

Межкультурные контакты или «ситуации взаимодействия» могут быть как непосредственными (прямыми), то есть без межъязыкового посредничест ва – перевода, так и опосредованными, т.е. через перевод, который представ ляет собой, с одной стороны, один из самых действенных инструментов меж культурного общения, а с другой стороны, как и любое посредничество, уве личивает смысловые «потери», неизбежные при любой коммуникации.

Как известно, в переводе различают две ситуации: перевод в условиях наличия закономерных переводных (языковых и культурных) соответствий и перевод в условиях отсутствия таких соответствий. Последняя относится к тем ситуациям, в которых «разрыв в опыте людей» очевиден, и где «автома тизм понимания перестает действовать», так как иноязычное слово не находит «нужной клавиши духовного инструмента» у воспринимающего речь и не вы зывает в нем соответствующего понятия. Очень часто причиной переводче ского непонимания является непонимание именно чужой культуры, невоз можность раскодировать все культурные смыслы, скрытые за конвенциональ ными языковыми знаками. Такого типа ситуация может быть с полным пра вом названа герменевтической, где главной проблемой является проблема по нимания, точнее понимание непонимания.

Диссертант солидаризируется с Г. Гачевым и С. Флориным, которые считают, что, вступая в контакт с чужой культурой, полезно «исходить из пре зумпции непонимания» (Г. Гачев), и что одна из труднейших задач перево дчика заключается как раз в том, чтобы «понять, что ты чего-то не понима ешь» С. Флорин). В диссертации на примере переводов М.И. Цветаевой из ранней лирики Ф.Г. Лорки показано одно из возможных решений данной про блемы, которое основывается на гармоничном сочетании продуктивного и ре продуктивного при трансляции смысла в процессе перевода с одного языка на другой.

По мнению диссертанта, одним из наиболее интересных аспектов трансформации образа и знака в художественном творчестве является переда ча стилистических приемов на принимающем языке. Большинство лингвистов и специалистов в области философии языка подчеркивают необходимость со хранения образа оригинала в переводе, справедливо считая, что, прежде всего, переводчик должен стремиться воспроизвести функцию приема, а не сам при ем. В теории перевода важную роль играет сравнительное определение объе ма образной информации подлинника и перевода. Если семантическая основа образа подлинника передана точно, то результатом явится адекватный языко вой образ на принимающем языке и его адекватное смысловое содержание.

Это можно проиллюстрировать теми случаями в переводе, когда из-за невоз можности сохранить метафорический образ используется только смысловое его содержание с целью выполнения хотя бы номинативной функции.

В тексте как вербальном объекте создается своего рода «нормирующий код» (Ю.М. Лотман), то есть складывающаяся по ходу формирования текста программа его интерпретации. Эта программа, отражающая код, характер и глубину рефлексии «идеального» читателя текста (по И.Г. Богину) формиру ется в нем с помощью различных лингвистических способов и средств – сиг налов адресованности. При переводе в силу интерпретационных и собственно лингвистических расхождений сигналы адресованности оригинала могут пре терпевать ряд изменений, и, следовательно, программа интерпретации, впи санная в оригинальный текст, в переводном художественном тексте неизбеж но корректируется, частично воссоздаваясь и как бы создаваясь вновь.

Если же обратиться к философско-культурологическому аспекту данной проблематики, то следует сказать о типах социального кодирования. М.К.

Петров с их помощью исследует картину воспроизводства культурных тради ций. В контексте исследования особенностей трансформации образа и знака в художественном творчестве для понимания невербальных структур сознания внимание диссертанта привлекает лично-именной и профессионально именной типы социального кодирования.

Первый тип социального кодирования обеспечивается простым воспро изводством: действия отрабатываются в имитациях-тренировках, им присуща малая инерционность, значительная точность и эффективность.

Во втором типе основным транслятором навыков является семья, а ин тегратором профессиональной деятельности служит кровнородственный при знак. Все члены профессии-группы через систему наследуемых межсемейных контактов “делают одно и то же”. Наглядно-подражательные схемы опирают ся на авторитет, на веру в священность и непреложность предлагаемых прие мов (текстов).

Положения о типах социального кодирования М.К. Петрова созвучны с вводимым диссертантом понятием социокультурных маркеров. Отличие их состоит в том, что социальное кодирование связано с изменением внутренней структуры субъекта, при маркировании же такого изменения структуры не на блюдается. При маркировании сами субъективные восприятия, особая уста новка сознания становятся той конституирующей силой, которая придает очертания целостности разнородным событиям, независимо от того, удалены они в пространстве и времени или же вовсе не связаны друг с другом. Отсюда неожиданные ассоциации, образы. В диссертации показано, что художествен ное воображение может руководствоваться даже “мелодией слова” (В. Брю сов), помогающей переводу стихов. Используя “игру скольжения” (Ю.Н. Лот ман), художник привносит в создаваемый образ смысловую неординарность, символы, загадки.

Автор диссертации заключает, что при мастерском переводе и профес сиональной организации коммуникативных процессов, несмотря на различие и трансформацию образов и знаков, различие культур и языков, возможно достаточно полное сохранение смысла. Другое дело – это поиск методик, как это сделать в различных сферах: в переводческой деятельности, в рекламной кампании, в предвыборной агитации и т.д.

В завершение рассмотрения видоизменений продуктов художественного творчества в разных языковых средах диссертант приходит к выводу о том, что увеличения индивидуальной информационной вместимости человек мо жет достичь и за счет интенсивного межкультурного обмена, так в этом слу чае личность имеет больше шансов выразить мир как целое, мир в целом. В этом смысле выявленные особенности трансформации образа и знака в худо жественном творчестве показывают нам путь достижения как универсально сти, так и увеличения индивидуальной информационной вместимости.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, формулируются ос новные выводы и намечаются возможные пути дальнейшего исследования со циокультурных маркеров и особенностей трансформации образа и знака в ху дожественном творчестве.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Основные положения диссертации отражены автором в следующих публикациях:

1. Канц Н.А. Трансформация образа с целью сохранения смысла в ху дожественном творчестве // Философско-мировоззренческие основания един ства естественнонаучного и социогуманитарного знания в прошлом и настоя щем: Материалы 46 научно-методической конференции преподавателей и студентов СГУ «ХХI век - век образования». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001.

- С.64-66. (0,15 п.л.).

2. Канц Н.А. Особенности трансформации образа и знака в музыке // Философия науки, культуры, языка: Материалы 47 научно-методической кон ференции преподавателей и студентов СГУ "Университетская наука - регио ну". – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. – С.91-97. (0,45 п.л.).

3. Канц Н.А. К вопросу о смысле "смысла" // Философские науки: Ма териалы 47 научно-методической конференции преподавателей и студентов "Университетская наука - региону". – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. - С.14 17. (0,25 п.л.).

4. Канц Н.А. О некоторых свойствах знака в литературном художест венном творчестве // Философия культуры, науки, языка // Материалы 48 на учно-методической конференции преподавателей и студентов "Университет ская наука - региону". – Ставрополь, 2003. - С.3-5. (0,15 п.л.).

5. Канц Н.А. К проблеме определения понятий "знак", "символ", "об раз", "смысл" в научном познании // Философские проблемы культуры, поли тики и права: Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. - С.87-98. (0,6 п.л.).

6. Руснак Н.А. Формы трансляции смысла в рекламных текстах печат ных средств массовой информации // Философские проблемы культуры, поли тики и права: Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. - С.98-99. (0, 1 п.л.).

7. Руснак Н.А. О переводе "перевода" // Философские проблемы куль туры, политики и права: Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. - С.99-101. (0,15 п.л.).

Изд. лиц. № 020061 от 9.10.1996 Подписано в печать.11. Формат 60х84 1/16 Усл.печ.л. 1,38 Уч.-изд.л.

1, Бумага офсетная Тираж 100 экз. Заказ Отпечатано в Издательско-полиграфическом комплексе Ставропольского государственного университета.

355009, Ставрополь, ул. Пушкина,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.