WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького»

Научный консультант:

Полетаева Елена Альбертовна доктор филологических наук

, профессор В.В. Блажес

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, доцент ЖИТИЕ НИКОДИМА КОЖЕОЗЕРСКОГО С.В. Минеева В ДРЕВНЕРУССКОЙ АГИОГРАФИЧЕСКОЙ кандидат исторических наук, доцент А.Т. Шашков ТРАДИЦИИ

Ведущая организация:

Сыктывкарский государственный университет 10.01.01. - русская литература

Защита состоится « 3 » февраля 2006 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.286.03 по защите диссертаций

АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени доктора филологических наук при диссертации на соискание ученой степени Уральском государственном университете им. А.М. Горького, по адресу:

кандидата филологических наук 620083, г. Екатеринбург, К-83. пр. Ленина, 51, комн. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

ЕКАТЕРИНБУРГ –

Автореферат разослан « » 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор филологических наук, профессор М.А.Литовская житие», вошедшее в состав одного из списков пространного жития3.

Житие Никодима Кожеозерского принадлежит к числу Автором же Пространной редакции, на его взгляд, был Боголеп Львов.

агиобиографий о пустынножителях Русского Севера XVII в. Памятник Л.В. Соколова в энциклопедической статье о ЖНК, составленной для повествует о преподобном Никодиме, постриженике Чудова монастыря, «Словаря книжников и книжности Древней Руси», в вопросах, который, «возгоревшись желанием безмолвствовать», уходит к касающихся авторства жития и его редакций, солидарна с В.О.

«Студеному морю-окиану» на пустынножительство. Построив келью «в Ключевским, считая «ошибочным» мнение Никодима (Кононова) о том, меру единого человека» у реки Хозьюги, отшельник в молитвенном что составителем Краткой редакции был Иоанн Дятлев.

уединении проводит 36 лет. Лишь за полтора месяца до своей кончины Исследовательница датирует появление Краткой редакции (если ее автор пустынножитель от «старости и изнеможения» переселяется в – Боголеп) временным отрезком 1640 – 1648 гг., считая, что на ее основе расположенный неподалеку от пустыни Кожеозерский монастырь, где в 1684/1685 г. было составлено пространное житие. Называя шесть умирает 3 июля 1639 г. После смерти старец Никодим почитается как списков Жития Никодима (четыре – Краткой редакции и два – покровитель обители и чудотворец, над гробом которого происходит Пространной), Л.В. Соколова констатирует, что к моменту написания множество исцелений. В монастыре на Коже, где упокоились мощи словарной статьи отсутствует сколько-нибудь удовлетворительное святого, составляются его жизнеописания. Житие Никодима текстологическое исследования списков памятника4. Ситуация с Кожеозерского – памятник, вобравший в себя традиционные и новые для изучением истории текста памятника не изменилась до сих пор. Е.А.

древнерусской агиографии представления о святости и пустынном Рыжова в новейшем исследовании (2005 г.) вторит высказыванию житии. Л.В.Соколовой (1992 г.), отмечая, что «ни одна из текстологических Степень изученности. Памятник привлек внимание таких концепций» памятника на сегодняшний день «не является исследователей житийного жанра, как В.О. Ключевский (1871 г.), И.А. исчерпывающей»5. Поэтика Жития Никодима Кожеозерского Яхонтов (1881 г.), Н.И. Барсуков (1882 г.), иеромонах Никодим практически не изучалась, не считая лишь незначительных наблюдений, (Кононов) (1900 г.), Л.А. Дмитриев (1972 г.), Л.В. Соколова (1992 г.) и сделанных И.А. Яхонтовым6 и Л.А. Дмитриевым7, рассматривавшими др. В.О. Ключевский1 выделил две редакции Жития Никодима памятник в ряду других севернорусских житий. Таким образом, Кожеозерского (далее: ЖНК) по двум спискам: Краткую, актуальность исследования обусловлена тем, что на данный момент в «первоначальную записку» о святом, и Пространную, более позднюю, должной степени не прослежена литературная история ЖНК (бытование «риторически украшенную». По мнению исследователя, составителем в списках и редакциях) в ее связи с древнерусской агиографической Краткой редакции был инок Боголеп Львов, постриженик Кожеозерского традицией. Вопросы текстологии Жития Никодима Кожеозерского, монастыря, ибо о Боголепе, как об авторе «повести о Никодиме», писал авторства и художественных особенностей, лишь отчасти поднятые келарь Троице-Сергиева монастыря Симон Азарьин в составленном им исследователями, остаются открытыми. Необходимость специального «Житии архимандрита Дионисия». Иеромонах Никодим (Кононов), изучения памятника определила ход наших изысканий.

посвятив свою работу2 изучению истории церковного почитания святого Предмет исследования: Житие Никодима Кожеозерского в ряду Никодима, продолжил начатое В.О. Ключевским историко-литературное севернорусских преподобнических житий (традиции и новации).

исследование памятника. Иеромонах Никодим ввел в научный оборот и опубликовал два варианта Краткой редакции (один из которых виршевый) и Пространную редакцию жития (по древнейшему списку). К числу авторов ЖНК, кроме Боголепа, исследователь причисляет Иоанна РНБ, Соловецкое собр., 182/182.

Дятлева, в постриге – иеромонаха Иакова. По мнению ученого, Иоанн Соколова Л.В. Житие Никодима Кожеозерского // Словарь книжников и книжности Дятлев составил Краткую редакцию памятника и «Сказание о списавшем Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч.1: А – З. СПб., 1992. С. 374 – 377.

Рыжова Е.А. Виршевые редакции севернорусских житий // Русская агиография.

Исследования. Публикации. Полемика. СПб., 2005. С. 210-211.

Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник. СПб., 1871. С.

334-335. Яхонтов И.А. Жития святых северно-русских подвижников Поморского края как Никодим, иеромонах (Кононов). Преподобный Никодим, пустынножитель Хозьюгский, исторический источник (По рукописям Соловецкой библиотеки). Казань, 1881. С.188-195.

чудотворец Кожеозерский. СПб., 1900. Дмитриев Л. А. Жанр севернорусских житий // ТОДРЛ. Л., 1972. Т. 27. С. 181-202.

3 Объектом исследования является книжно-рукописная традиция текстологический, историко-сравнительный, типологический, изучаемого памятника в контексте переводной и древнерусской сопоставительный анализы.

агиографии. Основные научные результаты. В диссертации подробно Цель исследования: основываясь на известных науке и вновь прослежена литературная история ЖНК в контексте древнерусской найденных списках, исследовать литературную историю Жития агиографической традиции, дан текстологический и сопоставительный Никодима Кожеозерского в ее связи с агиографической традицией. Для анализ Пространной и Краткой редакций памятника на основе ранее достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: известных и пяти новонайденных списков. В результате 1. Дать аналитическую характеристику феномена текстологического анализа списков памятника удалось выделить три пустынножительства, его истоков и отражения в раннехристианской и варианта Краткой редакции памятника (по девяти спискам), три византийской литературе, севернорусской агиографии и Пространные редакции (по трем спискам) и одну Особую редакцию старообрядческих сочинениях. Вскрыть освещение темы «пустынного ЖНК (по одному списку). Сопоставительный анализ КР и ПР показал, жития» в древнерусских памятниках через характерные мотивы – любви каким образом шло редакторское расширение текста. Основываясь на к безмолвию, пустынных «страхований и соблазнов», преображения результатах сопоставления Службы Никодиму Кожеозерскому с пространства пустыни, послушания диких зверей пустынным отцам, текстами КР и ПР, мы предположили, что ее составители использовали встречи «списателя» с пустынножителем, погребения отшельника. некую иную – «промежуточную» (между Краткой и Пространной) 2. Провести текстологический анализ списков Жития Никодима редакцию. Наблюдение над поэтикой ЖНК выявило в тексте памятника Кожеозерского в его Краткой (далее: КР), Пространной (далее: ПР) и наличие традиционных для древнерусской и переводной агиографии Особой (далее: ОР) редакциях, привлекая неизвестные ранее списки житийных мотивов, использование автором новых, характерных для памятника. Выявить особенности соотношений между редакциями. литературы XVII в., принципов изображения человека и окружающего 3. Сопоставить Краткую редакцию памятника с I Пространной его мира.

(далее: I ПР), а так же последнюю со II Пространной редакцией (далее: II На защиту выносятся следующие положения:

ПР). Выяснить, в каком направлении шло распространение текста.

1. Идея пустынножительства актуализируется в русском обществе Определить, на основе какой редакции ЖНК была составлена Служба XVII в. и находит свое отражение в агиографии. Мотивы святому Никодиму.

пустынножительства – традиционные для преподобнических житий, как 4. Рассмотреть Житие Никодима Кожеозерского в контексте правило, в этом типе агиобиографии переходят в мотивы строительства древнерусской агиографической традиции, выявить поэтические нового монастыря. Житие Никодима Кожеозерского – памятник, особенности изучаемого памятника: исследовать соответствие структуры повествующий о Хозьюгском пустынножителе, – яркий пример чисто произведения общей схеме преподобнического жития, проанализировать отшельнического жития, составленного на русском материале.

традиционные и новаторские житийные мотивы.

2. Мы даем литературную историю памятника через текстологию известных нам на сегодняшний день 13 списков и выделяем три варианта Научная новизна. В диссертации впервые представлена литературная Краткой редакции (Первоначальный, Проложный и Виршевый), три история Жития Никодима Кожеозерского в ее связи с древнерусской Пространных редакции (I ПР, II ПР и III ПР) и одну Особую редакцию агиографической традицией.

памятника8.

3. Соотношение I Пространной и Первоначального варианта Краткой Теоретическая основа исследования. В теоретических положениях редакции памятника показало, каким образом происходило мы руководствовались традицией изучения древнерусской агиографии, редактирование текста: как расширялся материал, какие мотивы КР заложенной в трудах В.О.Ключевского, Д.С. Лихачева, Л.А. Дмитриева и других исследователей отечественной книжно-рукописной культуры. В своих изысканиях мы учитывали и всевозрастающий научный интерес к Введенная в научный оборот Е.А. Рыжовой рукопись (РНБ, ОСРК, Q.I. 1390, 30- е гг.

XVIII в.), дополняет нашу текстологическую картину тремя новыми списками Жития памятникам «малых книжных центров». В работе применялись Никодима: Виршевого и Проложного варианта КР (2 списка), и I ПР (1 список) (см.:

Рыжова Е.А. Виршевые редакции севернорусских житий. С.212).

5 получили наибольшее развитие в пространном житии и т. п. В целях Приложении даются тексты II Пространной редакции Жития Никодима выяснения, текст какой редакции ЖНК мог использоваться при Кожеозерского (по рукописи РНБ, Соловецкое собр., 182/182) и трех составлении канона и стихир Никодиму сербскими авторами вариантов Краткой редакции памятника (по изданию Пролога 1661- митрополитом Гревенским Макарием и аввой Феодосием для его гг. и рукописям: РГБ, Синодальное собр., 850;

БАН, Архангельское канонизации (1661-1662 гг.), мы сопоставили Службу святому Никодиму собр., Д.405). Общий объем диссертации 243 с. Основной текст 185 с., с Первоначальным вариантом КР и I ПР памятника. Сопоставительный Приложения – 58 с.

анализ показал, что кроме Краткой редакции, известной составителям Содержание диссертации Службы, был использован и некий, более расширенный вариант жития – Во введении характеризуются итоги изучения Жития Никодима «промежуточный» между Краткой и I Пространной редакциями. Кожеозерского, дано обоснование выбора темы, ее актуальности и Основное отличие этого «промежуточного» варианта памятника от научной новизны, сформулированы основные цели и задачи Краткой редакции, на наш взгляд, могло заключаться в наличии в нем диссертационного исследования.

эпизодов пустынного жития, столь необходимых для составления Первая глава посвящена теме «пустынножительства» в Службы отшельнику, отсутствующих в КР памятника. древнерусских памятниках. Особое внимание в ней уделено истокам русского «пустыннолюбия», восходящим к образам Священного Писания 4. Анализ поэтики текста Житие Никодима Кожеозерского показал и переводной агиографии. Примеры уединенного пустынножительства тесную связь памятника с древнерусской традицией преподобнического были известны уже в пророческом институте древнего Израиля.

жития, выявил новаторские для этого типа агиобиографии особенности, Евангельская пустыня – не только место совершения чудес, очищения и характерные для русской литературы переходного (от средневековья к встречи с Богом, но и место искушений от дьявола и борьбы с ним.

новому времени) периода. ЖНК в кругу агиографических памятников Христос делает пустыню пространством проповеди и усиленной выделяется усилением отшельнических мотивов и темы старчества молитвы: «и оутро, нощи сущей зело, востав, изыде, и иде в пусто место, духовничества. Мемуарно-документальный характер повествования и ту молитву деяше...»9. Это указание Спасителя на уединение в «пустом обусловил мозаичность структуры произведения.

месте», как необходимое условие «пребывания в Боге», по сути, было толчком к появлению иночества: «Се бо Господь сам место молитве в Апробация работы Основные выводы диссертации докладывались и обсуждались на пустыни и в горе на уединение показуя учеником своим…и ты убо, аще не научных семинарах Отдела истории книги Центральной научной бежиши с пребывания человеческаго, вскоре лишишися Бога. Любящим подобает пустыню и уединенных мест со усердием достигати»10.

библиотеки УрО РАН и конференциях: «Устные и письменные традиции в духовной культуре народа» (г. Сыктывкар, май, 1990 г.);

«380 лет В агиографии обнаруживаем продолжение развития темы восстановления российской государственности» (г. Екатеринбург, март, «пустынного жития». Первое из житий – Житие Антония Великого, было отшельническим. Необходимым моментом в повествованиях о 1993 г.);

«Этнокультурная история Урала XVI-XX вв.» (г. Екатеринбург, ноябрь – декабрь, 1999 г.);

«Человек и общество в информационном египетских пустынножителях являлся рассказ о встрече отшельника с измерении» (г. Екатеринбург, январь, 2001 г.), «VI Уральские «достойным мужем», достигшим той меры совершенства, которой еще не достиг он сам. Встреча двух пустынножителей была кульминационным археографические чтения» (г. Екатеринбург, октябрь, 2003 г.).

моментом повествования: один отшельник спрашивал у другого, как долго тот подвизался в пустыне, чем питался, каковы были бесовские Практическая ценность диссертации:

Материалы диссертации могут быть внедрены в вузовскую практику нападения, как подвижник справлялся с искушениями. Для ранней преподавания истории древнерусской литературы XI-XVII вв., а также агиографической традиции в целом характерна подобная форма повествования, которая, на наш взгляд, во многом определялась использованы в разработке историко-литературных спецкурсов по агиографии и книжности Древней Руси. структурой древних преданий и легенд, столетиями бытовавших устно в Структура работы.

Диссертация состоит из Введения, четырех глав, Заключения. К ней Мр. 1: 35.

прилагается список сокращений и список использованной литературы. В Выписка из «Зерцала Мирозрительного» (ЛАИ УрГУ, XV. 18 р / 60, л. 167).

7 монастырях Палестины и Египта в IV-VII вв. Этот монастырский что рассказчик знал отшельника при его жизни, и свидетельства очевидцев «фольклор» позднее был закреплен в литературной традиции. Среди смерти святого. Так, автор КР Жития Никодима Кожеозерского сообщает, подобных житий – жизнеописания Онуфрия Великого (конец IV в.) и что беседовал с отшельником за семь месяцев до его кончины. В ПР ЖНК Марии Египетской (VII в.). Авва Пафнутий, автор Жития Онуфрия имеет место рассказ свидетеля последних часов старца – Иоанна Дятлева, Великого, уходит «в пустыню глубочайшую» с той же целью - «видети, «послужившего» Никодиму перед смертью. В Житии Зосимы и Савватия аще есть тамо некий инок, паче мене работай Господеви», чтобы Соловецких вводится эпизодический персонаж - новгородский купец «улучити и прияти» пользу душе11. Агиографы указывали на Иоанн, который оказался свидетелем последних часов старца Зосимы и Божественную предопределенность встречи с отшельниками. Бог совместно с Выговским игуменом Нафанаилом участвовал в погребении посылал одного святого к другому перед его смертью для того, чтобы пустынножителя. В Житии Диодора Юрьегорского говорится, что достойный мог погрести тело более достойного и пропеть над ним Диодору, часто посещающему соловецких пустынножителей, приходилось погребальные песнопения. Автору же предназначалось поведать миру о «преставившихся Богу» отшельников «своима погребати рукама»14.

жизни отшельника. Так, Онуфрий Великий, предчувствуя свою кончину, Как Житие Антония Великого было образцом для составителей обращается к Пафнутию: «Бог, иже всемъ есть Милосерд, посла тя ко биографии преподобных и отцов пустынников на Востоке, так, мне, да погребеши тело мое…»12. Неслучайно святой Онуфрий запрещает несомненно, Житие Сергия Радонежского послужило примером для Пафнутию оставаться более в пустыне, отсылая его назад в монастырь: написания преподобнических агиобиографий на Руси. Однако эти жития «Чадо, не того ради послал еси от Бога в пустыню сию, да в ней нельзя охарактеризовать только лишь как пустынножительные. Ведь пребываеши…иди убо, чадо, в Египет ко своему монастырю и к прочим и преподобный Сергий для русского иночества был образцом не только поведай, яже в пустыне видел и слышал еси»13. Патриарх Иерусалимский уединившегося монаха-безмолвника, но, что очень важно, игуменом, Софроний, автор жития преподобной Марии, в повествовании также духоносным отцом для множества учеников («в пениих, бдениих и использует мотивы встречи и погребения, характерные для житий пощениих образ быв твоим учеником»15). Так и Антоний Великий собрал египетских отшельников. вокруг себя многочисленное иночество. В этом и заключается парадокс:

Если в переводных памятниках мотивы ухода автора (рассказчика) инок, ищущий безмолвие, уходит в пустыню, а через некоторое время жития в пустыню с целью обрести «мужа совершенна», встречи с обретает вокруг себя множество монахов. «Пусто место» становится пустынножителем и погребения одного отшельника другим являлись монастырем – «градом».

сюжетообразующими, то в древнерусской агиографии эти мотивы Мотив пустыннолюбия присутствует практически во всех встречались чрезвычайно редко и не несли какой-либо фабульной преподобнических житиях. От него берут свое начало мотивы «ухода в нагрузки. Зачин египетских житий отшельников предполагал образ пустыню» и жительства в ней («созидание духовного града»). Уход «во автора-рассказчика, достаточно преуспевшего в монашеском делании, внутреннюю пустыню» означал для инока не только и не столько задавшегося вопросом есть ли кто, подобный ему в подвиге. Именно определенный вид подвижничества, но особое состояние души - рассказчик встречается с отшельником, именно он слышит от святого готовность к «сугубому» подвигу. Молитвой, подвигом воздержания, историю его жизни, он же по смерти погребает тело пустынножителя и чистотой он «освящал» нечистое первоначально пространство (остров, составляет его житие. В древнерусской же традиции автор, лесной участок), заселенное бесами или диким, нехристианским придерживаясь самоуничижительной манеры повествования, скромно народом16. Жизнь отшельника в пустыне имела два этапа. Первый умалчивает о своем подвижничестве – аскезе. заключался в борьбе с бесами за пустынное место, как правило, Однако и древнерусские агиографы, пытаясь подражать переводным заканчивающийся победой над ними. Второй этап был связан с литературным образцам, вводили в сюжетную канву мотивы встречи и внутренним преображением – достижением предела безмолвия – погребения. В отечественных житиях можно найти и упоминание о том, «пребывания в Боге» (обожения). Многолетняя духовная борьба 11 Житие Онуфрия Великого (ЛАИ УрГУ, XV. 18 р / 60, л. 204 об.). Житие Диодора Юрьегорского (БАН, Архангельское собр., Д. 260, л. 10 об.).

12 Там же, л. 210 об. Тропарь преподобному Сергию Радонежскому.

13 Там же, л. 211. В Житии Трифона Печенгского «непроходная земля» символизирует лопарский народ.

9 подвижника изменяла и сам облик пустыни. Неслучайно пустыня в Вторая глава посвящена текстологическому исследованию Краткой литургической поэзии (и под ее влиянием в духовных стихах) и Пространной редакций памятника и состоит из двух параграфов. В уподобляется Раю, где звери, живущие окрест нее, ведут себя подобно первом параграфе рассматриваются списки Краткой редакции Жития «эдемским тварям». Никодима в книжно-рукописной традиции XVII-XIX вв. Все указанные в Пустынножительство к концу XVI – началу XVII в. становится Л.В. Соколовой в «Словаре книжников» списки памятника относятся к распространенным явлением на Поморском Севере, и в последнем веке одному варианту КР (мы обозначили его как Первоначальный вариант - русского средневековья тема «ухода в пустыню» начинает доминировать далее: А), который в рукописной традиции имеет название: «О в житийном жанре. Тип святого пустынножителя-исихаста выходит в отшельнице авве Никодиме» и начинается со слов: «Сей Никодим агиографии на первый план, как наиболее близкий по духу родился близ града Ростова…». К этому варианту относятся четыре севернорусскому монашеству образец крайней аскезы и самоотречения. списка: ГИМ, Синодальное собр., № 850, 1646-1652 гг., л. 531 – 533;

Отцы-отшельники, некогда первыми вселившиеся в «пусто место», по БАН, Архангельское собр., № 233, 1662 г., л.563-565;

ГИМ, собр.

смерти начинают почитаться как покровители обителей, выросших из Уварова, № 716, 1662 г., л.180-187;

РНБ, собр. Погодина, № 1549, 1829 г., основанных ими пустыней. Редко какой монастырь не имел письменного л. 63-64.

предания о своих святых патронах. В рукописной традиции бытовал и вариант КР, восходящий к статье о «Уход в пустыню» сыграл во времена церковного Раскола XVII в. Никодиме, опубликованной в Прологе 1661-1662 гг. к моменту существенную роль в выработке сторонниками «древлего благочестия» канонизации святого. Этот, обнаруженный нами, Проложный вариант собственной идеологии «пустынножительства». Эта идейная установка ЖНК (далее: вариант Б) озаглавлен: «Месяца июля в 3 день преставление позволяла дать положительный ответ на вопрос о спасении души вне преподобнаго отца нашего Никодима»19 (Нач.: «Сей преподобный отец Таинств Церковных (главным образом, Причастия) через наш Никодим родися близ града Ростова…»). Нами введены в научный «добродетельное житие» в пустыне. Ссылаясь на жития святых, долго оборот следующие списки варианта Б: БАН, собр. Плюшкина, № пребывавших в пустынных местах и не имевших возможности «вкушать (38.4.40), XVII в., л. 302 об.-304;

РНБ, собр. Погодина, № 831, вторая Тело Христово», староверы отмечали важную для себя мысль - половина XVII в., л. 427 об. – 430 об.;

НБ Сыкт.ГУ, Усть-Цилемское возможность благодатного просвещения и спасения вне Таинства собр., № 246, XVII в., л. 118-118 об.;

РНБ, собр. Тиханова, № 473, XVIII Причастия: «Сице мнози пустынницы, далече от Вселенныя живуще, в., л. 37-39.

церкве и священников не имуще, устнама Святых Тайн причаститися не Источником для проложной статьи о преподобном Никодиме, по имеяху, обаче верою и житием добродетельным присно оных благодать нашему предположению, мог послужить список жития из рукописи, имеяху»17. В старообрядческой книжно-рукописной традиции XVII-XIX принадлежавшей справщику Печатного двора Никифору Семенову вв. тема пустынножительства занимала одно из существенных мест. (ГИМ, Синодальное собр., № 850), датируемой 1646-1654 гг. Пустынножительством, в глазах староверов, не только начиналась, но и Представляет интерес и то, что в составе сборника находились еще две должна завершиться святость: святые, по пророчествам, «не иссякнут, но статьи, появившиеся впервые в издании Пролога 1661-1662 гг.21: Текст А скроются» от людей. Одним из таких «последних» святых для КР Жития Никодима вошел в Пролог уже со значительными поправками, старообрядцев явился преподобный Никодим, Хозьюгский отшельник, поскольку Хозьюгский пустынник представал перед читателем в новом «предвестник» пустынножительства «конца времен». Интересно, что статусе – причисленным к лику общерусских святых. Так, в проложной преподобный Никодим завершает «Список святых … умерших в древлеправославном благочестии»18, бытовавший в старообрядческой В самом же издании Пролога он называется иначе: «В той же день (3 июля. - Е.П.) рукописной традиции.

преподобнаго отца нашего Никодима Кожеозерскаго» и начинается со слов: «Сей преподобный Никодим родися близ града Ростова в веси Иванькове».

Этим временным отрезком мы обозначили нижнюю хронологическую границу составления Первоначального варианта КР (А).

ЛАИ УрГУ, XVII 67 р / 4019, л. 43 об. – 44 об. «Пренесение мощей иже во святых отца нашего Филиппа митрополита, нового Список Российских святых входил в состав «Извещения святыя правыя христианския исповедника» (9 июля) и «Сказание о Ризе Господней – о еже како принесена бысть от веры» (ЛАИ УрГУ, XVII 67 р / 40, л. 92) и бытовал отдельно. Аббас-Шаха в царствующий град Москву» (10 июля).

11 статье он называется уже «преподобным», тогда как в рукописях идущим за виршевым переложением25. Не исключено, что Афанатос26, варианта А – «авва» и «старец». являлся не только автором виршевого жития, но и был составителем Неслучайно, на наш взгляд, и присутствие в КР ЖНК множества «дополнений» к Службе преподобному, необходимость которых, «московских» подробностей жизни святого (встреча с двумя возможно, была вызвана обретением мощей Никодима после пожара в московскими блаженными – Ильей, предсказавшим ему пустыннический Кожеозерском монастыре в 1695 г. Примечательно, что и во втором подвиг на реке Хозьюге, и неизвестным юродивым, исцелившим Никиту списке I ПР (РНБ, ОСРК, Q.I. 1390) акростих с именем Афанатоса (имя святого в миру) от сильной многолетней боли в животе22, постриг в Сийского следует после похвального слова и молитвы над мощами Чудовом монастыре), тогда как подвижничество на Хозьюге и в святому. Вполне вероятно, что перу «списателя» принадлежат, кроме Кожеозерской обители выписано в ней достаточно скудно. В этот Виршевого варианта жития, еще и молитвы на поклонение мощам и исторический период на Руси наблюдается ярко выраженное стремление похвальное слово святому. Было бы заманчиво приписать Афанатосу и к упорядочиванию культа московских святых. В «выходе» Пролога 1661- составление Жития Никодима I ПР, так как в двух сборниках, 1662 гг.23 говорится, что в книге представлены «вкратце сложенныя» содержащих списки этой редакции, упомянуто его имя. Однако в защиту повести «чюдныя» и, в первую очередь, «российския земли великих данного утверждения у нас нет достаточных оснований.

святителей и чудотворцев московских», а также «иных градов В обозначенном параграфе нами также поднимаются вопросы благочестивыя державы». Пустынножитель Никодим прекрасно «первоначальной записки» Жития Никодима. Вариант А Краткой «вписывался» в эту концепцию своей связью с Москвой – пострижением редакции, на наш взгляд, не был самой первой письменно в Чудовом монастыре и «московскими» эпизодами своей биографии. зафиксированной информацией о святом. Об этом говорят «следы» На основе Проложного варианта КР и I ПР, по нашим наблюдениям, существования ряда других «первоначальных записок» («уверение» был составлен еще один – Виршевый вариант ЖНК (далее: В), старца Феодосия об отшельнике Никодиме, читаемое в Житии Дионисия, озаглавленный: «История, собранная во кратце, о преподобном отце погодные записи из летописи обители, «слово» (память) Иоанна Дятлева Никодиме чудотворце»24. Это стихотворное переложение жития имеет и др.). Второй параграф второй главы посвящен текстологическим близость чтений с Проложным вариантом жития: бысть ковачь железа наблюдениям над Антониево-Сийским27 и Соловецким28 списками (Б) / и тамо ковачь железа бывает (В), и существенно рознится с пространного Жития Никодима. В рукописной традиции ЖНК чтением КР варианта А и I ПР: «тамо изучися ковати гвоздия малаго». С предваряется «Сказанием о зачале Кожеозерской пустыни», I ПР памятника Виршевый вариант сближает упоминание о повествующем о старцах – Нифонте и Серапионе – основателях «благочестивых родителях» святого и эпизод прижизненного чуда Кожеозерской обители29. Исследователи уже писали о двух редакциях Никодима о спасении «ладьи от потопления», отсутствующие в Сказания, представленных в этих рукописях30. Идущие же в Первоначальном и Проложном вариантах КР. Создателем стихотворного переложения, возможно, был иеродиакон Афанатос Сийский – его имя БАН, Архангельское собр., Д. 405, л. 54 об.

прочитывается в акростихе, обозначенном как «mlenie spisatelevo», Афанатос, судя по тому, как он себя именует, вероятно, грек по происхождению. Во всяком случае, человек он весьма образованный – иеромонах Никодим (Кононов) пишет, ссылаясь на епископа Макария, что «этот же Афанасий (Афанатос. – Е.П.) изложил в Сийском монастыре Ветхий завет на греческом языке» (см.: Никодим, иеромонах Этим юродивым, на наш взгляд, мог быть Иоанн Водоносец (он же Большой Колпак).

(Кононов). Преподобный Никодим пустынножитель Хозьюгский … С. 77. Ссылка на:

Составитель КР, видимо, умышленно не называет его имени, предполагая, что читатель по Макарий, епископ Архангельский и Холмогорский. Исторические сведения об Антониево описанию узнает московского святого – водоносца («прииде к нему некий муж, нося Сийском монастыре // ЧОИДР. М., 1878. Кн. 3. С. 25).

одеяние стамъбредное … держаща сосуд мал» (ГИМ, Синодальное собр., 850, л. 531 об.). БАН, Архангельское собр., Д. 405, начало XVIII в.

Представляется любопытным то, что в сборнике Семена Никифорова есть три житийных РНБ, Соловецкое собр., 182/182, 1741 г.

повествования об Иоанне Водоносце.

Исключение составляет список РНБ, ОСРК, Q.I. 1390, не содержащий этого Сказания.

Пролог, вторая половина [март-август]. М., Печатный двор. 17.III. 1662. Л.472 - 473.

Однако первые листы этой рукописи утрачены, поэтому нельзя утверждать, что его не было Переложение ЖНК в виршах опубликовал в 1900 г. иеромонах Никодим по списку БАН, в сборнике.

Архангельское собр., Д. 405, обозначив его как стихотворный «вариант» КР (см.: Никодим, иеромонах (Кононов). Преподобный Никодим, пустынножитель Хозьюгский…С. 71-72). Рыжова Е.А.Серапион Кожеозерский // Словарь книжников и книжности Древней Руси.

Мы принимаем его терминологию. Вып. 3 (XVII в.). Ч.4: Т-Я. Дополнения. СПб., 2004. С. 708.

13 литературном конвое со Сказанием списки пространного Жития монастыре на Коже, свидетельствует и запись в конце ЖНК перед Никодима, до сих пор причислялись учеными к одной Пространной тропарем святому: «Написася 1741-го года декабря 21 дня тщаниемъ и редакции. Однако, по всей видимости, редакторская работа труды тмгрвс32 в Кожеозерском монастыре»33. Другая запись, производилась одновременно как над тестом Сказания, так и над текстом оставленная на Соловецком списке: «С подлиным читал (т.е. – сверил с ЖНК. На основе проведенного нами текстологического анализа оригиналом. – Е.П.) Иван Пешков», свидетельствует о том, что пространного жития Антониево-Сийского (далее: АС) и Соловецкого существовал еще некий «подлинный» список Жития Никодима II ПР, с (далее: С) списков было выявлено значительное число разночтений которого «тиражировались» копии.

между ними. Это позволило отнести списки к совершенно разным Кроме двух Пространных редакций имели место и более поздние редакциям: АС – к I Пространной, С – ко II Пространной редакции. переделки жития. Об этом говорит введенный нами в научный оборот Разночтения списков АС и С в основном носят стилистический характер: список XIX в. ЖНК из собрания рукописей Государственного Архива второй редактор, стремясь к архаизации текста, насыщает его церковно- Архангельской области (ГААО, 20 р Ц (542), л. 8-44 об.). Рукопись, судя славянской лексикой, вносит дополнения уточняющего характера по записи, была составлена в Кожеозерском монастыре около 1858 г.

(частицы, союзы, наречия времени и т.д.), включает многочисленные послушником Феодосием – будущим архимандритом Веркольской выписки из псалмов, на которые в I ПР указания отсутствуют. В то же пустыни. По нашим предварительным наблюдениям, данный список время редактор II ПР вводит в текст обороты, свойственные ЖНК представляет совершенно новую редакцию памятника, значительно делопроизводственным документам XVIII в.31 («в бытности уже не сокращенную по сравнению с I ПР и II ПР, стилистически имеется», «оный, прежденареченный свыше» и т.п.). Вторая ПР приближенную к языковым нормам XIX в. Мы обозначили ее как III характеризуется также наличием «Сказания о списавшем житие», Пространную редакцию, составленную на основе II ПР.

рассказа об утрате в пожаре иконы Божией Матери, предисловия к 14 Третья глава состоит из двух параграфов. В первом параграфе «посмертному» чуду, упоминанием игумена Никона (будущего представлены итоги сопоставительного анализа текстов I ПР и КР (А) патриарха) в рассказе «о прельщенном иеромонахе Феодосии» и т.д. Жития Никодима34 между собой и со Службой преподобному Никодиму.

Автор II ПР, в попытке сделать текст более понятным, вносит ряд Результат сопоставления показал, что первоначальный вариант Краткой уточнений (не по мнозем времени (АС) / не по мнозем времени по редакции (А) вошел в пространное житие уже в измененном, исцелении своем от тоя вышереченныя болезни (С) и т.п.), однако, его расширенном виде. I ПР отличается от КР (А) наличием предисловия, редакторские внедрения в текст лишь утяжеляют повествование, лишая описания жизни святого в пустыне и чудес преподобного по смерти ( текст I ПР простоты первоначального рассказа. Редактор II ПР, в целом, чудес). Предисловие к житию ПР ЖНК, как мы обнаружили, почти более добавляет лексический материал, нежели заменяет или купирует целиком заимствовано из Жития Саввы Сторожевского, текст: «напрасныя смерти» (АС) / напрасныя и злыя смерти» (С);

опубликованного в 1646 г. Московским Печатным двором (Нач.: «Яко «уединитися мира» (АС) / уединитися суетнаго мира» (С). На основании же убо царъския утвари златом украшении, со многоценным камением рассказа, в котором упоминается пожар в Кожеозерской обители 1734 г., веселят очи, зрящих…»)35. Составитель ПР вводит в текст, необходимые можно предположительно датировать составление II ПР (на основе I ПР) для более пространного повествования, указания на время и временным отрезком с 1734 г. по 1741 г. (писцовая дата на рукописи). На длительность действия («не по мнозем времени родители его наш взгляд, потребность в литературно-стилистической обработке, преставистася», «пребысть время доволно» и т.д.). Если в КР тема «унификации» текстов, связанных с Никодимом и историей монастыря на Коже, в целом могла возникнуть в связи с празднованием столетия со К сожалению, нам не удалось расшифровать тайнопись (если это, действительно, дня кончины преподобного. Сам же составитель имел прямое отношение тайнопись, а не аббревиатура – к примеру: «Того ж Монастыря Грешного Раба В… С…»).

к Кожеозерскому монастырю – он, при упоминании обители, всегда РНБ, Соловецкое собр., 182/182, л. 83 об.

употребляет местоимение «наша». О том, что список был составлен в В день памяти святого, как указывалось в списке Службы преподобному Никодиму (РНБ, собр. Тиханова, № 473, XIX в.), Краткую редакцию полагалось читать по 6-й песне канона, а Пространную – по кафизмам.

31 Этот «симбиоз» между канцелярским и «церковным» языками был, в целом, характерен Житие Саввы Сторожевского (по старопечатному изданию XVII века) / Сост. Л.А.

для духовной литературы Синодального периода. Тимошина. // Материалы для истории Звенигородского края. Вып. 3. М., 1994. С. 25.

15 прихода Никодима в монастырь сжата до простой констатации (в каком пребывании Никодима в Ярославле, где святой получает навык монастыре сколько времени провел святой), то в ПР мы находим «кузнечного ремесла» – после смерти отца он сразу отправляется в подробное описание его послушаний в монастырях (Чудовом и Москву. Московский период жизни святого дан в той же обрисовке, что Кожеозерском). Автор пишет, что житие предназначено «на утешение и и в других редакциях. В пустыню же на Хозьюгу в тексте ОР пользу всем, хотящим монашествовати», поэтому в своем преподобный «отыде» из Чудова монастыря, минуя переезд с повествовании старается подчеркнуть добродетели преподобного: митрополитом Пафнутием на Крутицы и пребывание в Кожеозерском смирение, послушание, кротость, незлобивость, молчаливость и другие монастыре. Основная часть повествования ОР посвящена аскезе святого черты облика святого, дабы читатель имел перед собой достойный и его искушениям в пустыне (видение мертвой жены на берегу реки, образец для подражания. постоянные бесовские нападения «со множайшими силами и всякими Сопоставление мотивов Жития Никодима КР (А) и I ПР со Службой виды»: ограбление святого разбойниками, пожар и потопление кельи).

святому показало, что ее составители опирались на следующие Однако все эти эпизоды в I ПР описаны более детально.

житийные мотивы: чудесного наречения монашеским именем святого в Одним из существенных отличий Особой редакции от других – в детстве;

переселения в «царствующий град»;

пророчества человека ее необычной концовке. Повествование резко обрывается на Божия Илии о пустынножительстве на Хозьюге;

. отравления и чудесного аскетических упражнениях святого – 40-дневного «пощения» в земляной исцеления святого;

пустынного жития;

явления Никодиму святителя яме, тогда как во всех других редакциях ЖНК старец Никодим Алексия и архимандрита Дионисия;

извещения Никодима о принимает кончину в монастыре на Коже, перед смертью приближающейся кончине настоятелю Кожеозерского монастыря и причастившись. При публикации36 данного списка жития мы приход в обитель;

посмертные чудеса: благоухания воздуха при охарактеризовали ОР как старообрядческую редакцию, составитель преставлении, исцеления расслабленного. Если мотивы «благоухания которой сокращал текст ПР с целью, не только продемонстрировать путь воздуха» по кончине святого, питание в пустыне «саморасленным крайней аскезы – «самоуморения», но и чтобы лишний раз не упоминать былием», укрощения зверей («звери дивии укротил еси, и своею рукою Кожеозерский монастырь, связанный с именем патриарха Никона и накормил еси») можно отнести в Службе к разряду «общих мест» принявший его «новины». К тому же состав сборника, куда вошел преподобнической гимнографии, то совпадения в сюжетах данный список, имеет явно старообрядческую направленность. Однако пустыннических искушений вряд ли можно считать случайными. можно предположить и другое. Не исключено, что в руки составителя Отсюда следует, что Служба составлялась на основе текста, который старообрядческого сборника попал некий дефектный список ЖНК с содержал сюжеты пустынного жития (пожар и затопление кельи) и утраченным концом, заканчивающийся на следующем эпизоде: «вшедшу посмертных чудес (исцеление расслабленного), отсутствующие в КР (А). (Никодиму.- Е.П.) в яму ону и пребысть четыредесят дней, моляся, не Следовательно, это был текст более «пространного», чем Краткая ядый, ни пия ничтоже, питаем благодатию Божиею…». «Списатель» редакция, жития. Возможно, это была некая «промежуточная» редакция, ОР, ничего не меняя в этом тексте, дописывает его, достаточно между КР(А) и I ПР. Итак, основываясь на биографических данных, традиционной для кратких житий и патериковых рассказов, концовкой:

присутствующих в Службе преподобному Никодиму, мы можем «и тако скончася. Богу нашему Слава, ныне и присно и во веки веком.

предположить, что до выхода Пролога 1661-1662 гг. уже существовало Аминь». Вполне возможно, что гипотетический «дефектный» список некое, отличное от кратких вариантов, пространное житие. Во втором ЖНК восходил к общему для I ПР и ОР протографу, который должен параграфе третьей главы рассматривается список XVIII в. (БАН, был дополнить повествование КР предисловием и рассказами о Основное собр., 33.3. 27) редакции Жития Никодима Кожеозерского, пустынном житии Хозьюгского отшельника. Кто же, в таком случае, мог которую мы обозначили как Особую (далее: ОР). Если с I Пространной быть составителем «протографа»? В I ПР после упоминания о яме идет редакцией ОР сближает: фрагмент предисловия (в вариантах КР предисловия нет), упоминание о том, что Никодим «от благочестивых Полетаева Е.А. «Уход в пустыню» в древнерусской и старообрядческой традиции (на родителей родися» (в КР (А) – нет, в КР (Б) – «от отца земледелца») и материале северно-русской агиографии и старообрядческих сочинений) // Уральский пространное описание пустынного жития (в вариантах КР нет). В то же сборник. История. Культура. Религия. Вып. 2. Екатеринбург, 1998. С. 214-215).

время текст ОР, в отличие от других редакций, ничего не говорит о 17 рассказ о «некотором» священноиноке Феодосии, «иже поживе с пытался скорее убежать от «похвальных речей», мешающих спасению.

преподобным лета два». Не исключено, что рассказы о том, «како» Он испрашивал разрешение у духовника удалиться в пустыню.

преподобный «от бесов, пострада … егда прииде в пустыню» Последний, прозорливо усматривая на иноке печать Святого Духа, принадлежали не Иоанну Дятлеву, а иеромонаху Феодосию, благословлял его на пустынножительство. Подвижник находил чудесным прожившему с отшельником в пустыне два года. Феодосий не только мог образом – через Божественный знак – «пусто место», в котором знать гораздо больше И. Дятлева о «пустынном житии» старца, но и на подвизался, «отражая» молитвой бесчисленные бесовские нападения и себе испытать бесовские нападения. К тому же повествование «о борьбе пустынные «страхования». Со временем, из пустыни отшельника с бесами», как было замечено исследователями, стилистически вырастал монастырь. С этого момента преподобническое житие начинало отличается37 от «однородных рассказов» И.Дятлева своей особой развиваться по типу «игуменского», имевшего свой круг тем, связанных «патериковой» манерой изложения. со строительством монастыря («трудничество», терпение упреков и В четвертой главе представлены наблюдения над художественным досаждений от братии, непосильные труды40 и т.д.). Практически все своеобразием Жития Никодима Кожеозерского. Семнадцатое столетие древнерусские жития преподобных отцов развиваются по этому типу. В явилось для агиографии переломной эпохой. В это время традиционные пользу данного утверждения свидетельствуют и сами заглавия житий, где черты житийного жанра соединялись с активным внедрением в текст святые, наряду с «отшельниками» и «преподобными», именуются еще и художественных новаций. Мы попытались выяснить, насколько сильна в «строителями», «начальниками» монастырей.

памятнике традиционная линия житийных мотивов, продолжающих « Списатель» Жития Никодима, как мы показали на примерах развивать тему «пустынного жития», и какие веяния «новой литературы» сопоставления памятника с другими севернорусскими житиями (Кирилла смогли в него проникнуть. Житие Никодима Кожеозерского – Белозерского, Александра Свирского, Антония Сийского и др.), отшельническое житие. Составитель КР ЖНК, боясь «неверно прекрасно ориентировался в литературной традиции жанра, где тема возомнитися» о «высоте» пустынного жития святого, так и не решился подвижничества была к XVII в. достаточно хорошо разработана. Даже в приступить к описанию подвигов Никодима в пустыне. Не имея перед общих для большинства житийных текстов местах (моление о постриге, глазами отечественных образцов – древнерусская агиография XI-XVI вв.

выполнение послушаний в монастыре и т. п.) агиограф не повторяет не знала отшельнических житий «в чистом виде»38 – составитель ПР никого из своих предшественников, демонстрируя, тем самым, высокий последовал за известной ему схемой преподобнического жития с уровень литературного мастерства. Автор, как видим из текста ЖНК, трехчастной композицией (предисловие, главная часть, заключение). В знает не только древнерусскую агиографическую традицию, но и хорошо главной части этого типа житий обязательно сообщалось о местности, где ориентируется в переводной литературе. Находясь под влиянием Жития святой родился, упоминались его «благочестивые родители», говорилось Антония Великого, он не избежал сравнения преподобного Никодима с о подробностях ухода героя в монастырь и пострижения, описывалось великим основателем пустынножительства. Составители Службы святому подвижничество святого. В этой части жития автор не забывал показать также видели в Никодиме подражателя египетским отшельникам:

добродетели, прижизненные чудеса и прозорливость святого. В «Сревнуя великим отцемъ Антонию и Онуфрию, и Павлу Фивейскому…», преподобнических житиях святой, рано или поздно, начинал исполняться «во времена сия последняя в пустыню, яко же древний Антоний вселился любовью к безмолвию и помышлять об уходе в пустыню. Этому, отчасти, еси, и его слезам и постом подражал еси»41. «Соревноваться» в способствовал и ореол «славы» – «похвала» иноков, видевших добродетельном житии с основателем пустынножительства вменялось в «преуспеяния» подвижника в добродетелях39. Благоразумный герой обязанность каждому иноку: «Благу ревность состависте к египетским иноком, рекше сравнятися или превзыти сих воздержанием вашим добродетелным» - пишет святитель Афанасий Великий в предисловии к Соколова Л.В. Житие Никодима Кожеозерского. С. 375-376.

Житию Антония Великого, указывая на воздержание, как на основную Например, С.В. Минеева среди перечисленных ею отшельнических житий называет только переводные памятники (см.: Минеева С.В. Проблемы комплексного анализа древнерусского агиографического текста (на примере Жития преподобных Зосимы и Савватия Соловецких). Курган, 1999. С. 122).

Например, в житиях Трифона Печенгского и Серапиона Кожеозерского имеет место Этот мотив встречаем в житиях Антония Великого, Антония Сийского, Зосимы и глубоко символичный эпизод «ношения жерновов».

Савватия Соловецких, Никодима Кожеозерского и др. Служба преподобному Никодиму 3 июля (тропарь и шестая стихира «на хвалитех»).

19 монашескую добродетель. Только с помощью воздержания подвижник торговлей – дело наиредчайшее44. Не свойственно было ему и «метаться» мог победить «демонские полки». Антоний Великий «ядяше» лишь раз в при выборе жизненного пути: после смерти родителей он спешил день после захода солнца хлеб с солью и «воду едину». Никодим, как отправиться в монастырь. В житии Никита решает стать иноком лишь Иоанн Предтеча и афонские отшельники, питался «саморасленным после исцеления от тяжкого недуга – результата отравления. Сам же былием»: «Пища же его бе – былие пустынное cобираше и симъ токмо «московский» эпизод с отравлением героя в дому у «единохудожна» питашеся». Отшельник иногда употреблял рыбу, но предварительно товарища женой «злой и прокудливой» (имевший место уже в КР) был доводил ее до совершенно несъедобного состояния – «дондеже бы червем настолько новым и неожиданным, что составитель ПР ЖНК помещает его от нея исходити и являтися», и тогда только «вкушаше и то малое дважды (второй раз Никита подробно, в деталях, пересказывает историю число». Таким образом, в своем воздержании Никодим шествовал путем с отравлением, объясняя юродивому причину своей болезни «во утробе»).

крайностей. Образ преподобного Никодима сближает с великим Образ «злой» жены, крайне редкий для агиографии, хорошо был известен пустынножителем Антонием не только суровость воздержания, но и читателю по бытовым повестям (жена Бажена Второго из Повести о необычайная любовь к нему окружающих. Антоний, по свидетельству Савве Грудцыне и др.).

автора, «любим бяше от всех». Так и Никодим, когда трудился в В житии проявился общий для всей литературы XVII в. интерес к общежительствах, «бысть … всеми любим и почитаем, и хвалим, перемещениям, изображению «живости» персонажей45. Так, Никита семь добродетельнаго ради жития его, иже к Богу». Мотив земного раз меняет свое место жительства (Иваньково, Ярославль, Москва, Чудов почитания подвижника для пустынножительного памятника имел монастырь, Крутицы, Кожеозерский монастырь, и, наконец, Хозьюга), а немаловажное значение. Сцена посещения Никодима игуменом перед смертью возвращается в Кожеозерскую обитель. И другие герои Авраамом перекликается с эпизодами встречи Антония Великого с Жития Никодима активно передвигаются, ведут себя достаточно Павлом Фивейским и преподобного Зосимы с Марией Египетской – энергично. В описании движений подчеркивается их стремительность:

святые, обнаруживая друг в друге «равноангельное» житие, припадая («скоро притекох», «вскоре повеленное ему исполняетъ»). Следует друг перед другом на колени, просят благословения, и долго никто не обратить внимание на излюбленный автором художественный метод решается благословить первым. изображения – прием контраста. Чада старца, монастырская братия, Памятник не избежал внедрения новых черт в изображение крестьяне и др. противопоставляются святому в своих обиходных, житийного героя. Читатель ЖНК заинтригован необычным для жития суетных устремлениях. Встреча двух миров («горнего» и «дольнего») – «фабульным» началом42, в духе бытовой повести рассказывающим о «сокровенный» конфликт. Монастырский брат заворачивает в сверток с перипетиях в судьбе героя. Никита, услышав в детстве Божественный «удицами», купленными им по просьбе Никодима, еще и серебряные голос, произнесший его монашеское имя, смутно ожидая чего-то, монеты, желая «угодить» отшельнику, старец же, прозорливо «мечется» по жизни. Это, нехарактерное для житийного героя поведение усматривает «денежный подарок», просит инока забрать «сребряницы» обнаруживается как в смене им мест жительства, так и в многообразии себе. Крестьяне также, из благих побуждений, строят пустыннику новую его занятий. Герой как будто ищет свою судьбу. Он оставляет родовое келью, принуждая Никодима переселиться в нее, не считаясь с тем «земледелание» и по смерти родителей переселяется в Ярославль, где обстоятельством, что «ветхую хижицу» святой «любяше» «паче царских обучается кузнечному ремеслу. Не известна причина переезда Никиты в чертог». Через антитезу людской приземленности и святости старца Москву, где трудом святого старца, которая наполняет Божественной составитель ЖНК вводит и обязательный для житийного жанра элемент благодатью становится не только ремесло, но и торговля: «И седящу ему чуда. Чудо происходит от столкновения «мирского» со святостью, по обычаю на месте своем, идеже обыкновенно есть продаяти вызывая умиление, удивление, восторг, передающиеся от «самовидца» случившаяся ему»43. Для житийного героя XIV - XVI вв. занятие чуда через повествователя к читателю жития. Особенно это касается 42 Об «увлекательной сюжетности» Жития Никодима писал еще Л.А. Дмитриев (см.: Известно, что преподобный Трифон Печенгский (его житие было составлено в конце XVI Дмитриев Л. А. Жанр севернорусских житий // ТОДРЛ. Л.,1972. Т. 27. С. 191). - начале XVII в) переодевался в купеческие одежды, но лишь по необходимости - дабы Хотя здесь подразумевается, вероятно, не профессиональная купеческая торговля, а проповедовать местным жителям христианское вероучение.

обычная для городского ремесленника розничная и мелкооптовая продажа, как правило, Демин А.С. Русская литература второй половины XVII- начала XVIII в.: Новые произведенного им товара. художественные представления о мире, природе, человеке. М., 1977.

21 чудес, связанных с прозорливостью бытовую повседневность. Все л.

5. К вопросу о развитии рукописной традиции древнерусского Пролога повествование скреплено такими чудесами – каждая встреча со старцем во второй половине XVII в. (опыт сопоставительного анализа) // сопровождается «малым» чудом.

Человек и общество в информационном измерении. Материалы Житие Никодима Кожеозерского имеет мозаичную структуру региональной научной конференции. Екатеринбург: Изд-во УрО РАН, повествования и разбито на множество зарисовок. «Многослойность» 2001.С. 117-123. 0,4 п. л.

текста обусловлена не только наличием разновременных источников и 6. Круг агиографических памятников Урала в контексте «многоголосием» свидетельств о святом, но и стремлением автора старообрядческой культуры // Взаимодействие книжных традиций сохранить прямую речь «самовидцев», ее индивидуальность. В этом Поморья, Урала и Сибири в XVI-XX вв. Екатеринбург: Изд-во Урал.

проявился «документальный» характер повествования – «списатель» как ун-та, 2002. С. 48-99. 3 п. л.

бы сам проводит «комиссию по расследованию» фактов святости 7. Краткая редакция Жития Никодима Кожеозерского в книжно преподобного, фиксируя воспоминания о нем, указывая на их рукописной традиции XVII в. // Общественная мысль и традиции достоверный источник. Раскладывая рассказы в порядке хронологии, как русской духовной культуры в исторических и литературных житийные клейма вокруг образа святого, составитель комментирует их памятниках XVI-XX вв. Новосибирск: Изд-во CО РАН, 2005. С.241 «простою беседою», и «икона» начинает приобретать черты «портрета».

255. 0,6 п. л.

Никодим, сын земледельца, труженик и смиренный делатель молитвы, несмотря на невиданную суровость своего аскетизма, приближен к читателю, «доступен» в своей простоте. Его речь характеризуется «ласковостью» и пронизана любовью к собеседнику. Кажется, что из его маленькой «пустыньки», расположенной у «Студеного моря-окиана», льется благодатный свет, достигая «царствующего града Москвы» и всех пределов Московского царства.

В Заключении диссертации дается обобщение результатов исследования, сформулированы основные выводы, намечены перспективы дальнейшего изучения Жития Никодима.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. «Житие Никодима Кожеозерского» как памятник севернорусской агиографии XVII в. // Устные и письменные традиции в духовной культуре народа. Сыктывкар, 1990. С. 60-61. 0,1 п. л.

2. Житие Никодима (опыт текстологического исследования) // Российское государство XVII – начала XX вв.: экономика, политика, культура. Материалы конференции, посвященной 380–летию восстановления российской государственности. Екатеринбург: НПФ «Градиент», 1993. С. 124-128. 0.3 п. л.

3. «Уход в пустыню» в древнерусской и старообрядческой традиции (на материале северно-русской агиографии и старообрядческих сочинений) // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Вып.

2. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1998. С.198-215. 0,8 п. л.

4. Агиография в рукописной традиции Поморья и Урала и ее связь с идеологией старообрядчества // Этнокультурная история Урала XVI XX вв. Материалы международной научной конференции.

Екатеринбург: Банк культурной информации, 1999. С. 155-157. 0,2 п.

23




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.