WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

на правах рукописи

МОРДОВИНА АННЕТА АРКАДЬЕВНА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ЗАКОННОГО ПРАВА КАК ОБСТОЯТЕЛЬСТВО, ИСКЛЮЧАЮЩЕЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ 12.00.08 - уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук

Ставрополь – 2005 Диссертация выполнена в Ставропольском филиале Краснодарской академии МВД России

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор Пинкевич Татьяна Валентиновна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор Динека Виктор Иванович кандидат юридических наук Сапронов Юрий Викторович

Ведущая организация: Северо-Кавказская академия государственной службы

Защита состоится 27 августа 2005 года в 10 часов на заседании Диссертационного совета КМ 212.256.03 при Ставропольском государственном университете (355009 г.

Ставрополь, ул. Пушкина, 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан « » 2005 года.

Учёный секретарь Диссертационного совета КМ 212.256. кандидат юридических наук, доцент Т.И. Демченко I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Значительное количество теоретических разработок получили свое законодательное закрепление в Уголовном кодексе РФ 1996г. Вместе с тем новизна закона не снимает всех проблем, возникающих в правоприменительной деятельности.

Несомненно, значимым и весьма противоречивым в понимании представляется институт обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Одним из существенных недостатков, негативно влияющим на правоприменительную практику, является отсутствие законодательного регламентирования как общего понятия обстоятельств, исключающих преступность деяния, так и такого обстоятельства, как осуществление лицом законного права, допускающего причинение вреда.

Большинство теоретических разработок по вопросам обстоятельств, исключающих преступность деяния, осуществлялись в условиях тоталитарного режима, когда ограничивалась инициативность граждан, предоставляя прерогативу решать вопрос о наличии или отсутствии преступности в деяниях конкретных лиц государственным органам, а не закону.

В настоящее время интерес к теме диссертационного исследования в теоретическом и в практическом планах значительно актуализируется новеллами Уголовного кодекса РФ 1996г. Как известно, вместо двух обстоятельств, содержавшихся в УК РСФСР 1960г., необходимой обороны и крайней необходимости, а также еще одного - задержания преступника, регламентировавшегося в ст. 8 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1973г. «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью», в ныне действующем УК РФ обстоятельств, исключающих преступность деяния, шесть.

Однако значительное количество обстоятельств, исключающих преступность деяния, выделяемых в доктрине уголовного права, до настоящего времени не получили своей законодательной регламентации, в их число которых входит и осуществление законного права.

Так, например, существуют законодательные акты, которые регламентируют права граждан, вступающие в противоречие с уголовно правовыми запретами. В этой связи при реализации указанных прав закономерно встает вопрос о привлечении их к уголовной ответственности.

Вместе с тем из-за отсутствия правовой регламентации, осуществления законного права, как обстоятельства, исключающего преступность деяния в уголовном законе, решения могут быть самые различные. Такое положение противоречит принципу законности, поэтому мы считаем обозначенную тему исследования актуальной.

Степень научной разработанности проблемы. Различные аспекты проблем, связанных как с институтом обстоятельств, исключающих преступность деяния в общем, так и с осуществлением законного права в частности подвергались широкому анализу в трудах Ю.В. Баулина, В.А.

Блинникова, Г.В. Бородина, В.А. Владимирова, Н.Д. Дурманова, А.П.

Дмитренко, В.И. Динека, Н.Г. Кадникова, В.В. Калугина, В.Н. Козака, Н.Ш.

Козаева, Н.И. Коржанского, А.Ф. Кони, Ю.И. Ляпунова, В.В. Орехова, А.А.

Пионтковского, М.И. Паше-Озерского, Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревина, Г.К.

Рахимжановой, И.В. Рейнгардта, А.И. Санталова, И.Г. Соломоненко, Н.С.

Таганцева, М.Д. Шаргородского, И.И. Юшкова, М.И. Якубовича и др.

Однако, несмотря на глубокий и обстоятельный анализ, проведенный этими и другими исследователями, целый ряд аспектов проблемы обстоятельств, исключающих преступность деяния, остается дискуссионным и нуждается в дальнейшей комплексной разработке.

Существующие в монографических исследованиях отдельные положения относительно условий правомерности осуществления законного права не могут в полной мере решить вопросы целенаправленной уголовно правовой политики реализации этого обстоятельства, исключающего преступность деяния. При этом следует отметить, что монографических исследований, посвященных изучению осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния, в последнее десятилетие не проводилось.

В связи с этим представляется необходимым провести комплексное исследование, направленное на поиск, выделение и изучение проблем, присущих осуществлению законного права как обстоятельству, исключающему преступность деяния.

Изучение проблем, связанных с осуществлением законного права как обстоятельством, исключающем преступность деяние, позволит найти наиболее эффективные пути их преодоления, которые будут выражены в научно обоснованных комментариях и рекомендациях, необходимых современной законодательной и правоприменительной практике.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является комплексный анализ осуществления законного права как самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Достижение этих целей представляется возможным путем решения ряда исследовательских задач:

1. Раскрыть подлинную социально-правовую природу осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния на межотраслевом уровне.

2. Обобщить и проанализировать практику применения норм, регламентирующих частные разновидности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

3. Сформулировать понятие осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

4. Провести анализ конститутивных признаков осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

5. Определить условия правомерности осуществления законного права как самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

6. Классифицировать виды осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

7. Отграничить осуществление законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния от иных уголовно-правовых институтов.

8. Разработать предложения de lege ferenda и рекомендаций теоретического и практического характера по совершенствованию правоприменительной деятельности органов дознания, следствия и судов.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в случаях правомерного причинения вреда охраняемому уголовным законом объекту при осуществлении законного права регламентированного в Конституции РФ, Особенной части УК РФ и иных Федеральных законах РФ.

Предметом исследования являются:

- действующие нормы уголовного права, а также нормы иных отраслей права, регламентирующие право, дозволяющее причинить вред охраняемым уголовным законом интересам;

- зарубежное законодательство, регламентирующее осуществление законного права как обстоятельство, исключающее преступность деяния;

- юридическая и общественно-политическая литература, имеющая отношение к исследуемой проблеме;

- практика применения правоохранительными органами норм, регламентирующих право, дозволяющее причинить вред уголовно охраняемым интересам;

- судебно-следственная практика по делам о привлечении к ответственности лиц, нарушивших условия и пределы осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния (ст.

330 «Самоуправство», ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 «Превышение должностных полномочий»).

Теоретической основой исследования явились фундаментальные труды отечественных авторов в области уголовного права, философии, административного права, которые были использованы в нашей работе: Ю.В.

Баулина, В.А. Блинникова, В.А. Владимирова, Н.Д. Дурманова, А.П.

Дмитренко, В.Н. Козака, Н.Ш. Козаева, Ю.И. Ляпунова, В.В. Орехова, М.И.

Паше-Озерского, Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревина, И.В. Рейнгардта, А.И.

Санталова, И.Г. Соломоненко, И.И. Юшкова, М.И. Якубовича.

Вопросы непосредственно связанные с темой диссертационного исследования, нашли свое отражение в опубликованных работах известных авторов Н.С. Таганцева, Н.Г. Кадникова, С.Г. Келиной, А.А. Пионтковского, Г.К. Рахимжановой, М.Д. Шаргородского.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет диалектический метод научного познания, отражающий взаимосвязь теории и практики. В процессе исследования применялись также исторический, формально-логический, статистический, системный, сравнительно-правовой и конкретно-социологический методы исследования.

Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ, ряд федеральных законов (в том числе федеральные законы «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», «О судебных приставах», «О фельдъегерской связи» и других), некоторые международно правовые акты (например: Римский Статут Международного уголовного суда, Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка и др.). В ходе исследования проанализировано уголовное законодательство зарубежных стран (США, Франции, Испании, Японии, Голландии, Швейцарии, Швеции, Украины, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Литовской республики и других), а также правовые источники СССР, постановления Пленума Верховного Суда РФ (РСФСР) и СССР.

Эмпирическую базу исследования составили выборочные исследования уголовных дел по фактам нарушения условий правомерности осуществления законного права (ст. 330 УК РФ «Самоуправство», ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями», ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий»), а также отказные материалы по фактам причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам при законного права.

По специально разработанным автором анкетам были произведены интервьюирование и анкетирование более 200 сотрудников правоохранительных органов и судей Южного Федерального округа и г.

Москвы.

В работе использовались и результаты исследований, проводимых другими авторами.

Научная новизна исследования заключается в том, что на основе последних достижений уголовно-правовой теоретической мысли о роли уголовного закона, с учетом положительного исторического и зарубежного опыта предложен новый подход к пониманию осуществления законного права как самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния. Требованиям новизны отвечают научные положения диссертационного исследования, в которых отражается попытка дать понятие осуществлению законного права как обстоятельству, исключающему преступность деяния;

провести классификацию различных видов осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния;

определить и раскрыть условия и пределы правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния, и проанализировать правовые последствия их несоблюдения. Новыми являются и предложения, направленные на совершенствование уголовного законодательства.

Достоверность исследования обеспечивается методологией и методикой, репрезентативностью эмпирического материала, на основе которого формулируются научные выводы и предложения.

Основные положения, выносимые на защиту, сводятся к следующему.

1. Предлагается авторское понятие осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Осуществление законного права как обстоятельство, исключающее преступность деяние - это деяние, совершенное с общественно полезной целью, причинившее вред охраняемым уголовным законом отношениям при наличии оснований регламентированных нормами Конституции РФ, Особенной части Уголовного кодекса РФ или иным Федеральным законом РФ.

2. Выделяются признаки осуществления законного права, характеризующие его как самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния:

а) регламентированность права, дозволяющего причинить вред объекту, охраняемому уголовным законом, нормами Особенной части УК РФ, Конституцией РФ либо иным Федеральным Законом РФ;

б) наличие осознанного и волевого деяния, причинившего вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом;

в) наличие предусмотренных законом оснований и соблюдение, установленных им пределов правомерности;

г) социальная приемлемость деяния, причинившего вред охраняемым уголовным законом отношениям;

д) субъективными признаками являются вменяемость лица, осуществившего законного право на причинение вреда, достижение им возраста уголовной ответственности и наличие общественно полезной цели.

3. Предлагается классификация видов осуществления законного права.

а) По кругу лиц, которым принадлежит это право:

- осуществления общих прав, принадлежащих всем гражданам;

- осуществление специальных прав, принадлежащих только отдельным категориям граждан.

б) По критерию отраслевой регламентации выделится:

- право, регламентированное в Конституции РФ, с его дублированием в Особенной части Уголовного кодекса РФ (ст. 51 Конституции РФ, примечание к ст. 308 УК РФ «Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний»);

- право, регламентированное в Особенной части Уголовного кодекса РФ (примечание к ст. 314 УК РФ «Укрывательство преступлений»);

- право, регламентированное Законом РФ без его дублирования в УК РФ (ст. 9 Закона РФ «О государственной границе Российской Федерации»);

в) С учетом характера причиняемого вреда при осуществлении права выделяются виды: материальное и нематериальное.

4. Обосновываются условия и пределы правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

5. Предлагается внести изменение в законодательство, в частности, дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации ст. 421, и оформить ее в следующей редакции:

«Осуществление законного права 1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, при осуществлении права, регламентированного в Конституции РФ, Особенной части настоящего кодекса, или ином Федеральном Законе РФ.

2. Несоблюдение оснований, порядка и формы осуществления законного права, причинившего вред охраняемым уголовным законом интересам, влечет ответственность на общих основаниях.

3. Превышением пределов правомерности осуществления законного права является причинение охраняемым уголовным законом интересам большего вреда, чем допускается законом, его регламентирующим. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».

6. Предлагается ошибку в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния отличать от юридической ошибки. В связи с этим представляется целесообразным дополнить главу 8 УК РФ статьей 422, имеющей следующую редакцию:

«Ошибка в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния 1. Лицо, которое вследствие заблуждения полагало, что совершаемое им деяние является обстоятельством, исключающим преступность деяния, и по обстоятельствам дела не осознавало, не должно было или не могло осознавать ошибочности своего предположения, действует правомерно.

2. Если лицо в сложившейся обстановке должно было и могло сознавать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосторожности».

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования. Диссертационное исследование позволило сформулировать ряд теоретических положений, направленных на совершенствование уголовного законодательства.

Теоретические положения, выводы и рекомендации, в частности, уголовно-правовая характеристика осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния, могут быть использованы:

- в законотворческом процессе;

- в практической деятельности правоприменительных органов;

- при разработке разъяснений Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по применению законодательства, регламентирующего обстоятельства, исключающие преступность деяния;

- при разработке научно-практических комментариев по юридической оценке осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния и его отграничении от смежных уголовно-правовых институтов;

- в учебном процессе по курсу «Уголовное право (Общая и Особенная части)», преподаваемого в юридических вузах и на юридических факультетах высших учебных заведений России.

Диссертация призвана служить дальнейшему развитию учения об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, оптимизации исследования осуществления законного права и его места в уголовном праве, расширению и повышению качества эмпирических исследований в этой области.

Апробация результатов исследования. Положения и выводы диссертации отражены в четырех опубликованных работах.

Основные положения диссертации автор представил на теоретических, научно-практических конференциях и семинарах, проводимых в Ставропольском филиале Краснодарской академии МВД России (2003г.), Кисловодске (26-28 февраля 2004г.).

Материалы диссертационного исследования использовались в учебном процессе Ставропольского филиала Краснодарской академии МВД России, Ставропольского филиала Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура диссертации отвечает основной цели и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, девяти параграфов, заключения и списка литературы. Объем диссертации составляет 6,8 печатных листа.

Работа выполнена в соответствии с требованиями ВАК России.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цели и задачи исследования, его методологические основы, научная новизна и практическая значимость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации – «Осуществление законного права в системе обстоятельств, исключающих преступность деяния» - разделена на три параграфа.

В первом параграфе рассматривается понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния, научные взгляды на их природу и количественное содержание.

Проведенный теоретический анализ подходов к определению юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяний, свидетельствует об отсутствии единства взглядов, что порождает различные толкования относительно их количества и условий правомерности каждого из них. Более того, отсутствие законодательного понятия обстоятельств, исключающих преступность деяния, не позволяет однозначно определить признаки их правомерности, что в свою очередь негативно сказывается на правоприменительной практике.

В силу этого законодатель в самом законе должен определять границы между преступным и непреступным деянием, обеспечивая тем самым условия для правильного и единообразного применения уголовного закона. В противном случае, при оценке той или иной ситуации совершения гражданами деяния, подпадающего под признаки какого-либо обстоятельства, исключающего преступность деяния, правоприменитель зачастую принимает решение о криминализации либо декриминализации этого деяния, что является явным противоречием принципу законности.

Обстоятельством, исключающим преступность деяния, следует признавать предусмотренный различными отраслями законодательства и внешне сходный с преступлениями социально приемлемый и правомерный поступок, совершаемый при наличии определённых оснований, исключающий общественную опасность и противоправность деяния, а, следовательно, и уголовную ответственность лица за причинённый вред.

Предлагается, основываясь на принципе законности, обстоятельства, исключающие преступность деяния, регламентировать только в уголовном законе. Такой вывод не означает, что теория уголовного права не может разрабатывать иные виды исследуемых обстоятельств. Однако они должны признаваться таковыми только после появления формального признака – закрепления в УК РФ.

В настоящее время продолжает существовать регламентация правомерного причинения вреда, охраняемым уголовным законом отношениям в Конституции РФ и иных неуголовных Федеральных законах.

Соответственно, учитывая то, что лица их совершающие, причиняя вред либо создавая угрозу причинения вреда уголовно-охраняемому объекту, действуют в рамках предоставленного им права, эти деяния можно назвать «осуществлением законного права» и отнести их к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.

Во втором параграфе первой главы проводится историческая эволюция осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния в уголовном законодательстве России.

Наличие осуществления законного права признавалось и отчасти разрабатывалось значительным количеством теоретиков практически на всех этапах развития уголовного законодательства. Однако эпоха «советского уголовного законодательства» России никогда не знала общей нормы, посвященной регламентации данного обстоятельства, исключающего преступность деяния. Неразработанность проблемы уголовно-правовой оценки осуществления законного права в теоретическом плане ведет на практике к произвольному применению норм уголовного закона и создает предпосылки для ущемления прав и свобод граждан, что недопустимо в правовом государстве. Не менее негативное воздействие на правоприменительную практику оказывает отсутствие регламентации уголовным законом «осуществления законного права» как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Анализ дореволюционного уголовного закона позволяет говорить об исторически возникшей и развивающейся регламентации института «осуществления законного права» как в Общей, так и в Особенной частях отечественного уголовного права. Подобная традиция была, к сожалению, прервана в уголовном законодательстве советского периода. Но, в Уголовных кодексах советского периода, как в Общей, так и в Особенной частях содержались случаи частных разновидностей осуществления права.

Следует выделить шесть форм законодательной регламентации «осуществления законного права»:

Первая форма существовала только в дореволюционном уголовном законодательстве и представляла собой общую норму, регламентирующую самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния «осуществление законного права» в Общей части Уложения 1903 года.

Вторая форма существовала в тех случаях, когда определенные категории граждан наделялись правом причинять вред охраняемому уголовным законом объекту, однако это право было регламентировано не уголовным законодательством, а законами иных отраслей права.

Третьей формой регламентации «осуществления законного права» как обстоятельства, исключающего преступность деяния, можно назвать установление его в отраслевых законах и дублирование в УК РСФСР 1960 г.

Четвертая форма предполагает регламентацию частных видов осуществления законного права только в Общей части Уголовного кодекса РСФСР (право на недонесение на близких родственников, совершивших преступление, а также священнослужителя на недонесение о преступлении ставшем ему известным из исповеди, закрепленное в ч. 2 ст. 19 УК РФ «Недонесение»).

Пятой формой законодательной регламентации «осуществления законного права» можно назвать дублирование права совершать деяния, способные причинять вред охраняемым уголовным законом отношениям в Конституции СССР и в Уголовном кодексе РСФСР.

Шестой формой регламентации «осуществления законного права» можно назвать закрепление этого права в Конституции РФ без его дублирования в уголовном законе.

В третьем параграфе первой главы изучается институт осуществления законного права как обстоятельство, исключающее преступность деяния в современном международном уголовном законодательстве и уголовном законодательстве зарубежных стран.

Законодательная регламентация осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния, существует в международном уголовном праве, а также в каждой из правовых систем современного мира. Нормы, регламентирующие осуществление законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния содержатся в Общей части зарубежных уголовных законодательств.

По формам законодательной регламентации осуществления законного права, все уголовные законодательства можно разделить на три группы:

1) Законодательства, содержащие нормы, предписывающие полагать деяния, хотя формально и содержащие признаки какого-либо преступления, но предписанные законом правомерными (Голландии, Испании, Швейцарии, Японии, Франции).

2) Законодательства, содержащие нормы, в которых описываются частные формы осуществления законного права, причиняющего вред охраняемым уголовным законом интересам, с установлением в самом уголовном законе конкретных условий их правомерности.

В свою очередь эти законы можно разделить еще на два подвида – первая подгруппа, в которых норма, регламентирующая свое право сформулирована как бланкетная (Швеция) и вторые, где в самом уголовном законе подробно регламентированы все условия правомерности осуществления какого -либо конкретного права.

Вторую подгруппу составляют законы, где регламентация права носит описательный характер, при котором законодатель стремится в уголовном законе закрепить все условия правомерности этого обстоятельства, исключающего преступность деяний (Украина, Казахстан, Литва).

Однако, на наш взгляд, такая форма регламентации осуществления законного права имеет ряд недостатков. Во-первых, для раскрытия указанных условий правомерности все равно необходимо обращаться к иным законам.

Во-вторых, недостатком подобной регламентации осуществления законного права является подробное акцентирование внимания на одной разновидности осуществления права и либо полное отсутствие указания на возможность осуществления иных видов прав, либо указание на них в Особенной части Уголовного кодекса.

3) Третью форму составляют законодательства, содержащие норму, устанавливающую общие правила, и специальные нормы, регламентирующие частные правила осуществления права. При этом специальные нормы формулируются в тех случаях, когда какие-либо особенности осуществления права требуют установления дополнительных условий правомерности (Соединенные Штаты Америки).

Вторая глава диссертации – «Понятие, условия и пределы правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния» - состоит из трех параграфов, где подробно рассматриваются понятие осуществления законного права, как обстоятельства, исключающего преступность деяния, его классификация, а также условия и пределы правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

В первом параграфе исследуется понятие и признаки осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Под осуществлением законного права мы прелагаем понимать деяние, совершенное с общественно полезной целью при наличии оснований и с соблюдением регламентированных нормами Конституции РФ, Особенной части Уголовного кодекса РФ или иным Федеральным законом РФ пределов правомерности, причинившее вред охраняемым уголовным законом отношениям.

Соответственно осуществление законного права как обстоятельство, исключающее преступность деяния обладает следующими признаками:

- регламентированность права, дозволяющего причинить вред объекту, охраняемому уголовным законом, нормами Конституции РФ, Особенной части Уголовного кодекса РФ или иного Закона Российской Федерации;

- наличие самого деяния, причинившего вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Для признания осуществления законного права обстоятельством, исключающим преступность деяния, оно должно представлять собой осознанное, волевое поведение, причинившее вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

- признаком, характеризующим осуществление права как обстоятельство, исключающее преступность деяния, является его совершение при наличии предусмотренных законом оснований и с соблюдением установленных пределов правомерности.

- самостоятельным признаком осуществления законного права, характеризующим его как обстоятельство, исключающее преступность деяния является социальная приемлемость деяния, причинившего вред охраняемым уголовным законом отношениям.

- субъективными признаками осуществления законного права являются вменяемость лица, его реализовавшего, достижение возраста уголовной ответственности и наличие общественно полезной цели.

Во втором параграфе проводится классификация различных видов осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Используя в качестве одного из критериев осуществления законного права круг лиц, которым принадлежит это право, можно выделить общие виды осуществления законного права и специальные его виды.

К числу общих видов осуществления законного права следует отнести те, которые принадлежат всем гражданам независимо от их социального статуса.

К специальным те, которые принадлежат лишь какой-то конкретной категории граждан.

Используя в качестве основания род и характер деятельности, можно выделить конституционные права, гражданские права и права, связанные с регламентацией профессиональной деятельности.

По критерию отраслевой регламентации, следует выделить:

а) право, регламентированное в Конституции РФ, с его дублированием в Особенной части Уголовного кодекса РФ;

б) право, регламентированное в Особенной части Уголовного кодекса РФ;

в) право, регламентированное Законом РФ без его дублирования в УК РФ.

С учетом характера причиняемого вреда при осуществлении законного права следует выделить следующие его виды: материальный и нематериальный.

В третьем параграфе второй главы раскрываются условия и пределы правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Условиями правомерности осуществления законного права, характеризующими его основание, являются:

1) Осуществление права должно регламентироваться Конституцией РФ, Особенной частью УК РФ или иным Федеральным законом РФ.

Закон, устанавливающий право, которое формально подпадает под признаки состава преступления, должен иметь обратную силу, поскольку он декриминализирует деяние, ранее являвшееся преступным.

Напротив, если какое-либо право будет отменено и деяние станет преступным, то новый закон должен распространяться только на деяния, совершенные после его принятия.

2) Осуществление законного права должно быть действительным (реальным). Действительность осуществления законного права означает его существование в объективной реальности. При осуществлении только предполагаемого права его можно признать мнимым. Мнимым осуществлением законного права следует признавать осуществление предполагаемого в действительности не существующего права. «Мнимое» осуществление права может обусловливаться наличием объективных обстоятельств, которые дают основание полагать, что такое право у лица существует. При определении юридических последствий мнимого осуществление права следует использовать общие правила об ошибке.

3) Соблюдение оснований правомерности его совершения, установленных законом, его регламентирующим.

4) Право должно осуществляться только в тех формах и в том порядке, которые разрешены законом.

5) Наличие общественно полезной цели осуществления законного права, причиняющего вред уголовно-охраняемому объекту. Отсутствие общественно полезной цели исключает наличие осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

К условиям правомерности осуществления законного права, определяющим пределы его правомерности, следует отнести следующие:

1. Если действие какого-либо права ограничено существованием внешних факторов, то оно может быть реализовано только во время существования этого фактора – временной предел осуществления законного права.

2. Если размер причиняемого вреда уголовно-охраняемому объекту зависит от внешнего фактора, то должна быть соблюдена регламентированная законом соразмерность – интенсивный предел осуществления законного права.

Третья глава диссертации – «Отграничение осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния от иных уголовно правовых институтов и ответственность за нарушение условий и пределов его правомерности» - состоит из трех параграфов.

В первом параграфе проводится отграничение осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния от иных уголовно правовых институтов.

Осуществление законного права рассмотрено в узком и широком смыслах слова. В широком понимании все обстоятельства, исключающие преступность деяния являются осуществлением законного права.

Осуществление законного права в узком понимании является самостоятельным обстоятельством, исключающим преступность деяния.

Осуществлению законного права присущи самостоятельные условия правомерности, отличающие его от иных обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Правомерность причинения вреда лицами, которые осуществляют законное право, регламентируются законами, устанавливающими порядок и основания их осуществление без ссылок на нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании лица, совершившего преступление.

Поэтому представляется необходимым в Уголовном кодексе РФ закрепить норму, регламентирующую осуществление законного права как самостоятельное обстоятельство, исключающее преступность деяния.

Отличие осуществления законного права от необходимой обороны, крайней необходимости и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, заключается в различии оснований их совершений.

В отличие от физического принуждения осуществление законного права отличается тем, что при физическом принуждении поведение человека является вынужденным, так как определяется факторами, не позволяющими действовать по своему усмотрению.

Право отказаться от дачи показаний против супруга или близкого родственника по своей юридической природе является разновидностью осуществления законного права, а не разновидностью уголовно-правового иммунитета.

Во втором параграфе рассматриваются вопросы ответственности за нарушение условий правомерности осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния и превышение его пределов.

Осуществление законного права, как и любое другое обстоятельство, исключающее преступность деяния, может признаваться правомерным только при соблюдении установленных законом условий. Нарушение условий правомерности, в зависимости от общественной опасности содеянного может влечь административную или уголовную ответственность.

Если лицо осуществит право, причиняемое вред охраняемому уголовным законом объекту, регламентированное каким–либо нормативным актом, имеющим статус ниже, чем Федеральный закон, то его действия должны расцениваться как преступные.

В случае несоблюдения такого условия правомерности как действительность, когда лицо, основываясь на обстоятельствах совершенного, не должно было и не могло сознавать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно не несет уголовной ответственности. Если же лицо, основываясь на обстоятельствах совершенного, должно было и могло сознавать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно должно нести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности.

Отсутствие такого условия правомерности осуществления законного права, как соблюдение оснований правомерности его совершения, установленных законом, должно влечь наступление ответственности на общих основаниях.

Исключение из этого правила может иметь место, лишь при наличии конкуренции обстоятельств, исключающих преступность деяния, то есть при одновременном наличии на момент причинения вреда уголовно охраняемому объекту двух и более обстоятельств, исключающих деяния.

Если нарушены основания осуществления законного права, установленные законом, его регламентирующим, но имеются все условия правомерности какого-либо иного обстоятельства, исключающего преступность деяния (необходимой обороны, крайней необходимости и т.д.), то действия лица должны признаваться правомерными.

Если лицо, осуществляя законного право, в результате неосторожных действий, причинит кому-либо вред при отсутствии для этого законных оснований, то оно должно нести уголовную ответственность за неосторожное преступление.

Нарушение такого условия правомерности осуществления законного права, как осуществление его только в тех формах и в том порядке, которые разрешены законом, как правило, влечет наступление ответственности по ст.

330 УК РФ (Самоуправство).

Если действие какого-либо права ограничено существованием внешних факторов, то оно может быть реализовано только во время наличия этого фактора - это временной предел осуществления законного права. Его несоблюдение должно влечь наступление ответственности на общих основаниях. Когда размер причиняемого вреда уголовно-охраняемому объекту зависит от внешнего фактора, то должна быть соблюдена регламентированная законом соразмерность – интенсивный предел осуществления законного права. Несоблюдения интенсивного предела правомерности осуществления законного права должно влечь наступление уголовной ответственности.

Как правило, превышение пределов обстоятельств, исключающих преступность деяния, закон признает смягчающим признаком. Однако, в силу того, что осуществления законного права в Общей части Уголовного кодекса РФ не регламентировано, соответственно на законодательном уровне не установлены его пределы и ответственность за их превышение. Поэтому лицо, осуществлявшее законное право и превысившее интенсивный предел его правомерности, должно нести ответственность на общих основаниях.

В третьем параграфе рассматривается проблема законодательной регламентации осуществления законного права как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Для устранения коллизий между уголовной отраслью права и иными отраслями права, предлагается дополнить главу 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» УК РФ, самостоятельной статьей следующего содержания:

«Осуществление законного права 1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, при осуществлении права, регламентированного в Конституции РФ, Особенной части настоящего кодекса или ином Федеральном Законе РФ.

2. Несоблюдение оснований, порядка и формы осуществления законного права, причинившего вред охраняемым уголовным законом интересам, влечет ответственность на общих основаниях.

3. Превышением пределов правомерности осуществления законного права является причинение охраняемым уголовным законом интересам большего вреда, чем допускается законом, его регламентирующим.

Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда».

При наличии такой нормы отпадет необходимость установления в уголовном законодательстве права, регламентированного в уголовных законодательствах Украины, Республики Беларусь, Республики Казахстан, Литовской Республики условно называемого - «причинением вреда при выполнении специального задания». В указанных законодательствах регламентация этого права носит описательный характер, при котором законодатель стремится в уголовном законе закрепить все условия правомерности этого обстоятельства, исключающего преступность деяний.

Это право, а равно основания его возникновения и порядок реализации, должны устанавливаться в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности».

Равно как и право «контролируемой поставки» или «контрольной закупки», например, наркотических средств. В противном случае, регламентация всех частных случаев осуществления законного права, причиняющего вред уголовно-охраняемому объекту в уголовном законодательстве, представляется просто невозможным. Регламентация отдельных из них, во первых, сделает уголовное законодательство излишне казуистичным, а во вторых, поставит закономерный вопрос относительно непреступности тех видов осуществления законного права, причиняющего вред уголовно охраняемому объекту, которые не продублированы в уголовном законодательстве.

В изменении нуждается и п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ (Обстоятельства, смягчающие наказание). В настоящее время в этом пункте смягчающим наказание обстоятельством признается: «совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение приказа или распоряжения». Соответственно, после дополнения Уголовного кодекса РФ ст. 421 «Осуществление законного права» его следует изложить в следующей редакции: «совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнение приказа или распоряжения, осуществления законного права».

Ошибка в наличии обстоятельств, обусловливающих правомерность, не является ошибкой в праве, которая может учитываться при оценке субъективного отношения лица к содеянному. В последнем случае заблуждение касается лишь наличия нормативных обстоятельств, существование или отсутствие которых субъект может и не знать. В связи с этим представляется целесообразным дополнить главу 8 УК РФ, статьей 422, имеющую следующую редакцию:

«Ошибка в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния 1. Лицо, которое вследствие заблуждения полагало, что совершаемое им деяние является обстоятельством, исключающим преступность деяния, и по обстоятельствам дела не осознавало, не должно было или не могло осознавать ошибочности своего предположения, действует правомерно 2. Если лицо в сложившейся обстановке должно было и могло сознавать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосторожности».

Думается, что указанные изменения придадут полную легитимность нормам, регламентирующим права, реализация которых вступает в конфликт с нормами уголовного закона. Поскольку, как показывает практика законодательной деятельности в рамках одной отрасли права, учесть все жизненные ситуации невозможно. Даже те, которые способны причинить вред охраняемым уголовным законом интересам.

В заключении диссертации сделан ряд кратких выводов, которые вытекают из основных положений, вынесенных на защиту, и направлены на совершенствования уголовного законодательства в целях повышения его эффективности.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Историческая эволюция осуществления права как обстоятельства, исключающего преступность деяния в уголовном законодательстве России / Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. Выпуск 3. - Ставрополь, 2004. - 0,5 п.л.

2. Условия и пределы правомерности осуществления права как обстоятельства исключающего преступность деяния / Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. Выпуск 8. – Ставрополь, 2005. - 0,5 п.л.

3. Понятие осуществления права как обстоятельства, исключающего преступность деяния / Сборник научных трудов Ставропольского филиала Краснодарской академии. Выпуск 3. – Ставрополь, 2005. - 0,5 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.