WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

МИХАЙЛЕНКО ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА МЕХАНИЗМ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ В РЕЗУЛЬТАТЕ АВАРИЙНЫХ РАЗЛИВОВ НЕФТИ.

Специальность: 12.00.03 – Гражданское право;

предпринимательское право;

семейное право;

международное частное право.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва – 2005 2 Диссертация выполнена на кафедре гражданского права Современной гуманитарной академии.

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Коршунов Николай Михайлович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, заслуженный профессор МГУ им. М. В. Ломоносова Зенин Иван Александрович кандидат юридических наук Губарев Дмитрий Сергеевич

Ведущая организация: Российский государственный университет нефти и газа им. И. М. Губкина

Защита состоится _ 2005 г. в _ часов на заседании диссертационного совета К 521.023.01 при Московской академии экономики и права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права.

Автореферат разослан 2005 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук Ю. С. Харитонова ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Актуальность темы исследования обуславливается, прежде всего, катастрофическим ухудшением экологической ситуации в районах нефтедобычи Российской Федерации. Это обычно вызывается пренебрежением правилами добычи нефти со стороны хозяйствующих субъектов. Актуальность темы также определяется повышением роли гражданского права как регулятора общественных отношений по гражданскому обороту земли, нефти и других природных ресурсов. Это усиливает актуальность изучения элементов механизма гражданско правового регулирования отношений, возникающих в результате, в частности, аварийных разливов нефти и других негативных последствий нефтедобычи, являющейся до сих пор одной из основ экономики нашей страны.

Согласно данным, изложенным в Национальном плане действий по охране окружающей среды РФ, разработанном Госкомэкологией РФ и одобренном Правительством РФ1, серьезной проблемой охраны недр и окружающей среды является состояние фонда ликвидируемых глубоких нефтяных и газовых скважин. Контроль за состоянием этого фонда ведется неудовлетворительно. Для населения районов интенсивной нефтедобычи обостряющаяся с каждым годом экологическая ситуация, вызванная обширными нефтяными разливами, буровыми и нефтяными шламами, создает условия для заболеваний онкологическими и другими болезнями, снижения трудоспособности, в среднем небольшой продолжительности жизни, увеличения смертности и рождения генетически неполноценных детей.

Как известно, государство воздействует на экономику путем принятия соответствующих нормативных правовых актов, реализации различных программ и выработки определенных стратегий. К сожалению, возможности государства в гражданско-правовом регулировании отношений, связанных с аварийными разливами нефти, не реализуются в полной мере. До настоящего времени на федеральном уровне не принят закон, детально регулирующий отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти. Имеются лишь два постановления Федерального Правительства, фрагментарно регулирующие указанные отношения. Речь идет о постановлении Правительства РФ от 21.08.2000 г. № 613 «О неотложных мерах по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов»2, закрепляющем основные требования к разработке планов См. Национальный план действий по охране окружающей среды РФ на 1999-2001 г., разработанный Госкомэкологией РФ и одобренный Правительством РФ 12.11.1998 г.

См. СЗ РФ, 28.08.2000 г., № 35, ст. 3582.

по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов, и постановлении Правительства РФ от 15.04.2002 г. № «О порядке организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории РФ»1, устанавливающем правила организации мероприятий по предупреждению и ликвидации аварийных разливов нефти.

Иными словами, в настоящее время нормативная база регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, противоречива и узка, она не в полной мере соответствует сложившейся экологической и экономической ситуации.

Актуальность темы косвенно может быть усилена сравнением ее проблематики с правовыми проблемами другой, возможно еще более опасной сферы предпринимательской деятельности - атомной деятельности, широко исследуемой в зарубежной юридической литературе. Эта проблематика также недостаточно анализируется в отечественной юриспруденции. Одна из немногих отечественных кандидатских диссертаций была посвящена опять-таки зарубежному праву. Это диссертация Е. Ю. Городисской на тему «Гражданская ответственность за ущерб, причиненный судами с атомно-энергетическими установками, по праву капиталистических стран», защищенная в 1985 году.

Важно и другое. Правовые нормы, регулирующие порядок реагирования аварийно-спасательных формирований на нефтяные разливы, взаимодействие спасателей с нефтедобывающими организациями, ответственность за нарушение экологического законодательства, содержатся в различных отраслях права. Их исследуют специалисты этих отраслей.

Между тем в современных условиях наиболее актуальными стали исследования механизма именно гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти. Это обусловлено тем, что как сама нефтедобыча, так и ее негативные последствия являются элементами предпринимательской деятельности, регулируемой гражданским законодательством (ст. 2 и другие ГК РФ).

Указанные обстоятельства в совокупности и обусловили актуальность избранной темы диссертационного исследования.

Объектом исследования являются, прежде всего, имущественные отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти.

Предмет диссертационного исследования составляют проблемы содержания, структуры и реализации механизма гражданско-правого регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти.

См. СЗ РФ, 22.04.2002 г., № 16, ст. 1569.

Источниками исследования являются документированная информация об аварийных разливах и других негативных последствиях добычи нефти, материалы связанной с этими событиями правоприменительной практики, нормативные правовые акты и литература по данным проблемам.

В частности, эмпирической базой аргументации выдвинутых в работе концептуальных положений послужили данные Государственного Комитета РФ по природопользованию, Государственных докладов о состоянии окружающей среды, региональных органов управления МЧС России.

В работе анализируются определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по отдельным вопросам, связанным с рассматриваемыми гражданскими правоотношениями. При написании диссертации были использованы государственные доклады РФ о состоянии окружающей среды, отчеты международной организации «Гринпис», материалы научных конференций и семинаров, проходивших как на территории Российской Федерации, так и за рубежом, посвященные правовым проблемам аварийных разливов нефти.

Нормативную основу исследования составляют: Конституция РФ, акты международного экологического права;

гражданское законодательство Российской Федерации. В диссертации использованы нормы Арбитражного процессуального кодекса РФ, Гражданского процессуального кодекса РФ, Лесного, Водного, Земельного, Уголовного кодексов РФ, Кодекса РФ об административных правонарушениях. Кроме того, в ней анализируются Федеральные законы: «О недрах», «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», «Об экологической экспертизе», «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», «Об охране окружающей среды», другие федеральные законы, а также многочисленные подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие различные стороны отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти.

Кроме того, анализировалась законодательная база в рассматриваемой области таких развитых нефтедобывающих стран как США и Канада.

Из числа литературных научных источников используются публикации как ученых-цивилистов, так и специалистов по экологическому, земельному и т. п. праву.

Цель исследования состоит в определении на основе анализа действующего гражданского, экологического, земельного и т.п.

законодательства, а также теоретических достижений цивилистики механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти;

выявлении его элементов;

обосновании теоретических выводов по оценке его содержания, структуры и реализации;

а также выработке предложений по развитию и повышению эффективности соответствующего законодательства.

Исходя из данной цели в работе ставятся и решаются, в частности, задачи:

- определения понятия «механизм гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти»;

- выявления, характеристики элементов указанного механизма, а также правовой природы отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти;

- разработки предложений по совершенствованию актов действующего и подготовки нового законодательства в аспекте анализируемых проблем;

- обоснования необходимости в системе гражданско-правовых договоров выделения специального договора на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов.

Методологической и теоретической базой диссертационного исследования служат фундаментальные концепции теории права, в том числе гражданского права, сформулированные в работах классиков юриспруденции, в трудах отечественных и зарубежных ученых.

Исследование проводилось с использованием следующих методов:

- общенаучных, а именно: теоретических, таких, как формализация, гипотетика, прогностика, моделирование, экстраполяция;

эмпирических – сбор, первичная обработка научных фактов, классификация, аналогия, типизация, наблюдение;

диалектических – анализ, синтез, индукция, дедукция;

- специальных: сравнительно-правового, технико-юридического и др.

Теоретической основой исследования стали труды ученых-теоретиков права и цивилистов по проблемам общей теории права (Н. Г. Александров, С.

С. Алексеев, С. Н. Братусь, Д. А. Керимов, О. Э. Лейст, И. С. Самощенко и др.) и гражданского права (В. П. Грибанов, С. Е. Донцов, И. А. Зенин, О. С.

Иоффе, Ю. Х. Калмыков, О. А. Красавчиков, Л. О. Красавчикова, Л. А. Лунц, Н. С. Малеин, И. Б. Новицкий, Е. А. Суханов, Н. Н. Тарасов, В. А. Тархов).

Степень научной разработанности темы исследования.

Следует подчеркнуть, что правовые, в том числе гражданско-правовые исследования в рассматриваемой области до сих пор ведутся слабо.

Проблемы ликвидации аварийных разливов нефти изучаются в основном экономистами и техническими специалистами в области нефтедобычи.

В последние годы более интенсивно стали проводиться лишь исследования проблем возмещения вреда, причиненного нарушениями природоохранного и природоресурсного законодательства. При этом вопросы возмещения вреда, причиненного окружающей среде, в рамках гражданско-правовой ответственности рассмотрены, в основном, в монографиях М. М. Бринчука, О. С. Колбасова, О. И. Крассова и Б. Г.

Розовского, а также в учебниках по экологическому праву – под ред. В. В.

Петрова (1995 г.) и под. ред. М. М. Бринчука (2004 г.). Определенный вклад в разработку этих проблем внесли также такие ученые как С. Т. Аттакуров, С.

А. Боголюбов, А. Б Винокуров, А. К. Голиченков, О. Л. Дубовик, В. Д.

Ермаков, Э. Н. Жевлаков, В. П. Егоров, С. Н. Кравченко и Г. В. Миронов.

Однако исследования этих авторов, в основном, были направлены на анализ денежной оценки природных ресурсов, понятия гражданско-правовой ответственности за нарушение норм об охране окружающей среды и эффективности гражданско-правовой ответственности за нарушение норм об охране окружающей природной среды.

Подробнее проблемы возмещения вреда, причиненного природным ресурсам в рамках гражданско-правовой ответственности, исследовались лишь в ряде диссертационных работ: С. Н. Кравченко (1977), В. Л. Мищенко (1984), Е. Б Новиковой (1988), Г. А. Мисник (1992), С. В. Тычинина (1996), Н. Г. Нарышевой (1998), Ю. В. Полуниной (2001) и С. С. Дахненко (2001). В этих работах дается понятие экологического вреда в контексте гражданского права, отмечаются особенности гражданско-правовой ответственности в сфере охраны окружающей природной среды, освещаются вопросы денежной оценки природных ресурсов, анализируются существующие методики подсчета вреда, проблемы оптимизации целевого расходования средств, взысканных в возмещение вреда. В ряде перечисленных работ рассматриваются также вопросы страхования гражданско-правовой ответственности.

Следует, однако, заметить, что указанные исследования, во-первых, проводились в основном до принятия действующего Гражданского кодекса Российской Федерации и, во-вторых, они были посвящены различным аспектам исполнения обязательств, возникающих в результате причинения вреда в сфере гражданско-правовых и иных отношений, не связанных с природоохранной деятельностью.

Труды указанных авторов создали необходимые предпосылки для развития и совершенствования природоохранного законодательства и практики его применения. Однако большинство исследований посвящено прежде всего прокурорскому надзору и экологическому праву. Работы названных авторов лишь обозначают требующие дальнейшего изучения проблемы совершенствования элементов механизма гражданско-правового регулирования в природоохранной сфере.

Поэтому в настоящей диссертации упор сделан, прежде всего, на комплексное исследование механизма именно гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти как негативных последствий предпринимательской деятельности в сфере нефтедобычи.

Научная новизна диссертации выражается в том, что она является первым комплексным монографическим исследованием механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, содержащим решение важной задачи науки российского гражданского права.

Проведенный анализ позволяет вынести на защиту следующие научные положения:

1. Определение механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, как упорядоченной совокупности правовых средств, используемых в чрезвычайных условиях в одной из важнейших регламентируемых гражданским законодательством сфер предпринимательской деятельности (акты гражданского права, субъекты права, правоотношение, договор, другие юридические факты, акты применения норм гражданского права и т. п.).

2. Установление гражданско-правовой природы многих исследуемых в диссертации отношений, возникающих из предпринимательской деятельности, как основной фактор, определяющий содержание исследуемого механизма. Речь идет об отношениях, обслуживающих как производство благ (добыча нефти, изготовление нефтепродуктов и др.), так и сферу ликвидации, переработки, утилизации негативных последствий нефтедобычи.

3. Вывод о том, что реализация механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, может происходить в рамках как регулятивных, так и охранительных правоотношений.

4. Обоснование множественного характера регулятивных правоотношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти (отношений по субъектам, по видам их прав и обязанностей, а также деятельности, осуществляемой в процессе ликвидации аварийных разливов нефти).

5. Заключение о том, что структура механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, включает совокупность нормативно-правовой, правосубъектной, юридико-фактической и индивидуальной правовых форм. Данное заключение опирается на мнение ученых о претворении нормы права в жизнь через правовые формы, в качестве которых следует рассматривать не только основанную на нормах права меру возможного и должного поведения, но и нарушение соответствующей меры.

6. Вывод о целесообразности совершенствования правового регулирования сферы негативных последствий нефтедобычи в общероссийском масштабе в отношении двух групп нормативных правовых актов: составляющих предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов;

составляющих предмет собственного правового регулирования субъектов Российской Федерации.

7. Вывод о том, что главной задачей правовой науки в деле повышения эффективности исследуемого законодательства является разработка идеологии и принципов норм, направленных на ликвидацию аварийных разливов нефти, соответствующих российскому государственному устройству.

8. Обоснование целесообразности формирования как широко используемого обычая делового оборота практики создания нефтедобывающими компаниями фондов резервных средств на ликвидацию аварийных разливов нефти под конкретные проекты, например, строительство нефтепроводов. Имеется в виду формирование денежных фондов, из которых в случае необходимости могут быть взяты средства на проведение работ по ликвидации негативных последствий, вызванных, в частности, разрывом нефтепровода.

9. Теоретическое обоснование необходимости выделения в гражданском законодательстве направления, которое было бы связано с регулированием аварийных разливов нефти, в том числе с их ликвидацией как одного из наиболее опасных вредоносных факторов нефтедобычи.

10. Обоснование факта того, что в условиях отсутствия специального систематизированного законодательства, регулирующего отношения по ликвидации аварийных разливов нефти, важным правовым инструментом фактически является гражданско-правовой договор. При этом основным в системе гражданско-правовых договоров, заключаемых в исследуемой сфере предпринимательской деятельности, предлагается считать договор на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов.

11. Оценка судебной практики по делам о возмещении ущерба, причиненного аварийными разливами нефти как гражданско-правового способа действия природоохранных ведомств – субъектов публичного права.

На базе теоретических выводов обосновываются предложения практического характера:

1. о необходимости принятия на федеральном уровне специального закона, названного, к примеру, ФЗ «Об ответственности за загрязнение окружающей среды нефтью»;

2. о проведении систематизации нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти;

3. о формировании в качестве направлений государственного (в том числе гражданско-правового) воздействия на отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти, таких мер, как, в частности, 1) проведение обязательного специализированного медицинского обследования населения в зонах высоких экологических рисков, связанных с аварийными разливами нефти;

2) поставка медикаментов по расширенному перечню и экологически чистых продуктов питания, внедрение на местах методов контроля загрязнения вод нефтью, проведение экологического страхования и т. д.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее выводы и рекомендации «de lege ferenda»1, отражающие особенности механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, могут быть использованы в процессе совершенствования законодательства, регламентирующего данные отношения, в правоприменительной практике, в научных исследованиях, а также в учебном процессе при изучении соответствующих разделов ряда юридических дисциплин (гражданское, экологическое право и др.).

Результаты исследования апробированы и внедрены: при обсуждении диссертации на кафедре Гражданского права Современной гуманитарной академии. Основные результаты диссертационного исследования также докладывались на четырех научно-практических конференциях, проходивших в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова, Российском новом университете, Экологическом центре Министерства обороны РФ.

Обоснованные диссертантом положения используются в практике юридического отдела специализированного профессионального аварийно спасательного формирования МЧС России по ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов - экологического предприятия ООО «Природа». Отдельные положения диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Современной гуманитарной академии, где используются при преподавании дисциплины «Гражданское право». Результаты исследования нашли отражение в 5 опубликованных научных работах автора.

Структура и объем диссертации обусловлены целью исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, содержащих девять параграфов, библиографии, включающей 334 источника, и приложений.

Латинское изречение, применяемое учеными-юристами, означающее рекомендации по совершенствованию действующих или разработке новых норм права.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его объект, предмет и источники (включая эмпирическую базу, нормативную основу и литературные научные источники), ставятся цель и задачи, определяются методологическая и теоретическая база, научная новизна исследования, формулируются положения, вынесенные на защиту, и предложения по совершенствованию законодательства, а также отмечаются теоретическая и практическая значимость работы, апробация и внедрение результатов исследования, структура и объем диссертации.

В первой главе «Понятие и содержание механизма гражданско правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти» - содержатся общетеоретические положения и выводы относительно механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти.

Указанная глава состоит из трех параграфов.

В первом параграфе настоящей главы - «Оценка экологической обстановки в районах ведения интенсивной нефтедобычи на территории Российской Федерации» - характеризуется состояние окружающей среды в этих районах. Необходимость данной характеристики обуславливается тем, что состояние окружающей среды является решающим фактором устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации.

Согласно Федеральной целевой программе «Экология и природные ресурсы России (2002 - 2010 годы)»1 особую озабоченность вызывает состояние природной среды, в частности, в районах нефтегазодобычи. По данным постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1998 г. № 1463 «Об утверждении федеральной целевой программы экономического развития Республики Коми на 1998-2005 годы»2 в подпрограмме «Экологическая безопасность», говорится, что свыше половины всей площади нарушенных земель республики приходится на районы нефтегазодобычи.

Учитывая изложенное, необходимо подчеркнуть, что нефтяная промышленность вносит немалый вклад в загрязнение природы углеводородами (48% суммарного выброса отрасли), оксидами углерода См. Постановление Правительства РФ от 07.12.2001 № 860 «О федеральной целевой программе «Экология и природные ресурсы России (2002 - 2010 годы)»». // СЗ РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. 2), ст. 4973.

См. Постановление Правительства РФ от 09.12.1998 № 1463 «Об утверждении федеральной целевой программы экономического и социального развития Республики Коми на 1998 - 2005 годы» // СЗ РФ 14.12.1998, № 50, ст. 6171. - утратил силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 24.08.2002 № 630.

(44%) и различными твердыми веществами (4,4%)1. По данным «Гринпис», ежегодные потери нефти в результате утечек из трубопроводов составляют 5% от добычи, что эквивалентно 15 миллионам тонн в год2.

Специалистами в сфере экологии в Государственном докладе о состоянии окружающей природной среды3 были сформулированы основные экологические проблемы нефтегазового комплекса, состоящие, в частности, в недостаточной развитости природоохранной инфраструктуры, систем предотвращения и снижения негативных воздействий на окружающую среду.

Представляется, что основная причина изложенных проблем кроется, главным образом, не только и не столько в неэффективности отдельных элементов механизма разноотраслевого регулирования, сколько механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти.

Второй параграф - «Понятие механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти», посвящен исследованию проблем понимания категорий «механизм правового регулирования» и «механизм гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти.

Анализ мнений ученых (Н. Г. Александрова, С. С. Алексеева, Л. О.

Красавчикова, В. А. Шабалина, Ю. И. Гревцова) показал, что наблюдается множество различных позиций в определении механизма правового регулирования и элементов, входящих в его состав. Думается, причиной этому стали различные подходы к природе анализируемого механизма.

При всем разнообразии подходов к данной категории, включению различных элементов в его состав, имеется мнение о том, что подобного правового института вообще не существует4.

Однако представляется, что такая модель как механизм правового регулирования все-таки существует. Проблема состоит лишь в том, что до сегодняшнего дня отсутствует определенность границ анализируемого института, его назначения и элементов.

Представляется, что механизм гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, - это См. Опыт ликвидации аварийных разливов нефти в Усинском районе Республики Коми. – Сыктывкар. 2000. C. 13.

См. Laurie Solsberg. “Integrated approach to regional contingency planning”, International oil spill conference, North Vancouver, British Columbia, Canada, 2003 y.

См. Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Республики Коми в 2000 году // Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми, Комитет природных ресурсов по Республике Коми, РГУ НТЦ АГИКС РК. – Сыктывкар, 2001.

См. Черданцев А. Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург. УИФ Наука, 1993.С. 126.

упорядоченная совокупность правовых средств, используемых в чрезвычайных условиях в одной из важнейших регламентируемых гражданским законодательством сфер предпринимательской деятельности (акты гражданского права, субъекты права, правоотношение, договор, другие юридические факты, акты применения норм гражданского права и т. п.).

В третьем параграфе устанавливается гражданско-правовая природа многих исследуемых в диссертации отношений, возникающих из предпринимательской деятельности как основной фактор, определяющий содержание исследуемого механизма. Речь идет об отношениях, обслуживающих как производство благ (добыча нефти, изготовление нефтепродуктов и др.), так и сферу ликвидации, переработки, утилизации негативных последствий нефтедобычи.

При этом обосновывается необходимость регламентации гражданским законодательством отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти;

о возможности распространения гражданско-правовой формы на данные отношения и о характере воздействия гражданско правовой формы на соответствующие отношения.

Необходимость регулирования данных отношений нормами гражданского законодательства обосновывается, в первую очередь, тем, что они возникают при осуществлении предпринимательской деятельности и в соответствии со ст. 2 ГК РФ1 должны регулироваться гражданским законодательством.

Разумеется, другие отрасли права (административное, уголовное и др.) также регулируют и (или) охраняют отдельные стороны отношений, возникающих в результате негативных последствий нефтедобычи. Например, уголовное право регламентирует уголовную ответственность должностных лиц, допустивших аварийную ситуацию. Нормы административного права устанавливают административное наказание за несоблюдение, скажем, маршрутов прокладки нефтепроводов. Однако, главное не в этом.

Существенным является тот факт, что как сама нефтедобыча, так и ликвидация ее негативных последствий являются важными видами предпринимательской деятельности.

Предпринимательская деятельность в значительной степени зависит от государственной политики. Государство может воздействовать на нее различными методами: как прямыми (административные), так и косвенными (экономические). Однако предпринимательская деятельность в современных условиях имеет частноправовую юридическую природу. Влияние публично правовых элементов строго ограничено. Поэтому в целом правовой режим регулирования в сфере предпринимательской деятельности является гражданско-правовым.

См. Гражданский кодекс РФ (ч.1) от 30.11.1994, № 51-ФЗ // СЗ РФ, 05.12.1994, № 32, ст.

3301.

Нефтедобыча как важный вид предпринимательской деятельности связана с большим числом рисков.

В доктрине предпринимательский риск обычно трактуют как «деятельность предпринимателя на рынке в ситуации неопределенности относительно вероятного получения прибыли или убытков, когда принимающий решение, не будучи в состоянии однозначно предвидеть, добьется он прибыли или понесет убытки, оказывается перед выбором какого-либо из альтернативных вариантов решения»1. К предпринимательской деятельности, связанной как с нефтедобычей, так и с ее негативными последствиями относятся, прежде всего и главным образом, риски природного и техногенного характера.

Реализация механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, может происходить в рамках как регулятивных, так и охранительных правоотношений.

Регулятивное воздействие гражданского права на механизм правового регулирования в этой сфере выражается, в частности, в применении упорядоченной совокупности правовых форм, закрепляющих и реализующих общие правила ведения хозяйственной деятельности, реагирования на нефтяные разливы, предоставления хозяйствующим субъектам и гражданам правовой оценки их деятельности.

В этой связи можно говорить о множественном характере исследуемых регулятивных правоотношений (отношений по субъектам, по видам их прав и обязанностей, а также деятельности, осуществляемой в процессе ликвидации аварийных разливов нефти).

Охранительное воздействие на механизм сводится к использованию всех элементов, составляющих его структуру и дающих управомоченным органам (лицу) в случае нарушения прав возможность прибегнуть к мерам защиты, предусмотренным законом.

Более того, можно утверждать, что структура механизма гражданско правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, включает совокупность нормативно-правовой, правосубъектной, юридико-фактической и индивидуальной правовых форм.

Данное заключение опирается на мнение ученых о претворении нормы права в жизнь через правовые формы, в качестве которых следует рассматривать не только основанную на нормах права «меру возможного и должного поведения»2, но и нарушение соответствующей меры.

См. Кабышев О. А. Предпринимательский риск: правовые вопросы. Автореферат канд.

дисс. М., 1996. С. 7.

Красавчиков О. А. Гражданское правоотношение – юридическая форма общественного отношения // Гражданские правоотношения и их структурные особенности.

Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 39. Свердловск: СЮИ, 1975. С.18.

Во второй главе «Совершенствование основного элемента механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти, - нормативных правовых актов», в первую очередь исследуется соотношение федеральных и региональных правовых актов, регулирующих указанные отношения (параграф первый).

В России на федеральном уровне правом урегулированы почти все общественно важные отношения в области охраны окружающей среды и организации рационального природопользования, имеющего общегосударственное значение. Между тем, по многим отношениям, требующим специального регулирования, в частности по отношениям, возникающим в результате аварийных разливов нефти, практика такова, что подзаконные акты опережают законодательное регулирование, как бы прокладывая ему дорогу, беря на себя функцию апробации того либо иного решения, в дальнейшем претендующего на законодательное закрепление.

Представляется целесообразным осуществлять совершенствование правового регулирования сферы негативных последствий нефтедобычи в общероссийском масштабе с помощью двух групп нормативных правовых актов: 1) составляющих предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов;

2) составляющих предмет собственного правового регулирования субъектов Российской Федерации.

Во втором параграфе - «Повышение эффективности гражданского законодательства регулирующего отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти», на базе общей теории эффективности гражданского законодательства обосновывается главное направление повышения эффективности законодательства в исследуемой области.

Как известно, эффективность гражданско-правовых норм это их свойство положительно влиять на развитие имущественных, в том числе предпринимательских отношений, включая отношения в сфере нефтедобычи и ликвидации ее негативных последствий. Формой выражения эффективности является достижение с помощью норм права тех целей, ради которых они были установлены. В соответствии с этим эффективность норм права можно выразить как отношение результатов их действия к поставленным перед ними целям.

Гражданское законодательство, регулирующее отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти, бесспорно, нуждается в совершенствовании, в том числе в плане повышения его эффективности.

В этой связи в данном параграфе обосновывается вывод о том, что главной задачей правовой науки в деле повышения эффективности исследуемого законодательства является разработка идеологии и принципов норм, направленных на ликвидацию аварийных разливов нефти, соответствующих российскому государственному устройству.

В третьем параграфе исследуется специальное регулирование отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти. Одно из них связано с возможностью применения в исследуемой сфере обычаев делового оборота. Их роль как источника регулирования предпринимательской деятельности возросла в прямой связи с формированием свободного рынка товаров, работ и услуг. Практика показывает, что в сфере нефтедобычи в деятельности некоторых нефтедобывающих компаний складываются своеобразные обычаи делового оборота, в частности по созданию фондов резервных средств на ликвидацию аварийных разливов нефти под конкретные проекты, например, на строительство нефтепроводов. Имеется в виду формирование денежного фонда, из которого в случае необходимости могут быть взяты средства на проведение работ по ликвидации негативных последствий, вызванных разрывом нефтепровода.

К настоящему времени данный обычай еще до конца не сформировался и применяется не всеми нефтедобывающими компаниями. В этой связи в диссертации обосновывается целесообразность формирования как широко используемого обычая делового оборота практики создания нефтедобывающими компаниями подобных фондов резервных средств.

Наряду с этим необходимо активизировать работу по принятию специального федерального закона, названного, к примеру, ФЗ «Об ответственности за загрязнение окружающей среды нефтью» и содержащего нормы, посредством которых в регионах добычи нефти были бы созданы страховые фонды по ликвидации последствий аварий. До принятия данного закона можно было бы руководствоваться указанным обычаем делового оборота.

Одновременно, поскольку в рамках одного закона или обычая делового оборота невозможно регламентировать в полном объеме все сложные проблемы исследуемого механизма, в диссертации дается теоретическое обоснование необходимости выделения в гражданском законодательстве самостоятельного направления, которое было бы связано с регулированием аварийных разливов нефти, в том числе с их ликвидацией как одного из наиболее опасных вредоносных факторов нефтедобычи, а также проведение систематизации всех нормативных правовых актов, регулирующих исследуемые отношения.

В третьей главе - «Дополнительные элементы реализации механизма гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти» - анализируются такие элементы как основные субъективные права и обязанности участников исследуемых отношений;

договорные отношения, возникающие в результате аварийных разливов нефти;

акты реализации гражданско-правовой ответственности и практика возмещения вреда, причиненного нефтяными разливами.

Участниками исследуемых правоотношений выступают различные юридические и физические лица: аварийно-спасательные службы, аварийно спасательные формирования и спасатели, работающие на постоянной штатной основе (профессиональные службы, формирования и спасатели).

Одной из функций спасателей является обеспечение прав граждан на благоприятную окружающую среду.

Поскольку субъективные права человека и гражданина признаются в равной мере за всеми гражданами, нельзя говорить об ограничении круга субъектов экологических прав в законодательстве, закрепляющем только права гражданина на благоприятную окружающую среду. Отсутствие в Законе «Об охране окружающей среды» указания о принадлежности данных прав человеку не лишает данные права их свойства как естественных прав человека. Однако во избежание разночтений при толковании Закона «Об охране окружающей среды» представляется целесообразным закрепление в данном Законе формулировки, точно соответствующей Конституции РФ, а именно, вместо права каждого гражданина на благоприятную окружающую среду следует указать «право человека и гражданина на благоприятную окружающую среду»1.

По распространенному мнению к показателям качества окружающей среды относятся:

1) градостроительные нормативы (ст. 51—53 Градостроительного кодекса РФ);

2) санитарные нормы, правила и гигиенические нормативы (гл. III Закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»);

3) нормативы допустимого воздействия на окружающую среду и нормативы качества окружающей среды (ст. 21, 22 Закона «Об охране окружающей среды»).

Параграф второй посвящен договорным отношениям, возникающим в результате аварийных разливов нефти.

Анализ реализации самого важного элемента гражданско-правового регулирования отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти – действующего законодательства РФ, позволил обосновать необходимость принятия соответствующего закона, а также проведения систематизации законодательного регулирования отношений в сфере ликвидации аварийных разливов нефти. Однако сегодня можно с уверенностью сделать также вывод о том, что юридическая норма отнюдь не является единственной формой объективизации прав и что в механизме правового регулирования есть элементы, не связанные напрямую с государственной волей. Речь идет о договорном порядке регулирования указанных отношений.

См. Мисник Г. А. Субъективные экологические права. // Журнал «Государство и право», № 12, декабрь, 2004 г. С. 20.

В исследуемой сфере применяются договоры, регулируемые различными кодексами, в том числе Водным, Лесным и Земельным. Однако, представляется, что положения договоров, являющихся предметом водного, лесного, земельного права, а также законодательства о недрах, отвечающих требованиям гражданского законодательства о равенстве участников (ст. ГК РФ), надлежит относить к числу гражданско-правовых. Следовательно, и к договорам, возникающим по поводу природопользования, должны применяться общие нормы гражданского права, если иное не установлено в специальных законодательных актах.

Подчеркивая преимущественно гражданско-правовое регулирование отношений, возникающих в результате аварийных разливов нефти в силу возникновения их из предпринимательской деятельности, осуществление которой невозможно без такого важного инструмента правового регулирования как договоры, следует отметить разнообразие договоров, относящихся к различным отраслям права. Это и гражданско-правовые договоры, такие как подряд, оказание услуг, купля-продажа, аренда, прокат и т. п.;

административные (договоры о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и субъектами РФ);

трудовые (трудовой договор);

налоговые (соглашение о предоставлении налогового кредита - ст.

65 НК РФ, соглашение о предоставлении инвестиционного налогового кредита - ст. 67 НК РФ и другие.

Услуги по ликвидации аварийных разливов нефти представляют собой деятельность (действия) профессиональных аварийно-спасательных формирований, имеющих лицензию на право ведения аварийно спасательных и других неотложных работ в чрезвычайных ситуациях, а также на осуществление деятельности с опасными отходами и включают в себя: очистку земной и водной поверхности от нефтяных загрязнений;

техническую и биологическую рекультивацию загрязненных территорий;

переработку нефтяных шламов;

строительство, ремонт и содержание природоохранных сооружений;

рекуперацию нефтяного сырья;

строительно монтажные работы и др. мероприятия, направленные на ликвидацию негативных последствий нефтедобычи.

Предоставление заказчику (нефтедобывающей организации) услуг в сфере ликвидации негативных последствий нефтедобычи оформляется системой договоров. Основным, первоначальным в договорных связях следует считать договор на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов.

Поэтому ключевыми вопросами настоящего параграфа, явились правовые исследования договора на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов. Это, в частности, анализ:

1. специфики сторон, предмета, других существенных условий и содержания договора на ликвидацию аварийных разливов нефти;

2. его места в системе договоров, уже регулируемых Гражданским кодексом, прежде всего, таких как подряд (гл. 37 ч. 2 ГК РФ) и возмездное оказание услуг (гл. 39 ч. 2 ГК РФ);

3. необходимости признания договора на ликвидацию аварийных разливов нефти самостоятельным видом договора и его законодательного закрепления.

Договор на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов представляет собой соглашение, сторонами которого, в частности, являются юридические лица (нефтедобывающие организации, предприятия, осуществляющие транспортировку, хранение нефти и т. п.), с одной стороны, и аварийно спасательные формирования, имеющие соответствующую лицензию, с другой. При этом следует особо подчеркнуть, что оказывать услуги, производить работы, направленные на устранение негативных последствий нефтедобычи, возможно только при наличии лицензии1.

Итак, специфику договора на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов составляют его положения, относящиеся, прежде всего, к сторонам договора. Исследуемый договор может быть заключен лишь с профессиональными аварийно спасательными формированиями (службами), имеющими соответствующие лицензии и аттестованными в установленном порядке в соответствии с действующим законодательством РФ.

В этой связи представляется целесообразным здесь и далее именовать стороны данного договора как «Заказчик» (предприятие, на территории которого произошла авария и т. п.) и «Исполнитель» (аварийно-спасательное формирование (служба).

Специфичны также цели, которые ставят стороны в договоре. Основной целью исследуемого договора является своевременная локализация и ликвидация разливов нефти и нефтепродуктов. Иными словами, целями сторон по договору является не только свойственное предпринимательской деятельности получение прибыли, но и проведение экологических природоохранных мероприятий.

Своеобразен также предмет договора. Его составляют виды работ по ликвидации последствий аварийных разливов нефти, требующие использования специального оборудования и подготовленного персонала.

Разумеется, организация мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов должна соответствовать планам по предупреждению и ликвидации разливов нефти (далее планы ЛАРН).

См. Федеральный закон от 08.08.2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // СЗ РФ. 2001. № 33. 4.1. Ст.3430.

Содержание договора также обладает большой спецификой, так как оно отражает специфические права и обязанности «Заказчика» и «Исполнителя», подробно раскрываемые в диссертации.

Характеризуя правовую природу договора на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов, нельзя не отметить его сходство с договором возмездного оказания услуг и договором подряда. Все три указанных договора направлены на выполнение определенных действий одной стороной (подрядчиком, исполнителем) по заданию и для другой стороны (заказчика). Основное различие указанных договоров связано с их предметом. В договоре подряда – это материальный результат работы подрядчика, в договоре на выполнение услуг предметом является сама услуга (определенные действия или определенная деятельность). В договоре же на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов предметом является как сама работа (деятельность, направленная на ликвидацию негативных последствий нефтедобычи), так и ее конечный результат, но выраженный в форме не создания новой вещи, как в договоре подряда, а очистки земной и водной поверхности от нефтяного загрязнения, переработки нефтяных шламов и т. п.

Проблема осложняется еще и тем, что в законодательстве и других нормативных правовых актах, а также в литературе нет единого подхода к разграничению таких правовых категорий как «работа» и «услуга», не общепризнанно, что предмет исследуемого договора составляют обе указанные категории в совокупности. Важно и другое. В договоре на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию нефтяных и буровых шламов может иметь место как конкретный результат работы (например, ликвидация аварийного разлива на определенном заказчиком объекте, следствием которой явилась восстановленная биологическая жизнедеятельность объекта, существовавшая до его загрязнения нефтяными разливами), так и определенные действия, не имеющие овеществленного итога (например, оперативное реагирование на нефтяной разлив в условиях, когда восстановить былую окружающую среду на конкретном объекте не возможно). Таким образом, учитывая все данные обстоятельства, а также изложенные ранее специфические особенности договора на ликвидацию аварийных разливов нефти, утилизацию и переработку нефтяных и буровых шламов, можно сделать вывод о бесспорной необходимости самостоятельного законодательного урегулирования исследуемого договора с целью надежной защиты прав всех субъектов данной предпринимательской деятельности. К сожалению, до сих пор условия исследуемых договоров полностью зависят от юридической компетентности лиц, разрабатывающих их проекты.

Третий параграф содержит характеристику актов реализации гражданско-правовой ответственности и практики возмещения вреда, причиненного нефтяными разливами. В данном параграфе анализируется целый ряд судебных дел по исследуемой проблематике, ставятся и решаются следующие теоретические проблемы:

1. Являются ли требования о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде хозяйствующими субъектами (либо гражданами) гражданско-правовыми?

2. Правомерно ли рассматривать отношения по возмещению ущерба в результате аварийных разливов нефти, возникающие на основании исков природоохранных ведомств к правонарушителям, в качестве гражданских?

3. Чем вызвано незначительное количество в Российской Федерации исков о возмещении вреда жизни и здоровью, а также исков физических и юридических лиц о возмещении вреда, причиненного их имуществу в результате аварийных разливов нефти и нефтепродуктов?

4. Почему в некоторых случаях нефтедобывающим компаниям удается избежать ответственности за вред, причиненный окружающей среде нефтяными разливами?

В результате анализа указанных вопросов в диссертации обосновывается, в частности, оценка судебной практики по делам о возмещении ущерба, причиненного аварийными разливами нефти как гражданско-правового способа действия природоохранных ведомств – субъектов публичного права.

В заключительной части параграфа отмечается, что в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 20.05.2004, № 649 «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти»1 была образована Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, руководство которой осуществляет Правительство Российской Федерации. Также Указом Президента РФ № 649 преобразованы:

Федеральная служба по технологическому надзору и Федеральная служба по атомному надзору в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору, руководство которой осуществляет Правительство Российской Федерации;

Федеральная служба по надзору в сфере экологии и природопользования в Федеральную службу по надзору в сфере природопользования, передав функции в сфере экологического надзора Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору. Таким образом, согласно Указа Президента РФ № Министерство природных ресурсов Российской Федерации является федеральным министерством, руководство которым осуществляет Правительство РФ, и включает в себя:

См. СЗ РФ, 24.05.2004, № 21, ст. 2023.

- Федеральную службу по надзору в сфере природопользования1;

- Федеральное агентство водных ресурсов2;

- Федеральное агентство лесного хозяйства3;

- Федеральное агентство по недропользованию4.

Все изложенное в значительной степени затрудняет нормальную деятельность нефтедобывающих предприятий, связанную с использованием природных ресурсов.

Список научных работ диссертанта по теме исследования.

1. Михайленко Е. М. К проблеме понятия и дифференциации правовых норм, регулирующих сферу ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов. // Научные труды Института послевузовского профессионального образования Современной гуманитарной академии.

Выпуск 7. Гуманитарные науки. М, 2003. – 0,7 п.л.

2. Михайленко Е. М. Нефтяные разливы как угроза санитарно эпидемиологического благополучия в России: некоторые вопросы нормативно-правового регулирования. // Актуальные проблемы правового регулирования медицинской деятельности: Материалы 2 Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 26 марта 2004 г. / Под общ.

ред. д. ю. н. С. Г. Стеценко. М.: Издательская группа «Юрист», 2004 г. – 0, п.л.

3. Михайленко Е. М. Ликвидация аварийных разливов нефти: правовой аспект. // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 4. В трех томах. Том 2. М.: Издательская группа «Юрист», 2004 г. – 0,4 п.л.

4. Михайленко Е. М. Некоторые вопросы административно-правового регулирования отношений в сфере ликвидации аварийных разливов нефти.

// Проблемы административного и административно-процессуального права. Сборник научных трудов памяти Юрия Марковича Козлова.

Московская государственная юридическая академия. Москва, 2005 г. – 0, п.л.

5. Михайленко Е. М. Особенности гражданско-правового См. Постановление Правительства РФ от 30.07.2004, № 400 «Об утверждении положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 г., № 370» // СЗ РФ, 09.08.2004, № 32, ст. 3347.

См. Постановление Правительства РФ от 16.06.2004, № 282 «Об утверждении положения о Федеральном агентстве водных ресурсов» // СЗ РФ, 21.06.2004, № 25, ст. 2564.

См. Постановление Правительства РФ от 16.06.2004, № 283 «Об утверждении положения о Федеральном агентстве лесного хозяйства» // СЗ РФ, 21.06.2004, № 25, ст. 2565.

См. Постановление Правительства РФ от 17.06.2004, № 293 «Об утверждении положения о Федеральном агентстве по недропользованию» // СЗ РФ, 28.06.2004, № 26, ст. 2669.

регулирования ликвидации аварийных разливов нефти. // Научные труды Института послевузовского профессионального образования Современной гуманитарной академии. Выпуск 13. Гуманитарные науки. М, 2005. – 0, п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.