WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

на правах рукописи

МЕДЖИДОВА МАРИНА ГУДОВНА ВЫЯВЛЕНИЕ МАРКЕРОВ ЦИТОМЕГАЛОВИРУСА У НОВОРОЖДЕННЫХ И ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА. РАЗВИТИЕ АПОПТОЗА ПРИ ЦИТОМЕГАЛОВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ IN VITRO 03.00.03 –

Молекулярная биология

АВТОРЕФЕРАТ

ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК Москва – 2005 г.

Работа выполнена в ГУ НИИ вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН.

Научный консультант:

Кандидат биологических наук

Федорова Наталья Евгеньевна.

Официальные оппоненты:

Доктор медицинских наук, профессор Чешик Святослав Георгиевич Доктор биологических наук, профессор Миллер Галина Генриховна

Ведущая организация:

Институт Молекулярной генетики РАН.

Защита состоится « 5 » декабря 2005 г. в 12.00 часов На заседании диссертационного Совета Д.001.020.01 при ГУ НИИ вирусологии им. Д.И.

Ивановского РАМН по адресу: 123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 16.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке при ГУ НИИ вирусологии им. Д.И.

Ивановского РАМН.

Автореферат разослан «» ноября 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета Доктор медицинских наук Н.П.Косякова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

.

Актуальность проблемы.

Цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ) является одной из наиболее часто встречающих инфекций у новорожденных и детей раннего возраста, вызывающих тяжелые патологии, вплоть до гибели ребенка. (Самохин, 1987;

Alford, Stagno, 1990;

Gaytant, 2002). По данным отечественных и зарубежных специалистов от 0,5 до 5% детей появляются на свет с врожденной ЦМВИ, из них около 90% детей, являются асимптоматичными носителями (Barbi, Binda, 2003;

Gaytant, 2002).

Диагностика ЦМВИ у новорожденных детей часто представляет сложную задачу в связи с отсутствием типичных симптомов и признаков ЦМВИ, а также из-за особенностей иммунной системы новорожденных. Несмотря на многочисленные исследования, посвященные этой проблеме, разработка четких и общепринятых рекомендаций по лабораторному обследованию новорожденных и детей раннего возраста с подозрением на ЦМВИ остается нерешенной задачей.

Ассоциированные с ЦМВИ аномалии в эмбриональном развитии детей и различные заболевания у новорожденных и детей раннего возраста связаны с патологическим действием ЦМВ на клетку. В то же время недостаточно изучены процессы, лежащие в основе морфологических и функциональных изменений ЦМВ инфицированных клеток. Особое значение среди механизмов, приводящих к деструктивным нарушениям клетки, имеет апоптоз.

В настоящее время активно изучается влияние ЦМВ на программированную клеточную гибель. Однако основное внимание большинства исследователей направлено на поиск и изучение индивидуальных вирусных белков, обладающих антиапоптозными свойствами (Goldmacher, 2005;

Skaletskaya, 2001). В результате установлено, что белки ЦМВ (vICA, vMIA) ингибируют развитие апоптоза на нескольких уровнях (Goldmacher, 2005;

Castillio, 2004). Вместе с тем в ряде работ показано, что механизмы реализации апоптоза связаны с пролиферативной активностью клеток. Установлено, что в регуляции этих процессов участвуют одни и те же клеточные факторы (Chen, 2001, Campbell, 2004).

В то же время, практически отсутствуют данные о реализации процессов апоптоза под влиянием ЦМВ в клетках, находящихся на различных стадиях клеточного цикла. В связи с этим изучение действия ЦМВ на программированную клеточную гибель в зависимости от пролиферативной активности клеток представляет важную задачу.

Цель и задачи исследования.

Цель настоящего исследования заключалась в сравнительной оценке эффективности методов лабораторной диагностики ЦМВИ у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста с подозрением на ЦМВИ, а также в изучении действия ЦМВ на гибель клеток в зависимости от пролиферативного состояния клеток.

Для достижения поставленной цели ставились следующие задачи:

1. Выявить прямые маркеры ЦМВ у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста с подозрением на ЦМВИ.

2. Изучить спектр и индекс авидности противовирусных антител у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста.

3. Сравнить эффективность методов лабораторной диагностики при выявлении ЦМВИ у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста.

4. Изучить динамику гибели ЦМВ-зараженных клеток, инфицированных в различных фазах клеточного цикла.

5. Изучить изменения транскрипционных уровней мРНК проапоптозного гена fas и антиапоптозного гена bcl-2 в клетках ФЛЭЧ, инфицированных в состоянии пролиферативного покоя и в состоянии синтеза ДНК.

6. Проследить изменение экспрессии белка Bcl-2, активацию каспазы-3 и освобождение цитохрома С из митохондрий в цитоплазму в клетках, находящихся в момент заражения в различных фазах клеточного цикла.

7. Изучить действие ЦМВ на целостность цитоскелета и хроматина клетки.

Научная новизна и практическая значимость.

1. Установлено, что при выявлении ЦМВ у новорожденных и детей раннего возраста, наиболее информативным и чувствительным является быстрый культуральный метод (БКМ).

2. Впервые показано, что в ЦМВ-инфицированных фибробластах индукция процессов апоптоза зависит от пролиферативного состояния клеток в момент заражения.

3. Впервые показано, что в фибробластах человека под действием ЦМВ увеличивается экспрессия гена bcl-2 на уровне транскрипции и трансляции.

4. Показано, что при заражении делящихся фибробластов в ранней стадии инфекции (48 часов после проникновения вируса) повышается уровень мРНК гена fas.

5. Впервые установлено, что в фибробластах, инфицированных ЦМВ в состоянии пролиферативного покоя, экспрессия маркеров апоптоза (Bcl-2, каспаза-3, цитохром С) происходит быстрее, чем в фибробластах зараженных в состоянии активной пролиферации.

6. Показано, что повреждение хроматина под действием цитомегаловируса не сопровождается межнуклеосомными разрывами ДНК.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Показана высокая частота выявления ЦМВИ у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста с подозрением на ЦМВИ.

2. БКМ является более чувствительным и информативным методом лабораторной диагностики ЦМВИ у новорожденных и детей раннего возраста по сравнению с серологическими методами и методом ПЦР.

3. Показано, что в фибробластах, инфицированных в состоянии пролиферативного покоя, программированная гибель клеток развивается значительно быстрее, чем в делящихся клетках.

Апробация работы.

Основные положения работы были представлены на трех международных и четырех российских научно-практических конференциях и симпозиумах в 2002-2004 г.г. В завершенном виде доклад по диссертационной работе прошел предварительную экспертизу на совместном заседании Отдела молекулярной вирусологии и совета по предварительной экспертизе диссертационных работ ГУ НИИ вирусологии им. Д.И.

Ивановского РАМН от 29 сентября 2005г.

Структура и объем диссертации.

Диссертационная работа состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов, результатов собственных исследований, обсуждения результатов, выводов и списка цитируемой литературы, включающего 234 источников отечественных и зарубежных авторов. Работа изложена на 160 страницах машинописного текста и содержит 5 таблиц и 23 рисунка.

По результатам исследования опубликовано 11 научных работ.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ.

Культура клеток. В работе использовали диплоидные фибробласты легкого эмбриона человека (ФЛЭЧ) полученные из Медико-генетического научного центра РАМН (Москва). Культуру клеток выращивали на среде DМЕМ, содержащей 10% эмбриональной телячьей сыворотки (ЭТС), 2 мМ L-глутамина, 50 мкг/мл гентамицина.

Вирус. Использовали референс штамм ЦМВ AD 169, любезно предоставленный доктором L. Pereira (США). Вирус поддерживали путем пассирования на культуре клеток ФЛЭЧ.

Определение инфекционной активности вируса. Определение инфекционной активности вируса проводили модифицированным методом «черных» бляшек. Для титрования готовили возрастающие десятикратные разведения вируса. Очаги инфицированных клеток (бляшек) выявляли иммуноцитохимическим методом с использованием смеси моноклональных антител (МКА) к белкам IE1-72 и рр65.

Окрашенные бляшки индентифицировали и подсчитывали с помощью светового микроскопа. Титр вируса выражали в количестве бляшкообразующих единиц, содержащихся в 1 мл (БОЕ/мл).

Синхронизация ФЛЭЧ. Стадия G0. Синхронизацию ФЛЭЧ проводили лишением клеток сывороточных ростовых факторов (Федорова и др., 2003). Для этого клетки высаживали в концентрации 50 тыс./мл на покровные стекла, помещенные на дно 24 луночных панелей. В течение 48 часов фибробласты инкубировали в среде с 10% ЭТС.

Затем клетки промывали, вносили среду с 0,2% сыворотки и продолжали инкубацию часов. При этих условиях культивирования клетки выходят из клеточного цикла и останавливаются в фазе G0 и/или на границе G0/G1. На этой стадии клеточного цикла фибробласты заражали ЦМВ с МИ 1-5 БОЕ/кл. Далее опытные и контрольные популяции были разделены на две группы. Первую группу клеток после адсорбции вирус помещали в «старую» кондиционную среду с 0,2% ЭТС, отобранную перед заражением, для того, чтобы предотвратить стимуляцию к делению. Вторую группу клеток, как контрольную, так и инфицированную, стимулировали к делению, внесением свежей среды с 15% ЭТС.

Стадия S. Для синхронизации ФЛЭЧ в стадии S клетки останавливали в фазе G0, как указано выше. Для индукции пролиферации вносили свежую среду с 15% ЭТС. Как установлено ранее через 24 часа после стимуляции клетки находились в стадии синтеза ДНК. В этот момент фибробласты заражали вирусом (МИ 1-5 БОЕ/кл.) и культивировали в среде с 15% ЭТС.

Иммуноцитохимический метод. Неинфицированные и инфицированные ЦМВ клетки ФЛЭЧ, промывали 0,1 М фосфатно-солевым буфером рН 7,4. Для фиксации клеток использовали три различных способа в зависимости от поставленных задач:

фиксировали абсолютным метанолом 20 мин (-20С);

охлажденным ацетоном в течение мин при +4С и 3% параформальдегидом (Sigma) 20 мин при комнатной температуре с последующей обработкой 0,1% раствором Тритона Х-100 на буфере PBS в течение мин. На фиксированные препараты наносили очищенные МКА и инкубировали в течение 1 часа при 370С. Затем клетки промывали буфером PBS и инкубировали с антителами, конъюгированными с пероксидазой хрена в течение 1 часа при 370С.

Определение целостности цитоплазматической мембраны фибробластов.

Целостность мембран клеток была определена методом исключения витальных красителей: трипанового синего и пропидием йодистым. Количество клеток с поврежденной мембраной (окрашенных) выражали в процентах от общего числа клеток.

Выявление Bcl-2, цитохрома С, активированной каспазы-3 и фрагментированной ДНК. Обнаружение каспазы-3 проводили иммуноцитохимическим методом с использованием кроличьих АТ (Promega, США). Для выявления Bcl-2 и цитохрома С использовали МКА направленные к ВсL-2 (Novocastra, Англия) и к цитохрому С (Promega, США), соответственно.

Для обнаружения нуклеосомных разрывов в ДНК использовали набор DeadEndTM Colorimetric TUNEL System (Promega, США). Реакцию проводили согласно рекомендуемому протоколу.

Пациенты. В 2002 – 2004 г.г. были обследованы 64 недоношенных новорожденных и детей раннего возраста на базе специализированного акушерского отделения при клинической городской больнице №8 департамента здравоохранения г.

Москвы, детской городской клинической больницы №13 им. Н.Ф.Филатова и Центра коррекции развития детей раннего возраста Московского НИИ педиатрии и детской хирургии МЗ РФ.

Быстрый культуральный метод (БКМ). Для определения инфекционной активности ЦМВ в клиническом материале использовали быстрый культуральный метод.

Клетки ФЛЭЧ высаживали в 24-луночные панели в концентрации 250 тыс. клеток в 1 мл.

Через 48 часов культивирования, вносили образцы осадка мочи или лейкоцитарной фракции крови и проводили совместное центрифугирование клеток ФЛЭЧ с клиническими образцами в течение 35 мин. при 2 500 об./мин. Фибробласты инкубировали в течение 24 часов, затем фиксировали охлажденным метанолом (-200 С) в течение 20 мин. Детекцию ЦМВ-инфицированных клеток проводили с помощью антител к IEр72 и pр65 ЦМВ. Выявляющими антителами служили антимышиные антитела, коньюгированные пероксидазой хрена (DAKO, Швеция). Результаты выявления ЦМВ с помощью БКМ выражали в количестве окрашенных клеток на 2,5х105 клеток ФЛЭЧ.

Твердофазный иммуноферментный анализ (тИФА). Определение антител классов М и G (ЦМВ) в крови проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа (тИФА), используя коммерческие наборы. Для выявления IgM использовали три тест-системы: «ВектоЦМВ-IgМ –стрип» (Вектор-Бест, Россия);

«CYTOMEGALОVIRUS HUMAN-ELISA-IgМ-Antibody-Test» (HUMAN, Германия) и «Enzygnost Anti-CMV/IgМ» (Behringer, Германия). Для определения IgG применяли четыре тест-системы: «ЦМВ скрин» (Биосервис, Россия);

«ВектоЦМВ-IgG –стрип» (Вектор-Бест, Россия);

«CYTOMEGALOVIRUS HUMAN-ELISA-IgG-Antibody-Test» (HUMAN, Германия);

«Enzygnost Anti-CMV/IgG» (Behringer, Германия). Анализ и интерпретацию результатов осуществляли в соответствии с инструкциями фирм.

Иммуноблот. Спектр анти-ЦМВ IgM и IgG определяли в реакции иммуноблота, используя коммерческую тест-систему фирмы “Enclit” (Германия) согласно инструкции фирмы-производителя.

Авидность антител. Индекс авидности (ИА) специфических IgG определяли с помощью тест-системы «Для выявления низкоавидных иммуноглобулинов G к цитомегаловирусу» фирмы «Биосервис» (Россия), а также трех наборов для обнаружения анти-ЦМВ IgG (1-«ВектоЦМВ-IgG –стрип», 2-«CYTOMEGALYOVIRUS HUMAN-ELISA IgG-Antibody-Test» и 3-«Enzygnost Anti-CMV/IgG»). Оценку результатов осуществляли согласно рекомендациям фирм производителей.

Полимеразная цепная реакция (ПЦР). ДНК ЦМВ в количественном варианте выявляли с помощью сертифицированных коммерческих наборов Медицинского центра "Авиценна" (Москва, Россия), в качественном варианте – с помощью коммерческих наборов ООО НПФ "Литех" и ООО НПФ "ГЕНтех".

Определение мРНК генов Bcl-2 и Fas-Ag полуколичественным методом ОТ ПЦР. Выделение РНК из фибробластов проводили методом гуанидин-тиоционат-фенол хлороформ (Chomczynski, Sacchi, 1987). Реакцию обратной транскрипции (ОТ) проводили на суммарном препарате РНК с универсальными праймерами Bcl-2 и Fas Ag (Соколова, 2005). Для ПЦР использовали аликвоты полученных кДНК вместе со специфическими праймерами, рассчитанными по известной первичной структуре Bcl-2 и Fas- Ag (Соколова, 2005). ДНК-амплификаты анализировали электрофорезом в агарозных гелях по окраске бромистым этидием. Данные исследования были проведены в лаб. энзимологии, института вирусологии им. Д.И. Ивановского РАМН, д.б.н., вед. н. с. Соколовой Т.М..

Статистическая обработка результатов. Подсчет средних значений и стандартных ошибок проводили с использованием компьютерной программы “BOISTAT” (Mc Graw-Hill, Inc.1993). Достоверность различий оценивали по t-критерию Стьюдента.

Различия считали достоверными при р<0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОБСУЖДЕНИЕ.

Выявление маркеров ЦМВ у недоношенных и маловесных новорожденных детей с использованием количественных вариантов БКМ, ПЦР и методов серодиагностики.

В ходе выполнения работы было проведено комплексное исследование маркеров ЦМВИ у 31 недоношенных и маловесных новорожденных с клиническими симптомами перинатального инфицирования. Масса детей при этом составляла в среднем 1515+189 г, гестационный возраст - 31+4 недели.

Для определения инфекционно активного ЦМВ и вирусной ДНК использовали количественные варианты БКМ и ПЦР, соответственно.

С помощью двух методов на первой неделе жизни у 25 детей из 31 новорожденных был выявлен ЦМВ в образцах крови и мочи, что составило 81% (табл. №1). При этом у детей было обнаружено более 100 АГ-положительных клеток на 2х105 кл. с помощью БКМ и более 2000 копий вирусной ДНК в 1 мл методом ПЦР. У 17 детей количество вирусной ДНК не превышало 1000 копий/мл и 3-х АГ-положительных клеток.

Обнаружение ЦМВ лабораторными методами у ребенка на первой недели жизни свидетельствует о внутриутробной передаче вируса от матери к ребенку (Revello, 2002).

Таким образом, можно утверждать, что у 81% недоношенных и маловесных новорожденных с клиническими симптомами перинатального инфицирования была выявлена внутриутробная ЦМВИ.

Таблица №1. Выявление прямых маркеров ЦМВИ у недоношенных и маловесных новорожденных.

1-я неделя 2-я неделя Выявление ЦМВ 81% (25/31) 90% (28/31) БКМ и/или ПЦР >100 АГ-пол.кл. и 26% (8/31) 23% (7/31) >2000 копий/мл 1-3 АГ-пол.кл. и 55% (17/31) 68% (21/31) <1000 копий/мл Отрицательные результаты 19% (6/31) 10% (3/31) БКМ и ПЦР При повторном обследовании у большинства детей, вирус сохранялся в течение всего периода обследования (табл. №1). У 3-х детей, у которых в первую неделю жизни не был обнаружен ЦМВ, при повторном анализе результаты методов ПЦР и БКМ были положительные. Возможно, это связано с отсроченным проявлением внутриутробной бессимптомной ЦМВИ, которое отмечалось рядом авторов. (Barbi, 2003;

Malinger, 2003). Не исключено также, что инфицирование этих детей произошло уже в неонатальном периоде. Таким образом, для достоверной диагностики ЦМВИ у новорожденных необходимо неоднократное обследование. Совокупность полученных данных показала, что у 28 из 31 детей определялись прямые маркеры ЦМВ, что составило 90%.

Сравнительный анализ выявления ЦМВ с помощью количественных вариантов БКМ и ПЦР позволили установить, что при исследовании образцов крови и мочи, несовпадение результатов двух методов составило 44,9% и 52%, соответственно. БКМ обнаруживал чаще ЦМВ, чем ПЦР, как в образцах крови (35 против 23 положительных образцов), так и в образцах мочи (30 против 10 положительных образцов). Полученные результаты позволяют утверждать, что БКМ является более чувствительным методом для диагностики ЦМВИ.

Для изучения состояния специфического гуморального иммунитета новорожденных детей были использованы серологические методы диагностики: тИФА, определение индекса авидности специфических АТ (ИА), иммуноблотинг (ИБ).

Полученные данные представлены в таблице №2.

Таблица №2 Обследование недоношенных и маловесных новорожденных детей с помощью серологических методов исследования.

БКМ и/или ПЦР >100 1-3 Отрицательные АГ-пол.кл. АГ-пол.кл. результаты.

и и >2000 копий/мл <1000 копий/мл Анти-ЦМВ IgM АТ 12% (1/8) 0% (0/20) 0% (0/3) Анти-ЦМВ IgG АТ 100% (8/8) 100% (20/20) 100% (3/3) ИБ с IgG, 4-8 пол.

29% (2/7) 28% (5/18) 50% (1/2) количество 10-27 пол 71% (5/7) 72% (13/18) 50% (1/2) выявленных полос Индекс < 0, 37% (3/8) 17% (3/17) 0% (0/2) авидности > 0, 63% (5/8) 83% (14/17) 100% (0/2) (ИА) АТ класса IgG в высоких титрах были обнаружены у всех обследованных детей (табл. №2).

АТ класса IgМ были обнаружены только у одного новорожденного, что свидетельствовало об остром течении ЦМВИ у этого ребенка. Невысокая частота выявления анти-ЦМВ класса М у новорожденных также отмечается другими авторами (Donner, 1993;

Nelson, 1997).

Таким образом, можно утверждать, что данные определения анти-ЦМВ АТ не позволяют судить об активности течения ЦМВИ у недоношенных детей.

С помощью реакции ИБ было показано, что у большинства детей (70%) определяется широкий спектр анти-ЦМВ АТ IgG, которые реагировали с 10- вирусными белками с М.м. от 14 кДа до 200 кДа (рис.1а). В сыворотках остальных 8-ми детей из 31 (30%) были обнаружены АТ, взаимодействующие с 4-8 белками М.м. 28 - кДа (рис.1б).

Рис 1. Взаимодействие антител из сывороток детей с белками ЦМВ.

а,б) анти-ЦМВ антитела класса G;

в) отрицательный контроль (антитела к ЦМВ в сыворотке отсутствуют);

г) положительный контроль. Цифры справа – маркеры М.м. (кДа), “Enclit” (Германия).

При сравнительном анализе данных ИБ с результатами БКМ и ПЦР было показано, что как при узком, так и широком спектре анти-ЦМВ IgG у большей части детей были выявлены небольшие количества копий ДНК и низкая инфекционная активность вируса.

Из полученных результатов можно заключить, что данные ИБ не позволяют однозначно судить о вирусной нагрузке и активности инфекционного процесса у недоношенных новорожденных детей.

При сравнении ИА АТ класса IgG и количественных показателей результатов БКМ и ПЦР было установлено, что в сыворотках детей, у которых отсутствовали или были выявлены небольшие количества копий ДНК и низкая инфекционная активность вируса, содержались высокоавидные анти-ЦМВ IgG (у 100% и 83% детей, соответственно).

Полученные данные указывают, что высокая авидность анти-ЦМВ IgG коррелирует с низкой вирусной нагрузкой и слабой инфекционной активностью ЦМВ.

Таким образом, можно предположит, что высокоавидные материнские АТ защищают в первую неделю жизни большую часть новорожденных от развития ЦМВИ.

Выявление маркеров ЦМВИ у детей раннего возраста.

Как было показано ранее, серологические методы не всегда позволяют адекватно оценивать состояние иммунной системы новорожденных детей с ЦМВИ. В связи с этим большой интерес представлял оценить эффективность методов серодиагностики при ЦМВИ у детей раннего возраста, у которых, как известно, идет процесс замещения материнских АТ собственными, а также провести сравнительный анализ информативности выявления прямых маркеров ЦМВ методами БКМ и ПЦР.

С этой целью было обследовано 33 ребенка в возрасте от одного месяца до одного года (в среднем от 4-х до 7-и месяцев), которые были разделены на две группы: на детей имеющих клинические признаки ЦМВИ (n=20) и на детей неспецифической клинической симптоматикой (n=13).

С помощью тИФА анти-ЦМВ АТ класса IgM были обнаружены в сыворотках 50% (9 из 18 обследованных) детей с клиническими признаками (табл. №3). У 1-го ребенка из них были выявлены только АТ класса M, что свидетельствует об острой первичной ЦМВИ. У 8 детей наряду с IgM, также выявлялись анти-ЦМВ IgG, что может свидетельствовать как об острой первичной инфекции, так и о процессе реактивации недавно перенесенной ЦМВИ у этих детей (Коченгина, 2000). АТ класса IgG были обнаружены у 18 из 19 обследованных детей из группы с клиническими признаками, что составило 94%.

У детей без специфических клинических симптомов, сыворотки которых были изучены на присутствие анти-ЦМВ АТ, отсутствовали АТ класса IgM. У 7 (54%) детей были определены специфические IgG в высоких титрах (табл. №3).

Полученные результаты позволяют утверждать, что у детей раннего возраста данные определения анти-ЦМВ IgM и IgG, достоверно коррелируют с проявлением клинических симптомов.

Определение ИА анти-ЦМВ IgG показало, что у детей без клинических симптомов АТ с низкой авидностью не были обнаружены (табл. №3), в то время как у 20% детей с клиническими признаками выявлялись низкоавидные АТ.

С помощью ИБ было показано, что в сыворотках большинства детей с клиническими симптомами (77,8%;

14 из 18 обследованных), присутствуют АТ класса IgG, взаимодействующие с 1-3 белками ЦМВ. Согласно существующим данным обнаружение у ребенка узкого спектра анти-ЦМВ IgG к 1-3 белкам свидетельствует о недавнем инфицировании ЦМВ. При этом у 85% детей без клинических симптомов определялся широкий спектр АТ, которые взаимодействовали с 4-мя и более вирусными белками. Таким образом, данные определения ИБ достоверно коррелировали с проявлением клинических симптомов. На основании полученных результатов можно заключить что, ИА в совокупности с данными ИБ позволяет определить у детей раннего возраста продолжительность инфицирования, дифференцировать первичную инфекцию от реактивации и характеризовать компетентность специфического иммунного ответа.

Таблица №3. Проявление маркеров ЦМВИ у детей раннего возраста с подозрением на ЦМВИ Дети с клиническими Дети без клинических признаками (n=20) признаков (n=13) Анти-ЦМВ АТ IgM 50% * (9/18) 0%* (0/13) Анти-ЦМВ АТ IgG 94%* (18/19) 54% * (7/13) ИБ с IgG 1-3 полосы 77,8%* (14/18) 14,2%* (1/7) количество 4 и более полос 22,2%* (4/18) 85,3%* (6/7) выявленных полос Индекс авидности < 0,6 20% (3/15) 0% (0/7) (ИА) > 0,6 80% (12/15) 100% (7/7) БКМ и/или ПЦР 65,0%* (13/20) 23,1%* (3/13) * - Статистически достоверные различия (р0,05) Для выявления прямых маркеров ЦМВ у детей раннего возраста были использованы методы ПЦР и БКМ. С помощью БКМ и/или ПЦР был выявлен ЦМВ у 65% детей из группы с клиническими признаками. У всех детей, у которых обнаружили тот или иной вирусный маркер, были обнаружены или АТ класса IgM или узкий был выявлен узкий спектр АТ класса IgG (к 1-3 белкам).

У детей без клинических симптомов прямые маркеры ЦМВИ были выявлены только у 3 детей, что составило 23%. Следует отметить, что у всех детей этой группы инфекционно активный вирус в крови не был обнаружен.

Таким образом, положительные результаты БКМ и/или ПЦР, у детей раннего возраста достоверно коррелируют с проявлением клинических симптомов.

Суммируя полученные результаты выявления маркеров ЦМВИ у недоношенных новорожденных и детей раннего возраста можно сделать ряд выводов:

1. У недоношенных новорожденных не выявлено прямой корреляции между спектром АТ и обнаружением прямых маркеров ЦМВ, в то время как у детей раннего возраста определение узкого спектра АТ коррелирует с обнаружением прямых маркеров ЦМВ.

2. Высокая авидность АТ коррелирует с низкой вирусной нагрузкой и слабой инфекционной активностью ЦМВ.

3. Для достижения эффективности выявления ЦМВИ у новорожденных и детей раннего возраста необходимо комплексное обследование, включающее как минимум два метода БКМ и ПЦР.

Сравнение эффективности выявления ЦМВ в клинических образцах методом ПЦР и БКМ. В ходе данной работы обратило на себя внимание расхождение полученных результатов БКМ и ПЦР при выявлении ЦМВИ. Для уточнения расхождения результатов, был проведен сравнительный анализ одних и тех же клинических образцов от новорожденных детей методами БКМ и ПЦР в 3-х независимых ПЦР-лабораториях.

Сравнение данных БКМ и ПЦР, обнаружило, что совпадение результатов двух ПЦР лабораторий с БКМ составляло 88% и 87%, а с третьей лабораторией – 72%.

Так же был проведен сравнительный анализ выявления ДНК ЦМВ в двух ПЦР лабораториях. Результаты совпали для 51 образца из 64 изученных образцов (80%), при этом было показано, что совпадение отмечалось только при отрицательных результатах.

Полученные данные подтверждаются многочисленными литературными источниками в которых показано, что результаты ПЦР выполненные в разных лабораториях часто не совпадают (Caliendo A.M., 2003;

Kaiser l, 2002;

Tarrago D., 2004).

Вероятно, это объясняется различной чувствительностью тест-систем ПЦР, используемых в лабораториях, которая зависит от применяемых праймеров, количества циклов амплификации ДНК. Исходя из полученных данных очевидно необходимость введения методов стандартизирующие тест-системы, используемые в клинических лабораториях.

Сравнительный анализ коммерческих тест-систем, выявляющих анти-ЦМВ антитела класса IgG и IgM. Для определения антивирусного гуморального иммунного ответа важной задачей является выбор тест-систем, сочетающих высокую чувствительность и специфичность. В связи с этим представляло интерес сравнить результаты выявления анти-ЦМВ антител классов IgM и IgG в сыворотках от матерей и новорожденных. Для выявления IgM использовали три тест-системы: «ВектоЦМВ-IgМ – стрип» (Вектор-Бест, Россия);

«CYTOMEGALOVIRUS HUMAN-ELISA-IgМ-Antibody Test» (HUMAN, Германия) и «Enzygnost Anti-CMV/IgМ» (Behringer, Германия). Для определения IgG применяли четыре тест-системы: «ЦМВ-скрин» (Биосервис, Россия);

«ВектоЦМВ-IgG –стрип» (Вектор-Бест, Россия);

«CYTOMEGALOVIRUS HUMAN ELISA-IgG-Antibody-Test» (HUMAN, Германия);

«Enzygnost Anti-CMV/IgG» (Behringer, Германия).

Было показано, что наиболее эффективное выявление анти-ЦМВ АТ классов IgM, и IgG обеспечивают тест-системы фирмы «Enzygnost Anti-CMV/IgG» (Behring). При определении анти-ЦМВ IgG, не уступает им по чувствительности и специфичности тест система фирмы «ВЕКТОР–БЕСТ» («ВектоЦМВ-IgG–стрип» (Россия). Наибольшую специфичность при выявлении низкоавидных антител продемонстрировали немецкие тест-системы «CYTOMEGALОVIRUS HUMAN-ELISA-IgG-Antibody-Test» и «Enzygnost Anti-CMV/IgG».

Активная ЦМВИ часто приводит к серьезным патологиям у детей. Изучение механизмов гибели ЦМВ-инфицированных клеток может прояснить причины нарушений в развитии плода, и различных патологий у новорожденных и детей раннего возраста. В связи с этим вторая часть нашей работы была посвящена изучению влияния ЦМВ на гибель клеток.

Развитие цитопатогенного действия ЦМВ в клетках, инфицированных в состоянии покоя или в активной пролиферации. В первой серии экспериментов было проанализировано продолжительность и характер течения ЦМВИ в трех популяциях клеток ФЛЭЧ, различающихся как по пролиферативной активности в момент заражения, так и по воздействию факторов роста на клетки после инфицирования. Фибробласты первой популяции в момент заражения находились вне клеточного цикла, в состоянии покоя (Gо), и после проникновения вируса в культуру вносили 15% ЭТС. Вторая группа клеток также находилась в стадии Gо при инфицировании, но после заражения не проводили стимуляцию сывороточными ростовыми факторами. В третьей культуре в момент заражения не менее 30% клеток находились в стадии синтеза ДНК (S-период клеточного цикла). Гибель клеток определяли клеток в поле зрения (60х10).

Сравнительный анализ показал, что вирусное ЦПД наиболее эффективно развивается в клетках, зараженных в стадии G0 с последующей стимуляцией сывороточными ростовыми факторами. В этой же культуре гибель клеток, которую оценивали по количеству жизнеспособных, прикрепленных к субстрату фибробластов, была зарегистрирована раньше (на 5-е сутки после заражения), чем в других инфицированных популяциях (рис. 2). В клетках, инфицированных в состоянии покоя, но без последующей стимуляции к делению, гибель всех фибробластов наблюдалась на 7-е сутки инфекции, а в популяции, клетки которой находились в момент заражения в S-фазе, - только на 10 сутки.

Go S 0 1/8 1/4 1/2 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Время после стимуляции, сут Контроль клеток после стимуляции сывороточными факторами Контроль клеток без стимуляции ростовыми факторами Клетки, зараженные в фазе Go и стимулированные ростовыми факторами Клетки, зараженные в фазе Go, без стимуляции ростовыми факторами Клетки, зараженные в фазе S (24 ч. после стимуляции ростовыми факторами) Рис. 2. Изменение количества жизнеспособных фибробластов в популяциях, инфицированных ЦМВ в различных фазах клеточного цикла.

Таким образом, приведенные данные свидетельствуют, что развитие ЦПД и гибель клеток зависят от стадии клеточного цикла в момент заражения и от наличия стимуляторов роста.

Экспрессия вирусных белков в клетках ФЛЭЧ, инфицированных в G0 и S фазе клеточного цикла. Мы предположили, что зарегистрированные различия в эффективности развития ЦПД и сроках гибели клеток связаны с разной степенью экспрессии вирусных белков в исследуемых культурах. Для проверки этого предположения выявляли наличие сверхраннего (IE1-р72), раннего (pp65) и позднего (gB) вирусных белков в фибробластах инфицированных на различных стадиях клеточного цикла.

Сверхранние, ранние и поздние белки наиболее эффективно экспрессировались в фибробластах, инфицированных в покое с последующей стимуляцией ростовыми факторами. Через 24 часа после заражения более 90% клеток инфицированных в состоянии покоя с последующей стимуляцией 15% ЭТС, содержали сверхранние вирусные белки (IE-p72 и рр65) и 48% клеток содержали поздний вирусный белок gB. В клетках ФЛЭЧ, находящихся в момент заражения в G0 и не стимулированные ростовыми факторами, динамика накопления IE-p72 и рр65 не отличались от таковой в предыдущей культуре. Однако задерживался синтез гликопротеина gB содержание которого на 24 часа было в 2 раза ниже, чем в первой популяции и не превышало 20%. Наименее эффективный синтез вирусных белков наблюдался в фибробластах, инфицированных в (60х10) Количество клеток в поле зрения, стадии синтеза ДНК. В этой популяции клеток, содержание белков IE-p72, рр65 и gB, через 24 часа после проникновения вируса составляло 52%, 23% и 7%, соответственно.

Полученные данные свидетельствуют, что степень проявления патологического действия ЦМВ на клетки находится в зависимости от динамики накопления вновь синтезированных вирусных белков. Существенные различия в сроках синтеза вирусных белков в пролиферирующих клетках можно объяснить несовместимостью репликации клеточной ДНК и синтеза сверхранних белков ЦМВ, как было установлено Fortunato E.A.

с соавторами (Fortunato, 2002). Авторами были получены данные, свидетельствующие о том, что инициация репликации клеточной ДНК предотвращает экспрессию сверхранних генов ЦМВ. В свою очередь, отсроченный синтез IE белков, необходимый для начала репликативного цикла вируса, влечет за собой выявленное отставание экспрессии ранних и поздних вирусных белков в фибробластах, инфицированных в стадии синтеза ДНК.

Определение целостности цитоплазматической мембраны инфицированных фибробластов. Патологическое действие ЦМВ на клетки сопровождается деструктивными изменениями в клетках с последующей гибелью. Известно два варианта гибели клеток - путем апоптоза и некроза. Определение целостности мембран клетки является одним из наиболее простых и доступных методов, позволяющих дифференцировать апоптоз и некроз.

Использование метода прижизненного окрашивания пропидием йодистым показало, что независимо от пролиферативной активности во всех трех популяциях, инфицированных ЦВМ, не нарушается целостность цитоплазматических мембран на протяжении всего периода исследования. Даже в терминальной стадии инфекции, не более 12% клеток окрашивались прижизненным красителем. Изучение морфологии открепившихся фибробластов обнаружило апоптозные тельца, представляющие собой продукты фрагментации клеток на мембранные везикулы с внутриклеточным содержимым.

Таким образом, анализ целостности мембран инфицированных фибробластов позволяет заключить, что под действием ЦВМ клетки погибают путем апоптоза и патологическое действие вируса зависит от пролиферативного состояния клеток в момент заражения.

Гибель ЦВМ-инфицированных клеток может реализовываться через различные механизмы регуляции клеточных белков и может являться результатом как подавления экспрессии антиапоптозных белков, так и индукцией функциональной активности проапоптозных белков. В связи с этим представляло интерес изучить экспрессию ряда проапоптозных и антиапоптозных клеточных генов и белков, выявить характерные маркеры программированной клеточной гибели в динамике инфекционного процесса в ЦМВ-инфицированных фибробластов человека, находящихся в момент заражения в различных физиологических состояниях.

Транскрипционная активность гена, кодирующего рецептор Fas. Один из путей программированной клеточной гибели реализуется через взаимодействие физиологических индукторов с клеточными рецепторами, предназначенными для включения программы апоптоза, к которым относится рецептор Fas. Для того чтобы охарактеризовать изменение транскрипционной активности гена Fas определяли уровень мРНК полуколичественным вариантом ОТ-ПЦР. Было показано, что через 48 часов после заражения в фибробластах, инфицированных в состоянии покоя с последующей стимуляцией ростовыми факторами, уровень транскрипции мРНК fas снижалось примерно в 10 раз. В то время как, в клетках, инфицированных в S-периоде, наблюдалось увеличение активности гена fas по сравнению контрольной, незараженной культурой (рис.

3).

По литературным данным известно, что ЦМВ влияет на внутриклеточный уровень белка р53, активация которого приводит к увеличению экспрессии гена fas (Hickman, 2002). Возможно, что в фибробластах, инфицированных в покое, эффективное накопление вирусных белков способно нейтрализовать р53-зависимую активацию гена fas. В клетках, инфицированных в S-фазе, синтез вирусных белков менее эффективен и, вероятно, на момент исследования содержание вирусных белков не достаточно для ингибирования активности белка р53.

К- ЦМВ К- ЦМВ М а б Рис. 3 Экспрессия мРНК Fas-Ag в клетках ФЛЭЧ, зараженных ЦМВ в состоянии покоя (Go) и синтеза ДНК (S) К- - контрольные клетки, без заражения;

ЦМВ - инфицированные клетки, 48ч. после заражения;

М - Маркер ДНК 100-1000 н.п. a – ФЛЭЧ, находящиеся в момент заражения в S-фазе;

б - ФЛЭЧ, находящиеся в момент заражения в фазе Go.

Влияние ЦМВ на экспрессию антиапоптозного белка Bcl-2 и на транскрипционную активность гена, кодирующего белок Bcl-2. Другой путь реализации апоптоза в клетках, инфицированных вирусом, связан с повреждением митохондриальных мембран клетки. Этот процесс регулируется белками семейства Bcl.

Трансмембранный белок Bcl-2 относится к этому семейству, является антиапоптозным белком и играет ключевую роль в ингибировании митохондриального пути развитии апоптоза (Goldmacher, 1999). Имеются немногочисленные данные о влиянии ЦМВИ на экспрессию Bcl-2, и до настоящего времени не была исследована экспрессия Bcl-2 в диплоидных фибробластах человека.

В связи с этим представляло интерес определить влияние ЦМВ на экспрессию антиапоптозного белка Bcl-2 в фибробластах, инфицированных в различных пролиферативных состояниях. Определение белка Bcl-2 с помощью иммуноцитохимического окрашивания показало, что заражение ЦМВ индуцирует синтез антиапоптозного белка в клетках ФЛЭЧ. Наиболее эффективно накопление белка Bcl- происходило в клетках, инфицированных в состоянии G0 с последующей стимуляцией ростовыми факторами (рис. 4). В этой культуре уже через 12 часов после заражения около 90% клеток содержали Bcl-2. В культурах, зараженных в стадиях G0 без последующей стимуляции и в S-периоде, накопление Bcl-2 протекало медленнее. Однако почти все клетки в этих популяциях были окрашены МКА на 3-е и на 5-е сутки после адсорбции вируса, соответственно. В не инфицированных фибробластах окраска МКА к Bcl-2 не наблюдалась.

1/8 1/4 1/2 1 2 3 4 5 7 Время после заражения, сут Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go с последущей стимуляцией ростовыми факторами Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go без стимуляции ростовыми факторами Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе S Рис. 4. Экспрессия белка Bcl-2 в ЦМВ-инфицированных фибробластах, находящиеся в момент заражения в различных пролиферативных состояниях.

Определение мРНК bcl-2 с помощью полуколичественного варианта метода ОТ ПЦР через 6-48 часов после заражения показало, что в ЦМВ-инфицированных МКА к Bcl-2, % Количество клеток, окрашенных фибробластах экспрессия белка Bcl-2 нарастало параллельно изменению транскрипционной активности гена bcl-2. Так, в культуре, инфицированной в состоянии покоя с последующей стимуляцией 15% сывороткой, максимальное количество кДНК выявлялось, начиная с 12 часов после заражения (рис. 5). В этот же период в культуре было обнаружено 88% клеток, содержащих белок Bcl-2 (рис.4). В культуре, инфицированной в фазе S, обнаружение первых клеток окрашенных МКА к Bcl- наблюдалось на 48 часов и сопровождалось стимуляцией транскрипционной активности гена относительно контроля.

Таким образом, под действием ЦМВ в фибробластах человека индуцируется транскрипция и трансляция гена bcl-2. Наибольший стимулирующий эффект проявляется в клетках, инфицированных в состоянии покоя с последующей стимуляцией сывороточными ростовыми факторами. Динамика экспрессии клеточного белка зависит от физиологического состояния клеток в момент заражения и коррелирует с развитием ЦПД вируса.

а б Рис. 5. Изменение уровня экспрессии мРНК bcl-2 в клетках ФЛЭЧ, зараженных ЦМВ в состоянии покоя (Go) и синтеза ДНК (S).

1 - мРНК bcl-2 до заражения ЦМВ;

2 - контрольные клетки, 6ч;

3 - инфицированные клетки, 6ч. после заражения;

4 - контрольные клетки, 12ч;

5 - инфицированные клетки, 12ч. после заражения;

6 - контрольные клетки, 48ч;

7 - инфицированные клетки, 48ч. после заражения;

М- Маркер ДНК 100-1000 н.п.;

a – ФЛЭЧ, находящиеся в момент заражения в S-фазе;

б - ФЛЭЧ, находящиеся в момент заражения в фазе Go.

Выявление цитоплазматического цитохрома С в зараженных клетках.

Программированная гибель клеток может сопровождаться нарушением целостности митохондриальных мембран, в результате которого в цитоплазму клеток высвобождаются растворимые белки межмембранного пространства. К ним относится цитохром С, который является одним из апоптогенных факторов. Представляло интерес исследовать наличие цитохрома С в цитоплазме ЦМВ-инфицированных фибробластов.

Иммуноцитохимическими методами было показано, что под действием ЦМВ в инфицированных культурах наблюдается увеличение количества клеток с цитоплазматической локализацией цитохрома С. Во всех трех культурах количество клеток с цитоплазматической локализацией цитохрома С возрастало в процессе развития ЦМВИ. В двух популяциях, инфицированных в состоянии G0, почти все фибробласты содержали цитохром С в цитоплазме на 3-е сутки после проникновения вируса (рис. 6). В клетках, находящихся в момент инфицирования в S-периоде, этот показатель был достигнут через 8 суток после заражения.

1/8 1/4 1/2 1 2 3 4 5 7 Время после заражения, сут Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go c последующ ей стимуляцией ростовыми факторами Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go без стимуляции ростовыми факторами Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе S Рис 6. Освобождение цитохрома С из митохондрий в цитоплазму клеток ФЛЭЧ, инфицированных в различных пролиферативных состояниях.

Таким образом полученные результаты показали, что заражение ЦМВ клеток ФЛЭЧ приводит к освобождению цитохрома С из межмембранного объема митохондрий в цитоплазму. Развитие ЦПД вируса сопровождается увеличением количества клеток с цитоплазматической локализацией этого проапоптозного фактора.

Выявление каспазы-3 в инфицированных фибробластах. Высвобождение цитохрома С в цитоплазму запускает каскад протеолитической активации эффекторных Количество клеток с цитоплазматической локализацией цитохрома С, % каспаз, в том числе каспазы-3. В связи с этим в дальнейших экспериментах было исследовано влияние ЦМВИ на активацию каспазы-3. С помощью иммуноцитохимического метода было показано, что в фибробластах инфицированных в фазе Go на 2-е сутки более 90% клеток содержали активированную каспазу-3, в фибробластах инфицированных в фазе S только на 7-е сутки 90% клеток содержали окраску (рис. 7).

Таким образом, под действием ЦМВ в зараженных фибробластах происходит протеолитическая активация каспазы-3. Динамика появления каспазы-3 коррелирует с динамикой высвобождения цитохрома С в цитоплазму.

1/8 1/4 1/2 1 2 3 4 5 7 Время после заражения, сут Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go с последующей стимуляцией ростовыми факторами.

Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go без стимуляции ростовыми факторами.

Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе S.

Рис. 7. Активация каспазы-3 в клетках ФЛЭЧ, инфицированных в различных пролиферативных состояниях.

Выявление межнуклеосомной фрагментации ДНК. Каспаза-3 вызывает активацию каспаз-зависимой ДНК-азы, которая разрезает хроматин на нуклеосомные фрагменты (Liu, 1997). Кроме того, повреждение митохондриальных мембран высвобождает эндонуклеазу G, также участвующую в фрагментации ДНК (Liu, 2001).

Результаты, свидетельствующие о том, что в ЦМВ-инфицированных клетках нарушается целостность митохондриальных мембран и активируется каспаза-3, позволили предположить, что под действием вируса происходит межнуклеосомная фрагментация клеточной ДНК. Для проверки этого предположения клетки от трех вариантов ЦМВ инфицированных культур были окрашены с помощью модифицированного метода TUNEL. В качестве контрольной культуры были использованы фибробласты, обработанные индукторами апоптоза, фактором некроза опухоли (ФНО) в концентрации 50 нг/мл совместно с циклогексимидом (ЦГМ) 30 мкг/мл. Известно, что эти вещества активированной каспазе-3, % Количество клеток, окрашенных МКА к вызывают фрагментацию клеточной ДНК (Goldmacher, 1999). Полученные результаты показали, что на протяжении всего инфекционного периода в ЦМВ-инфицированных фибробластах количество клеток с фрагментированной ДНК не превышало 1-2% при изучении трех исследуемых культур. В то время как в фибробластах, обработанных ФНО и ЦГМ, уже через 24 часа после воздействия доля окрашенных клеток составила 23% от общего числа клеток в популяции.

Полученные данные свидетельствуют о том что, в ЦМВ-инфицированных фибробластах не происходит межнуклеосомной фрагментации клеточной ДНК. В тоже время известно, что ЦМВ обладает выраженным цитотоксическим эффектом. Вероятно, при ЦМВИ повреждение хроматина обусловлено не межнуклеосомными разрывами активированных клеточных нуклеаз, а связано с участием дополнительных факторов, действие которых направлено на другие мишени.

Влияние ЦМВИ на структуру цитоскелета. Программированная гибель клеток сопровождается разрушением белков цитоскелета, являющихся субстратом эффекторных каспаз, к которым относится каспаза-3 (Hengartner, 2000). Обнаружение активация каспазы-3 в зараженных фибробластах побудило к изучению влияния вируса на сеть микрофиламентов клеток.

С помощью иммуноцитохимичекого окрашивания с использованием фаллоидина было обнаружено, что в ЦМВ-инфицированных культурах происходит дезорганизация актиновых волокон. Об этом свидетельствовало появление диффузного окрашивания фаллоидина в фибробластах, инфицированных вирусом.

1/8 1/4 1/2 1 2 3 4 5 6 7 8 Время после заражения, сут Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go с последующей стимуляцией ростовыми факторами.

Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе Go без стимуляции ростовыми факторами.

Клетки ФЛЭЧ, инфицированные в фазе S.

Рис. 8. Изменение количества клеток с диффузным характером окрашивания микрофиламентов.

% Количество клеток с диффузным характером окрашивания фаллоидина, Первые клетки с нарушением структуры микрофиламентов наблюдались уже через часов в культуре, инфицированной ЦМВ в фазе G0 с последующей стимуляцией 15% ЭТС (рис. 8). Их доля от общего числа клеток составляла 4%. В популяции покоящихся фибробластов без стимуляции сывороткой единичные клетки (1%) с диффузным окрашиванием были выявлены через 12 часов после заражения. При инфицировании клеток в S-периоде фибробласты с измененной структурой микрофиламентов (27%) были зарегистрированы начиная, с 1 суток инфекции. В ходе вирусной инфекции доля клеток с диффузным характером окрашивания нарастала и достигала почти 100% к 2, 3 и 5 суткам инфекции в трех инфицированных популяциях, соответственно. В контрольных клетках разрушение актиновых микрофиламентов не было обнаружено.

Таким образом, под действием ЦМВ разрушаются микрофибриллярные структуры клеточного цитоскелета. Динамика дезорганизации актиновых волокон совпадает с активацией эффекторной каспазы-3 в инфицированных фибробластах и коррелирует с изменением морфологии клеток.

Совокупность полученных данных позволяет заключить, что заражение ЦМВ запускает внутриклеточные механизмы апоптоза, параллельно с активацией антиапоптозных процессов для достижения полноценной репликации и продукции вируса.

Скорость развития процессов апоптоза находится в зависимости от факторов, контролирующих пролиферативную активность инфицированной клетки. Наиболее выраженная активность большинства изученных про- и антиапоптозных белков Bcl-2, цитохрома С, каспазы-3 выявлена в клетках, инфицированных в состоянии покоя с последующей стимуляцией ростовыми факторами. В клетках, находящихся в момент заражения в фазе синтеза ДНК, вирус-индуцированные изменения задерживаются и проявляются значительно позднее.

ВЫВОДЫ 1. Выявление ЦМВ в клинических образцах от новорожденных и детей раннего возраста показало, что наиболее информативным и чувствительным является быстрый культуральный метод. Частота выявления инфекционной активности ЦМВ составила 68% и оказалась более высокой, чем с помощью ПЦР (41%).

2. У недоношенных и маловесных новорожденных с клиническими симптомами перинатального инфицирования прямые маркеры ЦМВ выявляются значительно чаще, в 90% случаев.

3. Впервые установлено, что через 48 часов после заражения ЦМВ индуцирует транскрипционную активность гена fas в клетках, инфицированных в состоянии активной пролиферации. При заражении покоящихся клеток с последующей стимуляцией ростовыми факторами уровень мРНК гена fas снижается.

4. Впервые установлено, что в ЦМВ-инфицированных фибробластах повышается экспрессия мРНК антиапоптозного гена bcl-2 и белка Bcl-2. В клетках, инфицированных в состоянии пролиферативного покоя с последующей стимуляцией ростовыми факторами, повышенный уровень мРНК гена bcl-2 и белка Bcl-2 наблюдается через 6-12 часов, в то время как в клетках инфицированных в стадии синтеза ДНК, - через 48 часов.

5. Активация каспазы-3 и транслокация цитохрома С в большинстве ЦМВ инфицированных фибробластов (90%) наблюдается на 3-е сутки при заражении клеток в состоянии покоя с последующей стимуляцией ростовыми факторами и на 7-е сутки при заражении клеток в фазе синтеза ДНК.

6. Заражение ЦМВ приводит к повреждению хроматина, при этом генотоксический эффект ЦМВ не связан с межнуклеосомными разрывами ДНК.

7. В ЦМВ-инфицированных фибробластах индукция процессов апоптоза зависит от пролиферативного состояния клеток в момент заражения. В фибробластах, инфицированных в состоянии пролиферативного покоя, программированная гибель клеток развивается достоверно быстрее, чем в делящихся клетках.

Список опубликованных работ по теме диссертации.

1. Федорова Н.Е., Меджидова А.А., Меджидова М.Г., Кущ А.А. / Блок клеточной пролиферации и патология митоза в клетках, инфицированных цитомегаловирусом: роль периода клеточного цикла в момент заражения. // ДАН, 2003, 392, (4), 552-555.

2. Воронцова Ю.Н., Володин Н.Н., Дегтярев Д.Н., Кущ А.А., Федорова Н.Е., Меджидова М.Г., Асади Мобархан А.Х., Асади Мобархан С.М., Ряполова И.В. / Особенности клинических проявлений врожденной цитомегаловирусной инфекции у недоношенных новорожденных. // Российский вестник перинатологии и педиатрии, 2004, том 49, №2, стр 60-66.

3. Алямовская Г.А., Кешищян Е.С., Адуева С.М., Меджидова А.А., Федорова Н.Е., B.Pustowoit, Малахова М.В., Ильина Е.Н., Говорун В.М., Кущ А.А. / Выявление прямых маркеров цитомегаловируса и противовирусных антител у детей раннего возраста. // Вопросы вирусологии, 2005, №1, с.14-19.

4. Федорова Н.Е., Меджидова М.Г., Воронцова Ю.Н., Дегтярев Д.Н., B.Pustowoit, Асади Мобархан С.М., Саматова М.М., Кущ А.А., Володин Н.Н. / Количественные лабораторные методы для диагностики цитомегаловирусной инфекции у недоношенных новорожденных детей. // Вопросы вирусологии, 2005, №1, Т.50, №1, с.9-14.

5. Меджидова М.Г., Адуева С.М., Федорова Н.Е., Климова Р.Р., Воронцова Ю.Н., Дегтярева М.В., ДегтяревД.Н., Володин Н.Н., Алямовская Г.А., Кешищян Е.С., Малахова М.В., Ильина Е.Н., Говорун В.М., Земляная Н.Ю., Щербо С.В., Асади Мобархан С.М., Асади Мобархан А.Х., Кущ А.А. / Выявление маркеров инфекций, вызванных вирусом простого герпеса и цитомегаловирусом, у новорожденных и детей раннего возраста. // ЖМЭИ, 2005, №1, с.14- Тезисы 6. Адуева С.М., Меджидова А.А., Меджидова М.Г., Федорова Н.Е., Кущ А.А., Ильина Е.Н., Малахова М.В., Говорун В.М., Алямасольская Г.А., Кешищян Е.С., Воронцова Ю.Н., Солдатова И.Г., Дегтярева М.В. / Лабораторная диагностика цитомегаловирусной инфекции у детей раннего возраста. // Мат. научно-практического симпозиума "Технологии генодиагностики в практическом здравоохранении" в рамках Международной конференции "Геномика, протеомика и биоинформатика для медицины", Москва, 20-21 июня, 2002, с. 249-251.

7. Н. Е. Федорова, А. А. Меджидова, М. Г. Меджидова, А. А. Кущ. / Нарушения клеточного цикла фибробластов человека, инфицированных цитомегаловирусом. // Цитология, 2003, том 45, №9, с 939-940.

8. Меджидова М. Г, Федорова Н. Е., Кущ А. А. / Повышение эффективности выявления инфекционно активного цитомегаловируса в клинических образцах. // Международный конгресс " Прогрессивные научные технологии для здоровья человека", Феодосия, 8- Июня 2003, с 102-104.

9. Меджидова М.Г., Федорова Н.Е., Воронцова Ю.Н., Асади Мобархан С.М., Саматова М.М., Дегтярева М.В., Дегтярев Д.Н., Кущ А.А. / Диагностика цитомегаловирусной инфекции у недоношенных детей. // Материалы VI Российского Съезда врачей-инфекционистов, 2003, с.221.

10. Абдуллаева М.В., Фролов А.Ф., Меджидова М.Г., Федорова Н.Е., Кущ А.А. / Выявление анти-ЦМВ антител и прямых маркеров цитомегаловируса у детей раннего возраста. // IV Міжнародна конференція “Біоресурси і віруси”, Київ, 2004, с. 45.

11. Меджидова М.Г., Адуева С.М., Федорова Н.Е., Воронцова Ю.Н., Дегтярева М.В., Дегтярев Д.Н., Земляная Н.Ю., Малахова М.В., Ильина Е.Н., Говорун В.М., Асади Мобархан С.М., Саматова М.М. / Выявление прямых маркеров цитомегаловируса человека у новорожденных недоношенных детей. // ХІ Российский национальный конгресс «Человек и лекарство», Москва, 2004, С. 461.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.