WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Любушкина Елена Юрьевна ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ И КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД С 1860-Х ГГ. ПО ОКТЯБРЬ 1917 Г.

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Ставрополь – 2004 Диссертация выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Покотилова Татьяна Евгеньевна

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Виноградов Виктор Борисович кандидат исторических наук, доцент Ткаченко Дмитрий Сергеевич

Ведущая организация: Кубанский государственный университет

Защита состоится «_» июля 2004 г. в ч. на заседании диссертационного совета Д 212.256.03. Ставропольского государственного университета по адресу:

355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского го сударственного университета.

Автореферат разослан «_» _ 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Краснова И.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современных условиях возрождения общественных организаций различных типов особенно актуально обращение к опыту дореволюционной истории России. Институт общественных организаций, продемонстрировавших удивительную способность содействовать развитию мно гих сфер жизни в дореволюционный период и оставивших заметный след в исто рии страны, является тем социокультурным феноменом, дальнейшее совершенст вование которого в XX в. означало развитие процесса становления гражданского общества. Изучение истории создания и деятельности общественных организаций в досоветский период позволяет учитывать опыт их работы на современном этапе социального строительства. В связи с тем, что деятельность легальных обществ охватывала все сферы жизни дореволюционной России: науку, просвещение, ис кусство, здравоохранение, благотворительность и т.д., - исследование избранной темы относится к тем научным задачам, реализация которых имеет не только тео ретическую значимость, но представляет значительный практический интерес.

Обращение к истории общественных организаций не только в масштабах всего государства, но и на региональном уровне приобретает особую актуальность, на учную и общественную значимость как творческое переосмысление огромного опыта общественной практики с целью использования его с учетом нынешней ре альности.

В отечественной историографии комплексных работ, посвященных истории становления и развития института общественных организаций в России, практи чески нет. При понимании того, что различные союзы и ассоциации исторически возникают раньше политических объединений, пытаясь разрешить проблемы в рамках существующих порядков, становится очевидным, что без изучения их дея тельности невозможно составить полное представление об общественной жизни России во второй половине XIX – начале XX в. Более того, изучение истории воз никновения и деятельности общественных организаций непосредственно на Став рополье и Кубани обогатит знания в области локальной истории. Это тем более важно, если учесть, что в провинции рассматриваемые организации являлись цен трами сосредоточения общественной жизни. Предметное исследование их дея тельности не только способствует введению в научный оборот нового фактологи ческого материала, но и расширяет представление о структуре общественного движения в дореволюционной России и отдельных ее регионах.

Объектом исследования выступают региональные общественные органи зации, действовавшие на территории Ставропольской губернии и Кубанской об ласти в период с 1860-х гг. по октябрь 1917 г., их история и развитие.

Предметом исследования является эволюция деятельности неполитиче ских общественных организаций с момента их возникновения, их социальный со став, внутренняя структура, место и роль в общественной жизни рассматривае мых регионов в определенный исторический период.

Под общественными организациями понимается «добровольное, внесослов ное, самоуправляющееся, надлежащим образом оформленное объединение граж дан, действующее для достижения определенных целей неполитического и не коммерческого характера»1.

Принимая во внимание разработанные специалистами схемы классифика ций общественных организаций,2 предлагается условная классификация общест венных организаций, исходящая из их целевого назначения: 1) краеведческие об щества;

2) просветительные общества;

3) культурные общества;

4) благотво рительные общества;

5) национальные общественные организации;

6) общества взаимопомощи;

7) сельскохозяйственные и ветеринарные общества;

8) право славные религиозные общественные организации;

9) здравоохранительные обще ства.

Данная классификация дает возможность рассмотреть общественные орга низации, наиболее типичные для той или иной категории, из которых в работе См.: Степанский А.Д. Общественные организации России на рубеже XIX – XX вв.: Дис… д-ра. ист. наук. – М., 1982. С. 5;

Вопросы теории и истории общественных организаций /Отв. ред. Ц.А. Ямпольская и А.М. Щиглик. – М., 1971. С. 235;

и др.

Степанский А.Д. Общественные организации в России на рубеже XIX – XX вв. – М., 1982. С. 5;

Соболева О.Ю.

Региональные легальные общественные организации на рубеже XIX – XX вв. (1890-1914): На материалах Яро славской и Костромской губерний: Дис … канд. ист. наук. – Иваново, 1993. С. 21-22;

Туманова А.С. Неполитиче ские общественные организации г. Тамбова в нач. XX в. (1900 - 1917): Дис … канд. ист. наук. – Воронеж, 1996. С.

5;

Хаченьян А.Л. Общественные организации Нижнего Поволжья на рубеже XIX-XX вв.: Дис … канд. ист. наук. – проанализировано около 150 действовавших в Ставропольской губернии и Ку банской области в период с 1860-х гг. по октябрь 1917 г. Полный список общест венных организаций регионов представлен в приложении к диссертации.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1860-х гг. по октябрь 1917 г. Нижняя граница определяется изменениями, происходившими в России в связи с реформами, контрреформами, экономическим динамизмом, рос том правового самосознания общества. Подъем общественной активности по влиял на массовое появление неполитических объединений во второй половине XIX - начале XX в. как в России в целом, так и на территории Ставропольской гу бернии и Кубанской области. Верхняя хронологическая граница исследования оп ределена октябрем 1917 г., положившим начало новому этапу исторического пути развития России, в котором коренным изменениям подверглись все сферы жизни общества: политика, экономика, образование, культура. С этого времени начина ется новый этап и в истории общественных организаций, изучение которого не входит в задачи данного исследования. Следует отметить, что обозначенная дата условна, т.к. ряд общественных организаций продолжал свою деятельность и в советский период.

Территориальные рамки исследования ограничены территорией Ставро польской губернии и Кубанской области. В исследовании учтены все админист ративно-территориальные преобразования, происходившие в регионе со второй половины XIX – нач. XX в. ( передача ряда городов Ставропольской губернии в Терскую область: Моздок (1866 г.), Кизляр (1867 г.), Георгиевск (1868 г.), Пяти горск (1874 г.)3;

деление в 1900 г. Ставропольской губернии на пять уездов:

Александровский, Благодаринский, Медвеженский, Прасковейский, Ставрополь ский и территорию приставств кочующих народов (Турхменское и Ачикулакское приставства и Большедербетовский улус);

в 1896 г. - Кубанской области на семь отделов: Баталпашинский, Ейский, Екатеринодарский, Кавказский, Лабинский, Майкопский и Темрюкский;

выделение в самостоятельную губернию Черномор Волгоград, 1999;

Добрынина А.М. Неполитические общественные организации Владимирской области: Дис … канд. ист. наук. – Иваново, 2000 и др.

Край наш Ставрополье: Очерки истории. – Ставрополь, 1999. С. 143.

ского округа)4. Выбор региона исследования вытекает из объективно сложивше гося районирования Кубанской области и Ставропольской губернии, которые бы ли тесно связаны между собой общностью социально-экономического развития, культурными традициями. Тесные исторические, хозяйственные и культурные связи Ставропольской губернии и Кубанской области позволяют изучать этот ре гион как единое целое.

Степень изученности проблемы. Историография по данной проблеме имеет свою специфику. В связи с разными подходами к изучению деятельности общественных организаций в историографии по теме исследования условно мож но выделить четыре этапа: 1) 1860-е - 1917 г.;

2) 1917 - 1970 гг.;

3) 1970-е – сер.

1980-х гг.;

4) сер. 1980-х гг. по настоящее время.

На первом этапе стали оформляться нормативно-законодательные, дело производственные и др. документы, касающиеся деятельности обществ, поэтому основная масса работ посвящена полицейскому (административному) праву. В этой связи интересны работы И.Е. Андреевского, Н.П. Ануфриева, К. Ильинского, К.Г. фон Плато, Л.М. Роговина, В.И. Чарнолуского5, в которых описывается юри дическое положение неполитических общественных объединений до октября 1917 г.;

раскрывается порядок учреждения обществ, составления их уставов;

со держится перечень законов, правительственных разъяснений и справочных све дений об обществах и союзах. В это время предпринимались попытки классифи кации основных типов легальных обществ в России и обработки понятийного ап парата. В Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона дано поня тие общества, определяемого как «соединение людей для достижения обществен ными усилиями общих целей»6. В государственном законе от 4 марта 1906 г. под обществом понималось «соединение нескольких лиц, которые, не имея задачею Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. / Под общ. ред. В.Н. Ратушняка. – Краснодар, 1996. С.

336.

Андреевский И.Е. Полицейское право. Т. 1. – СПб., 1871;

Т. 2. – СПб., 1874;

Ануфриев Н.П. Правительственная регламентация образования частных обществ в России // Вопросы административного права. – Книга 1. – М., 1916;

Ильинский К. Частные общества. – Рига, 1913;

Плато К.Г. фон. Положения о частных обществах, учрежденных с разрешения министров, губернаторов и градоначальников. – Рига, 1903;

Он же. Дополнения к Положениям о част ных обществах. - Рига, 1905;

Сб. законов и справочных сведений о печати, собраниях, съездах, лекциях, народных чтениях, курсах для взрослых, обществах, союзах, библиотеках, книжной торговле, увеселениях и т.д../ Сост. В.И.

Чарнолуский. Б.г., б.м.;

Роговин Л.М. Законы об обществах, союзах и собраниях. – СПб., 1912.

получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали пред метом своей совокупной деятельности определенную цель»7. В других работах дореволюционной историографии авторы обращались к истории и деятельности отдельных общественных организаций определенного типа, среди них Н.И. Гри горьев, И. Нейдинг, А.В. Орлов, В.О. Губерт и др.8 В их трудах содержится бога тый фактический материал, но почти не затрагиваются теоретические вопросы.

Провинциальная историография дореволюционного периода представлена в ос новном работами членов самих общественных организаций9.

Следующий этап характеризуется снижением исследовательского интереса к деятельности дореволюционных легальных обществ, поскольку при изучении общественных структур использовался классово-партийный подход, ставивший под сомнение существование бесклассовых и надклассовых организаций. В пер вые годы советской власти вышла работа А.Е. Елистратова10, анализирующая юридическое положение дореволюционных общественных организаций с точки зрения новых политических условий. Главное внимание исследователей в этот период было сосредоточено на изучении истории профсоюзов, отдельных науч ных и сельскохозяйственных обществ. В 1960-е гг. вышел ряд трудов общего ха рактера, в которых частично рассматривалась деятельность некоторых общест венных организаций11.

В 1970 г. наблюдается оживление интереса к дореволюционным неполити ческим общественным объединениям. Теоретическими проблемами изучения об Энциклопедический словарь / Издатели: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. 42. – СПб., 1897. C. 607.

Роговин Л.М. Законы об обществах, союзах и собраниях. – СПб., 1912. C. 3.

Григорьев Н.И. Русские общества трезвости, их организация и деятельность в 1892-1893 гг. - СПб., 1894;

Нейдинг И. Медицинские общества в России. - М., 1897;

Орлов А.В. Рабочие общества самообразования в Санкт Петербурге // Труды Первого Всероссийского съезда деятелей обществ народных университетов и других просве тительных учреждений частной инициативы. Петербург, 3-7 января 1908 г. – СПб., 1908;

Губерт В.О. XXV лет научно-практической деятельности Русского общества охранения народного здравия. – СПб., 1908;

и др.

Никольский С. Ставропольское епархиальное церковно-археологическое общество в первое десятилетие своего существования и деятельности. - Ставрополь, 1905;

Бентковский И.В. Обозрение XXVII–летней деятельности Ставропольского женского благотворительного общества по учебным заведениям св. Александры, составленное членом-секретарем Ставропольской губернии статистического комитета И.В. Бентковским. Издание Ставрополь ского губернского статистического комитета. - Ставрополь, 1877;

и др.

Елистратов А.И. Очерк административного права. - М., 1922.

Ерман Л.К. Интеллигенция в первой русской революции. - М., 1966;

Лотова Е.И. Русская интеллигенция и во прос общественной гигиены. Первое гигиеническое общество в России. - М., 1962;

Страшун И.Д. Русская общест венная медицина в период между двумя революциями. 1907-1917 гг. - М., 1964;

Фрид Л.С. Культурно щественных организаций занимались такие исследователи, как Г.А. Арутюнов, В.Р. Лейкина-Свирская, А.И. Прийменко, А.И. Щиглик, Ц.А. Ямпольская12. В 1971 г. в сборнике статей «Вопросы теории и истории общественных организа ций» А.И. Щигликом и Ц.А. Ямпольской были сформулированы основные при знаки «добровольных советских объединений»13. Наибольший интерес по про блеме представляют работы А.В. Ушакова, в которых автор подчеркивает пози тивную роль дореволюционных общественных организаций (взаимопомощи учи телей, врачей, фельдшеров, торговых служащих, студентов и др.)14. Прогрессив ная роль дореволюционных научных обществ отражена в работах И.Т. Довженко, В.В. Козлова, Н.Г. Филиппова15, содержащих значительный фактический матери ал, связанный с политикой государства по отношению к легальным обществен ным объединениям. На этом этапе в Московском историко-архивном институте вырабатывался понятийно-категориальный аппарат по рассматриваемой пробле ме. В этот период началась исследовательская деятельность А.Д. Степанского, одного из ведущих специалистов по истории общественных организаций России.

Им впервые была обоснована важность их изучения, сформулировано современ ное определение общественной организации, дана классификация дореволюцион ных объединений и предпринята попытка исследовать столичные организации как единую систему16.

просветительная работа в России до Великой октябрьской социалистической революции и ее роль в формировании революционного мировоззрения трудящихся масс. - М., 1967;

и др.

Арутюнов Г.А. Рабочее движение в России в период нового революционного подъема 1910-1914 гг. - СПб., 1975;

Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX в. - М., 1971;

Она же: Русская интелли генция в 1900-1917 годах. – М., 1981;

Прийменко А.И. Легальные организации рабочих юга России в период импе риализма. - Киев, 1977;

Щиглик А.И. Закономерности становления и развития общественных организаций в СССР.

– М., 1977;

Ямпольская Ц.А. О понятии общественной организации в СССР // Вопросы теории и истории общест венных организаций. - М., 1971.

Щиглик А.И. Добровольные общества в переходный период от капитализма к социализму. Вопросы теории и истории общественных организаций. - М., 1971;

Ямпольская Ц.А. О понятии общественной организации в СССР // Вопросы теории и истории общественных организаций. - М., 1971 и др.

Ушаков А.В. Борьба партии за гегемонию пролетариата в революционно-демократическом движении России.

1895-1904. – М., 1974;

Он же: Революционное движение демократической интеллигенции в России 1895-1904 гг. - М., 1976;

Он же: Общественные организации интеллигенции и государственная власть в России в конце XIX – начале XX вв. // Власть и общественные организации России в первой трети XIX – начале XX столетия. – М., 1994;

и др.

Довженко И.Т. Сельскохозяйственные общества дореволюционной России, их особенности и размещение // Ис торическая география России XII – нач. XX вв.: Сборник статей к 70-летию профессора Л.Г. Бескровного. - М., 1975;

Козлов В.В. Очерки истории химических обществ России. - М., 1977;

Филиппов Н.Г. Научно-технические общества России (1866- 1917 гг.): Учебное пособие. - М., 1975;

и др.

Степанский А.Д. Первые исторические общества в России // Вопросы истории. - 1973. № 12;

Он же: Самодержа вие и общественные организации России на рубеже XIX-XX вв.: Учебное пособие по спецкурсу. - М., 1980;

Он же:

Четвертый историографический этап характеризуется всплеском интереса к истории общественных организаций. Период «перестройки» позволил историкам заниматься более широким спектром этих вопросов17. В 1990-х гг. появляются ис следования, посвященные организованному филантропическому движению в Рос сии во второй половине XIX – нач. XX в.18, возрастает интерес к региональным аспектам изучаемой проблемы19. Среди ставропольских исследователей можно отметить Т.Е. Покотилову, Н.В. Вантееву, М.В. Беляеву20, разработавших ряд вопросов, касающихся организованной филантропии в России и на Ставрополье.

Краеведческой деятельности обществ и организаций Северного Кавказа посвяще ны работы М.Е. Колесниковой21. Слабо освящена деятельность православных ре Общественные организации России на рубеже XIX-XX вв.: Дис … д-ра. ист. наук. - М., 1982;

Он же: Обществен ные организации России на рубеже XIX-XX вв.: Пособие по спецкурсу. - М., 1982.

Паначин Ф.Г. Учительство и революционное движение в России (XIX- нач. XX в.): Историко-педагогические очерки. - М., 1986;

Коржихина Т.П., Степанский А.Д. Из истории общественных организаций // Историки спорят. - М., 1988;

Власть и общественные организации в России в первой трети XX столетия / Отв. Ред. А.Ф. Киселев. – М., 1994;

Степанский А.Д. Общественные организации России // Открытая политика. - 1995. № 5;

Он же: Институци онная структура русского либерализма (XVIII – нач. XX в.) // Русский либерализм: исторические судьбы и пер спективы: Материалы международной конференции, Москва, 27-29 мая 1998. - М., 1999.

Амбросимова Е.А. История законодательного регулирования создания и деятельности российских благотвори тельных организаций // Известия ВУЗОВ. Правоведение. - 1991. № 2. С. 89-94;

Щапов Я.Н. Благотворительность в дореволюционной России: Национальный опыт и вклад в цивилизацию // Россия в XX в. Историки мира спорят. - М., 1994. с. 89-94;

Ярская В.М. Благотворительность и милосердие как социокультурные ценности // Российский журнал социальной работы. - 1995. № 2. С. 27-33;

Горбунова Е.Ю. Благотворительность в России и ее роль в обще ственно-культурной жизни на рубеже XIX – нач. XX в.: Дис … канд. ист. наук. - М., 1996;

Фирсов М.В. История социальной работы в России. - М., 2001;

Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России. - М., 2001;

и др.

Соболева О.Ю. Региональные легальные общественные организации на рубеже XIX – XX вв. (1890-1914): На материалах Ярославской и Костромской губерний: Дис … канд. ист. наук. - Иваново, 1993;

Туманова А.С. Неполи тические общественные организации г. Тамбова в начале XX в. (1900-1917): Дисс. … канд. ист. наук. - Воронеж, 1996;

Косихина И.Г. Общественно-культурные организации Курской губернии в 60-е гг. XIX в. – феврале 1917 г.:

Дис … канд. ист. наук. - Курск, 1998;

Добрынина А.М. Неполитические общественные организации Владимирской области: Дис … канд. ист. наук. - Иваново, 2000;

Хаченьян А.Л. Общественные организации Нижнего Поволжья на рубеже XIX-XX вв.: Дис … канд. ист. наук. – Волгоград, 1999;

и др.

Покотилова Т.Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России: мировоззрение и исто рический опыт: Автореф. дис. д-ра. ист. наук. - М., 1998;

Она же: Теоретико-методологические аспекты феномена Российской благотворительности. - Ставрополь, 1998;

Покотилова Т.Е. Благотворительность и Первая мировая война (из истории Ставропольской губернии) // Из истории земли Ставропольской. - Ставрополь, 1997;

Она же:

Зарождение благотворительности на Ставрополье // Ставропольская земля в прошлом и настоящем. - Ставрополь, 1995;

Вантеева Н.В. Общественное призрение на Ставрополье и Кубани в XIX – начале XX века: Дис … канд. ист.

наук. - Ставрополь, 2000;

Беляева М.В. Российское общество Красного креста в истории России 1867 – 1921 гг. :

Автореф. дис. канд. ист. наук. – Ставрополь, 2002;

и др.

Колесникова М.Е. Историко-краеведческая деятельность на северном Кавказе в конце XVIII – 20-30-е годы XX в. (по материалам Ставрополья): Дис … канд. ист. наук. - Ставрополь, 1998;

Она же: Краеведение как форма со циокультурной деятельности в провинции // Ставрополь – врата Кавказа: история, экономика, культура и полити ка: Материалы Региональной научной конференции, посвященной 225-летию г. Ставрополя. - Ставрополь, 2002. С.

103-109;

Она же: Г.Н. Прозрителев – историк–краевед, собиратель архивов // Отечественные архивы. - 2002. № 3;

Она же: Исследовательская деятельность Ставропольской ученой архивной комиссии как раннепрофессиональная коммуникативная практика провинциального интеллектуального сообщества первой четверти XX столетия // Язык и текст в пространстве культуры: Сб. статей. Вып. 9. - СПб. – Ставрополь, 2003. С. 328-340;

Она же: И.В. Бентков ский – краевед и историк Северного Кавказа // Отечественные архивы. - 2004. № 1;

и др.

лигиозных общественных организаций22. Оценка деятельности некоторых обще ственных организаций Ставрополья дается в фундаментальном коллективном из дании «Край наш Ставрополье: Очерки истории», в работах А.И. Кругова, Д.С.

Ткаченко, Б. Т. Ованесова, Н.Д. Судавцова, Л.В. Романенко, И.Г. Хихлиной23 и др.

Особый интерес по проблеме представляют труды исследователей Кубани: про фессора В.Н. Ратушняка, профессора Б.А. Трехбратова24, Л.Е. Оспищевой, С.А.

Кукушкиной, Н.И. Кирей, Н.И. Бондарь, Л.В. Комиссинской, Н.Г. Денисова, В.Д.

Лях, Е.Тончу25и др. В последнее десятилетие в отечественной и зарубежной исто риографии появился ряд публикаций, посвященных проблеме формирования гра жданского общества в России во второй половине XIX – начале XX в. Историографический анализ показывает, что при всем обилии и разнообра зии литературы по различным аспектам рассматриваемых проблем в работах предшественников отражена деятельность далеко не всех видов неполитических общественных организаций. В центре внимания историков оказывались, как пра вило, общественные объединения, находившиеся в столицах, тогда как провинци альные легальные общества, в том числе Ставропольской губернии и Кубанской области почти не изучались. Обобщающих работ по проблеме пока нет ни на об Гедеон. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. – М.;

Пятигорск, 1992;

Православная церковь на Кубани (конец XVIII – начало XX века). – Краснодар, 2001;

Колосовская Т.А. Го сударственно-конфессиональные отношения на Ставрополье в конце XIX – первой трети XX в.: историко правовой аспект: Автореф. канд. ист. наук. – Ставрополь, 2002.

Край наш Ставрополье: Очерки истории. - Ставрополь, 1999;

Кругов А.И. Ставропольский край в истории Рос сии (конец XVIII – XX век). - Ставрополь, 2001;

Ткаченко Д.С. Национальное просвещение в Российской империи в XIX – нач. XX в. (на примере Ставрополья, Кубани и Дона). - Ставрополь, 2002;

Ованесов Б.Т., Судавцов Н.Д.

Здравоохранение Ставрополья в конце XVIII - начале XX вв. - Ставрополь, 2002;

Романенко Л.В. Развитие город ской культуры Южно-русской провинции в XIX – нач.XX века (на примере Ставрополья и Терека): Дис … канд.

ист. наук. – Ставрополь, 2002;

Хихлина И.Г. Основные тенденции развития музыкальной культуры г. Ставрополя // Вестник Ставропольского государственного университета. Вып. 13. - Ставрополь, 1998. С. 132-135.

Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. /Под общ. ред. профессора В.Н. Ратушняка. – Красно дар, 1996;

Трехбратов Б.А. История Кубани. - Краснодар, 2000;

и др.

Оспищева Л.Е. История благотворительных организаций Кубани (конец XIX – начало XX века): опыт изучения:

Дис …канд. ист. наук. - Майкоп, 2000;

Кукушкина С.А. О деятельности Екатеринодарского художественного кружка при картинной галерее // Проблемы историографии и культурного наследия народов Кубани дореволюци онного периода. - Краснодар, 1991. С. 38-48;

Кирей Н.И., Бондарь Н.И. Краеведческая деятельность общества лю бителей изучения Кубанской области /ОЛИКО/ в 1897-1932 гг. // Проблемы аграрного развития Северного Кавка за: Сб. науч. трудов. - Краснодар, 1987;

Комиссинская Л.В. Любительский театр на Кубани с середины XIX до 1905 г. - Краснодар, 1990;

Денисов Н.Г., Лях В.Д. Художественная культура Кубани. - Краснодар, 2000;

Тончу Е.

Женщины Кубани. - СПб., 1998;

и др.

Раев М. Понять дореволюционную Россию: Государство и общество в Российской империи. - Лондон, 1990;

Кимбэлл Э. Русское гражданское общество и политический кризис в эпоху великих реформ. 1859-1863 // Великие реформы в России. 1856-1874. - М., 1992;

Бредли Д. Общественные организации и развитие гражданского общест ва в дореволюционной России // Общественные науки и современность. - 1994. № 5;

Мельников В.П. Гражданское общество в России в историческом ракурсе (1890-1930) // Гражданское общество. - М., 1993 и др.

щероссийском, ни на региональном уровне. Степень изученности проблемы во многом определила выбор темы, цель и задачи диссертации.

Цель исследования состоит в изучении процессов формирования и дея тельности общественных организаций Ставропольской губернии и Кубанской об ласти с 1860-х г. по октябрь 1917 г., выявлении общих и особенных черт осущест вления их общественной практики. Исходя из поставленной цели и степени изу ченности проблемы, ее научной и общественной значимости поставлены сле дующие задачи:

• выявить и проанализировать причины возникновения общественных орга низаций Ставропольской губернии и Кубанской области второй половины XIX в.

– октябрь 1917 г.;

• установить их виды и формы, численность в рассматриваемом регионе;

• определить социальный состав их участников;

• проанализировать политику правительства и местной администрации в сфе ре общественных объединений;

• определить характер взаимодействия общественных организаций с органа ми местного самоуправления и исполнительной власти;

• исследовать основные направления и сферы деятельности общественных организаций региона;

• показать значение обществ и объединений в социокультурной жизни рос сийской провинции.

Источниковая база исследования представлена комплексом неопублико ванных и опубликованных материалов.

В процессе работы над темой использованы материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ, г. Москва), Государственного архива Ставропольского края (ГАСК, г. Ставрополь) и Государственного архива Красно дарского края (ГАКК, г. Краснодар). С учетом содержания, назначения и вида ар хивных документов источники по данной проблематике условно можно разделить на 4 группы: 1) официальные документы;

2) справочные материалы;

3) отчетно финансовая документация;

4) статистические данные.

В ГАРФе основная работа по выявлению отчетов и уставов учреждений проведена в фондах: Департамента полиции Министерства внутренних дел (Ф.

102), Третьего отделения собственной его императорского величества канцелярии (Ф. 109), Управления кавказского жандармского округа (Ф. 1173), Московского губернского жандармского управления (Ф. 58), где выявлены сведения о различ ных общественных организациях, национальных движениях и обществах, как об щероссийских, так и региональных, обнаружены справки о политической благо надежности отдельных лиц и т.д. Изучены материалы Благотворительного фонда Императрицы Марии Федоровны (Ф. 663), хранящего документы о деятельности учебных заведений, воспитательных домов, Российском обществе Красного Кре ста, Российском обществе покровительства животным и их региональных отделе ниях и др.

Значительный материал для исследования по Ставрополью составили доку менты ГАСК, выявленные в фондах: Канцелярии Ставропольского губернатора (Ф. 101), Ставропольского губернского правления (Ф. 68), Ставропольской гу бернской земской управы (Ф. 311), Ставропольской ученой архивной комиссии (Ф. 198) и др. Документы, касающиеся обществ, оказывающих содействие народ ному образованию, содержатся в фондах Ставропольской женской гимназии св.

Александры (Ф. 309), Ставропольской 3-й женской гимназии (Ф. 125), Ставро польской 2-й мужской гимназии (Ф. 75), Дирекции народных училищ (Ф. 16), Ставропольского учительского института (Ф. 126). Ценную в информативном отношении группу официально-документальных источников составляют материалы отдельных фондов ГАСК, посвященные истории общественных организаций Ставропольской губернии, из них: Ставропольское общество помощи бедным г. Ставрополя (Ф. 365), Ставропольско-Кавказское сельскохозяйственное общество (Ф. 612), Ставропольское местное управление Российского Общества Красного Креста (Ф. 62), Ссудо-сберегательные кассы и товарищества Ставропольской губернии (Ф. 150). Материалы по религиозным общественным организациям представлены в фондах ГАСК: Ставропольский епархиальный миссионерский совет (Ф. 439), Церковно-епархиальный совет Ставропольской епархии (Ф. 879), Евангелическо-лютеранский церковный совет гелическо-лютеранский церковный совет г. Ставрополя (Ф. 1260), Совет Ставро польского Андреевского братства (Ф. 855), Ставропольское епархиальное попе чительство о бедных духовного звания (Ф. 364) и др.

Существенный пласт источников по данной проблеме, имеющих отношение к территории Кубани, хранится в ГАКК в фонде Канцелярии наказного атамана и начальника Кубанского казачьего войска (Ф. 454). Значительная часть документов выявлена в следующих фондах: Кубанское областное правление (Ф. 449), Екате ринодарская городская управа (Ф. 498), Кубанское областное жандармское управление (Ф. 583), Коллекция документов по истории Кубанского казачьего войска (Ф. 670), Кубанский областной статистический комитет (Ф. 460), Прав ление Екатеринодарского художественного кружка при городской картинной га лерее им. Ф.А. Коваленко (Ф. 557), Дирекция народных училищ Кубанской облас ти (Ф. 470) и др. Отдельные статистические материалы привлекались из Коллек ции документальных материалов по истории Кубани, собранной П.В. Мироновым (Ф. Р-1547), а также фондов городских управ: Анапской (Ф. 631), Ейской (Ф. 637), Темрюкской (Ф. 789) и др.

Неопубликованные источники представлены разнообразными приказами, распоряжениями, циркулярами, инструкциями, протоколами, докладами, устава ми, отчетами, перепиской, журналами заседаний различных ведомств и общест венных организаций, списками обществ, их членов, донесениями, прошениями и др. Необходимо заметить, что в работе впервые используются отдельные мате риалы из различных фондов, касающиеся непосредственно учреждения отдель ных общественных организаций и их деятельности.

Опубликованные источники в свою очередь подразделяются на норматив но-правовые документы, делопроизводственные материалы (отчетно-финансовую документацию), справочно-статистические материалы, материалы периодической печати, мемуары, специализированную литературу.

Законодательные и нормативно-правовые документы составляют важней шую группу опубликованных исторических источников (постановления, законы об обществах и союзах, уставы). Анализ законодательных материалов проводился на основе «Свода законов Российской империи»27, «Полного собрания законов Российской империи», законодательных и нормативно-правовых актов: «Устава благочиния» (1782 г.)28, «О предоставлении МВД права утверждения уставов об ществ для взаимного вспомоществования или с другой благотворительной и об щеполезной целью» (12 января 1862 г.)29, «О противозаконных сообществах» ( марта 1867 г.)30, «О предоставлении МВД права утверждения уставов обществен ных и частных благотворительных заведений» (3 января 1869 г.), «Об изменении порядка разрешения некоторых дел, ныне вносимых в комитет министров» ( февраля 1897 г.)31, «О временных правилах об обществах и союзах» (4 марта г.)32. К группе нормативных документов относятся уставы отдельных организа ций, анализ целей и задач которых позволил установить направленность и формы деятельности обществ, провести их классификацию;

регистрационное датирова ние уставов дало возможность произвести подсчет числа общественных органи заций на Ставрополье и Кубани. В источниках распорядительного характера (циркулярах, инструкциях, указаниях различных министерств и ведомств) излага лись различные правила, регламентирующие деятельность организаций33.

Среди делопроизводственных источников особое место занимают отчеты обществ, которые являлись обязательной формой документации для всех общест венных организаций. Отчеты дают представление о внутренней жизни общества;

о численности и социальном составе его членов;

о финансовом положении;

соста ве руководящих органов;

проведенных за отчетный период мероприятиях;

позво ляют проследить формы работы и основные направления деятельности с момента открытия и до закрытия того или иного объединения. Использовались также про токолы, журналы, стенограммы, иная протокольная документация, содержащие фактический материал и отражающие детально внутреннюю структуру организа Свод законов Российской империи. Т. 12. Ч. 2. Устав сельского хозяйства. – СПб., 1903;

Свод законов Российской империи. Т. 13. Устав врачебный. – СПб., 1905;

и др.

ПСЗ. Т. 21. № 15379.

2 ПСЗ. Т. 37. № 37852.

2 ПСЗ. Т. 42. № 44402.

3 ПСЗ. Т. 17. № 13736.

3 ПСЗ. Т. 26. № 27478.

Инструкция городским врачам для бедных г. Ставрополя и правила для городских лечебниц. Б.м., б.г.

ции. Экономическую сферу функционирования любой общественной организации позволяет рассмотреть отчетно-финансовая документация обществ. Не менее зна чимую группу источников представляет различного рода переписка (письма, от ношения, рапорты), незначительная по количеству, но дающая возможность вы явить сферу интересов обществ, личные пристрастия их членов. Оказалась полез ной документация различных общественных съездов и союзов34, как общероссий ских, так и региональных.

Справочно-статистические материалы составляют следующую группу ис точников, к которым относятся материалы специальной переписи и ведомствен ная статистика35, справочная литература36, а также отдельные списки и указатели общественных организаций, заведений37, календари, памятные книжки, сборники по Северному Кавказу, Ставрополью и Кубани38.

Обширный материал о деятельности общественных организаций содержит периодическая печать Ставрополья и Кубани: местные газеты «Северный Кав каз», «Северо-Кавказский край», «Ставропольские губернские ведомости»39, «Ку банские областные ведомости»40, журнальные издания41. Следует отметить пе Всероссийский съезд деятелей обществ народных университетов и др. просветительных учреждений частной инициативы. - СПб., б.г.;

Постановления Ставропольского Епархиального миссионерского съезда бывшего по бла гословению преосвященного Агафодора, архипастыря Ставропольского и Екатеринодарского в августе месяце 1895 г. в г. Ставрополь-Кавказском. - Ставрополь, 1896;

Труды Первого съезда врачей Кубанской области. 14- апреля 1911 г. - Екатеринодар, 1912;

Труды Первого съезда врачей Ставропольской губернии. - Ставрополь, 1913;

и др.

Население Кубанской области: по данным вторых экземпляров листов переписи 1897 г. / Под ред. Л.В. Македо нова. - Екатеринодар, 1906;

Первая всеобщая перепись населения Российской Империи, 1897 г. Т. 65. «Кубанская область». - СПб., 1909;

Первая всеобщая перепись населения Российской Империи., 1897 г. Издание центрального статистического комитета МВД /Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. LXVII. «Ставропольская губерния». - СПб., 1905;

Однодневная перепись начальных школ в империи. - Петроград, 1914.

Энциклопедический лексикон. - СПб., 1835. Т. 6. С. 90;

Березин И.Н. Русский энциклопедический словарь. - СПб., 1873-1879. Отд. 3. Т. 4. С. 494.

Указатель учреждений трудовой помощи на 1913 г. - Спб., 1913;

Список учреждений трудовой помощи на г. - Спб., 1915.

Кавказский календарь. - Тифлис, 1861-1862, 1896, 1901-1917 гг.;

Кавказский сборник. - Тифлис. 1896, 1900, 1906, 1911 гг.;

Памятная книжка Кубанской области. - Екатеринодар, 1876-1881гг.;

Памятная книжка Ставрополь ской губернии. - Ставрополь, 1893, 1898, 1905.;

Адрес-календарь и торгово-промышленная справочная книга «Ставропольская губерния». - Ставрополь, 1897, 1901, 1904, 1907-1909 гг.

«Северный Кавказ». 1889, 1901-1906;

«Северо-Кавказский край». 1906;

«Ставропольские губернские ведомо сти». 1904-1907;

и др.

«Кубанские областные ведомости». 1886, 1888, 1891-1915;

и др.

«Кубанская школа»;

«Кавказские епархиальные ведомости»;

«Ставропольские епархиальные ведомости» и др.

риодические издания самих общественных организаций, в первую очередь науч ных обществ, издаваемых в виде «Трудов», «Записок», «Известий»42 и т.д.

Мемуары являются специфическим источником, позволяющим через субъ ективные оценки авторов воспроизвести события тех лет43.

Специализированная литература представлена материалами, полученными через Интернет. В последнее время широкой популярностью среди исследователей пользуются информационные ресурсы глобальной компьютерной сети Интернет, кото рые публикуют целый ряд сайтов о научных исследованиях, посвященных проблемам общественных организаций44, позволяющих следить за современным развитием нау ки по истории становления института общественных организаций в России, но выми направлениями в этой сфере.

Методологическую основу исследования составили общенаучные и спе циально-исторические методы45, основанные на принципах историзма, объектив ности, исходящих из признания вариативности исторического процесса, приори тета фактов. Среди используемых методов следует отметить исторический, логи ческий и метод восхождения от конкретного к абстрактному и наоборот, а также историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и ис торико-системный. Историко-генетический метод позволил установить, как изме нялись во времени правовое положение обществ и направления их деятельности;

историко-сравнительный дал возможность сопоставить работу общественных объединений Ставропольской губернии, Кубанской области и других регионов страны. Историко-типологический метод использовался при составлении класси фикации неполитических общественных организаций;

историко-системный метод позволил рассмотреть легальные объединения губернии как элемент системы об Труды Ставропольского общества для изучения Северо-Кавказского края в историческом, географическом и ан тропологическом отношении. - СПб., 1911-1918;

Известия Общества любителей изучения Кубанской области. - Екатеринодар, 1899-19103;

и др.

История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. Указатель. - М., 1976 – 1980. Т. 1-3;

Товпекин С. Воспоминания о Н.Ф. Блюдове // Кубанская школа. 1915. № 1;

Керенский А. Мемуары. - М., 1991;

Бурышкин П.А. Москва купеческая. Мемуары. - М., 1991.

Исследования Российской благотворительности и некоммерческого сектора. http://bb.Ifond.spb.ru;

Пайпс Р. Рос сия при старом режиме. http://historyxix.km.ru;

Из истории Краснодарского края: http://Kuban-info.narod.ru;

Ставро польская епархия Русской православной церкви. http:// www.stavropol.net/krest/;

и др.

щественных организаций страны.

Работа представляет собой комплексное иссле дование, основанное на системном подходе, в котором важным инструментом яв ляются методы структурного, функционального анализа, позволяющие познать сущностно-содержательную природу исследуемой общественной системы в ее глубине, выявить взаимосвязь между основными ее компонентами.

Научная новизна исследования состоит в том, что за счет расширения источниковой базы осуществлено специальное комплексное исследование исто рического опыта функционирования института неполитических общественных организаций Ставропольской губернии и Кубанской области в дореволюционный период;

произведен детальный анализ их деятельности;

определены роль и место в общественной жизни региона;

произведена классификация общественных орга низаций;

указано их число в регионе;

введены в научный оборот новые источни ки из фондов ГАСК и ГАКК.

Практическая значимость диссертации заключается в возможности ис пользования ее содержания, материалов и результатов в последующих научных исследованиях структуры и функций негосударственных организаций на ре гиональном и общероссийском уровнях, проблем общественной активности и местного самоуправления;

в подготовке монографий по обозначенным пробле мам, вопросам взаимоотношений общественных организаций и политических партий Ставропольской губернии и Кубанской области;

в процессе преподава ния дисциплин «История России», «История культуры России», «История соци альной работы», «История Ставрополья», «История Кубани», различных спецкур сов по краеведению в высших учебных заведениях, в современной практике со циальной работы и в возрождении добровольных общественных организаций в современной России.

Апробация работы. Результаты исследования обсуждались на межрегио нальных, региональных и университетских конференциях: «Северный Кавказ в меж цивилизационных контактах и диалогах: от древности к современности» (Арма Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. - М., 1987. С. 138-193;

Аникеев А.А. Проблемы методо логии истории. – Ставрополь, 1995. С. 100-103.

вир, 2001);

«Ставрополь – врата Кавказа: история, экономика, культура, полити ка» (Ставрополь, 10 сентября 2002);

«Университетская наука - региону» (Ставрополь, 2000-2003);

«Церковь и общество: 160 лет совместного служения населению на юге Рос сии» (Ставрополь, 2003);

на заседаниях кафедры историографии и источниковедения.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, вклю чающих восемь параграфов, заключения, списка источников и литературы, при ложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, проанализирована степень изученности проблемы, определены цель и задачи, объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, методологические основы и отражена научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Организационные основы создания и функционирования научно-образовательных и культурных общественных организаций Ставро польской губернии и Кубанской области», состоящей из двух параграфов, рас сматриваются нормативная основа, структура и формы работы краеведческих об ществ, просветительных и культурных организаций, выделяются общие тенден ции их появления и деятельности.

Первый параграф «Научно-практическая деятельность краеведческих об ществ и их вклад в развитие региональной науки» посвящен возникновению крае ведческих обществ Ставропольской губернии и Кубанской области во второй по ловине XIX – нач. XX в., анализу их деятельности, которая развивалась по сле дующим направлениям: научно-исследовательское (история, география, ботаника, зоология, антропология, археология, археография), собирательское, природоохра нительное, музейное, просветительное (лекции, библиотеки, выставки, научные экскурсии) и издательское. Провинциальные краеведческие общества объединяли в провинции широкие слои интеллигенции - профессионалов и любителей. Среди первых можно отметить известных ученых Ставрополья зоолога Н.Я. Динника, ботаника М.И. Бржезицкого, статистика А.С. Собриевского, историка и археолога Г.Н. Прозрителева, палеонтолога И. Хоменко, а также краеведов-любителей – А.Ф. Хандурина, Б.П. Уварова, В.А. Баженова и др. В ряду ведущих исследовате лей Кубанской области, работавших в краеведческих обществах, известны архео лог, этнограф, действительный член ряда центральных научных обществ Е.Д. Фе лицын, профессор Петербургского университета, член Археологической Комис сии, археолог Н.И. Веселовский, историограф П.П. Короленко, статистик и исто рик Ф.А. Щербина, а также В.С. Сысоев, М.А. Дикарев, А.Н. Дьячков-Тарасов, В.С. Шамрай и др. Отдельную группу среди действовавших краеведческих об ществ составляли церковно-археологические общества и комитеты. Сбором све дений о памятниках древности и старины на Северном Кавказе занималось Став ропольское епархиальное церковно-археологическое общество (1894), деятель ность которого заключалась в выявлении церковных древностей, главным обра зом храмов, имеющихся в епархии, в их реставрации и сохранении, создании древлехранилища (1894), затем музея (1900), проведении научной и просвети тельной работы среди духовенства и местных жителей с целью религиозно нравственного воспитания. Особая заслуга в этом принадлежит священникам П.Г.

Смирнову, Д. Успенскому, С.М. Никольскому и др. Краеведческие общества Ставропольской губернии и Кубанской области организовывали научные экспе диции для изучения региона в археологическом, этнографическом, статистиче ском, естественно-историческом, культурном отношениях. Члены обществ произ водили раскопки курганов, собирали различные коллекции, проводили метеоро логические наблюдения, делали фотографические снимки, зарисовки и чертежи местностей. Благодаря их деятельности были собраны обширные материалы по историческому краеведению. Именно эти общества явились инициаторами и уча стниками создания музеев на Ставрополье и Кубани (Музей им. Е.Д. Фелицына в Краснодаре и музей им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве в Ставрополе), которые и на сегодняшний день являются уникальными центрами культуры.

Во втором параграфе «Роль просветительных и культурных обществ в рас пространении образования и проведении досуга» анализируется деятельность культурно-просветительных обществ, определяется их место в системе отечест венных общественных объединений. Просветительное движение, начавшееся в России в XIX в., нашло свое отражение в создании культурно-просветительных общественных организаций в Ставропольской губернии и Кубанской области лишь в последней трети XIX – начале XX вв. Всего здесь, по нашим подсчетам, было создано около 60 культурно-просветительных обществ. Им были свойствен ны такие формы работы, как оказание материальной помощи училищам, осна щенности школ, развитие внешкольного образования, пропаганда общенаучных знаний через организацию общедоступных лекций и народных чтений, организа ция работы библиотек и читален, учреждение стипендий, поощрение учителей за успехи в работе, открытие книжных складов. Занимаясь ликвидацией неграмот ности взрослых (внешкольное образование), общества открывали воскресные школы и вечерние курсы. Заботясь о повышении профессионального уровня ра ботников народного образования - устраивали временные и постоянные педагоги ческие курсы и т.д. В Ставропольской губернии и Кубанской области просвети тельство было одним из главных направлений общественной деятельности про винциальной интеллигенции (врачи, учителя, ученые, деятели науки и искусства), что подтверждается ее широким представительством в обществах (от 100 до 300 и более чел.). Просветительные общества стремились не ограничивать деятельность в пределах своего региона, с этой целью их представители принимали участие во всероссийских съездах деятелей народного образования и просвещения. Наивыс шей активностью местных просветительных обществ отмечены годы реакции 1905-1907. На примере общественных организаций, действовавших в сфере про свещения, прослеживается характерная динамика развития их деятельности в пе риод с 1900-х гг. по 1914 г. Присутствие в составе обществ значительного числа представителей интеллигенции имело следствием появление контроля за ними со стороны властей. Что касается обществ культурной направленности, то следует отметить, прежде всего, ту роль, которую они сыграли в развитии культурного уровня, эстетических вкусов населения и проведении досуга граждан. Заслуга му зыкальных общественных организаций в том, что они явились инициаторами соз дания музыкальных классов и училищ, как в Ставрополе, так и на Кубани. Вид ными деятелями на Кубани были А.Д. Бигдай, П.А. Махровский, А.М. Рутина, на Ставрополье – И.Е. Попов, В.Н. Кислякова, А.К. Дзерве, Н.И. Розенберг и др. В музыкальных учреждениях велась подготовка исполнителей на музыкальных ин струментах, певцов, учителей музыки, регентов хора, дирижеров оркестров. Об щества художников открывали художественные курсы, организовывали выставки.

Члены обществ устраивали литературные, музыкально-драматические вечера, ор ганизовывали театральные постановки, балы, маскарады, спектакли, приглашали профессионалов из столичных городов России.

Во второй главе «Содержание и формы организованной общественной деятельности Ставропольской губернии и Кубанской области в сфере соци альной помощи населению во второй половине XIX- нач. XX в.», состоящей из трех параграфов, проведен анализ деятельности обществ в сфере благотворитель ности и социальной помощи населению.

В первом параграфе «Благотворительные общественные организации как эффективный механизм оказания социальной помощи населению» исследуются формы и методы работы благотворительных обществ. Благотворительность была характерной чертой общественной жизни России конца XIX – нач. XX в. К 1905 г.

в России насчитывалось около 4,5 тыс. таких организаций46, из них около действовало на Ставрополье и 60 на Кубани. Функциональная деятельность бла готворительных обществ распадалась на несколько видов помощи: социальная (выплата постоянных и временных пособий на обучение;

выдача стипендий;

со держание призреваемых;

оказание материальной помощи, бесплатные услуги;

выписка паспортов;

оплата проезда;

поиск работы;

бесплатное лечение);

практи ческая, заключающаяся в открытии и содержании благотворительных заведений (приюты, богадельни, народные дома, столовые для бедных и др.);

просветитель ная (школы, курсы, библиотеки, общедоступные лекции, народные чтения и т.д.).

Благотворительных заведений, где осуществлялась помощь незащищенным слоям населения, к 1901 г. насчитывалось: в Кубанской области - 28, в Ставропольской губернии - 1847. Общества оказывали помощь нуждающимся не только в обычное Труды Съезда по общественному призрению. – Пг., 1914. С. 401.

Благотворительность в России. – СПб., 1907. С. 66.

время, но и в экстренных ситуациях (войны, неурожаи, стихийные бедствия).

Больше всего благотворительных объединений действовало на ниве оказания по мощи в получении образования. Крупную группу благотворительных обществ со ставляли общества вспомоществования нуждающимся учащимся, которые объе диняли учителей, попечителей, священников, врачей, купцов, родителей. Дея тельность их была направлена на оплату за обучение некоторых учеников, пре доставление бесплатного пользования учебниками, выплату пособий на одежду, оплату за проживание и т.д. По сферам деятельности общества вспомоществова ния можно разделить на несколько видов: оказывающие помощь всем учебным заведениям, конкретному учреждению, иногородним;

курирующие начальные училища, средние учебные заведения;

действующие в сфере помощи получения высшего образования;

женского образования. Преследуя просветительные цели, благотворительные организации открывали библиотеки, при каждой школе, по допечной общественной организации, чайно-столовые, устраивали народные чте ния, публичные лекции, для проведения досуга - спектакли, музыкальные вечера.

Существенное место в работе обществ занимали проблемы воспитания и помощи детям, главным образом из малообеспеченных семей. Для детей младшего возрас та открывались приюты – ясли. Благотворительные организации Ставрополья и Кубани взяли на себя заботу о тех слоях населения, которым, в силу ряда причин, государство во второй половине XIX в. не уделяло должного внимания: нищие, беспомощные, инвалиды и т.д. Формы благотворительной помощи были самые разнообразные – от полного содержания до единичного пособия, но в основном практиковалось единовременная помощь. Благотворительные общественные ор ганизации были самыми представительными как в социальном, так и профессио нальном плане, а также по своей численности. Аполитичность филантропических организаций снискала благосклонность к ним местных властей.

Второй параграф «Появление национальных общественных организаций как отражение насущных потребностей этнических групп населения» посвящен воз никновению национальных общественных организаций и их деятельности, на правленной на оказание помощи нуждающимся лицам своей национальности. По сведениям источников, на территории Ставропольской губернии и Кубанской об ласти большинство населения составляли русские: 91, 97. %48 и 90,5 %49 соответ ственно. Тем не менее здесь были представлены общественные организации раз личных национальностей и вероисповеданий (армянские, греческие, польские, немецкие, еврейские, грузинские, мусульманские и др.). Наибольшее количество национальных обществ действовало среди представителей армянской националь ности. Треть национальных благотворительных обществ были открыты женщи нами. Национальные общественные организации возникают в основном в нач. ХХ в., а массовое их появление началось после революции 1905-1907 гг. Деятель ность этих обществ была тесно связана с вероисповеданием. Национальные обще ственные организации открывались только с благотворительными и культурно просветительными целями. В их задачи входила помощь нуждающимся лицам, как материальная, так и духовная. Среди форм работы общественных организа ций - снабжение продовольствием, деньгами, медицинскими пособиями, трудо устройство, размещение сирот, стариков в приюты, дома призрения, помощь уча щимся в учебных заведениях, поддержание церковно-приходских школ, открытие библиотек, устройство бесплатных воскресных чтений и др. В деятельности этих обществ принимали участие люди самых различных сословий, но в армянских и греческих обществах преобладали выходцы из купечества и мещанства, в немец ких и польских обществах значительную часть составляли учителя, духовная ин теллигенция. Однако деятельность этих обществ имела сложности из-за давления со стороны государства.

В третьем параграфе «Общества взаимопомощи и их значение в защите интересов малообеспеченных профессиональных групп» характеризуется деятель ность обществ взаимопомощи, возникших в Ставропольской губернии и Кубан ской области в 90-е годы XIX в. Эти общества объединяли людей по роду дея тельности (врачей, фельдшеров, учителей, приказчиков и др.). Непременным ус ловием объединения людей данных профессий была недостаточная обеспечен Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. Издание центрального статистического коми тета МВД / Под ред. Н.А. Тройницкого. LXVII. Ставропольская губерния. 1905. С. 5.

ность, поэтому среди представителей высокооплачиваемых профессий таких ор ганизаций не возникало. Поскольку государственной системы социального обес печения граждан в России в изучаемый период не существовало, то решением этой проблемы и пытались заниматься общества взаимопомощи. В Ставрополь ской губернии и Кубанской области они несли в себе элементы профсоюзных ор ганизаций (социальная защита определенной профессиональной группы), но в то же время, большее внимание уделяли благотворительности (материальная по мощь нуждающимся). В исследовании общества взаимопомощи рассматриваются как объединения профессионально-благотворительные. Главным видом деятель ности подобных организаций региона стала выдача безвозвратных пособий по бо лезни, на похороны, обучение детей. Одни объединения оказывали бесплатную медицинскую помощь, другие уделяли большое внимание образованию своих членов и их детей. У отдельных объединений были свои библиотеки. Все общест ва взаимопомощи занимались трудоустройством безработных. Высокая компе тентность ряда организаций взаимопомощи подтверждалась участием в съездах и совещаниях всероссийского масштаба по проблемам взаимопомощи. Возникнув как организации социальной защиты, они, тем не менее, имели широкий диапазон деятельности: от чисто материальной помощи до отстаивания своих профессио нальных интересов. Рассматриваемые общества, как и благотворительные органи зации, выполняли важную функцию социальной защиты населения, смягчая тем самым напряженную социальную обстановку в Ставропольской губернии и Ку банской области.

В третьей главе «Региональная специфика общественных организаций Ставропольской губернии и Кубанской области», включающей три параграфа, исследуются основные направления и методы работы сельскохозяйственных и ве теринарных обществ, православных религиозных организаций и здравоохрани тельных объединений.

В первом параграфе «Сельскохозяйственные и ветеринарные обществен ные организации в развитии и улучшении хозяйственной жизни Ставрополья и Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897. Кубанская область С. У111.

Кубани» анализируется работа сельскохозяйственных обществ в регионах и дела ется вывод о том, что в их основную задачу входило решение проблемы выхода из кризиса крепостнического хозяйства. Географическое положение Ставрополья и Кубани определило эти регионы как преимущественно сельскохозяйственные, где крестьянскому населению принадлежало до 87% земли50. Главным источни ком экономического благосостояния населения являлось земледелие. Из второ степенных отраслей хозяйства выделялись скотоводство и овцеводство, а также виноградарство и виноделие, поэтому здесь действовали как сельскохозяйствен ные общества, охватывавшие все виды хозяйства, так и отраслевые (общества ви ноделия и виноградарства, общества овцеводства, общества пчеловодства и т.п.).

Культурных, интенсивных хозяйств, с применением наилучших способов обра ботки и удобрения земли, насчитывалось еще немного, поэтому сельскохозяйст венные общества активно пропагандировали передовые методы ведения хозяйст ва, распространяли среди крестьянского населения губернии и области знания по сельскому хозяйству, в том числе по техническому улучшению. Сельскохозяйст венные общества открывались как лицами агрономического персонала, так и кре стьянами, которые продуктивно и качественно вели дела общества. Имели место такие формы работы, как устройство сельскохозяйственных курсов, выставок, библиотек, организация прокатных станций, показательно-образцовых пасек, са дов, виноградников и др. Основная работа ветеринарных обществ заключалась в открытии лечебниц, образцовых кузниц, устройстве выставок, пропаганде гуман ного отношения к животным. Многосторонняя деятельность сельскохозяйствен ных обществ способствовала лучшему использованию для нужд крестьянских хо зяйств достижений селекции, ветеринарии, сельскохозяйственной техники, наук о растениях, животных и т.д. Благодаря этому осваивались новые технические культуры, быстрее и шире внедрялись садоводство, огородничество, виноградар ство, пчеловодство, совершенствовались способы обработки земли, улучшались Ставропольский статистический комитет. Сб. сведений о Северном Кавказе // Под ред. Г.Н. Прозрителева. Т. 7. – СПб., С. 2.

породы скота. Все это оказывало большое влияние на развитие производительных сил в сельском хозяйстве Ставропольской губернии и Кубанской области.

Во втором параграфе «Функции православных религиозных общественных организаций Ставрополья и Кубани в социокультурной сфере» автор обращается к вопросам возникновения и деятельности православных религиозных обществ.

Северный Кавказ являлся многоконфессиональным регионом, поскольку на рас сматриваемых территориях проживали не только православные христиане, но и представители других конфессий, а также сектанты, раскольники. Чтобы закре пить позиции православия и заручиться опорой населения, правительство взяло курс на возобновление православного миссионерства. Поэтому отличительной особенностью православных религиозных общественных организаций Ставро польской губернии и Кубанской области по сравнению с подобными организа циями в России была миссионерская деятельность. Для обществ России, Ставро польской губернии и Кубанской области типичным являлось широкое участие православных религиозных общественных организаций в благотворительной и религиозно-просветительной деятельности.

В третьем параграфе «Санитарно-эпидемиологическая, профилактическая и медицинская работа здравоохранительных обществ» рассматривается деятель ность, связанная со здравоохранением.

Появление в конце XIX в. здравоохранительных общественных организаций в Ставропольской губернии и Кубанской области было обусловлено довольно тя желым медико-санитарным состоянием. Эти регионы относились к переселенче ским, с пестрым национальным составом. Общее число народонаселения на Ку бани к 1896 г. составляло 177369051. На столь огромную территорию ( дес.) медицинского персонала приходилось: врачей – 109, фельдшеров - 421, по вивальных бабок 71 фармацевтов – 88, дантистов – 552. В Ставропольской губер нии положение было еще более плачевным. Недостаточное внимание центрально го правительства и местных властей к вопросам медицины и санитарии стимули Отчет начальника Кубанской области и наказного атамана Кубанского казачьего войска о состоянии области и войска за 1895 г. - Екатеринодар. 1896. С.11.

Там же. С. 64.

ровало возникновение различных здравоохранительных обществ, деятельность которых была направлена на предотвращение разного рода заболеваний и сниже ние высокого уровня смертности населения. Инициаторами создания обществ по охране здоровья выступали образованные медики, стремившиеся всеми силами повлиять на улучшение положения здравоохранения в регионах. С учетом дея тельности и форм работы обществ, действовавших в сфере здравоохранения, их условно можно разделить на три типа: общемедицинские здравоохранительные общества, ставившие перед собой широкий спектр задач и сочетавшие несколько видов деятельности (от научной до лечебно-санитарной);

узкоспециализирован ные медицинские общества, деятельность которых была сосредоточена на опре деленной отрасли медицины и направлена на лечение или искоренение какой либо одной конкретной болезни;

отделения общероссийских обществ, которые полностью или частично специализировались на решении проблем здравоохране ния (Лига борьбы с туберкулезом, Российское общество Красного Креста). Ана лизируя характер работы общемедицинских обществ Ставропольской губернии и Кубанской области, можно выделить несколько направлений в их деятельности:

научное, санитарно-гигиеническое, лечебно-профилактическое, санитарно просветительское. Все эти общества стремились к более широкому применению медицинской науки на пользу населения, устраивали чтения, публиковали статьи о недостатках современной гигиены, пытались оказывать врачебную и санитар ную помощь населению на свои средства В Заключении диссертации подводятся итоги исследования и формируют ся основные выводы.

Общественный подъем 1860-х гг.- нач. XX в. способствовал созданию но вых объединений не только в масштабах страны, но и на региональном уровне.

Основной причиной возникновения общественных организаций была неспособ ность государственной власти решить многие проблемы в сферах социальных от ношений, экономики и культуры. Более того, деспотические традиции российской монархии, всегда стремившейся к полному контролю над всеми сторонами жизни, а также запрет на открытие политических партий, позволял проявлять социаль ную активность граждан именно в легализованных общественных организациях.

Кроме того, массовому открытию обществ в России в конце XIX – нач. XX в. спо собствовало и постепенное упрощение процедуры их открытия. Имели место и причины психологического характера: для одних категорий граждан – стремление к самовыражению и самореализации, интеллектуальному и духовному обогаще нию, проявлению гражданской ответственности, для других – выслужиться перед властями.

По нашим подсчетам, на территориях Ставропольской губернии и Кубан ской области в период с 1860-х гг. – октябрь 1917 гг. действовало более 230 непо литических общественных организаций, при том, что первые общества в регионе появились значительно позже, чем в России. Массовый подъем общественной деятельности наблюдается в 90 гг. XIX – нач. XX в., что характерно и для импе рии. Большинство организаций работало в крупных городах – Ставрополе, Екате ринодаре, Майкопе и ряде уездов.

Предлагаемая классификация общественных организаций, отражает их прочные позиции в системе губернской и областной структуры. Выявлены все ос новные виды общественных организаций, действовавших в период с 1860-х гг. – до октября 1917 г., рассмотрено более 150 обществ по девяти профильным на правлениям их деятельности: краеведческому, просветительному, культурному, благотворительному, взаимовспомогательному, национальному, сельскохозяйст венному, религиозному и здравоохранительному.

В Ставропольской губернии и Кубанской области в рассматриваемый пери од наблюдается несколько моделей создания обществ: по столичному образцу, когда за эталон принимались организации Санкт-Петербурга и Москвы;

филиалы всероссийских учреждений (Российского общества Красного Креста, Российского общества покровительства животным);

общества местного происхождения, ото бражавшие специфику регионов.

Организационные основы общественных организаций были идентичны. Це ли, задачи, профиль деятельности обществ оговаривались в их уставных докумен тах, делопроизводство фиксировалось в отчетах. Основными источниками дохо дов обществ являлись членские взносы, дотации властных структур, вклады част ных лиц и учреждений, прибыль от собственных мероприятий. В то же время, не стабильность субсидирования местной администрации, городских дум, нерегу лярность членских взносов самих сотрудников организаций крайне плохо отража лись на их бюджете. Органы власти предоставляли субсидии лишь некоторым, наиболее «полезным» и благонадежным обществам (благотворительным, сель скохозяйственным, православным религиозным общественным организациям).

Количественный состав членов обществ варьировался от 15 до 200 и более чело век, и зависел в первую очередь от широты поставленных целей, а также от мате риального положения их участников.

В состав перечисленных обществ входили представители всех сословий:

дворяне, духовенство, купцы, мещане и крестьяне. Учредителями и активистами организаций обычно становились представители интеллигенции (учителя, меди цинские работники, представители науки и искусства, инженеры, служащие госу дарственного аппарата управления и др.), участие которых в общественных орга низациях являлось практически единственной законной возможностью выраже ния гражданской позиции, получения контакта с массами, просвещения народа.

Самодержавие по отношению к неполитическим обществам проводило двойственную политику: с одной стороны, оно законодательно ускоряло рост их сети, а с другой – жестко и тщательно контролировало деятельность легальных объединений.

Отношения общественных организаций с представительной властью были тесными, прежде всего, в сфере социального обеспечения, здравоохранения, на родного просвещения, культуры, сельского хозяйства. Более того, общества со действовали органам самоуправления в решении важных губернских проблем.

Внимая просьбам общественных организаций, городские думы ассигновывали льготные кредиты, безвозмездные субсидии, подыскивали помещения, инвентарь и т.п.

Общественные организации Ставропольской губернии и Кубанской облас ти, как и других регионов страны, внесли посильный вклад в развитие материаль ной и духовной сфер жизни населения как Северного Кавказа, так и России в це лом. Решение таких проблем, как борьба с неграмотностью, нищетой, социально опасными болезнями, было немыслимо без деятельности многих обществ. Крае ведческие общества способствовали развитию естественных и гуманитарных об ластей знания. Просветительные организации стремились решить на уровне гу бернии и области проблему неграмотности, распространяя начальное и специаль ное образования. Деятельность объединений культурного направления содейство вала эстетическому воспитанию граждан. Благотворительные общества матери ально и духовно поддерживали население и повседневно в чрезвычайных ситуа циях, демонстрируя эффективный механизм оказания социальной помощи насе лению. Деятельность сельскохозяйственных организаций была направлена на раз витие аграрного сектора экономики. Члены православных братств демонстриро вали своей деятельностью пример нравственного отношения к самим себе и ок ружающим. Здравоохранительные общества внесли большой вклад в развитие практической медицины и организацию борьбы с социально опасными болезня ми.

Объективная оценка деятельности общественных организаций позволила отметить не только позитивные, но и негативные стороны их работы. Отмечая не достатки, следует учитывать, что общественные организации не ставили целью кардинально изменить общественную жизнь региона, они лишь пытались воспол нить пробелы государственной власти в социально-экономической, культурной сферах. Вследствие инертности большинства провинциальных жителей научно образовательные и культурные общества не смогли решить полностью проблему грамотности на уровне губернии и области, организации сельского хозяйства не смогли преодолеть экстенсивных тенденций в развитии аграрного сектора. Обще ства образования не смогли решить проблему грамотности в губернии. Выступле ния обществ взаимопомощи в защиту нормальных условий труда и отдыха не смогли изменить ситуации в этом отношении. Недостаточная внутренняя органи зация обществ, частые конфликты между сотрудниками, безответственность по отношению к внесению членских взносов, пассивность многих членов, - все это зачастую парализовывало работу обществ и вело к их закрытию.

Но в то же время, работа легальных общественных организаций региона, стала ярким проявлением общественной жизни 1860-х – 1917 гг. Благодаря функ ционированию общественных организаций Ставропольской губернии и Кубан ской области эти провинции становились очагами передовой мысли, эволюции идей, накопления знаний, воплощения гражданских инициатив. Существование и активная деятельность большого количества общественных объединений не толь ко в столицах, но и в провинции явились наглядным доказательством того, что в России рассматриваемого периода шло постепенное формирование гражданского общества. Однако ему так и не удалось достичь стадии зрелости, поскольку на пу ти этого процесса стоял конфликт между российской монархией и радикально на строенными социальными слоями, приведший к революционным событиям г.

Основные положения диссертации изложены в следующих публика циях автора:

1. Любушкина Е.Ю. Деятельность национальных общественных организа ций Северного Кавказа в развитии культуры и просвещения народа в период 1860-1917 гг. // Северный Кавказ в межцивилизационных контактах и диалогах:

от древности к современности: Тезисы Региональной научной конференции, по священной 10-летию исторического факультета АГПИ. - Армавир: ИЦ АГПИ, 2001. С. 59-62.

2. Любушкина Е.Ю. К вопросу об общественных организациях в губерн ском городе Ставрополе во второй половине XIX - начале XX в. // Ставрополь - врата Кавказа: история, экономика, культура и политика: Материалы Региональ ной научной конференции, посвященной 225-летию г. Ставрополя. - Ставрополь:

Изд-во СГУ, 2002. С. 225-231.

3. Любушкина Е.Ю. Общественно-политическая и культурно просветительная деятельность на Ставрополье на рубеже XIX-XX вв.

//Ставрополь - врата Кавказа: история, экономика, культура и политика: Материа лы Региональной научной конференции, посвященной 225-летию г. Ставрополя. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. С. 287-294 (в соавторстве с Кемпинским Э.В.).

4. Любушкина Е.Ю. Общества охраны здоровья на Ставрополье и Кубани в конце XIX – начале XX в. //Из истории народов Северного Кавказа: Сборник на учных статей. Вып. 6. - Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2004. С. 147-161.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.