WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

КУДАШИНА Валентина Львовна КОММУНИКАТИВНЫЕ ФУНКЦИИ ПОРЯДКА СИНТАКСИЧЕСКИХ СЕГМЕНТОВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ 10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени кандидата филологических наук

Ставрополь – 2003

Работа выполнена на кафедре современного русского языка Ставропольского государственного университета

Научный консультант: доктор филологических наук профессор Леденёв Юрий Иванович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор Буров Александр Архипович кандидат филологических наук доцент Гусаренко Сергей Викторович

Ведущая организация: Кабардино-Балкарский государственный университет

Защита состоится 19 февраля 2004 года в 10 часов на заседании диссертаци онного совета Д 212.256.02 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государ ственного университета.

Автореферат разослан 8 января 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук доцент Черная Т.К.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В синтаксической науке одной из недостаточно разработанных проблем яв ляется изучение коммуникативных функций порядка следования синтаксических сегментов в современном русском языке. Интерес к проблемам словопорядка вы зван тем, что аранжировка синтаксических сегментов является важным средством организации речи, она может обусловливать смысл высказывания, синтаксиче скую структуру предложения, стилистическую окраску и коммуникативную сто рону предложения.

Эта проблема вырастает из теории порядка слов, которая получила развитие в исследованиях И.П. Распопова, В.А. Белошапковой, П. Адамца, К.Г. Крушель ницкой, О.Б. Сиротининой, И.И. Ковтуновой и др. В работах этих авторов наме чаются пути изучения порядка слов и частей сложного предложения, и даже сложного синтаксического целого. Рассматривается словопорядок как современ ного, так и древнего состояния русского языка.

Все слова и блоки слов организованы в предложениях в необходимой син таксической последовательности. Грамматические формы и синтаксические структуры раскрывают семантические отношения между словами в предложени ях и между предложениями в тексте. По словам Г.В. Колшанского, «высказыва ние не складывается как простая сумма из слов с их значениями, а скорее наобо рот – слова с их значением получают свое реальное существование только как часть контекста в рамках высказывания». Несмотря на то, что большая часть ин формации в тексте передается лексическими элементами, мы не должны игнори ровать семантическую роль грамматических форм и структур, поскольку они вносят важный вклад в формирование содержания текста. Теоретической важно стью и недостаточной научной разработанностью данной проблемы обусловлена актуальность нашей диссертации.

Исследователи интересующей нас проблемы, как правило, ограничивались изучением порядка слов. Функции изменения более крупных синтаксических от резков, чем слово оставались вне поля зрения. А между тем, изучение изменений порядка следования компонентов словосочетаний, частей предложения и отдель ных предложений в тексте очень существенно, так как оно должно раскрывать коммуникативную структуру предложения и текста, помогать выделить то глав ное, во имя чего осуществляется высказывание.

Актуальность диссертации определяется необходимостью всестороннего изучения порядка следования не только слов, но и любых других синтаксических сегментов, включая словосочетание, различные детерминанты, предикативные части предложения и отдельные предложения в составе высказывания и сложно го синтаксического целого. Анализируя особенности порядка следования сегмен тов, мы не ограничиваемся рассмотрением вопросов того или иного синтаксиче ского яруса. Такая установка работы, по нашему мнению, актуальна и нова. По скольку проблемы словорасположения рассматривались разобщенно, оказалось целесообразным систематическое описание иерархической структуры вплоть до высшего яруса синтаксиса. Этим и вызвана актуальность работы и необходи мость использования термина «синтаксический сегмент», под которым вслед за авторами лингвистического энциклопедического словаря мы понимаем «члени мость той или иной единицы на основе различных лингвистических процедур, позволяющих доказать, что данная единица состоит из более мелких единиц».

Таким образом, под порядком синтаксических сегментов мы понимаем не только порядок слов, но и порядок следования более крупных синтаксических отрезков, имеющих собственную синтаксическую организацию (полипредикативные и предикативные блоки) и участвующих в построении более сложных синтаксиче ских образований вплоть до текста. Тем не менее, мы не отказываемся от упот ребления терминов «порядок слов» и «словорасположение» в тех случаях, когда речь идет о сегментах, соизмеримых со словом или синтаксемой.

Изучение синтаксических связей на различных ярусах синтаксиса, как пра вило, проводилось в структурно-семантическом плане, в то время как они долж ны быть объектом многоаспектного, в частности, коммуникативного и изофунк ционального анализа. Целесообразным представляется проследить проявление некоторых общих процессов, тенденций, закономерностей на разных ярусах син таксиса, начиная со словосочетания и выйдя за пределы сложного предложения.

Необходимо отметить тот факт, что порядок синтаксических сегментов явля ется неотъемлемым компонентом художественной формы любого литературного произведения. Данное положение обусловливает настоятельную необходимость изучения закономерностей словорасположения, смысловых и стилистических эффектов, создаваемых различными формами порядка следования сегментов.

Научная новизна работы состоит в том, что мы не ограничиваемся изучени ем роли порядка слов, а рассматриваем также функции порядка синтаксических сегментов большего семантического объема и синтаксической протяженности.

Изучение данной проблемы осуществляется на различных ярусах синтаксиса с позиций теорий синтаксического изоморфизма и изофункциональности. В нашем случае сегменты являются материалом для конструирования всё более сложных синтаксических единиц в зависимости от коммуникативных потребностей языка, речи, конкретного высказывания. Выявляются характерные для каждого синтак сического яруса особенности проявления коммуникативного аспекта языка с уче том не только коммуникативных, но и психолингвистических, паралингвистиче ских и иных факторов, диктуемых нередко экстралингвистическими обстоятель ствами и обстоятельствами антропоцентрического плана. Мы пытаемся осмыс лить роль порядка следования синтаксических сегментов для выражения семан тического содержания, экспрессивности, модального плана, потому что деление высказывания на тему и рему позволяет во многих случаях нетрадиционно по дойти к выделению данного и нового на синтаксических ярусах от словосочета ния до сложного синтаксического целого и текста.

Объектом диссертационного исследования является зависимость семантиче ского, коммуникативного, прагматического содержания предложения, сложного синтаксического целого и вообще высказывания как фрагмента текста от порядка следования составляющих его элементов.

Предметом исследования являются функции порядка следования синтакси ческих сегментов на всех ярусах синтаксической иерархии современного русско го языка. Поскольку синтаксические ступени иерархии находятся в структурном и формальном отношении друг с другом, такое рассмотрение побуждает привле кать принцип синтаксического изоморфизма. С другой стороны, такой подход позволяет коснуться и способов выражения одних и тех же семантических отно шений на различных ярусах синтаксиса с позиций теории синтаксической изо функциональности.

Цель диссертационной работы состоит в системном исследовании сущности порядка синтаксических сегментов, выявлении его многофункциональной роли, описании роли порядка следования компонентов в формальной и коммуникатив ной структуре. В поле зрения нашего исследования находится не только норма словорасположения, но и причины отступления от нормы, то есть область рече вой динамики.

Комплексное изучение проблемы порядка синтаксических сегментов пред полагает решение более частных задач:

- выявление иерархической типологии синтаксических сегментов различной организации;

- определение общих исходных принципов анализа порядка слов и других синтаксических сегментов;

- выявление связи актуального членения предложения с его структурой и по рядком следования составляющих его сегментов;

- исследование иерархии актуального членения на различных синтаксиче ских ярусах;

- изучение степени коммуникативной значимости единиц порядка сегментов, составляющих компонент актуального членения;

- исследование связи актуального членения с лексическим наполнением предложения.

В ходе исследования применялись следующие методы:

- метод системного лингвистического описания с учетом иерархии иссле дуемых явлений;

- метод трансформационного анализа, позволивший установить различные семантические и стилистические оттенки, возникающие в предложении при пере становке слов и предикативных частей;

- метод исследования по непосредственно составляющим;

- метод изофункциональной трансформации;

- метод вопросов с целью определения актуального членения предложений, который многими исследователями признан как наиболее объективный (Ш. Бал ли, И.И. Ковтунова, П. Адамец).

Теоретико-методологической основой диссертационного исследования служит теория актуального членения, разрабатываемая в трудах В.Матезиуса и его последователей – Г.А. Золотовой, И.И. Ковтуновой, О.Б. Сиротининой, К.Г.

Крушельницкой, И.П. Распопова, а также труды сотрудников кафедры современ ного русского языка Ставропольского государственного университета – Ю.И. Ле денева, К.Э. Штайн.

В качестве основного материала исследования в работе использовались из влечения из наиболее известных художественных произведений, начиная со вто рой половины XX в. При решении некоторых частных вопросов материал худо жественной литературы был дополнен примерами из публицистики, а также из живой разговорной речи.

В настоящей работе мы ограничиваемся анализом примеров прозаических произведений, поскольку стихотворная речь обладает специфическими чертами.

Мы разделяем мнение И.И. Ковтуновой о том, что «варианты словорасположе ния, стилистически противопоставленные в прозаической речи, в стихотворной речи не противопоставлены и стилистически нейтральны». Эта особенность сти хотворной речи определяется наличием в стихе повторяющейся метрической схемы, которая требует варьирования словопорядка. Стихотворный ритм в опре деленной степени подчиняет себе синтаксис, инверсии не играют здесь стилистической роли.

Достоверность результатов исследования обеспечивается большим объе мом рассмотренного материала: проанализировано около 3000 примеров.

Теоретическая ценность работы заключается в том, что в ней доказывается возможность применения коммуникативного подхода к осмыслению функций порядка следования синтаксических сегментов на различных ярусах синтаксиче ского строя русского языка. Диссертация вносит определенный вклад в рассмот рение вопросов взаимодействия и взаимовлияния разных уровней языка.

Практическую значимость работы мы видим в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы в процессе преподавания теоретических и практических курсов по грамматике и стилистике русского языка, в исследовани ях по проблемам теории и практики перевода, при рассмотрении проблемы син теза и моделирования синтаксических структур в искусственных информацион ных средах, для развития теории машинного перевода, при разработке спецкур сов и спецсеминаров.

Основные положения, выносимые на защиту, могут быть сформулирова ны следующим образом:

1. Порядок следования синтаксических сегментов определяется как явление нормы. Однако вариации их порядка в литературном языке не во всех случаях являются отступлением от нормы. Существуют позиции, предпочтительные для той или иной языковой модели. Отступление от традиционного словорасположе ния иногда обусловлено выделением определенного слова или более пространно го синтаксического сегмента, привлечением внимания адресата речи к той или иной части сообщения, то есть изменение порядка синтаксических сегментов не редко носит прагматический характер.

2. Нарушение нормативного словорасположения может быть обусловлено следующими причинами:

- изменением актуального членения, перенесением акцентов на другие мо менты высказывания;

- с точки зрения теории речевых актов наблюдается изменение порядка час тей предложения по иллокутивным причинам, т.е. их порядок подчинен страте гии высказывания, намерению говорящего;

- отклонениями в процессе образования высказывания на разных его этапах, в частности, на этапах смыслового планирования, грамматического конструиро вания и фонетического оформления (суперсегментного оформления).

3. Нормативный порядок расположения сегментов представляет собой преж де всего область действия законов языка, а различного рода отступления от норм порядка слов объясняются проявлением речевых факторов. Явление нормативно го словопорядка – это расположение синтаксических сегментов, обусловленное языковыми нормами более или менее общими и усвоенными всеми носителями языка с целью организации коммуникативно значимого смысла сообщения. Яв ление нарушения нормативного словопорядка – это различные виды реализации порядка синтаксических сегментов как языкового явления с сохранением семан тики и функциональных особенностей, порожденные различными задачами и ус ловиями коммуникации.

4. Порядок синтаксических сегментов довольно часто вступает во взаимо действие с лексическими, грамматическими и семантическими средствами. Кро ме того, текстообразующая функция словорасположения также взаимодействует с неязыковыми факторами, в частности, с пресуппозицией, пропозицией и илло куцией.

Апробация работы. Результаты исследования прошли апробацию в ходе об суждения докладов на международных и региональных научных конференциях.

Основные положения диссертации представлены в 11 работах, опубликованных в Воронеже, Ставрополе, Пятигорске, Армавире, Невинномысске. Результаты ис следования докладывались и обсуждались на ежегодных научно-практических конференциях Ставропольского государственного университета, научно технических конференциях Северо-Кавказского государственного технического университета и научно-методологических семинарах кафедры гуманитарных дисциплин Невинномысского технологического института (филиала) СевКав ГТУ. Материалы исследования нашли отражение в монографии.

Структура работы. Диссертация, общим объемом 190 страниц, состоит из введения, трех глав и заключения. К исследованию прилагается библиографиче ский список, состоящий из 237 наименований и список источников лингвистиче ского материала.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, формулируются цель и задачи работы, объект и предмет исследования, обосновывается научная новизна, описываются методы и материал исследования, теоретическая и практи ческая значимость диссертации, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Проблема порядка следования синтаксических сегментов в современной науке о русском языке» посвящена анализу основных направле ний в исследовании проблем словопорядка с тем, чтобы на основе полученных результатов наметить отправные пункты исследования синтаксических сегментов большей протяженности;

определяются принципы изучения порядка синтаксиче ских сегментов на разных ярусах синтаксиса.

Проблема организации предложения в русском языке всегда находилась под пристальным вниманием лингвистов. В частности, проблема порядка следования отдельных компонентов синтаксической структуры с ростом числа и глубины на блюдений над синтаксическими конструкциями различных ярусов становится все более актуальной. Еще в недавнем прошлом эта проблема имела наименование «проблема порядка слов», но на различных ярусах синтаксиса ее проявления на столько разнообразны, что целесообразнее использовать термин «проблема по рядка синтаксических сегментов». Однако проблема порядка слов, как состав ляющая часть проблемы порядка синтаксических сегментов, лежит в ее основе и представляет собой инвариантную часть общей проблемы. Большинство ее по ложений в той или иной форме проявляются и в тех синтаксических зонах, где сегментными единицами являются уже не синтаксемы.

Проблема порядка слов русского языка получила широкое развитие в разно образных исследованиях. Рассматривается порядок слов как современного, так и древнего состояния русского языка. В работах, посвященных изучению древнего состояния порядка слов русского языка, отводится большая роль доказательству родства славянских языков (Ф. Данеш, В.П. Воробьев) и приводится историче ский обзор становления норм словопорядка современного состояния русского языка (И.И. Ковтунова, Н.Д. Жихарева, В.И. Остапенко, Г.А. Золотова, Л.Я. Ма ловицкий).

При изучении современного словорасположения в русском языке рассматри ваются разнообразные вопросы. Исследование А.Н. Печникова посвящено разра ботке прямого и обратного порядка слов;

Н.И. Васильковой, М.В. Всеволодовой, Нгуен Ту М., О.А. Крыловой и С.А. Хаврониной – определению функций поряд ка слов;

Т.А Мамедовой, Н.В. Изотовой, В.И. Забурдяевой – изучению словопо рядка в произведениях классиков.

В некоторых работах представлено описание различных типов конструкций, в которых инверсии подвергаются те или иные члены предложения. В этом ряду выделяются работы О.Б. Сиротининой – о порядке частей в составном именном и составном глагольном сказуемых, К.А. Роговой – о положении дополнения и об стоятельства места, Э.А. Клочковой и Л.И. Крючковой – о месте прямого допол нения, Б.З. Санникова – о месте распространенного определения по отношению к определяемому слову. В работах О.А. Лаптевой, З.Д. Поповой, Р.П. Андроновой, Л.А. Коробчинской, И.И. Ковтуновой и других лингвистов анализируется распо ложение отдельных членов предложения в русском языке не современного, а бо лее раннего периода, что дает возможность оценить нормы порядка слов и стили стические функции инверсии как явления исторически развивающиеся.

Вопрос об изменении порядка слов под влиянием актуального членения предложения рассматривается в работах И.П. Распопова, О.Б. Сиротининой, Н.Н.

Прокоповича, И.И. Ковтуновой и др. Словорасположение в словосочетаниях опи сывается также в исследованиях Г.Н. Акимовой, О.А. Крыловой, О.С. Ахмановой и Г.Б. Микаэлян, Е.С. Скобликовой.

Один из элементов новизны нашей диссертации, как уже отмечалось, заклю чается в том, что в ней рассматривается не только порядок слов, но и порядок бо лее пространных синтаксических отрезков речи – сегментов. Мы исходим из оп ределения О.С. Ахмановой, согласно которому «сегмент – это отрезок речи, вы членяющийся из данной последовательности как воспроизводимый в других по следовательностях без потери тождества». Термин «сегмент» нами употребляется не только относительно слов, но и в расширительном значении применительно к синтаксически и семантически соотносимой группе слов, характеризующейся це лостностью. Сегмент, таким образом, это не единица языка, а единица коммуни кативного анализа. Синтаксический сегмент выделяется на основе его противо поставленности другому сегменту по коммуникативному, структурному, синтак сическому признаку. В зависимости от того, на каком уровне выделяются сегмен ты, протяженность и синтаксическая структура каждого сегмента изменяется и соответствует уровню членения. Понимая под сегментом составной элемент чле нения на каждом уровне, мы выделяем следующие сегменты:

- на уровне словосочетания – синтаксемы;

- на уровне простого предложения – грамматический состав подлежащего и грамматический состав сказуемого;

- на уровне осложненного предложения – различного рода детерминанты и основу предложения;

- на уровне сложного предложения – предикативные части;

- на уровне сложного синтаксического целого – самостоятельно оформлен ные предложения или даже их группы.

Следует отметить, что данное разграничение поддерживается суперсегмент ными средствами – интонацией, ударением, цезурой. Так, например, цезура рас полагается на линии разграничения сегментов.

При рассмотрении вопроса о порядке следования синтаксических сегментов нельзя исходить лишь из таких категорий, как члены предложения. Порядок слов в предложении следует рассматривать в рамках такого явления, как актуальное членение, т.е. под понятием «прямой» и «обратный» порядок слов подразумева ется не последовательность расположения грамматических членов предложения, а последовательность расположения темы и ремы. В частности, И.И. Ковтунова определяет актуализацию как «приспособление синтаксической структуры пред ложения к конкретной коммуникативной цели данного высказывания». Актуаль ное членение зависит от причин, внешних для данного предложения, от контек ста, речевой ситуации. «Расположение слов в речи, – по словам автора, – опосре довано расположением других единиц, в состав которых они входят, – темы и ремы, а в состав и той и другой единицы могут входить слова любых категорий».

Порядок слов в предложении зависит от цели высказывания, его «сообщительно го» смысла. Словопорядок предложения подчинен данному контексту, структуре и семантике предшествующих предложений;

его нельзя рассматривать только лишь как внутреннее качество структуры предложения. Такая многоаспектность порядка слов как объекта лингвистического изучения обусловливает сложность его исследования, требующего комплексного подхода.

Вышеприведенные положения и определили один из основных принципов исследования функций порядка синтаксических сегментов – принцип системно сти. В качестве одного из основополагающих аспектов изучаемой проблемы нами рассматривается теория изофункциональности, под которой понимается «обще языковое явление, регулирующее дискурсную реализацию того или иного инва риантного синтаксического образования в зависимости от языковой компетенции говорящего и коммуникативной ситуации в иных, функционально подобных ин варианту, грамматических вариантах, несущих конгруэнтную инварианту семан тику для адекватной, с точки зрения коммуниканта, передачи информации», дру гими словами, – это «проявление той или иной единой семантико-синтаксической функции не на одном, а на нескольких ярусах синтаксиса» (Ю.Ю. Леденев).

Участие словопорядка в синтаксическом кодировании и степень его фикси рованности коррелируют с наличием базового порядка слов в языке. Для русско го языка с его синтетическим строем базовый порядок слов не является опреде ляющим участником синтаксического кодирования, что делает организацию по рядка синтаксических сегментов русского языка структурно независимой и ком муникативно обусловленной. Можно предположить, что богатство морфологиче ской составляющей в организации валентных синтаксических связей делает по рядок слов в русском языке еще более подвижным, и в то же время еще более коммуникативно значимым.

При рассмотрении проблемы порядка синтаксических сегментов мы посчи тали наиболее целесообразным распределить материал по его соотнесенности к низшим и высшим ярусам синтаксиса.

Во второй главе «Функции порядка следования сегментов в словосоче тании и простом предложении» рассматриваются функции порядка синтаксиче ских сегментов в словосочетании, предикативном сочетании, простом и ослож ненном предложении.

На ярусах синтаксиса от словосочетания до простого предложения измене ние порядка синтаксических сегментов выступает особенно наглядно в силу от носительно малой протяженности конструкции, которую они составляют. Поря док слов находится в тесном взаимодействии с лексическими значениями компо нентов словосочетания. В частности, словопорядок определяет характер связи между наречием и глаголом, и этим способствует реализации того или иного зна чения наречия. С другой стороны, лексические отношения между элементами словосочетания могут либо создавать благоприятные условия, либо препятство вать реализации данного значения порядка следования сегментов и тем самым видоизменять синтаксическую функцию наречия:

– Ну, хватит, батя, – решительно заявил он (П.Проскурин. Черные птицы).

– В свете таких объяснений решительно всё понятно (М.Булгаков. Мастер и Маргарита).

Мы стремимся доказать, что связь в словосочетаниях как между постпози тивным наречием и глаголом, так и между постпозитивным прилагательным и существительным является более свободной, более живой, чем в препозиции.

Постпозитивная связь скорее характеризует само предложение. Признак предме та функционирует уже более обособлено, выражая особую актуализацию в вы сказывании, приближаясь функционально к акцентирующему детерминанту. Ср.:

Оголодалые, деморализованные окружением и стужею, немцы лезли вперед бе зумно и слепо (В.Астафьев. Пастух и пастушка). – Оголодалые, деморализованные окружением и стужею, безумно и слепо немцы лезли вперед.

Существенную роль в размещении членов словосочетания выполняет ком муникативная функция порядка слов, проявляющаяся в актуальном членении предложения, сегментом которого является словосочетание. В неактуализиро ванных словосочетаниях экспрессия достигается посредством инверсированного расположения компонентов в пределах словосочетания, являющегося компонен том ремы или темы. Целостность словосочетания при этом сохраняется. Немало важная роль в данном случае принадлежит интонации, поскольку более сильное ударение независимо от порядка следования компонентов в словосочетании приходится на главный компонент:

Девочка небось в миг последний отца родимого, дядю любимого пусть про себя кликнула (В.Астафьев. Царь-рыба).

В художественной прозе инверсивный порядок слов в словосочетании ис пользуется для придания речи поэтической окраски или рассматривается как экс прессия разговорно-повествовательного характера. В анализируемом материале словосочетания с инверсированным порядком слов составляют 4 %.

Компоненты словосочетания могут перераспределяться между блоками ак туального членения предложения. При этом происходит разрушение словосоче тания, когда один из компонентов входит в рему, а другой – в тему. Синтаксиче ские компоненты изменяют грамматически закрепленное за ними местоположе ние под воздействием коммуникативного задания. Актуализированное словосо четание характеризуется полипредикативными отношениями с другими компо нентами синтаксической структуры:

Петербург, как всякий город, жил единой жизнью, напряженной и озабочен ной (А.Толстой. Хождение по мукам).

В качестве одного из исходных положений нами рассматривается вопрос о синтаксических валентностях. Наличие тех или иных валентностей есть следст вие условий, которые необходимы, чтобы распространить данную словоформу до высказывания. Однако в целях создания экспрессивности или под воздействием иллокутивного фактора мы находим нехарактерные синтаксические валентности:

Эта комната – изолятор, куда помещали долгих кранков, была пуста странной пустотой – пустотой в высоту: койки тут были в один этаж (В.Семин. Нагрудный знак «OST»).

В этом предложении целью автора является вовлечение адресата в атмосфе ру описываемой ситуации. Посредством употребления словосочетания пуста пустотой, в котором нарушены синтаксические валентности и лексическим по втором словоформы пустота повествователь актуализирует значение этого слова и тем самым реализует иллокутивную функцию.

Однако валентность определяет не только лексическую сочетаемость, но и обусловливает вид и прочность синтаксической связи, например, управление сильное или слабое. Сильное управление возникает при выражении информаци онно-восполняющих и объектных отношений. Употребление распространителей здесь обязательно. Управление, при котором объектные отношения контамини руются с определительными, относят к слабому управлению:

Даша остановилась у подъезда и носком высокого башмака стала передви гать взад и вперед по асфальту коробку от папирос, с картинкой – зеленая дама, изо рта дым (А.Толстой. Хождение по мукам). – Капает за окном – как плачет (И.Шмелев. Лето Господне).

Таким образом, при сильном управлении, которое представлено в первом предложении (стала передвигать) валентность реализуется в полной мере, и при элиминации зависимого компонента данного словосочетания предложение стано вится семантически ущербным: Даша остановилась у подъезда и носком высокого башмака стала взад и вперед по асфальту коробку от папирос… При слабом управлении (капает за окном) зависимое слово можно опустить без нанесения семантического ущерба высказыванию, т.е. говорящему представляется возмож ность элиминации распространителя, тогда как при сильном управлении эта воз можность отсутствует: Капает – как плачет.

В процессе речевой деятельности возможно функционирование высказыва ний, характеризующихся как нормативным расположением синтаксических сег ментов, так и нарушением языковых норм словопорядка. Причины последних мо гут быть обусловлены отклонениями в процессе образования высказывания на разных его этапах, в частности, на этапах смыслового планирования, грамматиче ского конструирования и фонетического оформления. В подобных случаях роль синтаксического сегмента нередко выполняют нулевые (имплицированные) сег менты:

– Правда, правда. Ну сперва, может, и думал, что… В самом деле боялся, что… Потом понял – нет, не станешь ты… (А.Иванов. Жизнь на грешной зем ле).

Высказывание отражает «синтаксис мысли», который порой мало похож на правильные грамматически нормированные высказывания именно потому, что когнитивные и нормализованные языковые процессы не всегда совпадают. Речь нередко характеризуется краткими структурами, контекстной обусловленностью смысла фраз, динамикой мысли. Поэтому высказывание не всегда ориентировано на языковые нормы, помимо своей языковой формы оно имеет признаки менталь ности, т. е. принадлежности к познавательной сфере говорящего индивида. В свя зи с принадлежностью к познавательным процессам высказывание не всегда за вершено как предложение, не всегда последовательно с точки зрения членов предложения, бывает сбивчиво и прерывается паузами. Этим особенностям вы сказывания и уделялось большое внимание в нашей работе, что позволило уста новить зависимость расположения слов и более пространных смысловых и син таксических сегментов от взаимодействия коммуникативных интенций говоряще го и ситуации.

Во второй главе мы также пытаемся проанализировать особенности порядка следования синтаксических сегментов в расчлененных и нерасчлененных выска зываниях. Отличие нерасчлененных высказываний от расчлененных в интере сующем нас плане заключается в том, что в последних предикация выражена им плицитно, а в нерасчлененных нет имплицитной предикации, их содержание за ключается в сообщении одного факта, они полным своим составом входят в рему.

В высказываниях такого типа препозицию сказуемого по отношению к подлежа щему при определенных условиях можно считать нормативным расположением сегментов. Эта конструкция служит инвариантной синтаксической структурой для развертывания высказывания, где детерминирующими ее элементами могут выступать второстепенные члены предложения. В расчлененных высказываниях начальное детерминирующее обстоятельство является темой, которая может вы ступать либо «данным», либо «новым» для получателя информации. Но в любом случае тема известна говорящему, в ней имплицитно выражается предикация.

По мере повышения синтаксического яруса объем соединяемых частей ста новится все более значительным, увеличивается их синтаксическая протяжен ность, возрастает денотативная и семантическая наполненность. Возникает такая область связей и отношений, как обособление. Обособление происходит в случае изменения следования компонентов посредством расчленения исходного семан тического материала и вынесения ремы высказывания. Оно заключается в при соединении к основному составу предложения оборотов или словосочетаний с дополнительной предикативностью. Такое изменение в словорасположении мо жет быть обусловлено иллокутивной функцией, когда целью говорящего является актуализация какого-либо элемента предложения:

У кирпичной стены, разрушенной снарядом, стоял, глядя в бинокль, коре настый, нахмуренный человек (А.Толстой. Хождение по мукам).

Решающим фактором выбора степени синтаксической сложности элемента изофункционального ряда и, тем самым, порядка следования сегментов высказы вания является иллокутивная функция. В частности, детерминация причастия представляется нежелательной в ситуации ослабления пропозитивного значения.

Так, в предложении Екатерина Дмитриевна старалась, чтобы дом ее был всегда образцом вкуса и новизны, еще не ставшей достоянием улицы… (А.Толстой. Хо ждение по мукам) автор актуализирует значение еще не завершенного процесса (Ср.: Екатерина Дмитриевна старалась, чтобы дом ее был всегда образцом вку са и новизны, которая еще не стала достоянием улицы…). Другими словами, расположение сегментов может определяться свертыванием или развертыванием синтаксической конструкции с сохранением основного смысла, но реализацией разных коммуникативных задач. В зависимости от иллокутивного и пропозитив ного значения, те или иные компоненты имплицируются, либо наоборот, проис ходит развертывание конструкции с учетом актуальной, а иногда и новой инфор мации для адресата (ремы).

Мы приходим к выводу, что изменение нормативного расположения сег ментов носит двоякий характер. Прежде всего, изменения словопорядка в коди фицированном литературном языке обусловлены выделением определенного сло ва или более пространного синтаксического сегмента, привлечением внимания адресата к той или иной части сообщения, построением всевозможных оппозиций с учетом авторских потребностей тема-рематического членения высказывания, т.е. расположение синтаксических сегментов нередко испытывает влияние со сто роны антропоцентрических факторов. Кроме того, изменение нормативного сло ворасположения может быть причиной речевой небрежности.

В третьей главе «Коммуникативные функции следования сегментов в сложном предложении и тексте» производится анализ порядка синтаксических сегментов в сложном предложении, проводится исследование текстообразующей роли порядка слов, выявляется эмоциональное воздействие словорасположения на реципиента.

Вопрос о порядке следования предикативных частей в сложном предложе нии и предложений в тексте получил еще меньшее освещение в синтаксической литературе, в то время как порядок их линейного следования, отражающий логи ческую последовательность ситуаций, является одним из важных средств связи этих сегментов. В установлении их связи порядок следования синтаксических сегментов выполняет существенную роль. При изменении порядка синтаксиче ских сегментов смысл сообщения существенно модифицируется, а в ряде случаев и разрушается.

А.М. Пешковский определяет отличие сложноподчиненных предложений от сложносочиненных в характере отношений: обратимые отношения присущи для сложносочиненных предложений, необратимые – для сложноподчиненных.

Другими словами, исследователь усматривает специфику сложносочиненного предложения в его обратимости, т.е. принципиальной возможности взаимной пе рестановки предикативных частей относительно друг друга (при сохранении сою за на прежнем месте) без изменения смысла высказывания. Однако это положение не всегда находит подтверждение в исследуемом нами материале. В частности, неправомерность применения данного принципа наблюдается в тех случаях, когда речь идет о естественной последовательности событий:

В это время дверь быстро распахнулась, и вошел высокий, необыкновенно стройный человек в синей черкеске тонкого сукна (А.Толстой. Хождение по му кам).

При изменении расположения предикативных частей сложносочиненного предложения нарушается и смысл высказывания: Вошел высокий, необыкновенно стройный человек в синей черкеске тонкого сукна, и в это время дверь быстро распахнулась.

Кроме того, едва ли можно полностью согласиться с положением А.М.

Пешковского о необратимости сложноподчиненного предложения, т.е. принципи альной невозможности взаимной перестановки предикативных частей относи тельно друг друга (при сохранении союза на прежнем месте) без изменения смыс ла высказывания. Так, в сложноподчиненном предложении Как жахнула граната, он уже не слышал (В.Астафьев. Пастух и пастушка) при изменении последова тельности придаточной и главной частей смысл предложения не изменяется, од нако нарушается тема-рематическое членение и теряется некоторое акцентирова ние: Он уже не слышал, как жахнула граната.

Мы приходим к выводу, что изменение порядка следования сегментов это и есть проявление обратимости в синтаксической системе языка. Как показывает фактический материал, обратимость можно обнаружить на всех ярусах синтакси са.

Весьма значимым является вопрос о степени автосемантичности предложе ния. Как начальная, так и конечная позиция предложения принимает активное участие в создании связного текста: оно способно выполнять функции проспек тивной и ретроспективной связи, тематического и семантико-тематического па раллелизма. Даже в номинативных высказываниях имплицитно или эксплицитно содержится информация, которой должен обладать рецепиент для восприятия но вого:

Людей не было. Птиц не слышно. […Ничто не тревожило пустынной ти шины] (В.Астафьев. Пастух и пастушка).

Если рассматривать вышеприведенные высказывания в качестве состав ляющего сегмента текстовой структуры, то становится очевидным факт их струк турно-семантической связанности и обусловленности с контекстом. Они могут выступать в роли факторов, обусловливающих событие части текста. Так, приве денный пример мы можем преобразовать в конгруэнтную детерминантную кон струкцию, развернув его либо в сложноподчиненное предложение: Ничто не тре вожило пустынной тишины, так как людей не было, птиц не слышно, либо в бессоюзное предложение: Ничто не тревожило пустынной тишины: людей не было, птиц не слышно. Порядок синтаксических сегментов, функционирующий в этих фрагментах, определяет должное, с точки зрения говорящего, восприятие участником коммуникации событий или явлений. Таким образом, тот или иной порядок расположения независимых структурно-семантических конструкций мо жет создавать необходимый пресуппозициональный фон, без которого сообщае мая информация не будет являться адекватной. Мы приходим к выводу, что под линной автосемантичностью предложение может обладать лишь в случае своего изолированного употребления, когда оно не обладает смысловой и синтагматиче ской сопряженностью с его текстовым окружением. Тем не менее, ни слово, ни предложение обычно не обладают абсолютной независимостью от своего окру жения.

В данной работе мы остановились на художественно-стилистических функ циях повтора, характерных для прозы последней половины XX века. Так, у мно гих авторов этого периода проявляется тенденция развертывания текста, основан ного на ассоциативном принципе мышления, где повтор является ярким экспрес сивным синтаксическим средством реализации этого принципа. Посредством по втора одного и того же слова в различном синтагматическом окружении создают ся ассоциации, связанные разными значениями слова. Вследствие этого особо ак центируются, актуализируются разные семы значения одного слова. Очень пока зателен в этом отношении фрагмент романа В.Астафьева:

Ракеты, много ракет взмывало в небо. В коротком, полощущем свете про блесками возникали лоскутья боя, и в столпотворении этом то сближались, то проваливались во тьму, зияющую за огнем, тени людей, табуны людей, кучи лю дей, закрученных водоворотом боя.

Вдруг возникало на миг черное лицо с ощеренными белыми зубами, и снего вая пороша в свете делалась черной, пахла порохом. Ею секло лицо, забивало гор ло, и черная злоба, черная ненависть, черная кровь задушили, залили все вокруг:

ночь, снег, землю, время и пространство (В.Астафьев. Пастух и пастушка).

Этот фрагмент изобилует повторами нескольких словоформ (ракеты, воз никали, люди, черный), которые становятся ключевыми, привлекают внимание ад ресата и обусловливают явную экспрессию фрагмента текста. Важно подчерк нуть, что в некоторых повторяющихся словах выступают на первый план импли цируемые ранее значения, т.е. актуализируются разные семы одного и то же зна чения слова. Так, словоформа черный, функционируя в разном синтагматическом окружении, реализует разные семы значения. Доминирующее значение этого сло ва «цвет окраски» представлен в конструкции снеговая пороша в свете делалась черной. Пресуппозицией же этого значения выступают различные семы, которые в дальнейшем контексте актуализируются: черное лицо – «грязное», черная злоба, черная ненависть – «сильная», черная кровь – «темная, багровая». Иллокутивной функцией подобных высказываний является семантическое акцентирование по вторяющегося слова, вовлечение адресата в атмосферу описываемой ситуации.

При актуализации наиболее важного компонента информации, который в формальном отношении может занимать весьма незначительное место часто воз никает несоответствие между структурно-грамматическим и актуальным члене нием предложения. В таких случаях на первый план выходит тот компонент, ко торый несет незначительную структурную роль, а главный член предложения ос тается в тени, вплоть до того, что он может и опускаться в неполном предложе нии. Нередко могут отсутствовать главные в структурном отношении компоненты – подлежащее и (или) сказуемое, и это привлекает особое внимание к вербализо ванным компонентам. Несмотря на то, что эти компоненты в структурном отно шении являются лишь второстепенными членами, они несут основную информа цию и приобретают особую коммуникативную значимость. В подобных высказы ваниях главные члены коммуникативно мало значимы, поскольку их смысл пред полагается самим фактом существования прямой речи. Таким образом, создается несоответствие структурной и коммуникативной нагруженности:

А Кирилл Саверьяныч опять тихо и внятно: – Погодите посуду бить…(И.Шмелев. Человек из ресторана).

В этом высказывании представлено значимое отсутствие ремы. Автору важно показать, как говорил его герой, и эллипсис сказуемого актуализирует коммуникативно значимые обстоятельства. Такие явления могут сопровождаться инверсией, и это усиливает экспрессивность:

Почтительно и громко – уже понял, что отец плохо слышит, – предло жил: – Идемте, я вас проведу в свою комнату…(В.Семин. Плотина).

Парцелляция, коммуникативное обособление, вставные конструкции, эллип сис разрушают классическую гармонию предложения, имитируя в письменном тексте устность и спонтанность. Их назначение – создание у читателя «эффекта присутствия», оказание эмоционального воздействия. Экспрессивные конструк ции допускают, а иногда и предполагают отклонения от нормативного порядка следования синтаксических сегментов. Их особенностью является актуализация наиболее важного с точки зрения говорящего или пишущего компонента инфор мации, который в формальном отношении может выполнять второстепенную роль. Вследствие его актуализации возникает несоответствие между структурно синтаксическим и актуальным членением предложения: на первый план выходит тот компонент, который выполняет незначительную структурную, но важную коммуникативную роль, а главный член предложения отходит на задний план или даже эллиптируется.

Эмоционально-экспрессивным конструкциям свойственна способность яв ляться средством воздействия, что делает их иллокутивные параметры уникаль ными благодаря эксплицированности экспрессивных средств. Мы стремимся до казать, что это проявляется в различных синтаксических средствах, в частности, в порядке следования сегментов.

В заключении формулируются результаты исследования, определяются пу ти дальнейших исследований в этом направлении.

Предпринятое нами комплексное изучение порядка следования сегментов на всех ярусах синтаксической иерархии позволило сделать вывод, что и в этом ас пекте обнаруживается системность языка. Для установления специфики комби наций синтаксических сегментов важнейшее значение имело изучение их роли в коммуникативном механизме языка, их конкретной коммуникативной нагрузки, их речевой реализации. Как показали наши наблюдения, рассмотрение этого во проса потребовало привлечения психолингвистических, паралингвистических и иных факторов экстралингвистического плана.

Изучение порядка синтаксических сегментов представляет большой интерес не только для построения действенной и эффективной стилистики текста, но и для того, чтобы сформулировать такие правила, которые могут быть полезными для создания искусственного интеллекта, для совершенствования компьютерных программ, в процессе обучения на факультетах журналистики и филологии, для создания теории прагматики текста. Иными словами, данная работа, как мы наде емся, позволит углубить учение о строении словосочетания, простого, осложнен ного и сложного предложения, связного текста с целью использования получен ных результатов для поисков средств максимального воздействия на реципиента.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

1. О функциях порядка слов // Филологические науки: Материалы 47 науч но-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. – С. 95-101.

2. К вопросу о порядке слов в словосочетании // «Вузовская наука – Северо Кавказскому региону»: Материалы VI региональной научно-технической конфе ренции. Общественные науки. Часть четвертая. – Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 2002. – С. 90-91.

3. Из истории изучения порядка слов и предикативных частей в сложнопод чиненном предложении // Русский язык и региональная языковая культура: исто рия и современность: Материалы Региональной научно-практической конферен ции. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 51-55.

4. Некоторые особенности порядка следования предикативных частей в сложном предложении // Материалы XXXII научно-технической конференции по результатам работы профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов СевКавГТУ за 2002 год. Том 4. Общественные науки. – Ставрополь:

СевКавГТУ, 2003. – С. 70.

5. К вопросу о текстообразующей роли порядка слов и элементов // Мате риалы XXXII научно-технической конференции по результатам работы профес сорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов СевКавГТУ за год. Том 4. Общественные науки. – Ставрополь: СевКавГТУ, 2003. – С. 69-70.

6. Изучение порядка следования синтаксических элементов в лингвокульту рологическом аспекте // Антропоцентрическая парадигма в филологии: Материа лы Международной научной конференции. Ч.2. Лингвистика / Ред.-сост.

Л.П.Егорова. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 351-355.

7. Эмоциональное воздействие порядка слов // Актуальные вопросы теории и практики русского языка: Межвузовский сборник статей. Вып. 3. – Армавир:

Редакционно-издательский центр АГПИ, 2003. – С. 63-70.

8. Функции порядка слов в словосочетании // Человек и общество: на рубе же тысячелетий: Международный сборник научных трудов / Под ред. О.И. Кири кова. – Выпуск 19. – Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет, 2003. – С. 289 – 292.

9. Некоторые причины отступления от нормативного словорасположения // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: Международный сборник научных трудов /Под ред. О.И. Кирикова. – Выпуск 20. – Воронеж: Воронежский государ ственный педагогический университет, 2003. – С.175-179.

10. Зависимость построения высказывания от иллокутивного и пропозитив ного факторов // Материалы 58-й региональной учебно-методической конферен ции «Управление качеством подготовки провизоров»: сборник трудов. – Пяти горск: Пятигорская государственная фармацевтическая академия, 2003. – С. 291 297.

11. Коммуникативные функции порядка синтаксических сегментов и вопро сы культуры речи (монография) – Невинномысск: НТИ СевКавГТУ, 2003. – 193 с.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.