WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Философский факультет

На правах рукописи

Коршунов Николай Борисович Так называемый «меньшевиствующий идеализм» в аспекте философских

дискуссий начала 30-х годов в СССР Специальность 09.00.03 – История философии

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук

Москва 2003

Работа выполнена на кафедре истории русской философии философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Павлов Алексей Терентьевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Петренко Елена Леонидовна

Ведущая организация: кафедра философии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Защита состоится «23» июня 2003 г., в « » часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.38 по философским наукам в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу: 119899, г. Москва, Воробьёвы Горы, МГУ, 1-й учебный корпус гуманитарных факультетов, философский факультет, аудитория № 1117.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки им.

А.М. Горького МГУ (1-й корпус гуманитарных факультетов).

Автореферат разослан «17» мая 2003 г.

Учёный секретарь диссертационного совета, В.Ф. Коровин кандидат философских наук, доцент

Общая характеристика работы

.

Актуальность исследования. Грань между веком уходящим и веком наступающим всегда служила историкам временем подведения итогов, обращения к опыту, ещё недавно составлявшему повседневное содержание жизни целого поколения, жизни, превращающейся на наших глазах в историю и становящейся предметом изучения, оценки, анализа и реконструкции – процессов, всегда сопутствующих историческому исследованию. Несомненно, что в силу подобной специфики столь масштабная работа ещё весьма далека от завершения, представляя собой не более чем предварительный набросок для исследователей будущего.

Однако уже сейчас очевидно, что историю двадцатого столетия невозможно рассматривать в отрыве от драматической судьбы России, на долю которой в ушедшем веке выпало множество испытаний, тяжестью своей превзошедших всё, с чем приходилось сталкиваться русскому народу на протяжении своей многовековой истории: две мировые войны, революция 1917 года и связанное с нею братоубийственное гражданское противостояние, культ личности, принесший в жертву тоталитарной идеологии лучших представителей российской науки и культуры, – что не могло не наложить глубочайшие отпечатки на все без исключения сферы общественного сознания.

Драматически складывалась в двадцатом веке и судьба русской философии, история которой всегда находилось в тесной связи с историей государства. Революционные потрясения не прошли для неё бесследно, лишив Россию целой плеяды выдающихся философов идеалистов, высланных в 1922 году за рубеж и практически замкнув («принудительно» – по выражению Н.О.Лосского) философию в рамках марксистской парадигмы. Относительная свобода творческой мысли, нашедшая в середине 20-х годов своё выражение в многообразии теоретических концепций и активной полемике между отдельными философами-марксистами и научными группировками, к началу тридцатых годов сменилась столь же активными процессами подавления любых попыток самостоятельного теоретического мышления, не укладывающихся в прокрустово ложе идеологически перегруженного философского катехизиса. Апофеозом такового стали работы И.В.Сталина, в частности, печально знаменитый второй параграф «О диалектическом и историческом материализме» четвёртой главы краткого курса «Истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков)», равно как и наукообразные произведения многочисленных «комиссаров от философии», являвшихся непосредственными исполнителями директив партийной верхушки по теоретической дискредитации и моральному уничтожению высококвалифицированных теоретиков в области общественных наук. Непосредственным результатом политики, проводившейся руководством страны в идеологической сфере в начале тридцатых годов явилось теоретическое, а впоследствии и физическое уничтожение возглавляемой академиком А.М.Дебориным группы философов, так называемых «диалектиков», взгляды которых были охарактеризованы официальной советской философской историографией как так называемый «меньшевиствующий идеализм». О формах и методах проведения навязанной «диалектикам» дискуссии, зачастую весьма далёкой от какой бы то ни было научной добросовестности и преследовавшей в первую очередь конкретные политические цели и задачи, нами будет подробно сказано в соответствующих разделах настоящего исследования. Тем не менее, не вызывает сомнений, что последствия «философских репрессий», сопровождавшихся усилением политико-идеологического контроля над всеми сферами общественного сознания, в течение четверти века формировали в СССР обстановку, практически не оставлявшую философам возможности заниматься профессиональной деятельностью вне преимущественного комментирования работ так называемых классиков марксизма, в первую очередь, И.В.Сталина и В.И.Ленина, и, тем более, публично отстаивать собственное мнение, если оно в той или иной степени не совпадало с мнениями марксистских классиков и их комментаторов по данному вопросу.

Таким образом, актуальность настоящего исследования задаётся фактом существования ряда проблем в современной историко философской науке, в основании которых лежит кардинальное изменение геополитической ситуации в России конца XX века и последовавшие за ней перемены, глубоко затронувшие все без исключения сферы общественных и гуманитарных наук, в том числе и историко-философские дисциплины, классифицировать которые можно следующим образом.

Первую группу проблем, с нашей точки зрения, составили собой вопросы, связанные с радикальной ломкой устоявшихся стереотипов и точек зрения, с которых советские историки отечественной философии оценивали целый ряд фактов, персоналий, философских и общественно-политических учений, открытием для свободного и непредвзятого исследования множества тем, считавшихся ранее «запретными», до конца изученными и в должной степени самоочевидными в области своих выводов для любого ортодоксального приверженца советского марксизма. К этой же группе проблем непосредственно примыкает следующая, связанная с необходимостью рассмотрения и изучения значительного количества научных материалов, бывших ранее недоступными для исследования по причинам политико-идеологического характера. Это, в первую очередь, относится к сравнительно недавно ставшим достоянием общественности документам партийных архивов, изданиям, многие годы находившимся в библиотечных спецхранах, имевших ограничения по доступу или негласно запрещённых, не переиздававшихся в СССР многие годы или вообще написанных своими авторами «в стол». Следующая группа проблем, существенная для установления статуса актуальности настоящего исследования, имеет общественно-политическую, социальную направленность и связана как с установлением и изучением механизмов, вызвавших к жизни и сделавших процессы преследования философского и любого другого инакомыслия в СССР, ограничения свободы слова и научного самовыражения возможными, так и с научной, политической и моральной реабилитацией множества деятелей отечественной науки и культуры, подвергшихся необоснованным репрессиям за свои научные взгляды, восстановлением их честного научного имени.

Исследовательские работы 80-х – 90-х годов прошлого столетия и современные исследования по теме продемонстрировали, что проблема изучения и оценки так называемого «меньшевиствующего идеализма» (научной деятельности школы «диалектиков»), равно как и непосредственно связанные с ней более общие проблемы изучения антидемократической, антинаучной сущности тоталитаризма, форм и методов политического давления, оказанного партийной верхушкой на деятелей отечественной науки и культуры, причин и следствий политизации философии и других сфер общественного сознания, имевшей место в Советском Союзе, как никогда актуальна и всё ещё далека от своего окончательного разрешения хотя бы в пределах обозримого будущего. Предпосылки такого положения дел в достаточной степени очевидны. С середины 80-х годов постепенно были сняты какие бы то ни было политико-идеологические ограничения в выборе темы для научных разработок, изменившаяся политическая ситуация в обществе сделала невозможной идеологическую цензуру, достоянием общественности стало значительное количество неизвестных и не изучавшихся до недавнего времени документов, в свете которых многие события недавней российской истории (в том числе и истории философии) предстают иначе по сравнению с трактовками последних официальными советскими исследователями. То же самое можно сказать и по отношению к оценке деятельности и мировоззрения многих участников философского процесса в СССР. Таким образом, современные исследователи истории отечественной философии столкнулись не только с неотложной необходимостью разработки и освоения, введения в научный обиход огромного количества новых материалов, но и с не менее серьёзной, философской и мировоззренческой проблемой «переоценки ценностей», требующей принципиально новых подходов к, казалось бы, незыблемо устоявшимся теориям, методам и интерпретациям. Значительный вклад в постановку и решение этой проблемы внесли в той или иной степени посвящённые научной деятельности группы Деборина, философским дискуссиям 30-х в годов и их оценке работы К.Х.Делокарова, А.А.Меховой, А.П.Огурцова, Б.Н.Бессонова, Г.Волкова, И.И.Квитки, З.А.Каменского, Ф.Д.Демидова, В.Ф.Пустарнакова, А.Г.Мысливченко, П.В.Алексеева, И.Яхота, Л.Грэхема и др. Тем не менее, несмотря на значительный прогресс в области изучения проблем истории философии в СССР, следует признать, что многие вопросы, так или иначе затронутые в работах указанных авторов, до сих пор не получили достаточного освещения в научной литературе, что может быть связано прежде всего с недостаточностью документального обоснования темы. Также следует отметить тот факт, что в работах последних лет внимание исследователей было сосредоточено в основном на философских дискуссиях, проходивших в СССР в период с 1924 по 1930 гг.;

в специальной литературе недостаточно рассмотрен позднейший период философской полемики в СССР (1929 – 1933 гг.) и связанные с ним документы и архивные материалы, в том числе появившиеся в свободном доступе сравнительно недавно.

С нашей точки зрения, предпринятое в рамках настоящей работы исследование философских и общественно-политических оснований феномена, получившего в работах советских исследователей наименование «меньшевиствующий идеализм» при помощи обращения к содержанию философских дискуссий начала 30-х годов XX века в СССР и оригинальным текстам работ учёных, принимавших участие в ходе дискуссии, в достаточной степени отвечает требованиям актуальности, сформулированным выше. Отдавая отчёт о дискуссионности некоторых положений, выдвинутых в рамках диссертационного исследования, автор настоящей работы выражает надежду, что проведённая работа в той или иной степени не окажется бесполезной в деле разрешения проблем, стоящих в настоящее время перед множеством исследователей истории философии в СССР.

Степень научной разработанности проблемы. С определённой долей уверенности можно утверждать, что начало систематических исследований сущности и содержания так называемого «меньшевиствующего идеализма» как историко-философского феномена конца 20-х – начала 30-х годов XX века было положено в середине 50-х годов прошлого столетия (об этом свидетельствует появление указанной темы в круге научных интересов молодых учёных и, как следствие, первые диссертационные исследования Э.М.Чудинова, Н.С.Шишкина и Н.И.Шендрика). С этого времени те или иные аспекты деятельности так называемых «меньшевиствующих идеалистов» (А.М.Деборина и его сотрудников) и их философской доктрины представляли собой постоянный интерес для достаточно широкого круга отечественных и зарубежных исследователей, разрабатывавших в своём научном творчестве вопросы истории философии в СССР (среди таковых следует назвать имена Б.А.Чагина, Л.Н.Суворова, А.В.Щеглова, М.Т.Иовчука, Б.М.Кедрова, А.Д.Косичева, А.Т.Павлова, В.И.Клушина, А.Мейера, Д.Джоравского, Т.Гэвина, У.Блэкли и др.). Тем не менее, возможности для независимого, объективного и непредвзятого, систематического исследования заявленной темы, свободного от идеологических ограничений по уже указанным выше причинам стали складываться только ко второй половине 80-х. На теоретическом содержании работ, многие из которых были выполнены на высоком научном уровне, крайне негативно сказалась их отчётливая политическая ангажированность (в должной степени это относится как к отечественным, так и к зарубежным работам), отсутствие свободного доступа к части фактографической базы исследований и наличие ряда жёстких идеологических ограничений, проявлявшихся в фактическом запрете на постановку в рамках научного исследования вопросов, так или иначе касавшихся проблем сосуществования философии и власти в тоталитарном государстве, анализа процессов подавления научного свободомыслия со стороны власть предержащих носителей коммунистической идеологии. Правда, это ни в коей мере не снижает действительных достоинств работ по теме, выполненных в период с 1951 по 1985 гг., заключавшихся, в первую очередь, в богатстве их историографического содержания, привлечении внимания научной общественности к заявленным проблемам, постановке ряда теоретико- и историко-философских вопросов, разрешение которых стало делом следующего поколения историков отечественной философии.

Следует также отдать должное значительному гражданскому и научному мужеству авторов, занимавшихся исследованием проблем, явлений, фактов, существование которых советский тоталитаризм предпочёл бы навсегда вычеркнуть из памяти историков и философов.

Сложившиеся за четверть века оценки и стереотипы были подвергнуты полному пересмотру в исследовательских работах по теме, вышедших в свет в период с 1985 года по настоящее время (причины такого рода изменений в научной и культурной жизни российского общества были подробно охарактеризованы выше). К этому же периоду относится появление первых учебно-методических и энциклопедических работ, в которых проводится попытка универсализировать и обобщить современное понимание событий первой половины прошлого века и процессов, имевших место в советском философском сообществе с точки зрения новых мировоззренческих и методологических установок. С нашей точки зрения, значительными событиями в деле изучения истории философии в Советском Союзе, в том числе и трагической истории первых философских дискуссий в СССР стали выход в свет книг I и II пятого тома фундаментальной работы «История философии в СССР» (1985, 1988), сборника статей «Суровая драма народа» (1989), словаря «Русская философия» под редакцией М.А.Маслина (1997), учебника «История русской философии» под редакцией М.А.Маслина, А.Г.Мысливченко, Р.К.Медведевой и др. (2001), четырёхтомной «Новой философской энциклопедии» (2001) (более подробный и систематический анализ источников, посвящённых заявленной теме содержится в главе I настоящей работы «Так называемый «меньшевиствующий идеализм» в исследованиях историков русской философии (1951 – 2001)»).

Приведённый выше краткий обзор указывает на непреходящий интерес исследователей к событиям новейшей российской истории, её «белым пятнам» и тёмным страницам – об этом же свидетельствует множество работ последних лет, – и подтверждает необходимость проведения дальнейшей работы по заявленной теме, необходимость более глубокого историко-философского анализа процессов, протекавших в советской философской науке в начале 30-х годов прошлого века и вылившихся в моральное, а впоследствии и физическое уничтожение одной из ведущих советских философских школ первой половины прошлого столетия.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является комплексное историко-философское рассмотрение феномена так называемого «меньшевиствующего идеализма», связанного с деятельностью научной группы академика А.М.Деборина («диалектиков») на материале философских дискуссий начала 30-х годов в СССР;

прояснение действительного научного и теоретико-познавательного статуса данного советской официальной философской историографией определения системы взглядов школы Деборина как «меньшевиствующего идеализма».

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

• Рассмотрение эволюции представлений о деятельности группы академика А.М. Деборина в работах историков отечественной философии за период с 1951 по 2001 гг.

• Выявление основных этапов философских дискуссий 1929 – 1931 гг. в СССР, приведших к уничтожению группы «диалектиков» и соответствующей характеристике их научных и общественно политических взглядов • Содержательный анализ тезисов, выдвигавшихся в ходе полемики оппонентами (школой Деборина и группой Митина – Юдина) • Демонстрация и классификация действительного содержания философской критики, высказанной по адресу группы А.М.Деборина её оппонентами, критика методов, при помощи которых проводилась полемика со стороны митинско-юдинской группировки • Прояснение действительного содержания научных и общественно-политических взглядов группы «диалектиков», предполагающее обращение к соответствующим местам работ А.М.

Деборина и его сотрудников Основную задачу диссертационного исследования автор видит в разоблачении несостоятельности митинско-юдинской критики взглядов группы Деборина. Множество из затронутых в дискуссиях начала 30-х годов теоретических проблем сегодня решаются в принципиально ином ключе, что, с нашей точки зрения, является ещё одним доказательством поступательного развития философии в СССР и постсоветской России.

Критика философских воззрений «диалектиков» в отечественной и зарубежной философской литературе как тема исследования предполагает значительно более широкие рамки, нежели обусловленные форматом настоящей работы. Указанные причины, к сожалению, не позволяют осуществить в рамках нашего исследования развёрнутое изложение сущности всех проблем диалектического и исторического материализма, а также иных философских дисциплин, поставленных философами группы «диалектиков» в своей научной деятельности, равно как и предложенных деборинцами вариантов их разрешения.

Теоретические и методологические основания исследования. В качестве теоретико-методологической основы диссертационного исследования следует указать на основные принципы историко-философского анализа, в первую очередь, на принцип историзма, задающий направление исследования в идеографическом, историко персоналистическом ключе. Главным методологическим основанием настоящей работы является, таким образом, сравнительный историко философский анализ содержания философской полемики начала 30-х годов в СССР, полемических и обшетеоретических работ учёных группы «диалектиков» (А.М.Деборина, Н.А.Карева, И.К.Луппола, Я. Э.Стэна и др.) и их оппонентов в лице группы Митина – Юдина (М.Митина, П.Юдина, В.Ральцевича, П.Черемных и др.), работ авторов, не принадлежавших непосредственно к полемизировавшим группам, но принимавшим участие в ходе дискуссии, а также работ, в которых рассматривались те или иные аспекты научной деятельности «диалектиков» либо ссылки на которые содержатся в материалах дискуссии. При рассмотрении оригинальных текстов сочинений А.М.Деборина, его сотрудников, оппонентов и исследователей используется метод текстологического анализа и биографический метод.

Таким образом, методология настоящего исследования носит комплексный характер, в основании которого лежит многообразие аспектов изучаемого явления и научная и общественно-политическая актуальность изучаемой проблемы. Изложение материала в работе ведётся как в хронологическом, так и в логическом порядке и определяется содержанием поставленных задач.

Научная новизна исследования. В рамках настоящей работы впервые проводится комплексный теоретико- и историко-философский анализ научных и мировоззренческих взглядов группы академика А.М.Деборина, на основании которых последняя была незаслуженно обвинена в приверженности к так называемому «меньшевиствующему идеализму»;

демонстрируется теоретическая несостоятельность подобного рода обвинений с опорой на оригинальные тексты работ «диалектиков», факты заимствования группой Митина отдельных положений у своих оппонентов;

проводится принципиальная критика полемики группы Митина – Юдина против группы Деборина 1930 – 1931 гг., её содержания и методов, а также действительных задач, стоявших перед группой Митина;

вскрывается неблаговидная роль, сыгранная идеологами митинско-юдинской группировки в деле уничтожения деборинцев как одной из наиболее влиятельных философских школ первой половины XX века в СССР и последних представителей относительно независимой, идеологически некатехизированной философской мысли, приведены и проанализированы факты научного и партийного давления на членов группы;

анализируется эволюция взглядов отечественных исследователей на сущность и содержание научной и просветительской деятельности «диалектиков» за последние пятьдесят лет. В ходе исследования были выявлены и рассмотрены новые, ранее не вводившиеся в научный оборот архивные материалы, проанализирована зарубежная литература по теме, в том числе до сих пор не переводившаяся на русский язык.

Научно-практическое значение исследования.

Представленный в настоящей работе материал и выводы могут быть использованы в качестве исходного материала для дальнейшей разработки актуальных проблем новейшей истории отечественной философии по сходной тематике, а также посвящённых теории и практике идеологизации общественного сознания, репрессиям по отношению к инакомыслящим деятелям философии, науки и культуры в СССР etc. Фактический материал диссертации и её теоретические обобщения могут быть использованы в лекционных курсах и спецкурсах по истории отечественной философии и (в качестве иллюстративного материала) политической истории России.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации и результаты проведённого исследования изложены в публикациях автора. Диссертация обсуждена на кафедре истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова.

Структура диссертации. Структура диссертационного исследования определена поставленными в нём целями и задачами.

Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения, библиографии, примечаний и комментариев.

Основное содержание работы

.

Во Введении обосновывается актуальность исследуемой темы, выявляется степень её научной разработанности, формулируются цели и задачи исследования, приводятся теоретико-методологические основания исследования, характеризуется его теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Так называемый «меньшевиствующий идеализм» в работах историков русской философии (1951 – 2001)» посвящена анализу эволюции представлений о философских и общественно-политических взглядах учёных, входивших в группу академика А.М.Деборина («диалектиков») в работах отечественных и зарубежных историков русской философии за период с 1951 по 2001 годы.

В процессе исследования философской деятельности группы «диалектиков» (до 1985 года – так называемых «меньшевиствующих идеалистов») можно выделить три основных этапа (в качестве их хронологических границ следует указать периоды с 1955 по 1965 гг., с 1965 по 1985 гг. и с 1985 г. до настоящего времени).

Появление темы в кругу научных интересов исследователей произошло в середине 50-х годов, о чём свидетельствует написание первых диссертационных работ (Э.М.Чудинова, Н.И.Шендрика, Н.С.Шишкина). Предпринимавшиеся до 1951 года попытки оценки деятельности деборинской группы (в качестве образца таковой можно, в частности указать на данное в «Кратком философском словаре» 1951 года под редакцией М.Розенталя и П.Юдина определение «меньшевиствующего идеализма») стереотипны, носят целиком и полностью догматический характер, содержащиеся в них характеристики продиктованы идеологическими потребностями, имеют по большей части внефилософское содержание, местами построенное с нарушениями правил научной этики и аргументации;

научной деятельности «диалектиков» в них даётся крайне негативная оценка, сопряжённая с навешиванием ярлыков и политическими обвинениями. Находясь в целом под влиянием подобных подходов, первые работы по теме имеют важное научное значение, выразившееся в обозначении проблемного поля для дальнейшего исследования (в этом отношении важен факт появления работ по теме, недавно считавшейся закрытой навсегда, рассмотрение которой представляло определённую опасность для самого исследователя), формулировке основных проблем, вставших в этой связи перед исследователями, первых попытках систематического изложения позиций деборинской группы по основным проблемам философских наук и самостоятельной оценки их работы (в основном, неудовлетворительных).

Дальнейшее развитие темы в начале шестидесятых годов было связано с развитием и углублением изучения деятельности деборинской группы, попытками систематической критики взглядов т.н.

«меньшевиствующих идеалистов» по вопросам онтологии, гносеологии, истории философии, выявлению и изучению теоретических источников их философского творчества;

в монографиях, посвящённых развитию марксистско-ленинской философии в СССР деятельности «диалектиков» начинает уделяться существенное место (важную роль в исследовании научного творчества деборинцев в этот период сыграли работы Л.Н.Суворова, А.В.Щеглова, Б.А.Чагина). Первый период изучения указанной темы имеет своим завершением выход первых учебных работ (I кн. VI т. «Истории философии», 1965 под редакцией М.Т.Иовчука, М.Б.Митина и др.;

в написании соответствующих глав принимали участие М.Т.Иовчук, Л.А.Коган, П.В.Копнин, В.Ж.Келле, А.С.Фриш, Ю.А.Красин и др.), в которых формально признаётся значимость научной деятельности учёных деборинской группы для процесса становления философии в СССР и проводятся первые попытки их научной и моральной реабилитации.

В период с 1965 по 1985 гг. проводились активные исследования так называемого «меньшевиствующего идеализма» в СССР и за рубежом, о чём свидетельствуют многочисленные научные работы по теме (исследования А.Д.Косичева, А.Т.Павлова, Б.А.Чагина и В.И.Клушина, В.Н.Колоскова, Т.Гэвина, У.Блэкли, Л.Грэхема). В целом исследованиям второго периода свойственен более академичный и объективный, по сравнению с ранними работами, подход к рассмотрению деятельности деборинской группы и написанию материала, стремление к углублению темы, подробному рассмотрению отдельных аспектов научного творчества деборинцев (в частности, были подвергнуты изучению и систематизации работы так называемых «меньшевиствующих идеалистов» по вопросам социологии, психологии, истории зарубежной философии (Г.В.Ф.Гегель, К.Маркс, Ф.Энгельс, Б.Спиноза), философии марксизма в России (Г.В.Плеханов, В.И.Ленин, А.А.Богданов Малиновский), были исследованы их политико-философские взгляды;

в зарубежных работах значительное место уделялось рассмотрению связи советского марксизма с естественными науками и полемике «диалектиков» с «механистами» в этой связи, изучению деятельности деборинской группы как основы для изучения и выявления специфических закономерностей «советской модели философствования»). Итогом второго этапа явилось появление крупных научных работ по теме, в которых деятельность и научное творчество так называемых «меньшевиствующих идеалистов» были подвергнуты всестороннему анализу и оценке с позиций имевших место к тому времени философских и идеологических парадигм (V т. «Истории философии в СССР», в написании принимали участие М.Т.Иовчук, Г.С.Васецкий, Л.Н.Суворов, М.Н.Грецкий, Б.М.Кедров, Б.А.Чагин, В.Ф.Пустарнаков, А.Г.Мысливченко, А.Д.Косичев и др.).

Этим по преимуществу были обусловлены существенные недостатки работ второго периода, выразившиеся в постоянном тяготении авторов к идеологически перегруженным определениям и формулировкам, выработанным еще в 30-е – 40-е годы, поддержке позиций, сформулированных философами-сталинистами, выразившейся в неспособности множества исследователей формально признать ошибочность подавляющего большинства обвинений, выдвинутых против «диалектиков» официальной философской историографией, отказаться от использования идеологически окрашенных терминов и определений, осудить методы дискуссий 30-х годов, признавая лишь «отдельные ошибки», допущенные их участниками.

Третий период исследований по теме (1985 – 2001 гг.), по времени совпал с началом процесса смены государственной идеологии на территории нашей страны, чем было обусловлено множество радикальных изменений в подходах к изучению указанных вопросов. Значительная часть современных работ посвящена различным аспектам феномена культа личности Сталина и политизации философии в СССР (работы К.Х.Делокарова, А.П.Огурцова, А.А.Меховой, И.И.Квитки, Б.Н.Бессонова, З.А.Каменского, Ф.Д.Демидова, И.Яхота, Н.Б.Коршунова), критике деборинских оппонентов, рассматривая деятельность деборинской группы в основном в этом контексте;

внимание исследователей обратилось ко множеству ранее неизвестных материалов, ставших достоянием общественности в связи с изменением политической ситуации (публикации Г.Г.Квасова), что дало возможность по-новому взглянуть и оценить всех участников философского процесса, имевшего место в СССР в 30-е годы. Пересмотру были подвергнуты взгляды «диалектиков» на творчество Гегеля, Маркса, Ленина, вопросы партийности в философии, возможности сосуществования философии и политики;

неоднократно проводились в целом удачные попытки написания учебных пособий по истории философии в России, свободных от устаревших методологических и идеологических установок, объективно оценивающих философские дискуссии 30-х годов. Работам указанного периода свойственна полемичность подачи материала, стремление к объективности изложения, активная критическая позиция, иногда перерастающая в «гиперкритицизм» и отвержение позитивных моментов, имевших место в период коммунистического господства. Исследования по теме продолжаются и в настоящее время, в частности, проводятся попытки более или менее целостного исследования феномена так называемого «меньшевиствующего идеализма» с современных позиций, написания объективной истории философской дискуссии 30-х годов, принципиальной критики сталинизации философии и присущих «молодым сталинистам» методов ведения полемики.

В главе второй, «Дискуссия с так называемыми «меньшевиствующими идеалистами» 1930 – 1931 гг.: идеологизация философской полемики как метод политической борьбы и подавления инакомыслия», анализируются события, ставшие причиной развёртывания в конце 20-х – начале 30-х годов полемики, приведшей к теоретическому «разгрому» группы академика А.М.Деборина, рассматриваются полемические и общетеоретические работы её участников, документы (стенограммы, протоколы, объяснительные записки etc.), в которых нашло своё отражение содержание дискуссии 1929 – 1933 гг.

Философская дискуссия с так называемыми «меньшевиствующими идеалистами» явилась закономерным следствием политики, проводившейся высшим партийным руководством СССР c конца 20-х годов XX века, тесно связанной с процессом становления культа личности И.В.Сталина. Исходя из результатов предпринятого в настоящей главе анализа документов и публикаций 30-х гг., имеющих отношение к поставленной проблеме, можно сделать в достаточной степени однозначный вывод о том, что «дискуссия» 1930 года и последовавшие за ней публикации в научной периодике были инициированы группой Митина – Юдина в целях, отличных от тех, которые публично декларировались деборинскими оппонентами. Полемика сторон по большей части имела внефилософский характер (в основном со стороны митинско-юдинской группировки), несмотря на неоднократные заявления последних о том, что в ходе дискуссии имело место обсуждение преимущественно философских разногласий. Дискуссия начала 30-х годов в СССР, ставшая предметом рассмотрения настоящей работы, явила собой пример использования философской проблематики в целях уничтожения инакомыслия, дискредитации квалифицированных теоретиков в области общественных наук, способных в той или иной мере посягнуть на роль Сталина как единственного теоретического наследника Ленина и ортодоксально мыслящего идеолога советского марксизма, всеобщей политизации и идеологизации всех без исключения сфер общественной жизни, дорого обошедшихся отечественной философской науке.

В развитии дискуссии следует выделить несколько существенных этапов. Важнейшими событиями первого этапа дискуссии явились выступление Сталина на конференции аграрников-марксистов в декабре 1929 года, публикация в первой половине 1930 года так называемого «письма трёх» «О новых задачах марксистско-ленинской философии», появление в журнале «Под знаменем марксизма» опровержения положений, изложенных в «письме трёх» и связанная с этим полемика в печати, продолжавшаяся до осени 1930 г. включительно. Начало дискуссии имело относительно свободный характер;

стороны высказывали свои точки зрения в соответствии со своими убеждениями, взгляды митинско-юдинской группы были подвергнуты рядом учёных-деборинцев существенной, острой и нелицеприятной критике в печати;

полемика разворачивалась в основном по около-философским вопросам.

Начало второго этапа дискуссии, с нашей точки зрения, хронологически совпадает с открытием в октябре 1930 года расширенного заседания президиума Коммунистической академии, в ходе которого группе Деборина были открыто предъявлены обвинения в намеренном развале философской работы, проводившейся «диалектиками» в ряде учебных заведений и периодических изданий, связанных с этим серьёзных ошибках теоретического характера, а также уже неоднократно ранее звучавшие в скрытой форме обвинения в политической неблагонадёжности, чем, в основном, и удалось деморализовать теоретически значительно более подготовленную деборинскую группу и принудить входивших в её число учёных к отречению от собственных взглядов и последующему публичному покаянию;

на этом этапе дискуссия полностью утратила открытый и полемический характер, существенно увеличилось количество недозволенных в научной полемике приёмов, при помощи которых оказывалось давление митинско-юдинской группировки на оппонентов. Второй этап дискуссии завершился в декабре 1930 – январе 1931 гг. встречей бюро ячейки ВКП (б) Института красной профессуры философии и естествознания с И.В.Сталиным, в ходе которой впервые прозвучала квалификация системы взглядов «диалектиков» как «меньшевиствующего идеализма» и постановлением ЦК ВКП (б) «О журнале «Под знаменем марксизма»» от 25 января, в котором группа Деборина была охарактеризована по существу как антимарксистская школа, в течении ряда лет целенаправленно проводившая в своей деятельности «правую» ревизию марксизма и были документально закреплены сталинские характеристики («меньшевиствующий идеализм»).

Необходимость более основательного теоретического опровержения взглядов «диалектиков» со стороны группы Митина, последовавшая непосредственно по окончании их идеологического уничтожения в декабре 1930 года вызвала к жизни ряд публикаций идеологов митинско-юдинской группы, в связи с чем, с нашей точки зрения, можно (в достаточной степени условно) говорить о третьем этапе дискуссии, продолжавшемся с 1931 по 1933 гг., несмотря на то, что происходившее уже было лишено каких бы то ни было черт, свойственных полемике как таковой: группа Деборина потеряла возможность адекватно реагировать на «критику» со стороны оппонентов. Несмотря на это, выделение третьего этапа дискуссии существенно для рассмотрения поставленной темы, так как большинство собственно философских обвинений по адресу «диалектиков» прозвучало в публикациях группы Митина в период с по 1933 гг. включительно. Характерными чертами третьего этапа дискуссии стали неумеренное восхваление и превознесение роли Сталина в дальнейшем развитии марксистской философии и значительная теоретическая нечистоплотность митинцев, неоднократно прибегавших в своей критике «диалектиков» к прямым фальсификациям, искажению смысла цитируемых работ в желательном для себя контексте, подменам тезиса, ссылкам на авторитет в качестве доказательства, запугиваниям и оскорблениям оппонентов.

После 1933 года какая бы то ни было дискуссия по рассматриваемому вопросу фактически была прекращена. Митинско юдинская группировка, по существу, исчерпала запас обвинений по адресу группы Деборина, повторяя в своих последующих работах тезисы, высказанные в период с 1929 по 1933 годы;

подавляющее большинство учёных, входивших в деборинскую группу, были незаконно репрессированы и физически уничтожены во второй половине 30-х гг.

Сформулированное группой Митина в ходе дискуссии определения так называемого «меньшевиствующего идеализма» оставались в советской философии неизменными до конца 60-х годов.

Глава третья, «Сущность и содержание философской критики так называемого «меньшевиствующего идеализма» в ходе дискуссии 1930 – 1933 гг.», посвящена анализу философской критики, высказанной группировкой Митина – Юдина по адресу «диалектиков» в ходе рассматриваемой нами дискуссии. Проделанное в рамках настоящей главы исследование позволяет сделать вывод о том, что теоретический уровень публичных выступлений участников группы Митина – Юдина в период с 1929 по 1933 гг. был крайне низок, особенно по сравнению с уровнем аналогичных выступлений их оппонентов;

как уже было неоднократно показано выше, множество вопросов, так или иначе затронутых в рассмотренной полемике не имели философского содержания, несмотря на все попытки группы Митина придать им таковое (в их числе следует указать на следующие претензии, высказанные группой Митина по адресу «диалектиков»:

• «Формализм», «схоластика», выразившиеся в оторванности научной проблематики, разрабатываемой «диалектиками» от текущих политических задач;

• «Групповщина», образование «школ и школок», теоретические взгляды которых противостоят официально принятым, так называемой «генеральной линии» партии;

• Нежелание «актуализировать» научную теорию;

недостаточная разработка проблем, поставленных перед философской периодикой В.И.Лениным («О значении воинствующего материализма»)).

Тем не менее, с нашей точки зрения, было бы ошибочным полагать, что вся без исключения дискуссия, проходившая в период с 1929 по гг. носила принципиально нефилософский характер. Ряд обвинений, предъявленных митинско-юдинской группой школе Деборина, как это было показано выше, затрагивали те или иные философские проблемы, касались различных вопросов теоретической философии, истории философии в России и за рубежом. Суммировать их можно следующим образом:

• Ряд неверных трактовок, допущенных в работах, посвящённых теории диалектического материализма, «подмена материалистической диалектики идеалистической диалектикой Гегеля»;

недостаточно критическое отношение к гегелевскому идеализму;

• В связи с предыдущим – неправильное истолкование ряда историко-философских проблем, в частности, связанных с исследованием взглядов классиков философского материализма (Спиноза, французские материалисты XVIII века, Фейербах);

стремление «подделать» домарксистских философов под диалектических материалистов (неправильное понимание вопроса о соотношении между материализмом в области природы и материализмом в области истории у Фейербаха etc.);

• Недостаточное внимание, посвящённое разработке проблем исторического материализма;

• Недооценка значения философской деятельности В.И.Ленина для развития философии марксизма и диалектического материализма в России, замалчивание роли Ленина как философа;

понимание Ленина как практика, революционного деятеля, но не как теоретика;

замалчивание ленинской критики Гегеля и неправильная в связи с этим трактовка ленинской позиции по отношению к Гегелю и гегельянству;

непонимание ленинского принципа партийности в философии;

• Завышенная и потому неправильная оценка научного творчества Г.В.Плеханова, «выпячивание» его значимости для русского марксизма по сравнению с Лениным;

• Фальсификация ряда положений диалектического материализма, вызванная ошибками в теории, допущенная в ходе научно-просветительской деятельности «диалектиков» (в частности – работы философского отдела Большой Советской энциклопедии).

Сравнительный анализ действительного содержания теоретических установок А.М.Деборина и его сотрудников, так или иначе подвергнутых критике со стороны митинско-юдинской группировки в ходе рассмотренной нами дискуссии составил собой предмет рассмотрения главы четвёртой, «Вопросы философской дискуссии начала 30-х годов в изложении учёных деборинской группы».

Обращение к оригинальным текстам работ учёных, входивших в группу «диалектиков», позволяет сделать в рамках настоящей главы следующие выводы. Философская часть обвинений «диалектиков» в приверженности так называемому «меньшевиствующему идеализму» была основана на критике со стороны митинско-юдинской группы ряда теоретико- и историко-философских взглядов учёных деборинской группы. В качестве таковых следует указать на взгляды деборинцев, связанные с вопросами о понимании сущности диалектики и её философском и мировоззренческом статусе, месте и роли диалектики в познавательном процессе, её связи с естествознанием, материалистической переработкой категорий диалектической логики, изучением и оценкой творчества Б.Спинозы, Л.Фейербаха, Г.В.Ф.Гегеля, К.Маркса, Ф.Энгельса, Г.В.Плеханова, В.И.Ленина, преподавательской и научно просветительской работой деборинской школы.

Критика, высказанная митинско-юдинской группой в адрес «диалектиков» по теоретико-философским вопросам, была тесно связана с кругом вопросов, так или иначе связанных с творчеством Г.В.Ф.Гегеля и его интерпретациями, данными последующими мыслителями, в том числе классиками марксизма. Сравнительный анализ оригинальных текстов А.М.Деборина и его сотрудников показывает, что митинские обвинения деборинцев в приверженности идеализму, схоластической, абстрактно методологической модели философствования, недостаточной материалистической разработке категорий диалектической логики, противопоставлении теории познания диалектике etc. основывались зачастую на неправильном понимании или сознательном искажении смыслов деборинских работ, ведущем к выдвижению обвинений нефилософского, политико-идеологического характера и не соответствуют действительному содержанию философских работ «диалектиков».

Философское содержание митинской полемики по теоретическим вопросам было ничтожным;

форма, в которой проходила рассмотренная часть дискуссии, имела недопустимый с точки зрения научной этики характер;

деборинские оппоненты прибегали к многочисленным фальсификациям реального смысла работ «диалектиков», приписывая им взгляды, отличные от действительных, произвольно манипулируя вырванными из контекста работ цитатами, софистически перетолковывая отдельные неудачные или сомнительные формулировки в желательном для себя смысле и допуская иные формы открытого давления на оппонентов.

Это, с нашей точки зрения, может служить ещё одним доказательством того, что в ходе философской дискуссии начала 30-х годов группа Митина – Юдина преследовала отличные от декларированных цели, используя развернувшуюся полемику по философским вопросам как повод для реализации направляемых «сверху» указаний по политико идеологическому погрому неугодной научной школы и сведения счётов.

Проблема ленинского этапа в философии марксизма, изучения и популяризации философских взглядов В.И.Ленина явилась одним из наиболее существенных вопросов, вокруг которых разворачивалась исследуемая нами дискуссия. «Диалектики», по существу, явились первой научной группой, начавшей и плодотворно продолжавшей разработку ленинского философского наследия, имевшую большое значение для советской философской науки, впервые давшей оценку В.И.Ленина как оригинального мыслителя, как практика, так и теоретика, продолжившего и поднявшего на новую ступень дело классиков русского марксизма (в первую очередь, Г.В.Плеханова), сознавая при этом значимость ленинских философских работ для развития марксистской философии. Объективно разработка деборинцами ленинской проблематики была не лишена ряда существенных недостатков, в качестве наиболее существенного основания которых следует назвать их некритический, радикально апологетический подход к анализу содержания ленинских работ;

тем не менее, критика митинско-юдинской группировки взглядов «диалектиков» на философское творчество В.И.Ленина и Г.В.Плеханова являлась по существу клеветнической, надуманной, не соответствовавшей действительному содержанию, достоинствам и недостаткам указанных работ «диалектиков» и действительным проблемам, вставшим перед исследователями ленинского наследия, преследующей внефилософские цели и задачи.

Критика историко-философских сочинений учёных группы Деборина со стороны группы Митина – Юдина также несла в себе все отмеченные ранее черты, свойственные митинско-юдинскому стилю полемики в целом. Немногочисленная «чисто-философская» аргументация против «диалектиков» была частично заимствована митинскими теоретиками у так называемых «механистов», полемизировавших с деборинской школой с середины 20-х годов. Следует сказать, что митинская группа в достаточной степени справедливо выступила с критикой чрезмерного стремления «диалектиков» приписать диалектико материалистические взгляды мыслителям XVII и XVIII веков, хотя в ряде случаев, как было показано выше, такая необходимость вызывалась стремлением авторов к выяснению исторических корней, источников диалектического материализма, его генезиса. Остальные обвинения по рассмотренным вопросам, выдвинутые митинско-юдинской группой по адресу «диалектиков» не выдерживают критики, будучи основаны, как и большинство митинских обвинений, на целенаправленной фальсификации работ деборинцев.

В целом группа Митина – Юдина в ходе полемики в полной мере продемонстрировала свою политическую ангажированность, равно как и посредственную профессиональную подготовку. Систематический анализ сущности и содержания полемики митинско-юдинской и деборинской групп и высказываний «диалектиков» по вопросам дискуссии приводит к однозначному выводу о том, что подавляющее большинство обвинений, выдвинутых деборинскими оппонентами, носили внефилософский, политико-идеологический характер;

философские вопросы, затронутые группой Митина в ходе полемики, служили подобием прикрытия для целей, отличных от декларировавшихся молодым «философским руководством» и служившим задачам становления культа личности, установления единоличного диктата над всеми областями гуманитарного знания общественно-политической жизни общества;

содержание философской критики «диалектиков», прозвучавшей в ходе дискуссии было частично заимствовано митинцами у других философских групп, являлось теоретически беспомощным, надуманным, зачастую прямо сфальсифицированным, в подавляющем большинстве случаев не имевшим отношения к действительным взглядам оппонентов по рассматриваемым вопросам, реальным достоинствам и недостаткам философских воззрений «диалектиков», высказанных в их сочинениях. На этом основании следует признать аргументацию митинско-юдинской группировки, стремившейся доказать, что группа Деборина в своей научной философской деятельности разделяла систему взглядов, известную как так называемый «меньшевиствующий идеализм», целиком и полностью неудовлетворительной, противоречащей как здравому смыслу, так и общепринятой этике научного исследования и поставить под сомнение правомерность использования самого термина «так называемый «меньшевиствующий идеализм»» для описания системы взглядов А.М.Деборина и его единомышленников как не имеющего ничего общего с действительным содержанием работ группы, их философскими, мировоззренческими и общественно-политическими взглядами.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Коршунов Н.Б. Подавление инакомыслия и философская полемика в СССР в начале 30-х гг. // Философские науки, 2000. №4. С.

75 – 88.

2. Коршунов Н.Б. «Диалектики»: начало конца. Философия и принцип партийности или как ученики исправляли учителей. // Русская философия: многообразие в единстве. Материалы VII Российского симпозиума историков русской философии. М.: ЭкоПресс – 2000, 2001.

С. 107 – 110.

3. Коршунов Н.Б. Так называемый «меньшевиствующий идеализм» в исследованиях историков русской философии (1951 – 2001). // Философские науки. 2002. №6. С. 52 – 73.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.