WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Коробейников Юрий Викторович Исторический опыт осуществления общественной помощи нуждающимся органами местного самоуправления России в 1864 – 1917 гг.

Cпециальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

.

Ставрополь – 2003 Диссертация выполнена на кафедре истории и теории государства и права Северо-Кавказского государственного технического университета

Научный консультант: доц. Шебзухова Т.А., доктор исторических наук

Официальные оппоненты: проф. Покотилова Т.Е., доктор исторических наук доц. Голубева Т.Г., кандидат исторических наук

Ведущая организация: Московский государственный социальный университет

Защита состоится в часов на заседании диссертационного Совета Д.212.256.03 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009 г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1 "а".

С диссертацией можно ознакомится в библиотеке СГУ.

Автореферат разослан _

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук, профессор Краснова И.А.

Общая характеристика работы

.

Актуальность исследования. Конституция Российской Федерации провозгласила движение страны к субсидиарному социальному государству, невозможное без адекватной самоорганизации российского общества, в том числе, и в сфере создания и организации эффективной деятельности соответствующих структур – единиц самоуправления. Институт местного самоуправления как одна из основ конституционного строя РФ – это наиболее оптимальная система организации таких единиц самоуправления по решению вопросов местного значения. Существующие правовые нормы организации и функционирования местного самоуправления в стране создают, в основном, реальную основу для самостоятельной деятельности населения, однако ее осуществление осложняется рядом серьезных обстоятельств. Отсутствие достаточной экономической основы для деятельности органов местного самоуправления, должного взаимодействия и взаимопонимания с государственными органами, квалифицированных кадров для осуществления этой деятельности на фоне недостаточной вовлеченности граждан в процесс решения собственных проблем по причине отчуждения от любой власти (а от муниципальной – тем более, как малопонятной и бессильной, по мнению населения) – таков круг проблем, эффективное решение которых невозможно без привлечения сил ученых.

Знание и учет исторического опыта введения и организации деятельности земского и городского самоуправления в пореформенной России – необходимое условие успешности реформы местного самоуправления в России современной.

Актуальность нашего исследования и в том, что анализу подвергнута сторона деятельности местного самоуправления, которая связана с социальной помощью тем категориям населения, которые в ней нуждаются.

Этого требует, прежде всего, сложная современная ситуация, когда ряды социально недостаточных граждан растут, а государственная практика сложившейся социальной защиты затратна и неэффективна.

Изучение различных сторон в истории деятельности органов местного самоуправления в Российской империи – необходимое и достаточно благодарное и интересное занятие для историка – исследователя и потому, что долгое отсутствие внимания к этим проблемам обусловило как большое количество источников, не подвергнутых ранее обстоятельному изучению и анализу, так и недостаточную степень историографической разработанности проблемы в целом и ее отдельных аспектов.

Степень научной разработанности проблемы. Вся имеющаяся литература, обеспечивающая разработку проблемы исторического опыта осуществления земской и городской помощи нуждающимся в России в 1864 – 1917 гг. может быть систематизирована на основе как проблемного, так и хронологического подходов. С точки зрения опоры на проблемный подход для нас важна литература, посвященная исследованию истории становления и функционирования органов самоуправления в пореформенной России в целом и различных ее аспектов, в масштабах всего государства и отдельных его регионов. Не менее важна литература и по проблемам истории российской благотворительности, особенно в той ее части, которая посвящена деятельности земств и городских общественных управлений по заботе о социально недостаточном населении.

С учетом общих тенденций в развитии историографической разработки названных выше проблем, хронологический подход может быть реализован через следующие этапы: 1) литература второй половины XIXв. – 1917 гг.;

2) литература, создававшаяся в рамках советской исторической школы;

3) современные исследования.

Изучив имеющийся историографический багаж и соотнося свою точку зрения с выводами Гармизы В.В., Захаровой Л.Г., Горнова В.А., Чернышевой Е.В.,1 систематизировавших отдельные результаты в изучении истории земства, выделим три направления в дореволюционной историографии:

консервативное, представленное работами Платонова С.Ф., Татищева С.С., Витте С.Ю., и др.;

либеральное – Головачева А.А., Джаншиева Г.А., Кавелина К.Д., Веселовского Б.Б., Кизеветтера А.А.и др. и марксисткое – Ленина В.И.

Представители первого направления, в целом, давали положительную оценку реформам. Негативная же оценка деятельности земств появляется в официальном направлении одновременно с началом контрреформ. По мнению государственных деятелей и публицистов, придерживавшихся этих взглядов, буржуазные реформы, в том числе, земская, повлекли за собой самые негативные последствия в виде революционного движения. Поэтому, чтобы стабилизировать положение в обществе, надо максимально ограничить элемент самоуправления, как "противоестественный и вредный в условиях самодержавия". Многих либералов, не только историков, но и юристов, публицистов, - Безобразова В.П., Васильчикова А.И., Гессена В.М., Градовского А.Д., Коркунова Н.М., Чичерина Б.Н., Шипова Д.Н.,3 - интересовал статус земских учреждений. При этом предлагались две теории самоуправления – общественная и государственная. Сторонники общественной теории местного самоуправления противопоставляли общественные интересы государства и местности, отделяли административное управление хозяйством от политической формы правления. По их мнению, органы государственной власти и местного самоуправления имеют разные функции и должны существовать параллельно и независимо друг от друга. Сторонники государственной теории, напротив, считали органы местного самоуправления фундаментом общего государственного устройства, поэтому Гармиза В.В. Земская реформа и земства в исторической литературе //История СССР – 1960 - №5 – с.82 – 107;

Захарова Л.Г. Земский вопрос в русской периодической печати эпохи контрреформы // Вестник МГУ. Серия 9. История – 1966 – №2 – с.57 – 58;

Горнов В.А.

История земства России второй половины XIX – начала XX вв. и ее отражение в отечественной историографии (1947-1995).

Дисс…канд.ист.наук Рязань, 1996;

Чернышева Е.В. Отечественная историография земства в России, 1864 – 1904 гг. Дисс…канд. ист.

наук. Екатеринбург, Витте С.Ю. Самодержавие и земство. СПб., 1908, с. Безобразов В.П. Земские учреждения и самоуправление. М.,1874;

Васильчиков А.И. О самоуправлении: Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. В 2т. СПб.,1870;

Гессен В.М. Вопросы местного самоуправления. СПб, 1904;

Градовский А.Д. История местного самоуправления. Собр. соч. в 4т. М., 1964 – 1996. Т2;

Коркунов Н.М. Русское государственное право. В 2т. СПб., 1903;

Чичерин Б.Н. Вопросы политики. М., 1903;

Шипов Д.Н. К вопросу о взаимных отношениях губернских и уездных земских учеждений. Собр. соч. СПб., 1898.

выступали за включение земских органов в систему государственных учреждений.

Правовая база деятельности земств стала предметом анализа для Кавелина К.Д.,1 утверждавшего, что Положение 1864 г. заложило прочный фундамент местного самоуправления в России. Ему оппонировал известный земский деятель и либерал Головачев А.А., автор версии о компенсационном характере земской реформы. Признавая, что реформа 1864 г. внесла в законодательство и общественную практику в качестве значимых начал самоуправление и всесословность, он считал главным ее недостатком неправильное разграничение компетенции между центральной администрацией и органами местного самоуправления, что поставило земства в роль ответвления «центрального управления для заведования известной отраслью хозяйства, распорядиться которыми они самостоятельно не могли». А.И. Васильчиков в своей работе «О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений» осветил основные направления деятельности земств, в том числе в сфере общественного призрения. Близкий к идеям славянофилов и разделявший их так называемую «теорию общественного самоуправления», в решении проблем призрения автор признавал приоритет земских органов управления перед государством и его учреждениями. Позиция обосновывалась тем, что «правительственные агенты не принадлежат к местному населению, не могут вникать в народный быт так глубоко, чтобы определить степень их нужды, дряхлости, болезни, дающей право на пособие».3 Сделать это, по мнению автора, способны земские органы самоуправления. В этой работе поднимается вопрос о признании права бедного, немощного человека на призрение и впервые формулируется проблема организации адресной помощи нуждающимся. Васильчиков А.И. коснулся проблем предупреждения обеднения населения, предлагая в качестве превентивных мер принятие государством, по примеру ряда европейских стран, обязательного налога на помощь бедным, кредитование и страхование и др.

Самым крупным и значимым исследованием по истории земств в дореволюционной историографии земства стала 4 – томная монография Б.Б.

Веселовского «История земства за 40 лет».4Подробно проанализировав движение земских бюджетов, хозяйственно – культурную и политическую жизнь российского земства, он дал и «исторические обзоры отдельных земств». Для нас важна при этом и та часть исследования (т.1), которая посвящена анализу состояния и динамики развития земского общественного призрения.

Вопросы земской реформы и деятельности земских учреждений, политики самодержавия в отношении земств, роли земского либерально – оппозиционного движения затрагивались во многих работах Ленина Кавелин К.Д. По поводу губернских и уездных земских учреждений. Собр. соч. СПб., 1898, Т.2.

Головачёв А.А. Десять лет реформ. М., Васильчиков А.И. О самоуправлении. Сравнительный обзор русских и иностранных земских и общественных учреждений. Т.2. СПб., 1872, с.201.

Веселовский Б.Б. История земства за 40 лет. В 4 т. СПб., 1909 – 1911.

В.И.1Особое место среди них занимает статья «Гонители земства и Аннибалы либерализма».2Ленин В.И., подчёркивая либеральный характер реформ 60 – 70-х ХIХ века, явившихся, по его мнению, «шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию»3, отмечал, что земская реформа была «одной из тех уступок, которые отбила у самодержавия волна общественного возмущения и революционного натиска».4Так как самодержавное правительство не могло ужиться с выборным всесословным представительством, оно принялось всячески ограничивать его компетенцию, и земство оказалось «пятым колесом в телеге русского государственного управления». Анализ дореволюционной историографии истории земств показывает, что изучались и обсуждались, в основном, роль и место земств в системе власти Российской империи, их возможности в качестве основы будущих представительных форм правления и элемента либерализации общества в целом.

Что касается дореволюционной отечественной историографии проблем теории и истории городского самоуправления, то она ставила и пыталась разрешить идентичные задачи: 1) раскрыть механизмы взаимодействия центрального государственного аппарата власти и городских органов управления через анализ государственно – административного законодательства и исследование практики этого взаимодействия;

2) выявить позитивное влияние Городового Положения на решение городским общественным управлением проблем городского хозяйства и жизни городских обществ;

3) выявить и проанализировать недостатки законодательства по проблемам городского самоуправления и их последствия.

Избирательная система, предусмотренная Городовым Положением 1870 года, стала предметом изучения для Градовского А.Д., Гессена В.М., Коркунова Н.М., Джаншиева Г.А., Свешникова М.И.6Недостатки избирательной системы, неудовлетворительность состава городских гласных, как следствие этого, - просчёты городских дум в хозяйственной деятельности, - эти вопросы, в той или иной степени, затрагивались в каждой работе, посвящённой проблемам городского общественного управления.

Всплеск интереса к устройству и истории функционирования системы городского общественного управления произошёл в конце ХIХ – начале ХХ века в связи с образованием правительственной комиссии по пересмотру избирательного закона. Основной идеей работ этого периода7 стала мысль о том, что городская реформа 1870 года была первым шагом в деле Ленин В.И. Развитие капитализма в России. ПСС. Т.3;

Рабочая партия и крестьянство. Т.12;

Пятидесятилетие падения крепостного права. Т.20;

Земские съезды. Т. Ленин В.И. Гонители земства и Аннибалы либерализма. ПСС., Т. Ленин В.И. Т.20, с.165.

Ленин В.И. Т5., с.33.

Там же, с.35.

Градовский А.Д. История местного самоуправления в России. СПб., 1892;

Свешников М.И. Основы и пределы самоуправления в России. Доп. К курсу Русского права. СПб.,1912 и др.

Данилов Ф.А. Государственная власть и местное (городское и земское) самоуправление.. Великие реформы 60-х в их прошлом и настоящем. – СПб., 1913;

Вернер И.А. Городское самоуправление в России. М., 1906;

Михайловский А. Реформа городского самоуправления в Росси. М.,1906 и др.

организации общественного управления, контрреформа же 1892 года уничтожила заложенные в ней в1870 году принципы самоуправления.

Советская историография истории местного самоуправления в России, методологической основой в изучении которой стала указанная работа В.И.

Ленина «Гонители земства и Аннибалы либерализма», по известным причинам не могла быть обширной. В 20-е – середине 30-х годов ХХ века над проблемой местного самоуправления работал известный историк Покровский М.Н. В своих работах он отрицал буржуазное содержание земской реформы, не признавая никакой эволюции местного самоуправления со времён Екатерины Великой. В первой советской монографии о земстве «Подготовка земской реформы 1864 года»2 Гармиза В.В. исследует предысторию земства – социально – экономические и политические предпосылки реформы, общественную борьбу вокруг законопроекта, различные проекты земской реформы, историю прохождения закона в правительственных кругах. В конце 60-х годов выходит в свет многотомное издание «История СССР» под редакцией академика Рыбакова Б.А., где в 5 томе3 авторы связывают реформу с проектом «Нового учреждения Государственного Совета», представленным в 1863 году Александру II графом Валуевым П.А. Эта мысль созвучна ленинскому толкованию земской реформы как такого «кусочка конституции», которым русских либералов «отманивали» от борьбы за конституцию действительную. В этот же период опубликована монография Захаровой Л.Г.,4 в которой автор доказывает обусловленность земской контрреформы реакционной политикой самодержавия в 80 – 90 годы XIX века, ростом либерального земского оппозиционного движения и вытеснением дворянства из земства.

Исследователь Пирумова Н.М., посвятив себя изучению земского либерального движения,5 определила земское движение как модель ненасильственного изменения российского общества по пути демократических преобразований. При этом она высоко оценивала роль земской интеллигенции, отметив, что до возникновения земской интеллигенции крестьянство в массе своей не знало ни организованной медицинской помощи, ни организованной начальной помощи, не встречалось ни со страхованием имущества и скота, ни с обследованием крестьянского хозяйства не в фискальных целях.

Что касается советской историографии городского самоуправления, то в 20 – 50 годы ХХ века не было опубликовано ни одной сколько-нибудь крупной работы, освещавшей проблемы общественного управления в российских городах. С конца 1950 – начала 1960 гг. и вплоть до 1991 года появляются работы (Литвака Б.Г., Эйдельмана Н.Я., Захаровой Л.Г., Чернухи В.Г. и других),6 в которых на фоне изучения реформ Александра II городская Покровский М.Н. Русская история в самом сжатом очерке. М.,1933;

Русская история с древнейших времён. Т.4. М., 1934.

Гармиза В.В. Подготовка земской реформы 1864г. М., 1957.

История СССР / под ред. Рыбакова Б.А. Т.5. М.,1968.

Захарова Л.Г. Земская контрреформа 1890г. М., Пирумова Н.М. Земское либеральное движение: эволюция до начала ХХ века. М., 1977;

Земская интеллигенция и ее роль в общественной борьбе до начала ХХ века. М., Литвак Б.Г. Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива? М.. 1991;

Эйдельман Н.Я.

"Революция сверху" в России. М., 1989;

Захарова Л.Г. Россия на переломе (самодержавие и реформы 1861 – 1874 гг.)// История реформа освещалась как их следствие. Число же работ, посвященных непосредственно теме городского самоуправления, в этот период крайне мало. Качественно иной этап отечественной историографии в области исследования городского самоуправления связан с работами В.А. Нардовой. Определив степень уступок самодержавия общественному управлению и выяснив отношение самих муниципальных органов к вопросам их компетенции, объему самостоятельности и независимости от правительственной власти, В.А. Нардова показала наличие тенденций в развитии органов самоуправления «как учреждений общественных, противостоящих бюрократическому аппарату».3 Кроме того, она приходит к мотивированному выводу, что «определив достаточно широкую компетенцию дум, Городовое положение вместе с тем не обеспечило реальных условий для их успешной деятельности. В целом же, советская историография по проблемам истории земского и городского самоуправления в дореволюционной России отражала точку зрения об их слабости и ограниченности прав и возможностей в качестве органов местного самоуправления.

Естественно, что к 90-м годам XX века назрела необходимость пере оценки вклада системы дореволюционного местного самоуправления в процесс модернизации России. Более того, начавшаяся децентрализация государственного управления в стране, реформирование системы местного самоуправления на фоне ликвидации большинства идеологических установок стимулировали рост интереса к проблемам теории и истории органов местного самоуправления в России.

А.И. Солженицын в своей статье «Как нам обустроить Россию.

Посильные соображения», - рассматривая земские учреждения как ключ к решению всех проблем местного самоуправления и называя их «демократий малых пространств», настаивает, что земства, - «это самое жизненное и самое наше верное, ибо отстоит в нашей местности: неотравленные воздух и воду, наши дома, квартиры, наши больницы, ясли, школы, магазины, местное снабжение и будет живо содействовать росту местной экономической инициативы». Первой современной попыткой создать комплексное исследование по истории земства стала работа Герасименко Г.А. «Земское самоуправление в России».6 Положительно оценивая деятельность земств: «по сравнению с феодальной сословно - бюрократической системой управления, земство было отечества: люди, идее, решения: Очерки истории России IX – начала ХХ вв. М.,1991;

Чернуха В.Г. Внутренняя политика царизма с середины 50-х до начала 80-х XIX века. Л., 1978.

Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. М., 1958;

Ерошкин Н.П. и др. История государственных учреждений России до Великой Октябрьской революции. М., 1965;

Его ж. Местные госдарственные учреждения дореформенной России (1800 – 1860 гг.). М., 1985;

Писаркова А.Ф. Городовое положение 1870 года и социальный состав городского общественного управления в губерниях центрально-черноземного региона. // Буржуазные реформы в России второй половины XIX в.: Межвуз. Сб.

научных трудов. Воронеж. 1988:

Нардова В.А. Городское самоуправление в журналистике 70-х – 80-х гг. XIX века // Общественная мысль в России XIX века: (Сб. ст.) Л.;

1986;

Её же. Городское самоуправление в России XIX века: правительственная политика. Л.;

1984;

К Её же. Нарастание оппозиционности орагнов самоуправление в России в канун первой российской революции 1905-1907 гг.//Новое о революции 1905 1907 гг. в России. Л., 1989, с. 99- Нардова В.А. Городское самоуправление в России в 60-х - начале 90-х гг. XIX века: правительственная политика. Л., 1984 с.255.

Там же, с. Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию. Посильные соображения // Комсомольская правда. 1990. 18 сентября.

Герасименко Г.А. Земское самоуправление в России. М., 1990.

шагом вперед», историк противопоставляет их работе советов и делает акцент на развитии событий между двумя революциями 1917 года.

Появляются ряд исследований по истории и теории местного самоуправления, выполненных с опорой на возможности методологического плюрализма. Коллективные издания «Местное самоуправление: проблемы и решения» и «Местное самоуправление: российский путь»1 формулируют новые теоретические проблемы взаимоотношения государственной власти и самоуправления, по-новому осмысливают содержание и пределы компетен ции самоуправления, анализируют своеобразие российского пути развития самоуправления и его перспективы.

Современные исследователи обращаются и к западному опыту.

Работа Игнатова В.Г. и Бутова В.И.2 представляет собой попытку сравнительного анализа российской и западной систем самоуправления в части налогообложения, структурирования, формирования представительных и исполнительных органов местной власти.

В монографии Абрамова В.Ф. «Российское земство: экономика, финансы и культура»3 рассматривается финансово - экономическая основа земского самоуправления и предпринята попытка обобщить достижения земств в развитии культуры российской провинции. Монографии ставропольского историка права Некрасова Е.Е., как и его докторская диссертация,4 дали, на наш взгляд, современным исследователям серьезную систематизированную основу для работы по проблемам местного самоуправления в условиях современного методологического плюрализма.

Для исследующих историю местного самоуправления в дореволюционной России интересны также монография Жуковой Л.А. «Земское самоуправление и бюрократия в России: конфликты и сотрудничество. 1864 1917гг.,5 Шутова А.Ю. «Земские выборы в истории России (1864 - 1917гт)», а также учебное пособие «Местное самоуправление в России (XII - середина XX вв.)»,7 изданные на рубеже XX - XXI вв.

Значительным историографическим явлением можно назвать книгу Лаптевой Л.Е. «Региональное и местное управление в России (вторая половина XIX в.)».8 Проанализировав Положение о земских учреждениях 1864 года и последующее законодательство по вопросам земского самоуправления, она оценила положение земств как «действительно неудобное... в условиях жесткой государственной бюрократии», а текущее законодательство в отношении земских учреждений, как только ограничительное. Существенным вкладом в историографию истории местного самоуправления в России стали монография и докторская Местное самоуправление: проблемы и решения: Материалы международного симпозиума. 1996;

Местное самоуправление:

российский путь. Саратов, 1999;

Игнатов В.Г., Бутов В.И. Зарубежный опыт местного самоуправления и российская практика. Москва-Ростов, 1999.

Абрамов В.Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. М., Некрасов Е.Е. Государственная власть и местное самоуправление в России: опыт историко-правового исследования. М., 1999;

Его же.

Местная власть в России: историко-правовой анализ. М., 1999;

Его же. Государственная власть и местное самоуправление в России (опыт историко-правового исследования). Дисс…докт.юр.наук.М., Жукова Л.А. Земское самоуправление и бюрократия в России: конфликты и сотрудничество, 1864 – 1917 гг. М., Шутов А. Ю. Земские выборы в истории России (1864 - 1917гг). М.,1999.

Еремян В.В., Федоров M.В. Местное самоуправление в России (XII - середине ХХ вв.). Учебное пособие. М.,1998.

Лаптева Л.Е. Региональное и местное самоуправление в России (вторая половина XIX в.). М.,1998.

диссертация Н.Д. Судавцова.1 Он обобщил деятельность земских и городских учреждений в общероссийском масштабе в период Первой мировой войны.

Особо отметим, что Н.Д. Судавцов обращается в своих исследованиях и к изучению деятельности российских органов местного самоуправления по оказанию помощи нуждающимся, в данном случае, в условиях Первой мировой войны, не ставя себе, естественно, задачу проследить связь этой деятельности с традициями российского благотворительного процесса.

Исследование содержания и истории эволюции благотворительного процесса и организации социальной помощи, находивших реализацию в различных формах, в том числе и в виде земско-муниципальной помощи нуждающимся в дореволюционной России, занимает солидное место в отечественной историографии. Современные исследователи, такие как Фирсов М.В., Покотилова Т.Е., Ульянова Г.И., Прохоров В.Л. и др.. уже достаточно подробно, на уровне монографических исследований, диссертаций и отдельных статей,2 проанализировали степень и качество изученности истории российского благотворения и социального призрения, равно как и обозначили этапы и направления историографических изысканий в отношении указанного социоисторического феномена. В нашем случае естественным и необходимым будет обращение к историографическому багажу, несущему нагрузку по истории земско-муниципальной помощи нуждающимся.

В работах таких дореволюционных авторов как Воскобойников Н.Я., Георгиевский П.И.. Ильинский В.И., Кафтанов Н.Н., Никольский Н.А., Якоби А. и др.,3 отличающихся очерковым, фрагментарным характером повествования, тем не менее, дается определенное представление об от дельных аспектах истории благотворительности в России, к которым отнесена и помощь нуждающимся по линии земств и муниципалитетов.

Среди работ общего характера выделяется труд «Общественное и частное призрение в России», издание которого было приурочено к проходившему в Милане IV Международному конгрессу по общественному и частному призрению.4 Это сборник очерков, особое место в котором, от носительно темы нашего исследования, следует отвести «Очерку истории развития и современного положения общественного призрения», принадлежащего перу Максимова Е.Д. Заметим, что эта его работа стала плодом многолетних исследований различных аспектов и сторон истории российского благотворения, нашедших реализацию в более ранних многочисленных публикациях,5 в том числе и по интересующей нас Судавцов Н.Д. Земское и городское самоуправление в годы Первой мировой войны. Москва-Ставрополь, 2001.;

Его же. Земское и городское самоуправление в годы Первой мировой войны. Дисс. докт. ист. наук. М., 2002.

См., например: Фирсов М.В. Социальная помощь в России: теория, история, общественная практика. Автореф... докт. ист. наук. М., 1995;

Ульянова Г.Н. Новейшая американская историография российской благотворительности (обзор) // Отечественная история - 1995 - №1 • с. 108-118;

Покотилова Т.Е. Теоретико - методологический и историографический аспекты феномена российской благотворительности. Ставрополь, 1998;

Прохоров В.Л. Предпринимательство и благотворительность в России: теория, технология, образование. - 1997 - №2 (0,35 п.л.);

Белоножко Е.П. Историография российской благотворительности // Сб. научных трудов преподавателей и аспирантов БГУ. Вып.2. Белгород, 1996 и др.

См.: Воскобойников Н.Я. Материалы по истории призрения бедных и неимущих в России. СПб., 1894;

Георгиевский П.И. Призрение бедных и благотворительность в России: история, настоящее положение и задачи. СПб., 1908;

Кафтанов Н.Н. Общественная благо творительность в России в 1888г. М., 1889;

Никольский Н.А. Об общественной благотворительности и её организаторах -- приходских попечительствах. М., 1876;

Якоби А. Благотворительность. СПб., 1899 и др.

Общественное и частное призрение в России. СПб.,1907.

См.: Максимов Е.Д. Историческое развитие общественного призрения в России//Антология социальной работы. T.I. M., 1995;

Его же.

Статистические и финансовые вопросы общественного призрения. СПб., 1895;

Его же. Очерк исторического развития и современного положения общественного призрения в России. Б. м., 1900;

Его же. Происхождение нищенства и меры борьбы с ним. СПб., 1901 и др.

проблеме.1 Своеобразным итогом исследования Е.Д. Максимовым, иногда работавшим под псевдонимом М. Слобожанин, вопросов земской работы в сфере общественной помощи нуждающимся стало издание его работы «Из истории и опыта земских учреждений в России. Очерки М. Слобожанина». Один из разделов здесь посвящён деятельности земств в области «народного здравия» и общественного призрения. При этом автору удалось на основе обширного статистического и документального материала выявить общие тенденции в развитии общественного призрения в земских губерниях, основные причины недостаточного финансирования земств, определявшего выявленный уровень организации ими общественного призрения.

В большинстве из дореволюционных работ, в той или иной мере освещавших практику деятельности органов самоуправления в сфере ор ганизации и оказания социальной помощи нуждающимся в ней, львиная доля материала связана с работой земских учреждений. И это вполне объяснимо, - городские общественные управления законом не обязывались к такого рода деятельности. Тем не менее, в силу сложившихся реалий, магистраты многих городов, особенно крупных, вынуждены были брать на себя эту ношу, особенно в сфере координации действий всех, имевших отношение к благотворительному процессу, сторон. Что нашло свое отражение в ряде исследований, посвященных деятельности городских дум в области социального призрения. Индивидуализация помощи обездоленным, в том числе и по линии органов местного самоуправления, востребованная в результате бурного развития капитализма в России, вызвала к жизни пласт литературы, опи сывающей деятельность участковых попечительств о бедных, Домов тру долюбия, подведомственных земским или городским органам самоуправ ления. Для нас интересны ряд историко-статистических исследований о московских попечительствах.4 К анализу трудовой помощи, которая особенно активизировалась в России в 90-х гг. XIX столетия, обращались в своих трудах такие исследователи, как Герье В.И., Гаген В.В., Грот К.К.

Максимов Е.Д., Швиттау Г.Г. и др.5 Наиболее значительным трудом здесь можно назвать работу Швиттау Г.Г. "Трудовая помощь".6 Призрение детей, являвшееся серьёзным предметом рефлексии органов местного самоуправления, также нашло отражение в дореволюционной литературе. Для нас особый интерес здесь представляет работа Путерена М.Д. главного врача С.- Петербургского воспитательного дома), в которой он, наряду с про.См.: Максимов Е.Д. Очерк земской деятельности в общественном призрении. СПб., 1895.

Из истории и опыта земских учреждений в России. Очерки М. Слобожанина. СПб., 1913.

См., например: Обзор деятельности Санкт - Петербургского городского управления за десятилетие 1891 -- 1900гг. Спб., 1902;

Макси мов Е.Д. Городские общественные управления в деле помощи бедным. СПб.,1905;

Вернер И.А. Деятельность Московской Городской Думы в 1909 - 1912гг. М., 1912 и др.

См.: Фудель И. К реформе городских попечительств. М., 1894;

Ге-рье В. Попечительства о бедных в Москве в 1895г. М., 1895;

Рунке вич С. Московские городские попечительства о бедных в Москве в 1898г. СПб., 1900;

Городские попечительства о бедных в Москве в 1902г. М.,1904;

Городские попечительства о бедных в Москве: (очерк первого десятилетия их деятельности). 1895 - 1904гг. М.,1908 и др.

См., например: Горовцев А. Трудовая помощь как средство призрения бедных. СПб., 1901;

Дмитриев М.Н. Дома трудолюбия. СПб..

1900;

Волков Д.С. Дома трудолюбия для образованных женщин в Санкт - Петербурге. СПб., 1897 и др.

См.: Швиттау Г.Г. Трудовая помощь в России. Ч.1-II. Пг.,1915.

См. например: Призрение детства. Сведения об общественной и частной благотворительности в России и за границей. Т. 1-3. СПб., 1888. Т. 1 Призрение малолетних детей в России и за границей;

Т.2. Призрение детей в России и за границей. Т.З. Исправительные заве дения для детей в России и за границей;

Гейслер М.Ф.. Санкт - Петербургский Ольгинский детский приют трудолюбия. 1897 -- 1899.

Спб.,1901;

Ольгинский детский приют трудолюбия. 1895 - 1910. Спб.,1911;

Селиванов А.Ф. Учреждения по призрению детей (вос питательные дома, ясли, приюты). СПб., 1910 и др.

чим, на с. 362 - 420 обращается к анализу решения проблемы призрения детей земствами и городскими управлениями.1 В 1912г. выходит в свет книга М. Ошанина «О призрении покинутых детей».2 Описывая институт призрения детей в историческом прошлом и настоящем, констатируя факт «роста зла» и бессилия существующих организаций в борьбе с ним, говоря о причинах данного явления (бедности, невежестве и распущенности), автор ищет критерии для оценки существовавших к началу XX века систем и приемов призрения и «для практически возможного ослабления зла общественными самоуправлениями».

Необходимость в увеличении объемов и улучшении качества помощи нуждающимся к рубежу XIX - XX веков вызывает вал публицистики по различным аспектам социальной помощи, размещавшейся как в газетах и журналах общего характера, так и в специализированных, таких, например, как журналы «Детская помощь», «Вестник благотворительности», «Трудовая помощь», «Призрение и благотворительность в России». Материалы по истории и практике земско-муниципальной помощи, естественно, также присутствуют в этих изданиях. Но, всё же, в подавляющем большинстве, они размещаются в различных по жанру публикациях на страницах земской и городской периодики.

Журнал «Земское дело», издававшийся с 1910 года, как центральный орган земского движения, отводил достаточно места для статей и других материалов, касающихся истории и практики организаций общественной помощи нуждающимся по земской линии, с завидной регулярностью публикуя перечни и аннотации издающейся в России и зарубежом литературы по вопросам социальной помощи. Известно что на 1 октября 1915г. издавалось 124 периодических издания по линии губернских и уездных земств3, в которых, в той или иной степени, освещались вопросы теории и практики организации помощи нуждающимся органами земского самоуправления. Многие издания уездных земств уделяли свои страницы и местной городской хронике. Но, конечно же, в этом плане они не могли составить конкуренцию ни центральному журналу «Городское дело» (из дававшемуся с 1908 года), ни иным изданиям городских общественных управлений.

В целом же, анализируя комплекс дореволюционной литературы, обеспечивающей, в той или мере, историографическую базу для исследо вания заявленной нами проблемы, необходимо отметить её многочислен ность;

преимущественно описательно – статистический характер, в ущерб глубине исследования;

представленность, в большинстве случаев, в практической плоскости. Недостаток аналитичности, подчеркнутая описательность литературы дореволюционного периода позволяет нам использовать её, в ряде случаев, и в качестве исторического источника.

Октябрь 1917г. внес кардинальные коррективы в развитие историо графии российской благотворительности и социальной помощи в дорево См.: Путерен М.Д. Исторический обзор призрения детей и подкидышей и настоящее положение этого дела в России и в других странах СПб.,1908,с. 362 - Ошанин М. О призрении покинутых детей. Ярославль, 1912.

См.: Земское дело - 1915 - №20 - с. 1149.

люционном её понимании. Новое государство абстрагировало идею помощи:

вместо поддержки отдельно взятого, нуждающегося в ней человека, на повестку дня была поставлена проблема благосостояния общества в целом.

Тема в историографии на несколько десятилетий практически исчезает.

В 90-е годы XX столетия начинается новый этап в отечественной ис ториографии социальной помощи и благотворения вообще, - так как сло жились новые условия как для переосмысления этих явлений, так и для их более полного освещения. Однако, научный потенциал появившихся в значительном количестве работ далеко неоднозначен. Одни из них рассчи таны на массового читателя, носят поверхностный, популистский характер, другие отличаются глубиной, серьезностью исследования, научны и содержательны. Историографический обзор в рамках кандидатского ис следования требует обращения, естественно, к последним.

В этом случае предпочтительным видится обращение прежде всего к докторским и кандидатским диссертациям, которые можно классифициро вать как историко – теоретические, с разработкой отдельных элементов методологии исследования феномена социальной помощи и российской благотворительности;

посвященные исследованию истории реализации их различных аспектов;

анализирующие историю отдельных заведений призрения либо целого их ряда, отдельных благотворительных обществ и учреждений;

посвященных изучению организаций и постановки дела по мощи нуждающимся в отдельных регионах.1 В подавляющем большинстве этих исследований история общественного и государственного призрения и благотворительности рассматривается в едином процессе практики социальной помощи.

Поток информации об истории благотворительности стал настолько весомым, что вызвал появление целого ряда проблемно – тематических и библиографических справочников.2 Издаются первые источниковедческие исследования по информативным возможностям прессы, социальной периодики по изучению дореволюционной благотворительности.3 Ряд авторов выпустили учебные пособия по истории благотворительности в России.4 Все большее внимание уделяется методологическим проблемам изучения.5 Вместе с тем, проблема организации и осуществления помощи нуждающимся по линии органов местного самоуправления в пореформенной России, к сожалению, очень далека ещё от той границы, когда можно гово рить о её разработанности.

В единственной существующей на данное время диссертации по близкой проблематике, принадлежащей перу Иванниковой Н.А6, пред Перечень авторефератов диссертаций из более чем 50 наименований см. в тексте диссертации на с.

Бобровников В.Г. Библиографические и источниковые основы истории благотворительности в России в дореволюционный период.

Волгоград, 1994 (рук. деп. в ИНИОН РАН № 49618);

Проблемы милосердия и благотворительности. Библиографический справочник. / Под ред. Б. Ш. Нувахова, М., 1995.

Ульянова Г.Н. Специальная периодика по благотворительности в России (1870 - 1907 гг.) // Вопросы историографии и источникове дения дооктябрьского периода. М., 1992;

Хайрулина А.Д. Казанские газеты как исторический источник изучения благотворительности (1861 -- 1895гг.). Автореф. дисс… канд. ист. наук. Казань, 1993.

См., например: Афанасьев В.Г. Благотворительность в России : Историографические аспекты проблемы. (Учебно – методическое пособие). СПб., 1998;

Хорева Л.В., Сущинская М.А. История благотворительности в России: Учебное пособие. СПб.,1999.

См., например: Покотилова Т.Е. Теоретико – методологические и историографические аспекты феномена российской благотворительности. Ставрополь, 1998.

Иванникова Н.А. Исторический опыт земского самоуправления по развитию общественного призрения. Автореф. дисс... канд.ист.наук М., 1998.

принята попытка обобщить опыт земских органов самоуправления в сфере общественного призрения и показать взаимосвязь социальных процессов и проблем нищеты и нищенства. Но нам эта попытка не показалась удачной в силу узости источниковой базы и методологически неудачно выстроенной, на наш взгляд, логики работы.

Зарубежная историография земско – муниципальной помощи нуж дающимся в дореволюционной России не сложилась не только как направ ление, но и в виде отдельных работ. При этом уяснить мнение ряда иностранных исследователей по отдельным аспектам деятельности органов местного самоуправления в пореформенной России удается, в первую оче редь, благодаря некоторым работам англо - американских русистов о зем ском либерализме. Исследуя его становление и эволюцию, роль земских учреждений в общественном движении, западные исследователи фактически продублировали выводы советских историков о глобальном кризисе по литической системы накануне февральской революции, об «ограниченности земского либерализма, о невозможности раскрытия потенциала земств в условиях самодержавия». Приоритет в постановке проблемы изучения отдельных направлений и форм российской благотворительности среди зарубежных историков принадлежит американцам. В нашем случае востребована монография Б.Д.

Медисон «Социальное обеспечение в Советском Союзе»,2 предметом исследования в которой стали и слабые стороны организации социальной помощи в императорской России. Дж. Бредли в своей статье «Московский работный дом и реформа городского призрения в России»3 освещает и анализирует историю первого работного дома, возникшего в Москве в году. Проблемы охраны материнства и детства в социальном призрении России исследовал Дэвид Л. Рэнсел в своей монографии «Матери нищеты.

Брошенные дети в России».4 В зарубежной историографии середины 90-х годов XX века появилась многоаспектное монографическое исследование по истории благотворительности в России - Адель Линдермейер выпустила в 1996г. книгу «Бедность не порок: благотворительность, общество и государство в Российской империи».5 Это исследование вобрало в себя материалы её более ранних работ по различным аспектам истории российского благотворения6, в нём использованы материалы российских и американских архивов и библиотек, а также мемуары и русская классическая литература.

Все вышеизложенное актуализирует в значительной степени наше ис следование и позволяет окончательно утвердиться в обозначении его цели, а именно: изучить и проанализировать исторический опыт оформления, Ashford D. National Development and Local Reform. Princeton, 1967;

Field D. End of Selfdom. Cambridge, 1976;

The Zemstvo in Russia;

An Experiment in Local Selfgoverment. Cambridge, 1982.

Madison Bernie D. Social Welfare in the Soviet Union. Stanford: Stanford University Press, 1988.

Bredly Joseph. The Moscow of Workhouse and UrbanWelfare in Russia // Russian Rancel David L. Mothers of Misery. Child Abandonment in Russia. Princeton: Princeton University Press, 1988.

Lindenmyer A. Poverty is Not a Vise: Charity, society and the State in Imperial Russia. Princeton: Princeton University. Press, 1996.

Lindenmyer A. Voluntary Associations and the Russian Autocracy: The Case of Private Charity. Pittsburgh Center for Russian and East European Studies. 1990;

A Russian Experiment in Voluntarism: The Municipal guardianship of Poor, 1894-1914 // Russian Review / vol. (1986);

Добровольные благотворительные общества в эпоху Великих реформ // Великие реформы в России. 1856 – 1874. М., 1992, с. – 300 др.

эволюции и результатов осуществления помощи нуждающимся в Российской империи по линии органов местного самоуправления в лице земств и городских общественных управлений в 1864-1917 гг.

Мы планируем достижение этой цели путем решения следующих за дач:

- выявления исторических предпосылок и определения основных этапов в процессе становления феномена общественной помощи нуждающимся в России до периода буржуазных реформ XIX в.;

- определения сущности и принципа сословности в призрении в нормативной базе организации общественной помощи нуждающимся по линии земств и городских общественных управлений;

- реконструкции исторической картины практической деятельности органов местного самоуправления в сфере социальной помощи в дореволюционной России через:

• выявление финансово - материальных источников и организационных основ земской помощи нуждающимся;

• определение основных направлений и форм работы земств в сфере общественного призрения до Первой мировой войны;

• изучение содержания и специфики земской помощи нуждающимся в условиях Первой мировой войны;

• исследование истории деятельности городских общественных управлений в организации социальной помощи нуждающимся в городах, в том числе в годы Первой мировой войны;

• определение роли и изучение содержания деятельности земств и муниципалитетов по созданию адекватной времени системы социальной помощи в дореволюционной России.

Очевидно при этом, что объектом нашего исследования избрана общественная помощь нуждающимся в дореволюционной России как соци ально - историческое явление.

Предметом исследования – исторический опыт земской и муниципальной помощи нуждающимся в России пореформенного периода как одно из важных направлений и совокупность различных форм социальной практики.

Хронологические рамки (1864 - 1917гг.), как и территориальные (в границах Российской империи), выбраны с учётом предмета и основной проблематики исследования и определяются потребностью анализа эво люции земско-муниципальной помощи нуждающимся в контексте исторического периода, отмеченного кардинальными социально-экономиче скими и социально - политическими переменами в жизни российского об щества. Вместе с тем, для углубленного анализа проблемы, мы обратились к её социогенезу, что заставило (в разделе первом) выйти за рамки хронологии.

Методологическая база исследования представляет собой многоуровневый комплекс принципов и методов познания, присущих современной науке. Универсальным философским методом познания выступает материалистическая диалектика, предъявляющая к процессу изучения сущности социально - исторических явлений требования научности, объективности, историзма, всесторонности, комплексности и конкретности истины. В качестве теории среднего уровня в работе применен структурно — функциональный подход, предполагающий изучение процесса развития объекта исследования через анализ его состояния. К частно научным методам, использованным в работе, относятся историко-генети ческий, историко-системный, историко-сравнительный.

Источниковую базу исследования составили как опубликованные, так и неопубликованные материалы. Они подразделяются на законода тельные материалы (законы, указы, положения) и делопроизводственные документы (ежегодные и обзорные отчеты, журналы земских собраний, доклады управ собраниям, уставы и др.);

статистические и информационно - публицистический материалы.

Исследование законодательных материалов проводилось с использо ванием второго «Полного собрания законов Российской империи» (с 1825 по 1881гг.) и третьего собрания (с 1881 по 1913гг.), незавершенного, а также «Свода законов Российской империи» и «Собрания узаконений и рас поряжений правительства». Особое внимание было обращено на «Земское положение» 1864г., «Городовое положение» 1870г. и изданный в 1892г.

«Устав об общественном призрении». Различные отчеты губернских и уездных земств, городских общественных управлений, протоколы и журналы земских и городских собраний, доклады городских управ думам, и земских управ - собраниям, уставы благотворительных учреждений и обществ послужили основным источниковым материалом для диссертации. Нами изучены сотни документов из этого ряда, как публиковавшихся, так и неопубликованных, выявленных в архивах.

Архивные материалы изучались в следующих архивах: Государствен ном архиве Российской Федерации (ГАРФ);

Российском государственном историческом архиве (РГИА);

Российском государственном военно-ис торическом архиве (РГВИА);

Государственном архиве Ставропольского края (ГАСК);

Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК);

Государственном архиве Курской области (ГАКО);

Государственном архиве Оренбургской области (ГАПО). В ГАРФе наше внимание привлекли, в первую очередь, такие фонды, как фонд Полицейского департамента МВД (ф.102), в котором содержится переписка губернаторов с Министром внутренних дел, в том числе по вопросам компетенции земств, земских хозяйств. В этом же фонде содержатся материалы, позволившие исследовать деятельность городских дум. Ценным для нас оказались материалы фондов 575, 854, Р-5805, в которых отложились воспоминания, статьи, записки государственных деятелей, активных участников земского движения Муромцева С.А., Чайковского Н.В., Яковлева В.Я. и др.

Большинство неопубликованных документов, востребованных в ходе исследования, содержится в РГИА, где имеются фонды высших и цен тральных органов власти, департаментов и министерств (ф.1204 - «Особый Комитет для помощи нуждающимся в местностях, постигших неурожаем»;

ф.1263 - фонд Комитета Министров;

ф.1278 - фонд Государственной Думы;

ф.1282 -- фонд Департамента общих дел;

ф.1284 -- фонд канцелярии Министра внутренних дел;

ф. 1288 - фонд Главного Управления по делам местного хозяйства при МВД;

ф.1291 - фонд Земского отдела МВД).

Материалы деятельности Главных комитетов Всероссийских земского и городского союзов, «Земгора», их взаимоотношений между собой, с вла стью, земствами и городскими думами мы обнаружили в РГВИА в фондах Всероссийского земского и городского союзов. Так, например, ф. 125932 фонд Главного Комитета Всероссийского союза содержит документы о структуре, организации учреждений союза, их деятельности. Часть доку ментов этого фонда - это анкеты и отчеты о деятельности региональных городских комитетов.

В местных (региональных архивах) содержатся необходимые сведения о практической деятельности земств и муниципалитетов в сфере организации и предоставления помощи нуждающемуся населению в её различных формах;

о контроле со стороны губернских организаций за этой деятельностью и др. Так, например в ГАСКе мы обратились к следующим фондам: ф.67 - фонд Ставропольского губернского по земским и городским делам присутствия;

ф.95 - фонд Ставропольской городской думы;

ф.96 — фонд Ставропольской городской управы;

ф.101 - фонд канцелярии Ставропольского губернатора;

ф. 116 — фонд Ставропольского губернского комитета Всероссийского Союза помощи больным и раненым воинам;

ф. - фонд Ставропольской губернской земской управы;

ф.314 – фонд Ставропольской уездной земской управы.

Для анализа городских смет в части расходования городскими управлениями средств на оказание помощи социально недостаточному го родскому населению Кубани мы обратились к следующим фондам ГАКК - ф.631 (фонд Анапской городской управы);

ф.637 (фонд Ейской городской управы);

ф.789 (фонд Темрюкской городской управы). Востребованными оказались и ряд материалов из ф. 454 - фонда канцелярии наказного Атамана;

ф.449 - фонда Кубанского областного правления;

ф. 452 - фонда канцелярии начальника Кубанской области.

В архиве Курской области нас, наряду с другими, особенно заинтере совали материалы ф.169 (Курское губернское попечительство детских приютов 1860 - 1907гг.). Они дают представление о конкретных мероприя тиях земств и городских управ, вкупе с центральной и местной властью, в организации трудовой помощи сельскому населению в конце XIX - начале XX вв. В архиве хранятся также копии ответов на письмо графа А.Д. Ми лютина по вопросам детского призрения от Курского губернского земства и ряда уездных управ. Эти документы помогли получить представление о роли земств в оказании трудовой помощи населению в создании детских яслей - приютов, пунктов трудовой помощи. В части исследования участия земств в процессе организации Домов трудолюбия важными для нас стали и материалы ф.171 ГАКО (Благотворительные и добровольные учреждения и организации Курской губернии 1835 — 1917гг). Кроме того, нам удалось привлечь материалы ф.6 (Канцелярия Оренбургского военного губернатора), ф.10 (Канцелярия Оренбургского губернатора), ф.15 (Оренбургское губернское по городским и земским делам присутствие) ГАОО.

Уникальность исследуемой проблемы в том, что она обеспечивается и чрезвычайно обширной источниковой базой, основательной по масштабам, качеству исполнения и количеству содержащейся информации, в виде опубликованных отчетов, обзоров, других документов, исходивших непо средственно от земских и городских учреждений, равно, как и в виде ста тистических и информационных сборников.

Материалы земских и городских органов самоуправления, публиковавшиеся и бывшие достоянием гласности, разноплановы и неоднозначны. Это, во-первых, журналы, близкие по форме к стенографическим отчетам. Ежегодно к журналам заседаний выпускалось приложение – сборник докладов управы земскому собранию или городской думе.

Следующая группа опубликованных источников представлена финансовой и статистической документацией: это ежегодные обзоры по губерниям;

сметы доходов и расходов земских управ губерний и уездов, городских общественных управлений;

статистические отчёты и сборники.

К указанным группам источников примыкают документы Всероссий ских съездов русских деятелей по общественному призрению (1910;

1914гг.) :

стенограммы выступлений участников Съездов, протоколы, резолюции, уставы, законопроекты, значительно расширяющие наши представления о взгляде передовых представителей российского общества на проблему взаимоотношений государства и личности, на роль государства в отношении лиц, нуждающихся в помощи.

Не менее важная группа источников - материалы периодической печати. В публикациях центральных изданий, таких как журналы «Земское дело», «Городское дело», «Календарь - справочник земского деятеля», «Календарь - справочник городского деятеля», земские и городские деятели, публицисты, а иногда и, - ученые, писатели – рассматривали и анализировали различные стороны практической деятельности органов местного самоуправ ления, в том числе и в сфере социальной помощи. Помимо общероссийских изданий, мы обратились к значительному количеству наименований и номеров местных изданий.

Специфическая группа опубликованных и неопубликованных источ ников — специальные работы и мемуары деятелей земского и городского движения, а также ряда государственных деятелей.

Научная новизна исследования определяется: во-первых постановкой проблемы. Это, по существу, первая диссертационная работа по изучению исторического опыта деятельности российских органов местного самоуправ ления в сфере общественной помощи нуждающимся. Кроме того, - на базе обращения к основным этапам процесса формирования системы общественной помощи нуждающимся в дореволюционной России делается вывод о наличии ранее форм помощи, соотносящихся с земско муниципальной в ряде своих характеристик;

- исследованы нормативные возможности организации земско-му ниципальной помощи социально недостаточному населению в до революционной России с учетом принципа сословности в призрении;

- на базе разнообразных и разноплановых источников, вкупе обеспечивающих необходимую информационную насыщенность, исследована динамика и специфика становления и развития материальной базы, организационных основ и финансового обеспечения общественной помощи нуждающемуся населению в пореформенной России по линии органов местного самоуправления;

- в научный оборот введены опубликованные и архивные материалы, позволившие определить и детально исследовать основные направления и формы практической работы земств и городских общественных управлений в сфере социальной помощи;

- исследован и освещен исторический опыт работы органов местного самоуправления России по пропаганде, организации и координации действий в области общественной помощи нуждающимся в ней категориям россиян в начале XX века, в том числе и в условиях Первой мировой войны.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть ис пользованы при написании исторических очерков, в процессе преподавания базовых и спецкурсов. Работа, определенным образом, восполняет пробелы в отечественной историографии, расширяет её рамки. Выявленные факты и статистические данные могут оказаться полезными при создании обобщающих научных трудов по истории местного самоуправления, истории социальной помощи в России. В практическом плане исследованный опыт может быть востребован в деятельности обновляемой системы местного самоуправления в стране.

Апробация работы проходила в течении всего периода разработки проблемы. Отдельные теоретические положения, выводы и фактический материал докладывались на научно - практических конференциях и семинарах. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории и теории государства и права Северо-Кавказского государственного технического университета. По тематике диссертации опубликовано 3 научные статьи.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех разде лов, заключения, примечаний, списка использованных источников и лите ратуры.

Основное содержание работы

.

Во введении обосновывается актуальность диссертационной работы;

анализируется степень историографической обеспеченности проблемы;

определены объект и предмет исследования, его цель и задачи;

обозначены хронологические и территориальные рамки диссертационной работы;

обоснованы научная новизна и практическая значимость диссертации;

дана характеристика источниковой базы.

В разделе I «Исторические предпосылки и основные этапы формирования элементов системы общественной помощи нуждающимся в дореформенной России» в опоре на достижения истории как науки, а также философии, культурологии, социологии в отношении разработки комплекса проблем российского благотворительного процесса, определяются предпосылки и дается характеристика основных этапов появления и оформления элементов системы общественной помощи нуждающимся в стране до момента начала организации системы местного самоуправления в России на основе Положения о губернских и уездных земских учреждениях 1864 г. и Городового Положения 1870 года.

Обязанность оказывать помощь нищим и слабым коренилась уже в ранних основах общественного строя у всех народов и обуславливалась необходимостью сохранения, развития и совершенствования самой жизни. А по мере усложнения социальных связей, вызывавшегося имущественным и социальным расслоением, помощь нуждающимся постепенно приобретает статус объекта взаимоотношений основных звеньев социальной структуры. В Древней Руси, как и в большинстве государств, придавших одной из мировых религий статус государственной, православная церковь в качестве носительницы заимствованной в античной культуре и профессионально ею развитой и приспособленной к интересам государства философии милосердия становится монополистом в сфере руководства и практической помощи слабым и неимущим. В этих условиях с X по XVII вв. реализовался этап собственно-церковного благотворения и церковно-государственной помощи нуждающимся в стране. Воспитывая нравственные побуждения к благотворению, поощряя практику подвижничества в сфере иерархов, православная церковь занималась и практической работой по организации призрения нуждающихся в условиях неразвитости и процесса постепенного укрепления государственных структур. Эта работа осуществлялась через монастыри, церковные приходы, братства и др. на средства монастырей и церквей, княжеской (царской) казны, на взносы прихожан, на доходы от жертвуемой населением милостыни. С точки зрения разумности, организованности, предупредительности и, как следствие, эффективности, выделялась церковно-приходская благотворительность. Ведь в «мирской церкви» объединялись функции гражданские и религиозные (а последние были адаптированы к насущным запросам и интересам общественно экономической, правовой, семейно-бытовой жизни). Этап организации и функционирования государственной системы предоставления помощи нуждающимся в России приходится на XVIII – первую половину XIX вв., когда государство взяло на себя функции законодателя и исполнителя (с г. – через Приказы общественного призрения) в деле постановки и регулирования деятельности самой системы. Традиции церковной благотворительности и ее особенности (трактовка и использование неконтролируемой «ручной» милостыни как самой богоугодной формы помощи) вкупе со спецификой процесса оформления полицейского государства в России не только значительно затянули оформление государственной системы помощи (по сравнению с аналогичными в западноевропейских странах), но и обусловили тот факт, что обществу и общественной активности в этой системе не отводилось никакой сколько нибудь активной роли. Более того, православная церковь сохраняет за собой монополию на идеологию помощи страждущим, основные догматы которой накладывают отпечаток как на государственную идеологию и практику организации заботы о нуждающихся, так и на процесс выработки и реализации общественной идеи помощи ближнему в российском социуме.

В разделе II «Принцип сословности в призрении и оформление нормативной базы организации общественной помощи нуждающимся по линии органов местного самоуправления в России в 1864 – 1917гг.» исследуются причины и содержание процесса возникновения принципа сословности в призрении в условиях государственной системы помощи нуждающимся;

степень и последствия влияния нормативной традиции сословности в призрении на оформление законодательной базы организации общественной помощи нуждающимся по линии земств и городских общественных управлений с опорой на основные юридические акты в виде Положения о губернских и уездных земских учреждениях от 1 января года (вкупе с Правилами для земских учреждений по делам о повинностях, народном продовольственном и общественном призрении), Положения о городском общественном самоуправлении 1870 г. и Устава об общественном призрении.

Отмечается, что следуя традициям реализации процесса сословности в организации призрения в условиях приказной (государственной) системы помощи нуждающимся в России, призрение, на основании статей «Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 1861г., толковалось как часть вопроса о мирских крестьянских повинностях. При известной дореформенной массовой бедности крестьянства и несовершенстве реформы 1861г. сословность в призрении означала помощь нуждающимся исключительно средствами тех, кто входил в состав сельских волостных обществ: чем беднее эти последние, тем больше среди них нуждающихся и тем меньше средств к удовлетворению их нужд. Что касается мещанского сословия, также воспроизводившего нужду в ощутимых размерах, то не объединенное, как крестьянское, глубокими внутренними общими интересами, оно было ещё более беспомощным в плане предоставления внутрисословной помощи страждущим.

Формально нормативное закрепление идеи привлечения общественной инициативы и гражданских усилий в дело организации помощи нуждающимся в России в Земском и, частично, в Городовом положениях означало признание обязанностей и права общества через органы его самоуправления заботиться о социально недостаточных его членах и отвечало самым прогрессивным тенденциям в организации адекватной системы помощи нуждающимся в ней. Но модернизация общественной жизни России во второй половине XIX в. на основе создания всесословных земских и городских органов самоуправления для включения в управление местными делами всех слоёв населения при сохранении принципа сословности в призрении изначально предопределила относительность формулировок в отношении обязательности организации системы общественной помощи нуждающимся и чёткого перечня обязанностей органов местного самоуправления в связи с этим. Более того, в условиях самодержавной власти, стремившейся даже в период организованной сверху капиталистической модернизации экономики и общества сохранить абсолютный политический контроль, степень полномочий и способы действий создаваемых органов местного самоуправления, в том числе и в сфере социальной помощи, были законодательно ограничены и чётко регламентированы, что закономерно снижало и ограничивало в перспективе и активность, и эффективность общественных усилий в области заботы о нуждающихся.

Устав об общественном призрении, изданный в 1892 году, по существу, вобрал в себя все положения предыдущих нормативных актов в сфере государственной и общественной заботы о нуждающихся и подтвердил незыблемость принципа сословности в призрении.

Раздел III «Практическая деятельность органов местного самоуправления в сфере общественной помощи нуждающимся в России в 1864 – 1913гг.» состоит из трёх параграфов и посвящён анализу состояния и развития материальной базы;

источников и масштабов финансирования;

эволюции организационных основ земской помощи нуждающимся ;

выявлению и исследованию содержания основных направлений и форм работы губернских и уездных земств в сфере общественного призрения в 1864-1913 гг.;

изучению деятельности городских общественных управлений в организации социальной помощи нуждающимся горожанам в тот же период.

В соответствии с Положением 1864г. к началу своей деятельности земства получили на своё содержание все заведения призрения, принадлежавшие ранее Приказам общественного призрения. По подсчётам Е.Д.Максимова, это 107 богаделен и инвалидных домов, 33 дома и отделений для душевнобольных, 21 сиротский приют, 8 воспитательных домов, 27 смирительных домов и 3 работных дома. Явная недостаточность и непригодность материальной базы в большинстве губерний поставили земства перед проблемой поиска и привлечения средств из внебюджетных источников для адекватной времени и потребностям постановки дела общественного призрения. Ведь собственно земские средства были и так недостаточны, а доходная база, которая сложилась в период действия Приказов общественного призрения, сузилась настолько, что можно всерьёз говорить лишь о процентах из капиталов и дохода от налогообложения земли. Тот факт, что из 133 миллионов рублей, составлявших средства Приказов общественного призрения к моменту передачи дел лишь миллионов достались земствам1, как и то, что сельские общества, обязанные, исходя из принципа сословности в призрении, платить за содержание и лечение своих неимущих членов, были, в основном, неплатежеспособны, ещё более усложняли ситуацию. Анализ отчётов земств об их расходах показывает, что в процентом отношении к общему земскому бюджету выше 5.1%(в 1906 году)земский расход по статье "Общественное призрение не поднимался, более того, - чаще всего он не превышал и 2-х%(например в 1895г.-1,5% ;

в 1901г.-1,8% ;

в 1910г.-1,9% ;

в 1914г.-1,6%). Вышеуказанное, наряду с наличием у земств значительного количества жизненно важных статей расхода, а также случайный, бессистемный характер дотационной политики государства в условиях существования огромного количества людей, нуждающихся в помощи, во многом предопределили недостаточность результатов деятельности земств в изучаемой сфере.

См. Веселовский Б.Б. История земства за сорок лет. Т.1 Спб,1909,с. Тем не менее, и в этих условиях земства смогли привлечь средства, а это были, в основном, частные пожертвования, на усиление материальной базы общественного призрения. Так, уже к 1891 году в ведении 28 земских губерний было 1090 заведений, предназначенных для призрения нуждавшихся, и в них призревалось более 1 млн.человек. В это же время в неземских губерниях функционировало 817 заведений всего лишь с 60 тыс.

призреваемых.

Очевидная недостаточность финансирования при наличии огромного количества людей, остро нуждавшихся в помощи, заставила земства сосредоточиться на организации таковой прежде всего в направлениях, по которым действовали екатерининские Приказы общественного призрения.

Имевшийся опыт и наличие определённой материальной базы легли в основу работы земств в 1864-1913г. по организации заботы о покинутых детях через приюты, колонии для сирот и малолетних преступников, систему патронажа.

Оказание помощи нетрудоспособным старикам, неизлечимо больным и бродягам через помещение их в богаделенные заведения, совершенствование качества предлагаемых им услуг и строительство новых богаделен и инвалидных домов, как и призрение душевнобольных через специализированные приюты, создание психиатрических отделений при земских больницах и систему патронажа, - ещё два важных направления в деятельности земств, по которым она была ощутимо значительней по её результатам по сравнению с таковой в губерниях, где продолжали действовать Приказы. Анализ при этом показывает, что наиболее успешным и эффективным в деле земского призрения стало призрение душевнобольных, организованное, практически, с нуля и в опоре на современные требования к его осуществлению. Улучшение условий призрения и качества предлагаемых услуг в учреждениях земского призрения вызывало, в большинстве случаев, их переполнение, это приводило к повышению детской смертности в приютах, сокращению сроков жизни стариков и хроников, призреваемых в богадельнях. Что, в свою очередь, заставляло земцев искать, в условиях скудного финансирования и нехватки материальной базы, новые формы в организации призрения.

Большинство земств улучшение организации социальной помощи нуждающимся (её индивидуализация,активизация самодеятельности населения, привлечение средств, идущих на «ручную» милостыню и др.) ставили в прямую зависимость от законодательного решения вопроса о создании мелкой структурной единицы в виде волостных земств. Добиваясь реформы местного самоуправления в этом направлении, земские деятели параллельно инициировали и добились создания (сначала - в рамках Московского губернского земства) особых попечительств, содержание и результаты работы которых в сфере оказания общественной помощи нуждающимся в наибольшей мере отвечали требуемым. Наиболее успешные попечительства по организации призрения нуждающихся создавались и работали с использованием опыта местного самоуправления Германии в организации т.н. Эльберфельдской системы помощи нуждающимся и с учетом традиций российской благотворительности. Не обладая правом местного самообложения и имея характер вполне добровольных объединений, не охватывающих всего местного населения, а лишь немногих из их числа, но наиболее активных, попечительства, разумеется, не могли заменить мелкую земскую единицу. Но они приблизили земскую заботу о нуждающихся к объекту помощи, сделав ее адресной и эффективной, и служили прекрасной школой общественной самодеятельности для местного населения.

Недостаточная эффективность земского призрения в модернизируемой России становится в конце XIX в. предметом дискуссии о содержании, оптимальных путях и средствах оказания обществом и органами его самоуправления помощи нуждающимся в ней. Земствам принадлежит приоритет и в смене подходов к помощи нуждающимся: именно они начали систематическую, в меру доступного, работу по профилактике, предупреждению нужды. Круг таких мер определялся заботой о развитии кустарной промышленности, организации общественных работ, созданием бюро и контор «для приискания работы». Земства помогали пострадавшим от наводнения, неурожая;

помогали семьям нижних чинов, призванных в армию;

помогали переселяющимся крестьянам;

содержали стипендиатов в учебных заведениях;

выдавали ссуды безземельным на приобретение земли.

Постепенный переход в земских губерниях в конце XIX века к сочетанию земского призрения с трудовой помощью и профилактикой бедности сопровождался привлечением сил и преимуществ городских общественных управлений.

Расплывчатость формулировок российского законодательства по целям и нормам обязательного к осуществлению городского благотворения позволяла рассматривать его как необязательное и факультативное. Не получив, как земства, капиталов от Приказов общественного призрения, многие муниципалитеты сознательно соотносили решение вопроса об увеличении финансирования по статье «Общественное призрение» с положи тельным решением на законодательном уровне проблемы выделения городов в особые земские единицы. Ведь финансовое положение подавляющего большинства городов, определяемое ограничениями обложения и бюджет ных прав, отсутствием кредита и обязательностью расходов на общегосу дарственные нужды вкупе – для большинства городов – с больших размеров земским обложением, не только не способствовало развитию материальной базы общественного призрения, но и не обеспечивало достаточных средств для осуществления открытой формы призрения.

Источники свидетельствуют, что в первые 10-15 лет деятельности городских общественных управлений работа в области социальной помощи нуждающимся велась в объеме тех средств и полномочий, которые они полу чили, сосредоточившись в области открытой формы призрения на выдаче по собий из пожертвованных или собственно городских средств, в сфере закры того призрения – на расширении богаделен, улучшении условий них, органи зации новых (в основном, за счет купечества). Но в условиях углубления ка питалистической модернизации, при том, что большая часть нуждающегося населения производилась либо притягивалась городами, городские власти приходят к пониманию необходимости поиска таких форм организации призрения, которые бы сделали его эффективным при неменяющийся правовой основе. Городская дума Москвы становится во главе процесса ор ганизации городских попечительств о бедных с целью «сбора пожертвова ний, раздачи пособий нуждающимся, устройства их и постоянного наблюде ния за призреваемыми». Петербург, Одесса, Рига подхватили практику про ведения в жизнь т.н. Эльберфельдской системы, но законодательные ограни чения препятствовали широкому распространению попечительств в городах России. К 1910 году насчитывался лишь 31 город с действующими попечи тельствами (12 губернских и 19 уездных), тогда как в Москве уже к 1907 году их было 29 с 1.194 сотрудниками. Более того, городские попечительства о бедных не показали себя особо эффективными в подавляющем большинстве городов. Причинами этому были отсутствие средств, нормативные ограничения в подборе попечителей, слабость и вялость «третьего элемента» среди населения, активное стремление большинства попечительств прежде всего к заведованию закрытыми заведениями призрения, что в корне проти воречило принципам т.н. Эльберфельдской системы.

Закрытое призрение по линии органов городского самоуправления осуществлялось через сеть богаделен, сиротских приютов и приютов для подкидышей, ночлежных домов. Некоторые города практиковали содержа ние дешевых столовых, патронаж в виде отдачи подкидышей в семьи, создание домов трудолюбия и работных домов. В области открытого призре ния осуществлялись выдачи пособий нуждающимся из пожертвованных или, реже, собственных средств.

В общем и целом, деятельность российских органов городского самоуправления в 1870-1913 гг. в изучаемой сфере не отличалась системностью, необходимыми масштабами и была лишь незначительным (кроме столиц) дополнением к деятельности земств (в земских губерниях), Приказов общественного призрения (в остальных территориях), крупных благотворительных ведомств в виде «учреждений, на особых основаниях управляемых» и добровольных благотворительных обществ либо отдельных благотворителей.

Раздел IV «Работа органов местного самоуправления по пропа ганде, организации и координации действий в области общественной по мощи нуждающимся в начале XX века в России» состоит из двух параграфов. В них исследуется деятельность органов местного самоуправления по инициированию, организационному и практическому участию в работе Всероссийских съездов деятелей по общественному призрению и частной благотворительности;

изучается содержание и особенности земской помощи нуждающимися в условиях Первой мировой войны на фоне создания и деятельности Всероссийского земского союза и Российского союза городов.

Острота и нерешенность проблемы предоставления адекватной социальной помощи быстро увеличивающемуся в количестве нуждающемуся населению Российской империи побуждали, особенно, земскую общественность к постоянным поискам путей ее скорейшего и оптимального разрешения. Одним из результатов чего стало объединение усилий представителей органов местного самоуправления и всех участвующих в благотворительном процессе сил в рамках созданного в 1909 г. Всероссий ского союза учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению. Этот объединительный процесс, возглавляемый передовыми представителями земско-городской общественности, происходил на фоне ак тивизации внимания государства к переработке нормативных основ организации общественного призрения в стране в пользу легализации общественной активности в изучаемой сфере социальной жизни.

Результатом сотрудничества общества и власти в поисках путей совер шенствования содержания и организации социальной помощи нуждающимся стали первый Всероссийский съезд деятелей по общественному и частному призрению (1910г.) и съезд по общественному призрению 1914 года. Важно, что решения съездов отводили центральную роль в предлагаемой к созданию системе органам местного самоуправления, прежде всего, - земствам. Важная роль в объединении общественных усилий по участию в выработке проектов нового законодательства по общественному презрению, подготовке упомянутых съездов и пропаганде их решений принадлежала земским печат ным органам, - как центральным, так и провинциальным.

Полицейско – чиновничий характер российского государства, природа которого не допускала широкого развития общественной самодеятельности даже в областях, работающих, в конечном итоге, на стабилизацию режима, повлиял на то, что новое законодательство, обеспечивающее оптимизацию и значительное усиление эффективности социальной защиты населения за счёт привлечения усилий органов местного самоуправления и общественности, так и не было принято.

Более того, начавшаяся первая мировая война значительно скорректировала работу земств и городских общественных управлений в сфере предоставления помощи нуждающимся. В дополнение к традиционным направлениям и формам муниципальной заботы о социально недостаточном населении появились и требовали, по мере затягивания войны, приложения всё больших усилий и средств такие, как помощь солдатским семьям, призрение сирот, потерявших отцов на войне, призрение воинов – инвалидов. Отдельную нишу занимала помощь беженцам и мирному населению, катастрофически беднеющему в ходе войны.

Масштабы бедствий, вызванных войной, требовали такого рода усилий со стороны органов местного самоуправления в изучаемой сфере, которые возможны были лишь в рамках объединения их деятельности. Создание Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам ( июня 1914г. по старому стилю) и Всероссийского союза городов (соответственно 9 августа 1914г.) как централизованных организаций, опиравшихся на структуру из, соответственно, губернских, уездных и го родских комитетов, объединение их деятельности в рамках Земгора, значи тельно оптимизировало работу земств и городских управлений, повысило её эффективность. Серьёзно облегчало и стимулировало работу земцев и городских властей по выполнению задач обслуживания конкретных потребностей государства предоставленное им и их союзам центральным правительством в первые месяцы войны право самостоятельных действий и финансирования этих действий в сфере помощи различным категориям населения, пострадавшего от войны. Так, характерен пример с деятельностью земств и городских дум Ставропольской губернии по оказанию помощи беженцам. Создав специальные комитеты, они изыскивали для беженцев помещения для проживания, места для трудоустройства;

собирали продовольствие, одежду, средства, подключая к этому польскую, армянскую и др. диаспоры. С целью привлечения средств устраивались благотворительные концерты профессиональных артистов, лотереи. Вопросы помощи беженцам инициировались к обсуждению на сельских сходах;

крестьяне жертвовали продовольствие, предоставляли жильё, работу1.

Масштабы работы и расходов, которые легли на плечи земств Уральских губерний в составе Земгора при приёме и работе с беженцами2 и результаты этой работы также свидетельствуют о способности органов местного самоуправления справиться со стоявшими перед ними задачами в условиях сотрудничества с властью центральной.

Но полицейско – бюрократический характер российской государствен ной власти, несовместимость самодержавия и представительных учреждений заставляли власти настаивать на временном характере Союза земств и Союза городов и ограниченности их компетенции, даже несмотря на затягивание войны и увеличение количества проблем, с ней связанных. К декабрю 1915г., на фоне сползания России в экономический и социально – политический кризисы в условиях всё большего проявления явной неспособности россий ской монархии вести войну и обеспечивать стабильность в государстве, на чинается целенаправленная политика ограничения «всё усиливавшейся кон центрации в руках земства общегосударственных функций», в том числе и в сфере организации и предоставления общественной помощи различным ка тегориям населения, пострадавшим так или иначе от войны.

В Заключении подведены основные итоги исследования, сформулиро ваны выводы и рекомендации.

К моменту организации земского самоуправления и реформирования городского управления на основе Городового Положения 1870 г. в России идея помощи нуждающимся имела достаточно длинную и специфическую историю развития и реализации. Патриархальная мысль о богоугодности бедности в общественном сознании и длительное преобладание милостыни в качестве главной формы социальной помощи на Руси – в России сочетались с игнорированием государством общественного элемента в условиях его монополии на идею и практику милосердия, возникшей в период петровской модернизации России и укрепившейся в условиях действия екатерининских Приказов общественного призрения. Практика реализации идеи добротолюбия и милосердия в дореформенной России знала форму помощи, опиравшуюся на общественные усилия в границах крестьянского мира.

Церковно – приходская благотворительность носила характер наибольшей разумности и эффективности именно потому, что осуществлялась в рамках прихода, в котором переплетались функции гражданские с функциями религиозными, но адаптированными к насущным запросам и интересам общественно – экономической, правовой, семейно – бытовой жизни. Но в ГАСК. Ф.101. Оп.5 Д.567 Л. См.,например: ГАКО. Ф.618. Оп.1. Д.129;

Ф.862. Оп.2, Д.24 и др.

условиях трактовки и использования неконтролируемой «ручной» ми лостыни как самой богоугодной формы помощи и в связи с процессами трансформации государственного устройства и власти, надолго исключив шими участие земского элемента в управлении общественной жизнью, цер ковно – приходская форма помощи нуждающимся перестала быть востребо ванной в практике социальной помощи. Введение земств и реформирование системы городского самоуправления во второй половине XIX века в России сопровождалось нормативным оформлением идеи привлечения общественной инициативы и гражданских усилий в дело организации помощи нуждающимся в стране. Но сохранение принципа сословности в призрении в условиях законодательного оформления всесословных органов местного самоуправления изначально предопределило относительность формулировок по поводу их обязанностей в изучаемой сфере. Что, наряду с законодательной регламентацией финансовых возможностей и способов действия создаваемых органов местного самоуправления, снижало и ограничивало в перспективе их эффективность в деле организации и осуществления социальной помощи. Малочисленность и ветхость материальной базы, доставшейся земствам от Приказов общественного призрения;

ограниченность круга финансирования источников бюджета земств и городов наряду с наличием значительного количества жизненно важных статей расхода;

отсутствие мелкой земской единицы, особенно необходимой для упорядочения социальной помощи) также служили серьёз ным препятствием в деле организации и осуществления общественной по мощи нуждающимся.

Но проведённый нами анализ специфики и результатов работы российских органов местного самоуправления в виде земств и городских общественных управлений по осуществлению социальной помощи нуж дающимся в стране показал несомненное преимущество земской системы по сравнению с приказной. Во-первых, земства подтолкнули к развитию общественную самодеятельность, особенно необходимую для успешности работы в изучаемой сфере. Во-вторых, земским организациям принадлежит приоритет в научном изучении и категорировании нуждающихся в помощи в соответствии с социально – экономическими реалиями пореформенной России и в объединении усилий общества по созданию адекватной потребностям и времени системы социальной помощи. В-третьих, получив в результате крестьянской реформы большой контингент нуждающихся в помощи, земские деятели серьёзно подошли к организации профилактики нужды путем поддержки со стороны или организации взаимопомощи.

Земство окончательно специализировали и обособили медицину и народное образование, что важно в нашем случае с точки зрения организации яслей для детей, создания стипендий для учащихся, организации призрения хроников, призрения душевнобольных. Земствам принадлежит приоритет в смене подходов к помощи нуждающимся: именно эти учреждения начали систематическую, в меру доступного, работу по профилактике и предупреждению нужды, совмещая ее собственно с призрением и расходуя на это 2,5% своего бюджета. Круг таких мер сводился к организации противопожарной безопасности, заботам о развитии мелкой кустарной промышленности и другому. Земства помогали пострадавшим от на воднения, неурожая;

помогали семьям нижних чинов, призванных в армию;

помогали переселяющимся крестьянам;

содержали стипендиатов в учебных заведениях;

создавали и финансировали дома и колонии умалишенных, колонии для малолетних преступников, приюты для подкидышей;

строили благотворительные заведения других типов;

выдавали ссуды безземельным крестьянам на приобретение земли и т.д. Ряд земств в понимании помощи нуждающимся были более прозорливы, понимая, что для ликвидации нужды нужна постоянная работа по помощи в поисках работы, для чего создаются бюро и конторы «для приискания работы», организуются общественные работы и т.д.

Но, пойдя на легализацию идущей снизу инициативы путем иниции рования создания органов местного общественного самоуправления, госу дарство, в силу его специфики, сразу же начинает рассматривать земство как постоянный источник оппозиции самодержавию и приступает к последова тельному ограничению сферы его компетенции, стремясь сделать это за счет включения его в орбиту деятельности государственных органов, сужая как финансовые, так и самодеятельные полномочия земств до минимума, что, естественно, резко негативно отразилось на работе земств по организации и обеспечению социальной помощи в земских губерниях России.

Особенности нормативного обеспечения организации общественного призрения в Российской империи оставили городские общественные управления вне прямых обязанностей по заботе о социально недостаточных горожанах. Но постоянно усложняющиеся в результате модернизационных процессов социально-экономические условия заставили местное самоуправление городов, несмотря на финансовые и иные ограничения, уделять внимание вопросам организации и предоставления социальной помощи нуждающимся. Организация городских попечительств о бедных (особенно в столицах);

осуществление закрытого призрения через сеть бо гаделен, сиротских приютов, приютов для подкидышей, ночлежных домов;

содержание дешевых столовых;

организация общественных работ;

создание домов трудолюбия;

выдача пособий нуждающимся из, как правило, пожертвованных средств, - те формы работы, которые практиковали муни ципальные власти в городах, дополняя деятельность земств (в земских гу берниях), Приказов общественного призрения (для остальных территорий), крупных благотворительных ведомств в виде «учреждений, на особых ос нованиях управляемых» и добровольных благотворительных обществ либо отдельных благотворителей.

Сейчас власть и общество в качестве первоочередных решают задачу строительства одной из основ конституционного строя Российской Федерации - адекватного времени института местного самоуправления как оптимальной системы организации единиц самоуправления по решению вопросов местного значения. В условиях сложной современной ситуации, когда ряды социально недостаточных граждан растут, а существующая государственная практика социальной помощи затратна и неэффективна, исторический опыт осуществления общественной помощи нуждающимся по линии органов местного самоуправления в дореволюционной России может быть востребован и применен. С нашей точки зрения, российская история дала здесь оптимальную организационную форму в виде попечительств о бедных в городах и уездах. Именно через этот орган возможен сбор точных данных и о числе нуждающихся, и о видах нужды, и о необходимых заведениях, и о средствах, необходимых как для удовлетворения, так и для профилактики нужды. Эти попечительства быстро, как показала история, приобретают доверие местного общества, т. к. в них организованы лица из того же общества, желающие помочь и пользующиеся доверием населения. Изученное свидетельствует о том, что местное самоуправление может быть эффективным при достаточном финансировании, что актуа лизирует также проблему перераспределения ряда статей налогообложения с федерального на местный уровень. Исследование опыта российских органов местного самоуправления в сфере предоставления помощи нуждающимся показывает также, что эффективность таковой напрямую зависит от социальной политики государства, которая должна быть направлена на проведение системы мер, преследующих цель общего улучшения экономического, правового и духовного положения населения в целом.

Основные положения диссертации отражены в следующих публика циях:

1. Коробейников Ю.В., Шебзухова Т.А. Проблемы законода тельного обеспечения деятельности системы земской помощи нуж дающимся в Российской империи // Запад – Россия – Кавказ: межву зовский научно – теоретический альманах. Выпуск 1. Ставрополь, 2002, с. 128 – 137.

2. Коробейников Ю.В. Ставропольское общество в благотворительности рубежа XIX-XX веков // Ставрополь – врата Кавказа: история, экономика, культура, политика: Материальной региональной научной конференции, посв. 225-летию г. Ставрополя.

Ставрополь, 2002, с. 136 – 143.

3. Коробейников Ю.В. Земства и городские общественные управления как участники Всероссийских съездов деятелей по общест венному презрению и частной благотворительности. // Ставропольский альманах Общества интеллектуальной истории. Вып. 3. Ставрополь, 2003, с. 130 – 142.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.