WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Конькова Мария Юрьевна ВЫРАЖЕНИЕ ЭМОЦИЙ НА ЛИЦАХ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА В ДОМАХ РЕБЕНКА В СИТУАЦИИ ДИАДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 19.00.13 –

психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург – 2006 2

Работа выполнена на кафедре социальной адаптации и психологической коррекции личности Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Мухамедрахимов Рифкат Жаудатович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Аверин Вячеслав Афанасьевич кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник Филимоненко Юрий Иванович

Ведущая организация: Липецкий государственный технический университет

Защита состоится « 18 » октября 2006 г. в 16-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.42 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. А.М. Горького Санкт Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9)

Автореферат разослан « 15 » сентября 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент Сырицо Т.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Начиная с середины XX века за рубежом и с последней четверти XX века в России, проводятся исследования, направленные на изучение особенностей развития детей ранних возрастов, воспитывающихся в учреждениях. Во многом это произошло благодаря тому, что в мировой психологической науке сформировалось отношение к младенческому и раннему возрасту как к периоду, в котором закладываются основные предпосылки социально-эмоционального развития ребенка. В многочисленных исследованиях зарубежных авторов (R. Emde, T.

Gaensbauer, R. Harmon, 1976;

C. Izard, 1978;

R. Spitz, 1965;

L.A. Sroufe, 1979;

J. Kagan, 1978;

A. Frodi, 1978;

R. Emde, 1976;

A. Fogel, 1993;

E. Tronick, 1989;

D. Stern, 1985;

R. Feldman, 2003;

R. Feldman et al.,1999;

R. Feldman, 2003;

S.

Toda & A. Fogel, 1993;

C.B. Kopp, 1982, 1989;

J.J. Campos, R.G. Campos & K.S. Barrett, 1989) подчеркивалась значимость ранних проявлений эмоций и эмоциональной экспрессии, а также их роль в развитии и формировании поведения младенца и ребенка раннего возраста. Вместе с тем, исследования У. Гольдфарба (W. Goldfarb, 1945, см. Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999), Р.

Спитца (R. Spitz, 1949, см. Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999), Дж. Боулби (J.

Bowlby, 1951), Дж. Робертсона (J. Robertson, J. Bowlby, 1952, см. Р.Ж.

Мухамедрахимов, 1999) и других авторов (K. Chisholm at al., 1995;

K.

Chisholm, 1998;

L. Fisher et al., 1997;

S.J. Morison et al., 1995;

M. Rutter, 1998;

B. Tizard & J. Rees, 1975 и др.) продемонстрировали обусловленную институализацией задержку социально-эмоционального и когнитивного развития у детей, живущих в учреждениях социальной опеки.

К настоящему времени в Российской Федерации проведено довольно много исследований, посвященных материнской депривации и особенностям социального и эмоционального развития и общения детей, находящихся в домах ребенка. Основная специфика этих работ состоит в том, что, выполненные в рамках деятельностного подхода, они фокусируют свое внимание на функциях взрослого при организации основного ведущего типа деятельности в младенческий период – деятельности общения, а также на изучении состояния детей, проживающих в учреждениях (М.И. Лисина, 1974, 1986;

Г.Х. Мазитова, 1976;

Н.Н. Авдеева, 1982;

Л.М. Царегородцева, 1983;

А.И. Сорокина, 1987;

С.С. Харин, 1987;

С.Ю. Мещерякова, 1982, 1993;

О.В.

Гордеева, 1995;

Л.Н. Галигузова, 1996;

Л.Л. Баз, О.В. Баженова, 1996;

Е.О.

Смирнова, 1980, 1996 и др.). По этой причине работы отечественных авторов более сосредоточены на том, в какой мере удовлетворяется потребность в общении с взрослыми и сверстниками у детей, находящихся в закрытых учреждениях, и как это отражается на последующем интеллектуальном развитии. При этом собственно выражение эмоций на лицах детей рассматривалось как составляющая эмоционального состояния (говорилось об «общей эмоциональной подавленности») и не изучалось как самостоятельный феномен, отражающий специфику эмоционального опыта ребенка. Согласно нашим данным, также не проводилось исследований, направленных на сравнение особенностей выражения эмоций детьми, проживающими в домах ребенка и в семье. На наш взгляд, эта тема является очень важной, так как способность выражать разнообразные эмоции может свидетельствовать о позитивном опыте эмоционального взаимодействия ребенка с окружающими его людьми. Напротив, узость диапазона эмоций и низкая их интенсивность, по нашим представлениям, может быть тревожным сигналом эмоциональной обедненности, ненасыщенности жизни ребенка и являться фактором риска его дальнейшего социально-эмоционального развития.

В работах по изучению влияния эмоционального состояния матерей на особенности выражения эмоций их детьми было показано, что фактором риска эмоциональной адекватности ребенка может стать тревожность или депрессивность матери (L. Murray, 1980;

T. Field et al. 1984;

J. Dunn, 1997;

M.

Hernandez-Reif et al., 2002;

B. Mertesacker et al., 2004;

G. Schmucker et al., и др.). Обследование эмоционального состояния ухаживающих за младенцами сотрудниц дома ребенка показало, что, по сравнению с матерями детей в возрасте до 10 месяцев, у них значительно более высокие показатели ситуативной тревожности и депрессивности. Находящиеся в доме ребенка младенцы чувствительно реагируют на состояние и психологические особенности ухаживающих за ними женщин и подстраиваются под них (Р.Ж.

Мухамедрахимов, 1999). Нарушения в эмоциональной сфере и личностные особенности сотрудниц дома ребенка влекут за собой изменение поведения взаимодействия по отношению к младенцам и, как следствие, нарушение характеристик взаимодействия со стороны младенцев. Данные свидетельствуют, что в процессе взаимодействия персонала дома ребенка с детьми, как и при взаимодействии депрессивных матерей со своими детьми (L. Beckwith, 1990;

T. Field, 1987), могут наблюдаться как глубокое влияние и распространение депрессии женщин на младенцев, так и гибкость, способность младенцев к адаптации (Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999).

Между тем, до сих пор не ясно, каким образом развиваются, изменяются выражения эмоций у детей, проживающих в младенческом и раннем возрасте в течение длительного времени в детском учреждении. На наш взгляд, информация о закономерностях изменения выражения эмоций у таких детей необходима для понимания особенностей формирования эмоций в раннем детстве, для оценки состояния ребенка, его способностей адаптироваться к ситуации отсутствия близкого взрослого, а также способностей к взаимной эмоциональной адаптации детей разного пола и возраста к взаимодействующим с ними взрослым. Кроме того, знание закономерностей развития выражения эмоций может быть полезным для разработки направлений ранней помощи детям, находящимся в состоянии эмоциональной депривации.

Методологической основой данной работы является рассмотрения развития личности ребенка младенческого и раннего возраста в целостной системе «ребенок – близкий взрослый» (J. Bowlby, 1969;

M. Ainsworth, 1976;

L. Sander, 1975;

M.D. Klinnert, 1983;

E. Tronick, 1989;

A. Fogel, 1993;

R.

Feldman, 2003). Данный подход предполагает изучение изменений, происходящих с ребенком, в связи с влиянием близкого взрослого (в частности, эмоциональных выражений, которые он адресует ребенку), а также рассмотрение взаимного изменения эмоциональных выражений детей и их близких взрослых в процессе взаимодействия. Кроме того, в основу работы включены основные положения теории эмоционального контроля, предполагающие, что развитие ребенка неразрывно связано с использованием эмоций для регуляции взаимодействия с близким взрослым и, через влияние на последнего, регуляции собственного эмоционального состояния (R. Emde, 1976;

D. Stern, 1977;

A. Frodi, 1978;

Sheffer, 1981).

Цель настоящего исследования: изучить количественные и качественные характеристики выражения эмоций на лицах детей, воспитывающихся в домах ребенка, в ситуации взаимодействия и разлучения с близким взрослым.

Основные гипотезы исследования. Мы предполагали, что количественные и качественные параметры эмоций на лицах детей раннего возраста:

1) меняются в зависимости от возраста и пола ребенка;

2) отличаются в ситуациях присутствия и отсутствия близкого взрослого;

3) имеют специфические особенности у детей, проживающих в домах ребенка, по сравнению с детьми, проживающими в семьях.

Задачи исследования. В соответствии с целью и основными гипотезами исследования были сформулированы следующие задачи:

1. Изучить возрастную динамику выражения эмоций на лицах детей, проживающих в доме ребенка, в ситуациях присутствия и отсутствия близкого взрослого.

2. Проследить половые различия эмоционального реагирования детей.

3. Выявить взаимные изменения выражения эмоций у ребенка и взрослого в связи с увеличением возраста детей.

4. Определить особенности выражения эмоций детьми, проживающими в доме ребенка, по сравнению с детьми, проживающими в семье.

Объект исследования: дети, воспитывающиеся в домах ребенка, и ухаживающие за ними взрослые, а также дети, проживающие в семье, и их матери.

Предмет исследования: выражение эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста, воспитывающихся в доме ребенка и семье, в ситуациях взаимодействия и разлучения с близким взрослым, а также выражение эмоций на лицах матерей и сотрудниц домов ребенка при взаимодействии с детьми.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Выражение эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста в доме ребенка при взаимодействии с близким взрослым изменяется в связи с возрастом и полом детей: с увеличением возраста происходит увеличение частоты и интенсивности проявления позитивных и уменьшение частоты и интенсивности негативных эмоций;

при взаимодействии с взрослыми девочки в большей степени, чем мальчики, используют выражения эмоций на лице.

2. Выражение эмоций в ситуациях взаимодействия и разлучения с близким взрослым отличается у детей младенческого и раннего возраста, воспитывающихся в разных условиях: дети, проживающие в семье и доме ребенка, вырабатывают разные стратегии эмоциональной адаптации к ситуациям взаимодействия и разлучения с близким взрослым.

3. Дети, проживающие как в доме ребенка, так и в семье, реагируют на кратковременное разлучение с близким взрослым и последующее воссоединение с ним изменением интенсивности эмоциональных выражений и характеристик поведения: при разлучении с взрослым у детей происходит уменьшение интенсивности позитивных и увеличение негативных эмоций, при воссоединении – увеличение позитивных и уменьшение негативных эмоций.

4. Диады «ребенок – мать» и «ребенок - сотрудница дома ребенка» отличаются друг от друга по интенсивности эмоций, проявляемых взрослыми в процессе взаимодействия с ребенком, а также степенью взаимосвязи эмоционального реагирования ребенка и взрослого.

Научная новизна работы заключается в следующем:

- впервые проведено эмпирическое изучение изменения выражения эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста, проживающих в доме ребенка, в связи с их возрастом и полом;

- установлено, что интенсивность позитивного эмоционального тона, отдельных позитивных эмоций, проявляемых детьми из домов ребенка в ситуациях взаимодействия и разлучения с близкими взрослыми, увеличивается с возрастом, тогда как интенсивность негативного тона и отдельных негативных эмоций с возрастом уменьшается;

- выявлено, что выражение эмоций и поведение детей, проживающих в домах ребенка, связаны с их полом: в ситуациях взаимодействия с взрослыми девочки используют более интенсивные эмоции интереса, дистресса, гнева и негативного тона в целом;

в ситуации разлучения с взрослыми мальчики проявляют больше стереотипных действий;

- показано, что в ситуации взаимодействия с близким взрослым выражение эмоций у детей, воспитывающихся в доме ребенка, отличается по интенсивности и частоте проявления от выражения эмоций у детей, воспитывающихся в семье;

- обнаружено, что дети, проживающие как в семье, так и в доме ребенка, реагируют на разлучение и воссоединение с близким взрослым изменением выражения эмоций: для ситуаций разлучения характерно уменьшение интенсивности позитивных и увеличение негативных эмоций, для воссоединения – увеличение позитивных и уменьшение негативных эмоций;

- установлено, что характеристики выражения эмоций у сотрудниц домов ребенка при взаимодействии с детьми не зависят от возраста детей, однако связаны с их полом;

- выявлено, что матери и сотрудницы дома ребенка отличаются по интенсивности проявления эмоций в ситуациях взаимодействия с детьми:

интенсивность радости, интереса, позитивного тона, печали выше у сотрудниц дома ребенка;

интенсивность удивления выше у матерей;

- показано, что диады «ребенок – мать» и «ребенок - сотрудница дома ребенка» отличаются друг от друга особенностями взаимосвязи характеристик эмоционального реагирования: в ситуации свободной игры взаимное эмоциональное реагирование ребенка и взрослого как в семье, так и в доме ребенка связано с выражениями позитивных эмоций;

в ситуации воссоединения взаимность эмоционального реагирования ребенка и взрослого в семье наблюдается в выражении только позитивных эмоций, тогда как в доме ребенка – не только позитивных, но и негативных эмоций.

Теоретическая значимость исследования. Полученные результаты могут внести значительный вклад в понимание эмоционального развития детей младенческого и раннего возраста в системе «ребенок – близкий взрослый», в представления о развитии выражения эмоций в раннем возрасте и об основных стратегиях эмоциональной адаптации детей младенческого и раннего возраста к ситуации депривации, в теорию и практику психологии развития и общей психологии.

Практическая значимость исследования. Полученные данные могут составить основу при организации программ раннего вмешательства для детей, воспитывающихся в домах ребенка. Результаты могут быть полезны как для планирования индивидуальной и групповой работы с детьми, так и для тренировки эмоционального взаимодействия ребенка и взрослого. Кроме того, представляется возможным включить сведения о закономерностях развития эмоций в раннем возрасте в курсы повышения квалификации персонала дома ребенка с основной направленностью на выработку понимания особенностей эмоционального реагирования ребенка в процессе взаимодействия с близкими взрослыми, а также изменений выражения эмоций в ситуации разлучения с ними.

Апробация результатов. Основные результаты и положения диссертации представлены и обсуждены на аспирантских семинарах кафедры психологии развития СПбГУ. Материалы исследования докладывались на научно практических конференциях «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2004, 2006), «Ломоносов-2005» (Москва, 2005) «Ананьевские чтения» (Санкт Петербург, 2005);

на семинарах-практикумах в рамках мероприятий «Зимняя психологическая школа» (Санкт-Петербург, 2004, 2005, 2006), «Летняя психологическая школа» (Сочи, 2005);

семинаре-практикуме, посвященном особенностям оценки эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста (Липецк, 2005). Проведенное исследование получило поддержку в форме гранта Министерства Образования РФ 2005 г. для организации научно-исследовательской работы аспирантов государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования, находящихся в ведении Федерального агентства по образованию (А04 – 1.4 - 289), а также гранта РГНФ 2005 г. № 05-06-06539а. Изучение детей и сотрудниц домов ребенка проводилось в рамках российско-американского проекта «Влияние социального окружения на психическое здоровье детей раннего возраста»;

проект поддержан грантом 1 R01 HD39017-01 от Национального Института Здоровья Ребенка и Развития Человека США (the National Institute of Child Health and Human Development of the U.S. Public Health Service).

Внедрение. Результаты исследования внедрены в практику психологической работы с детьми и сотрудниками в одном из домов ребенка г. Санкт-Петербурга.

По теме исследования опубликовано 6 печатных работ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, обсуждения результатов, основных выводов, заключения. Работа изложена на 213 страницах, содержит 31 таблицу, 49 рисунков, список литературы, включающий 127 источников, из них 43 на иностранных языках, и 10 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель, гипотеза, задачи, объект и предмет исследования, раскрывает научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Исследования выражения эмоций на лицах детей раннего возраста» рассматриваются теоретические основания и результаты исследований выражения эмоций детьми младенческого и раннего возраста.

Показано, что в основу работ по изучению выражения эмоций на лице человека легли разработки Ч. Дарвина (C. Darwin, 1872, см. также обзор Е.П.

Ильин, 2002), П. Экмана (P. Ekman, 1984), К. Изарда (C. Izard, 1977), которые провели исследования, доказавшие универсальную природу эмоций. Авторы показали, что выражение эмоций на лице не зависит от культурной специфики людей, выражающих эти эмоции.

Обзор работ Дж. Боулби, М. Эйнсворт, Р. Шпица (J. Bowlby, 1969;

M.

Ainsworth, 1976, R. Spitz, 1965) привел К. Изарда к заключению, что эмоции возникли как «цементирующий фактор взаимной привязанности матери и ребенка» (К. Изард, 2002, С. 19), которая, в свою очередь, необходима для выживания ребенка. Многими исследователями раннего развития детей было показано, что уже после рождения, не имея других средств коммуникации, ребенок может с помощью эмоций сигнализировать о своем состоянии (С.

Izard, R.R. Huebner, D. Risser, G. McGinnes, L. Dougherty, 1980;

см. обзор К.

Изард, 2002), побуждая взрослого поддерживать его, если оно позитивно, или изменять, если оно негативно (A. Frodi, 1978;

R. Feldman et al.,1999;

R.

Feldman, 2003;

S. Toda & A. Fogel, 1993;

C.B. Kopp, 1982, 1989;

J.J. Campos, R.G. Campos & K.S. Barrett, 1989). Таким образом, не оставляет сомнения тот факт, что ребенок с самого рождения способен выражать различные позитивные и негативные эмоции, которые впоследствии дифференцируются и тесно вплетаются в социальный контекст жизни младенца.

К настоящему времени в мировой и отечественной психологической науке сформировалось несколько направлений исследований, изучающих предпосылки возникновения, особенности развития и выражения эмоций детьми младенческого и раннего возраста. Так, работы зарубежных авторов в основном сосредоточены на изучении внутриутробных предпосылок выражения эмоций (см. напр. G. Oster & P. Ekman, 1968), способностей младенцев различать и имитировать различные эмоции (D. Ungerer et al, 1990;

T. Field, 1981;

A. Metlzoff & B.W. Moore, 1977;

см. также обзор Е.

Сергиенко), роли взрослого в формировании системы саморегуляции ребенка (Sheffer, 1981;

R. Emde, 1976;

A. Frodi, 1978;

M.D. Klinnert, 1983;

L. Sander, 1975;

A. Fogel, 1993;

E. Tronick, 1989;

D. Stern, 1985;

K. Hayes, 1984;

R.

Feldman, 2003;

Tatam, 1975), различий в выражениях эмоций детьми разного пола и возраста в ситуации привычного взаимодействия и в ситуации неподвижного лица (J. Bettes, 1988;

R. Feldman et al.,1999;

P. Rochat & T.

Striano, 1999;

R. Feldman, 2003;

S. Toda & A. Fogel, 1993;

C.B. Kopp, 1982, 1989;

J.J. Campos, R.G. Campos & K.S. Barrett, 1989), а также выражения эмоций детьми групп риска (D. van de Boom & Hoeksma, 1994;

S.D. Calkins, 2004;

E. Brown & R. Bakeman, 1980;

T. Field, 1977;

S. Goldberg, 1978;

A. Frodi et al., 1978;

G. Schmucker et al., 2005;

M. Hernandez-Reif et al., 2002;

T.

Bushnell et al., 1989;

T. Field et al. 1984;

B. Mertesacker et al., 2004).

С точки зрения общей направленности настоящего исследования, интересны работы зарубежных авторов (W. Goldfarb, 1945;

R. Spitz, 1949;

J.

Bowlby, 1951;

J. Robertson, J. Bowlby, 1952;

K. Chisholm et al., 1995;

K.

Chisholm, 1998;

L. Fisher et al., 1997;

S.J. Morison et al., 1995;

M. Rutter, 1998;

B. Tizard & J. Rees, 1975 и др.), показавших, что дети, находящиеся на воспитании в учреждениях, имеют задержки социально-эмоционального развития, а также работы отечественных исследователей, посвященные изучению становления образа себя у детей первых трех лет жизни в доме ребенка и семье (Н.Н. Авдеева, 1982);

анализу возникновения и развития контактов между младенцами в яслях и доме ребенка (Л.М. Царегородцева, 1983);

выявлению конкретной роли общения в развитии эмоций младенцев первого года жизни, воспитывающихся в доме ребенка и в семье (А.И.

Сорокина, 1997).

В целом анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что:

1) проведенные авторами исследования в основном касались изучения эмоционального состояния ребенка;

при этом не фиксировались изменения эмоций на лице ребенка (качественные и количественные характеристики выражения эмоций);

2) измерения проводились либо вне ситуации взаимодействия с взрослым, либо исключительно в присутствии взрослого, но не изучались различия эмоционального реагирования ребенка в ситуациях присутствия и отсутствия взрослого;

3) недостаточно исследовались различия в проявлении эмоций в зависимости от возраста и пола ребенка (были измерения в отдельно взятых возрастах, но не рассматривалась возрастная динамика конкретных эмоций в течение всего раннего детства);

4) авторами не раскрыты проявления эмоций ребенком в зависимости от эмоций взаимодействующего с ним взрослого (хотя многими авторами высказывалась мысль о необходимости наличия чувствительного и эмоционально доступного взрослого, взаимодействующего с ребенком);

5) не проводилось исследований, направленных на сравнение особенностей выражения эмоций на лицах детей, воспитывающихся в домах ребенка и в семье, в ситуации взаимодействия или разлучения с близким взрослым.

Во второй главе «Организация и методы исследования» представлено описание выборки, основных этапов и приемов сбора данных в рамках работы, которая проводилась на базе трех домов ребенка и детской городской больницы №1 г. Санкт-Петербурга.

Эмпирическая база исследования.

Экспериментальную группу составили дети младенческого и раннего возраста, проживающие в трех домах ребенка г. Санкт-Петербурга, а также сотрудницы этих домов ребенка (количество детей – 253, взрослых – 121, пар – 253: один взрослый мог участвовать в обследовании несколько раз с разными детьми). В каждом из домов ребенка (здесь и далее три дома ребенка, задействованные в исследовании, будут закодированы буквами А, В, С) в обследовании приняли участие соответственно 91, 89 и 73 ребенка. Дети в домах ребенка были поделены на группы без и с отклонениями в развитии на основании скрининга с использованием методики «Шкала оценки развития». В результате было выяснено, что в доме ребенка А проживают ребенка без отклонений в развитии и 39 – с отклонениями в развитии, в доме ребенка В – 77 и 14, в доме ребенка С – 78 и 11 детей соответственно.

Возраст детей, принявших участие обследовании, - от 3 месяцев до 6 лет.

В группу сравнения вошли 39 пар мать-ребенок, посещавших поликлинику при детской городской больнице №1 г. Санкт-Петербурга. В обследованных парах дети на момент обследования не имели отклонений в физическом или психическом развитии. На основании анкеты для матерей пары были отобраны по: 1) возрасту ребенка на момент обследования 12-23 месяца;

2) медицинским (срок гестации 36-43 недели;

хорошее, по словам матери, состояние ребенка при рождении) и 3) социальным (семейное положение – полная семья;

высокий, средний или средне-низкий уровень дохода в семье) характеристикам.

Методы исследования.

В работе были использованы:

1. Метод структурированного видеонаблюдения, представленный методикой «Оценка эмоций матери и ребенка» (Dyadic Affect Manual, Osofsky, Muhamedrahimov, Hammer, 1998). Основная цель методики – оценить качественные и количественные характеристики эмоций на лице ребенка в процессе взаимодействия с взрослым (как правило, матерью), а также характеристики эмоционального реагирования взрослого в ситуации взаимодействия с ребенком. Для изучения эмоций производится видеозапись ребенка и матери в пяти трехминутных ситуациях, а именно: 1 - свободная игра;

2 - мать выходит из комнаты, ребенок остается один (первое разлучение);

3 - мать возвращается (первое воссоединение);

4 - мать снова покидает комнату (второе разлучение);

5 - мать возвращается (второе воссоединение). В каждой ситуации по 5-балльной шкале оцениваются эмоций: 4 позитивных (радость, интерес, возбуждение, удивление) и негативных (горе, печаль, гнев, страх). Рассчитываются позитивный (сумма интенсивностей всех позитивных эмоций) и негативный (сумма интенсивностей всех негативных эмоций) эмоциональный тон, количество выраженных эмоций. Дополнительно фиксируются показатели крупной и мелкой моторики, дезадаптивное поведение (сумма оцененных по пятибалльной шкале интенсивностей проявления стереотипных действий - сосание, качание, замирание и т.п., а также направленной на объекты и человека агрессии). Анализ видеозаписи проводила специально обученная группа экспертов, прошедших процедуру контроля согласованности результатов.

2. Метод экспертной оценки, представленный скрининговой методикой «Шкала оценки развития» (Functional Ability Index, Simeonsson & Bailey, 1988;

разработка и описание шкал проведены в 2000 г. Р.Ж.

Мухамедрахимовым, О.И. Пальмовым, Л.Н. Истоминой).

3. Метод опроса, представленный методикой анкетирования матерей группы сравнения для выяснения социальных характеристик матерей, срока гестации и возраста детей, а также особенностей их состояния при рождении.

4. Методы математической обработки эмпирических данных (анализ средних, ковариационный, корреляционный, регрессионный анализ, t-тест для парных выборок, метод контрастов в дисперсионном анализе), реализованные с помощью программного пакета SPSS 13.0, а также математического обеспечения, разработанного в секторе прикладной математики Института им. И.П. Павлова РАН ведущим научным сотрудником Е.А. Вершининой.

В третьей главе «Выражение эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста, проживающих в доме ребенка, при взаимодействии с взрослыми» представлены результаты исследования особенностей выражения эмоций и характеристик поведения у детей, проживающих в доме ребенка, в зависимости от их возраста, пола и ситуаций взаимодействия и кратковременного разлучения с близкими взрослыми.

На первом этапе анализа было показано, что группа развития (имеются ли у ребенка нарушения в развитии или нет), возраст детей, а также факт их принадлежности к конкретному дому ребенка оказывают значительное влияние на многочисленные показатели выражения эмоций и характеристик поведения детей (р<0,05). В результате было принято решение анализировать только типично развивающихся детей, проводить анализ с учетом влияния возраста и с направленностью на выделение общих для всех домов ребенка закономерностей.

Возрастная динамика в проявлении интенсивности эмоций и характеристик поведения детей. Для изучения изменения интенсивности показателей эмоций и характеристик поведения детей и (в дальнейшем) взрослых в связи с возрастом детей использовался регрессионный анализ.

Результаты регрессионного анализа показали, что во всех трех домах ребенка в ситуациях свободной игры, разлучения и воссоединения с близким взрослым наблюдается увеличение интенсивности позитивного тона в связи с увеличением возраста детей (см. рис. 1). Анализ зависимости позитивных эмоций, составляющих позитивный тон (радость, интерес, возбуждение, удивление), от возраста выявил сходное направление изменений:

интенсивности радости, интереса, возбуждения, удивления, а также общего количества позитивных эмоций увеличиваются с возрастом детей (р<0,05).

Использование t-теста для парных выборок для сравнения изменения интенсивности позитивных эмоций при переходе от ситуации к ситуации позволило выяснить, что во всех домах ребенка в ситуациях разлучения с взрослым позитивный эмоциональный тон детей ниже, чем в ситуациях свободной игры и воссоединения (р0,001;

см. рис.1). Анализ средних значений интенсивности проявления эмоций показал, что дети, проживающие в трех домах ребенка, реагируют понижением на кратковременное разлучение с взрослым и повышением на возвращение взрослого интенсивности радости (р0,001), возбуждения (р0,001), общего количества позитивных эмоций (р<0,001). Та же тенденция наблюдается при анализе изменения интенсивности эмоции интереса у детей в возрасте от мес. до 3 лет, однако для детей старше 3 лет различия нивелируются, т.е. с возрастом дети перестают реагировать на уход и приход взрослого изменениями интенсивности эмоции интереса. Как показал математический анализ, интенсивность эмоции удивления значительно ниже интенсивности остальных позитивных эмоций. Этот общий для трех домов ребенка факт обнаружен как в ситуациях взаимодействия, так и в ситуациях разлучения (р0,001). Таким образом, дети, проживающие в домах ребенка, с возрастом вырабатывают стратегию проявлять больше по количеству и интенсивности позитивных эмоций;

при этом показатели позитивных эмоций детей ниже в ситуации разлучения со взрослым по сравнению с ситуациями взаимодействия.

Дом ребенка А Дом ребенка B 12 Свободная игра 10 Разлучение Воссоединение 8 6 4 2 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 Возраст, мес. Возраст, мес.

Дом ребенка C Сводная выборка ДР A, B, C 12 10 8 6 4 2 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 Возраст, мес. Возраст, мес.

Рис. 1. Изменение интенсивности позитивного эмоционального тона с возрастом детей.

Анализ выражения детьми разного возраста негативного эмоционального тона показывает, что с увеличением возраста наблюдается уменьшение интенсивности негативных проявлений (уменьшение значимо для ситуации разлучения в домах ребенка А и В, р0,004;

в остальных случаях 0,05<р<0,10). На ранних стадиях развития ребенка значения интенсивности проявления негативного эмоционального тона в разных домах ребенка отличаются, однако к старшему возрасту выравниваются, снижаясь до минимума (см. рис. 2).

Анализ возрастных изменений интенсивности эмоций, составляющих негативный эмоциональный тон (дистресса, печали, гнева, страха) не выявил значимого уменьшения, однако было обнаружено, что количество проявляемых детьми негативных эмоций с увеличением их возраста снижается (значимо в доме ребенка А в ситуациях разлучения и воссоединения, р0,014).

Общей закономерностью для трех домов ребенка является то, что интенсивность негативного тона у младших по возрасту детей ниже в ситуации свободной игры по сравнению с ситуациями разлучения и воссоединения (р0,042;

для дома ребенка А различия между ситуациями свободной игры и воссоединения на уровне тенденции, р=0,095), тогда как с возрастом эти различия эмоциональных реакций на разлучение с взрослым не наблюдаются.

Интенсивность, баллы Дом ребенка А Дом ребенка B 5 Свободная игра 4 Разлучение Воссоединение 3 2 1 0 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 Возраст, мес. Возраст, мес.

Дом ребенка C Сводная выборка ДР A, B, C 5 3. 3. 2. 2. 1. 1. 0 0. 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 Возраст, мес. Возраст, мес.

Рис. 2. Изменения негативного эмоционального тона у детей в связи с возрастом.

Использование t-теста для парных выборок для сравнения изменения интенсивности негативных эмоций при переходе от ситуации к ситуации показало, что во всех домах ребенка в ситуациях разлучения с близким взрослым интенсивность дистресса (р0,050), печали (р0,012), страха (р 0,083) и гнева выше, чем в ситуациях взаимодействия (для эмоции гнева различия значимы для разности ситуации свободной игры и разлучения в доме ребенка В, р=0,008;

для разности ситуаций разлучения и воссоединения в доме ребенка А, р=0,046).

Сравнение интенсивностей выражений позитивных и негативных эмоций показало, что в целом интенсивность негативных эмоций ниже, чем позитивных, даже на тех этапах возрастного развития, на которых дети еще выражают негативные эмоции (интенсивность выше нуля). Это может означать, что дети в доме ребенка для регуляции взаимодействия с взрослым в большей степени используют позитивные, нежели негативные эмоции. На наш взгляд, обозначенный факт свидетельствует о том, что использование негативных эмоций не позволяет детям привлекать к себе внимание взрослых для удовлетворения потребностей ребенка. Поэтому с возрастом дети перестают выражать негативные эмоции. Напротив, интенсивность и количество позитивных эмоций с возрастом увеличивается – значит, это способствует эффективной регуляции ребенком собственного состояния посредством воздействия на взрослого.

Интенсивность, баллы Анализ манипулятивной активности детей показал, что она увеличивается с возрастом во всех домах ребенка как в ситуациях взаимодействия ребенка со взрослым (р0,002), так и в ситуациях разлучения (р0,012). В тоже время значимых возрастных изменений крупной двигательной активности детей в домах ребенка в различных ситуациях взаимодействия с взрослым не наблюдается. Единой картины возрастных изменений дезадаптивного поведения в трех домах ребенка также не обнаружено.

Полученные в данной части работы результаты свидетельствуют о том, что у детей, воспитывающихся в домах ребенка, существуют как общие возрастные закономерности развития эмоций и поведения в ситуациях взаимодействия с близким взрослым, так и специфичные, связанные с принадлежностью к определенному дому ребенка. Так, общие закономерности представлены увеличением интенсивности позитивного тона и уменьшением интенсивности негативного тона детей с возрастом. Иными словами, дети в домах ребенка с возрастом с большой вероятностью вырабатывают особую стратегию эмоционального поведения при взаимодействии с взрослым, для которой характерно угнетение негативных эмоций и увеличение использования позитивных эмоций.

Отличающиеся у детей из разных домов ребенка особенности выражения эмоций и характеристик поведения касаются изменения показателей общего количества эмоций, двигательной активности и проявлений дезадаптивного поведения в зависимости от возраста и ситуации взаимодействия. В разных домах ребенка с течением времени дети вырабатывают различные стратегии использования эмоций и поведения в ситуациях взаимодействия с близким взрослым. Для детей, воспитывающихся в доме ребенка А, с возрастом характерно не только увеличение количества проявляемых на лице позитивных эмоций, но и уменьшение количества негативных эмоций, т.е.

эти дети уменьшают использование негативных эмоций для регуляции взаимодействия и состояния. С возрастом они вырабатывают другой способ регулировать свое состояние при разлучении с взрослым: не проявлением собственно эмоций, а усилением манипулятивной активности рук (р=0,042).

У детей из дома ребенка В с увеличением возраста происходит увеличение количества позитивных эмоций, в то время как количество негативных эмоций не меняется. Эти возрастные особенности сопровождаются повышением манипулятивной активности (р0,025) и, одновременно, усилением проявлений агрессии, направленной на предметы (р0,038).

Таким образом, в доме ребенка В дети используют для регуляции не только изменения интенсивности манипуляций с предметами, но и проявления направленной на предметы агрессии, а также выражения позитивных эмоций.

Дети в доме ребенка С с возрастом показывают увеличение количества эмоций в ситуациях взаимодействия и уменьшение - в ситуации разлучения.

Это сочетается с увеличением как манипулятивной активности (р0,002), так и агрессии, направленной на предметы (р0,038). Т.е. дети в доме ребенка С похожи по вырабатываемым способам регуляции на детей из дома ребенка В, однако в отличие от них, более гибки в использовании позитивных эмоций в зависимости от ситуации взаимодействия.

Изменение интенсивности эмоций взрослых при взаимодействии с детьми в доме ребенка.

Использование регрессионного анализа, t-теста для парных выборок, многофакторного дисперсионного анализа позволило показать, что в выборке сотрудниц домов ребенка не наблюдается различий в интенсивности позитивного эмоционального тона, а также эмоций интереса, удивления в зависимости от возраста детей и ситуации (свободная игра – до разлучения, воссоединение – после разлучения). Т.е. вне зависимости от возраста детей и ситуации взрослые в трех домах ребенка демонстрируют позитивный тон, интерес, удивление одинаковой интенсивности. Уменьшение интенсивности с возрастом детей обнаружено для эмоции возбуждения (значимо на уровне тенденции для ситуации свободной игры в доме ребенка А, р=0,058;

в ситуации воссоединения в доме ребенка С, р=0,001).

Данные свидетельствуют о том, что для трех домов ребенка характерно понижение негативного тона взрослых с возрастом детей, что характерно как для ситуации свободной игры, так и для ситуации воссоединения (кроме ситуации свободной игры в доме ребенка А, где наблюдается незначительное увеличение негативного тона). Выявлено, что для негативных эмоций характерна низкая интенсивность проявления (дистресс, печаль, гнев), некоторые из них не выражаются на лице вообще (страх);

практически для всех негативных эмоций отсутствует выраженная динамика с возрастом детей. Данные по негативным эмоциям приводят к заключению, что при взаимодействии с детьми разного возраста взрослые в незначительной степени используют негативные эмоции для регуляции взаимодействия и состояния ребенка.

Исходя из того, что, с одной стороны, интенсивность и количество позитивных и негативных эмоций у детей с возрастом изменяется, с другой – интенсивность и количество эмоций, проявляемых взрослыми, не зависит от возраста детей, можно сделать следующий вывод. В доме ребенка дети с возрастом научаются подстраиваться под эмоции взрослых, в то время как выражения эмоций взрослыми остаются неизменными, т.е. взрослые не подстраиваются под характеристики эмоций детей разного возраста.

Изменения выражений эмоций и характеристик поведения детей в связи с полом. Ковариационный анализ и метод анализа средних позволил выявить, что интенсивность проявления удивления (р=0,040), крупной двигательной активности (р=0,070) в ситуации свободной игры и дистресса (р=0,04), гнева (р=0,097), негативного тона (р=0,061) в ситуации воссоединения больше у девочек, чем у мальчиков;

а стереотипные действия (р=0,011) в ситуации разлучения больше проявляются у мальчиков. Таким образом, можно заключить, что девочки, находящиеся в домах ребенка, в большей степени, по сравнению с мальчиками, способны использовать собственно эмоции – как положительные, так и отрицательные, в то время как у мальчиков регуляция происходит за счет использования дезадаптивного поведения.

Изменения выражений эмоций взрослых в связи с полом детей. В результате анализа интенсивностей эмоций, выражаемых сотрудницами домов ребенка при взаимодействии с девочками и мальчиками, выявлены многочисленные эмоции, интенсивность которых выше при взаимодействии с девочками (см. таблицу 1). Анализ данных таблицы 1 показывает, что сотрудницы домов ребенка проявляют эмоции большей интенсивности в ситуациях свободной игры (р0,050) и воссоединения (р0,033) при взаимодействии с девочками по сравнению с мальчиками. Выявленная закономерность характерна как для некоторых позитивных (интерес, возбуждение, удивление) и негативных (дистресс) эмоций, так и для показателей количества выраженных эмоций.

Выше было показано, что девочки по сравнению с мальчиками способны использовать эмоциональные реакции для регуляции взаимодействия со взрослыми. Здесь мы видим, что и женщины более склонны быть эмоционально выразительными при взаимодействии с девочками. Таким образом, между девочками и сотрудницами домов ребенка существует большая эмоциональная «слаженность», в то время как мальчики, проживающие в домах ребенка, оказываются в ситуации большего эмоционального «отчуждения» по сравнению с девочками и, по-видимому, в большей степени могут испытывать на себе последствия эмоциональной депривации.

Таблица Уровни значимости различий интенсивностей выражения эмоций сотрудницами домов ребенка при взаимодействии с детьми разного пола Ситуация Показатель Интенсив-ть Интенсив-ть Уровень с мальчиками, с девочками, значимости, M±SD M±SD p Своб. игра Интерес 4,74±0,49 4,88±0,33 0, Возбуждение 1,89±1,02 2,25±0,81 0, Удивление 0,04±0,25 0,16±0,45 0, Дистресс 0,34±0,52 0,49±0,56 0, Кол-во эмоций 3,32±0,87 3,62±0,85 0, Кол-во позит. 2,80±0,48 2,98±0,55 0, эмоций Воссоед-е Возбуждение 1,97±0,97 2,25±0,67 0, Дистресс 0,31±0,43 0,48±0,45 0, Нег. тон 0,45±0,65 0,65±0,64 0, Кол-во эмоций 3,27±0,93 3,66±0,80 0, Кол-во позит. 2,82±0,47 2,97±0,37 0, эмоций Кол-во негат. 0,45±0,65 0,67±0,65 0, эмоций В четвертой главе «Выражение эмоций и характеристики поведения детей второго года жизни, проживающих в доме ребенка и семье» проведено сравнение особенностей проявления эмоций и поведения типично развивающихся детей второго года жизни, воспитывающихся в разных условиях – в доме ребенка и семье.

Интенсивность эмоций и особенностей поведения у детей в ситуациях свободной игры, разлучения, воссоединения. В результате применения метода контрастов в дисперсионном анализе получены различия по интенсивности выражения позитивных эмоций детьми из дома ребенка и семьи как в ситуациях взаимодействия с взрослым, так и в ситуации разлучения с ним. В ситуации свободной игры среднегрупповые значения интенсивности радости для детей из дома ребенка и семьи равны, соответственно, 1,84±1,43 и 2,38±1,04;

р=0,026;

возбуждения 1,23±1,25 и 2,05±1,03;

р<0,001;

позитивного тона 7,06±2,63 и 8,10±1,74, р=0,015, количества позитивных эмоций 2,30±0,90 и 2,95±0,56;

р=0,001. В ситуации воссоединения среднегрупповые значения интенсивности возбуждения равны 1,23±1,04 и 2,17±0,81;

р<0,001;

позитивного тона 7,10±2,02 и 8,43±2,0, р<0,001). В ситуации разлучения с взрослым интенсивность интереса выше у детей из дома ребенка по сравнению с семейными детьми (среднегрупповые значения равны, соответственно, 3,67±0,62 и 3,33±1,00;

р=0,056). При этом важно отметить, что в ситуации взаимодействия интенсивность позитивных эмоций выше у семейных детей, а в ситуации разлучения – у детей из дома ребенка. Кроме того, количество различий по интенсивности позитивных эмоций между двумя группами детей больше в ситуациях взаимодействия.

Это значит, что дети из дома ребенка и семьи отличаются друг от друга особенностями выражения позитивных эмоций в ситуациях взаимодействия, но практически не отличаются тем, как они проявляют позитивные эмоции, когда взрослый уходит и дети остаются одни. Иными словами, дети, проживающие в семье и домах ребенка, вырабатывают разные стратегии эмоциональной адаптации к ситуациям взаимодействия и разлучения с близким взрослым.

Различия между двумя группами существуют и в области проявления дезадаптивного поведения. Дети из семьи отличаются от детей из дома ребенка большей интенсивностью стереотипных действий (среднегрупповые значения для детей из дома ребенка и семьи равны, соответственно, 1,86±0,95 и 2,15±0,54;

р=0,040), в то время как дети из домов ребенка больше используют агрессию, направленную на человека (например, использование устрашающих игрушек), чем семейные (для ситуации свободной игры значения среднегрупповых значений равны, соответственно, 0,66±0,99 и 0,36±0,62;

р=0,058;

для ситуации воссоединения - 0,58±0,71 и 0,32±0,43;

р=0,018).

Изменение интенсивности эмоций и характеристик поведения при переходе от ситуации к ситуации. Анализ экспериментальных данных показал единообразные для детей из дома ребенка и семьи изменения интенсивности позитивных эмоций (радости, интереса, возбуждения) от ситуации к ситуации – уменьшение в ситуации разлучения (р<0,001) и увеличение в ситуации воссоединения (р<0,001). В результате анализа изменения негативных эмоций детей при переходе от ситуации к ситуации, обнаружилось, что как у детей из дома ребенка, так и у детей из семьи, наблюдается повышение интенсивности дистресса (р0,007) и печали (р<0,001). У детей из дома ребенка в ситуации разлучения также увеличивается интенсивность гнева (р=0,087) и страха (р=0,008). Основное отличие между детьми из дома ребенка и семьи заключается в том, что у семейных детей наблюдается тенденция снижения интенсивности негативных проявлений до первоначального уровня (для дистресса р=0,095;

для гнева изменений интенсивности от ситуации к ситуации не выявлено, для страха р=0,081, для количества негативных эмоций р=0,074), когда взрослый возвращается после разлучения, в то время как дети из дома ребенка в большинстве случаев выражают негативные эмоции той же интенсивности, что и в ситуации разлучения с взрослым. Таким образом, если ребенок воспитывается в семье, то присутствие близкого взрослого – матери – после разлуки помогает ему справляться с негативными эмоциями, тогда как в доме ребенка таких изменений в связи с возвращением взрослого не наблюдается.

Результаты анализа изменения двигательной активности детей при переходе от ситуации к ситуации показали, что обе группы детей сходны в уменьшении количества манипуляций в ситуации отсутствия взрослого (р0,002) и в увеличении интенсивности крупной моторики при возвращении взрослого после разлуки (для детей из дома ребенка р=0,079;

для детей из семьи р<0,001). Однако у семейных детей эта динамика более яркая: у них значимо увеличивается интенсивность манипулятивной активности (р=0,002) и крупной моторики в ситуации воссоединения, в то время как в доме ребенка эти изменения статистически не значимы.

Анализ изменений дезадаптивного поведения в связи с переходом от ситуации к ситуации позволяет сделать следующие обобщения. Как мы уже отмечали выше, с нашей точки зрения, стереотипные действия – это область поведения, связанная с выражением негативных эмоций не с помощью выражения лица, а посредством специфических действий. Описанные в данном разделе факты говорят о том, что детям в домах ребенка по сравнению с семейными детьми в большей степени свойственно реагировать на разлучение и воссоединения с взрослым изменением интенсивности стереотипных действий (р<0,001), несмотря на то, что в свободной игре в присутствии взрослого среднее значение интенсивности выше у детей в семье. Семейные дети больше, чем дети в доме ребенка, используют стратегию изменения (увеличения) интенсивности агрессии на объекты в ситуации воссоединения (р=0,079), как бы «сигнализируя» взрослому о том, как ребенку было плохо в ситуации разлучения. Поскольку изменений интенсивности агрессии на человека (которая могла бы выражаться, например, в выборе пугающих игр) в ситуации свободной игры и воссоединения обнаружено не было, то можно предположить, что такая форма поведения не используется детьми ни в доме ребенка, ни в семье для регуляции взаимодействия, связанного с опытом разлучения.

Интенсивность эмоций взрослых в ситуациях свободной игры и воссоединения. Анализ интенсивности эмоций взрослых в ситуациях свободной игры и воссоединения позволил выявить некоторые различия в том, как сотрудницы дома ребенка и матери используют эмоции при взаимодействии с детьми. Было показано, что интенсивность радости и интереса выше у сотрудниц дома ребенка (среднегрупповые значения сотрудниц и матерей в ситуации свободной игры равны, соответственно: для радости: 2,91±0,974 и 2,67±0,806;

р=0,051;

для интереса: 4,84±0,404 и 4,41±0,549;

р<0,001;

в ситуации воссоединения: для радости: 3,11±0,71 и 2,48±0,77;

р<0,001;

для интереса: 4,83±0,37 и 4,39±0,51;

р<0,001), в то время как дети из домов ребенка, как было представлено выше, выражают радость меньшей интенсивности, чем семейные. Удивление при взаимодействии с детьми проявляется ярче матерями (для ситуации свободной игры среднегрупповые значения для сотрудниц дома ребенка и матерей равны, соответственно, 0,07±0,310 и 0,26±0,595;

р=0,040;

для ситуации воссоединения: 0,064±0,26 и 0,19±0,48;

р=0,080);

такая же закономерность характерна и для детей: в семье удивление выражается интенсивнее, чем в доме ребенка. Интересно отметить, что сотрудницам дома ребенка свойственно проявлять печаль при взаимодействии с детьми, в то время как матери этого не делают (среднегрупповые значения для сотрудниц дома ребенка и матерей равны, соответственно, в ситуации свободной игры:

0,09±0,282 и 0,00±0,00;

р=0,061;

в ситуации воссоединения: 0,10±0,26 и 0,00±0,00;

р=0,014). У детей в доме ребенка уровень печали также выше, чем у семейных. Подчеркнем, что печаль интенсивностью ниже 1 балла, характерная для сотрудниц и детей из дома ребенка, представляется нам в виде не просто эмоции, а некоторого «фонового» состояния, в котором женщина и ребенок, находящиеся в доме ребенка, могут пребывать в течение продолжительного времени, чего не наблюдается в семье. Таким образом, матери при взаимодействии с детьми могут подключать не только интенсивные позитивные эмоции, но и более «тонкие» (удивление), в то время как сотрудницы проявляют более интенсивные эмоции радости и интереса, показывая низкоинтенсивные выражения печали в качестве «фонового» состояния. Обнаружены различия между матерями и сотрудницами дома ребенка и по общему количеству эмоций. Так, большее их количество при встрече с ребенком после разлуки проявляют сотрудницы домов ребенка (среднегрупповые значения для сотрудниц дома ребенка и матерей равны соответственно: 3,46±0,83 и 3,15±0,61;

р=0,071, т.е. они в большей степени, по сравнению с матерями, ориентированы на проявление разнообразных эмоций при взаимодействии с ребенком, находящимся в состоянии фрустрации.

Кроме того, показано, что интенсивность эмоций (как позитивных, так и негативных) значимо не меняется при переходе от ситуации свободной игры к ситуации воссоединения ни у матерей, ни у сотрудниц дома ребенка. Таким образом, взрослые в доме ребенка и семье, общаясь с детьми, не регулируют взаимодействие при изменении выражения эмоций у детей, связанного с изменением состояния при разлуке, посредством изменения интенсивности проявляемых ими позитивных и негативных эмоций.

Взаимосвязь интенсивности эмоций у детей и взрослых. Обнаружено, что диады «ребенок – взрослый» в доме ребенка и семье отличаются друг от друга степенью взаимосвязи характеристик эмоционального реагирования. В ситуации до разлучения взаимосвязь показателей эмоционального реагирования наблюдается как в семье, так и в доме ребенка;

однако если в доме ребенка такая «подстройка» осуществляется за счет количества эмоций (р=0,043), то в семье – за счет их интенсивности (р=0,014). В ситуации после разлучения пары «ребенок – взрослый» в доме ребенка и семье значимо отличаются друг от друга: в семье взаимосвязь ребенка и матери происходит за счет только лишь позитивных эмоций (радость, р=0,066;

интерес, р=0,001;

возбуждение, р<0,001;

удивление, р=0,019;

позитивный тон р<0,001;

количество позитивных эмоций, р=0,078), тогда как в доме ребенка – за счет не только позитивных (радость, возбуждение, удивление, позитивный тон, количество позитивных эмоций, р<0,001), но и негативных эмоций (дистресс, р=0,042;

негативный тон, р=0,045;

количество негативных эмоций, р=0,003). На наш взгляд, возвращаясь к расстроенному ее отсутствием ребенку, мать регулирует взаимодействие с ребенком посредством выражения интенсивных позитивных эмоций. Сотрудница дома ребенка делает то же самое, однако, кроме того, она может эмоционально разделять негативный аффект ребенка, что, возможно, усугубляет его фрустрацию и не дает возможности справиться с негативным состоянием посредством позитивных эмоций.

В результате проведенной работы были сформулированы следующие выводы:

1. Особенности выражения эмоций и проявления поведения у детей младенческого и раннего возраста, воспитывающихся в домах ребенка, в ситуациях взаимодействия и разлучения с близким взрослым связаны с возрастом, полом, особенностями развития детей, а также с их принадлежностью к определенному дому ребенка.

2. Интенсивность позитивного эмоционального тона, отдельных позитивных эмоций, проявляемых детьми из домов ребенка в ситуациях взаимодействия и разлучения с близкими взрослыми, увеличивается с возрастом, тогда как интенсивность негативного тона и отдельных негативных эмоций с возрастом уменьшается: дети в домах ребенка с возрастом вырабатывают особую стратегию эмоционального поведения, для которой характерно угнетение негативных и увеличение использования позитивных эмоций.

3. Выражение эмоций и поведение детей, проживающих в домах ребенка, связаны с их полом: в ситуациях взаимодействия со взрослыми девочки больше, чем мальчики, используют выражение эмоций на лице – проявляют более интенсивные эмоции интереса, дистресса, гнева и негативного тона в целом;

в ситуации разлучения с взрослыми мальчики больше, чем девочки, проявляют дезадаптивное повеление - стереотипные действия.

4. Характеристики выражения эмоций у сотрудниц домов ребенка при взаимодействии с детьми не зависят от возраста детей, однако связаны с их полом: при взаимодействии с девочками сотрудницы проявляют более интенсивные позитивные (интерес, возбуждение, удивление) и негативные (дистресс) эмоции, используют большее количество позитивных и негативных эмоций, чем при взаимодействии с мальчиками;

таким образом, между девочками и сотрудницами существует большая взаимосвязь выражения эмоций, тогда как мальчики испытывают большее «эмоциональное отчуждение».

5. Выражение эмоций в ситуациях взаимодействия и разлучения с близким взрослым отличается у детей из дома ребенка и семьи: в свободной игре у детей, воспитывающихся в семье, выше интенсивность позитивных эмоций (радость, возбуждение, позитивный тон, количество позитивных эмоций) и страха, тогда как у детей из домов ребенка – выше интенсивность печали;

в ситуации разлучения у детей из домов ребенка выше интенсивность интереса, в ситуации воссоединения - гнева и печали;

таким образом, дети в семье и доме ребенка вырабатывают разные стратегии эмоциональной адаптации к ситуациям взаимодействия и разлучения с близким взрослым.

6. Дети, проживающие как в семье, так и в доме ребенка, реагируют на разлучение с близким взрослым уменьшением интенсивности и частоты проявления позитивных и увеличением интенсивности и частоты негативных эмоций;

у детей из домов ребенка к этому добавляется увеличение интенсивности стереотипных действий – связанные с использованием эмоций стратегии адаптации к отсутствию близкого взрослого развиты у детей из дома ребенка в недостаточной степени.

7. В ситуации воссоединения с близким взрослым дети, воспитывающиеся в разных условиях, отличаются друг от друга: у детей из семьи наблюдается снижение интенсивности негативных эмоций (дистресс, печаль), в то время как у детей из дома ребенка интенсивность негативных эмоций (дистресс, печаль) и стереотипных действий сохраняется на том же уровне, что и в ситуации разлучения с взрослым – в семье присутствие взрослого после разлуки помогает ребенку справляться с негативными эмоциями;

в доме ребенка таких изменений в связи с возвращением взрослого не наблюдается.

8. В ситуациях свободной игры и воссоединения с ребенком матери и сотрудницы домов ребенка отличаются друг от друга интенсивностью проявляемых эмоций: интенсивность радости, интереса, позитивного тона, печали выше у сотрудниц дома ребенка;

интенсивность удивления выше у матерей.

9. Диады «ребенок – мать» и «ребенок - сотрудница дома ребенка» отличаются друг от друга особенностями взаимосвязи характеристик эмоционального реагирования: в ситуации свободной игры взаимное эмоциональное реагирование ребенка и взрослого как в семье, так и в доме ребенка связано с выражениями позитивных эмоций;

в ситуации воссоединения взаимность эмоционального реагирования ребенка и взрослого в семье наблюдается в выражении только позитивных эмоций, тогда как в доме ребенка – не только позитивных, но и негативных эмоций.

В заключении диссертации подчеркивается значимость изучения особенностей выражения эмоций на лице и характеристик поведения у детей младенческого и раннего возраста. Наличие в социальном окружении детей чутких, внимательных к экспрессии ребенка близких взрослых позволит проводить профилактику эмоциональных нарушений детей, формировать адекватные программы помощи детям, проживающим как в семье, так и в домах ребенка, направленные на регуляцию эмоционального взаимодействия в парах «ребенок-взрослый».

Список работ, опубликованных по теме диссертации 1. Конькова М.Ю., Косарева Н.А. Выражение эмоций на лицах детей и сотрудников дома ребенка в процессе их взаимодействия // Дефектология. – 2006. - №1. – С. 80-83.

2. Аринцина И.А, Искра Н.Н., Конькова М.Ю. Психологическое взаимодействие матерей и детей, оперированных в новорожденности // Ананьевские чтения-2005: Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения-2005» / Под ред. Л.А. Цветковой, Л.М. Шипициной. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2005. – С. 170-172.

3. Конькова М., Косарева Н. Выражение эмоций на лицах детей раннего возраста, проживающих в доме ребенка // Психология XXI века:

Тезисы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века». - СПб.: Издательство С. Петербургского университета, 2005. – С. 193-194.

4. Конькова М., Титов М. Выражение эмоций на лице взрослых при взаимодействии с детьми в доме ребенка // Психология XXI века:

Тезисы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века». - СПб.: Издательство С. Петербургского университета, 2005. – С. 194-195.

5. Конькова М.Ю., Мухамедрахимов Р.Ж. Изучение эмоций ребенка и близкого взрослого в процессе их взаимодействия // Дружининские чтения: Материалы 4-й Междунар. науч.-практ. конф., г. Сочи, 5-7 мая 2005 г. / Мин-во образования и науки РФ;

Соч. гос. ун-т туризма и курорт. дела;

Соц.-пед. ин-т;

Под ред. С.Н. Тесля, И.Б. Шуванова, С.В.

Киктева. – Сочи: СГУТиКД, 2005. – С. 64-65.

6. Мухамедрахимов Р.Ж., Аринцина И.А, Искра Н.Н., Конькова М.Ю., Вершинина Е.А. Психическое развитие детей раннего возраста, перенесших хирургическое вмешательство // Репродуктивное здоровье общества: Сборник научных трудов Российской Ассоциации Перинатальной Психологии и Медицины, 26-30 мая 2006 года. – СПб, 2006. – С. 149-151.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.