WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

46.91 УДК 638.1(092) старший сотрулник Научно-ис ОТ АВТОРА следовательского института пчеловодства А. Д. Горин Первая книга, вышедшая под таким же названием в 1981 году, рассказывала о жизни и

творчестве русских пчеловодов-классиков Н. М. Витвицкого, А. Бутле рова, И. А. Каблукова, Г. А. Кожевникова и А. Е. Ти това. Возросший интерес к истории отечественного пче ловодства вызвал необходимость рассказать о других выдающихся ученых пчеловодах, с именами которых связаны важнейшие достижения в этой области.

Предлагаемая читателям вторая книга «Ученые пче ловоды России» открывается очерком о Петре Иванови че Прокоповиче — создателе ульевой рамки и рамочного улья. Уникальное изобретение Прокоповича положило начало техническому перевооружению всей отрасли.

Всю свою жизнь этот замечательный человек посвятил изучению пчел, развитию отечественного пчеловодства, пропаганде столь важной, экономически выгодной от расли хозяйства, указал пути ее возрождения и улуч шения. Будучи к тому же талантливым педагогом, он разработал принципы трудового обучения, не утратив Шабаршов И. А.

шие своего значения и в настоящее время.

Ш 12 Ученые пчеловоды России.— М.: Агропромиздат, Соратник академика А. М. Бутлерова, его единомыш 1986.— 175 с, ил.

ленник и последователь Геннадий Петрович Кандратьев Эта книга о выдающихся представителях русского пчеловодства, известен как просветитель-демократ, поз которые внесли значительным вклад в отрасли, прославили накомивший пчеловодов России с достижениями миро нашу отечественную науку и практику. Она как бы дополняет изда ние, вышедшее под тем же названием в 1981 году. В представ вой пчеловодной науки. Следуя его рекомендациям, лена новая замечательная плеяда ученых пчеловодов — П. И. Проко русские пчеловоды сумели освоить рациональную систе пович, Г. П. Н. Кулагин, К. А. Горбачев, А. С. Бут Научная, просветительская и практическая деятельность му ухода за пчелами.

видных русских пчеловодов показана в тесной связи с развитием отрасли, утверждением прогрессивных взглядов.

Деятельность крупнейшего зоолога, академика Ни Рассчитана на широкий круг читателей.

колая Михайловича Кулагина внесшего 3804020700—177 свою лепту в изучение биологии медоносных пчел, также 035(01)-86 способствовала развитию отечественной науки. Он актив ББК 46. но участвовал в подготовке специалистов для отрасли и в распространении знаний о пчеловодстве среди на рода.

ВО «Агропромиздат», Исключителен по своему историческому значению вклад Константина Александровича Горбачева 1936) в изучение медоносных пчел Кавказа. Благода ря ему мир узнал об уникальной серой горной кавказ ской породе и о мерах борьбы с опасными болезнями пчел.

Пропаганда рационального пчеловодства и научных знаний, которую вел Горбачев, способствовала рас ВЕЛИКИЙ ПАСЕЧНИК пространению на Кавказе рамочных ульев.

Глубокий след в истории отечественного пчеловодства У истоков отечественного рационального пчеловод оставил также Анатолий Степанович Буткевич ства вместе с Н. М. Витвицким стоит выдающийся пче 1942) — новатор и опытник, выдающийся ученый и ловод и изобретатель, ученый и педагог Петр Иванович практик. Обладая энциклопедическими знаниями, он Прокопович.

сумел внести много самобытного и принципиально но Имя П. И. Прокоповича известно пчеловодам всего вого в технологию пчеловодства, а его прекрасные книги мира. Ни один учебник и ни одно историческое иссле служили многим поколениям пчеловодов учебными по дование по пчеловодству не могут обойтись без того, собиями.

чтобы не упомянуть о гениальном изобретателе Герои очерков — люди интересной и счастливой судь рамки и рамочного улья.

бы. Пчеловодство для них было делом, приносящим ра Видный общественный деятель и публицист, он смо дость и удовлетворение. И хотя все они жили в разное трел на пчеловодство с государственных позиций как время, их роднила творческая мысль, новаторство, стрем на важную отрасль народного хозяйства и своими не ление связать научные познания с жизнью. Труды этих утомимыми трудами и выступлениями в печати способ ученых имеют не только большую практическую, но и ствовал его развитию.

познавательную ценность для современного читателя.

Сочинения П. И. Прокоповича отличают самостоя Они отражают гражданскую позицию героев книги, тельность, высокая профессиональность, тонкость на высокие идеалы служения народу.

блюдений, неповторимо своеобразная манера изложения.

Со статей П. И. Рычкова, книг Н. М. Витвицкого и работ П. И. Прокоповича началась наша оригинальная рус ская пчеловодная НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА Родился Петр Иванович 29 июня 1775 года на Чер ниговщине в селе Митченках Конотопского уезда в семье сельского приходского священника. Отец его, довольно сведущий в науках, не считаясь с желаниями сына, определил его в Киевскую духовную академию — един ственное и очень почетное в то время высшее учебное за ведение.

Блестяще окончив академию, молодой человек, ко торого привлекали философия и естественные науки, решил продолжить свое образование в Московском университете. Отец не только не согласился с этим, но, вопреки воле сына, отправил в армию. Военная служ три десятка пней — так на Украине называли колодные ба, как полагал отец, сумеет научить сына послушанию.

ульи. С них и началась его пчеловодная деятель «Как я жалею,— говорил потом П. И. Прокопович,— ность. Семейки оказались слабые, «самые худые», зна что судьба, не благоприятствовавшая с молодых лет мое ний о пчелах — никаких. Славившиеся в округе деды му образованию, заградила мне путь к храму миропони пасечники, к которым он обращался за советом, доста мания, не привела меня к абсерватории для открытия вали из сундуков и показывали ему «под секретом» внешних причин, действующих на все земное бытие».

тетрадки с заговорами. А у помещиков, имевших пасеки, О том, как сильна была горечь несбывшихся надежд, никаких пособий вообще не оказалось. Они придержи можно судить по следующему его высказыванию: «Еще вались простого принципа: кому судьбою предназначено более сожалею, что судьба меня обидела, не допустив иметь пчел, у они и без всяких наставлений, и без с молода идти путем наук, а против воли и склонности всякого искусства хорошо ведутся. нахо обратила меня к гусарскому мундиру».

дилось почти в первобытном состоянии и было окружено Сначала он служил в Переяславском конно-егерском завесой тайны. Неудивительно поэтому, что в то лето полку, потом в гусарском полку в Херсоне и Одессе.

у молодого пасечника осталось в живых всего девять се В 1798 году по болезни, мучившей его потом почти мей.

сорок лет, в звании поручика Прокопович вышел в от Но вот, наконец, первый в его жизни рой. Привился ставку, возвратился домой и решил заняться одним он на верхушке дикой груши. Молодой пчеловод, ни только хозяйством, чтобы «сколотить» себе хоть малень когда не видевший такую массу пчел и не знавший спо кое состояние. Однако отец, рассерженный уходом сына соба съема роев, решил собрать его без посторонней из армии, требовал, чтобы он принимал участие в дво помощи. Взяв дуплянку (кусок выдолбленного бревна), рянских выборах или возвратился на военную службу.

взобрался на колкую, будто утыканную иглами грушу, В их семье было четверо детей. Ему, старшему, подставил ее под рой и сильно тряхнул дерево. Пчелы го решительно заявил, чтобы он сам изыскивал средства рохом посыпались на голову, за воротник, и в одно мгно для жизни. На свои скромные сбережения, которые ему вение впились в него десятки жал потревоженных и удалось сделать в армии, П. И. Прокопович купил три разъяренных насекомых. Лишь восторг, охвативший его десятины где построил маленький домик и не при виде первого роя, помог ему все-таки собрать всех большую винокурню, чтобы «перекурить свой излишний пчел в улей. Первое «испытание огнем» он выдержал, хлеб и выручить за него несколько наличных денег».

но сделал вывод: одной любви к пчелам далеко не доста Однако вскоре понял, что клочок земли и крохотное точно, нужны знания.

домашнее предприятие не дадут достаточных средств.

Шло время... К осени года количество ульев на Весной 1799 года произошло событие, которое пасеке Прокоповича возросло до 77, что уже позволяло изменило всю его последующую жизнь. Вот что расска взглянуть на пчеловодство как на основной источник зывает об этом сам П. И. Прокопович: «В мае месяце доходов. И действительно, на доходы от пасеки были того года впервые увидел я пчел в ульях, привезенных построены хлев для скота, прикуплено десятин пахот меньшим братом моим для заведения пасеки. До этого ной земли и почти столько же сенокосов. Однако силь времени я видел их только поодиночке на цветах, а о ный пожар уничтожил все, что за два года хозяйствова том, как они живут в улье, я не имел никакого понятия ния нажил энергичный молодой помещик. Уцелели лишь и никогда не видел роя в полете. Но когда посмотрел я в пасека и омшаник (помещение для зимовки пчел). Он улье на их занос, на них самих, сидящих в нем и шумя успел спасти, по его словам, только десятирублевую ас щих, вдруг возгорелась во мне страсть завести их».

сигнацию, лежащую у него на столе, да кадку с двумя Все лето провел он в наблюдениях за пчелами брата пудами меда.

и уже со следующего года решил иметь свою пасеку.

Чтобы где-то жить, построил себе землянку. «Однако Весной в поисках пчел объездил, буквально, все села же при всех нуждах своих,— вспоминал он потом,— и хутора ближайших уездов. В его усадьбе появилось я не решался лишиться пчел, которые одни мирили меня со горестями и лишениями всяких неудобств;

на рясь с трудностями, способы преодоления которых были одних пчел я полагал всю надежду к поправлению своего уже давно известны пчеловодам. Но, как ни странно, именно этом состояло его преимущество перед другими.

Нелегко было бедному дворянину-погорельцу, от- Не скованный общепринятыми положениями, вычитан ставному офицеру ютиться в землянке, переносить ными из чужими убеждениями, часто ложными, унижения, самому всю зиму выдалбливать ульи, чтобы самостоятельно, независимо ни от каких заморских авто расширить свое пчеловодное хозяйство. «Если бы у меня ритетов, своим умом познавая природу насекомых, «сча не было пчел,— говорил П. И. Прокопович,— и сам стливые и несчастные с ними приключения и все проис я не полюбил их страстно, то я навсегда удалился бы от шествия», он увидел немало того, что оказалось скрытым моего позора и от упреков родных». В это тяжелое для от предшествующих исследователей, натуралистов и него время он не гнушался никакими работами: пахал, пчеловодов. По его словам, он был счастлив, «что перво косил, убирал хлеб, огородничал, плотничал, столярни- начально не читал никаких сочинений о пчеловодстве, чал, делал кирпичи, ухаживал за скотиной и, конечно, так как, прочтя их теперь, не нашел главных естествен занимался пчелами. ных оснований, на которых утверждается благосостоя ние рода пчелиного».

Несмотря на изнурительный труд, усталость, от ко торой к вечеру подкашивались ноги, он не прекращал Одним из первых биографов П. И. Прокоповича, вести тщательные наблюдения, ставить всевозможные А. И. Покорский — лично знавший великого опыты, изобретать.„Он ошибался и сам исправлял свои пасечника, говорил: «Не будучи знаком с тем, что сде ошибки, высказывал предположения и приходил к за- лано до него или в его время для пчеловодства иностран ключениям, отличавшимся необыкновенной логичностью. ными деятелями по этой части, он все известное нашел и И все это самостоятельно, не опираясь ни на какие ру- переоткрыл сам. Труд для одного человека громадный, ководства, которых, кстати, он не имел и с которыми ни- но тем не менее верно, что он был выполнен П. И. Про когда не был знаком. Единственной наставницей его была коповичем».

живая сами медоносные пчелы, их взаимо Петра Ивановича Прокоповича глубоко интересовали отношения и связь с растительным миром.

биология пчел и экономика пчеловодства, медоносные «До 1808 года я не читал ни одной книги по пчеловод- растения и заразные болезни, технология ухода и опыт ству,— признавался он,— но изучал пчел сам собою, ное дело, система ульев и, наконец, принципы обуче без всякого руководителя. В 1808 году выписал несколь- ния этой науке. Основываясь на многолетнем личном ко известных книг о пчелах. Прочитав их, я решительно опыте и познаниях, он создал свою сис убедился, что практические познания мои об этой от- тему ведения хозяйства и управления медоносными пче расли хозяйства вернее и во многом не согласны с книж- лами, вполне его удовлетворявшую.

ными». В частности, заметки естествоиспытателя Р. А. Ре омюра он находил детскими. Считал, что советы других «НАРОЧИТЫЕ» ОПЫТЫ иностранных авторов непригодны, а «искусственные их способы управляться с пчелами или ненадежны, или не В статье «О пчеловодстве», опубликованной в «Земле удовлетворительны, или даже бесполезны».

дельческом журнале», П. И. Прокопович признавался, К этому времени его пчеловодное хозяйство насчи- что «всякое познание его проистекало из беспрерывных тывало 580 ульев и требовало умелого управления. наблюдений и повторяемых опытов». Его пасека, по В познании пчел, их жизни и инстинктов, в уходе за па- жалуй,— первая опытная пасека в России. Оборудова секой уже имелись у него солидные и оригинальные све- ние, которым он пользовался в своих исследованиях, дения, добытые неусыпными наблюдениями и личной было самым простым: пасечные и аптекарские весы, тер практикой. мометр, барометр, часы и, наконец, микроскоп — на Долгим и тернистым путем шел ученый-самоучка, града Московского общества сельского хозяйства. Он нередко открывая то, что было уже открыто до него, бо- наблюдал за погодой, цветением медоносных растений, анатомировал пчел, маток, личинок и куколок, и, общения. Основанием для такого вывода служило мно нечно же, вел тщательные записи. На весах взвешивал гообразие издаваемых ими звуков, часто не похожих ульи, определял ход медосбора. «Пчеловодство без на обычное жужжание. «Пчелам, сему многочисленному весов слепо,— говорил он.— Пчеловод не может без семейству, невозможно было бы производить своих дел перевешивания ульев действовать основательно». Се- без речей»,— утверждал он. По звукам опытный пчело годня весы входят в список обязательного оборудования вод может определить состояние пчелиной семьи. «Он для каждой пасеки.

должен,— говорил П. И. Прокопович,— внушать слуху Наблюдения и опыты замечательного исследователя своему разность жужжания пчел, так сказать, познать всегда имели практическое приложение. Наблюдая за язык пчел». Кстати, звуки медоносных пчел и выделяе медоносными пчелами, он, в частности, отметил в их мые ими запахи до сих пор остаются одной из интерес «характере» поистине феноменальную работоспособность.

нейших областей исследований натуралистов и био Им не свойственна ленность. Только непогода и недоста логов.

ток работы вынуждают пчел пребывать без дела. Празд Очень много внимания уделял Петр Иванович осно ность — состояние для них противоестественное, по ве семьи — матке. Пожалуй, ему принадлежит самое этому пчеловод должен постоянно загружать их работой.

образное описание царицы улья: «Вид ее столь важен и Именно в этом Прокопович видел важнейший принцип величествен, что с первого взгляда производит в нас практического пчеловодства.

любопытство и заставляет думать, что сие существо есть В чем истоки такой работоспособности? Видимо, в старейшина в своей породе. Стройность ее корпуса, том, что пчела живет для будущих поколений. Их она цвет ее ног, ее длина, не слишком толстая и не очень воспитывает, для них собирает пищу, рано погибая от тонкая, ее коротенькие крылья — словом, весь ее вид напряженных работ. Но, умирая, она продлевает жизнь представляет как особу красивую, приятную и величест семье, сохраняет свой род. Забота о потомстве — вот венную».

маховик, который вращает всю деятельность этого мно Он установил разницу в физиологии маток, чем внес готысячного сообщества насекомых.

значительный вклад в изучение биологии пчел. Лучшими, Благодаря взвешиванию ульев Прокопович устано «добрыми» считал маток роевых, плохими — свищевых вил, что пчелы очень экономны, мало расходуют корма (выведенных без присутствия в гнезде матки). Ученый («держат пост»), если у них нет работы вне улья или внут отметил высокие качества маток тихой смены, выращен ри него, а весной, выращивая потомство, наоборот, съе ных, когда семьи не готовятся к роению: «Если свищевая дают меда и пыльцы в четыре раза больше, чем в безрас матка заложена еще при жизни старой, которая могла плодный период. Значит, в период размножения пче распоряжаться ее возрождением, то в сем случае сви лам нужны обильные запасы корма. Только тогда они щевые матки не имеют разности с роевыми». Это очень смогут создать большие резервы к началу цветения глав тонкое и чрезвычайно важное наблюдение остается не ных нектароносов и собрать много меда.

опровержимым до сих пор.

Прокопович выяснил и степень плодовитости матки, Пчелиную семью он считал единым самостоятельным хотя сделать это в неразборном расплодном гнезде было биологическим объектом с высокоорганизованной систе не так просто. В результате опытник пришел к заключе мой жизнедеятельности, со строгим распределением нию, что с 1 апреля по 1 октября, то есть в период интен «должностей и дел» между насекомыми. Подобное тол сивной яйцекладки, матка кладет 104 000 яиц. «Сие кование считалось в то время весьма оригинальным.

расчисление из верных наблюдений выведенное,— писал Значительно позже ученые экспериментально доказали он,— должно быть полезным как для естествоиспытате возрастное распределение работ в пчелиной семье, ко лей, так и для хозяев-пчеловодов». Надо отметить, что торое как раз и придает ей стройность, поражающую вооб данные П. И. Прокоповича более соответствовали исти ражение наблюдателя.

не, чем данные, приведенные Р. А. Реомюром и другими Одним из первых замечательный натуралист и выска зарубежными авторами.

зал мысль о языке пчел — «наречии» как средстве их 12 Старался определить он и лучший объем улья. Дело, сбор в лес и в поле: «кто на тощих угодьях или дома в том, что тогда бытовало мнение, ульи большого держит свою пчелу, тот всегда теряет половину успеха».

размера невыгодны. Многочисленные сравнительные, Сегодняшнее пчеловодство также не мыслимо без ко или, как он их называл, «нарочитые» опыты убедили чевки, тем более что уровень современной техники поз его в обратном. Большие ульи, сообщал он, «доставляют воляет перебрасывать пасеки даже на сверхдальние рас завидную прибыль». Именно такими ульями он пользо стояния.

вался на своих пасеках.

Во времена же Прокоповича пчел перевозили на под Не оставил ученый без внимания и количество меда, водах. Чтобы перевезти 2000 ульев, требовалось прибли потребляемое за сутки семьями разного качества — силь зительно 250 подвод. Кочевые пасеки располагали обыч ными, посредственными, малосильными — с ранней вес но в центре выбранного массива в нескольких верстах ны до осенних морозов.

друг от друга группами по 60 ульев. Такое рассредото чение повышало медосбор. Вообще, большого скопления ЗОЛОТО ПРАКТИКИ, ИЛИ НА ПАСЕКАХ «КОЛДУНА» пчел всегда избегали. Даже школьная пасека в Пчелиный «завод» в Митченках насчитывал уже до ульев на стационаре была разбита на 24 отделения.

3000 ульев. Знаток пчеловодного дела Петр Иванович Весьма ценные мысли высказал И. Прокопович Прокопович, ничего не скрывая, показывал приезжав о зимовке пчел. Важнейшим условием, определяющим шим к нему пчеловодам «такие производства с пчелами, благополучный исход зимовки, он считал хороший возду которые они приписывали колдовству», а его «признава хообмен, ибо для пчел, зимующих в помещении, наибо ли колдуном».

лее вредны «тяжелый мокрый воздух» и высокая темпе Главнейшим показателем уровня пчеловодства ратура. Самая главная вещь в омшанике, по его словам,— П. И. Прокопович считал запасы меда в гнездах. Оби отдушники, через которые «вытягивало из омшаника лие меда обуславливает силу семьи, ее благополучие и испарину и излишний жар». Устраивал он их по одному работоспособность. Он превосходно знал, что мед можно или по два в потолке помещения и с помощью труб или получить только от сильных семей, «имел страсть держать надставных ящиков выводил наружу.

наилучшие семейства, богатые запасами и многочислен Во втулочных ульях Прокопович приподнимал втул ные пчелами», каждый раз убеждаясь, что чем сильнее ки, чтобы воздух мог пройти через щели и освежить семьи идут в зиму, тем больше они приносят дохода в гнездо. В колодах обычно вынимал должен, которыми за следующее лето.

крывали вертикальные вырезы, а бездонные дуплянки От плохих семей выгоды не ожидал, поэтому неболь ставил на подкладки, чем обеспечивал поступление возду шие рои соединял по четыре-пять в один улей, получая ха снизу. Иногда дополнительно проделывал отверстия мощные семьи;

маломёдные, ненадежные, не способные вверху. Сырость и духота в этих ульях, где воздух сво перезимовать, присоединял к другим — перегонял пчел.

бодно циркулировал и никогда не застаивался, не созда Населял ульи по весу — до одного пуда пчел, наблюдал вались.

удивительную деятельность этих гигантских семей, од Современные пчеловоды также утверждают, что воз нако пришел к заключению, что ссыпать такое количе дух в зимовнике должен обновляться не менее десяти ство насекомых в один улей невыгодно.

раз в сутки. Только тогда зимовка пчел проходит нор Лишних хороших маток сберегал до весны в малень мально.

ких семейках — поздних роях над клубом сильных В основу своей системы пчеловодства П. И. Проко семей, чтобы при необходимости иметь их всегда под ру пович положил индивидуальный уход за семьями пчел.

кой. Этим приемом пользуются и современные пчеловоды, Так как удержать все сведения в памяти очень сложно, особенно практикующие систему двухматочного пчело тем более на большой Прокопович разработал водства.

оригинальную систему знаков — «грамоту пчеловода».

Пасеки П. И. Прокоповича были не стационарными, В этой остроумной «азбуке», понятной и неграмотному а кочевыми, подвижными. Каждый год их возили на медо человеку, 22 знака, способные передать почти любое физиологическое состояние семьи. Знаки писали на цветное время», когда пчелы не находят пищи голода улье разными красками: в один год черной, не смывае- ют. Выход опытник видел в создании искусственных ме мой дождями;

в другой — красной. Сопоставляя записи, доносных угодий. Он предлагал выращивать разновре можно было определить изменения, происшедшие в менно цветущие медоносные растения — апрельские, семье за эти годы. Текущие работы записывали мелом. майские, июньские и июльские,— создавая тем самым Кстати, подобные знаки-символы были широко рас- непрерывный «цветочный конвейер». Причем, он ре пространены еще в Древней Пчеловоды-бортники, комендовал высевать такие растения, которые, обладая например, ставили их на дуплистых деревьях, в которых высокой медоносностью, приносят и семенами, и жили пчелы. Эти символы (у каждого свой) указывали плодами, и вегетативной массой.

на принадлежность бортей определенному лицу. Других пчеловодов П. И. Прокопович также призы «Грамота пчеловода» положила начало пчеловодным вал обогащать медоносную флору, считая, что общими записям, в равной степени необходимым не только уче- силами в этом отношении можно сделать многое. В своей ным и опытникам, но и практикам. статье «О медоносных цветочных растениях» он писал:

«Предмет этот очень важен для видов государственных и частных, на него в отношении пчеловодства никто не об «ПРЕДМЕТ ЭТОТ ОЧЕНЬ ВАЖЕН ДЛЯ ВИДОВ ращал надлежащего внимания, нигде не было произве ГОСУДАРСТВЕННЫХ...» дено опытов заведения пчелиных угодий». Известно, что он обращался в Министерство государственных имуществ, Понимая значение медоносной растительности, ведавшего тогда сельским хозяйством, с просьбой дать П. И. Прокопович изучал ее, разрабатывал рациональ указания директорам казенных садов и лесов сообщать ные приемы использования, культивировал и обогащал о медоносных растениях, которые заслуживают внима новыми видами. Поначалу отсутствие специальных зна ния пчеловодов, и сам выписывал семена медоносов из ний очень усложняло работу: «Знание ботаники усколь разных мест России и даже из-за границы, высевал их на знуло от меня»,— с горечью отмечал он. Петр Иванович грядах, размножал и делился ими с другими.

никогда не бывал в других странах, не посетил ни одного ботанического сада, не видел редких, диковинных ра Из всех известных ему травянистых медоносных расте стений, особо ценных для пчеловодства,— знал только ний он особо выделил синяк, засевая им значительные то, что росло вокруг. О нектароносности растений не площади. Это двухлетнее, весьма неприхотливое к поч имел ни малейшего представления. Пришлось поэтому ве и довольно выносливое к засухе растение действитель срочно наверстывать упущенное. Ушло на это немало но оказалось прекрасным медоносом, по нектаропродук времени. Он не только изучал фенологию цветения лес- тивности «обгоняющим» гречиху в 25 раз. Не без осно ных, луговых, полевых, огородных растений, но и пы- ваний Прокопович назвал его «царем» медоносов. Даже тался на основе многолетних наблюдений найти зависи- после скашивания синяк отрастает и дает пчелам нектар мость между медосбором и состоянием погоды, влажно- и пыльцу вплоть до осенних холодов. Да и мед его свет стью воздуха, атмосферными осадками и даже... распо- лый, чуть янтарный, нежный, неприторный очень хо ложением небесных тел.

рош. Кроме всего прочего, из семян синяка получают ценное масло. Петр Иванович охотно рекомендовал это Его пасеки находились в зоне, где произрастало не многополезное растение другим пчеловодам. Журналь мало ценных медоносов, что обеспечивало обильный ная статья П. И. Прокоповича «О пользе разведения «урожай» меда. В 1839 году, например, от 2700 семей синяка — растения медоносного и маслобойного» была пчел он отобрал 1900 пудов меда, оставив в ульях на зи издана отдельной брошюрой, что указывало на ее боль му еще 3700 пудов.

шую практическую ценность.

Ульи на своих пасеках Прокопович размещал с та ким расчетом, чтобы пчелам было корма в изобилии. Улучшение кормовой базы для пчел также стало од Одновременно ученый стремился обогатить медоносную ной из постоянных забот пчеловодов последующих по флору, пополнить ее видовой состав, заполнить «бес- колений. Ученые предложили включать медоносные ра концентрировать расплод в какой-нибудь безматочной стения в смеси кормовых трав, в полезащитные лесные семье, чтобы родившихся пчел после двухдневного «по полосы, высаживать медоносные кустарники деревья ста» можно было передать более слабым семьям или более на участках, в населенных по сильным, если надо использовать их на медосборе.

обочинам дорог, берегам рек, тем самым значительно Предложенный П. И. Прокоповичем способ оздоров обогащая медоносную флору, способствуя доходности ления гнильцовых семей в сочетании с современными про пчеловодства и, наконец, просто украшая нашу землю.

тивогнильцовыми препаратами в настоящее время счи тается одним из самых действенных.

ЧТО ДЕЛАТЬ С ГНИЛЬЦОМ?

Таким образом, трудами П. И. Прокоповича была заложена основа патологии медоносных пчел.

В начале прошлого века довольно широко был рас пространен гнилец — опасное заболевание пчелиного рас ГЕНИАЛЬНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ плода. Эту «детскую болезнь» медоносных пчел, к нема лому огорчению, П. И. Прокопович обнаружил и на сво Как и многие прогрессивно мыслящие русские пче ей пасеке. Средств лечения гнильца он не знал, пособий ловоды, П. И. Прокопович верил в возможность улуч по этому вопросу не имел. Пришлось и здесь действо шения отечественного пчеловодства и выгодного ис вать самостоятельно на свой страх и риск.

пользования медоносных ресурсов.

Чтобы успешно лечить эту болезнь, он основательно По его мнению, требовались новые формы содержа изучил ее течение, наблюдая за состоянием больных ли ния пчел, которые остановили бы уничтожение семей чинок вплоть до их гибели.

смертоносным серным дымом, сохранили гнезда от раз Одним из первых русских ученых П. И. Прокопович рушения, увеличили производство меда.

экспериментально установил инфекционную природу Можно считать, что первый шаг в этом направлении гнильца, проделав ряд весьма убедительных опытов.

был сделан, когда распилили колоду на части или над Например, вызывал заболевания роя, подкладывая ему ставили сапетку (плетеный улей), и мед стали отбирать расплод больных семей. Мед или даже пустой сот, пе из верхнего отделения, не трогая остальных. На сле ренесенный из гнильцового гнезда в здоровое, также дующий свободный от меда и сотов кусок колоды ста вызывал поражение гнилью. Пчелы-«воровки», вили под низ, а надставку к сапетке — сверху, и все проникающие в улей, где живет ослабленная болезнью начиналось сначала.

семья, заносили в свое гнездо вместе с медом и заразу.

Выдающийся вклад в технологию пчеловодства внес Так как радикальных способов лечения гнильца тогда Н. М. Витвицкий изобретением многонадставочного улья не знали, больные семьи обычно закуривали серой, а и противороевой системы. Он мечтал о сохранении со зараженные ульи сжигали.

тов, однако достичь этого не смог.

П. И. Прокопович уничтожение пчел считал недопу А ведь идея ульевой рамки, можно сказать, находи стимым и поэтому старался найти способы их оздоровле лась в самом пчелином гнезде. Пласты восковых сотов, ния. В первую очередь, следовало ликвидировать источ отстоящие друг от друга, казалось бы, сами подсказы ник инфекции, который, по его наблюдениям, гнездил вали пчеловоду правильное решение. Почти вплотную ся в сотах.

приблизились к идее рамочного улья ульи линеечные, В результате многочисленных испытаний он все-таки в которых приваривали соты к укрепленным вверху нашел надежный способ «истребления» гнильца — пере линейкам-планкам.

гонял пчел из зараженного гнезда в чистое, предваритель Русскому пчеловоду П. И. Прокоповичу первому но заставив насекомых поголодать. «Гнилец истребля пришла мысль заключить пчелиный сот в планки со ется единственным средством,— писал П. И. Прокопо всех четырех сторон, чтобы не ломать его при удалении вич,— перегонкой пчел в другой улей, в который выпу из улья и сохранить таким, каким его сделали пчелы.

скают их, изморивши наперед голодом два дня». Он Так родилась ульевая рамка — простейшее и вместе с описал технику перегонки семей разной силы, советовал тем гениальное изобретение, сделавшее целый переворот которые разделялись перегородками и образовывали в мировом пчеловодстве. ящики — этажи.

Рамка П. И. Прокоповича по форме напоминает Составные, размыкающиеся ульи, какие появлялись современную секционную рамочку и предназначается в России у опытных и знающих пчеловодов, в частности только для получения меда в сотах. Ширина ее 44, вы- у Н. М. Витвицкого, Прокопович считал невыгодными.

сота 145 миллиметров. При такой ширине рамки пчелы Отрицал он и горизонтальные ульи, как не свойствен отстраивают глубокие ячейки, в которые матка яиц не ные пчелам.

кладет. Такие ячейки к тому же очень емкие, в них входит Отделения улья его конструкции сзади имели много меда. Небольшая высота делает медовые соты ные стенки — втулки. По ним изобретатель назвал прочными, удобными для перевозок. Все это как раз и улей втулочным. Через втулки можно было осматривать учел опытный пчеловод, обдумавший все до мелочей. расплодное пчел и выполнять некоторые опера Кстати, рамки точно таких же размеров применяются ции, в частности, отбирать мед.

сейчас в магазинных (специально предназначенных под Верхний ярус заполнялся рамками, вплотную при мед) надставках многокорпусного улья, содержащих не легающими к стенкам улья, и отделялся от остальных так десять, а восемь сотов.

называемой медовой доской с пропилами, через могли проходить пчелы, но не пролезали матка и трут П. И. Прокопович не догадывался, что рамками можно ни. Это была первая в мировом пчеловодстве укомплектовывать и расплодное гнездо. Он даже не мог тельная решетка — устройство остроумное и весьма по предположить, какие возможности открываются в связи лезное. Впоследствии в пчеловодной практике, в с этим у пчеловодов.

числе и современной, оно стало играть универсальную Ульевая рамка П. И. Прокоповича положила начало другим пчеловодов. Так, американский уче- роль. К сожалению, это изобретение П. И. Прокоповича ный Л. Лангстрот в 1851 году открыл в улье точное сво- долго оставалось неизвестным и недооцененным. Изобре тателем разделительной решетки считается Ганнеман, бодное пространство между сотами и сделал гнездовую рамку подвижной. А в 1857 году немецкий ученый И. Ме- предложивший ее намного позже Прокоповича.

ринг изготовил искусственную вощину, которую встав Каждое отделение (этаж) отгораживалось от другого ляли в рамки, чтобы ускорить строительство сотов пче- дощатой перегородкой с небольшим квадратным отвер лами. Через восемь лет чех Ф. Грушка придумал медо- стием посередине, прикрывавшимся накладной доской.

гонку, позволяющую извлекать мед из сотов, не раз- Удалив накладную доску, можно было при необходимо рушая сти расширить гнездо.

Изобретение рамки послужило основанием и для Свой первый рамочный улей П. И. Прокопович сде создания новых конструкций ульев. Одновременно с изо- лал сам, своими руками. Назвал он его «Петербург».

бретением рамки П. И. Прокопович придумал нового Кстати, Петр Иванович имел обыкновение давать своим сложения улей, наиболее приспособленный к нашему ульям названия по городам, странам, звездам, континен климату и «обиходу» с пчелами. Потом Л. Лангстрот пред- там, фамилиям великих людей. У него были ульи Там ложил свой знаменитый разъемный многонадставочный бов, Рим, Архангельск, Венеция, Россия, Африка, Юг, улей сначала с рамками одного размера, а потом с гнез- Сатурн. По его мнению, это придавало пчеловодству ве довыми и магазинными, оставшийся почти без изменения личие и торжественность.

до наших дней.

П. И. Прокопович первым в мире получил чистый Улей П. И. Прокоповича вертикальный, как и есте- сотовый мед в рамках, без пыльцы и расплода. Пони ственное жилище пчел, лучше всего соответствовал их мая важность этого события, он послал свой улей Мо природе и стал эталоном для более поздних образцов сковскому обществу сельского хозяйства. «Имею честь ульев. Вначале он имел три отделения, но затем пчеловод представить на благоусмотрение Общества,— писал он,— добавил еще одно. Улей не расчленялся, имел общие втулочный улей, полный заносом (сотами и медом.— стенки полутораметровой высоты, связанные в замок, в голове которого находятся рамки с сотами и, кроме улья, несколько рамок с сотами». Сотовый мед в рамках он послал также и в Петербург. Эти уникальные экспонаты произвели сильное впечатление. «Получение чистейших произведений пчелиных в изящнейших видах и большом количестве приводит в удивление каждого зрителя»,— сообщал Петр Иванович. Московское обще ство одобрило втулочный особенно отметив его главную составную часть — рамки.

Слух о выдающемся пчеловоде-новаторе и его изоб ретении быстро распространился по юго-западу России, проник в отдаленные российские губернии, а затем в Польшу и другие западные страны. О нем писали сель скохозяйственные журналы, к нему приезжали помещи ки, купцы, крестьяне — «охотники до пчел», чтобы уви деть его пасечное хозяйство. «Прокопович был действи тельно пчеловодом с необыкновенным дарованием,— писал о нем А. Рут, известный американский пчеловод.— Он применял способы, далеко опережавшие его время».

Ухаживать за пчелами во втулочном улье довольно трудно: после отбора меда улей надо было перевернуть, как переворачивали после вырезки меда цилиндрические ульи. Пчелы, получив готовые и свободные соты, вновь складывали в них мед, а потом застраивали пустую ниж нюю часть улья. Через какое-то время мед опять отби рали, и улей снова переворачивали, создавая для пчел противоестественные условия.

Кроме Прокоповича, технология работы со втулоч ным ульем, пожалуй, никому не была известна. Его же глубокое убеждение состояло в том, что только по кни гам научиться управлять пчелами в таком улье невоз можно ни малограмотному крестьянину, ни даже обра Петр Иванович Прокопович зованному хозяину. Нужда в живом слове, непосредст венном руководстве, а также наглядность и практика, столь необходимые в освоении пчеловодства, подвели Крестьяне работали на пасеках, исправно исполняя ука Прокоповича к идее создания специальной пчеловодной зания хозяина. Однако, спустя год, выяснилось, что они основательного понятия о пчелах не приобрели, знаю щих пчеловодов из них не получилось. «Сей опыт,— пи сал П. И. Прокопович,— открыл мне глаза на то, что ПЕРВАЯ ПЧЕЛОВОДНАЯ ШКОЛА без изъяснения ученикам по порядку всех познаний, Мысль об обучении пчеловодству родилась у Петра кои служат основанием к управлению пчеловодством, Ивановича не случайно. В 1825 году, после смерти отца, из них не получаются пчеловоды».

ему по наследству досталось несколько крепостных кре- И он решил учить своих людей пчеловодству «школь стьян. Наиболее способных он определил в пчеловоды, ным порядком», избрав для этого наиболее свободное желая значительно расширить свое пасечное заведение. от крестьянских забот время — осень и зиму. «Безде общеобразовательных — чтения, письма, арифметики. Не нежно», за одни лишь услуги по хозяйству принял на менее важным считалось и нравственное воспитание:

курс несколько учеников со стороны.

«Содержать учеников в доброй нравственности, внушать Ставил он перед собой и другую задачу — проверить прилежание к трудам, стремление к разным хозяйст на практике, «научая других», свое сочинение по пче венным познаниям и особливо быть во всяком случае ловодству, которое готовил к изданию.

откровенным и верным, истреблять всякий вид лукав Домашняя школа П. И. Прокоповича, где ученики ства и хищничества».

с интересом и пользой познавали жизнь медоносных пчел П. И. Прокопович говорил: «Никакое худое дело, ни и обучались практическим приемам, сразу же стала изве какой порок, ни малейшая ленность или лукавство не стной в округе. Учитель, прекрасно владевший предме должны иметь место в моей школе». Нежелающих избав том, любивший точность, порядок и дисциплину, ляться от этих пороков он исключал и возвращал домой.

стремился и своих учеников сделать пчеловодами, в Принимали в школу крестьян в возрасте от 16 до совершенстве знающими свое дело. «Приобвыкший к смет лет. Двухгодичный срок обучения считался вполне доста ливости пастух,— говорил он,— окинувши взором свое точным для освоения науки и приобретения практических стадо, в то же мгновение усматривает нездоровую ско навыков. Кстати, программа подготовки пчеловодов в сов тину, которая не так стоит, как надобно, не так ходит, ременных училищах также рассчитана на два года.

не так пасется и прочее;

так и пчеловод должен свой взгляд образовать для явлений пчелиных, дабы в одно Каждый ученик брал обязательство прилежно учить мгновение видеть разности от обыкновенного явления». ся, хорошо себя вести, «трубки не курить, табаку не ню хать, водки не пить, по улицам не таскаться», не ссо Охотников познавать науку о пчелах нашлось много.

риться с другими. «Присяга» ко многому обязывала, Помещики, желавшие развить свое пчелиное хозяйство, дисциплинировала, воспитывала волю и добрые качест просили принять на учебу их крестьян.

ва, верность слову и долгу, предупреждала дурные по Петр Иванович обратился в Московское общество ступки. Из каждого своего ученика Прокопович хотел сельского хозяйства, в то время самое авторитетное и сделать не только толкового специалиста, но и хорошего влиятельное, и в Министерство внутренних дел, ведав человека. В школе утверждались высшие нравственные шее тогда сельским хозяйством, за разрешением для ценности — трудолюбие, справедливость, совестли открытия школы. Первого ноября 1828 года в Митчен вость.

ках, близ местечка Батурина, в родном селе Прокопо Школа в Митченках из-за неприспособленности по вича школа пчеловодства была открыта.

мещений не очень подходила для занятий, поэтому уже В большой, чисто выбеленной крестьянской избе на другой год была переведена на Пальчиковский хутор.

впервые сели за стол двадцать учеников, чтобы научить Число учеников выросло до пятидесяти.

ся пчеловодству. Однако П. И. Прокопович, заботясь Хутор, стоявший отдельно от соседних сел, распо о просвещении народа и распространении научных зна лагался в старинной липовой роще. Протекала тут не ний, ставил задачу значительно шире. «Ваш долг,— большая спокойная речка Дочь, приток Десны, с иво говорил он ученикам своим на открытии школы,— не выми зарослями по берегам и поймой с заливными лу только научиться совершенно управлять пчеловодством гами. При школе существовала хорошо продуманная си по моему образу, но и приобрести способность учреждать стема необходимых построек: просторное помещение для пчелиные заводы везде в деревнях, где только есть пче занятий, казарма для жилья учащихся, большая ма линые угодья, заводить и улучшать оные и притом так стерская с верстаками, операционная комната для ра всему научиться, чтобы вы смогли других тому же на боты с медом, воскобойная, кладовая для хранения меда, учить».

воска, рамок, пять омшаников — деревянные, плетне В Уставе школы, составленном П. И. Прокоповичем, вые (в два плетня, набитых глиной), земляные, столовая, указывалось на единство теоретического и трудового где могли разместиться до 140 человек. Школа (ее иног обучения или, как тогда говорили, «умозрительно и на да называли училищем пчеловодства) представляла собой деле». В школе предусматривалось изучение предметов целое самостоятельное предприятие в личном хозяйстве число учеников при малом количестве ульев с пчелами,— П. Прокоповича.

говорил он,— не могли бы успешно заниматься своими Летом учебной аудиторией служила сама природа.

предметами». Этому принципу знаменитого педагога сле Под развесистыми кронами могучих двухсотлетних лип довало бы придерживаться и в современных училищах, стояли скамейки, на которых сидели ученики и под не где готовятся кадры для пчеловодной отрасли.

смолкаемый звон работающих пчел слушали урок. Потом В зимнее время в мастерской ученики делали ульи записывали его под диктовку, разбивались на группы разных систем — втулочные, английские, французские, во главе с лучшими учениками, быстро усвоившими те немецкие — и необходимые пчеловодные принадлеж му. Такая система обучения в те была довольно ности. Чтобы заинтересовать ребят и повысить их от широко распространена. В свободное от занятий время ветственность, Петр Иванович ввел оплату за изготовлен неграмотные ученики под началом грамотных обучались ные ульи. Небольшое денежное вознаграждение за гото чтению и письму.

вую продукцию неожиданно оказалось очень сильным В течение первого года учащиеся изучали поведение стимулом. «Чтобы ученики охотнее упражнялись,— пчел и состояние пчелиной семьи с весны до осени, зна говорил П. И. Прокопович,— положена была, кроме луч комились со всеми случаями и приключениями, возмож ших харчей, за сделание каждого улья награда по 50 ко ными в жизни этих насекомых, выполняли необходимые пеек. Это поощрение произвело великий переворот уче практические работы. На второй год в основном совершен ного унывания на практическую интересную радость:

ствовались в технологии пчеловодства.

неумеющие спешили выучиться, а умеющие больше за Основу педагогической системы знаменитого пчело ниматься, начали вставать ранее, стук топоров и шорох вода составляло трудовое обучение. «Всех вообще уче пил не давал никому оставаться в постели».

ников,— говорил он,— я стараюсь упражнять в пред П. И. Прокопович старался приучить воспитанников метах пчеловодства на многократной практике». Он был делать своими руками буквально все работы, связанные убежден в том, что знание совершенствуется практикой.

с пчеловодством, вплоть до изготовления медовых вин.

«Этим,— с гордостью заявлял он,— школа моя имеет Он не жалел никаких усилий «для доведения учеников цену и преимущество перед подобными хозяйственными до возможного совершенства знаний и опытности», про училищами». К тому же он предоставлял учащимся са буждая у них пытливость, интерес и наблюдательность.

мостоятельность действий, конечно, при строгом контро Они взвешивали ульи, чтобы узнать, сколько меда при ле с его стороны.

несли пчелы в день с того или другого цветущего расте Трудовое обучение Петр Иванович стремился при ния, какое количество корма съели в непогоду и за зиму, близить к жизненной практике, то есть не просто позна рассматривали в микроскоп тогдашнюю диковинку — комить учащихся со специальностью, дать о ней пред «члены пчел». Ученики сами отыскивали причины ка ставление, а заставить их по-настоящему работать. Этот кого-нибудь неблагополучия пчелиной семьи, объясняли принцип, кстати сказать, стал одним из важнейших и в разные явления, с ней происходящие, вели регулярные современной падагогике. За учащимся закреплялось записи. П. И. Прокопович все время привлекал их к са довольно значительное число семей, обычно по двадцати мым различным наблюдениям. Они были его первыми в первый год обучения и по пятидесяти во второй, а не помощниками. Обстановка в школе благоприятствовала которым, наиболее толковым и расторопным ученикам до формированию у учеников исследовательских навыков, верялось возглавлять пасеки даже в сто ульев. Каждый инициативы, творческого подхода к решению всех проб из них осознавал важность порученного дела и лишь в лем.

затруднительных случаях обращался за помощью к Про Пчеловодство тесно сопряжено с другими сельскохо коповичу или его помощнику. Школьная пасека насчи зяйственными отраслями, особенно с садоводством. Там, тывала 1400 пчелиных семей, содержавшихся в ульях раз где есть пасека, необходим и сад. Следовательно, пче ных типов, в том числе и зарубежных, чтобы в сравне ловод обязан быть и садоводом. Сажать деревья, приви нии можно было увидеть, какие ульи лучше. «Большое вать их, обрезать, готовить садовые замазки, иначе го содержать сад в — этим искусством также С такой похвальной оценкой будущее ученика овладевали в школе Прокоповича. Учащиеся получали считалось обеспеченным.

познания о цветоводстве, огородничестве, упражнялись Ученику, в котором Прокопович не был уверен как в в выращивании винограда, воспитании шелковичного самом себе, свидетельство не выдавалось.

червя. Для практики на пришкольном участке высади- При жизни П. И. Прокоповича школу пчеловодства ли более 2000 шелковичных деревьев, до 200 кустов ви- окончило более 500 человек. Это были образованные ноградных лоз. Фруктовый сад занимал несколько гек- специалисты, знатоки своего дела. В самые отдаленные таров;

имелся богатейший коллекционный участок с уголки России несли его ученики научные сведения о медоносными растениями — древесными, кустарнико- пчелах и пчеловодном деле. Первые глашатаи рацио выми, травянистыми, не уступающий иному ботаниче- нального пчеловодства, они создавали крупные пасеки у скому саду. И все это для того, чтобы учащиеся помещиков, работали на пасеках пчеловодных обществ.

дали за цветением разных видов растений, следили Наиболее способные из них становились потом учителями посещением их пчелами, могли определить цвет пыльце- пчеловодства в других сельскохозяйственных школах.

вой обножки. Травы высевались на грядах понемногу, Весьма примечательно в этой связи принятое в школе по только синяк — на больших площадях. Учащиеся сами ложение, согласно которому в первые два года по окон выращивали медоносные растения — одной вербы по чании учебного заведения выпускник не должен начи низинам ими было посажено 2000 деревьев. Таким обра- нать учить других, то есть преждевременно делаться учи зом, ученики получали довольно хорошее разносторон- телем, ибо на первый план ставилась практическая под нее сельскохозяйственное образование. готовка и В школе исключительно высоко ценилось и всеми Школа П. И. Прокоповича оказала сильное влияние способами воспитывалось трудолюбие. Без этого важ на культуру пчеловодства. По своей организации, сис нейшего качества, так нужного человеку вообще, теме обучения, с ее единством теории и практики, прин ловода как специалиста быть не может, ибо в основе его ципам воспитания, впечатляющим результатам это было деятельности лежит труд. «Пасечнику во всякое время явление исключительное для своего времени. Ее основа надо помнить важное правило,— указывал П. И. Про тель гордился своим любимым детищем, называл школу не быть никогда в праздности. Он всегда дол «народной, единственной в своем роде». Для нас она так жен быть живым, деятельным, находить для себя прилич же своеобразный памятник трудам великого пчеловода ное дело, не прогуливать ни минуты».

просветителя, значительное событие в истории отече ственного пчеловодства.

Удивительное трудолюбие, свойственное Прокопови чу, было лучшим примером для всех его воспитанников.

После смерти П. И. Прокоповича школа по завеща Он ненавидел праздность и безделие, считал их опасней нию перешла к его внебрачному сыну С. П. Великдану.

шими пороками. Самые «худые качества» пчеловода, по Обучение в ней велось так же, как и при ее знаменитом его мнению,— отсутствие «усердия к делу, доброходст основателе, по его запискам. Наследие П. И. Прокопови ва к пчелам». Кроме того, нельзя считать ча берегли, как заветный клад, не допуская даже мысли того, кто ленив, небрежен и не содержит пасеку в чистоте, что-либо изменить или дополнить. А жизнь тем вре имеет «страсть прихвастнуть ложными показаниями» о менем не стояла на месте. Появлялись более совершен состоянии пасечного хозяйства.

ные ульи, создавались новые системы пчеловодства, ко Окончившим школу выдавалось свидетельство с пере- торые упрощали уход за пчелами и давали возможность числением изученных предметов, характеристикой спо- активнее на них воздействовать;

отечественная и миро собностей и поведения. В нем обычно указывалось, что вая наука и практика шла вперед. Многое из того, что «находясь в сей школе два года, вел себя всегда добро- при Прокоповиче считалось передовым, безнадежно уста порядочно, никаких пороков за ним не замечено, выу- рело.

чился читать и писать, знать меру, вес и класть на сче- Это касалось и биологии пчел, и технологии пче тах;

учился науке пчеловодства с превосходными успе- ловодства. Не учитывая этого, невозможно было под готовить хороших специалистов, обладающих современ- все сие должно привлекать каждого хозяина к пчеловод ными знаниями.

ству и возбуждать желание завести пчел».

Академик А. М. Бутлеров по этому поводу писал:

Петр Иванович всеми средствами старался возбудить «Напрасно думать, что я хочу отрицать заслуги Проко- в народе интерес к пчеловодству. Возможности для заня повича, но признавать их — не значит считать его непо- тия им в России были, действительно, неограниченны.

грешимым и смотреть на сделанное им, как на послед- Естественных угодий лежало столько, что, если число нее слово пчеловодной науки, далее которой ей и идти пчелиных семей в России, по его приблизительным под некуда. Неужели Прокопович, принесший при жизни счетам, увеличить в сто раз — все равно медоносные за столько пользы пчеловодству в России, сделается теперь пасы растений не были бы использованы до конца. Бо невольной помехой его успехам? А этого нельзя не опа- яться плохих годов, когда пчелы не запасают меда, нет саться, если все ученики школы пчеловодства будут пре- оснований — ведь засуха или мороз губят также и даваться слепому авторитету Прокоповича, хлеба, однако земледелец из-за этого не бросает поля.

отрицая самую возможность идти вперед вне его записок».

К тому же один хороший по медосбору может пере крыть три «УМНОЖЬТЕ ИХ ПЛЕМЯ И ВЫ ВЕРНО НАЙДЕТЕ П. И. Прокопович оценивал пчеловодство с точки зре ИСКОМЫЙ КЛАД...» ния его экономического и даже политического значе ния для страны. По его убеждению, пчеловодство долж Медоносные пчелы дали возможность П. И. Прокопо- но превратиться в отрасль большого народнохозяйствен вичу поправить дела, привести в порядок свое хозяйст- ного значения. Россию с ее необозримыми просторами во и, как он говорил, жить безбедно. В исключительной и множеством цветковых растений он называл страной выгодности пчеловодства он убеждался и на многочис- пчел, меда и воска. Эти естественные богатства, ежегод ленных примерах знающих пасечников своей местности. но возрождаемые самой природой, он сравнивал со Поэтому хуторянину и селянину, нуждающемуся в улуч- всеми важнейшими источниками доходов и отдавал им шении материального состояния, он советовал занимать- преимущества, ибо они составляются одними пчелами, ся пчеловодством. Хотя пчеловодный промысел без больших затрат материальных средств и человече разен и не похож на другие промыслы сельского хозяина, ского труда. Дары растений, говорил он, «есть то же, он, однако, доступен каждому, стоит лишь его хоро- что Индия, Америка, Австралия, содержащие в недрах шенько узнать. Издержек на обзаведение пчелами он своих ископаемые сокровища. Но область цветочных требует мало, а при знании дела приносит значительный богатств лежит не за морями, не в далекой стороне, и не доход. Знаток пчел, по утверждению П. И. Прокопови- в недрах земли сокрыта, а всякий год является перед гла ча, «может составить себе такой чистый доход, какового зами каждого».

с большим трудом и издержками никакая другая от Семьи пчел он считал «самодействующими фабрика расль хозяйства доставить не может».

ми» — они, как золотоискатели, по крупице собирают сырье и сами же перерабатывают его в готовые драгоцен Пчеловодство к тому же не требует больших затрат труда. Как считал П. И. Прокопович, один сведущий пче- ные продукты — мед и воск, которые никогда не за леживаются на мировом рынке и всегда идут по дорогой ловод с одним или двумя помощниками могут содержать цене. «Золото и все вообще дорогие металлы,— писал в порядке от 500 до 1000 колод пчел. Именно так было он,— да и все промышленные заводы и сельское хозяй поставлено дело на его собственных пасеках.

ство сопутствуются долговременными трудами и боль ство представляет собою благороднейшее занятие для мыслящих людей,— писал он.— Благовидность сущест- шими издержками, а пчелиные произведения, могущие иметь годовую ценность в 200 миллионов рублей, со вования пчел, любопытнейшие в них явления, отличная изящность их произведений, легкое и приятное мало- бираются одними пчелами, которые сами ежегодно воз делие при их содержании и управлении и значитель- рождаются. Людям остается только держать пчел, при готовить для их произведений посуду и готовые, соб ный доход, ими доставляемый, без отягощения 30 От этой-то главной причины, считал П. И. Прокопо ранные и выделанные пчелами, убирать в хранилища вич, пчелиный род изводится. «Обезопасьте пчел от ис и, наконец, пускать в продажу».

требления серой! — взывал он.— Не убивайте, не душите П. И. Прокопович во весь голос заявлял о том, что серой пчел, содержите их живыми, умножьте их племя, на пчеловодство, способное приумножить богатства и н вы верно найдете искомый клад, о котором часто людям капитал России, должны обратить внимание государст грезится».

венные деятели, блюстители государственной экономии.

Путь для скорейшего восстановления и умножения И это был не только страстный призыв гражданина и числа семей он видел в создании искусственных роев, патриота, заботящегося о судьбах отечества. Он разра способы организации которых уже были предложены зна ботал и предложил целую систему мер, способствовав ющими пчеловодами, в том числе и самим Прокопови ших производству возможно большего количества меда чем.

и воска — традиционных товаров экспорта, которые по Российские меды по своим отменным качествам испо добно пеньке, шерсти, металлам исстари выгодно сбы кон веков славились по всей Европе и Азии. Обуслав вались в страны Востока, Запада, Юга и Севера.

ливалось это набором превосходнейших медоносов, про Для этого, во-первых, необходимо распространение израстающих на нашей земле, их удачным сочетани разумного пчеловодства и просвещение народа. Он пред ем, а также весьма благоприятными климатическими и ложил, в частности, открыть по одной всенародной шко почвенными условиями. Но меды с разных растений обыч ле пчеловодства в каждой губернии, где обучалось бы но смешивались, не разделялись. П. И. Прокопович од человек по двести в год. Чтобы эти школы давали проч ним из первых на Руси предложил поставлять на между ные знания, кроме теоретических занятий, учащиеся народные рынки меды монофлерные, то есть с каждого должны иметь основательную практику. А это значит, вида растений отдельно, так сказать, в чистом виде — что за каждой школой следует закрепить по одной пасе липовые, малиновые, клеверные, синяковые, василько ке размером в 1000 ульев каждая. На маленьких учеб вые, акациевые. Притом красиво укупоренными в стек ных пасеках практическому пчеловодству научиться как лянную посуду разной емкости и формы. «Тогда,— пи следует невозможно.

сал он,— Россия могла бы превзойти ими все страны Во-вторых, запретить убивать пчел при отборе у них света». Кстати, эта проблема продолжает стоять и перед меда. На Руси из-за этого всякий год уничтожалось по современным промышленным пчеловодством, поставляю нескольку миллионов пчелиных семей, и не обладай ме щим свою продукцию за рубеж.

доносные пчелы могучей силой воспроизводства, это давно Кроме общегосударственного значения, пчеловодство бы привело к катастрофе с непоправимыми последствия выполняет и большую воспитательную функцию, спо ми. П. И. Прокопович, как и Н. Витвицкий, страст собствует формированию в человеке «хороших качеств, но выступал против варварской истребительной систе добропорядочного поведения». Эту очень важную воспи мы, практиковавшейся при старом примитивном пчело тательную сторону П. И. Прокопович подчеркивал водстве.

особо. Общественная жизнь медоносных пчел, по его Пчеловоды с весны обычно желают, чтобы как можно словам, достойная восхищения, преподносит «мысля больше нароилось пчел, с трепетом берегут каждую пче щему наблюдателю важнейшие уроки для образа жизни».

лу, а к осени сами закуривают их серой или продают на Трудолюбие насекомых, не имеющее пределов, взаимоот убой скупщикам. Смертоносные фитили, пропитанные ношения в многотысячном сообществе, необыкновенная расплавленной серой, зажженными барышники кладут изящность их построек и идеальный порядок, ими под под гнезда закупленных семей, затыкая летки. От густого держиваемый, не могут не воздействовать благотворно ядовитого сернистого дыма задыхаются пчелы, личинки на ум и душу человека. Пчелиная семья — это целый и куколки. За день такой торговец может уничтожить мир, поражающий своим совершенством. Не случайно до 500 самых медистых семей, а за осень, переезжая с па считали, что государство надо строить по об секи на пасеку,— до 2000 ульев. А сколько по Руси каж разу и подобию пчелиной семьи.

дый год рыскало таких любителей легкой наживы!

.V.

32 Петр Иванович не раз указывал, что пче ловодная отрасль «для размышления весьма заниматель- Остро сознавая необходимость распространения на ная, в которой лучшие умы нашли бы обширное попри- Руси разумного, рационального пчеловодства и популя ще для своего упражнения». ризации научных знаний, он готовил обширное посо бие — «Записки о пчелах». Над этим капитальным тру На эстетическую и воспитательную роль пчеловодст дом он работал почти всю жизнь и постоянно его совер ва и благотворное воздействие его на человека указы шенствовал — уточнял, дополнял, «Записки» вали все выдающиеся русские ученые-пчеловоды — про по его сообщению состояли из 12 частей.

светители и гуманисты, заботившиеся о высокой нрав Стремление автора сделать сочинение возможно пол ственности народа.

ным и совершенным удерживало его от поспешной пуб ПАСЕЧНИК-ПРОПАГАНДИСТ ликации. Петр Иванович хотел издать труд сам, в соб ственной типографии, под своим наблюдением. Он пред принял немало усилий, чтобы получить разрешение на Огромный запас знаний, накопленный в течение мно открытие типографии на Пальчиковом хуторе, для чего гих лет наблюдений и опытов, Петр Иванович Прокопович обращался с донесением в Министерство внутренних хотел донести до простых людей, считая своим граждан дел, Московское общество сельского хозяйства, в Обще ским долгом просвещать широкие народные массы.

ство сельского хозяйства Южной России. Купил даже «Цель моих усилий есть распространение настоящих печатный станок и некоторое другое типографское обо познаний о пчелах,— говорил он,— открытие возмож рудование. Но, к сожалению, в просьбе ему было отка ностей возвести эту богатую отрасль хозяйства в оте зано.

честве нашем на высочайшую степень совершенства и обширности. К произведению сего надобно образовать П. И. Прокопович планировал издавать и пчеловод людей из того сословия, которое очень несправедливо и ный журнал, чтобы периодически публиковать научный обидно признают «подлым». Подлыми должны считаться материал по этой отрасли, нужный «для всеобщей поль тунеядцы, а не люди, составляющие богатство и силу го зы», «для всех вообще». Но только через 50 лет осущест сударства».

вилась мечта великого пасечника-проповедника, и пче ловоды России получили свой журнал, редактором кото Только с этой благородной целью он открыл общена рого стал академик А. М. Бутлеров.

родную школу пчеловодства и принимал многочисленных посетителей — «охотников до пчеловодства», разъяс- «Записки» П. И. Прокоповича так и не увидели свет.

няя и показывая им все, что было у него нового и луч- Статьи его, разбросанные по сельскохозяйственным жур шего. Этому же служили его поучительные речи перед налам и газетам, частично были собраны и впервые из учениками, полные глубоких мыслей научные и публи- даны отдельной книгой только в наше время.

цистические статьи, печатавшиеся в «Трудах» Вольного Научная, просветительская и общественная деятель экономического общества и «Земледельческом журнале». ность П. И. Прокоповича принесла ему широкую извест ность и славу. Привлекала и сама незаурядная личность Главную причину упадка пчеловодства в России знаменитого русского пчеловода. С ним, в частности, был П. И. Прокопович видел в отсутствии специальных зна лично знаком великий украинский поэт Т. Г. Шевчен ний. «Какого бы рода промысел ни был, он только тогда ко. В 1843 году он специально посетил пасеку и школу идет успешно, прочно и с большой прибылью, когда в Пальчиках. Видимо, шумное, беспокойное «хозяйство» главное лицо, оным занимающееся, знает его в подроб поразило поэта и художника, и он сделал карандашный ности не только в отношении естественном и искусст набросок картины «На пасеке». В повести «Близнецы» венном, но даже и в политическом». Знающий, искус Т. Г. Шевченко назвал Прокоповича «славным пасечни ный пчеловод, по его словам, в хорошие годы получает ком».

меда в 25 раз больше, чем пасечник, не постигший науку о пчелах. Знание уже само по себе означало конец Достойно и высоко оценены выдающиеся заслуги старой истребительной системы пчеловодства. П. И. Прокоповича перед отечественным пчеловодством.

В числе его наград орден Святого Владимира IV степени, [ золотая медаль Вольного экономического лотая и серебряная медали Московского общества сель ского хозяйства. За «многополезные» труды его избрали действительным членом Вольного экономического обще ства и Московского общества сельского хозяйства, чле ном-к©рреспондентом Ученого комитета Министерства государственных имуществ.

РЕДАКТОР "ВЕСТНИКА" Прокопович внес большой вклад в пчеловодную нау ку, практику, способствовал прогрессу отрас Поистине потрясающих успехов достигло в своем раз ли. «Сознаюсь истинно,— признавался он,— что не же витии мировое пчеловодство в конце прошлого столетия.

лание увеличить доходы управляют во всю мою жизнь Проявилось это и в небывалом техническом прогрессе — моими занятиями, но одно сильное стремление к приоб внедрении улья с подвижными рамками, медогонки и ис ретению надлежащих о пчелах познаний и наилучшего кусственной вощины, в корне изменивших старое тра искусства в пчеловодстве». Его жизнь действительно диционное колодное пчеловодство,— и в новейших био была озарена творчеством в самом высоком значении логических открытиях, и в разработке этого великого слова. Уже на склоне лет, как бы огля дительных приемов ухода за пчелами.

дываясь на прожитое, он сказал: «Посвятивши себя пче Распространение научных знаний и, в частности, я отдал ему всю жизнь, все думы, всю мыс редового зарубежного опыта как одну из неотложных за ленность».

дач ставил перед собой академик А. М. Бутлеров. В «Тру 22 марта 1850 года на семьдесят пятом жизни дах» Вольного экономического общества, а потом и в Петр Иванович Прокопович скончался. До последних журнале «Русский пчеловодный листок» был специально дней не переставал он трудиться. Похоронили его под выделен отдел, где из номера номер печатались статьи вековыми липами в завещанном им месте.

лучших иностранных авторов и наиболее важные сообще Уже упоминавшийся нами А. И. Прокорский-Жорав ния из-за рубежа. Однако это было только начало.

ко писал: «Знавшие лично Петра Ивановича не забудут «Все, что известно за границей, должно быть ведомо никогда его приятных и полных ума бесед, в которых и в России» — так сформулировал стратегическую цель живой и увлекательной речью он умел и любил с радуши своей просветительской деятельности ближайший со ем и готовностью передавать то, что приобрел долгим и ратник и творческий единомышленник А. М. Бутлерова устойчивым трудом и наблюдением. Несколько дней, Геннадий Петрович Кандратьев. «Искренно преданный проведенных мною в Пальчиках, и теперь еще живут не делу пчеловодства,— писал он,— я желал бы по мере изгладимо в моей памяти, так же как и обворожитель сил моих и возможности быть полезным делу распростра ные беседы под тенью любимых им лип, и прогулки нения рациональных знаний по этой отрасли».

между рядами его бесчисленных ульев, из которых каж Блестяще образованный, хорошо знавший пчеловод дый он мог назвать по имени и рассказать историю этого ство многих стран, Г. П. Кандратьев познакомил русских улья, восходя до его прапрадеда. Оценя со временем пчеловодов с выдающимися трудами зарубежных класси эти труды великого и смиренного труженика науки, ков. Его журнал «Вестник иностранной литературы пче и о Пальчиках будут отзываться с уважением, потому ловодства» сообщал все новое, ценное и лучшее, имевшее что в них жил, трудился и умер человек, принесший от ся у пчеловодов Европы и Америки. Г. П. Кандратьев чизне дань мирного и полезного труда, а пчеловодству буквально распахнул ворота в пчеловодный мир, способ давший новую жизнь, указавший новую дорогу».

ствовал приобщению отечественных пчеловодов к шедев П. И. Прокопович — личность историческая, им спра рам и находкам мировой пчеловодной культуры. В этой ведливо гордится Россия. «Уважение к памяти Прокопо он видел историческую необходимость и свой указывал академик А. М. Бутлеров,— обяза долг.

тельно для всех русских пчеловодов».

I Исключительно большой интерес представляют и время гастролировал известный неаполитанский певец оригинальные статьи Г. П. Кандратьева по различным Лаблаш. Кандратьев с ним встретился, и тот, послушав вопросам практического пчеловодства, написанные им на его голос, настоял на поездке в Италию и даже дал ему основе многочисленных личных наблюдений и опытов.

рекомендательные письма к своим Многие из них не утратили познавательной и приклад И вот будущий артист в Милане. Четыре года зани ной ценности до наших дней, мался он у выдающихся певцов и учителей, проходил школу декламации, пения, изучал музыку, язык, сце ПЕРВОЕ ПРИЗВАНИЕ ническое искусство.

В 1860 году молодой певец с успехом дебютировал в Родился Геннадий Петрович Кандратьев 5 февраля опере «Семирамида» Россини, а затем выступал на сце 1834 года в родовом имении Языкино Кинешемского уезда нах оперных театров во Флоренции, Турине, Триесте, Костромской губернии. Отец его — конногвардейский Ницце, Балонье и других городах. Могучий бас русского офицер победных времен Суворова — отличался само певца неизменно покорял слушателей и вызывал восторг.

стоятельностью, принципиальностью и свободомыслием.

Четыре года пел он в Италии, почти целый год в одной Рано уйдя в отставку, он занял пост губернского пред только Флоренции;

в Ницце пел дуэты с Крувелли — тог водителя дворянства.

дашней знаменитостью, любимцем публики.

И хотя у мальчика в самом раннем детстве обнаружи Восемь лет прожил Геннадий Петрович в Италии, лись редкий музыкальный слух и память, любовь к пе хорошо был знаком с духовной культурой ее народа — нию и музыке, отец решил все-таки сделать сына воен музыкой, живописью, скульптурой, архитектурой, сло ным. Армия, по его убеждению, воспитывала в человеке весностью, восхищался гениальными творениями Ле волю, мужество, высокие качества гражданина, столь не онардо, Тициана, Рафаэля, Микеланджело, обходимые для жизни. Когда ребенку исполнилось семь бессмертными произведениями античности и итальянско лет, его отправили в Александровский кадетский кор го Возрождения. Он блестяще знал историю страны, пус для малолетних, который находился в Царском Селе, язык, сблизился с выдающимися композиторами, певца а через три года он поступил в Павловский кадетский ми, актерами, передовыми людьми того времени. Од Здесь, кроме изучения наук, он пел в хоре, по нажды ночь напролет проговорил с Гарибальди — бес сещал оперный театр, который навсегда поразил его страшным борцом за свободу своей родины, народным воображение. Возможно, именно здесь впервые созрело героем Италии.

у него твердое решение посвятить себя искусству. Но За границей Г. П. Кандратьев впервые встретился с военная служба требовала своего.

И. С. Тургеневым, дружбу с которым сохранил на всю Он изучал военное дело, осваивал кавалерийскую жизнь. Во Флоренции Геннадий Петрович познакомился езду в образцовом кавалерийском полку. Став офицером, с другим своим замечательным соотечественником худож отправился в полк на границу с Австрией. В начале ником Н. Н. Ге.

Крымской кампании добровольцем пошел на войну, сра О русском певце, подававшем большие надежды, знал жался в осажденном Севастополе. Как только заключили и А. И. Герцен, живший в то время за границей.

мир, двадцатидвухлетний штабс-ротмистр, перед кото Общение с великими людьми обогащало духовный рым открывалась блестящая военная карьера, неожидан Г. П. Кандратьева, делало его человеком высокой но оставил службу и решил стать певцом. Когда сооб культуры и образованности.

щил об этом матери (отца в живых уже не было), она наш Нежно и сильно полюбил он Италию, где так блестя ла весьма странным и недостойным дворянина желание ще прошла его творческая молодость и где имел он так сына стать актером, поступить на сцену, но в конце много друзей. Он часто бродил по улицам и переулкам концов уступила его просьбам.

Рима, этого вечного города, всегда заходил в знаменитое В тот же год Геннадий Петрович поехал в Петербург, возле площади Испании, где по традиции собира чтобы получить заграничный отпуск. В столице в это лись люди искусства, в том числе русские живописцы, музыканты, поэты. Его тянуло туда, словно был там А. Ф. Писемского, многих деятелей русского театра.

кусочек родины, о которой он все больше и больше то В 1872 году он был назначен главным режиссером сковал.

Мариинского театра. Эта очень ответственная должность Шумный певца обратил на него внимание ди требовала не только тонкого знания дела и видения пер рекции Петербургского оперного театра спективы, так необходимой для судьбы театра, но и осо (ныне Ленинградский Государственный академический бых организаторских данных, силы характера — уме театр оперы и балета имени С. М. Кирова), и в 1864 году ния ладить, воспитывать и управлять сложным актерским с ним заключают контракт. Впервые на русской столич- коллективом.

ной сцене он выступил в опере М. И. Глинки «Руслан и Новый режиссер возобновил постановку «Руслана и Людмила» в партии Руслана. Один из театральных кри Людмилы», поставил «Бориса Годунова». Отечественная тиков по этому поводу писал, что «Г. Кандратьеву, на- классика, оперы русских композиторов заняли ведущее ходясь за границей, приходилось петь в операх итальян- место в репертуаре театра. Теперь Петербург заговорил ского репертуара, но он сразу усвоил для себя новую о нем как о необыкновенном режиссере. Однако здоровье музыку Глинки и исполнил партию Руслана с замеча- Геннадия Петровича начало ухудшаться. Сдали нервы, тельным искусством. Голос его, чистый звучный бас, от он потерял сон. Сказалась сложная, напряженная, тре бующая больших душевных сил ответственная работа ре октавы доходящий до высоких баритонных нот, вырабо жиссера. Доктора посоветовали ему свободные от заня тан прекрасно;

на сцене он ловок;

фразирует отлично;

тий летние месяцы по возможности проводить на чистом словом, он выказал себя и признан специалистами от воздухе, на солнце и найти такое дело, которое бы заин личным певцом, а со стороны публики имел полный ус тересовало его и отвлекло от основной работы.

пех». Петербург заговорил о нем как о превосходном актере. Геннадий Петрович любил сельское в Г. П. Кандратьев стал первым басом оперной группы свое время увлекался садоводством и лошадьми. В Пе театра, исполнял главные роли во многих классических тербурге он состоял членом Вольного экономического операх. Наиболее сильными считались его партии Стран- общества, посещал его собрания, изучал агрономию, ника в «Рогнеде», Тихона в «Грозе», Мефистофеля в «Фа- читал «Труды». Но все это не захватывало его целиком.

И вот однажды на очередном заседании Общества он сов усте». Есть довольно основательные сведения о том, что сем случайно оказался рядом с известным химиком ака А. Н. Островский специально для Г. П. Кандратьева демиком А. М. Бутлеровым, поделился с ним желанием написал роль Петра во «Вражьей силе». Певца и великого найти подходящее дело. И Александр Михайлович, ко драматурга связывала давняя дружба. Имение А. Н. Ост нечно, посоветовал ему пчеловодство.

ровского тоже находилось на Волге, в том же Кинешем ском уезде по соседству с родовым имением Кандратье- — Что может быть лучше? Заведите пчел. И про театр ва, и Геннадий Петрович не только часто приезжал к забудете. Даже когда говоришь о пчелах, делается нему, но и подолгу гостил, не раз бывал у него дома в спокойно и радостно на душе. А солнца и воздуха — сколько хотите!

Москве, встречался с Островским у его брата в Петер бурге. Он живописал ему прелесть пасеки, поэзию труда Г. П. Кандратьеву, человеку весьма общительному, пчеловода, рассказал и о нравах медоносных пчел, во доброго веселого нрава, много видевшему и знавшему, сторге роения.

интереснейшему собеседнику выпало на долю счастье «Встреча с А. М. Бутлеровым решила мою судьбу,— общаться со многими выдающимися музыкантами, ху- вспоминал потом Геннадий Петрович.— Он снабдил дожниками, литераторами. По его признанию, ближе всех меня всем, что нашлось наилучшего в пчеловодной лите он знал А. С. Даргомыжского, В. А. Серова, М. П. Му- ратуре того времени, к тому же его личные беседы помог соргского, Н. А. Римского-Корсакова, П. И. Чайков- ли мне быстрее знакомиться со всем, что касается пче ского, братьев А. Г. и Н. Г. Рубенштейнов, А. П. Боро- ловодства».

дина, В. Н. Кашперова, Ц. А. Кюи, А. Н. Майкова, пчеловодства, и поэтому распространение там живых СОРАТНИКИ примеров рациональных пчеловодных приемов может С именем А. Бутлерова неразрывно связаны судьбы иметь весьма серьезное экономическое значение». Кстати, многих выдающихся представителей отечественного пче и А. М. Бутлеров получил здесь такой же, смежный с ловодства. Не только личное обаяние и эрудиция ака участок.

демика причина тому, но, главное, его прогрессивные С восторгом вспоминает Г. П. Кандратьев о совмест взгляды на переустройство пчеловодства России, идеи ных поездках на дальние пасеки. Ехали они обычно вес служения народу, воспитания в нем высокой нравст ной, в в самое лучшее время для Кавказа.

венности.

До Севастополя добирались по железной дороге, оттуда Выдающийся театральный деятель и великий на лошадях по живописнейшим местам через Байдарские люди одного поколения. Они оба служили ворота в Ялту, там садились на пароход до Сухуми. Пу народу: — средствами искусства, другой — науки.

тешествие занимало более недели в одну и столько же в Это творческое родство рождало и внутреннюю близость.

другую сторону. «Сколько пережито, сколько перего Поэтому Бутлеров был рад обратить Геннадия Петровича ворено было в этих восклицал в свою пчеловодную «веру». В дружеских встречах и Г. П. Кандратьев. Мысли, идеи и планы, родившиеся бесконечных беседах Александр Михайлович не только в этих поездках, определяли всю их последующую дея старался научить Кандратьева практическому пчело тельность.

водству, но и приобщал его к решению гигантских проб Внезапная смерть академика А. М. Бутлерова стала лем, стоявших перед пчеловодством России.

тяжелой утратой для всего научного мира России и без И вот уже Г. П. выступает с переводными мерно большим личным горем для Г. П. Кандратьева.

статьями в «Трудах» Вольного экономического общества, — Я осиротел,— сказал он тогда.

а потом с «Заграничными известиями» в бутлеровском Александр Михайлович был для него учителем, на «Русском пчеловодном листке». Практически он начина ставником, другом и соратником. Раньше ему казалось, ет вести отдел зарубежных сообщений, публикуя в иные что им владеет «одна, но пламенная страсть» — искусст годы по 12 реферативных статей — в каждом номере во. Теперь, благодаря Бутлерову не менее сильной журнала. По рекомендации А. М. Бутлерова, Г. П. Кан страстью стало пчеловодство, без которого, по его словам, дратьева избирают членом Пчеловодной Комиссии — ор он уже не мог представить своей жизни.

ганизации весьма влиятельной и авторитетной, своеоб В 1890 году Геннадию Петровичу Кандратьеву пред разного штаба пчеловодов России.

ложили возглавить «Русский пчеловодный листок» — Г. П. Кандратьев высоко ценил многогранную обще любимое детище А. М. Бутлерова, что само по себе под ственную деятельность А. М. Бутлерова-пчеловода, черкивало преемственность творческих заветов А. М. Бут считал его вождем русского пчеловодства, гордился тем, лерова и его принципов пчеловодства. Только из-за не что стал соратником и личным другом такого человека.

достатка времени Кандратьев вынужден был отказаться На своей пасеке, что началась с трех колод и выросла от этого высокого, почетного и, безусловно, заслуженного до ста ульев, Г. П. Кандратьев испытывал кавказских доверия. Спустя два года он сам начал издавать журнал пчел, о которых впервые заговорил А. М. Бутлеров, при «Вестник иностранной литературы пчеловодства», по менял рациональные приемы, рекомендованные ученым.

святив его светлой памяти своего друга и учителя. Имя По ходатайству академика Г. П. Кандратьеву, как од А. М. Бутлерова не сходило со страниц журнала.

ному из незаурядных рациональных пчеловодов в окрест Г. П. Кандратьев не переставал советовать каждому, ностях Сухуми, близ Ново-Афонского монастыря, был кто хотел познакомиться с пчеловодством, читать книгу выделен под пасеку участок в 100 десятин. «Основанием Александра Михайловича «Пчела, ее жизнь и главные этому ходатайству,— писал А. М. Бутлеров в прошении правила толкового пчеловодства», которая, по его правительству,— служит то соображение, что Закав утверждению, «может считаться краеугольным камнем казское побережье Черного моря представляет зону ис основных знаний всякого русского пчеловода».

ключительную и в высшей степени благоприятную для МИРОВОЕ ПЧЕЛОВОДСТВО НА СТРАНИЦАХ близкие к афоризмам выводы — вот особенность Кан «ВЕСТНИКА» дратьева-журналиста, которая неотразимо действовала на читателя, высоко ценилась им и запоминалась надол В первом номере журнала в обращении к читателям го. Популярности издания способствовала и крайне ма Г. П. писал: «Само название «Вестник ино лая цена — всего один рубль за восемь годовых номеров.

странной литературы» уже показывает, что задача этого Тематика журнала отличалась чрезвычайным разно журнала — быть отголоском всего нового, интересного, образием. Она включала все вопросы, касающиеся с пользой у нас применимого, одним словом, всего того, новейшей технологии рационального пчеловодства, орга что появляется нового по делу пчеловодства в иностран низации крупных пасек, системы ульев, использования ной литературе».

медоносной флоры, теории пчеловодства, принципов Чтобы успешно вести такой журнал, надо хорошо воспитания характера пчеловода и формирования его про знать современную специальную литературу — книж фессионального мастерства. На его страницах публико ную и периодическую, владеть многими вались отрывки из работ известных зарубежных пчело языками и, наконец, самому быть передовым пчеловодом.

водов с комментариями редактора, делавшими эти ма Геннадий Петрович как раз и обладал всеми этими ка териалы более понятными, убедительными, целенаправ чествами. Он выписывал буквально все выходящие за ленными.

рубежом пчеловодные и другие сельскохозяйственные Почти каждый год ездил Геннадий Петрович в Ита журналы, публиковавшие статьи по пчеловодству, а так лию. Благодатный климат этой страны всегда действовал же журналы по смежным с пчеловодством отраслям, в на него целительно. Но если раньше он встречался там частности по садоводству, прочитывал массу иностран со своими старыми друзьями — известными певцами ных книг. Кроме того, он вел обширную переписку с и музыкантами, то теперь с той же силой привлекали его редакторами пчеловодных журналов и корифеями пче новые друзья — пчеловоды. Среди них были мировые ловодства за рубежом, такими, как Ш. Дадан, Э. Бер знаменитости: Дубини, Висконти, братья Метелли — за тран, А. Дубини, Т. Кован, Т. Цесельский, со многими чинатели рационального пчеловодства в Италии. В своем имел личные контакты, хорошо знал пасеки выдающихся любимом Милане он посещал Общество покровителей зарубежных пчеловодов, на некоторых даже работал.

пчеловодства, богатый музей, хорошую пчеловодную Такая широкая осведомленность и информация, получа библиотеку, где узнавал о самых свежих новостях. Изда емая буквально из первых рук, позволяли редактору вался здесь один из лучших европейских журналов — освещать самые актуальные вопросы теории и практики, «Пчеловодство», с редактором которого его связывала делать журнал современным, содержательным, интерес большая дружба.

ным и в высшей степени полезным. Язык издания отли чался простотой изложения, был вполне доступен Г. П. Кандратьев подробно изучал способы ведения рядовому читателю-пчеловоду, кому как раз и предназна здесь крупных пасек, знакомился с практиковавшимся чался. «При основании «Вестника...»,— писал Г. П. Кан на них упрощенным уходом. Надеялся, что эти сведения дратьев,— главною моею задачей было постараться из пригодятся русским пчеловодам. В своем «Вестнике» лагать все настолько популярно, настолько простым язы он писал: «Что касается коммерческих пасек, то я реши ком, чтобы оно было доступно простому грамотному тельно не нахожу причин, которые могли бы препятст крестьянину, потому что главная моя цель — провести вовать их процветанию и у нас в России, но только в том в народную массу сознание выгодности и даже необхо случае, если за них возьмутся люди энергичные, настой димости пчеловодства».

чивые, вполне знающие дело». Бесспорно, промышлен ным, доходным представлялось ему будущее нашего Геннадий Петрович обладал даром сообщать главную пчеловодства.

мысль сжато, ясно, в самой доступной форме, По пути всегда заезжал к Эдуарду Бертрану, на Же лять мысль, составляющую суть и интерес статьи. Пре невское озеро, где находилась роскошная вилла извест красный слог, умение обобщать и делать точные, емкие, ного пчеловода, а в живописных горах располагались I дания, сохранив его научно-практическую направлен его пасеки. Именно Бертрану в конце прошлого столетия ность.

Швейцария была обязана своим высоким званием центра В 20-е годы у нас в стране издавался «Вестник рос по распространению пчеловодных знаний в Европе.

сийского и иностранного пчеловодства» — самый млад К нему, человеку деловому, энергичному, очень общи ший брат журнала. Таким образом, тельному и отзывчивому стекались буквально все но великолепные традиции Г. П. Кандратьева получили вости пчеловодного мира.

свое дальнейшее развитие в русской пчеловодной журна Кстати, добывать их обязывало и его положение изда листике.

теля журнала обзор пчеловодства», пользовавшегося огромной известностью. От Бертрана ПЧЕЛОВОДАМ - ТРУДЫ КЛАССИКОВ Кандратьев получил первую поддержку и одобрение за думанного им журнала. По просьбе Г. П. Кандратьева Г. П. Кандратьев впервые познакомил русских пче Э. Бертран потом писал статьи специально для русских ловодов с сочинениями выдающихся зарубежных авто пчеловодов, помогал советом и делом редактору «Вест ров — А. Э. Бертрана, А. Кука, Г. Лайянса, ника». О том, как он высоко ценил журнал, как доверял Л. Лангстрота. Начало переводам солидных иностран русскому коллеге, говорит и такой факт. Бертран передал ных сочинений положил у нас академик А. М. Бутлеров Кандратьеву только что обнаруженные и никогда ра книгой А. Берлепша «Пчела и ее воспитание в ульях с нее не публиковавшиеся письма о жизни пчел выдаю подвижными сотами в странах без позднего осеннего щегося швейцарского натуралиста Франсуа Губера, и взятка». Ряд самых современных книг, вышедших под пчеловоды всего мира впервые познакомились с этим ин редакцией Г. П. Кандратьева,— драгоценный вклад в тереснейшим материалом через журнал Г. П. Канд нашу пчеловодную литературу, поистине исторический ратьева.

подвиг самого редактора.

«Вестник» сразу нашел своего заинтересованного чи Книга А. «Практические заметки для пчело тателя. Успех его превзошел самые смелые ожидания.

водов», вышла в бесплатном приложении к «Русскому Все номера журнала за два первых года пришлось вы пчеловодному листку». Она знакомила читателей со пустить двумя изданиями — факт сам по себе в журна взглядами пчеловодных авторитетов на роение, зимов листике феноменальный. Журнал Г. П. Кандратьева ку, содержала много свежей информации и была весьма занял одно из ведущих мест в русской пчеловодной перио благосклонно принята русской публикой.

дике. На нем воспитывалось и формировалось целое по Пять изданий выдержало в России превосходное ру коление образованных пчеловодов-рационалистов. «Вся ководство Э. Бертрана «Уход за пасекой». Практическая кий, желающий внести посильную лепту в дело пче ценность, ясность, сжатость, простота изложения, ка ловодства,— советовал редактор «Вестника»,— должен лендарное расположение материала, поучительность помнить, что только полное знакомство со всем тем, что наставлений, описание целого ряда новейших откры сделано уже для науки пчеловодства во всем мире, дает тий — вот достоинства этого капитального труда, одного ему возможность идти вперед, а не толочься бессмыс из самых популярных в Европе.

ленно на месте». Этому в самой высокой степени как раз Благодаря Г. П. Кандратьеву русские пчеловоды смог и способствовало его издание.

ли прочитать классическое сочинение Л. Лангстрота Со смертью Г. П. Кандратьева «Вестник» прекратил «Пчела и улей» — новейшую книгу о пчеловодстве, за существование. Однако огромный спрос и потребность в ключавшую весь опыт работы, собранный выдающимися знакомстве с успехами зарубежных пчеловодов побуди пчеловодами Европы и Америки.

ли уже в следующем, 1906 году, выпустить новый жур Имя ее автора было известно каждому серьезному пче нал «Вестник заграничного и отечественного пчеловод ловоду. «В Лангстроте,— писал Ш. Дадан,— соедини ства». Редактор журнала Л. А. Потехин, близкий друг лись три рода качеств, заслужившие всеобщее одобре Геннадия Петровича, много лет сотрудничал с ним и фак ние: точность и добросовестность его наблюдений, его тически продолжил обширную программу прежнего из замечательный слог и изобретенный им самый практич- изложенный научный материал делал сей труд прекрас ный в мире улей». Действительно, изобретенный Ланг- ным руководством и для начинающих, и для опытных стротом улей буквально революционизировал пчеловодов. Книга отражала успехи науки, отвечала ство всего мира. В самих Соединенных Штатах к концу современному уровню знаний о медоносной пчеле и тех XIX века благодаря этому улью и разработанной при- нике пчеловодства, чем завоевала у русских пчеловодов менительно к нему технологии ухода, производство меда большую популярность.

возросло в пять раз.

Журнал Г. П. Кандратьева и его переводы, появив Книга Ленгстрота содержала в себе все сведения, не- шиеся на стыке двух веков, помогли родиться многим обходимые современному пчеловоду. «Наше глубокое новым энтузиастам пчеловодства, увеличили число дей убеждение, что это сочинение в настоящее, по крайней ствительно знающих и способных пчеловодов-практи мере, время,— утверждал Г. П. Кандратьев,— есть луч- ков. Этому способствовали и другие пчеловодные перио ший сборник всех тех познаний как теоретических, так дические издания того времени, а также масса выходя и практических, которые можно встретить собранными щих оригинальных книг русских авторов. «Можно с в одной книге. Мы радуемся счастливой мысли издателя говорил Г. П. Кандратьев,— ознакомить русских пчеловодов с этим сочинением, так что волна рационального пчеловодства теперь уже не как эта книга заинтересует всякого образованного че- остановится».

ловека и по изложению настолько популярна и интерес на, что может быть прочитана с удовольствием и поль «БЕСЕДЫ» зою даже людьми, не занимающимися специально пче ловодством».

Свои знаменитые «Беседы» о самых важных вопросах Огромный труд Г. П. Кандратьева по подготовке ка- практического пчеловодства Г. П. Кандратьев система питальной работы Л. Лангстрота к изданию, перевод, тически печатал в «Вестнике иностранной литературы выполненный в высшей степени добросовестно и талант- пчеловодства». Богатый многолетний личный опыт, на ливо, способствовали большому успеху книги в России. читанность, основательное знакомство с пчеловодной Она не потеряла своего значения и в наши дни. практикой лучших русских и зарубежных пчеловодов, оригинальность взглядов, наконец, любовь к пчелам Оставаясь интереснейшей и полезнейшей книгой для позволяли ему раскрывать поднятые темы глубоко про пчеловодов всего мира, «Пчела и улей» переиздается и фессионально, современно, увлекательно. Эти периоди переводится на многие языки, с каждым новым изданием ческие статьи приносили очень большую пользу читате обогащаясь новыми сведениями, добытыми учеными и лям, расширяли их кругозор, воспитывали последова практиками последующих поколений.

тельных пчеловодов-рационалистов.

Книга Лангстрота не заслонила и не умалила бутле ровской «Пчелы...», необходимой для всякого начинаю- Современники называли Г. П. Кандратьева «великим щего пчеловода. Но все-таки она была последним сло- собеседником». В своих «Беседах» он был далек от на вом пчеловодной науки, и, по отзывам современников, зиданий, наставлений, поучений, никогда не принимал сделала «целый переворот в русском пчеловодстве», позу учителя, знал, как это может отпугнуть пчелово «составила эпоху в развитии пчеловодства в России». да,— как правило, человека простого и непосредствен ного.

Весьма полезной оказалась и книга американского профессора энтомологии А. Кука «Спутник пчеловода, Талантливый педагог, он подробно излагал читате или руководство к ведению пасеки». Перевод сделан с лям-слушателям самые ценные приемы ухода за пчела 15-го издания, что уже само по себе говорит о ее широкой ми, постепенно, шаг за шагом вводил их в обширный известности. Первое сообщение о книге Кука русские курс пчеловодной науки, советовал, каким образом по пчеловоды получили от Г. П. Кандратьева из «Вестника ступить в том или ином случае, разъяснял позицию того иностранной литературы пчеловодства». Автор книги — или иного автора, объяснял, что надо сделать, чтобы ученик Лангстрота и последователь его идей. Популярно избавиться от ошибок и больше не допускать их.

Г. П. Кандратьев справедливо считал, что пчеловод ство — занятие далеко не простое, как может показать ся на первый взгляд. Оно требует бесконечной предан ности, истинного призвания, увлечения, любви и щедро одаривает только тех, кто отдается ему всей душой.

Поверхностное, иждивенческое отношение, кроме разо чарования и убытков, ничего другого не приносит. Лю бовь к пчелам, по мнению Г. П. непре менное качество хорошего пчеловода. Это высокое чув ство, часто определяющее успех, рождается и в трудовом общении с чудесными насекомыми, в познании законов их общественного поведения и зачастую сохра няется на всю жизнь. Сформироваться настоящему пче ловоду в год-два невозможно, потому что в пчеловодной практике разнообразие бесконечно, условия склады ваются самые неожиданные. Схема и шаблон этому за нятию, как, кстати, и всему живому, противопоказаны.

Надо быть находчивым, внимательным, чутким и, глав ное, хорошо знать жизнь пчел, чтобы в любой момент найти выход из затруднительного положения. Приоб рести эти качества за короткий срок, к сожалению, не удается. «Чем больше мы будем изучать жизнь их потребности,— говорил Г. П. Кандратьев,— тем яснее для нас будет в каждый данный момент внутреннее состояние семьи, а зная это состояние, мы будем знать, чем мы можем помочь пчелам в каждую данную минуту.

И только тогда, когда пчеловод достигнет этого знания, конечно, при известных способностях, путем долгой практики, он может себя считать настоящим пчелово дом».

Иначе говоря, пчеловод должен овладеть теорией, хорошо знать, что нужно пчелам для их процветания, уметь безошибочно применять свои знания на практике.

Г. П. Кандратьев и здесь был солидарен с А. М. Бутле ровым. Всесторонние знания можно получить, лишь изучив труды светил пчеловодной науки, отечественных и зарубежных, освоив то, что уже сделано учеными пче ловодами всего мира.

Г. П. Кандратьев, таким образом, предъявлял ис ключительно высокие требования к рациональному пче ловоду, не обещая ему легкой жизни, способствуя тем Геннадий Петрович Кандратьев самым и его воспитанию.

Он считал необходимым специальную подготовку в учебных заведениях и очень радовался тому, что такая кавказских маток своим зарубежным друзьям, которые возможность открылась на Измайловской опытной па от них были в восторге — любовались их красотой и секе в Москве. Геннадий Петрович часто бывал на ней, плодовитостью, удивлялись кротости серых пчел и их хорошо знал ее талантливых сотрудников, востор прилежанию. Как пчеловод-практик Г. П. Кандратьев женно приветствовал систематическое образование, на внес значительный вклад в изучение и распространение чало которому было положено П. И. Прокоповичем.

пчел Кавказа в России и Европе.

Буквально с первых шагов своего занятия пчеловод Итальянских маток получал еще от А. М. Бутлерова, ством Г. П. начал вести тщательные наблю а потом и сам начал привозить их из Италии. «Кавказя дения за пчелами, ставил массу всевозможных опытов, нок и итальянок,— писал он,— все поголовно считают проводил разные эксперименты, изучал, испытывал, ворами. Но до некоторой степени ведь эта самая их во проверял, сотни раз шел на риск, никогда не жалея об и есть, так сказать, особенное усердие к добыче этом. Эта добросовестная исследовательская и творчес меда. Ну как же можно винить породу за усердие!». Это кая работа продолжалась всю его жизнь. Его пчельник в был уже иной подход к оценке пчел той и другой породы, Лышницах на Псковщине был своеобразным опытным ставших самыми популярными в мире. Кстати, то же об полем. Своими наблюдениями, полученными результата этом говорил и профессор Г. А. Кожевников. Пчеловоды ми, выводами, к которым приходил, он откровенно де России высоко ценили авторитетное мнение Г. П. Кан лился с читателями на страницах «Вестника». «Много дратьева и верили ему.

пчел я перегубил в начале моей практики,— признавал Имел он у себя и чистопородных краинок из Австрии, ся Кандратьев,— много денег я истратил на разные опы сравнивал их поведение, работоспособность, зимостой ты, много времени убил, чтобы дойти до тех знаний, ка кость с пчелами других пород, однако заключения сво кими я теперь обладаю, и я бы считал грехом утаить все его не вынес, хотя европейские пчеловоды считали их это от тех читателей, которые относятся ко мне с таким превосходными.

доверием».

Довольно успешно он ставил опыты по замене старой ПОКЛОННИК СИСТЕМЫ ДАДАНА матки прививкой сразу двух маточников;

в течение Г. П. Кандратьев испробовал буквально все системы лет наблюдал за гнездом в неразборном соломенном улье тогдашних ульев — колоды, стояки, одностенные и двух и пришел к выводу: несмотря на такой большой возраст стенные лежаки, соломенные круглые сапетки с над сотов, пчелы не рождались мельче, как многие утвержда ставками, итальянские составные ульи, двенадцати ли;

испытал удалитель пчел Портера — тогдашнюю но даданы. Каких только ульев не встречалось винку, убедился в его пользе и практичности при отборе по время становления рационального пчеловодства!

меда и только после этого рекомендовал его пчеловодам, Прямо-таки непреодолимая страсть к изобретению ульев особенно крупных пасек.

была одинакова сильна как у нас, так и в Европе. Однако Геннадия Петровича, высокого, могучего, седоборо предпочтение пчеловоды отдавали все-таки ульям Ланг дого, всегда в белой блузе с непокрытой головой целый и Дадана. Эту позицию разделял и V. П. Канд день можно было видеть на пасеке, возле ульев, занято ратьев.

го любимым делом. Он следил за поведением и работой Двенадцатирамочный улей Дадана получил распро пчел. А были они у него самых разных пород — странение в основном в Европе — в Италии и Швейца русские темные лесные, желтые и серые горные кав рии, не говоря уж о Франции — родине изобретателя, казские, золотистые итальянские, краинские. Кавказ многонадставочный улей Лангстрота — в США и стра ские пчелы — предмет самого пристального изучения — нах промышленного пчеловодства. Г. П. Кандратьев никогда не переводились и сохранялись в чистоте.

успехи своих зарубежных коллег, которые во Кандратьев постоянно выписывал маток с Кавказа, с дили пчел в даданах. «Улей этот завоевал уже первенст шелководческой станции от К. А. Горбачева. Он отзы вующее место в Европе,— рассказывал он в 1895 году, вался о серых горных кавказских пчелах с большой возвратившись из поездки за границу.— Объезжая ныне похвалой, советовал их пчеловодам России, сам отсылал пасеки Швейцарии, я воочию убедился, что он, безуслов но, почти вытеснил все ульи других систем, безразлич но — на высотах или в долинах. В Италии все выдаю щиеся пчеловоды, несмотря на то что многие из них всю жизнь работали с ульями других систем, усовершенство ванными ими самими, почти поголовно начинают пере ходить к дадану».

Улей Дадана, бесспорно, был значительным шагом вперед по сравнению с ульями старых типов. Главное его достоинство, пожалуй, в применении магазинных над ставок, наполовину меньших гнездовых. Таких надста вок-магазинов было три. «Тем лучшей улей,— писал Г. П. Кандратьев,— чем меньше требует он затрат вре мени со стороны пчеловода и чем больше в нем таких ус ловий, при которых пчелы как бы побуждаются к уси ленному вносу меда». Этим условиям как раз и отвечал описываемый улей. Свои пасеки Кандратьев также уком плектовал даданами и был ими вполне доволен. В срав нительных испытаниях он убедился в преимуществах своего улья перед горизонтальным ульем — лежаком, явно противоестественным природе пчел. «Как бы ни был велик улей, в котором рамки помещены в один ярус,— утверждал Г. П. Кандратьев,— он никогда не даст воз можности пчелам собрать такую массу меда, как улей с ящиками, но непременно низкими».

В порядке эксперимента на дадановские ульи он наставлял корпуса таких же размеров, как гнездовые.

Результаты всегда получались худшие. Не случайно и не безосновательно он советовал: «Не заводите магази- j нов, у которых рамки одного размера с гнездовыми».

Последующая практика подтвердила этот очень ценный совет. Двухкорпусный дадановский улей, несмотря на рекламу, так и не получил распространения. Кстати, и улей Лангстрота состоял сначала из одинаковых надста вок как для расплодного отделения, так и для медового.

Впоследствии под мед стали использовать надставки с меньшей, магазинной рамкой. При таком сочетании сох раняется неприкосновенность гнездового отделения — мед из него не отбирают, что очень важно для зимовки, низкие рамки быстрее осваиваются пчелами и гораздо скорее застраиваются сотами, что позволяет за короткий срок создать большой их запас. Видимо, догадывался об Обложка журнала «Вестник иностранной литературы пчеловодства» этом и мудрый Прокопович, уменьшив высоту медового отделения по сравнению с расплодным.

ностей в управлении инстинктами пчел, неизбежных в При низких надставках под мед и более глубоких ульях Дадана. Особенно это касалось роения — инстинк ячейках сотов можно не пользоваться разделительной та продолжения рода, могучего и сильного, отрицатель решеткой, что все-таки служит преградой для пчел, осо но влияющего на продуктивность пчел.

бенно во время хорошего медосбора. Уход за пчелами упрощается. Именно в этом направлении пошло развитие Рациональное пчеловодство в своей основе противо нашего пчеловодства. роевое. Оно не признает стихии роения. Указывали на это и А. М. Бутлеров, и Л. Лангстрот. Разработанные ими Г. П. Кандратьев верил в улей Дадана и рекомендо самостоятельно, независимо друг от друга системы ухода вал его повсеместно для русских пасек. На первой стра включали: приемы сильного противороевого воздейст нице обложки «Вестника иностранной литературы пче вия, продление периода весеннего роста семьи пчел, ис ловодства» на фоне старой колодной пасеки красовался кусственное роение или организацию ранних отводков этот улей, как бы символизируя генеральное направле в запланированные сроки с последующим присоедине ние журнала. В одном из его номеров была помещена нием их к материнским семьям.

большая статья Э. Бертрана с подробным описанием устройства подобного улья. В 1894 году Г. П. Кандрать- Г. П. Кандратьев по опыту знал, как роение снижает ев специально издал переведенную с французского язы- продуктивность семьи. «Для настоящей выгоды роев не ка книгу «Улей Дадана и как его сделать самому». Поль- должно быть или быть очень мало,— заявлял он.— На зуясь этим руководством, улей стали делать не > ивысшее количество меда может выработать только та любители-одиночки, но и мастерские пчеловодных об- кая семья, которая не дает роя». Такова его принципи ществ, пчеловоды-профессионалы. Началось его массо- альная позиция в сложном роевом вопросе. Итальянские вое распространение в России. и швейцарские пчеловоды — владельцы коммерческих пасек считали роение «чистым несчастьем», а «всякий Следует заметить, что Г. П. Кандратьев — идеолог и рой — убытком».

пропагандист системы Дадана, на своей пасеке не заво дил и не испытывал улей Лангстрота. Как ни странно, Кандратьев довольно глубоко изучал способы, поз но он, очевидно, не задумывался над тем, почему пчело- волявшие избежать роения или хотя бы уменьшить его, воды промышленных ферм США и Канады остановились указывал, в частности, на разрыв расплодного гнезда на Лангстроте, хотя Дадан, переселившийся из Евро- вощиной или пустыми сотами за две недели до сроков пы в Америку, и там активно во всех американских жур- обычного роения. Но удержать пчел от роения в улье налах из номера в номер рекламировал свой улей. Дадана оказалось не простым делом из-за его конструк В США в ульях Лангстрота содержалось в то время свы- тивного несовершенства: малого объема расплодного ше 90 процентов пчелиных семей, даже часть коммер- гнезда и невозможности маневрировать его частями. От ческих пасек самого Дадана была оснащена ульями этой противороевой системы Г. П. Кандратьев в силу необ конструкции. И только в 1892 году, задумав открыть ходимости фактически перешел к роевой, хотя понимал, коммерческую пасеку, Кандратьев решил, наконец, во- что приемлема она лишь в любительском пчеловодстве, дить пчел в ульях Лангстрота. К сожалению, его плану а не в промышленном, не на крупных пасеках, рассредо не суждено было осуществиться. Однако сам по себе точенных и отдаленных, а на небольших домашних.

этот факт весьма примечателен.

Вот каким оригинальным и довольно эффективным Не все пчеловоды России приняли улей Дадана, не способом он пользовался обычно сам и советовал поль все пошли за Кандратьевым. На страницах русских зоваться другим пчеловодам. Рой, посаженный в улей, пчеловодных журналов началось настоящее сражение снабженный сотами и вощиной, он помещал на место между даданистами и сторонниками многонадставочного отроившейся семьи, а ее улей ставил сверху. Рой, уси улья Лангстрота, которое, не ослабевая, длилось много ленный слетевшими на него пчелами, работал отлично, лет. Это по существу было два направления в пчеловодст- а потерявшая летные резервы и ослабевшая материнская ве России, две различные ухода за пчелами. семья уже не в состоянии была роиться вторично. Неде Кстати, сам Г. П. Кандратьев не смог преодолеть труд- ли через две, когда молодая матка вверху успевала про ризам природы, сберегают энергию, сохраняют опре явить свои качества, или позже, накопив побольше пчел деленную среду в улье, больше выпускают сборщиц на к позднему медосбору, худшую матку, обычно старую в добычу корма, надежнее организуют защиту гнезда.

нижнем гнезде, пчеловод отбирал, а между гнездами клал В своих беседах-проповедях Г. П. Кандратьев готов был лист Пчелы, по своей природе не терпящие в повторять одно и то же: «Держите только улье ничего постороннего, объединяют свои усилия, сильные семьи, только сильные семьи дают доход, стремясь удалить из гнезда чужеродное тело. Этот прос только при сильных семьях выгодно пчеловодство, ра той способ, хорошо известный в то время, проверенный дуют пчеловода только сильные семьи». Притом чем пчеловодами последующих поколений, считается одним раньше семья приведена в большую силу, тем она из эффективных и в разных вариантах используется до лучше бывает подготовлена к использованию самых цен ных весенних медоносов.

Распространение улья Дадана в России, улья люби Используя свое влияние, Геннадий Петрович старал тельского и многооперационного, начавшееся при ся убедить читателей и собеседников в том, что «вся муд активном содействии Кандратьева, теперь многими приз рость разумного пчеловодства зависит от неуклонного нается исторической ошибкой. Все большую популяр исполнения одного основного правила, которое пчеловод ность, особенно в промышленных пчеловодных хозяй никогда не должен упускать из виду: «В сильных семьях ствах у нас и в европейских странах приобретает улей все спасенье».

Применяемая в нем система ухода позволя ет выращивать более сильные семьи, удерживать их в Эта истина не утратила своего значения и в настоя рабочем состоянии, при меньших затратах труда полу- щее время. Современное промышленное и любительское чать больше меда, гарантировать благополучную зи- пчеловодство основывается на мощных, даже сверхсиль мовку. ных семьях, насчитывающих по 100 тысяч рабочих еди ниц и больше. В подготовке таких многочисленных ре зервов обычно принимают участие дополнительные, вто «В СИЛЬНЫХ СЕМЬЯХ ВСЕ СПАСЕНЬЕ» рые матки.

Любопытно отметить, что в статье «Правила и прие мы, которых следует держаться на пасеке для получения Многим поколениям пчеловодов известна эта крыла большого количества меда», Г. П. Кандратьев указывал тая фраза Геннадия Петровича Кандратьева, давно став на необходимость заводить запасные семьи (из роев шая их девизом. Можно с уверенностью утверждать, что втораков), которые как раз и должны поставлять печат золотое правило выдающегося русского пчеловода — ный (зрелый) расплод для усиления семей сильных, но держать на пасеке только сильные семьи никогда не бу не имеющих еще изобилия пчел. По его небезоснователь дет опровергнуто. В нем спрессован многовековой опыт ному утверждению, гораздо выгоднее отнимать расплод пчеловодов всего мира. Г. П. Кандратьев пришел к та у этих, так сказать, обреченных семеек, чем брать его у кому выводу, точно и образно им сформулированному, семей, уже готовых к медосбору, и выравнивать пасеку.

в результате многолетней личной практики. На каждом В принципе то же предусматривает ныне практикуемая шагу он убеждался в громадном преимуществе сильных технология двухматочного пчеловодства.

семей над слабыми: и в весеннем росте, и в сборе меда, и в зимовке. Много пчел — много меду;

одна пчела, как го- Теория и мировая практика в настоящее время подня ворят, много меду не натаскает. У пчел в сильной семье лись на такую высоту, что и при одной матке стало воз при благоприятных природных условиях выделяется можным создавать семьи максимальной массы. Этому такая масса воска, что постройки сотов идут с порази- способствуют и обилие кормов в гнездах в течение всего тельной быстротой. Этого не наблюдается в семье мало- года, сводящее к минимуму зависимость пчел от небла численной. гоприятного воздействия среды, и огромное число сотов для расплодного гнезда и размещения меда, и молодость Медоносные пчелы — насекомые общественные, и маток, поддерживаемая их регулярной заменой, и, на чем их больше в семье, тем легче они противостоят кап конец, сама технология пчеловодства в многонадставоч тех пор всякие затраты, всякие ухищрения и возлагае ных ульях, усиливающая энергию роста и медособира мые на будущее надежды останутся в полном смысле сло тельную деятельность, противороевая в своей сущности.

ва тщетными. Они разлетятся, как дым, и у пчеловода останется горечь разочарования». Иначе говоря, без «БЕЗ БЛАГОПОЛУЧНОЙ ЗИМОВКИ ПАСЕКЕ благополучной зимовки пасеке не бывать.

НЕ БЫВАТЬ...> Итак, искусство пчеловода, его теоретические и прак тические познания проверяются зимовкой пчел. «Только Зимовка пчел — один из труднейших вопросов пче тот может называться настоящим пчеловодом,— утвер ловодной практики. Она уносила много семей, опусто ждал Г. П. Кандратьев,— только тот может получать шая нередко целые пасеки. А сколько их приходило в выгоду от пчел и вести пчел рационально, у кого пчелы негодность из-за ослабления? Горсть пчел с маткой не благополучно зимуют». Как справедливо считал он, способны были ни к развитию, ни к сбору меда. Кстати, хорошая зимовка определяется не только количеством и ныне зимовку пчел считают проблемой номер один, оставшихся в живых семей. Необходимо еще, чтобы пче особенно в зонах с холодным климатом, где безоблетный лы сохранили свойственную им энергию, активность, период длится шесть — семь месяцев.

остроту реакции, работоспособность, имели к весне Пасеки Г. П. Кандратьева находились в северной достаточное количество молодого расплода, а гнезда ос зоне страны и ему приходилось сталкиваться со всеми тались чистыми, свежими, как среди лета, и в ульях не сложностями продолжительной зимовки пчел. Он на было бы следов сырости.

блюдал состояние семей, следил за ходом зимовки в раз «О чем же должны заботиться современные пчелово ных условиях, опытным путем выяснял причины ды? — ставил вопрос Г. П. Кандратьев и сам отвечал: — хой зимовки, отыскивал пути их преодоления, чтобы Первое и главнейшее — это то, чтобы пчелы хорошо пере рассказать о них пчеловодам России. И самим пасеч зимовали».

никам он советовал без конца наблюдать и изучать жизнь Тут Кандратьев обращался к первоисточнику — пчел зимой, вникать во все их нужды, в совершенстве самой природе медоносных пчел. Ведь о том, что пчелы знать потребности насекомых.

не боятся холода и умеют сохранять себя в жесточайшие Большой вклад в разработку этой темы внесли зимы, свидетельствует многомиллионная естественная Н. М. Витвицкий и А. М. Бутлеров. Кандратьев многие история этих насекомых.

их положения значительно углубил и развил дальше, В диком состоянии испокон веков они велись и раз основываясь на своем опыте, богатой практике русских множались без помощи человека. Факт, что они не ис пчеловодов и новейших данных современной мировой ли чезли с лица Земли, живут и великолепно чувствуют се тературы.

бя даже на Севере, говорит о том, что холода для них не Но, пожалуй, никто из его предшественников не опасны. Больше того, выносливость и жизнестойкость их говорил так сильно и веско о решающем влиянии резуль просто поразительны. В этом убеждались натуралисты татов зимовки на продуктивность пчеловодства. Зимов и почти все практики, наблюдавшие зимовку пчел в са ка, по словам Г. П. Кандратьева, это самая трудная мых необычных условиях.

часть пчеловодства, камень преткновения всех пчелово Геннадий Петрович не раз вспоминал письмо перм дов, наиважнейший вопрос. Такое положение, как он ского пчеловода, присланное академику А. М. Бутле полагал, объяснялось недостаточной теоретической раз рову, которое они вместе читали и обсуждали. «Зима у работкой зимнего периода жизни пчел, с одной стороны, нас нынче такая,— сообщал пчеловод,— какой не за и недооценкой зимостойкости этих общественных насе помнят и старики. В течение трех недель холод был не комых, с другой. «Благополучная зимовка,— писал он,— ниже бывали дни, когда он доходил до это фундамент всего пчеловодства. Пока у вас не будет При этом дул сильный ветер. Пчелы мои, помещенные в уверенности, что все семьи, оставленные в зиму, выйдут колодных лежаках, зимовали на открытом воздухе, в живыми, бодрыми, сильными и здоровыми весною, лесу. Снега было очень мало, и ульи стояли голые. Я со и теплыми зимними месяцами одного этажа может быть страхом пошел осмотреть их весной, и представьте мою и достаточно, но для северной зоны России — мало).

радость и удивление — ни одна семья из пасеки не по Значительные запасы меда над гнездом исключали не гибла». Значит, холод не губит пчел, они вполне нормаль благоприятные последствия и гарантировали надежную но могут зимовать на воле.

Притом большой объем гнезда не ухудшал, а, Кандратьев сам неоднократно оставлял на зиму на наоборот, улучшал условия жизни пчел.

пасеке, саду, не только среднерусских лесных пчел, Касаясь расхода корма, Г. П. Кандратьев высказал привыкших к низким температурам, но и кавказских, оригинальную и для многих неожиданную мысль. «Со и итальянских. Притом зимовали они всегда с отличными вершенно ошибочно полагают,— писал он,— что в хо результатами, а весной бурно развивались, значитель лодные зимы пчелы больше поедают меда, чем в теплые».

но опережая тех, что зимовали в помещении. Опыт бла То же, между прочим, не раз замечали в мягкие зимы и гополучной зимовки южных пчел под открытым небом внимательные пчеловоды-практики, но горько распла на севере был, пожалуй, одним из первых в истории оте чивались те, кто, надеясь на тепло, оставлял пчелам кор чественного пчеловодства. В наше время итальянские и мов в обрез, лишь бы только их хватило до весны. К со серые горные кавказские пчелы великолепно зимуют и жалению, научного обоснования такого поведения пчел превосходно работают в странах с холодным климатом, до сих пор не сделано. По его наблюдениям, в холодные в частности в Финляндии и в северных штатах США и зимы пчелы раньше начинают выращивать расплод. Ви Канады.

димо, поэтому семьи, зимующие на воле и подверженные Хорошая зимовка пчел обуславливается, как из- воздействию низких температур, быстрее усиливаются вестно, не одним каким-то фактором, а целым комплек- весной. Все это лишний раз подтверждает зоркость гла сом условий. В своих «Беседах» Кандратьев довольно за Кандратьева-натуралиста и опытника, непреходящую подробно останавливался на этом вопросе. практическую ценность его заключений и выводов.

Пчелы должны иметь на зиму много меда. Это, по его Как и А. М. Бутлеров, важнейшим условием благо определению, «коренное правило». Если пчелы находятся получной зимовки пчел Геннадий Петрович считал хо вблизи обильных и доброкачественных медовых запасов, рошую вентиляцию ульев и зимовника. Сырость в гнез то они никогда не погибнут. По его расчетам, гораздо дах, разжижение меда, порча перги и сотов, кишечные надежнее оставлять на зиму пять семей, хорошо снаб болезни пчел — все это, по его мнению, происходило от женных медом, чем пятнадцать, которым меда оставлено плохого воздухообмена. Доступ свежего воздуха, безус в обрез. Несоблюдение столь важного принципа приво ловно, необходим, как необходима и хорошая вентиляция.

дит зачастую к тому, что пчеловод, посвятивший, каза Он советовал зимой держать летки открытыми на всю лось бы, всю жизнь пчеловодству, так и не может завести а в ульях с отъемным дном даже вставлять настоящей пасеки и не получает от нее ни дохода, ни ра клинышки между полом и корпусом. Например, под дости.

ульи Дубини с отъемным дном, в которых семьи зимова Расплодное гнездо и все, что в нем находится, ли в двух корпусах, он считал «недурно на зимовку по Г. П. Кандратьев считал неприкосновенным, никогда не ставить... пустой полуящик;

это даст возможность семье советовал брать из него мед, даже кажущийся лишним, в получить большее количество свежего воздуха». Как ви собственный доход. Этот мед принадлежит пчелам, а не дим, Г. П. Кандратьев уже знал о воздушной подушке и пчеловоду. Нарушение расположения кормовых запасов ее благотворном влиянии на пчел. Все это было тогда в улье особенно сказывается зимой, так как становится новым, совершенно противоположным тому, что делали причиной гибели семьи от голода, хотя в гнезде и оста- пчеловоды, заботившиеся в основном о сохранении тепла ются медовые соты, недоступные клубу пчел. Вольности и укутывавшие своих пчел.

здесь недопустимы.

Зимовник на пасеке Г. П. Кандратьева в В ульях итальянца Дубини Геннадий Петрович ос был оборудован надежной вентиляционной системой и тавлял семьи на зиму не в одном корпусе, как советовал отвечал всем требованиям, предъявляемым к таким по изобретатель, а в двух (для Италии с ее теплым климатом мещениям. Температура воздуха в нем держалась на проникать в крестьянскую массу, заметно повысив ин уровне и в оттепели никогда не поднималась выше терес рациональному пчеловодству. Увеличилось чис тепла. Пчелы находились в полном покое, что ло рамочных пасек, началась организация обществ, ар тоже немаловажно.

телей, в разных местах России стали выходить журна Современные пчеловоды, чьи пчелы зимуют на воле, лы. Вокруг рациональных пчеловодов группировались эталоном считают семью массой килограмма, снаб- крестьяне, решившие перестроить свои пчельники, за женную килограммами корма. Такие семьи идут менить колоды на разборные рамочные ульи, освоить ра в зиму в двух или трех корпусах многокорпусного улья зумный, основанный на науке уход за пчелами. Все это или в дадановском улье с кормовой магазинной надстав- совершалось на глазах Г. П. Кандратьева и при его энер гичном участии. «Как счастлив я,— говорил Геннадий кой. При соблюдении всех других условий они надежно Петрович,— что дожил до этого времени, когда за зимуют в любых климатических зонах страны и стойко шевелилось на Руси заглохшее почти дело сохраняют свою силу к весне.

и как горько подумать, что нет того, кто сеял первые семена рационального пчеловодства в нашей земле».

ЕМУ ОБЯЗАНЫ МНОГИЕ ПОКОЛЕНИЯ РУССКИХ Последняя четверть прошлого столетия — эпоха быст ПЧЕЛОВОДОВ рого развития пчеловодных знаний и роста самого пче ловодства в нашем обширном отечестве.

Как-то однажды, оценивая свой вклад в отечествен ное пчеловодство, Г. П. Кандратьев, человек очень Г. П. Кандратьев был сторонником организации об скромный, весьма требовательный к себе, сказал: «Я бу ществ пчеловодов, причем как маленьких, когда группа ду счастлив, если мои труды принесут хоть малую долю людей ведет дело сообща во главе с энергичным, знаю пользы делу распространения пчеловодных знаний меж щим дело человеком, так и крупных, в масштабе целой ду крестьянами». Как и все передовые представители России. Он сам состоял членом небольшого кооператива, культуры и науки он видел свой гражданский и общест куда входили местные пчеловоды-крестьяне, и одновре венный долг в служении народу. Он знал, что пчеловод менно принимал активное участие в организации Рус ство, занятие выгодное и доходное, может стать хорошим ского общества пчеловодства. Геннадий Петрович счи подспорьем в крестьянском хозяйстве и при самых нич тал, что с организацией подобных добровольных коллек тожных затратах труда, средств и времени улучшить тивов пчеловодство получит новые возможности к раз его состояние. «Я считаю пчеловодство заслуживающим витию. «Пусть растут, крепнут и множатся наши моло самого широкого распространения, охраны и даже зат дые общества,— восклицал он,— пусть проникнутся они рат со стороны правительства»,— писал он. Как и духом единения, работают на пользу истинного дела с П. И. Прокопович, Кандратьев был убежден в том, что горячей любовью».

пчеловодство имеет «огромное экономическое, государст Помимо съездов, выставок, печати, задача которых — венное значение, могущее поднять платежную способ распространять правильные, основанные на науке сведе ность и нравственное развитие народных масс».

ния по пчеловодству, к одной из важнейших и весьма Нравственное воздействие пчеловодства, как считал действенных мер Кандратьев относил обмен пчеловодов Г. П. Кандратьев, заключено в том, что оно приближает мнениями. Ведь опыт каждого, пусть даже небольшой, человека к природе, приобщает к труду более чем какое- но выстраданный и стократ проверенный — чрезвычайно либо другое занятие, объединяет людей разных профес- ценен. Кстати, за рубежом, существовали для этой цели сий, общественного положения, разных возрастов и на- так называемые Дома пчеловодов. Здесь любители пчел циональностей. могли встречаться, обмениваться мыслями, получать С особой остротой он чувствовал необходимость прос- квалифицированную консультацию, знакомиться с но вещения народа. Благодаря усилиям A.M. Бутлерова и вейшими усовершенствованиями. Но, главное, люди его — Г. П. Кандратьева, И. А. Каблукова, здесь делились друг с другом опытом и наблюде Н. М. Кулагина и свет пчеловодных знаний стал ниями.

№ На одном из заседаний Пчеловодной Комиссии, нужно отыскивать и новые пути для сбыта того, что без ствовавшей при Вольном экономическом обществе, Ген всякого с нашей стороны старания дала нам мать-при надий Петрович предложил открыть в Петербурге такой рода». Во внедрении в практику лучших пород пчел же консультационный пункт, где пчеловоды общались Г. П. Кандратьев видел один из путей развития пчело бы и куда могли обращаться за помощью. Его предложе водства России, подъема его на современный уровень.

ние было принято. В помещении открытого пункта вы В наше время невозможно себе представить пчеловод ставили коллекции рамочных ульев современных сис ство без широких международных контактов пчеловодов, тем, установили дежурство членов комиссии, оповестили без переброски сотен тысяч маток лучших пород из одной пчеловодов. Следуя доброму примеру, подобные пункты страны в другую, с континента на континент. А зароди появились и в других местах России.

лось все это именно в те памятные годы.

В Лышницы к Г. П. Кандратьеву со всех сторон при Более тридцати лет отдал Кандратьев пчеловодству — ходили и приезжали пчеловоды, чтобы посмотреть его своему второму призванию. Вторая любовь оказалась пасеку, послушать интереснейшие беседы, посоветовать не менее сильной, чем первая. Геннадий Петрович ся, поговорить о пчеловодных делах.

собствовал становлению культурного пчеловодства в Разговоры с ним всегда были поучительными, а его нашей стране, формированию пчеловодов нового типа.

советы — мудрыми. Встречи простых крестьян с таким Многие поколения русских пчеловодов обязаны ему сво великим, известным всему миру пчеловодом, обаятель ими знаниями. В историческом ряду выдающихся дея ным и добрым человеком, влюбленным в пчеловодство, телей отечественного пчеловодства его имя по праву сто его страстная убежденность действовали на них неотра ит рядом с именем академика А. М. Бутлерова.

зимо. Да и наглядное преимущество рамочного улья Просветительная деятельность Г. П. Кандратьева перед колодой говорило само за себя. Поэтому почти все была по достоинству высоко оценена мировой пчеловод пчеловоды, посещавшие пасеку Кандратьева, становились ной общественностью. Он состоял членом-сотрудником рационалистами и его последователями.

Вольного экономического общества, действительным чле С именем Геннадия Петровича Кандратьева связано и ном Русского Общества акклиматизации животных и рас разрешение на международную почтовую пересылку тений, почетным членом Северо-американского общества пчел и маток. Надо сказать, что пересылка маток и пчел пчеловодства, Главного общества поощрения пчеловодов у нас была разрешена только внутри страны, и ему Италии, а также членом многих пчеловодных обществ пришлось приложить немало усилий, чтобы добиться рас поряжения почтового ведомства о беспрепятственном Умер Геннадий Петрович 23 июля 1905 года на семь пропуске посылок с живыми пчелами и матками на на десят втором году жизни. Похоронен на скромном клад ших границах. Таким образом, открылась возможность бище псковского села Молодицы.

обмениваться пчелами и матками с зарубежными пчело водами, выписывать маток из Италии и Австрии в лю бом количестве.

Г. П. Кандратьев обратился к своим друзьям, извест ным итальянским матководам, поставлявшим маток в Англию, Францию, Германию, США, с просьбой высы лать их и в Россию. И вот в «Вестнике иностранной лите ратуры пчеловодства» № 8 за 1895 год появилось первое в истории отечественного пчеловодства объявление о вы писке маток из Италии.

Теперь и русские пчеловоды могли выгодно продавать своих кавказских маток в Европу и Америку. «Не все же медом да воском торговать,— писал Кандратьев,— селения, как общественный деятель содействовал объе динению пчеловодов и переустройству отрасли.

Николай Михайлович Кулагин был одним из осново положников высшего пчеловодного образования и в те чение четырех десятилетий возглавлял пчеловодство на шей страны.

Уже в конце жизни, весьма скромно оценивая свой вклад в пчеловодную науку, этот удивительный человек НА КАФЕДРЕ И НА ПАСЕКЕ писал: «Добыл ряд данных по биологии вредных насеко мых и медоносной пчелы, которые вошли в иностранные Одна из примечательных особенностей отечественного учебники по энтомологии.

пчеловодства состоит в том, что занимались им люди Разработал метод оплодотворения матки трутнем и исключительно высокой эрудиции и образованности, спе таким образом создал базу для селекционных работ по циалисты многих областей знаний — выдающиеся хими пчеле».

ки, биологи, зоологи, математики, натуралисты, филосо Родился Николай Михайлович на Смоленщине в селе фы. Несомненно, глубокие познания в естественных на Шиловичи Духовщинского уезда 7 января 1860 года в уках позволяли взглянуть на медоносную пчелу с более семье священника. Родители сына хотели видеть священ верных общебиологических позиций, внести много прин нослужителем. Начальное образование он получил в ципиально нового в теорию и практику пчеловодства, духовном училище, а среднее — в Смоленской духовной способствовать прогрессу этой, казалось бы, малой от семинарии. Однако несмотря на настояния отца, в духов расли народного хозяйства. Ученым-пчеловодом широ ную академию не пошел. Успешно сдав экзамен на аттес кого диапазона был и академик Николай Михайлович тат зрелости в Смоленской классической гимназии, юноша Кулагин.

получил право продолжать учебу в светских высших Поистине удивительно разнообразие его научных учебных заведениях.

интересов и глубина познаний. Ученого волновали такие В 1880 году он поступил на естественное отделение глобальные проблемы биологии, как эволюция живот физико-математического факультета Московского универ ного мира, процесс размножения, зародышевое развитие, ситета. Здесь под влиянием передовых людей и, в пер старение организма. Он изучал жизнь насекомых, писал вую очередь, выдающегося зоолога профессора А. П. Бог о дождевом черве и о пушной торговле в России, об исто данова, формировались прогрессивные естественно-исто рии распространения зубров и о взаимной помощи у рические взгляды будущего ученого, вырабатывался животных, о строении желудка и составе крови у суслика диалектический подход к познанию живой природы, и о биологическом методе борьбы с вредителями сельско совершенно противоположный тому, который ему пыта хозяйственных культур. Есть у него работы о рыбовод лись навязать в духовной семинарии. Для А. П. Богда стве и овцеводстве, звероводстве и шелководстве, охот нова и всей знаменитой богдановской зоологической ничьем промысле и охране природы. Нет той области школы характерна необычайная широта тематики науч сельскохозяйственной зоологии, которая осталась бы ных исследований, внимание к проблемам, выдвигае вне его внимания и его забот.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.