WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РФ КУРС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Учебник Издание 4-е, дополненное и переработанное Под общей редакцией проф. Чепурина ...»

-- [ Страница 13 ] --

Обычно эффект «Джей-кривой» продолжается от Рис. 28.5. «Джей-кривая» полугода до года. Наличие такого лага связано с тем, что большинство экспортных и импортных заказов размещаются за несколько месяцев до принятия решения о девальвации и не сразу приспосабливаются к изменению относительной цены. В первые месяцы после девальвации объемы экспорта и импорта отражают контракты, заключенные на основе старого обменного курса. В результате первичный эффект девальвации заключается в росте стоимости объема импорта по заключенным ранее сделкам при сохранении неизменной величины экспорта. В результате происходит ухудшение торгового баланса. Постепенно объем экспорта растет при сокращении импорта, происходит выравнивание экспортных и импортных цен и переход к улучшению торгового баланса.

Крайним вариантом фиксированного валютного курса является золотой стандарт (см. далее § 7). В этом случае государство фиксирует золотое со держание валюты и устанавливает паритетную стоимость золота (монетный паритет), т. е. цену золота в национальной валюте. Другими признаками золотого стандарта являются конвертируемость валюты в золото (когда государство берет на себя обязательство покупать и продавать национальную валюту за золото по первому требованию и по паритету) и золотое обеспечение (наличие золотых запасов, равных количеству денег в об ращении). На практике чистый золотой стандарт использовался в Англии с небольшими перерывами, с 1821 по 1931 гг., и в США - на протяжении большей части XIX в. и с перерывами - до 1971 г. (конвертируемость дол ларов в золото для отдельных граждан была прекращена в 1934 г.).

Фиксация курса может происходить и в виде «валютного управления» («валютной палаты»). При такой системе денежное предложение нацио нальной валюты должно быть полностью обеспечено запасами резервной валюты. Другими словами, «валютное управление» представляет собой институт, скупающий и эмитирующий национальную валюту по цене, фик сированной относительно резервной валюты. Центральный банк страны при системе «валютного управления» лишается самостоятельности и как таковой вообще перестает функционировать. Устойчивость такого типа си- Платежный баланс и обменный курс стемы валютного курса будет зависеть от устойчивости иностранной резервной валюты.

В целом, как и система гибких курсов, система фиксированных курсов не лишена недостатков. Фиксация курса на определенном уровне (как и всякая фиксация цен) может привести к избыточному спросу или предложению иностранной валюты и потребовать использования других средств экономической политики в ущерб решению внутренних экономических задач. Завышенный реальный обменный курс может снизить конкурентоспособность отечественных товаров и эффективность экономики в целом. Такие меры поддержания фиксированного валютного курса, как использование золотовалютных резервов, валютные и торговые ограничения, валютный контроль, ограничения в налоговой и денежной сфере, имеют неоднозначные последствия и могут привести к падению производства и росту безработицы. Те или иные системы фиксированного валютного курса на начало 1998 г. использовали 66 стран, в том числе привязку к доллару - 21 страна, валютным корзинам - 19 стран.

Смешанные формы системы валютного курса В современной практике система гибкого курса осуществляется не в чистом виде, а чаще всего форме управляемого, или «грязного плавания», при которой Центральный банк осуществляет интервенции с целью сгладить чрезмерные колебания курса без попыток воздействовать на долговременные тенденции валютного курса. В целом, по данным МВФ, на начало 1998 г. в 115 странах-членах МВФ применялась та или иная система гибких курсов, в том числе свободно плавающий - в 51 стране, а управляемое плавание - в 48 странах.

К смешанным системам обменного курса относится также «ползущая» привязка, при которой через определенные непродолжительные интервалы обменный курс изменяется на небольшую, заранее известную величину в рамках «валютного коридора» (предельных отклонений от установленного уровня). Применяется и корректируемая система фиксированных курсов, при которой девальвация или ревальвация производятся при изменении некоторых макроэкономических показателей (например, уровня инфляции). Известный в России «валютный коридор» (коридор используется, как было показано, и при других системах фиксированного курса) представлял собой такую систему, при которой постоянная девальвация происходит на неизвестную величину, однако в заранее объявленных рамках. Отмена валютного коридора в России в августе 1998 г., означавшая отказ от валютных интервенций, привела к резкому падению курса рубля и фактически означала крупномасштабную девальвацию.

Итак, очевидно, что выбор той или иной системы валютного курса - задача чрезвычайно сложная, решение которой зависит от многих факторов:

65 S Глава размеров и эффективности экономики, ее открытости, конкурентных преимуществ, величины валютных резервов и других макроэкономических параметров. В целом опыт показывает, что гибкий курс предпочтительнее для крупных, относительно закрытых экономик с относительно высоким уровнем развития. Фиксированный же курс может применяться странами с открытой экономикой (чаще всего малыми).

§ 7. Международная валютная система При рассмотрении проблем платежного баланса и валютной политики мы использовали модель «малой открытой экономики». На самом деле, ничтожно малых экономик не существует и любая страна, участвующая в системе мирохозяйственных связей, так или иначе, воздействует на положение в других странах. Особую роль в корректировке взаимозависимостей национальных экономик принадлежит валютному курсу. Именно поэтому отношения в сфере международных финансов давно уже стали объектом согласованных решений, в результате которых сформировалась система институтов, называемая международной валютной системой.

В развитии международной валютной системы можно выделить четыре больших этапа: эпоха золотого стандарта (1870-1914 гг.\ межвоенный период (1918-1939 гг.), Бреттон-Вудская система (1945-1973 гг.) и современная регулируемая система плавающих курсов.

Механизм уравновешивания платежного баланса путем изменения пен и перелива металлических денег описан еще шотландским философом и экономистом Д.Юмом в 1752 г. При золотом стандарте, суть которого уже была изложена, валютные курсы могли колебаться выше или ниже паритета между экспортной и импортной золотыми точками. Разница между паритетом и золотой точкой представляла собой издержки транспортировки количества золота, содержавшегося в национальной единице, между двумя валютными центрами.

Система золотого стандарта действовала достаточно эффективно и не требовала специальных мер но урегулированию проблем платежного баланса. На практике перелив золота был очень небольшим, а неравновесие платежного баланса устранялось в результате движения капитала. Вместе с тем, говоря о преимуществах золотого стандарта, следует иметь в виду особые исторические условия его существования. Это был период быстрого экономического роста во многих странах мира при высокой эластичности цен. Единственным финансовым центром был Лондон, а превалирующей международной валютой - фунт стерлингов.

После первой мировой войны золотой стандарт так и не был восстановлен, а курсы валют отличались значительной нестабильностью. Хотя Вели- Платежный баланс и обменный курс кобритания в 1925 г. восстановила золотой стандарт, в США начали вновь фиксировать золотое содержание доллара в 1919 г., система, установившаяся с 1925 по 1931 гг., представляла собой золотовалютный стандарт, когда в качестве международных резервов, наряду с золотом, использовалась иностранная валюта (фунты стерлингов, а также доллар и франк). В 1931 г., когда Великобритания была вынуждена прекратить размен фунтов стерлингов на золото (в условиях завышенного паритета и отрицательного сальдо платежного баланса) и провести девальвацию валюты, наступил конец золотовалютного стандарта. Причинами крушения золотовалютного стандарта стала неспособность урегулирования несбалансированности платежного баланса с помощью денежной массы при нереальных паритетах (завышенного в Великобритании и заниженного во Франции), возникновение противоречий между новыми финансовыми центрами (Париж и Нью Йорк) и Лондоном и Великая депрессия 1929-1933 гг. Последующие годы харак теризовались нестабильностью гибких валютных курсов, неоднократной девальвацией валют в условиях высоких таможенных тарифов и других импортных ограничений.

Бреттон-Вудская система, соглашение о которой было подписано в 1944 г., просуществовала с 1947 по 1973 гг. Эта система представляла собой золотодолларовый стандарт и предусматривала взаимную конвертируемость валют. США брали на себя обязательство поддерживать фиксированную цену золота на уровне 35 долл. за унцию и обменивать любое количество долларов на золото без ограничений (эта возможность была предусмотрена только для центральных банков). Курсы других валют устанав ливались по отношению к доллару и могли колебаться в рамках коридора в 1%, выше и ниже паритета.

Для финансирования временных дефицитов платежного баланса страны могли использовать свои международные резервы, а также кредиты МВФ. Для выравнивания фундаментального неравновесия (при изменении валютных курсов более чем на 10%) требовалось разрешение МВФ.

Наряду с краткосрочными займами МВФ (от 3 до 5 лет), которые предоставлялись для урегулирования текущего дефицита платежного баланса, страны могли использовать и долгосрочные кредиты МБРР и его филиалов - Международной ассоциации развития (MAP) и МФК (Международной финансовой корпорации).

За период своего существования Бреттон-Вудская система претерпела определенную эволюцию. Самым значительным изменением стало введение в действие в 1970 г. системы специальных прав заимствования (СДР). СДР представляют собой международное резервное и платежное средство, используемое для безналичных межгосударственных расчетов и в качестве 42* 660 Глава счетной единицы МВФ. Согласно уставу МВФ долгосрочной задачей является превращение СДР в основной резервный актив международной валютной системы.

В августе 1971 г. произошло крушение Бреттон-Вудской системы, когда в условиях огромного дефицита платежного баланса правительство США отменило конвертируемость доллара в золото, а в конце 1971 г. фактически девальвировало доллар на 9% путем повышения цены золота с 35 до 38 долларов за унцию.

С 1973 г. большинство развитых стран отказалось от твердых паритетов и ввели плавающие курсы своих валют. Ямайское валютное соглашение 1976 г., которое знаменовало собой официальный отход от принципов Бреттон-Вудс-кой системы, позволило странам-членам МВФ самостоятельно выбирать режим валютного курса.

Роль мировых денег стали выполнять национальные и коллективные валюты, а официально устанавливаемая цена на золото была отменена. Золото перестало использоваться в расчетах между МВФ и его членами. В результате превращения золота в объект купли-продажи его цена возросла в 1980 г. до максимальной величины - 800 долл. за унцию и впоследствии стабилизировалась на уровне около 400 долл. за унцию.

Наиболее существенным событием в международной валютной системе после Бреттон-Вудских соглашений стало появление в 1999 г. единой европейской валюты - евро. К этому времени уже был накоплен определенный опыт использования коллективных валют. Наряду с СДР, можно отметить ряд коллективных валют в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Однако эти валюты выступают как счетные деньги, хотя и применяются для международных расчетов.

Страны ЕС еще до 1973 г. стремились координировать свою кредитно-денежную политику с тем, чтобы минимизировать внутриевропейские колебания курсов по отношению к доллару. До последнего времени многие валюты стран ЕС участвовали в совместном колебании по отношению к доллару. Решение о переходе к валютному объединению Европы было принято еще в 1969 г., а в марте 1979 г. 8 стран-членов ЕС (Франция, Германия, Италия, Бельгия, Дания, Ирландия, Люксембург и Нидерланды) договорились о фиксации взаимных валютных курсов и совместном плавании курсов по отношению к доллару в рамках Европейской валютной системы (ЕВС). В последующие годы к ЕВС подсоединились Испания, Великобритания и Португалия.

Была создана европейская валютная единица (ЭКЮ), курс которой стал рассчитываться на базе корзины валют.

Несмотря на скептицизм многих экономистов и политиков, разные доводы «за» и «против» единой европейской валюты, процесс интеграции оказался необратимым. В декабре 1991 г. лидеры стран ЕС подписали Маастрихтский договор, имеющий целью создание Экономического и валютного союза (ЭВС) с единой валютой и единым Центральным банком. На Платежный баланс и обменный курс первом этапе все члены ЕС должны были присоединиться к договору;

на втором (с 1 января 1994 г.) - обеспечить достижение жестких макроэконо мических показателей (среднегодовой темп инфляции, объем долга по от ношению к ВВП и т. п.);

на третьем этапе (не позднее 1 января 1999 г.) ввести единую европейскую валюту и передать полномочия в определении кредитно-денежной политики Европейской системе центральных банков во главе с Европейским центральным банком.

Хотя при этом возник ряд сложных проблем и значительная оппозиция во многих странах, в 1993 г., Маастрихтский договор был принят и Европейское Сообщество стало называться Европейским Союзом. В строгом соответствии с графиком с 1 января 1999 г. в рамках ЭВС была введена единая европейская валюта (евро) и начал функционировать Европейский центральный банк во Франкфурте. До 2002 г. евро будет применяться лишь в безналичных расчетах, а с 2002 г. заменит валюты присоединившихся стран-членов Союза.

Рассмотрев макроэкономическую роль платежного баланса и применя ющиеся системы обменных курсов, перейдем теперь к общим проблемам макроэкономического регулирования в открытой экономике.

§ 8. Макроэкономическая политика в открытой экономике:

модель Манделла-Флеминга Из общего курса макроэкономики нам известна модель макроэкономи ческого равновесия «IS-LM» (см. Приложение 2 к гл.22), позволяющая найти такие сочетания ставки процента и уровня дохода, при которых одновременно достигается равновесие на товарном и денежном рынках. Применительно к открытой экономике может быть использована модель Манделла-Флеминга, которая является расширенной версией модели «IS-LM», позволяющей анализировать воздействие макроэкономической политики государства как на внутреннее, так и на внешнее равновесие.1 Обе модели строятся на основе кейнсианской теории, т. е. предполагают неизменность уровня цен в краткосрочном периоде и объясняют причины колебаний величины дохода при изменении совокупного спроса.

Модель Манделла-Флеминга состоит из трех компонентов, которые могут быть представлены в виде следующих уравнений:

(IS) Y= C(Y- T) + I(r)+ G + NX(Y, e) (9) (LM) M/P= L(r, Y) (10) r = r* (П) Эта модель была разработана в начале 1960-х гг. независимо друг от друга двумя экономис тами - Робертом Манделлой и Маркусом Флемингом.

662 Глава Уравнение (9) - уравнение кривой IS, описывающее взаимосвязь между доходом 7 и процентной ставкой r при соблюдении равновесия на товарном рынке. Это уравнение показывает, что совокупный доход равен сумме потребления С (как функции располагаемого дохода Y- Т), инвестиций / (как функции процентной ставки r), государственных расходов G и чистого экспорта NX (как функции дохода 7 и обменного курса е). Таким образом, в отличие от стандартной модели «IS-LM», рассмотренной в Приложении 2 к гл.22, уравнение кривой IS в модели Манделла-Флеминга дополнительно включает такой параметр, как обменный курс, влияющий на величину чистого экспорта: при росте обменного курса чистый экспорт сокращается, при снижении обменного курса чистый экспорт растет.

Уравнение (10) - уравнение кривой LM. Оно описывает взаимосвязь между доходом Г и процентной ставкой r при равновесии на денежном рынке.

Согласно этому уравнению, реальное предложение денег (М/Р) должно быть равно спросу на деньги (L), который, в свою очередь, является функцией от процентной ставки r и дохода Y. Предложение денег М, определяемое Центральным банком, и уровень цен Р являются экзогенными переменными.

Наконец, уравнение (11) показывает, что внутренняя ставка процента r определяется мировым уровнем ставки процента r*. Иными словами, модель Манделла-Флеминга строится для малой открытой экономики, которая может получать или предоставлять кредиты любых размеров на мировых финансовых рынках, не влияя при этом на мировой уровень ставки процента.

Модель Манделла-Флеминга содержит три эндогенных переменных доход У, процентную ставку r и валютный курс е - и, следовательно, не может быть построена на одном двумерном графике. Поэтому эта модель предусматривает построение двух графиков - в координатах Г- г и Y - е.

Модель на графике У- г. На этом графике модель Манделла-Флеминга имеет традиционный для модели «IS-IM» вид: по оси абсцисс откладывается уровень дохода, а по оси ординат - ставка процента (см. рис. 28.6.).

Напомним, что кривая IS имеет отрицательный наклон, поскольку увеличение процентной ставки уменьшает инвестиции и через мультипликативный эффект ведет к снижению уровня дохода. В качестве экзогенных переменных здесь выступают автономные компоненты расходов и чистые налоги.

Изменения в одном из этих компонентов приводят к сдвигу кривой IS.

Обратим внимание, что в открытой экономике к сдвигу кривой IS приводит и изменение обменного курса национальной валюты, так как от его уровня зависит величина чистого экспорта. Например, снижение курса национальной валюты приводит к увеличению чистого экспорта и, при прочих равных условиях, к возрастанию дохода. Следовательно, в этом случае Платежный баланс и обменный курс кривая «сдвигается вправо. В модели Манделла-Флеминга наклон кривой IS зависит не только от величины предельной склонности к потреблению и чувствительности инвестиций к ставке процента, но также и от величины предельной склонности к импортированию.

Как и в стандартной модели «73- r ш jf », кривая LM имеет положительный наклон, поскольку процентная ставка и уровень дохода оказывают противо положное воздействие на спрос на деньги. Рост дохода увеличивает спрос г-г* | }С на деньги, поскольку люди осуществ- ляют больше сделок. Если нет соответ ствующего увеличения в предложении денег, процентная ставка поднимется, что вернет спрос на деньги к исходно му уровню. Изменения в номинальном предложении денег приводят к сдвигу Рис. 28.6. Модель Манделла- кривой LM (например, рост предложе- Флеминга на графике У-г ния денег сдвигает кривую LM вправо).

Наклон кривой LM определяется чувствительностью спроса на деньги к уровню дохода и величине процентной ставки.

Третья, новая кривая на этом графике - это линия, соответствующая уравнению r = г* и изображающая мировую ставку процента. Поскольку малая открытая экономика, для которой строится модель Манделла-Фле минга, не может повлиять на мировую ставку процента, поэтому эта линия является горизонтальной, параллельной оси абсцисс.

Обратим внимание, что на рис. 28.6 все три кривые пересекаются в одной точке. Другими словами, уровень внутренней процентной ставки, оп ределяемый точкой пересечения кривых IS и LM, равен мировой ставке процента. Это не случайное совпадение, а нормальное состояние для малой открытой экономики, которое обеспечивается механизмом функционирования валютного рынка. Предположим, что в малой открытой экономике внутренняя ставка процента выше мировой (г1 > г* на рис. 28.7а). В этом случае для иностранных инвесторов внутренние активы данной страны станут более привлекательными (в силу их более высокой доходности), и они будут стремиться их приобрести. В то же время резиденты данной страны воздер жатся от покупки иностранных активов и сочтут целесообразным заим ствовать за границей по более низким процентным ставкам. В результате увеличится приток капитала в страну и сократится его отток за границу.

Если страна при этом использует режим плавающего курса национальной валюты (рис. 28.7а), то чистый приток капитала в страну обусловит, 664 Глава a) 6) Puc.28. 7. Отклонение внутренней процентной ставки от мировой при плавающем а и фиксированном б валютном курсе при прочих равных условиях, повышение курса национальной валюты. Повышение валютного курса, в свою очередь, приведет к сокращению чистого экспорта. Кривая IS будет смещаться влево до тех пор, пока будет существовать тенденция к повышению валютного курса, т. е. пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой.

Если же страна поддерживает фиксированный курс своей валюты и внутренняя процентная ставка оказывается выше мировой (r2 > r* на рис. 28.76), то в этом случае, чтобы не допустить повышения валютного курса выше официально зафиксированного уровня, Центральный банк должен будет проводить интервенции на валютном рынке, покупая иностранную валюту и продавая национальную. Предложение денег будет увеличиваться, и кривая LM будет сдвигаться вправо, пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой и приток капитала прекратится. Таким образом, в малой открытой экономике внутренняя процентная ставка при любом режиме валютного курса всегда равна мировой процентной ставке (все три кривые пересекаются в одной точке).

Модель на графике Y-e. Второй способ изображения модели Манделла-Флеминга основан на построении графика, на котором по оси ординат показываются значения обменного курса валюты, а по оси абсцисс - уровень дохода (рис. 28.8). В этом случае на графике отображаются только два первых уравнения модели (кривых IS и LM), а ставка процента является эк- Аналогичным образом можно показать, что будет происходить в малой открытой эконо мике при разных режимах валютного курса, если внутренняя процентная ставка будет ниже мирового уровня.

Платежный баланс и обменный курс зогенной величиной и равна мировой процентной ставке (чтобы отличать это представление модели, кривые LM* и IS* специально помечены звездочкой). Равновесие экономики достигается в точке пересечения двух кривых, которая определяет уровни валютного курса и дохода.

Кривая LM* представляет собой вертикальную линию. Это объясняется тем, что обменный курс в уравнение кривой LM не входит. Поэтому, когда Yi Y мировая ставка процента задана, а реальное пред Yi ложение денег является экзогенной переменной, уравнение кривой LM определяет совокупный доход независимо от уровня обменного курса.

Рис. 28.8. Модель Манделла Кривая IS* имеет обычный отрицательный наклон, поскольку, чем выше уровень об Флеминга на графике -е менного курса, тем, при прочих равных условиях, ниже величина чистого экспорта, а, следовательно, и совокупного дохода.

Модель Манделла-Флеминга может быть использована для анализа последствий макроэкономической политики в малой открытой экономике при различных системах валютных курсов.

Рассмотрим сначала последствия макроэкономической политики при фиксированном обменном курсе. При установлении фиксированного обменного курса Центральный банк обязуется покупать или продавать национальную валюту по заранее определенному курсу. В этом случае меры макроэкономической политики, направленные на достижение внутреннего равновесия, как правило, приводят к возникновению или положительного сальдо, или дефицита платежного баланса. Такие нарушения внешнего равновесия в конечном итоге должны быть исправлены с помощью целенаправленной государственной политики. В частности, при дефиците платежного баланса Центральный банк, чтобы не допустить обесценения нацио нальной валюты, должен проводить интервенции на валютном рынке, продавая иностранную валюту и скупая национальную. Это приводит к сокращению валютных резервов, но одновременно меняется и величина денежной базы. Для проведения таких интервенций на валютном рынке Центральный банк должен располагать необходимыми резервами иностранной валюты. Обратим внимание, что, поскольку при интервенциях Центрального банка меняется предложение денег, то в модели Манделла-Флеминга это отражается сдвигом кривой LM.

Налогово-бюджетная политика. Рассмотрим в качестве примера по- 666 Глава Рис. 28.9. Налогово-бюджетная политика при фиксированном валютном курсе.

следствия для малой открытой экономики стимулирующей налогово-бюджетной политики (например, увеличения государственных расходов). Увеличение государственных расходов вызывает рост совокупного спроса -кривая IS сдвигается вправо до положения IS2 (см. рис. 28.9). На рис. 28.9а видно, что в результате растет доход и с ним увеличивается ставка процента до r2 потому что увеличение дохода повышает спрос на деньги. Одновременно, более высокая процентная ставка привлекает в страну иностранный капитал, что приводит к образованию активного сальдо счета капитала и в целом платежного баланса.

Приток капитала в страну порождает тенденцию к росту курса национальной валюты (см. рис. 28.96). Необходимость поддержания валютного курса на фиксированном уровне е1 требует от Центрального банка проведения интервенций на валютном рынке (покупки иностранной валюты и продажи национальной), что приведет к увеличению денежной массы. Увеличение предложения денег сдвигает кривую LM вправо, и процентная ставка понижается. Этот процесс продолжается до тех пор, пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой.

Таким образом, в малой открытой экономике при фиксированном валютном курсе уровень дохода (Y) в результате стимулирующей бюджетно-налоговой политики увеличивается в большей степени, чем в закрытой экономике. Это объясняется тем, что влияние расширения государственных расходов на уровень дохода дополняется эффектом от увеличения денежной массы.

Кредитно-денежная политика. Рассмотрим воздействие стимулирующей кредитно-денежной политики на малую открытую экономику при фик- Платежный баланс и обменный курс а) б) Рис. 28.10. Кредитно-денежная политика при фиксированном валютном курсе сированном валютном курсе. Увеличение предложения денег означает сдвиг кривой LM вправо до положения LМ2 (рис. 28.10). Процентная ставка снижается, стимулируя расширение инвестиций и увеличивая таким образом доход. Одновременно, снижение внутренней процентной ставки ниже мировой (r1 < r* на рис. 28.10а) приводит к оттоку капитала из страны, и образуется дефицит платежного баланса.

Отток капитала и дефицит платежного баланса увеличивают спрос на иностранную валюту, и курс национальной валюты начинает понижаться (рис. 28.106). Если Центральный банк стремится поддерживать курс на фиксированном уровне e1 то он будет проводить интервенции на валютном рынке (продавать иностранную валюту и покупать отечественную). В результате денежная масса будет сокращаться. Это означает, что кривая LM сдвинется влево до своего первоначального положения LM По мере уменьшения объема денежной массы процентная ставка повышается, и отток капитала прекращается. Через некоторое время экономика оказывается в исходной ситуации. Все увеличение денежной массы, происшедшее в результате стимулирующей денежно-кредитной политики, «ушло» через платежный баланс, не оказав влияния на доход.

Таким образом, кредитно-денежная политика при фиксированном валютном курсе оказывается неэффективной, поскольку попытки изменить величину денежной массы нейтрализуются необходимыми интервенциями на валютном рынке.

Перейдем теперь к анализу последствий макроэкономической политики при плавающем валютном курсе. В этом случае Центральный банк, не вмешиваясь в функционирование валютного рынка, как бы позволяет обменному курсу национальной валюты (а, следовательно, и величине чистого Глава экспорта NX) изменяться до тех пор, пока неуравновешенность платежного баланса не будет ликвидирована. Величина валютных резервов Центрального банка и, следовательно, размеры денежной базы при такой корректировке не изменяются.

Другими словами, если в стране применяется свободно плавающий обменный курс, выравнивание платежного баланса будет происходить автоматически, без вмешательства государства.

Налогово-бюджетная политика. В малой открытой экономике плавающий валютный курс работает против проводимой государством бюджетно-налоговой политики, сводя на нет ее эффективность. Рассмотрим в качестве примера последствия стимулирующей налогово-бюджетной политики (см. рисунок 28.11). Рост государственных закупок товаров и услуг увеличивает совокупный спрос (сдвиг кривой IS вправо в положение IS2). Рост дохода одновременно приводит и к росту процентной ставки до уровня г2 (рис. 28.11а). Это стимулирует приток капитала, образование положительного сальдо платежного баланса. При плавающем обменном курсе стоимость национальной валюты будет повышаться для выравнивания сальдо платежного баланса.

Результатом повышения валютного курса будет сокращение чистого экспорта NX.

Кривая IS сдвигается влево. Валютный курс будет расти, и чистый экспорт будет сокращаться до тех пор, пока будет существовать активное сальдо платежного баланса, т. е. пока внутренняя ставка процента будет выше мировой. Равновесие восстанавливается в исходной точке (рис. 28.11а), но при этом валютный курс вырос (рис. 28.116). Увеличение дохода в результате роста государственных расходов нейтрализуется последующим сокращением чистого экспорта, и налогово-бюджетная политика в условиях плавающего валютного курса оказывается неэффективной.

а) б) Рис. 28.11. Налогово-бюджетная политика при плавающем валютном курсе.

Платежный баланс и обменный курс Кредитно-денежная политика. Предположим, что Центральный банк проводит стимулирующую кредитно-денежную политику и увеличивает предложение денег.

Рост денежной массы приводит к росту совокупного спроса (кривая LM сдвигается вправо до положения LM2), понижая процентную ставку до r1 и способствуя тем самым росту инвестиций и увеличению дохода (рис. 28.12а). В ответ на снижение процентной ставки возникает отток капитала и, следовательно, платежный баланс сводится с дефицитом.

При плавающем обменном курсе для устранения дефицита платежного баланса курс национальной валюты должен понизиться (рис. 28.126). Поскольку Центральный банк теперь не вмешивается в функционирование валютного рынка и позволяет обменному курсу свободно колебаться, то происходящее обесценение валюты стимулирует возрастание чистого экспорта, и следовательно, дальнейшее увеличение совокупного спроса и дохода. Возрастание дохода приводит к увеличению спроса на деньги и к росту процентной ставки. Кривая IS сдвигается вправо до тех пор, пока все три графика не пересекутся в одной точке, т. е. пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой. Только в этой точке прекратится отток капитала и снижение валютного курса.

Итак, при плавающем валютном курсе кредитно-денежная политика становится эффективной с точки зрения воздействия на доход. Доход значительно возрастает, что является результатом как прироста денежной массы, так и увеличения чистого экспорта вследствие снижения курса национальной валюты. Подчеркнем также, что в данном случае увеличение денежной массы стимулирует, главным образом, не внутренний, а внешний спрос. Внутренняя ставка процента сначала падает, потом возрастает и в итоге оказывается на первоначальном уровне. Следовательно, основным фактором увеличения дохода станет рост не инвестиций, а чистого экспорта.

О О Y, Y2 у V. i2 у а) 6) Рис. 28.12. Кредитно-денежная политика при плавающем валютном курсе 670 Глава Мы рассмотрели возможные последствия макроэкономической политики в малой открытой экономике при разных режимах валютного курса. Прежде, чем сопоставить полученные результаты, отметим, что в нашем анализе мы исходили из некоторых упрощающих допущений.

Во-первых, были рассмотрены лишь два крайних варианта режимов валютного курса - жестко фиксированный и свободно плавающий. В реальном мире используется гораздо больший спектр механизмов регулирования валютного курса - «управляемое плавание», «валютный коридор» и т. д., о которых говорилось выше. Однако все эти механизмы в конечном итоге представляют собой ту или иную комбинацию элементов систем фиксированного и плавающего валютного курса. Следовательно, рассмотренные нами принципы анализа макроэкономической политики в открытой экономике в целом достаточно реалистичны и могут с небольшими дополнениями быть использованы для рассмотрения экономических последствий использования альтернативных режимов валютных курсов.

Во-вторых, в ходе анализа макроэкономической политики при фиксированном валютном курсе мы предполагали, что существует жесткая взаимосвязь между изменениями объема валютных резервов и величиной денежной базы и предложения денег. Конечно, эту взаимосвязь можно на время разорвать, прибегнув к стерилизации;

при изменении валютных резервов параллельно изменять в обратном направлении объемы внутренних активов Центрального Банка (внутренних государственных облигаций, ссуд национальным коммерческим банкам). Например, Банк России продает 10 тыс. долл. из своих валютных резервов в обмен на рубли и тогда нацио нальное предложение денег сокращается. Но одновременно с этим Центральный банк покупает на ту же сумму государственные облигации, расплачиваясь рублями.

Предложение денег в России, таким образом, осталось прежним. В этом случае логика наших рассуждений изменится, и в экономике будет искусственно поддерживаться нереальный (завышенный или заниженный) валютный курс при неравновесии платежного баланса. Однако при дефиците платежного баланса возможности применения стерилизации ограничены имеющимися валютными резервами, которые рано или поздно истощаются. При активном сальдо платежного баланса таким огра ничителем для Центрального банка становится величина внутреннего кредита.

Поэтому политика стерилизации может рассматриваться лишь как временная мера.

В-третьих, важно подчеркнуть, что полученные в ходе нашего анализа результаты представляют собой краткосрочные последствия макроэкономической политики при предположении, что общий уровень цен остается неизменным. В связи с этим обратим внимание, что в использованной нами модели краткосрочного равновесия можно, по крайней мере частично, учесть изменение цен. Общий уровень цен (Р) входит в уравнение кривой Платежный баланс и обменный К)>рс LM. При изменении цен меняется предложение денег в реальном выражении (М/Р).

Поэтому повышение цен вызывает сдвиг кривой LM влево, а снижение цен - сдвиг кривой LM вправо.

В-четвертых, хотя мы рассматривали малую открытую экономику, основные принципы анализа, используемые в модели Манделла-Флеминга, применимы и при рассмотрении последствий макроэкономической политики в крупных экономиках, которые сами оказывают воздействие на состояние мирового хозяйства, в том числе, и на уровень мировой процентной ставки. Для крупной экономики характерно сочетание черт как закрытой, так и малой открытой экономики. Поэтому, выводы, полученные с помощью модели Манделла-Флеминга, необходимо дополнить выводами, которые дает модель «IS-LM» для закрытой экономики (в частности, необходимо предусмотреть возможность отклонения внутренней процентной ставки от мировой).

Рассмотрим теперь основные итоги анализа макроэкономической политики в открытой экономике. Главный вывод заключается в том, что в условиях открытой экономики результаты макроэкономической политики в значительной степени зависят от режима валютного курса (см. табл. 28.2).

Таблица 28. Макроэкономическая политика при различных системах валютного курса Макроэкономические показатели е NX Фиксированный курс Кредитно-денежная политика Стимулирующая 0* 0 Сдерживающая 0 0 Налогово-бюджетная политика Стимулирующая Рост 0 Сдерживающая Снижение 0 Плавающий курс Кредитно-денежная политика Стимулирующая Рост Снижение Рост Сдержи п а ю щая Снижение Росг Снижение Налогово-бюджетная политика Стимулирующая 0 Рост Снижение Сдерживающая 0 Снижение Рост Ноль означает отсутствие изменений в динамике макроэкономического показателя.

672 Глава Налогово-бюджетная политика оказывает воздействие на совокупный доход при фиксированном валютном курсе. Это объясняется тем, что налогово-бюджетная политика приводит к изменению ставки процента и, следовательно, к притоку или оттоку капитала. Возникающие активное сальдо или дефицит платежного баланса приводят через механизм валютных интервенций к изменению денежной массы, что усиливает эффект от бюджетно-налоговой политики. При плавающем валютном курсе результатом неравновесия платежного баланса становится изменение валютного курса, которое, влияя на величину экспорта и импорта, нейтрализует действие бюджетно налоговой политики государства.

Эффективность кредитно-денежной политики также зависит от режима валютного курса. При фиксированном валютном курсе Центральный банк практически лишен возможности проводить самостоятельную политику по регулированию величины денежной массы. Любые попытки изменить количество денег в обращении меняют уровень процентной ставки, что приводит к изменению потоков капитала и нарушению равновесия платежного баланса. Для восстановления внешнего равновесия Центральный банк вынужден воздействовать на величину денежной массы в обратном направлении. Если же страна отказывается от поддержания фиксированного валют ного курса, то кредитно-денежная политика становится эффективным средством макроэкономического регулирования. Это связано с тем, что расширение денежной массы, кроме снижения ставки процента, порождает дополнительный стимулирующий эффект в виде снижения курса национальной валюты.

Таким образом, мы приходим к выводу, что решение задачи повышения эффективности государственной экономической политики требует соответствующего согласования инструментов политики.

Выбирая режим валютного курса, страна одновременно предопределяет и выбор средств осуществления внутреннего макроэкономического регулирования. И наоборот, определяя приоритетные цели внутриэкономической политики (экономический рост, борьба с инфляцией, усиление мер социальной защиты и т. д.), необходимо помнить, что не всякая внешнеэкономическая политика может способствовать достижению этих целей.

Основные понятия:

Платежный баланс balance of payments Счет текущих операций current account Счет операций с капиталом и финансовыми инструментами capital and financial account Торговый баланс trade balance Платежный баланс и обменный курс Приток/отток капитала capital inflow / outflow Зарубежные прямые/портфельные инвестиции foreign direct/portfolio investment Транснациональная корпорация, ТНК transnational corporation, TNC Дефицит платежного баланса balance of payments deficit Официальные резервные активы official international reserves Официальная валютная интервенция official intervention Чистый экспорт net exports Малая открытая экономика small open economy Обменный (валютный) курс exchange rate Номинальный/реальный валютный курс nominal/real exchange rate Плавающий валютный курс floating exchange rate Фиксированный валютный курс fixed exchange rate Управляемое («грязное») плавание managed or dirty floating Валютное управление currency board Валютный коридор currency band Обесценение depreciating Удорожание appreciating Девальвация devaluation Ревальвация revaluation Джей-кривая J-curve Паритет покупательной способности purchasing power parity, PPP Международная валютная система international monetary system Золотой стандарт gold standard Европейская валютная система European monetary system Европейская валютная единица, ЭКЮ European currency unit, ECU Специальные права заимствования, СДР special drawing rights, SDR Модель Манделла-Флеминга Mundell-Fleming model Стерилизация sterilization Раздел V. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ За исторически короткий период с начала 90-х гг. в нашей стране произошли коренные изменения и сформировались основы рыночной экономики. Изучение теоретических проблем перехода к рынку мы начнем с анализа идеологии и практики командно-административной системы, потому что в течение многих десятилетий этой системе была полностью подчинена экономическая жизнь в нашей стране и ее наследие все еще отражается на ходе рыночных реформ. Затем мы перейдем к изучению проблем переходного периода и рассмотрим теоретические основания, концепции, цели и механизмы реформ в лостсоциалистических странах, а также те трудности, с которыми эти страны сталкиваются в процессе рыночных преобра зований.

Глава 29. КОМАНДНО-АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА «Сколько могу видеть из слов ваших, — сказал полковник, нимало не смутясь, - это просьба, не так ли?...В таком случае, изложите ее письменно. Она пойдет в комиссию всяких прошений.

Комиссия всяких прошений, пометивши, пре проводит ее ко мне. От меня поступит она в комитет сельских дел, там сделают всякие справки и выправки по этому делу.

Главноуправляющий вместе с. конторою в са москорейшем времени положит свою резолюцию, и дело будет сделано».

Н.В.Гоголь. Мертвые души, том П.

§ 1. Социалистическая идея: сущность и историческое развитие Командно-административная система была основана на социалистической доктрине. На протяжении человеческой истории можно насчитать немного идей, к которым люди разных стран и эпох обращались бы столь упорно, как к идее социализма. Возникновение, расцвет и крах реальных социалистических обществ занимает, пожалуй, центральное место в истории XX века.

Притягательность социализма как теории и практики обусловлена тем, что он берется решить две проблемы, испокон веков волновавших человечество.

Командно-административная система Во-первых, это искоренение неравенства. Нет нужды доказывать, какая пропасть между богатством и нищетой существовала на протяжении всей истории. (Отметим, что социалисты стремились обеспечить главным образом материальное равенство, отодвигая на задний план равенство людей перед законом, в политических правах и т.

п. Здесь проходит водораздел между социализмом и его антиподом - либерализмом). В зависимости от культурных и исторических особенностей разных стран и эпох сторонники социалистической доктрины понимали равенство по-разному - от полного единообразия в нищете, характерного для восточноазиатского варианта социализма, до признания европейскими социал-демократами правомерности существенных различий в благосостоянии, вызванных трудом и даже предпринимательской деятельностью людей. Социализм не нашел ответа и на вопрос о том, как совместить равенство с природными различиями между людьми.

Во-вторых, это сознательное регулирование жизни общества и каждого человека в отдельности со стороны неких верховных органов общества. Многие явления человеческой жизни и формы поведения, например, войны, насилие, бедность, вызывающая роскошь и бесцельная трата материальных богатств, порождали у многих людей представление о том, что избавить человечество от этого может только руководимое «сверху» коллективное устройство жизни. Сторонники социализма считают, что рациональное и научное управление экономикой и другими сферами жизни способно решить вечные проблемы человеческого бытия и сделать человека счастливым. Камнем преткновения, однако, был и остается вопрос о том, как сфор мировать верховные органы общества, какими принципами они должны руководствоваться в управлении и может ли общество их контролировать.

Из стремления обеспечить равенство и рациональное, научное управление обществом вытекает присущее большинству школ и течений социализма отрицание частной собственности и политической демократии.

Главными идейными предтечами социализма в европейской культуре принято считать двух знаменитых ученых позднего Средневековья - английского философа и государственного деятеля Т.Мора и итальянского философа, доминиканского монаха Т.Кампанеллу, которые были авторами социальных утопий о гармоничных и счастливых обществах, не знающих частной собственности. В XVIII - начале XIX вв.

понятия «социализм» и «коммунизм» вошли в научный обиход и общественный лексикон. Среди наиболее известных авторов того периода - французские философы А.Сен-Симон и Ш.Фурье и английский общественный деятель Р.Оуэн. Вплоть до середины XIX в. социализм носил характер абстрактной, отвлеченной доктрины.

Превращению социализма в активное и бурно растущее направление философской и политической мысли способствовало становление европей- 43* 676 Глава скои социал-демократии и научное творчество ряда выдающихся ученых и деятелей середины - второй половины XIX в. Наиболее крупный вклад внес К.Маркс, автор «Манифеста Коммунистической партии» (1848 г., совместно с Ф.Энгельсом), «Капитала» и многих других работ. Маркс попытался обосновать исторически преходящий характер частной собственности и неизбежность скорого вступления всего человечества в эру коммунизма через мировую революцию. Позднее В.И.Ленин развил и практически применил в России идеи Маркса о революционном, насильственном уничтожении старого строя и переходе к бесклассовому социалистическому обществу.

Быстрому распространению идей социализма в середине XIX - начале XX вв.

способствовали следующие обстоятельства. Становление машинной индустрии в Европе (в том числе в России) и в Америке сопровождалось ломкой традиционного уклада жизни и массовым обнищанием населения, что рождало протест против частной собственности, угнетения и неравенства. В то же время бурный подъем науки и техники служил источником убеждения для многих передовых людей того времени в том, что замена рыночной стихии планомерным ведением хозяйства и преобразование жизни людей на научных и рациональных началах позволит человечеству вступить в эпоху невиданного расцвета. Немаловажно и то, что развитие средств связи и транспорта, другие технические достижения этого периода создали впервые в истории возможности для управления обществом из единого центра и для контроля за поведением каждого человека.

§ 2. Теория и практика командно-административной организации народного хозяйства Принципы командо-административной системы. Социалистическая доктрина нашла наиболее последовательное и устойчивое воплощение в политическом и социально-экономическом устройстве СССР.

Советские идеологи приложили огромные усилия для того, чтобы доказать, что экономическая система СССР опирается на общенародную собственность и служит подъему материального и духовного благосостояния каждого гражданина. Но на самом деле фундаментальный принцип организации советской экономики, прямо следовавший из социалистической доктрины в ее марксистско-ленинском варианте, состоял в полном, тотальном огосударствлении народного хозяйства.

Это означает, что только государство было собственником производственных ресурсов и только государство могло принимать экономические решения. Вся экономическая жизнь подчинялась административным распоряжениям органов власти.

На протяжении советской истории государство стремилось наладить всеобъемлющий и всепроникающий контроль над Командно-административная система экономикой, и отступления от этой тенденции возникали только тогда, когда пороки сверхбюрократизации начинали подтачивать устойчивость самой власти. В этой системе не было места человеку как самостоятельному максимизирующему экономическому субъекту;

работники были полностью отчуждены от владения и управления средствами производства.

Советский государственный социализм не признавал частной собственности, рынка и рыночного саморегулирования. С рыночной организацией экономической деятельности советские идеологи связывали только эксплуатацию, кризисы и «загнивание капитализма». Однако самое жестокое угнетение человека было уделом именно советской системы, в которой материальные и социальные блага перераспределялись с помощью внеэкономических методов в пользу партийно бюрократической верхушки - «номенклатуры».

Всевластие государства в экономике и других сферах жизни и управление исключительно с помощью бюрократических методов позволяют определить советскую систему как командно-административную и тоталитарную и отличать ее от многочисленных авторитарных стран современного мира, где контроль государства ограничивается главным образом политической сферой.

Из тоталитарной природы советской экономики и отрицания рынка логически вытекал второй принцип организации народного хозяйства - планирование. Он занимал в советской идеологии особенно «почетное» место, поскольку объявлялся инструментом бескризисного, сбалансированного и динамичного развития экономики, способного обеспечить историческую победу социализма над капитализмом. Нетрудно увидеть, что принцип планирования был практическим воплощением социалистической идеи об управлении экономикой из единого центра.

Государственный план представлял собой совокупность обязательных к исполнению распоряжений органов государственного управления, адресованных конкретным предприятиям и организациям народного хозяйства и регламентировавших ассортимент и объем производства, цены и другие аспекты их хозяйственной деятельности.

Социалистическое планирование состояло в следующем. На основе партийных установок и анализа экономического состояния центральные государственные органы (или, по их поручению, органы нижестоящего уровня, например, республиканские и областные) принимали экономические решения, носившие обязательный характер для исполнителя, и контролировали выполнение решений. Главным плановым документом был пятилетний план, содержащий перечень заданий по производству и продаже продукции в отраслевом и региональном разрезах. Составляя этот документ, государство исходило не столько из объективных экономических потребностей и критериев, сколько из политических и социально-экономичес- 678 Глава ких задач, поставленных высшим руководством. Опираясь на пятилетний план, органы экономического управления разрабатывали задания для всех иерархических уровней вплоть до отдельного предприятия.

Это определяло принципиальную особенность экономической деятельности в рамках советской системы: лица, принимавшие решения, были обязаны руководствоваться государственными плановыми заданиями, а не экономическими соображениями максимизации прибыли. Цены на сырье и готовую продукцию, оплата труда работников, условия сбыта и все прочие экономические критерии, как правило, не оказывали влияния на решения директоров предприятий и других хозяйственных руководителей. Их главная задача состояла в выполнении плана.

Например, цены не выполняли ни информационных, ни балансирующих функций, присущих им в рыночном хозяйстве, а служили главным образом для измерения и учета произведенной продукции, потому что многие плановые задания давались в стоимостном выражении. На потребительском рынке цены тоже строго задавались государством, и производители или продавцы не имели права их изменить даже при резком несоответствии спроса и предложения. Розничные цены были постоянными и применялись обычно на всей территории страны. Поэтому они часто указывались непосредственно на изделии - печатались, выбивались на металле и т. п.

В советской системе не было места и конкуренции. Она объявлялась одним из главных пороков капитализма, ведущим к растрате материальных ресурсов, и целенаправленно искоренялась - например, путем борьбы с «дублированием» производственных мощностей, т. е. выпуском одинаковой продукции на разных предприятиях. Кроме того, поощрялась концентрация производства - создание крупных предприятий - для экономии удельных расходов. Все это обернулось необыкновенно высокой степенью монополизации советской экономики и диктатом производителя над потребителем, полностью лишенным права выбора.

Социалистическое планирование отвечало идее советских послереволюционных марксистов об организации экономики как единой фабрики. Если все шахты, заводы и магазины принадлежат государству, то зачем нужны деньги и цены в расчетах между ними? Разве хозяин капиталистического предприятия допускает отношения купли продажи между цехами своего завода? Советское руководство не смогло реализовать идею экономики как единой фабрики просто в силу технических сложностей управления огромным хозяйством, но она полностью соответствует духу марксистской теории, а в годы наиболее жестокой политической и экономической диктатуры народное хозяйство СССР заметно приближалось к этому идеалу.

Три черты характеризовали планирование как метод управления социалистическим хозяйством. Во-первых, это централизованность, т. е. распре- Командно-административная система деление заданий центральным государственным органом - Госпланом -или другими уполномоченными органами, во-вторых, - директивность, или обязательность для исполнения, и в-третьих, - адресность, то есть доведение задания до конкретного предприятия-исполнителя. Кроме того, советские теоретики приписывали социалистическому планированию «научность» как фундаментальную особенность, противопоставляющую социалистическую экономику анархии капиталистического рынка, хотя на самом деле план был инструментом реализации политических и экономических установок государственной власти и как правило не учитывал объективных экономических пропорций и тенденций.

Попытки придать планированию «научный» характер постоянно наталкивались и на неразрешимые методологические проблемы составления плана и контроля за его исполнением. Как следует давать плановые задания -в натуральной форме или в стоимостном выражении? Нужно ли расписывать задания детально или можно допустить укрупненные показатели, дающие предприятиям некоторую свободу для маневра? Нужны ли специальные задания по внедрению достижений научно технического прогресса? Эти и аналогичные вопросы составляли основной предмет социалистической политэкономии, причем вплоть до конца советской экономики они так и не нашли однозначного решения, а методология планирования часто менялась.

Тотальная государственная собственность и принудительное планирование в сочетании с уравнительной идеологией порождали внеэкономический характер распределения материальных благ. Материальное богатство и социальный статус человека зависели от его положения в государственной иерархии и принадлежности к той или иной профессиональной группе. Это воспроизводило принципы феодального устройства общества и было огромным шагом назад в магистральном движении человеческой цивилизации к свободе и автономности индивида.

Таким образом, командно-административную систему можно определить как особую форму организации экономической деятельности, опирающуюся на абсолютное господство государства в экономике, принудительное планирование и уравнительное внеэкономическое распределение материальных благ.

Конечно, реальная практика функционирования советской системы была сложнее и разнообразнее. Например, после смерти Сталина стали допускаться некоторые формы негосударственной хозяйственной деятельности в виде «индивидуальной трудовой деятельности» или работы на собственном земельном участке, но это официально рассматривалось как временные уступки и действительно нарушало чистоту «социалистической идеи». В 60-80-е гг. до начала перестройки предпринимались попытки расширить хозяйственную самостоятельность предприятий и усилить так называемое 680 Глава «экономическое стимулирование» рабочих. В этот же период экономические подходы стали проникать в хозяйственную практику и в неофициальной форме.

Кроме того, социалистическую экономику нельзя сводить к советской системе.

Народное хозяйство социалистических стран Восточной и Центральной Европы отличалось от советского, в частности, меньшей долей предприятий-гигантов, более высоким развитием потребительского сектора и наличием частного предпринимательства в мелком производстве, сфере услуг и сельском хозяйстве.

Например, в Польше сельское хозяйство вообще не подвергалось принудительной коллективизации и оставалось частным. Но дальше всех отошла от советской модели Югославия, где была предпринята попытка построить «самоуправленческий социализм». В югославской системе предприятия находились, по крайней мере формально, в собственности не государства, а трудовых коллективов. Это определило большую гибкость, самостоятельность предприятий и даже наличие элементов конкуренции, но и югославская социалистическая модель в конечном счете оказалась нежизнеспособной.

Советская экономика до начала перестройки. За исторически короткий период существования СССР были испробованы различные формы организации государственной экономики и даже предпринимались попытки совместить социализм с рынком. Экономические неудачи вынудили советское руководство в середине 80-х гг. начать довольно радикальный отход от ортодоксального марксизма в рамках политики перестройки. Поэтому путь, который прошла советская экономика до начала перестройки, -поучительный для экономической теории опыт, демонстрирующий исторически ограниченные возможности командно-административного управления народным хозяйством.

В экономической истории СССР до 1985 г. можно выделить четыре этапа.

На первом этапе (1918-1921 гг.) была предпринята попытка непосредственно воплотить в жизнь марксистскую доктрину. Экономическая политика, позднее получившая название «военного коммунизма», была направлена на немедленную и принудительную ликвидацию частной собственности и «товарно-денежных отношений» (так в марксистской теории обычно называли рыночные отношения, инструменты и механизмы - деньги, цены, кредит и т. д.). На их место приходили отношения натурального обмена между предприятиями и бесплатное предоставление многих товаров и услуг населению (продуктовые пайки, бесплатный проезд в городском транспорте и т. д.). Большинство банков и других финансовых учреждений были закрыты. Сельскохозяйственная продукция насильственно изымалась у крестьян, получавших в обмен низкокачественные промышленные товары из города. Частная торговля, особенно «спекуляция» (перепродажа товаров с целью получения дохода) каралась очень жестоко.

Командно-административная система Любопытно, что организационная база «военного коммунизма» была заложена еще в годы Первой мировой войны, когда царское правительство наладило государственную некоммерческую систему производства и поставок продукции для армии, а позднее Временное правительство учредило центральные государственные органы управления народным хозяйством.

«Военный коммунизм» в сочетании с Гражданской войной обернулся экономической катастрофой, которая поставила под угрозу Советскую власть. В этих условиях по инициативе Ленина в 1921 г. была провозглашена «новая экономическая политика» (НЭП), что стало началом второго этапа в развитии советской экономики.

Вводя НЭП, советское руководство не отказывалось от ортодокс ал ьно марксистских представлений, но откладывало реализацию социалистических принципов до того времени, когда будет достигнута определенная стабилизация экономики. Поэтому были разрешены торговля, мелкое и среднее частное производство, наем работников, рыночное ценообразование, биржи, банки, иностранные концессии и другие механизмы и институты рынка. При этом государство сохраняло за собой «командные высоты», то есть полный контроль над тяжелой промышленностью. НЭП действительно способствовал оживлению экономики, развитию промышленности (преимущественно легкой), росту сельского хозяйства и некоторому подъему жизненного уровня народа. Замечательной заслугой хозяйственных руководителей тех лет была стабилизация финансов на основе денежной реформы и введения в обращение твердой валюты - червонца, который котировался на зарубежных рынках наряду с валютами ведущих западных стран.

Однако НЭП продолжался недолго - до конца 20-х гг. Он был свернут потому, что объективно подрывал монополию партии на власть, а также потому, что руководство страны взяло курс на форсированную индустриализацию и милитаризацию. Начался третий этап - период сталинской диктатуры, продолжавшийся с конца 20-х гг. до 1953 г. Сталинская система в наиболее полном виде воплотила сущностные черты социализма как особой экономической модели - тотальное господство государства и планирование всей хозяйственной деятельности. В этот период экономическая деятельность велась исключительно на основе плановых заданий, которые исходили из политически обусловленных партийных требований и установок. Главной задачей было создание сильной армии. Поэтому в сталинский период основой советской экономики стала мощная военная промышленность. Сельское хозяйство подверглось принудительной коллективизации, т. е. фактически огосударствлению и превращению в часть командно-административной экономики.

Рыночные отношения, естественно, не находили места в сталинской системе. В частности, деньги не выполняли тех функций, которые им при- 682 Глава сущи в рыночной экономике. Исключение составляли только оплата труда и сфера потребления - покупка населением товаров и услуг, но и здесь способность денег выступать в качестве средства обращения была ограниченной из-за отсутствия многих товаров в открытой торговле и распространения всевозможных форм внерыночного распределения товаров и услуг. В остальных же сферах экономики деньги и связанные с ними финансово-ценовые инструменты (цены, кредит и т. д.) играли исключительно контрольно-учетную роль. Они служили для измерения продукции при выдаче плановых заданий и отчетности по плану, для измерения совокупного общественного продукта и других народнохозяйственных показателей, а также для дополнительного контроля за движением материальных ресурсов.

Как мы говорили, деньги и цены при социализме не оказывали влияния на экономические решения. Например, предприятие потребляло сырье, поставляемое определенным поставщиком, не потому, что оно было дешевле другого сырья, а потому, что так предписывалось государственным планом. Вообще для предприятия было важно не наличие денег на банковском счете, а своевременные поставки оборудования и поступление на склад сырья или полуфабрикатов для дальнейшей переработки. Из-за хронической нехватки оборудования, сырья, материалов и комплектующих именно материально-техническое снабжение в натуральной форме всегда было главной проблемой для руководителей советских предприятий. В условиях сталинской диктатуры эта проблема находила частичное решение за счет очень жесткого контроля за соблюдением плановой дисциплины, а также благодаря сравнительно узкой номенклатуре выпускаемой продукции. Но в дальнейшем, по мере ослабления административного контроля за экономикой и стремительного усложнения производства, невозможность решить проблему связей между предприятиями командно-административными методами обусловила хроническую несбалансированность советской экономики.

В течение всего сталинского периода (естественно, за исключением военных лет) советская экономика поддерживала очень высокие темпы роста. В экономике произошли огромные структурные сдвиги - практически с нуля были созданы многие современные отрасли производства. В эти годы норма накопления, т. е. та доля национального дохода, которая идет не на потребление, а на инвестиции, официально составляла 25-27% (а на самом деле еще больше) и была самой высокой в мире.

Быстрое развитие экономики обеспечивалось также наличием практически неисчерпаемых запасов природных ресурсов, использованием рабского труда миллионов заключенных ГУЛАГа и жестокой эксплуатацией городского и особенно сельского населения. Современные исследователи отмечают, что основным законом сталинской экономики была максимизация темпов роста за счет максимизации потребления всех видов ресурсов. В Командно-административная система природе сталинской модели - чрезвычайно высокая ресурсоемкость. Поэтому она может «работать», как правило, только в больших и богатых сырьем странах, например, в СССР и Китае, а в других государствах обычно силой поддерживается извне.

Сталинизм вызвал такое перенапряжение сил всего общества, что сразу после смерти диктатора новое руководство было вынуждено «ослабить гайки». В 1953 г.

советская экономика вступила в четвертый этап - этап зрелого социализма и относительной стабильности - который продолжался до середины 80-х гг.

Для этого периода характерен отход советского руководства от наиболее одиозных проявлений сталинизма - массовых репрессий, жестокой эксплуатации населения, закрытости от внешнего мира и т. п. К концу 70-х -началу 80-х гг. даже стал ослабевать стержень социалистической экономики - командно-административный контроль над производством и распределением. Но в течение всего периода советская экономика сохранила сущностные черты, заложенные при Сталине.

С середины 50-х до середины 60-х гг., в период правления Н.С.Хрущева, быстро росли новые отрасли промышленности, связанные с научно-техническим прогрессом, а также отрасли потребительского сектора. Но уже в это время народное хозяйство СССР столкнулось с исчерпанием ресурсной базы и потребностью в переходе к интенсивному типу развития. Поэтому на рубеже 50-х и 60-х гг. в научной печати началась дискуссия «о совершенствовании методов социалистического планирования», в центре которой стоял вопрос о том, как сочетать соблюдение общегосударственных интересов с инициативой и относительной самостоятельностью предприятий.

Некоторые ученые, например, В.Новожилов, обращались к опыту НЭПа и заслужили признание в советской и зарубежной научной среде своим анализом работы государственных предприятий в рыночных условиях.

После смены советского руководства в 1964 г. эти дискуссии явились идейной основой для экономической реформы, начатой в 1965 г. по инициативе нового главы правительства А.Н.Косыгина. Реформа была призвана придать импульс социалистической экономике путем расширения хозяйственной самостоятельности предприятий и введения отдельных элементов рыночного механизма.

В основу работы предприятий был положен «хозрасчет». Хозрасчет -это система управления, предусматривавшая самоокупаемость и самофинансирование социалистических предприятий. Иными словами, предприятие должно было самостоятельно окупать свои затраты и зарабатывать средства на плановые капиталовложения путем производства и реализации продукции в соответствии с укрупненными заданиями государственного плана. Укрупненность плановых заданий состояла в том, что, за 684 Глава исключением важнейших видов продукции, задания выдавались в стоимостном выражении. Это давало предприятию возможность несколько варьировать выпуск продукции в пределах одной ассортиментной группы, например, делать выбор между производством спортивных и прогулочных велосипедов в зависимости от того, как легче выполнить план выпуска велосипедов по стоимости. Одним из важнейших плановых показателей стала прибыль от реализации продукции. Большую роль сыграла предоставленная предприятиям возможность оставлять часть прибыли для премирования работников, а также самостоятельно реализовать сверхплановую про дукцию по повышенным ценам.

Такие изменения методологии планирования впервые позволили предприятию не только принимать самостоятельные решения (правда, в очень узких рамках) о номенклатуре выпускаемой продукции, но также искать выгодных для себя поставщиков и потребителей.

Это повысило роль цен в экономике, потому что государство получило возможность стимулировать предприятия к выпуску высококачественной и технически прогрессивной продукции с помощью надбавок к ценам. Однако на практике механизм цен работал неэффективно. Предприятия обеспечивали выполнение плана в стоимостном выражении и получение сверхплановой прибыли путем искусственного завышения цен - например, за счет преднамеренного повышения материалоемкости своей продукции. (Вот почему многие советские изделия 60-70-х гг. отличаются чрезмерным весом и габаритами. Пользуясь монопольным положением, предприятия легко навязывали такую продукцию потребителям).

Все же «косыгинская» реформа ускорила рост производства, способствовала повышению качества и расширению ассортимента продукции. Вторую половину 60-х гг. многие специалисты считают «золотым веком» советской экономики. Однако к концу 60-х гг. реформа была свернута. Причина состояла не только в сопротивлении партийно-бюрократического аппарата, опасавшегося перехода контроля над экономикой в руки «менеджеров», но и антагонизма между планом и рынком, который обычно не допускает длительного сосуществования этих принципиально различных форм экономической координации.

Сворачивание «косыгинской» реформы прервало тенденции к росту советской экономики на основе интенсивного типа развития, то есть повышения эффективности использования ресурсов. Но в середине 70-х гг. благодаря неожиданному скачку мировых цен на нефть и резкому увеличению экспорта жидкого топлива из СССР рост советской экономики возобновился. Как и до «косыгинской» реформы, экономика опять стала развиваться по экстенсивному типу - просто за счет увеличения объема используемых ресурсов, главным образом природных. Стремительное увеличение доходов Командно-административная система от экспорта энергоносителей позволило компенсировать массовыми импортными закупками падающую эффективность экономики, низкое качество продукции и сокращение сельскохозяйственного производства. Приток нефтедолларов, таким образом, дал возможность советскому руководству отложить нежелательные для него реформы. Одновременно с этим эрозия плановой дисциплины и административного контроля при растущей несбалансированности экономики привела к возникновению бюрократического рынка - торга между крупными управленческими структурами за распределение ресурсов и негласных товарообменных сделок между предприятиями.

К середине 80-х гг. советская экономика столкнулась с полным исчерпанием возможностей наращивания производства за счет дополнительного вовлечения природных и трудовых ресурсов, а также с падением доходов от экспорта энергоносителей. Особенно тревожным для советского руководства стало растущее отставание от Запада в научно-технической и военной областях. СССР потерял положение второй экономической державы мира, уступив это место Японии. В этих условиях необходимость глубоких реформ в СССР стала для всех очевидной.

Почему перестройка потерпела неудачу? Приход М.С.Горбачева к власти в г. открыл путь для назревших перемен. Однако новый экономический курс сформировался не сразу, потому что руководство не имело четкой концепции реформ.

В 1985-1986 гг. предпринимались усилия по наведению порядка, контролю за качеством, ускоренному развитию машиностроения, которые имели характер краткосрочных кампаний.

В 1986-1987 гг. Горбачев выступил с инициативой глубоких реформ в рамках политики перестройки советской системы. Предприятия получили значительно больше прав в определении объема, ассортимента продукции и цен на нее. Для поощрения замены руководящих кадров была разрешена выборность руководителей. В духе «самоуправленческого социализма» предпринимались даже попытки предоставить трудовому коллективу возможность влиять на решения администрации через выборные Советы трудовых коллективов, но они не получили развития, так как были фактически придатками администрации и не могли изменить положение дел на предприятиях. Впервые официально заговорили о пагубности сверхмонополизации советской экономики. С целью передачи высоких технологий из военно промышленного комплекса в гражданское производство была разработана программа конверсии.

Разрушив один из важнейших догматов советской экономической идеологии - государственную монополию внешней торговли, - правительство разрешило многим предприятиям самостоятельно выходить на внешний рынок. Примечательно, что из-за нереалистичности официального валют- 686 Глава ного курса пришлось ввести специальные коэффициенты к обменному курсу, обеспечивавшие коммерческую рентабельность внешнеторговых операций.

Искаженность стоимостных показателей в советской экономике была настолько велика, что потребовалось установить 3 тыс. коэффициентов. На практике это означало, что почти для каждого товара, обращавшегося во внешней торговле СССР, применялся индивидуальный валютный курс.

Впервые с 20-х гг. граждане получили право легально заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью и организацией кооперативов.

Однако, эти и другие преобразования не привели к улучшению функционирования экономики. Напротив, началась дестабилизация народного хозяйства. Сказались накопленные за несколько десятилетий диспропорции, начавшийся распад единого экономического пространства и постепенная утрата руководством страны политического авторитета и административных рычагов управления.

Ослабление государственного контроля над экономикой, не компенсированное дисциплиной рынка, вело к росту цен, стремительному нарастанию межотраслевых дисбалансов (несоответствий объема производства между смежными отраслями), «вымыванию» дешевого ассортимента из торговли и разрыву между товарной массой и массой денег в обращении. Последнее было связано с тем, что предприятия и население сумели увеличить денежные доходы благодаря ослаблению контроля государства за хозяйственной деятельностью, между тем как рост объема производства стал замедляться.

В 1990 г. был впервые официально зарегистрирован абсолютный спад производства. Прирост ВВП, еще в 1989 г. составлявший 3%, сменился сокращением ВВП на 2,3%. В 1991 г. СССР вплотную приблизился к экономической катастрофе:

ВВП упал на 17%.

Экономический и политический кризис привел к быстрой инфляции и полному развалу государственных финансов. Прежде «скрытая», подавленная инфляция, которая проявлялась в нехватке товаров при стабильном уровне административно устанавливаемых цен, превратилась в открытую инфляцию в условиях начавшейся либерализации цен. В 1990 г., когда государство еще пыталось регулировать значительную часть цен, темпы инфляции составили 6%, а в 1991 г. - уже 152%.

Сокращение производства и резкое ослабление финансовой дисциплины вызвало огромный дефицит бюджета в размере 8% ВВП в 1990 г. Но уже на следующий год дефицит стал катастрофическим, достигнув 26% ВВП. При этом государство прак тически не имело возможностей для покрытия дефицита, кроме эмиссии денег.

Поэтому возникло чрезвычайно опасное явление денежного навеса -перенасыщения экономики деньгами относительно номинального ВВП, которое провоцировало быстрый рост цен в условиях их спонтанной либерализации.

Командно-административная система В декабре 1991 г. СССР, а вместе с ним и советская экономическая система, прекратили существование. Перестройка закончилась неудачей не только из-за застарелых проблем советской экономики, которые вырвались наружу после ослабления административного контроля, и отсутствия последовательно реализуемой концепции реформирования. Развал советского народного хозяйства на рубеже 80-х и 90-х гг. продемонстрировал решающую роль институционального фактора - иными словами, состояния государства, общественных институтов, законодательства и правопорядка, - в процессе экономических перемен. В последние годы существования СССР государственная власть утратила способность собирать налоги, контролировать денежную массу и обеспечивать соблюдение хозяйственного законодательства.

Реформы потеряли управляемость. Это обернулось тем, что после ослабления командно-административной системы наступил экономический хаос. Между тем, в самых либеральных рыночных экономиках государство строго контролирует соблюдение и изменение «правил игры» - принципов и условий экономической деятельности, - а в процессе глубокого реформирования экономической модели это требование к государству становится особенно актуальным.

§ 3. Причины упадка и краха социалистической экономики Отвергая принципы рынка и демократической организации общества, социализм выдвигал вместо них внешне привлекательные идеи, которые позволили знаменитому философу и экономисту Ф.Хайеку охарактеризовать социалистическое общество как общество, являющееся результатом «замысла». Иными словами, важнейшую черту социализма Хаиек видел в том, что мы назвали выше сознательным регулированием жизни общества и каждого человека со стороны государства, В разрезе экономической практики это не что иное, как планирование народного хозяйства. Идея планирования в первом приближении может действительно выглядеть весьма убедительной. Нельзя отрицать реальных достижений плановой советской экономики, особенно в 30-70-е гг. - создание мощной промышленности и сильной армии, позволившей победить в войне, огромные социальные сдвиги, развитие науки, первенство в космосе, обретение статуса сверхдержавы и т. д.

Но своими успехами социализм обязан огромной концентрации усилий и ресурсов на развитии тяжелой и военной промышленности, государственному принуждению и эксплуатации, потому что на всем протяжении советской истории народное хозяйство отличалось крайней неэффективностью, несбалансированностью, низким уровнем жизни, а в последние десятилетия - и отторжением научно-технического прогресса.

Глава Например, в послевоенный период потребление сырья и энергии на единицу конечного продукта в СССР превосходило аналогичный показатель по США в полтора - два раза. Средний срок строительства промышленного предприятия составлял около 15 лет по сравнению с менее чем двумя годами в США. В 60-80-е гг. как минимум 15% рабочей силы в промышленности было избыточным - администрация предприятий держала их «на всякий случай» или не имела возможности уволить. Избыточной была и примерно одна треть выпускаемой промышленной продукции - это значит, что она не нашла бы потребителя в нормальных рыночных условиях из-за низкого качества, стремления предприятий иметь резервы на случай перебоя в поставках или просто из за несовпадения спроса и предложения.

Вс же наиболее характерной чертой советской системы было не избыточное производство, которое лишь отражало нерациональность и несбалансированность экономики, а хронический дефицит - постоянная нехватка сырья, материалов, оборудования и готовой продукции производственно-технического и потребительского назначения. Хронический дефицит был вызван не столько ошибками в планировании (что, безусловно, имело место), сколько неравновесной природой советской экономической системы. В отличие от рыночного хозяйства, которому, как известно, внутренне присуще стремление к равновесию, государственному социализму внутренне присуще устойчивое превышение спроса над предложением. Это явление глубоко изучено венгерским ученым Яношем Корнай.

Корнай объяснил, что социалистические предприятия не несли финансовой ответственности за свою хозяйственную деятельность, в том числе -за соотношение затрат и результатов. Ведь социалистическое предприятие не знало конкуренции и банкротств. Поэтому руководители предприятий стремились получить от государства как можно больше ресурсов, чтобы облегчить себе выполнение плана.

Инвестиционный спрос поддерживался на высоком уровне и ввиду стремления предприятий иметь запасы, крайне необходимые в условиях неустойчивого материально-технического снабжения. Государство было не в состоянии контролировать обоснованность запросов предприятий и удовлетворяло заявки, чтобы не допустить срыва в выполнении плановых заданий. Это явление получило название мягких бюджетных ограничений - возможности для предприятий тратить больше, чем оно зарабатывало, за счет бюджетного финансирования. Кроме того, гарантированное получение доходов предприятиями и населением, не зависящее от результатов деятельности, вело к устойчивому превышению денежной массы над товарной. При фиксированных ценах, не балансирующих спрос и предложение, это предопределяло постоянную нехватку продукции.

Порочность советской системы особенно ярко проявилась в 70-80-е гг., когда СССР не смог в массовом порядке освоить достижения научно-тех- Командно-административная система нической революции (НТР) и тем самым проиграл историческое соревнование с капитализмом. Только в оборонных отраслях, которые пользовались абсолютным приоритетом в снабжении ресурсами, оборудованием и кадрами, Советскому Союзу удавалось сохранять научно-технический паритет. В остальных же отраслях предприятия не только не были заинтересованы в использовании новой техники, но и активно сопротивлялись этому, потому что любая реорганизация производства мешала выполнять план. Не случайно в СССР получил распространение термин «внедрение», имевший смысловой оттенок насильственного навязывания промышленности достижений НТР. Советская экономическая система отторгала научно-технический прогресс. Другая причина отставания в НТР состояла в крайней неповоротливости советских предприятий, которые не имели права и возможности без длительных бюрократических согласований менять технологию или ассортимент.

Опасаясь утраты контроля над народным хозяйством, советское руководство упорно отгораживало страну от мирового хозяйства. СССР был лишен такого важного фактора современной хозяйственной жизни, как интернационализация экономики, свободное перемещение капиталов, рабочей силы и научно-технических знаний между странами, использование преимуществ международного разделения труда.

Все это оборачивалось растущим отставанием от США и других стран с рыночной экономикой, замедлением научно-технического прогресса и крайне низким уровнем жизни населения. Согласно оценкам, в 1980 г. ВНП СССР на душу населения составлял только 37% от показателя США. По мнению ряда исследователей, в начале 80-х гг. прекратился и реальный рост советской экономики - в дальнейшем статистика регистрировала увеличение совокупного производства только за счет скрытого роста цен.

Итак, какое же наследие оставила командно-административная система современной переходной экономике России? В самом общем плане можно указать на следующие особенности советской экономики, которые делают ее реформирование особенно трудным;

- отсутствие институтов частной собственности и предпринимательства;

- абсолютное доминирование государства в хозяйственной жизни;

- очень высокая монополизация всей хозяйственной деятельности и полное отсутствие конкуренции;

- отсутствие коммерческих банков, финансовых и валютных рынков;

- изолированность от мировых экономических и научно-технических процессов;

- огромные межотраслевые диспропорции (крайняя неравномерность развития отдельных секторов и/или отраслей народного хозяйства);

690 Пава - доминирование в структуре производства очень крупных, негибких и технически устаревших предприятий.

Одного перечисления недостатков советской экономики недостаточно для ответа на кардинальный вопрос: возможно ли было исправить положение путем совершенствования планирования? Можно ли было найти такой набор плановых показателей и наладить учет и контроль таким образом, чтобы добиться от предприятий высокого качества и технического уровня продукции, быстрого реагирования на меняющиеся нужды народного хозяйства и населения? Иными словами - может ли в принципе успешно развиваться государственный социализм?

Чтобы понять, почему ответ на эти вопросы может быть только отрицательным, необходимо вспомнить принципы координации в экономических системах (см. гл. 4).

Система представляет собой комплекс взаимосвязанных элементов -обособленных экономических агентов, принимающих решения (фирм, предприятий, индивидов и самого государства). Координация между экономическими агентами осуществляется по вертикали (иерархично) и/или по горизонтали. Вертикальная координация предусматривает передачу распоряжений сверху вниз и отчета о выполнении распоряжений - снизу вверх. При горизонтальной координации агенты вступают во взаимодействие, преследуя свои цели, которые не совпадают с целями других агентов.

Поведение агентов становится результатом компромисса между несовпадающими или антагонистическими целями.

Горизонтальная координация - господствующий тип координации в рыночной экономике. Экономические агенты легко вступают друг с другом в экономическое взаимодействие, достигая согласованности действий, которая устраивает обе стороны.

Тогда развитие всей экономической системы можно, с известной долей условности и упрощения, представить как некую результирующую линию взаимодействий всех агентов. Понятно, что такая система будет отличаться высокой степенью координации между элементами -- а значит, будет близка к оптимуму в распределении ресурсов, сбалан-сированна и эффективна.

Социализм попытался полностью заменить этот тип координации вертикальной координацией. Советская экономика опиралась почти исключительно на государственное принуждение и иерархическое («сверху вниз») управление. Между предприятиями как главной формой экономических агентов при социализме почти не было горизонтальных связей - чаще всего такие связи преследовались государством.

Как известно, передача распоряжений и иных информационных сигналов по иерархической вертикали в обоих направлениях всегда сопровождается «трением» - трансакционными издержками. Это издержки не собственно по передаче информации, которые при современной технике невели- Командно-административная система ки, а по сбору информации, анализу, оценке ее достоверности, принятию решений, передаче решений «вниз» через несколько промежуточных звеньев и (вероятно, самое трудное) контролю за исполнением решений. Есть и другие формы трансационных издержек в иерархической экономической системе.

Прямые и обратные информационные сигналы могут искажаться или вообще не доходить до адресата. При этом даже при наличии самых современных средств связи и переработки данных остается проблема объективности исходной информации, поступающей «снизу», так как руководители стремились искажать ее в своих интересах (например, занижать производственные возможности или завышать нормы расхода сырья). Плановики пытались бороться с этим - в частности, путем установления нормативов расхода материальных ресурсов и труда на единицу продукции - но были не в состоянии проконтролировать соблюдение нормативов. Ведь для современного производства характерны чрезвычайно сложные связи. Например, чтобы принять решение о дополнительном производстве одежды, работник плановых органов должен был учесть не только планы по выпуску тканей, красок и пуговиц, но - в идеальном случае - даже по выпуску стали для корпусов ткацких станков, меди для электромоторов ткацких станков и по выпуску многих других видов продукции.

С развитием электронно-вычислительной техники в середине 70-х гг. была предпринята попытка решить проблему переработки огромного массива информации с помощью внедрения ЭВМ в планирование на различных уровнях. Но даже ЭВМ не могли справиться с этой задачей, не говоря о том, что им в принципе не под силу решить проблему достоверности исходной информации.

Наконец, даже объективная информация, поступающая в плановые органы для принятия решений, в современную эпоху устаревает необычайно быстро.

Стремительно меняются спрос и другие условия производства. Возникают новые технологии, которые не могут быть заранее спрогнозированы и включены в план.

В свете этих соображений становится понятным, что государственный социализм мог более или менее успешно функционировать только в исторически короткий период господства в экономике тяжелой промышленности, сочетавшегося с возможностью использовать практически неисчерпаемые ресурсы для производства ограниченного ассортимента продукции и опираться на жесткое принуждение и контроль. Но для нынешней эпохи экономичных и наукоемких производств экономика советского типа непригодна. Трансакционные издержки управления такой экономикой настолько велики, что даже самая изощренная и технически оснащенная система планирования оказалась не в состоянии преодолеть низкую эффективность советского народного хозяйства и его неспособность к внутренним изменениям в постоянно меняющемся современном мире.

44* Основные понятия:

Командно-административная система Государственный план Хозрасчет Бюрократический рынок Денежный навес Мягкие бюджетные ограничения Глава 30. ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ «{В коммунистическом мире] люди живут в клетках, отгороженные от опасных и диких зве рей...Они мечтают о красоте джунглей. Вдруг неожиданно дверцы распахиваются...Но не успев выбежать из клеток, они начинают замечать, что джунгли полны змей, пиявок, тигров, крыс...

все эти создания также вольны следовать своей природе. Где же все-таки лучше жить - в джун глях или снова в зоопарке? Ясно, что компромисс здесь невозможен».

Милош Форман § 1. Что такое переходный период?

На рубеже 80-х и 90-х гг. почти во всех социалистических странах сменился политический строй. Перед новыми общественными силами, пришедшими к власти, встала задача проведения глубоких реформ, направленных на преобразование социалистических стран в демократические государства с рыночной экономикой.

Точкой отсчета демократических и рыночных реформ в России принято считать начало 1992 г., когда новое российское правительство после подавления августовского путча 1991 г. и распада СССР приступило к радикальным преобразованиям общественно-политического устройства и экономики нашей страны.

Время от начала преобразований политико-экономической системы бывших социалистических стран до формирования устойчивых и эффективных институтов демократического общества и рыночной экономики называют переходным периодом.

Переходный период в экономике - это исторически непродолжительный отрезок времени, в течение которого завершается демонтаж административно командной системы и формируется система основ- Проблемы перехода крыночной экономике ных рыночных институтов. Этот отрезок времени часто называют еще периодом постсоциалистической, или посткоммунистической, трансформации. Естественно, что экономическая трансформация является частью глубоких, обычно принципиальных изменений в обществе - в политическом и государствен но административном устройстве, в социальной сфере, в идеологии, во внутренней и внешней политике.

Постсоциалистическую трансформацию переживают Россия, другие страны СНГ, прибалтийские государства и страны Восточной Европы, включая балканские государства. Таким образом, постсоциалистическая трансформация охватывает почти всю территорию бывшего СССР и возглавляемого им социалистического лагеря. От постсоциалистической трансформации следует отличать посттоталитарную трансформацию -реформы в Китае и Вьетнаме, которые предусматривают контролируемое расширение роли рынка в экономике при сохранении власти коммунистических партий и других общественно-политических атрибутов социализма.

Теоретическими вопросами реформ занимается транзитология - наука о переходном периоде. Это сравнительно новая область социальных наук. Она возникла в 70-е гг. как наука о переходе от тоталитарного или авторитарного режима к демократии и рынку. Сегодня в центре внимания транзи-тологов - проблемы преобразований в постсоциалистических странах.

Рассмотрим определение переходного периода подробнее. Что понимается под исторически непродолжительным периодом времени, необходимым для постсоциалистичсской трансформации? Большинство ученых считает, что для формирования устойчивых и эффективных демократических и рыночных институтов постсоциалистическим странам требуется 10-15 лет. Действительно, в наиболее развитых восточноевропейских государствах - Венгрии, Польше и Чехии - экономическая трансформация завершится в ближайшие годы, так что весь переходный период займет примерно 10 лет. Но в других странах реформы идут гораздо труднее. В России, с учетом обвала экономики в августе 1998 г., экономические реформы растянутся до конца первого десятилетия XXI века.

Начало переходного периода чаще всего оно связано с утратой государственной власти прежними коммунистическими партиями, прекращением функционирования прежних законодательных и исполнительных органов и приходом к власти новых, некоммунистических политических сил. (Под новыми силами мы имеем в виду новые организации - партии, правительства, парламенты, - хотя в них может быть представлено немало деятелей старого режима). Таким образом, началом переходного периода является смена политического строя, которая служит необходимым условием для осуществления принципиальных рыночных преобразований в экономике.

Смена строя может протекать по-разному. Например, в Венгрии неком- 694 Глава мунистические силы пришли к власти в 1989 г. в результате мирных парламентских выборов. Во многих других странах Восточной Европы (Польша, Чехословакия, Болгария) изменение политического строя в 1989 - 1990 гг. сопровождалось демонстрациями и забастовками, но в основном носило все-таки мирный характер. Но в Румынии борьба с прежним режимом вылилась в вооруженное восстание. В нашей стране смена власти в 1991 г. произошла тоже после драматических событий - подавления августовского путча, распада СССР, самороспуска Верховного Совета и вынужденного отказа Президента СССР от власти.

Демонтаж большинства механизмов и организаций административно-командной системы происходит довольно быстро. Как правило, эти механизмы и организации в последние годы существования командно-административной системы находятся в глубоком кризисе. Например, государство утрачивает способность планировать народное хозяйство или централизованно устанавливать цены. Поэтому в определении переходного периода мы говорим именно о завершении демонтажа социалистической экономики, который обычно приходится на первые месяцы после смены политичес кого строя.

Новые экономические институты начинают формироваться уже в недрах командно-административной системы на этапе ее разложения, вытесняя старые институты. Например, в нашей стране на рубеже 80-х и 90-х гг. возникли частные предприятия, товарные биржи, валютный рынок и т. д. Поэтому после смены политического строя те организации, которые осуществляли функции государственного управления экономикой, просто прекращают свое существование, распускаются распоряжениями государственной власти или преобразуются в новые органы. Так, большинство экономических министерств и ведомств бывшего СССР превратились в коммерческие органы, занимающиеся координацией деятельности бывших подчиненных предприятий и продвижением их продукции на рынке.

Одной из основных и относительно простых форм демонтажа прежней системы выступает либерализация. Это, например, либерализация цен, означающая разрешение предприятиям самостоятельно устанавливать цены на свою продукцию, или либерализация внешней торговли, то есть отмена прежней государственной монополии внешней торговли.

. Однако относительная простота либерализации экономики, а также пре образования административных ведомств в новые структуры, способные функционировать в рыночной системе, не означает быстрого и легкого избавления от наследия социализма. Напротив, в ходе реформ основная трудность как раз и состоит в том, чтобы преодолеть те негативные черты, которые характеризовали социалистическую экономику (мы говорили о них в гл. 29): абсолютное доминирование государства в хозяйственной жизни, Проблемы перехода крыночной экономике монополизм, несбалансированность, преобладание крупных технически устаревших предприятий и т. д. Ниже, рассматривая концепции постсоциалистической трансформации, мы вернемся к вопросу о роли и возможностях либерализации как инструмента реформ, поскольку этот вопрос имеет большое теоретическое и прикладное значение.

Если начало переходного периода довольно легко датировать по определенным политическим и экономическим событиям, то завершение трансформации не имеет столь выраженных признаков. Поскольку ни в одной из постсоциалистических стран трансформация еще не закончилась, то по этому вопросу можно высказать лишь теоретические предположения.

О завершении переходного периода можно говорить только тогда, когда реформы достигнут целей, поставленных обществом.

В начале переходного периода многие предполагали, что в России сложится экономика, основанная преимущественно на частной собственности и конкуренции и похожая, таким образом, на экономическую систему США. Однако практика показала, что вопрос о конечной цели трансформации гораздо сложнее. Россия должна вписаться в передовые универсальные социально-экономические тенденции («мегатренды»), но особенности ее исторического опыта при этом нельзя сбрасывать со счета.

Очевидно одно: Россия должна развиваться по пути рыночного и демократического государства. Рынок глубоко связан с демократией. Эта связь обусловлена, во-первых, тем, что частный собственник должен видеть в государстве не противника, а союзника и покровителя, способного защитить его права собственности. Незыблемость прав собственности снижает трансакционные издержки, позволяет собственнику развивать свое дело на основе долгосрочной стратегии и выпускать продукцию с низкими издер жками и высокой конкурентоспособностью. Поэтому стабильный демократический режим - важная предпосылка формирования эффективной экономики. Во-вторых, демократия обеспечивает такие условия, при которых важные государственные решения принимаются в интересах большинства и, следовательно, благоприятствуют тем направлениям и сферам экономической деятельности, которые являются наиболее важными для народного хозяйства на каждый данный момент времени.

Если следовать тезису о том, что трансформация российской экономики должна соответстововать мегатрендам и, таким образом, сближать Россию с передовыми социально-экономическими системами нашего времени, то вполне логично задаться вопросом об отличительных признаках таких систем. Опыт ведущих стран показывает, что такой системой, обеспечивающей высокую эффективность экономики, динамичность развития и высокое качество жизни, является социальная рыночная экономика. Социальная рыночная экономика представляет собой особый тип рыночной системы, 696 Глава который предусматривает активное участие государства в поддержании баланса между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. При всем разнообразии национальных экономических систем определяющие черты социальной рыночной экономики присущи всем передовым государствам нашего времени, и это не случайно, а обусловлено потребностями современного этапа развития человеческой цивилизации, которая предъявляет очень высокие требования к уровню образования работников, их творческому потенциалу, партнерству между различными со циальными группами и состоянию окружающей среды. Поэтому формирование основ социальной рыночной экономики является конечной целью постсоциалистической трансформации в России. Оно станет завершением переходного периода в нашей стране.

§ 2. Концепции переходной экономики В теории и практике проведения рыночных реформ сложились две противостоящие друг другу концепции. Одна из них называется «градуализм» (от английского слова «gradual» - постепенный), а вторая - «шоковая терапия». Выражение «шоковая терапия» заимствовано из медицины и не является строгим научным термином для обозначения экономических процессов. Однако оно удачно описывает характерные особенности радикальных рыночных преобразований и поэтому широко употребляется в экономической литературе.

Градуализм - это экономическая концепция, которая предполагает проведение медленных, последовательных реформ и отводит государству главную роль в формировании рынка. Сторонники этой концепции считают, что для создания рынка государство должно постепенно заменять элементы командно административной экономики рыночными отношениями. По мнению градуалистов, это позволит смягчить процессы преобразований и избежать резкого снижения производства и жизненного уровня населения.

Яркий образец градуализма - реформы в Китае. Хотя эта страна, как мы уже писали, относится к посттоталитарному типу, китайский опыт настолько удачен, что может служить образцом для подражания и в постсоциалистических государствах.

С начала 80-х гг. Китаю удается поддерживать высокие темпы развития, примерно 10% прироста ВВП в год. Китай уже вошел в десятку ведущих государств мира и в ближайшие годы может догнать передовые страны Запада.

Китайское руководство придерживается крайне прагматичного подхода. Оно поощряет рыночные отношения там, где это возможно, и сохраняет Проблемы перехода крыночной экономике государственный контроль там, где считает это необходимым. Политическая стабильность, способность создать благоприятные условия для предпринимательства в сочетании с дешевой рабочей силой привлекают в Китай иностранный капитал, вложивший сюда за годы реформ более 300 млрд. долларов. Это в пятнадцать - десять раз превышает накопленный объем иностранных инвестиций в Россию. Очень удачным решением оказалось создание свободных экономических зон в приморских провинциях Китая, где иностранцы на льготных условиях открывают новые производ ства с использованием китайского сырья, материалов и рабочей силы.

В то же время тяжелая промышленность, которую гораздо труднее перевести на рыночные рельсы, остается государственной. Проводя постепенную реформу госпредприятий, например, разрешая им выпускать акции, правительство в то же время не допускает их развала и сохраняет бюджетное финансирование. Китайские специалисты признают, что убыточные и неповоротливые предприятия тяжелой промышленности не станут конкурентоспособными, и в обозримом будущем их придется закрывать. Однако они считают, что государство по мере возможности должно субсидировать их с тем, чтобы кризис тяжелой промышленности не повлек за собой опасных экономических и социальных последствий.

Китайский опыт безусловно заслуживает внимания. Его ценность состоит прежде всего в том, что китайскому руководству удается совмещать реформы с быстрыми темпами роста экономики. Добиться такого сочетания всегда трудно, потому что в период реформ «переналадка» экономических механизмов обычно ведет к сбоям в работе предприятий.

Успех преобразований в Китае в решающей степени связан с наличием огромного слоя мелких предпринимателей в городе и в деревне. Снятие ограничений на индивидуальную трудовую деятельность в начале 80-х гг. позволило в очень короткие сроки оживить торговлю, сельское хозяйство и мелкое производство. В свою очередь это дало толчок для более крупных предпринимательских структур, обладающих капиталом для дальнейшего расширения дела. Большую роль сыграло привлечение иностранного капитала и коммерциализация государственных предприятий.

Нетрудно увидеть, что китайские реформы проводятся в благоприятных условиях политической стабильности, когда государство имеет возможность добиться исполнения своих решений. В чем причины этой стабильности, отличающие преобразования в Китае от реформ в России? Во-первых, в Китае пока нет движения к политической демократии и связанного с ней столкновения интересов и мнений, а сохраняется власть Коммунистической партии. Во-вторых, благодаря национальной и культурной гомогенности (однородности) общества Китай почти не сталкивается с проблемами национального сепаратизма и противоречий между Центром и регио- 698 Глава нами. Очевидно, что такое положение дел сильно отличается от ситуации в России.

Поэтому в нашей стране китайский опыт в целом невоспроизводим, хотя отдельные его элементы могли бы найти здесь использование. Обратимся к концепции «шоковой терапии».

«Шоковая терапия» - это экономическая концепция, которая считает инструментом формирования рынка и антиинфляционной политики одномоментную либерализацию цен, резкое сокращение государственных расходов и достижение бездефицитного бюджета. Она основана на идеях монетаризма, современного варианта либеральной рыночной теории, который был разработан американским ученым, лауреатом Нобелевской премии Милтоном Фридманом и его последователями.

Монетаризм исходит из того, что рынок - это самая эффективная форма экономической деятельности. Рынок способен к самоорганизации. Поэтому монетаристы утверждают, что преобразования переходного периода должны происходить с минимальным участием государства. Действительно, как показывает теория общественного выбора (см. гл. 17), государство не есть некий абстрактный институт. Оно возглавляется конкретными людьми, которые заинтересованы в сохранении своего социального статуса и потому не расположены к тому, чтобы допустить автономное функционирование экономики.

Исходя из этих соображений, монетаристы делают очень большой упор на либерализацию экономики, полагая, что это обеспечит самоорганизацию рынка. В самом деле, опыт переходных экономик подтверждает тезис неоклассической теории о том, что хозяйствующие субъекты {фирмы, предприниматели) в ходе рыночного обмена создают рыночные нормы и организации (институты) без всякого вмешательства государства. Например, товарные биржи и посреднические компании, многие частные компании и банки, а также неформальные кодексы ведения бизнеса возникли исключительно по инициативе самих предпринимателей. Вместе с тем современная теория говорит о возможности возникновения и устойчивого существования институтов, пагубных для экономики, например, преступных сообществ или неэффективных форм производства и торговли. Кроме того, самораз витие рынка на основе либерализации требует очень длительного времени. Поэтому либерализации недостаточно;

она должна дополняться мерами поддержки и развития рыночных институтов со стороны государства.

Согласно монетаристской доктрине, главная задача государства в переходный период - поддержание устойчивости финансовой системы, поскольку без стабильной денежной единицы рынок существовать не может. Поэтому борьба с инфляцией - стержень монетаризма.

Финансовая политика правительства в период «шоковой терапии» направлена на обеспечение так называемых жестких бюджетных ограниче- Проблемы перехода к рыночной экономике ний, которые должны сменить мягкие бюджетные ограничения, характерные для социализма (см. гл. 29). Жесткие бюджетные ограничения означают, что предприятия могут тратить только то, что заработают сами, не рассчитывая на получение денег от государства. Что касается огромных тягот для населения от резкого удорожания жизни, то монетаристы считают, что период высоких цен лучше пройти быстро, чем растягивать финансовую стабилизацию на долгие годы.

В наиболее последовательном виде эта доктрина была реализована в Польше в 1990-1991 гг. первым некоммунистическим правительством под руководством Лешека Бальцеровича. Польскому руководству удалось за два - три года подавить инфляцию.

Укрепление денежной системы в сочетании с бурным развитием частного сектора и притоком иностранных инвестиций позволило Польше всего через три - четыре года после начала «шоковой терапии» войти в стадию экономического роста.

Недолгая история переходной экономики показывает, что почти все по стсоциалистические страны в той или иной степени руководствовались доктриной «шоковой терапии». В некоторых странах - например, в Польше, Чехии и Эстонии - этот опыт был вполне успешен^ В России радикальную экономическую реформу начало в 1992 г. либеральное правительство, исповедовавшее идеи монетаризма и «шоковой терапии». Но подлинной «шоковой терапии» в пашей стране никогда не было. Как отмечалось выше, «шоковая терапия» предполагает бездефицитный бюджет, тогда как на протяжении 1992-1998 гг.

бюджет ежегодно сводился с дефицитом 5-10% ВВП. Кроме того, правительство не ограничивало заработную плату, что привело к возникновению классической инфля ционной спирали «цены - заработная плата». С середины 1992 г. государство увеличило эмиссию денег и расширило кредитование народного хозяйства. Все это растянуло финансовую стабилизацию в России на четыре года, что, естественно, совершенно не укладывается в концепцию «шоковой терапии».

Выбор, который большинство стран с переходной экономикой делают в пользу «шоковой терапии», обусловлен объективными факторами. На начальном этапе переходного периода обычно нет условий для постепенных преобразований, направляемых государством. Денежный навес, стремительная инфляция и развал экономики в этот период сопровождаются распадом старых органов государственного управления, что делает едва ли возможным осуществление последовательного экономического курса. Только немногие страны, обеспечившие плавный переход от государственности советского типа к новому демократическому государственному устройству или, напротив, подобно Китаю сохранившие нетронутыми государственные институты, сумели обеспечить последовательность и постепенность рыночных преобразований.

700 Глава Обобщая опыт первых лет реформ, ученые пришли к выводу, что выбор концепции трансформации во многом зависит от исходного состояния дел в стране. Но при любом варианте проведения реформ огромное значение имеет сила государственных институтов, т. е. способность государства, после начального этапа распада старых органов управления и создания новых органов, добиваться осуществления выбранной экономической политики.

Это справедливо не только для градуалистской, но и для либеральной концепции, реализация которой требует болезненных реформ в системе государственных расходов, энергичных усилий по сбору налогов, защиты прав собственности, противодействия обороту незаконных платежных средств (в том числе иностранной валюты) и утечке капитала, борьбы с коррупцией и других действий государства.

(Отметим, что вопреки распространенному мнению, либеральное государство чрезвычайно жестко и последовательно в защите закона и прав граждан;

его либеральная природа проявляется не в безвластии, а в невмешательстве в те сферы общественной и экономической жизни, где предпочтительна частная инициатива).

Слабость государственного управления в России явилась одной из главных причин неудачного хода реформ, первоначально опиравшихся на либеральные принципы.

§ 3. Закономерности переходного периода, Среди многочисленных изменений, происходящих в переходный период, некоторые носят необходимый, неизбежный характер и поэтому могут рассматриваться как закономерности. Их три:

- утрата государством функций единоличного распоряжения экономическими ресурсами;

- бюджетный кризис;

- трансформационный спад.

Как видим, эти закономерности носят в основном отрицательный характер и находят выражение в кризисах. Это связано с тем, что в переходный период экономика переживает чрезвычайно болезненные перемены. Но только осознание неизбежности этих кризисов и их быстрое преодоление дает возможность создать рыночную экономику.

Главная закономерность переходного периода - утрата государством функций единоличного распоряжения ресурсами. Как известно, в период командно административной системы государство было единственным собственником и всесильным распорядителем всех материальных богатств общества. Теперь значительная часть имущества переходит в частную собственность, и государство теряет монопольную власть на принятие экономических решений.

Проблемы перехода к рыночной экономике Это ведет к принципиальным изменениям положения государства в экономике.

Оно имеет три основных аспекта.

Первый аспект состоит в следующем. Трансформация должна привести к такому положению, при котором государство, будучи источником экономического законодательства, действует согласно установленным им же законам. Это значит, что после принятия закона все государственные органы должны руководствоваться законом и в случае нарушения подвергаться санкциям - подобно частным компаниям и гражданам. Если иное не оговорено в законе, то государственные органы и государственные предприятия должны действовать по тем же правилам, что и остальные субъекты рынка. Например, при нарушении условий поставки товара потребителю государственные предприятия должны нести такие же санкции, как и частные компании.

Включенность государства наряду с гражданами и организациями в правовую систему, регулирующую жизнь всего общества - одно из величайших достижений западной цивилизации, обеспечившее независимость субъектов рынка, а тем самым - полноценное функционирование рыночного механизма.

Вторым аспектом изменения положения государства является формирование нового инструментария для воздействия государства на экономику. Конечно, в любой, даже самой либеральной экономике, государство не должно оставаться пассивным наблюдателем. Но если в плановой системе экономическое управление осуществлялось за счет принудительных и адресных распоряжений, то в рыночной системе государство располагает гораздо более мощным и гибким инструментарием финансового регулирования. Речь идет о том, чтобы воздействовать на поведение всей массы субъектов рынка с помощью денежных, налоговых, валютных и иных финансовых регуляторов. Сила этого типа регулирования состоит в том, что оно в принципе допускает гораздо меньше льгот и исключений, чем план.

Третьим аспектом является необходимость компенсации фиаско, или провалов, рынка. Это заставляет государство заниматься некоторыми производственными функциями, а также финансировать социальную сферу, фундаментальную науку, охрану окружающей среды.

Воздействие государства на экономику, особенно через систему финансовых регуляторов, требует создания новых для постсоциалистических стран экономических механизмов и глубокой реформы действующих механизмов. В противном случае постсоциалистическое государство теряет способность выполнять те функции, которые присущи государству в рыночной экономике. Это может провоцировать кризисы в переходной экономике, которая и без того переживает трудные времена.

Например, нереформиро-ванность бюджетной системы в России, как будет показано ниже, послужи- Глава ла в конечном итоге причиной обвала экономики в августе 1998 г.

Вторая закономерность переходною периода - бюджетный кризис. Он тесно связан с изменением положения государства в экономике.

За десятилетия господства командно-административной системы в нашей стране созданы мощная промышленность, сильная армия и большая социальная сфера, которые целиком и полностью финансировались государством. После начала реформ потребность в их финансировании со стороны государства сохранилась на очень высоком уровне. Социальная сфера и особенно армия в принципе существуют только за счет бюджета, а промышленность оказалась в таком глубоком кризисе, что также не может обойтись без тех или иных форм государственной поддержки. Иными словами, сохранились высокие обязательства государства.

Но доходная часть бюджета резко сократилась за счет спада производства более чем в два раза по сравнению с началом 90-х годов, неудачной системы налогообложения, огромного развития теневого сектора и утечки капитала за границу.

Дефицит государственного бюджета в годы реформ ежегодно составлял огромную цифру - 5-10% ВВП.

Это усугубляется хаосом в сфере бюджетного федерализма, т. е. в расчетах между бюджетами разных уровней: федеральным и региональными. Плохая наполняемость федерального бюджета мешает своевременному перечислению трансфертов в регионы, что, в свою очередь, тормозило налоговые отчисления из регионов в Центр.

Бюджетный кризис обусловил неуклонное углубление кризиса производства. Дело в том, что при хронической нехватке средств в казне государство оказалось лишенным возможности оказывать действенную поддержку промышленности, например, финансировать наукоемкие и другие перспективные направления производства.

Основная часть средств бюджета направляется на погашение обязательств перед работниками бюджетной сферы и содержание армии, здравоохранения, образования и социального обеспечения. Этих средств, однако, не хватает, что порождает хроническую и многомесячную задолженность государства по выплате заработной платы.

Несмотря на неизбежность бюджетного кризиса, обусловленную объективным несоответствием между доходами и расходами бюджета в переходный период, кризис можно было бы значительно смягчить, проведя своевременные реформы здравоохранения, армии, жилищно-коммунального хозяйства и других сфер, которые финансируются в основном за счет бюджета. Ведь кризис усугубляется тем, что скудные государственные средства расходуются крайне нерационально.

Однако вместо реформ еще в 1995 г. был выбран путь покрытия бюджетного дефицита за счет заимствований на внутреннем и внешнем рынке (см. гл. 22).

Несколько лет механизм заимствований через выпуск ГКО и Проблемы перехода крыночной экономике других ценных бумаг государством справлялся с задачей покрытия бюджетного дефицита. Решение о запуске этого механизма было оправданным для середины 90-х годов, но должно было сопровождаться мерами по подъему производства с тем, чтобы государство начало получать средства для погашения своих долгов. Вместо этого долги государства по ценным бумагам погашались за счет выпуска новых ценных бумаг (т.е. за счет новых заимствований), из-за чего систему ГКО стали называть «государственной финансовой пирамидой». И когда летом 1998 г. государство потеряло возможность рассчитываться по своим долгам с кредиторами, главным образом из-за финансовых потрясений в мировой экономике и падения мировых цен на нефть, оно было вынуждено объявить дефолт, за которым последовало трехкратное падение курса рубля и новый виток экономического кризиса.

Третья закономерность переходного периода - это трансформационный спад.

Данный термин был введен в научный оборот венгерским ученым Яношем Корнай, который уже упоминался в гл. 29. Корнай утверждает, что в переходный период экономика переживает глубокий кризис, вызванный отсутствием координации между экономическими агентами. Это связано с тем, что прежние, плановые механизмы координации хозяйственной деятельности уже разрушены, а новые, рыночные механизмы координации еще слабы или отсутствуют вообще.

К этому можно добавить следующее. Командно-административная экономика - это по сути экономика неравновесия. Большинство товаров были в дефиците, но значительная часть продукции была избыточной. По оценкам российских ученых, к этой категории относилось примерно 30% продукции, выпускавшейся в СССР.

Например, колхозы закупали комбайнов и тракторов вдвое больше, чем нужно, чтобы каждую вторую единицу техники использовать как источник запчастей. К избыточной продукции относилось то, что закупалось про запас из-за хронического дефицита, а также непродовольственные потребительские товары, которые не находили спроса.

Кроме того, необходимо иметь в виду военную продукцию. Степень милитаризации СССР была огромной - до 70% выпускаемой продукции было так или иначе связано с военно-промышленным комплексом, что дало основание одному специалисту охарактеризовать советскую экономику как «подсобное хозяйство при воинской части». Теперь нужда в военной технике резко сократилась.

Поэтому нетрудно представить, какую большую долю производства приходится промышленности «сбрасывать» в переходный период, когда военный госзаказ резко сократился, а остальные потребители вынуждены рассчитываться только собственными, заработанными деньгами в условиях жестких бюджетных ограничений.

Выпуск огромной массы избыточной продукции, которая не нашла бы Глава сбыта в условиях рынка, отсутствие характерных для рыночной экономики секторов, например, финансовых услуг, а также крайняя искаженность цен и использование примитивной статистической методологии при социализме весьма затрудняют измерение экономического спада в период реформ. Поэтому данные официальной российской статистики о сокращении производства в 1997 г. в два с лишним раза по сравнению с началом 90-х гг. многие ученые подвергают сомнению и считают, что положение дел в российской экономике несколько лучше.

Опасность трансформационного спада состоит не только в его масштабах, но и в том, что наряду с неконкурентоспособными, неэффективными и устаревшими производствами сворачиваются и современные производства, особенно машиностроение. Это связано с искажением соотношений цен в переходной экономике, а также с сокращением спроса на продукцию обрабатывающей промышленности, конкуренцией импорта, удорожанием топлива, сырья и материалов.

Многолетний кризис в России не может быть целиком отнесен на счет трансформационного спада. К 1996-1997 гг., когда завершилась массовая приватизация, сложилась рыночная финансовая система, сформировалась законодательная система и была подавлена инфляция, возникли и основы рыночной экономики. Кризис, который продолжается с тех пор, обусловлен уже особенностями пореформенного курса, а не отсутствием координации между хозяйствующими субъектами.

Раз есть общие для всех переходных экономик формы и проявления кризиса, то логично допустить и существование общих направлений в преобразовании экономических систем, которые можно было бы назвать закономерностями постсоциалистического реформирования. Действительно, такие закономерности есть.

Их три: макроэкономическая (финансовая} стабилизация, приватизация и интеграция в мировое хозяйство.

О необходимости макроэкономической (финансовой) стабилизации в переходный период мы уже говорили, анализируя концепцию «шоковой терапии». Напомним, что в обстановке стремительной инфляции, без твердой денежной единицы экономика обречена на глубокий кризис. Например, производители избегают инвестировать средства в производство, потому что не могут рассчитывать на получение прибыли в условиях быстрого роста цен, хаоса и неопределенности в денежно-финансовой сфере.

Второй неотъемлемый элемент трансформации - приватизация. Возможен ли рынок без частной собственности? Некоторые ученые дают утвердительный ответ.

Они ссылаются на размывание границ между формами собственности в современной рыночной экономике. Не приходится спорить, например, с тем, что ведущей организационно-правовой формой в развитых странах выступают акционерные общества, в которых объедине- Проблемы перехода к рыночной экономике ны десятки, сотни, а то и тысячи владельцев. В их число могут входить и государственные компании, и партнерства, и кооперативы, и другие экономические организации.

Не вдаваясь в тонкости этой научной дискуссии, отметим, что без частной собственности рынок вс же невозможен. Конечно, в последние десятилетия получили большое распространение компании со смешанным капиталом. Но в основе рыночных отношений лежит именно частная собственность. Ведь по своей природе рынок требует децентрализованного принятия решений. Для этого нужны независимые собственники, действующие в конкурентной среде и стремящиеся к максимизации прибыли.

Наконец, третья закономерность постсоциалистической трансформации - это интеграция в мировое хозяйство. Искусственная изоляция советской экономики от мирового рынка явилась одной из главных причин отставания нашей промышленности по качеству и технологическому уровню продукции. Отечественные предприятия не могли воспользоваться преимуществами международного разделения труда.

Закрытость экономики сопровождалась автаркией, т. е. формированием самодостаточной экономической системы, в которой производилась вся номенклатура промышленной продукции, хотя многие виды продукции было дешевле купить за рубежом. Советские предприятия не сталкивались с конкуренцией зарубежных товаров, теряя стимулы к повышению качества и расширению ассортимента своей про дукции. Закрытость экономики всегда ведет к упадку промышленности и экономической отсталости. В современном мире нет ни одной развитой страны, которая была бы изолирована от мировой экономики.

Значение интеграции в мировую экономику в настоящее время особенно усиливается в связи со стремительной глобализацией хозяйственной жизни, интернационализацией науки и повышением роли информации и знания как источника экономического развития. Современные варианты теории экономического роста, разработанные в 80-х гг., рассматривают развитие ведущих стран главным образом как результат практического использования нового научно-технического знания. Ведущий автор этого направления экономической теории американский ученый Пол Ромер считает стержнем своей концепции (ныне общепризнанной) идею о том, что знание распространяется не только путем целенаправленной передачи патентов и лицензий или использования других формализованных механизмов научно-технического взаимодействия и сотрудничества, но главным образом путем «рассеивания» (П.Ромер применяет термин «spillover» - перелив) через системы образования, научную литературу и контакты между людьми. Поэтому чем выше открытость страны, тем больше у нее возможностей увеличить свой научно-технический потенциал за счет «перелива» новых знаний из-за рубежа.

706 Глава § 4. Институциональная трансформация в переходный период Мы уже не раз обращались к теме возникновения и развития рыночных институтов в период трансформации. Значение этой проблемы состоит в том, что рыночное поведение экономических агентов может опираться только на рыночные институты. Ведь в любой экономической системе поведение хозяйствующих субъектов задается «правилами игры».

Например, в социалистический период предприятия искусственно наращивали материалоемкость выпускаемой продукции не по злой воле руководителей, а потому, что к этому их направляла система действовавших тогда хозяйственно-правовых условий и экономических стимулов (выполнение плана зависело от объема готовой продукции в стоимостном выражении;

чем больше сырья и материалов на единицу продукции, тем выше ее цена и тем проще выполнить план).

Поскольку именно «правила игры» определяют поведение экономических субъектов, можно утверждать, что институциональная трансформация первична по отношению к другим направлениям постсоциалистических реформ, например, структурным.

Институциональная трансформация в переходный период - это процесс возникновения, развития и укрепления рыночных правил экономического поведения и рыночных организаций и замена ими старых правил и организаций, присущих административно-командной системе.

Поясним, что между учеными-теоретиками идет дискуссия о том, что же такое институты. Многие ученые, например, лауреат Нобелевской премии Дуглас Норт, считают, что институты - это формальные и неформальные правила экономической деятельности. Для того, чтобы максимизировать прибыль в рамках тех возможностей, которые предоставляют эти правила, индивиды создают организации (например, фирмы, банки и т.д.). Деятельность организаций в рамках экономических институтов можно сравнить с игрой футбольных команд в рамках правил проведения футбольных матчей. Однако в нестрогом смысле к институтам относят не только правила, но и сами организации. Поэтому об институциональной трансформации переходного периода принято говорить не только применительно к изменению законов, регулирующих экономическую деятельность, но и применительно к изменениям в структуре и содержании экономических организаций: приватизации, реструктуризации предприятий (погашению задолженности, разукрупнению, изменению состава собственников и т. д.), развитию малого бизнеса и др.

Современный институционализм исследовал механизмы эволюции институтов, показав, что развитие институтов представляет непрерывную ли- Проблемы перехода к рыночной экономике нию, или перетекание одного института в другой. Это обусловливает сильную зависимость институциональной системы от предшествующего исторического пути.

Но институты постоянно меняются под влиянием внутренних причин и заимствований. Поэтому исторические траектории разных стран никогда не сливаются в одну линию, но могут довольно близко сближаться друг с другом.

Применительно к России это означает, что практика трансформации не должна игнорировать фундаментальную черту российского исторического пути - огромную роль государства. Пренебрежение этим обстоятельством и стремление одномоментно освободить экономику от государственного вмешательства обернулось неудачей ранних либеральных преобразований и не позволило реформам продвинуться так далеко, как на это рассчитывали их инициаторы.

Важно, чтобы институты образовывали цельную и связанную систему.

Изолированные рыночные институты не всегда работают по законам рынка. Даже в рамках командно-административной системы иногда допускалось существование институтов рыночного характера. Например, в Польше при социализме преобладала частная собственность на землю. Однако аграрные отношения строились все-таки по законам командно-административной системы, потому что именно эта система задавала «правила игры».

В отличие от западных стран с многовековой историей институциональной эволюции, институциональная среда постсоциалистических стран отличается наличием множества «пустот», т. е. отсутствием многих необходимых рыночных институтов. Примером может служить отсутствие купли-продажи земли, что не позволяет использовать землю в качестве залога и сильно сужает возможности предоставления кредитов сельскому хозяйству.

Каким же образом возникают рыночные институты?

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.