WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи

КАРТАШОВ АЛЕКСАНДР ЮРЬЕВИЧ УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВЫНЕСЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕПРАВОСУДНЫХ

ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ ИЛИ ИНОГО СУДЕБНОГО АКТА Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ставрополь – 2004 Диссертация выполнена на кафедре уголовного права, криминологии и уго ловно-исполнительного права Ставропольского филиала Краснодарской академии МВД РФ Научный руководитель — доктор юридических наук, Заслуженный юрист РФ А.Г. Сапрунов

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, доцент В.А. Блинников кандидат юридических наук К.В. Ображиев Ведущая организация — Академию экономической безопасности МВД России.

Защита состоится 28 февраля 2003 года в 12-00 часов на заседании Диссер тационного совета КМ 212.256.03 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского госу дарственного университета.

Автореферат разослан 26 января 2004г.

Ученый секретарь Диссертационного совета _ КМ 212,256. кандидат юридических. Т И. Демченко наук, доцент ОБЩАЯ ХАРАКТЕРСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Демократические изме нения в российском обществе в последнем десятилетии прошлого ве ка не могли произойти без коренного обновления судебной системы. Из орудия репрессии суд превращается в инструмент защиты прав человека - важнейший институт правового государства. Создан новый корпус су дей. Развиваются новые равноправные отношения судебной власти с вла стью законодательной и исполнительной. Суды помогают утверждению в стране экономической и политической демократии, интеграции россий ского права в европейские правовые институты. Ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каж дый имеет право при определении его гражданских прав и обязанно стей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъяв ленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в ра зумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона». Аналогичное право провозглашено в ст. 10 Все общей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Конституция РФ провозглашает основополагающий принцип функционирования судебной власти – принцип независимости судей, заключающийся в подчинении их только Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству (ст. 120).

Судья является лицом, принимающим юридически значимые решения от лица государства именно в силу своего особого статуса, в силу особой юридической силы судебного акта, способного по суще ству изменить или отменить решение любого государственного орга на или должностного лица. В настоящее время действуют множество законов, определяющих статус и полномочия судей: «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Россий ской Федерации», «О военных судах Российской Федерации», «О ста тусе судей в Российской Федерации», «О мировых судьях в Россий ской Федерации». Особое место в этом ряду занимает новое уголов но-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство.

Тенденции последних лет свидетельствуют, что государство встало на путь расширения полномочий судей при принятии ими процессуальных решений. Вместе с тем, в официальных государст венных средствах массовой информации, научной и публицистиче ской литературе нередко высказывается мнение о чрезмерно больших гарантиях отправления правосудия, о несовершенстве механизмов привлечения судьи к уголовной ответственности. Нередко в средствах массовой информации появляются сообщения о коррумпированных судьях, обслуживающих вовсе не интересы правосудия, а интересы отдельных лиц и корпораций, а зачастую – только свои собственные интересы.

Стремление создать независимую судебную власть требует переосмысления оснований и пределов уголовно-правовых пределов защиты самих интересов правосудия. Пришло время выработать еди ную концепцию преступлений против правосудия, учитывающую на учные достижения в данной сфере и практические потребности госу дарства и общества, заинтересованных в стнановлениистановлении новой судебной власти.

В УК РФ 1996 года содержится система преступлений против интересов правосудия, одним из элементов которой, является состав вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305). Казалось бы, уголовное законодательство предусмотрело меры воздействия на судей, не выполняющих своих обязанностей по законному и беспристрастному отправлению право судия. Однако реальная практика применения данной нормы практи чески отсутствует. Причин тому немало: высокая латентность подоб ного рода преступлений;

наличие у судьи уголовно-правового имму нитета, сводящего «на нет» возможность наступления уголовной от ветственности даже в случае явных злоупотреблений и т.п. Но основ ной причиной такого положения вещей является то, что в теории и практике не выработано научно обоснованных критериев квалифика ции содеянного по ст. 305 УК РФ.

Не смотря на возросший в последнее время интерес к пробле ме теоретического понимания и практического применения норм о преступлениях против правосудия, в настоящий момент в теории уголовного права отсутствует монографическое исследование состава вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

В силу всех высказанных соображений избранная тема дис сертационного исследования представляется весьма актуальной и со циально значимой.

Целями настоящего исследования являются комплексное изучение состава вынесения заведомо неправосудного приговора, ре шения или иного судебного акта как самостоятельного преступления против интересов правосудия, теоретическая оценка эффективности существующих правовых механизмов привлечения судьи к уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудного приговора или иного судебного акта.

В соответствии с данными целями поставлены следующие за дачи исследования:

Среди работ последнего времени надо особо выделить: Лобанова Л.В. Преступле ния против правосудия: проблемы классификации посягательств, регламентации и дифференциации ответственности. Автореферат дисс. … д-ра юрид. наук. – Казань, 2000.

1. Анализ исторической эволюции уголовной ответственности за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта в отечественном законодательстве.

2. Исследование современного состояния теоретического по нимания и практического применения нормы о вынесении за ведомо неправосудных приговора, решения или иного судеб ного акта в социально правовых аспектах судебной реформы.

3. Теоретический анализ уголовно-правовых признаков выне сения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

4. Отграничение вынесения заведомо неправосудных приго вора или иного судебного акта от судебной ошибки.

5. Разработка предложений по совершенствованию Уголовного Закона в плане повышения эффективности охраны интересов правосудия от преступных посягательств лиц, выносящих за ведомо неправосудные приговоры, решения или иные судеб ные акты.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения и интересы, возникающие вследствие вынесения заведомо неправосудных приговоров, решений или иных судебных актов.

Предметом исследования стали объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ.

Методология и методика диссертационного исследования.

Настоящее исследование базируется на универсальном диалектиче ском методе познания. Вместе с тем, в работе применялись общена учные и частнонаучные методы анализа, синтеза, дедукции, аналогии, формально-логический, сравнительно-правовой, историко-правовой методы, позволившие всесторонне исследовать поднятые в работе проблемы.

Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, уголовное, уголовно-процессуальное и граж данско-процессуальное законодательство Российской Федерации, иные законы (в частности, федеральные законы «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Фе дерации», «О военных судах Российской Федерации», «О статусе су дей в Российской Федерации», «О мировых судьях в Российской Фе дерации» и др.) и подзаконные акты, а также постановления Консти туционного Суда РФ, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, оп ределения Судебных коллегий Верховного Суда РФ. В соответствии с целью и задачами диссертационного исследования в работе использо вались исторические памятники российского права досоветского и со ветского периодов.

Эмпирическую базу диссертационного исследования состави ли материалы опубликованной судебной практики Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ по отдельным делам, статистические данные, результаты выборочного исследования уголовных дел по за ведомо неправосудным приговорам, рассмотренных в период с года по 2003 год.

В работе использованы результаты обобщения практики Ставропольского краевого суда, касающейся существа проблемы.

В силу недостаточности практического материала, малого срока действия нового УК РФ 1996 года, существенных коллизий при квалификации вынесения заведомо неправосудного приговора или иного судебного акта, с целью повышения репрезентативности иссле дования и научной обоснованности выводов, в процессе работы над темой использовались материалы аналогичных уголовных дел, рас смотренных судами в период действия УК РСФСР 1960 года по ст.

177.

Проведен социологический опрос (анкетирование) 100 работ ников органов предварительного следствия, дознания, прокуратуры, судов и адвокатуры.

Теоретическую основу исследования составили труды рос сийских и иностранных ученых по общей теории права, уголовному праву и криминологии, уголовно-процессуальному праву, граждан ско-процессуальному праву, социологии права.

При этом необходимо выделить труды таких специалистов, как М.И. Бажанов, А.Д. Бойков, И.А. Бушуев, И.С. Власов, Л.Д. Га ухман, М.Н. Голоднюк, П.И. Гришаев, В.Г. Даев, В.Г. Заблоцкий, Б.В.

Здравомыслов, М.М. Исаев, С.Г. Келина, М.И. Ковалев, Н.И. Коржан ский, Г.А. Кригер, Г.Г. Кривопалов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, Л.В. Лобанова, А.В. Наумов, Б.С. Никифоров, А.А.Пионтковский, И.Л. Петрухин, С.В. Познышев, Б.Т. Разгильдиев, А.И. Рарог, Г.М.

Резник, Ш.С. Рашковская, П.С. Ромашкин, А.Б. Сахаров, В.Г. Смир нов, М.С. Строгович, Н.С. Таганцев, А.Н. Трайнин, Ю.М. Ткачевский, М.И. Тяжкова, М.Х. Хабибуллин, М.А. Чельцов-Бебутов, В.М. Чхик вадзе.

Новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые на монографическом уровне проведены теоретическое ис следование состава вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта, а также проанализировано реше ние вопросов квалификации этого преступления применительно к по ложениям Уголовного кодекса РФ 1996 года.

Особое внимание уделено проблемам квалификации содеян ного по ст. 305 УК РФ, связанным с возможностью допущения судеб ной ошибки, а также с наличием у судей материального уголовно правового иммунитета и связанных с ним процессуальных препятст вий привлечения к уголовной ответственности.

Разработка данной темы осуществлена путем анализа сущно стного характера состава вынесения заведомо неправосудных приго вора, решения или иного судебного акта как преступления против ин тересов правосудия, совершаемого судьями – лицами, отправляющи ми правосудие.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Установление уголовной ответственности за вынесение за ведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта является одним из важных правовых средств развития отечественной судебной системы и независимой судебной власти в целом.

2. Обосновано юридическое понимание неправосудности при говора, решения или иного судебного акта как несоответствия судеб ного акта (в любой его части) фактическим обстоятельствам юриди ческого конфликта, подлежащего судебному разрешению, и выра женного в неправильном применении норм материального и (или) процессуального права.

3. В работе сделан вывод о необходимости признания в каче стве дополнительного непосредственного объекта исследуемого пре ступления интересов соблюдения конституционных прав и свобод че ловека и гражданина, а также охраняемых интересов юридических лиц, общества и государства. На основе понимания интересов право судия как основного непосредственного объекта, необходимо расце нивать ст. 305 УК РФ как специальную норму по отношению к соста ву превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

4. В зависимости от вида судопроизводства и на основании действующего законодательства, в диссертации определен перечень судебных актов, заведомо неправосудное вынесение которых образует деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 305 УК РФ.

5. Обоснован вывод о том, что основной состав исследуемого преступления (ч. 1 ст. 305 УК РФ) носит формальный характер: дей ствие в виде вынесения судьей (судьями) заведомо неправосудного судебного акта должно считаться оконченным в момент подписания такого акта лично судьей (при рассмотрении дела единолично) либо всеми судьями (при вынесении коллегиального решения).

6. Квалифицированный состав изучаемого преступления (ч. ст. 305 УК РФ), имеет формально-материальный характер: уголовную ответственность отягчает деяние в виде сопряженности приговора с назначением наказания в виде лишения свободы, либо наступление иных тяжких последствий (носящих оценочный характер).

7. В работе предложено законодательно однозначно распро странить юридическую возможность вменения ч. 2 ст. 305 УК РФ по признаку наступления тяжких последствий при осуществлении пра восудия по гражданским, арбитражным, административным делам, а также при осуществлении конституционного правосудия. Сформули рована предлагаемая редакция ч. 2 ст. 305 УК РФ.

8. Определен круг субъектов, подлежащих ответственности по ст. 305 УК РФ. В частности, предложено считать субъектом этого пре ступления не только судью в собственном смысле этого слова, но и лицо, исполняющее обязанности судьи. С другой стороны, доказыва ется невозможность уголовной ответственности за данное преступле ние лиц, не являющихся судьями, но участвующих в отправлении правосудия.

9. В диссертации проанализированы виды судебных ошибок, допускаемых при принятии решений. В результате сделан вывод о том, что любая судебная ошибка исключает признак заведомости при вынесении неправосудного судебного решения, а, следовательно, и возможность наступления уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ.

10. Обоснована позиция о том, что наличие у судьи уголовно правового иммунитета не декриминализует совершенное им вынесе ние заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебно го акта. При этом наступление уголовной ответственности судьи за совершенное преступление возможно, при неистекшем сроке давно сти, в следующих случаях: а) при преодолении иммунитета в порядке, установленном федеральным законодательством;

б) при аннулирова нии судейского статуса лица.

11. На основании положения о материальном (уголовно правовом) иммунитете судей изучены процессуальные проблемы привлечения судей к уголовной ответственности и предложены вари анты их решения.

Теоретическая и практическая значимость диссертацион ного исследования заключается в возможности использования его по ложений и выводов в законодательной и правоприменительной дея тельности, а содержащиеся в нем рекомендации направлены на со вершенствование уголовно-правовых мер защиты авторитета суда.

Выводы и предложения, сформулированные в диссертацион ном исследовании, могут быть использованы в деятельности квали фикационных коллегий судей, в учебном процессе при преподавании соответствующих тем курса Особенной части уголовного права, а также при проведении научных исследований в области изучения преступлений против интересов правосудия.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Основные теоретические выводы, практические предложения и рекомендации, содержащиеся в работе, были изложены в опублико ванных научных статьях, докладывались на межвузовских и межре гиональных научно-практических конференциях, прошедших в гг.

Ставрополе, Кисловодске, Волгограде, Ростове-на-Дону, Краснодаре.

Результаты работы в внедрены в учебный процесс юридиче ского факультета Ставропольского государственного университета (при преподавании Особенной части уголовного права;

тема «Престу пления против правосудия»), а также в практическую деятельность Ставропольского краевого суда.

Структура работы определена целью и задачами исследова ния. Диссертация состоит из введения, трех глав (восьми параграфов) и заключения. Завершает работу список использованных источников и литературы. Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК России.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава I. Неправосудность судебного решения и задачи уголовного права.

В первом параграфе изучен исторический аспект развития судебной власти в России.

В работе отмечается, что человечество на всех этапах своего развития не могло обойтись без суда – учреждения по разрешению споров между людьми – и понуждению их к отказу от таких форм по ведения, которые представляли угрозу общим интересам.

Далее в работе определены основные этапы становления су дебной системы в России до начала ХХ века. Говоря об историческом аспекте формирования института судебной власти в России XVII-XIX вв., автор отмечает, что попытки полностью отделить судебные орга ны от административных, предпринятые в период абсолютизма, не увенчались успехом. Вместе с тем процесс многоэтапного прохожде ния дела благодаря новым инстанциям способствовал уменьшению вероятности совершения судебной ошибки и более всесторонне му исследованию обстоятельств дела.

После Октябрьской революции новый суд в России создавался вместе с невиданным в истории государством и правом нового типа, призванным воплотить пролетарское понимание справедливости. Суд ориентировался им на защиту «публично-правового» интереса, под которым понимались интересы государства. Функция суда на протя жении всей истории Советской власти остается преимущественно ре прессивной, его цель – борьба за защиту «революционных завоева ний».

Начавшаяся в постсоветской России судебная реформа потре бовала укрепления уголовно-правовых гарантий независимости су дебной власти в процессе осуществления правосудия. Это нашло от ражение и в совершенствовании системы составов преступлений про тив правосудия.

Формирование самостоятельной судебной власти немыслимо без ее носителей – судей. И в этом плане требования к судье как к должностному лицу, осуществляющему правосудие, должны соответ ствовать самым высоким стандартам – профессиональным и мораль но-нравственным. Преступление, совершаемое судьей, оставляет го раздо более серьезный негативный след, нежели преступление, со вершаемое обычным человеком. По этой причине установление уго ловной ответственности за вынесение заведомо неправосудных при говора, решения или иного судебного акта является одним из важных правовых средств развития отечественной судебной системы и неза висимой судебной власти в целом.

Второй параграф посвящен анализу неправосудности приго вора, решения и иного судебного акта как философского и уго ловно-правового понятия.

Автор отмечает, что проблема неправосудности имеет широ кое социальное значение как часть проблемы социальной справедли вости. Неправосудность должна определяться не только как мораль но-этическая, философская, но и как юридическая категория. Здесь необходимо признать, что существует реальная проблема связанная с индивидуальным восприятием судьей этого понятия.

Далее в работе исследован вопрос о возможности вынесения судьями заведомо незаконных, но при этом справедливых и целесо образных решений в тех достаточно редких случаях, когда норма права оценивается правоприменителем как абсолютно несправедли вая и нецелесообразная («contra legem»).

Особо подчеркивается мысль о том, что неправосудность су дебного решения должна иметь не только философское, но и фор мально-юридическое определение, значимое для уголовного права (а именно – для вменения состава преступления, предусмотренного ст.

305 УК РФ).

С точки зрения уголовно-правового понимания неправосудно сти судебного решения диссертант выделяет следующие ее значимые характеристики:

1. Существо неправосудности образует несоответствие судеб ного решения фактическим обстоятельствам юридического конфликта (т.е. уголовного, гражданского, административного дела).

2. Такое несоответствие может иметь место в любой части су дебного решения: описательной, мотивировочной или резолю тивной.

3. В итоге неправосудность приговора выражается в непра вильном применении нормы материального и (или) процессу ального права. Но такое неправильное применение нормы все гда основывается на искажении фактических обстоятельств разрешаемого в судебном порядке дела. Неправосудность – это применение при разрешении юридического конфликта не соответствующей существу конфликта нормы права.

Суммируя вышесказанное, автор полагает, что неправосуд ность приговора, решения или иного судебного акта означает, в юри дическом смысле, несоответствие судебного акта (в любой его час ти) фактическим обстоятельствам юридического конфликта, под лежащего судебному разрешению, и выраженное в неправильном применении судом норм материального и (или) процессуального пра ва. С данным определением согласились 75% респондентов.

Глава II. Юридический анализ состава вынесения заведо мо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В первом параграфе сформулировано понимание объекта вы несения заведомо неправосудных приговора, решения или иного су дебного акта.

В работе отмечается, что в уголовно-правовой теории наме тился своеобразный поворот, возвращение к пониманию объекта пра вовой охраны не только как общественного отношения в узком смыс ле этого слова, но и как охраняемого уголовным законом интереса.

Анализируя высказанные в теории точки зрения, диссертант разделяет позицию о том, что правосудие как объект уголовно правовой охраны представляет собой охраняемые Уголовным законо дательством интересы деятельности судов по законному рассмотре нию и разрешению дел в порядке конституционного, уголовного, гражданского, арбитражного и административного судопроизводства, определенном международными договорами Российской Федерации, Конституцией Российской Федерации, федеральным конституцион ным и федеральным законодательством РФ.

Именно такое определение интересов правосудия необходимо расценивать в качестве основного непосредственного объекта выне сения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судеб ного акта, а также в качестве видового объекта всей системы престу плений против интересов правосудия по Уголовному кодексу РФ 1996 года.

Принципиально важен представляется вопрос о существова нии дополнительного непосредственного объекта рассматриваемого преступления. Вынесение заведомо неправосудного судебного реше ния всегда, как минимум, причиняет ущерб таким личным правам, как неприкосновенность, честь, достоинство, репутация человека.

Кроме того, при вынесении заведомо неправосудного судебного решения страдают и иные защищаемые уголовным парвом интересы – интересы юридических лиц, общества в целом, государственные интересы.

По приведенным соображениям интересы соблюдения конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемые интересы юридических лиц, общества и государства необходимо расценивать в качестве дополнительного непосредственного объекта рассматриваемого преступления, в чем с нами согласились 65% опрошенных в ходе социологического опроса.

Однако интересы правосудия как интересы нормального функционирования судебной власти, являются частной разновидностью более широкого круга охраняемых уголовным правом интересов – а именно интересов нормального функционирования государственной власти в целом. По этой причине состав вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта необходимо расценивать в качестве специальной нормы по отношению к составам должностных преступлений, а именно – к составу превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ).

Во втором параграфе проанализирована объективная сторо на вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или ино го судебного акта.

Вид неправосудного судебного акта зависит от характера дела, по которому он вынесен. В соответствии с законодательными пред писаниями, можно выделить судебные акты, выносимые: по уголов ным делам;

по гражданским делам;

по арбитражным делам;

по адми нистративным делам;

в порядке конституционного правосудия.

В соответствии со ст. 5 УПК РФ, к судебным актам уголовно го судопроизводства, неправосудное вынесение которых влечет уго ловную ответственность по ст. 305 УК РФ, относятся: приговор, оп ределение, постановление.

Автор, анализируя положения УПК РФ, отрицает возмож ность отнесения к судебным актам уголовного судопроизводства вер дикт коллегии присяжных заседателей.

В гражданском судопроизводстве, в соответствии с положе ниями ст.ст. 13, 121, 224, 194, 329, 360, 388 ГПК РФ, суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда и определений суда.

Согласно ст. 15 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, поста новления, определения.

В производстве по административным делам судья может вы нести постановления и определения (порядок и содержание этих су дебных решений определены в ст.ст. 29.10, 29.12 КоАП РФ).

Наконец, при осуществлении конституционного правосудия, в соответствии со ст. 71 ФКЗ РФ «О Конституционном Суде» судебные акты Конституционного Суда РФ могут существовать в виде реше ния, постановления, заключения и определения.

В диссертации, в соответствии с действующим законодатель ством, изучены основания вынесения каждого из перечисленных су дебных актов.

Основной состав вынесения заведомо неправосудных приго вора, решения или иного судебного акта является формальным, по скольку законодатель указывает в диспозиции ч. 1 ст. 305 УК РФ только на деяние («вынесение»), и не предусматривает обязатель ность наступления каких-либо последствий. Если решение принимает один судья, то преступление окончено в момент подписания им заве домо неправосудного судебного акта. В случаях принятия коллеги ального решения, вынесение заведомо неправосудного судебного ре шения окончено, когда под ним поставили подписи все судьи.

Не вызывает сомнений, что вынесение заведомо неправосуд ного судебного акта представляет собой только действие – допуще ние возможности его совершения бездействием абсурдно и противо речит смыслу Уголовного закона.

В качестве отягчающих обстоятельств законодатель в ч. ст. 305 УК РФ предусмотрел сопряженность заведомо незаконного приговора с назначением наказания в виде лишения свободы или на ступлением тяжких последствий в результате вынесения незаконного приговора.

Таким образом, квалифицированный состав исследуемого преступления носит формально-материальный характер.

Сопряженность незаконного приговора с лишением свободы означает, что в нем назначено указанное наказание, вне зависимости от того, отбывалось ли оно незаконно приговоренным или нет. И та кой подход законодателя вполне уместен: более жесткой уголовно правовой оценке подлежит не факт незаконного по существу лишения свободы в результате вступления в силу незаконного приговора, а только назначение этого наказания.

Наступление «иного тяжкого последствия» носит оценочный характер. Соглашаясь с высказанным в литературе пониманием иных тяжких последствий, автор отмечает, что они обычно связываются с причинением вреда интересам невинно осужденного лица либо иных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

В силу действующей редакции закона остается неясным, вле чет ли наступление тяжких последствий при вынесении заведомо не правосудного решения по гражданскому, арбитражному, администра тивному делу либо в порядке конституционного судопроизводства уголовную ответственность по ч. 2 ст. 305 УК РФ.

Однако неправосудное решение по гражданскому, админист ративному, арбитражному делу либо делу, рассматриваемому в по рядке конституционного правосудия, может также повлечь последст вия, требующие дифференцированной, более жесткой уголовно правовой оценки. Ущерб от неправосудных приговоров по граждан ским и арбитражным делам составляет грандиозные суммы;

ущерб деловой репутации юридических лиц способен привести к краху. На конец, государству подобного рода деяниями также возможно причи нить самый серьезный вред.

Диссертант полагает, что, в случае наступления подобного ро да иных тяжких последствий, в законе должна быть однозначно отра жена возможность вменения ч. 2 ст. 305 УК РФ при вынесении непра восудного решения по любой категории дел. В связи с этим целесооб разно изложить диспозицию ч. 2 ст. 305 УК РФ в следующей редак ции:

«То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, а равно вы несение незаконного приговора суда к лишению свободы, - наказыва ется…» Предлагаемую редакцию диспозиции ч. 2 ст. 305 УК РФ под держали 60% респондентов.

В третьем параграфе изучены субъективные признаки выне сения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судеб ного акта.

Субъект. В работе на основе положений ФЗ РФ «О статусе су дей в Российской Федерации» проведен анализ юридически значимых признаков судьи как специального субъекта изучаемого преступле ния.

В силу прямого указания закона, иные лица, участвующие в отправлении правосудия (например, присяжные, арбитражные заседа тели и т.д.) не могут нести ответственность по ст. 305 УК РФ, даже если они и подписывают какое-либо судебное решение.

При определении специального субъекта преступления, пре дусмотренного ст. 305 УК РФ, наиболее спорен вопрос о том, может ли им быть лицо, исполняющее обязанности судьи. Буквальное пони мание действующего законодательства позволяет утверждать, что ли цо, исполняющее обязанности судьи является субъектом изучаемого преступления, так как он выносит от лица государства официальные судебные решения.

Субъективная сторона. Употребление в ст. 305 УК РФ тер мина «заведомо» неправосудные приговор, решение или иной судеб ный акт позволяет утверждать, что это преступление совершается только умышленно. Исходя из исторического и современного толко вания слова «заведомость» можно утверждать, что совершая то или иное преступление виновный бесспорно знает об истинном характере своего поведения.

Так как основной состав вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта по конструкции явля ется формальным, то для вменения ч. 1 ст. 305 УК РФ необходимо ус танавливать прямой умысел виновного. В то же время нельзя исклю чать косвенный умысел виновного по отношению к такому квалифи цирующему последствию, как наступление иных таких последствий в результате вынесения заведомо неправосудного решения. Мотив и цель квалификационного значения в этом вопросе не имеют.

Далее автор акцентирует внимание на особенностях понима ния и установления субъективной стороны исследуемого преступле ния, связанных с процедурой доказывания по делу, оценки доказа тельств, незнанием закона и рядом других обстоятельств.

Глава III. Проблемы реализации уголовной ответственно сти за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

В первом параграфе проанализирована проблема судебной ошибки как обстоятельства, исключающего ответственность по ст.

305 УК РФ.

Вначале автор рассматривает вопрос о классификации судеб ных ошибок, исходя из основополагающего принципа, что осуждение невиновного - более опасный вид судебной ошибки, чем оправдание преступника.

Отмечено, что нельзя считать судебной ошибкой случаи, ко гда суду из-за недостатков предварительного следствия не удалось установить истину по делу, и он вынес оправдательный приговор за недоказанностью события или других элементов состава преступле ния, или недоказанностью участия подсудимого в совершении пре ступления.

Наибольшее число судебных ошибок приходится на случаи, когда доказательств, для вывода о виновности недостаточно, однако вынесен обвинительный приговор.

В работе подчеркивается, что вне зависимости от вида, судеб ная ошибка, в результате которой вынесен объективно неправосуд ный приговор, решение или иной судебный акт, исключает признак заведомости, а, следовательно, исключает возможность наступления уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ.

Если причиной судебной ошибки стало ненадлежащее испол нение судьей своих должностных обязанностей по отправлению пра восудия, то изначальным объектом такого посягательства является интерес авторитета государственной власти как таковой. Тем более, что субъективное отношение виновного в данном случае не может характеризоваться прямым умыслом в отношении действия в виде вынесения заведомо неправосудного судебного решения.

Во втором параграфе изучена проблема судейского иммуни тета как препятствия привлечения судьи к уголовной ответственно сти.

В силу федерального законодательства, судьи, являясь субъ ектами преступления, предусмотренного ст. 305 УК РФ, несут уго ловную ответственность только в случае преодоления уголовно правового иммунитета в установленном законом порядке. Речь идет о том, что судья, являясь субъектом уголовного правоотношения по факту совершения им преступления, в процедурном плане может подлежать ответственности в случае преодоления иммунитета.

Анализируя сущность судейского иммунитета в материально правовом плане, автор приходит к следующим выводам:

1. Наличие у судьи уголовно-правового иммунитета не декри минализует совершенное им преступление – в частности, вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

2. Наступление уголовной ответственности судьи за совер шенное преступление возможно в следующих случаях: а) при преодо лении иммунитета в порядке, установленном федеральным законода тельством (например, ст. 448 УПК РФ);

б) при аннулировании судей ского статуса лица (например, отставка, переход на другую работу, истечение сроков полномочий мирового судьи и прочие основания, установленные ст. 14 ФЗ РФ «О статусе судей в РФ»).

3. При привлечении судьи к уголовной ответственности, в лю бом случае, необходимо учитывать срок давности привлечения к уго ловной ответственности, текущий с момента совершения им преступ ления. Преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 305 УК РФ, яв ляются соответственно преступлениями средней тяжести и тяжким преступлением. Следовательно, возможность привлечения к уголов ной ответственности за вынесение заведомо неправосудных пригово ра, решения или иного судебного акта, может иметь место, если пре одоление иммунитета либо аннулирование судейского статуса со стоялись в рамках сроков давности, предусмотренных ст. 78 УК РФ.

Далее диссертант выделяет следующие процессуальные осо бенности уголовной ответственности судей, вытекающие из судей ского уголовно-правового иммунитета.

1. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи, либо о привлечении его в каче стве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принима ется Генеральным Прокурором РФ на основании заключения колле гии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда авто номной области и суда автономного округа, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия соответствующей квали фикационной коллегии судей.

2. До введения в действие УПК РФ при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности судей надлежало руково дствоваться ст. 16 ФЗ РФ «О статусе судей», которая первоначально устанавливала, что для привлечения к ответственности судьи требу ется лишь согласие квалификационной коллегии судей. Однако 15 де кабря 2001 г. в этот закон внесены изменения, которые повысили га рантии неприкосновенности судей (впоследствии эти нормы и были включены в УПК РФ). В соответствии с новой редакцией закона, если предварительно коллегия из трех судей не дала заключение о наличии в его действиях признаков преступления, судья не может быть при влечен к уголовной ответственности. Такое заключение должно быть дано в 10-ти дневный срок после поступления в суд соответствующе го представления Генерального прокурора РФ с участием уполномо ченного им прокурора, а также судьи и (или) его адвоката на основа нии представленных в суд материалов. Затем заключение вместе с представлением Генерального прокурора РФ направляется в квали фикационную коллегию судей, которая также в 10-ти дневный срок должна решить вопрос о даче согласия на привлечение судьи к ответ ственности либо об отказе в этом.

3. Действующий УПК РФ не предусматривает института воз вращения уголовного дела для дополнительного расследования. По добное нарушение требований ст. 73 УПК РФ может привести к при знанию судом недоказанным предъявленного подсудимому обвине ния со всеми вытекающими из этого процессуальными последствия ми.

В третьем параграфе изучены пути законодательного преду преждения преступлений против правосудия.

В последние годы неоднократно поднимались вопросы эффек тивности функционирования судебной системы. С точки зрения мно гих ученых, в совершенствовании больше нуждается не статусные проблемы деятельности судей, а эффективность самого правосудия.

Деятельность по отправлению правосудия, безусловно, явля ется профессиональной, требует специальных знаний, большого жиз ненного и профессионального опыта, особых нравственных качеств.

Отсюда она должна быть урегулирована уголовным правом с общих позиций, устанавливаемых для всех преступлений, связанных с вы полнением профессиональных функций.

К таким общим позициям можно отнести:

1) установление возможности несения уголовной ответствен ности за причинение вреда личности в результате ошибок, до пущенных в процессе осуществления профессиональной дея тельности;

2) усиление уголовной ответственности, по сравнению с рядо выми гражданами, профессионального работника или долж ностного лица за совершенные им преступления.

Развивая первое направление в целях логичного и последова тельного подхода к установлению уголовной ответственности за все виды профессиональных преступлений, следует предусмотреть уго ловную ответственность работников правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование, дознание;

лиц, от правляющих правосудие, за преступно-небрежное отношение к вы полнению своих обязанностей, если это повлекло причинение тяжких последствий.

Развивая второе направление, важно отметить, что в уголов ном праве прослеживается определенная тенденция к усилению уго ловной ответственности в случае риска преступно-небрежного на рушения именно профессиональных обязанностей.

Между тем, характеризуя уголовно-правовое регулирование профессиональной деятельности применительно к отправлению пра восудия, можно отметить некоторое отступление от рассматри ваемого принципа.

Очевидно, что совершение преступления против правосудия лицом, его профессионально осуществляющим, должно влечь по вышенную уголовную ответственность. Однако это положение не всегда логично соблюдается уголовным законодательством, что тре бует устранения. Следует четко обозначить те критерии, которым должна отвечать реакция государства при посягательстве на столь специфический объект уголовно-правовой охраны.

К числу таких критериев, на взгляд диссертанта, можно отне сти следующие:

1. Верхний и нижний пределы санкции следует максимально сблизить, ограничив тем самым усмотрение суда.

2. За одно и то же преступление в альтернативе предусматри вать в санкции не более двух рядом стоящих по тяжести видов наказания.

В заключение изложены основные выводы проведенного ис следования.

Основные положения диссертации опубликованы в сле дующих работах:

1. Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Лекция. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2002. (1,6 п.л.) 2. Неправосудность судебного решения как правовая категория (ста тья) // Материалы ежегодной научно-практической конференции Северо Кавказского социального института. – Ставрополь: СКСИ, 2003. (0,3 п.л.) 3. Уголовно-правовое значение судебной ошибки (статья) // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университе та. Вып. 5. – Ставрополь: СГУ, 2004. (0,2 п.л.) 4. Объективная сторона вынесение заведомо неправосудных приго вора, решения или иного судебного акта (статья) // Труды юридического факультета Ставропольского государственного университета. Вып. 5. – Ставрополь: СГУ, 2004. (0,2 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.