WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«psychologia universalis Серия PSYCHOLOGIA UNIVERSALIS основана издательством «Гардарики» в 2000 году O.A. Карабанова Психология СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ОСНОВЫ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ Рекомендовано ...»

-- [ Страница 3 ] --

Парадоксальная коммуникация представляет собой передачу по ком муникационному каналу одновременно двух взаимоисключающих сообще ний, каждое из которых должно быть воспринято партнером как истинное [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999]. Противоречивое сообщение подкрепляет ся еще и запретом его замечать или комментировать. Например, супруг, вернувшись домой, застает заплаканную жену и встревоженно спрашивает:

«Что случилось?». Следует ответ со слезами на глазах: «Все в порядке, у меня все хорошо!» «Замаскированная» коммуникация, или мистификация, часто исполь зуется супругами в условиях актуального или хронического семейного конфликта и представляет собой маскирование и затушевывание противо речий и конфликтов в отношениях с целью сохранить статус-кво, не объек тивировать конфликтную ситуацию. Мистификация состоит в том, что один член семьи отвергает адекватную интерпретацию семейной ситуации, своих чувств и переживаний, предлагаемую партнером.

Борьба за коммуникационный канал выступает как попытка одного из членов семьи установить безусловное доминирование и главенство над партнером в форме стремления сохранить за собой «последнее слово», ут вердить первенство и создать ощущение, что именно ему принадлежит пра во на решение всех семейных проблем независимо от их ранга. В основе по добного нарушения межличностной коммуникации лежит неразрешенная проблема главенства в семье.

Межличностное общение в семье является ключевым моментом ее жиз недеятельности, определяет эффективность ее функционирования и ресур сы роста и развития. Наиболее перспективным направлением работы с дис гармоничной семьей признается оптимизация внутрисемейного общения.

Семейное информационное пространство неоднородно как с точки зре ния его содержания, так и открытости для всех членов семьи. «Семейные тайны», или «скелеты в шкафу», включают информацию о криминальных § 9. Особенности межличностной коммуникации в семье. Нарушения общения и этически ненормативных поступках членов семьи, «неестественных» смертях, трагических событиях, психических заболеваниях и других «по зорных» болезнях;

супружеских изменах;

некоторых мотивах и обстоя тельствах заключения брака;

конфликтах супругов, актах насилия в семье и пр. Доступ к такой семейной информации наиболее ограничен для детей.

Информация о многих событиях семейной жизни и истории оказывается для них закрытой или табуированной до достижения ими определенного возраста. Например, под запретом оказывается интимная жизнь родителей, события, которые могут нанести ущерб репутации родителей и других чле нов семьи [Разумова, 2001].

Распределение ролей и характер общения определяют формы взаимо действия и сотрудничества в семье. СВ. Ковалев [1987, 1988] предлагает следующую классификацию типов взаимодействия в семье:

•сотрудничество — гибкое распределение ролей в зависимости от ста дии жизненного цикла семьи, конкретной ситуации, индивидуальных осо бенностей членов семьи;

взаимная поддержка и взаимопомощь, высокий уровень эмпатии, готовность вместе решать конфликтные •паритетные отношения — союз, основанный на взаимной выгоде и равных правах партнеров. По сравнению с сотрудничеством паритетные отношения характеризуются более низкой степенью эмпатии и взаимопо мощи. При разрешении конфликтных ситуаций каждый партнер стремит ся к личной выгоде, игнорируя интересы семьи как целого. Вместе с тем есть готовность искать компромиссное решение, понимание преимуществ сотрудничества с партнером;

•соревнование — явно выраженное стремление к первенству на фоне со хранения доброжелательности к партнеру. В семье сочетаются, с одной сторо ны, кооперация на основе решения общих задач, интересов, эмоциональная поддержка, эмпатия, с другой — стремление утвердить свое превосходство в чем-либо —' в профессиональной деятельности, карьере, претензиях на лю бовь и уважение детей. Однако самоутверждение осуществляется не за счет унижения партнера, а достижения реального превосходства;

• конкуренция — желание обойти и «подавить» партнера любыми средст вами. Превосходство над ним рассматривается как единственный вариант самоутверждения. Отношения супругов окрашены завистью, ревностью к успехам друг друга, ожесточением в борьбе за лидерство и единоличное гла венство. Однако и при ярко выраженной конкуренции центростремитель ные силы обеспечивают сохранение семьи за счет общих задач, интересов и эмоциональной привязанности;

• антагонизм — дисфункциональность и дисгармоничность семьи, несо вместимость, противоречивость интересов ее членов, хронический всеобъ емлющий конфликт, переходящий в кризис, искажение или утрата эмоци ональной привязанности. Как правило, антагонизм интересов и отношений супругов приводит к распаду семьи.

7- 98 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения Т.М. Мишина [1987] дополняет приведенную классификацию, выделяя такие виды амбивалентных супружеских отношений, характеризующих дисфункциональную семью, как соперничество, псевдосотрудничество и изоляция. Соперничество отличается частыми открытыми столкновения ми супругов, обусловленными несогласованностью семейных ролей и низ ким уровнем эффективности функционирования семьи;

отношения супру гов амбивалентны, враждебность соседствует с доброжелательностью.

Псевдосотрудничество супругов выглядит как вполне благополучные от ношения, забота о партнере нередко преподносится в гипертрофированном варианте. Однако реальной помощи и эмоциональной взаимной поддерж ки в такой семье нет. Изоляция предполагает дистантные отношения су пругов, в которых внешняя согласованность действий сочетается с эмоци ональной разобщенностью.

§ 10. Конфликты в семье Любая семья сталкивается в процессе своей жизнедеятельности с проблем ными ситуациями, разрешение которых осуществляется в условиях проти воречивости индивидуальных потребностей, мотивов и интересов ее членов.

Конфликт определяется как столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений субъектов взаимодействия.

Л.А. Петровская [1982] выделила следующие категориальные основа ния анализа конфликта: структура, динамика, функции, типология. Струк тура конфликта характеризуется конфликтной ситуацией (участники и объект конфликта) и' инцидентом (открытое столкновение участников конфликта). В динамике конфликта выделяются этапы: возникновение объективной предконфликтной ситуации;

осознание этой ситуации как конфликтной;

инцидент;

разрешение (завершение конфликта);

послекон фликтная ситуация [Анцупов, Шипилов, 1992]. Можно говорить о пози тивной (конструктивной) и негативной (деструктивной) функциях кон фликта. Конструктивная функция состоит в объективировании источника разногласий и противоречий и создании условий для устранения конфлик та, в профилактике стагнации отношений, стимулировании развития отно шений и их оптимизации [Донцов, Полозова, 1980].

В современной психологии принято считать, что важно не столько уметь предотвращать конфликты, сколько эффективно их разрешать. Избегание конфликта не снимает проблемы противоречий в семье, а только усугубля ет ее, сохраняя депривацию значимых потребностей членов семьи. Кон фликт может быть конструктивным и деструктивным, повышать степень сплоченности, ценностно-смыслового единства и эффективности функцио нирования семьи либо, напротив, усиливать ее дисфункциональность [Пет ровская, 1982].

§ 10. Конфликты в семье Конструктивный конфликт характеризуется следующими при знаками:

• проблема разрешается на основе интеграции, компромисса и учета ин тересов всех членов семьи;

в результате укрепляются отношения между супругами, улучшается взаимопонимание и возрастает способность эффективно разрешать конфликты, снижается уровень конфликтности в семье в целом;

• после наступает улучшение эмоционального климата в семье в целом и эмоционального статуса каждого члена семьи: исчезают тревоги, страхи, напряженность.

Деструктивный конфликт, в отличие от конструктивного, ха рактеризуется тем, что:

•проблема не решается — происходит либо полное подчинение одним участником конфликта другого, силовое навязывание своего варианта ре шения проблемы, либо решается формально, либо наблюдается уход от проблемы — прерывание конфликта (мнимое перемирие) (СВ. Ковалев);

• противоречивость потребностей и интересов сохраняется, потребнос ти члена семьи, вышедшего из конфликта «побежденным», остаются не удовлетворенными;

•в результате возникают эмоциональное отчуждение, дистанцирование, чувство одиночества, тревоги, безысходности (когда конфликты накапливают ся);

став хронической, такая ситуация может привести к невротизации и де прессии.

Таким образом, конструктивный конфликт — это конфликт, где «нет побежденных и победителей», где выигрывают обе стороны, а деструктив ный — это «навязывание победителем своей воли побежденному» [Гор дон, 1997].

В зависимости от динамики различают конфликты актуальные, т.е. ре ализуемые в настоящее время и непосредственно связанные с определен ной проблемой, и прогрессирующие, в которых масштаб и интенсивность противостояния участников все более нарастает. Выделяют также привыч ные конфликты, возникающие по любому поводу и характеризующиеся эмоциональной усталостью партнеров, не прилагающих реальных усилий для их разрешения. За привычными конфликтами, как правило, скрыты глубинные противоречия, подавленные и вытесненные из сознания.

По степени выраженности конфликты могут быть открытыми, явно проявляющимися в поведении и неявными, скрытыми. Последние пред ставляют особую опасность, так как приводят к возникновению коммуни кационной проблемы, когда истинная причина конфликта не является предметом обсуждения и часто даже не осознается.

В основе возникновения конфликта лежат причины, определяющие его зону [Петровская, 1982;

Сысенко, 1989;

Эйдемиллер, Юстицкис, 1999;

Ко валев, 1987]:

100 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения • неадекватная мотивация брака, когда мотивы вступления в брак лежат вне сферы семейно-брачного союза;

•нарушение ролевой структуры семьи вследствие несогласованности представлений ее членов о семейном укладе, семейных ценностях;

разли чий представлений о супружеских ролях, ролевых ожиданий;

конфликтно сти роли и ролевой перегрузки (например, трудности совмещения женщи ной карьерных целей, задач воспитания детей и функций «хозяйки дома»);

некомпетентности выполнения роли и в силу этого недостаточного удовле творения потребностей членов семьи;

неразрешенность проблемы семейного лидерства в форме борьбы за него обоих супругов, существования непризнанного лидерства и лидерства за пределами нуклеарной семьи;

реализация авторитарно-директивного стиля руководства в форме силового доминирования;

неэффективность руководства и управления семьей;

•несогласованность и противоречивость представлений о ценностях, целях и методах воспитания детей;

•дисгармоничность сексуальных отношений, в основе которой в значи тельном числе случаев лежат более глубокие причины, связанные с нару шениями и искажениями чувства любви;

•нарушения и искажения чувства любви;

переживание его утраты;

от сутствие или дефицит эмоциональной поддержки и взаимопонимания;

•ограничение возможностей личностного роста, включая проблемы роста профессионального и самореализации каждого из членов семьи;

низкая степень подтверждения самоценности Я в рамках семейной сис темы, ущемление личного достоинства, недостаточное уважение партне рами друг друга;

•осложнение межличностной коммуникации вследствие низкой ком муникативной компетентности и нарушений социальной перцепции, не адекватности образа партнера и характера отношений с ним;

•низкий уровень материального благополучия;

стесненные жилищные условия;

неэффективное планирование и исполнение бюджета;

финансо вые разногласия, связанные с преувеличенными материальными потребно стями одного из членов семьи, с решением вопроса о вкладе каждого из су пругов в семейный бюджет;

•низкий уровень кооперации, взаимопомощи и взаимоподдержки в ре шении хозяйственно-бытовых проблем семьи, разделении домашнего тру да, уходе за детьми и стариками;

• неэффективная система отношений нуклеарной семьи с расширенной семьей вследствие чрезмерной размытости или жесткости границ;

неспо собность нуклеарной семьи к гибкой реконструкции границ семейной сис темы, особенно на переходных стадиях ее жизненного цикла;

•неэффективная система взаимодействия между родительской и дет ской подсистемами, чрезмерная жесткость их границ;

§ 10. Конфликты в семье • ревность, супружеская измена;

•отклоняющееся поведение одного из членов семьи (алкоголизм, агрес сия и насилие, использование психоактивных веществ, склонность к азарт ным играм и т.д.);

• несогласованность супружеских представлений об оптимальном режи ме проведения досуга, отдыхе, характере отношений и общения с друзьями.

Указанные причины определяют зоны конфликта, которые могут быть соотнесены с основными функциями семьи.

В исследовании М.А. Уисмана, А.Э. Диксона и Б. Джонсона [1997] был проанализирован опыт семейных терапевтов, работающих с супругами.

Критериями анализа стали частота проблемных ситуаций, трудности тера пии данной проблемы и степень деструктивного влияния неразрешенной проблемы на семью. Наиболее распространенными проблемами в супруже ских отношениях за последние десять лет были признаны нарушения обще ния (87%), борьба за власть и главенство (62%), нереалистические ожида ния, предъявляемые к семье и супругу (50%), сексуальные проблемы (47%), неспособность эффективно разрешать семейные конфликты (47%), неудов летворенность проявлением любви и привязанности супругом (45%), фи нансовые вопросы (43%), утрата чувства любви (40%), разный взгляд на воспитание детей (38%), серьезные личностные проблемы одного из супру гов (38%), конфликт ценностей (35%), ролевой конфликт (32%). Наиболее трудно поддавались терапии утрата чувства любви, алкоголизм, борьба за власть и главенство, личностные проблемы, физическое насилие и агрессия, нарушения общения. По мнению опрошенных психотерапевтов, наиболее разрушительное воздействие и деструктогенный эффект оказывали на су пружеские отношения физическое насилие и агрессия, алкоголизм, утрата чувства любви, инцест, нарушения коммуникации и борьба за власть и гла венство. Сравнительный анализ показал, что наиболее разрушительные ви ды деструкции семьи оказываются и наиболее резистентными к терапии, т.е. терапевтический эффект достигается здесь с наибольшим трудом. Обоб щение полученных данных позволило проранжировать проблемы семьи с учетом всех трех выделенных показателей — частоты обращений, труднос тей терапевтического воздействия и деструктогенного эффекта. В результа те наиболее проблемными областями семейных отношений были признаны утрата чувства любви, борьба за власть и главенство, межличностная ком муникация, нереалистические ожидания, предъявляемые к семье и супругу, алкоголизм, физическое насилие и агрессия.

В работе В.П. Левкович и О.Э. Зуськовой [1985], посвященной супруже ским конфликтам, исследовались объективно благополучные семьи, т.е. се мьи с хорошими материальными и жилищными условиями, в которых алко голизм, аморальное поведение супругов, измены отсутствовали. Оказалось, что наиболее частой причиной конфликтов в таких семьях было нарушение культуры общения, несоблюдение супругами норм повседневной жизни, 102 Глава 2. Основные характеристики Супружеские отношения этических норм общения и взаимодействия. На второе место авторы поста вили низкий уровень удовлетворения потребностей супругов в защите Я концепции, ущемление личностного достоинства, недостаток уважения, умаление ценности Я. Третье место разделили две сферы супружеских вза имоотношений — ролевое взаимодействие и информированность о различ ных сторонах жизни партнера и мире его внутренних переживаний. Кон фликты в этом случае возникали из-за несогласованности ролевых ожиданий и неудовлетворенности ролевым поведением партнера, неразре шенности проблемы лидерства и главенства, а также в силу недостатка бли зости, доверия и взаимопонимания между супругами.

В зависимости от частоты, глубины и характера выраженности кон фликтов выделяют кризисные, конфликтные, проблемные и невротические семьи. В кризисной семье противоречия интересов и потребностей супругов охватывают все важные сферы жизнедеятельности семьи, партнеры прояв ляют враждебность и отсутствие конструктивного подхода к разрешению конфликтов. Конфликтная семья характеризуется постоянством столкно вений интересов, однако усилия партнеров направлены на поиск пути раз решения конфликтов. Проблемная семья отличается длительным сохране нием ситуации депривации потребностей членов семьи, что находит отражение в высокой готовности к конфликтам и обострении отношений между супругами. Высокий уровень семейной тревоги, эмоциональная на пряженность и лабильность, фрустрированность членов семьи характеризу ют семью невротическую.

Характеристики семейного конфликта включают инициатора (потен циального инициатора) конфликта, участников конфликта, состав которых может выходить за пределы нуклеарной семьи, способ разрешения (пере работки) конфликта, динамику его протекания и результаты.

Поведение участников конфликта весьма разнообразно. Дж. Г. Скотт [1991] выделяет следующие стратегии, различающиеся по степени эффек тивности разрешения конфликта: доминирование;

уход, избегание;

уступ чивость;

компромисс;

сотрудничество. Доминирование как стратегия ори ентации лишь на собственные интересы при полном игнорировании интересов партнера изначально обречено на неуспех, так как пренебреже ние интересами партнера в семье усугубляет ее дисфункциональность.

Уход и избегание как отказ от своих интересов в сочетании с неготовнос тью пойти навстречу интересам партнера приводят к отложенному кон фликту и преобразованию его в хронический. Уступчивость как отказ от своих интересов и готовность пойти навстречу партнеру — к хронической фрустрации одного из партнеров, несимметричности отношений, дисба лансу в распределении прав, ответственности, власти, к снижению устой чивости и стабильности функционирования семьи. Достаточно эффектив ным способом разрешения конфликтов является компромисс между его участниками, сориентированными на поиск взаимоприемлемого решения § 10. Конфликты в семье проблемы путем взаимных уступок. Сотрудничество как поиск решения, в максимальной степени отвечающего интересам обоих партнеров, не только позволяет успешно преодолеть противоречия, но и способствует личност ному росту участников конфликта, повышает общий уровень их коммуни кативной компетентности, открывая принципиально новый способ взаи модействия в конфликтной ситуации.

Проблема содержания и динамики переработки конфликта в семье полу чила подробное и глубокое освещение в концепции позитивной семейной психотерапии Н. Пезешкиана [1993]. Он выделяет четыре основные формы переработки конфликтов: телесную — через ощущение и восприятие;

дея тельностную — через разум и деятельность;

социально-коммуникативную — через контакты, использование традиций;

и общения — через воображение и интуицию. Эффективную переработку конфликта обеспечивают единство и согласованное взаимодействие всех четырех форм. Тело дает верное отраже ние ситуации;

социальные контакты и традиции — возможность воспользо ваться мудростью родителей и опытом предшествующих поколений;

вообра жение и интуиция помогают прогнозировать будущее и найти решение;

разум и деятельность позволяют воплотить это решение в жизнь. При доми нировании одной из форм — телесной, деятельностной, сферы воображения или социальной — неизбежно возникает ограниченность возможностей раз решения конфликта и, как следствие, неэффективность результата.

В случае преимущественной переработки конфликта лишь по одному из «каналов» возникают дисфункциональные нарушения, обнаруживаю щие себя в определенных симптомах. При доминировании телесных реак ций наблюдаются нарушения сна (бессонница или повышенная сонли вость), функций питания (анорексия или булимия — невоздержанность в еде, обжорство), сексуальные нарушения (невоздержанность по типу дон жуанства, нимфомании или, напротив, отвращение к сексу), а также разно образные психосоматические расстройства.

При неадекватном превалировании активно-деятельностного способа преобразования конфликтной ситуации наблюдаются варианты ухода от ре альной проблемы. В одном случае уход проявляется в феномене бегства в ра боту, в профессиональную или же какую-либо другую замещающую дея тельность — хобби, увлечения, — в другом, наоборот, обнаруживается пассивность, апатия, отказ от деятельности либо ее дезорганизация. Симпто мами преобладания этой формы переработки конфликта являются направ ленность на достижение, результат (синдром отличника), боязнь успеха и боязнь неудачи, проблемы самооценки.

Если преобладает социально-коммуникационная форма переработки конфликта, то также могут наблюдаться две противоположные дезадаптив ные стратегии поведения. Первая сводится к социальной гиперактивности, бегству в общение от реального разрешения проблем. Эта стратегия прояв ляется в стремлении к чрезмерно тесному интенсивному общению, в эмо 104 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения циональной зависимости от группы, неосознанном желании реализовать неудовлетворенную потребность в привязанности, высокой социальной тревожности. По сути, это поверхностное псевдообщение, таящее в себе опасность некритического использования традиционных стереотипов раз решения конфликтов в приложении к собственной ситуации. Вторая стра тегия представляет собой изоляцию и избегание контактов, уход от обще ния и, как следствие, лишение себя возможности получить социальную поддержку. Проявлениями этой стратегии являются боязнь контактов, ау тистические тенденции, предрассудки.

Переработка конфликта посредством воображения, мифотворчества, ис кусства, фантазии может стать очень эффективным методом, поскольку опи рается на творческий подход к разрешению конфликта, расширяет возможно сти рационального поля решений. Однако воображение, оторванное от разума, деятельности, традиций, телесности, уводит человека в мир мечты и иллюзорного разрешения проблемы, что часто влечет за собой лишь усугуб ление конфликта.

Н. Пезешкиан выделяет два типа конфликта — базовый и актуальный. Ак туальный характеризуется актуальной структурой отношений, однако его ге незис и развитие определяются базовым конфликтом. Чтобы понять проис хождение и истинные причины актуального конфликта, нужно обратиться к анализу того, как строились отношения в родительской семье каждого из су пругов. Базовый конфликт, носителем которого является человек, представ ляет собой как бы кристаллизацию истории рода. Родовой опыт актуализиру ется человеком в собственной семье и порождает актуальный конфликт.

Образующими структурами базового конфликта являются взаимоотношения личности с родителями и сиблингами;

взаимоотношения родителей между собой, представляющие образцы супружеского партнерства;

взаимоотноше ния родителей и социального окружения, дающие модели межличностного взаимодействия, на основе которых выстраиваются подобные отношения в собственной семье;

мировоззрение родителей, их жизненная философия и от ношение к религии, оказывающие влияние на личностный выбор идеологии, религии, жизненной философии, общего мировоззрения, который определя ет семейные ценности и цели;

распределение ролей в семье и семейный уклад.

Путь к разрешению актуального конфликта в психотерапии лежит через объ ективирование базового конфликта к выявлению причин и работе с ними в направлении их позитивного переосмысления.

Другим эффективным путем решения конфликтов является модель «се мейного совета», предлагаемая Т. Гордоном [1997] для разрешения конфлик тов в детско-родительских отношениях, но потенциально столь же эффектив ная для разрешения супружеских конфликтов. Центральной идеей модели «семейного совета» является тезис о том, что в конфликтной ситуации, како ва бы она ни была, какими бы причинами ни была инициирована, не должно быть «победителей» и «побежденных». Автор считает, что выяснение причин § 10. Конфликты в семье возникновения конфликта, выявление его виновника и инициатора не помо гут разрешить проблему, а лишь усугубят ее. Конструктивный подход, по мнению Гордона, состоит в поиске решения проблемы на основе принципа равноправия всех участников конфликта независимо от возраста и ролевой позиции в семье. Незыблемым при этом является правило обязательной при емлемости способа разрешения конфликта для всей семьи.

В модели «семейного совета» выделяются шесть основных этапов раз решения проблемы:

• идентификация и определение конфликта как следствия противоречи вости мотивов и интересов членов семьи (объективирование, вербализация и осознание сути конфликта в процессе обсуждения проблемы всей семьей);

•генерирование и регистрация всех возможных альтернатив разреше ния проблемы независимо от того, насколько они устраивают участников конфликта. На этом этапе действует правило безоценочного принятия и за прета на критику любых, даже самых невероятных решений;

• обсуждение и оценка каждой из предложенных на предшествующем эта пе альтернатив. Правило: альтернатива не принимается, если хотя бы один из участников не согласен. Для оптимизации процесса принятия решения ис пользуется, в частности, техника Я-высказываний, позволяющая одним уча стникам конфликта более четко заявить свою позицию, избежав упреков, об винений и осуждения со стороны остальных. Гордон указывает, что проблемы часто возникают не в результате пренебрежения интересами членов семьи или их отвержения, а просто из-за недостаточного понимания их потребнос тей и мотивов. Если в процессе группового обсуждения всего арсенала выдви нутых предложений ни одно из них не принимается, то обсуждение продол жается до тех пор, пока не будет найдено решение, устраивающее всех;

• выбор лучшего приемлемого для всех членов семьи решения проблемы;

• выработка путей реализации решения;

составление конкретного плана его исполнения, включая ответственность и обязанности каждого из участ ников, их действия, условия выполнения с точностью до деталей;

• определение критериев оценки результата семейного договора, форм и способов контроля и оценки.

На двух последних этапах особое значение приобретают объективиро вание договора в письменном виде, четкость и конкретность определения последовательности и содержания действий каждого члена семьи.

«Семейный совет» является достаточно эффективной формой работы с семейными проблемами, даже если в основе конфликта лежат глубинные причины, которые при реализации модели «семейного совета» не становят ся предметом анализа и переосмысления, как, например, в позитивной се мейной психотерапии Пезешкиана. Успех работы «здесь-и-теперь» опреде ляется тем, что история семьи — это не только опыт рода и родительской семьи, но и опыт, создаваемый в актуальных супружеских и детско-роди тельских отношениях. Технология «семейного совета» рождает новый, уни 106 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения кальный опыт уважения партнера и бережного отношения к его потребнос тям и интересам, опыт, который меняет характер взаимоотношений в семье, улучшает эмоциональное взаимопонимание, содействует более полному удовлетворению потребностей всех ее членов и тем самым улучшает качест во функционирования семьи в целом. Такая практика разрешения проблем ных ситуаций активизирует способности личности к самостоятельному вы ходу из конфликтов. Преимуществом метода «семейного совета» является и то, что он требует значительно меньше времени и трудозатрат, чем психоте рапевтическая работа с семьей.

§11. Сплоченность семьи Сплоченность семьи как интегративная характеристика ее функциониро вания включает два момента: во-первых, степень эмоциональной близости или привязанности членов семьи друг к другу;

во-вторых, сформирован ность семейного самосознания, когнитивным аспектом которого является образ «Мы», а аффективным — чувство «Мы». В психологии семьи суще ствуют различные подходы в определении сущности и механизмов форми рования сплоченности семьи [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999].

В рамках механистического атомистического подхода развивается «ба лансная концепция» сплоченности, оперирующая понятием баланса «про семейных» и «антисемейных» сил. Предполагается, что у каждого члена се мьи есть центростремительные («за семью») и центробежные («против семьи») мотивы. Простой арифметический баланс этих сил определяет сте пень стабильности семьи. Например, если ребенок является объединяю щим центром семьи, т.е. мотивы воспитания определяют баланс сил в поль зу сохранения семьи и сплочения ее на основе воспитания детей, то в тот момент, когда функция воспитания себя исчерпает, возможен распад се мьи. Возражения против теории баланса сил сводятся к двум основным ар гументам: во-первых, в действительности мотивы достаточно трудно оце нить по критерию их центростремительности/центробежности, что чревато произвольностью их толкования;

во-вторых, в рамках данного под хода каждый член семьи рассматривается как изолированный элемент, си стемный характер семьи во внимание не принимается, не рассматривается взаимодействие отдельных подсистем.

Концепция совместимости ставит сплоченность семьи в зависимость от сходства и различий в мировоззрении, ценностно-смысловой сфере, компе тентности ее членов. Высокая степень сплоченности семьи обеспечивается единством ценностей, мировоззрения и семейных представлений (взгля дов на семейный уклад, распределение ролей и главенство) в сочетании с комплементарностью в отношении компетентности ее членов (знаний, умений, навыков). Признавая безусловные достоинства данного подхода, в § 11. Сплоченность семьи частности рассмотрение семьи как целостной системы и учет влияния се мьи родительской на формирование сплоченности нуклеарной семьи, сле дует указать на известную противоречивость теоретических положений этой концепции эмпирическим данным. Например, достаточно часто ком плементарные семьи оказываются деструктивными, не обнаруживая спло ченности, или, напротив, обнаруживают высокую ее степень вкупе с эф фективностью функционирования, не будучи комплементарными.

Весьма интересной и психологически обоснованной представляется концепция «коллективистической идентификации» как механизма семей ной интеграции, развиваемая А. В. Петровским [1982]. В основе сплоченно сти, по мнению автора, лежат два социально-психологических механизма.

Первый из них — механизм эмоциональной идентификации с семьей (по принципу «боль семьи—моя боль») предполагает наличие у членов семьи высокой степени развития эмпатии, способности к взаимопониманию, со переживанию и сочувствию. Степень сплоченности семьи в значительной мере определяется преобладанием в ней отношений симпатии и положи тельных эмоций, что позволяет нейтрализовать эмоциональную напряжен ность, дистресс и фрустрацию. Вторым механизмом является механизм «общности семейной судьбы»: личность связывает свои жизненные планы, свое благополучие и возможности личностного саморазвития именно с се мьей. Указанные механизмы групповой идентификации дополняют друг друга. Важным условием развития сплоченности семьи является гармо ничность сочетания образа «Мы» (семья) и образа «Я».

Необходимым условием интеграции и сплоченности семьи считается также супружеская с о в м е с т и м о с т ь. Можно выделить три основных подхода к проблеме супружеской совместимости: структурный, функцио нальный и адаптивный [Обозов, Обозова, 1984]. В рамках структурного под хода под совместимостью супругов подразумевается соответствие личност ных и индивидуально-типологических характеристик партнеров. Причем совместимость может предполагать и сходство характеристик, и их различие вплоть до контраста, но такие параметры, как ценностные ориентации, соци ально-психологические, коммуникативные установки, мотивы, интересы, в случае совместимости супругов должны быть сходны. В то же время опреде ленные типологические особенности (например, свойства нервной системы) могут сочетаться по контрасту. Сходные и контрастные характеристики должны в совокупности обеспечивать устойчивую и эффективную структуру взаимодействия супругов.

Функциональный подход рассматривает психологическую совмести мость супругов как меру согласованности их ролевых моделей поведения, обеспечивающую высокую эффективность функционирования семьи, удовлетворения потребностей ее и всех ее членов.

Адаптивный подход интерпретирует совместимость супругов как пози тивные межличностные их отношения, хорошее взаимопонимание и эффек 108 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения тивное общение. Совместимость означает толерантность, высокую степень терпимости к особенностям поведения и личности друг друга, готовность принимать супруга таким, какой он есть. Супружеская совместимость харак теризуется степенью супружеской адаптации и взаимного приспособления [Антонов, 1998].

Показателями степени супружеской совместимости могут выступать:

1) согласованность семейных ценностей;

2) согласованность ролевых ожи даний в отношении целей и ролевых моделей поведения супругов;

3) сов падение взаимных оценок супругов выполнения каждым из них своих се мейных ролей;

4) принятие личностных и поведенческих особенностей партнера, готовность учитывать их в сотрудничестве.

Антиподом совместимости считают несовместимость супругов, отличи тельными особенностями которой являются отчуждение и «психическое насыщение» друг другом.

Задача обобщения теоретических представлений о сплоченности семьи как системы была поставлена в рамках циркулярной модели Д. Олсона [Olson, 1993], выделяющей два параметра оценки сплоченности семьи:

1) пластичность, гибкость в управлении семейной системой, распределении ролей, правил и норм, регулирующих отношения членов семьи;

2) эмоцио нальность взаимоотношений, степень эмоциональной близости партнера.

В зависимости от степени пластичности руководства и управления семей ной системой Олсон различает ригидную, структурированную, гибкую и хао тичную структуру. Ригидная ролевая структура характеризуется жесткой централизацией функций, единоличным главенством и иерархической систе мой управления, что не позволяет эффективно разрешать проблемы семьи, особенно при переходе ее на новую стадию жизненного цикла. Структуриро ванная (скоординированная) семейная система характеризуется нарастанием демократических тенденций управления, установлением ролевой структуры и системы правил с учетом мнений членов семьи. Однако структурированная система еще не обладает необходимой степенью гибкости и пластичности, что влечет возрастание конфликтности при изменении ролевой структуры семьи.

Набор регулирующих роли норм и правил жесткий и достаточно медленно подвергается корректировке в случае необходимости. Гибкость семейной си стемы основывается на демократическом стиле руководства: равноправии, эгалитарности либо участии всех членов семьи в распределении ролей и обя занностей. В соответствии с возникновением новых задач и функций в семье легко меняются как роли, так и регулирующие их правила. Хаотичная семей ная система определяется неустойчивым руководством, неопределенностью распределения ответственности и обязанностей между членами семьи. Роли четко не определены, ролевая структура не установлена. Функционирование семьи в целом характеризуется сиюминутностью, «полевым» поведением, не сбалансированностью. Хаотичность обычно возникает в кризисные, перелом ные моменты развития семейной системы.

§ 12. Субъективная удовлетворенность браком В зависимости от степени эмоциональной близости можно говорить об эмоциональной разобщенности, раздельности (дистантности), связанности, чрезмерной эмоциональной вовлеченности («спутанности»). Эмоциональная разобщенность характеризуется значительной дистанцией между членами се мьи, низкой заинтересованностью друг в друге. Причинами разобщенности могут быть нарушения чувства любви, боязнь близких отношений, невроти ческий страх быть нелюбимым, несформированность самой потребности в общении, неадекватные типы тревожной привязанности («избегающий» тип). Раздельность (дистантность) предполагает наличие эмоционального принятия, любви при сохранении значительной дистанции во взаимодейст вии и высокой степени эмоциональной автономии. Связанность рассматрива ется как оптимальный уровень надежной эмоциональной связи, характеризу ющейся эмоциональной близостью, высокой степенью эмпатии по отношению к партнеру, дистанцией эмоционального взаимодействия. Прин ципиальное отличие эмоциональной связанности от симбиоза является высо кая степень личностной дифференцированности партнеров, когда каждый выступает и воспринимается партнером как автономный самостоятельный субъект. Чрезмерная эмоциональная вовлеченность, эмоциональная «спутан ность», «склеенность» характеризуются наличием очень интенсивных, часто невзаимных, несимметричных отношений. Нет четких границ личности в эмоциональном взаимодействии.

Пересечение двух избранных критериев (характера эмоциональной связи и гибкости управления семейной системой) образует континуум ти пов семей, различающихся по степени сплоченности. Полярность характе ристик семьи по каждому критерию (измерению) определяет низкую сте пень сбалансированности семейной системы и является показанием для осуществления психологической и психотерапевической помощи семье, собственные ресурсы которой, как правило, оказываются уже недостаточ ными. На протяжении жизненного цикла семьи уровень ее сплоченности изменяется в связи с возникновением новых задач, необходимостью при нятия новых членов и изменения границ семейной системы. Например, рождение ребенка в семье, стимулирующее традиционализацию функций, приводит к изменению сбалансированности и сплоченности от гибкой раз деленности (в период беременности) к хаотичной связанности (сразу после рождения ребенка) и к ригидной связанности (на протяжении первого второго года жизни ребенка).

§ 12. Субъективная удовлетворенность браком Субъективная удовлетворенность браком, являясь эмоционально-оценоч ным отношением супругов к семье, далеко не всегда соответствует объек тивному уровню эффективности ее функционирования. Ее можно предста 110 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения вить по аналогии с известной формулой У. Джемса, раскрывающей содер жание самооценки личности как отношение реальных достижений к ожида емым. Тогда субъективная удовлетворенность браком будет определяться как отношение реальности выполнения партнером своих обязательств к ожидаемым, а причинами низкого уровня субъективной удовлетворенности браком будут либо неудовлетворенность адекватных потребностей супру гов, либо нереалистические, чрезмерно завышенные ожидания в отношении брака и партнера. В случае низкой субъективной удовлетворенности браком корректировать надо либо реальное ролевое поведение и межличностную коммуникацию, либо ожидания супругов, особенно если они неадекватно завышены. Например, если молодые супруги не изменят своих чрезмерно восторженных и нередко «оторванных от жизни» представлений о семей ной жизни, зачастую предваряющих вступление в брак, на более реалисти ческие, не сумеют начать «работать над собой», не пытаясь изменить парт нера, то их ждет разочарование, крушение иллюзий. О. Уайльд писал, что мужчины женятся от скуки, женщины — из любопытства, но в конце концов и те и другие испытывают разочарование.

Низкая субъективная удовлетворенность браком характеризуется раз ной степенью ее осознания, В случае осознанной неудовлетворенности браком супруг открыто заявляет о своем желании что-то изменить в супру жеских отношениях, семейном укладе, распределении ролей, переживании чувства ненужности, обиды, несправедливости. Если неудовлетворенность браком недостаточно осознанна, существует в форме «тлеющей» неудовле творенности [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999], то жалобы выражаются в форме переживаний страхов, тревоги, неуверенности, чувства фрустрации.

Субъективная удовлетворенность браком может быть полной, когда су пругов полностью устраивает сложившаяся модель семейной жизни и от сутствует желание что-либо изменить, и частичной, когда есть направлен ность на изменение каких-либо аспектов семейной ситуации.

К факторам, влияющим на степень субъективной удовлетворенности бра ком, относятся стадия жизненного цикла семьи, супружеский стаж, сходство ценностей у супругов, их пол, трудовая занятость, наличие в семье детей.

Существует связь между стадией жизненного цикла семьи и степенью субъективной удовлетворенности браком: минимальная удовлетворен ность браком наблюдается в семьях с детьми младенческого возраста, мак симальная — до рождения детей. Субъективная удовлетворенность браком снижается в переходные периоды жизненного цикла семьи и в семьях с ма ленькими детьми.

Изучение зависимости субъективной удовлетворенности браком от ста жа супружеской жизни обнаружило сложную нелинейную зависимость [Алешина, 1987]. По данным исследования X. Фелдман, Г. Спаниел и др., динамика изменения степени субъективной удовлетворенности браком мо жет быть отображена с помощью U-образной кривой. На начальных стади § 12. Субъективная удовлетворенность браком ях супружества удовлетворенность достаточно высока, на средних — резко падает, а на стадии 18—20 лет вновь растет. Возможными причинами воз растания удовлетворенности браком на поздних стадиях супружества яв ляются «когортный эффект», возрастно-психологические особенности су пругов, расширение сфер самовыражения родителей после завершения выполнения функции воспитания детей, проявлящееся в реализации вне семейных карьер — в профессиональной, социальной деятельности, увле чениях, хобби, — на что раньше времени у супругов просто не хватало. «Ко гортный эффект», в частности, состоит в том, что к моменту изучения степени удовлетворенности браком выборка пожилых пар качественно из меняется — дисгармоничные семьи распадаются, удельный вес гармонич ных в выборке увеличивается. Такие возрастно-психологические особен ности пожилых людей, как социальная конформность и стремление к социально-желательным оценкам своей жизни («жизнь прожили хоро шо»), актуализация защитных механизмов (рационализация — «если мы прожили столько лет, значит, мы были хорошей семьей», вытеснение, отри цание и др.), отрицание самой возможности развода в преклонном возрас те, обусловливают тенденцию восприятия пожилыми людьми своего брака успешным. Кроме того, страх одиночества в пожилом возрасте заставляет более внимательно и терпимо относиться к партнеру, ориентироваться на него, что объясняет большую близость и умение разрешать проблемы более эффективно, чем раньше.

Ценностное единство оказывается значимым фактором для субъектив ной удовлетворенности браком лишь при условии длительного семейного стажа — более 25 лет.

Тендерные различия проявляются в более высокой степени удовлетво ренности браком у мужчин, чем у женщин [Rhyne, 1981].

Наличие детей в семье положительно влияет на степень субъективной удовлетворенности браком. Исследование влияния ухода взрослых детей из семьи на удовлетворенность браком показало, что «синдром пустых гнезд», проявляющийся в эмоционально-негативном паттерне переживания «утра ты смысла жизни», наблюдается лишь в том случае, когда прекращение вы полнения воспитательной функции порождает жизненную пустоту (роди тели не работают, нет значимых интересов, низкий уровень образования), супруги давно далеки друг от друга и не имеют общих «точек соприкосно вения» и интересов, а отношения взрослых детей и родителей дистантны или конфликтны. Известно также, что исполнение матерями ролей бабушек в семьях взрослых детей значительно повышает уровень их субъективной удовлетворенности браком (Дж. Робертсон). Родительство уменьшает веро ятность возникновения депрессии и ее выраженность, снижает уровень за болеваемости и смертности.

Важным фактором субъективной удовлетворенности браком является трудовая занятость жены. Обнаружено, что работающие женщины в том 112 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения случае, когда мотивация профессиональной деятельности выходит за пре делы чисто утилитарно-прагматической, обнаруживают более высокий уровень субъективной удовлетворенности браком, чем неработающие же ны-домохозяйки [Крайг, 2000]. Причины этого феномена исследователи усматривают в удовлетворении мотива самореализации в профессиональ ной деятельности, повышающей уровень самоуважения и самопринятия женщин, и в возможности получить эмоциональную поддержку у коллег по работе, развернуть широкую сеть социальной поддержки и помощи.

Важным предиктором степени удовлетворенности браком являются стратегии совладающего поведения (копинга), используемые супругами при решении семейных проблем. Было показано, что позитивный подход, на правленный на конструктивное разрешение проблем, и переговоры повыша ют уровень субъективной удовлетворенности браком, в то время как другие формы копинга — конфронтация, уход, избегание, настаивание на своих ин тересах, конфликт, подчинение и селективное игнорирование — приводят к снижению степени удовлетворенности браком. В исследовании Ж. Бушара [см.: Carter, McGoldrick, 1988], сочетающем метод «поперечных срезов» и лонгитюд, было изучено более 500 супружеских пар. Полученные результа ты обнаружили существенные гендерные различия в стратегиях копинга при столкновении с семейными проблемами. Во-первых, оказалось — вопреки традиционным представлениям, будто женщинам свойственны более пас сивные стратегии, — что на самом деле мужчины чаще используют стратегии отрицания и ухода, в то время как оба супруга в равной степени прибегают к стратегиям проблемно-фокусированным. Вместе с тем не было выявлено су щественных различий в общем соотношении эффективных и неэффектив ных стратегий копинга между мужчинами и женщинами. Во-вторых, были установлены гендерные различия в характере связи между использованием стратегии копинга и удовлетворенностью браком. Например, у мужчин ис пользование стратегии отрицания негативно сказывается на степени удовле творенности браком, а у женщин нет. Полученные в исследовании результа ты свидетельствуют также о необходимости учета соотношения копинговых моделей партнеров, взаимодействие которых определяет в конечном счете эффективность разрешения проблем семьи.

Характер профессиональной деятельности женщины, обеспечивающий для нее «независимую» от семьи сферу самовыражения и дружеского об щения, повышает уровень удовлетворенности браком у обоих супругов.

§ 13. Дисгармоничные (дисфункциональные) типы семей К дисгармоничным относят семьи, в которых в силу нарушения различных аспектов семейного функционирования систематически не удовлетворяют ся базовые потребности членов семьи и не реализуются основные ее задачи, § 13. Дисгармоничные (дисфункциональные) типы семей специфические для каждой стадии жизненного цикла. Известны различные подходы к классификации дисфункциональных семей [Olson, 1993;

Личко, 1989;

Эйдемиллер, Юстицкис, 1999;

Столин, 1986;

Черников, 1998].

На основании характера эмоциональных связей, степени гибкости и пластичности управления семьей, а также характера взаимодействия се мейных подсистем Д. Олсон выделяет несколько типов дисфункцио нальных структур семьи:

•несбалансированная семья, характеризующаяся разобщенностью либо чрезмерной эмоциональной связанностью, ригидностью или хаотичностью;

• коалиционная семья, т.е. семья, в которой в рамках подсистем или в от ношениях подсистем возникают коалиции, находящиеся в конфронтации, противостоянии, антагонизме друг с другом и нарушающие баланс и функ ционирование семьи в целом. Коалиции могут быть открытыми, или меж поколенными (образуются в результате объединения членов семьи, принад лежащих к разным поколениям), и скрытыми. Межпоколенные коалиции — противостояния внутрисемейных групп по типу «родитель и ребенок про тив второго родителя», «прародитель и ребенок против родителей», «роди тель и прародитель против второго родителя» (известные противостояния тещи и жены против мужа и свекрови и мужа против жены!) и т.д. В отли чие от открытых, скрытые коалиции внешне солидарны, однако реальные отношения строятся по принципу скрытой враждебности и противостоя ния. Для скрытых коалиций типичны коммуникационная проблема и нару шения межличностного общения, в котором четко выделяются два плана:

внешний, соответствующий социальным ожиданиям, и подтекст, раскрыва ющий подлинный характер взаимоотношений членов семьи;

• коалиционная семья, основой стабилизации которой является припи сывание патологизирующей роли одному из членов семьи, получившему в семейной психотерапии название «идентифицированного пациента», но сителя дисфункции семьи. Коалиция выполняет в таком случае важную функцию сплочения и сохранения целостности семьи;

•дисгармоничная семья с аутсайдерами, чей социометрический статус крайне низок;

•семья с «перевернутой иерархией», характеризующаяся инверсией ро лей. Например, за ребенком закрепляется статус родителя.

А.Е. Личко [1989] определяет гармоничную семью как семью, характе ризующуюся теплой эмоциональной привязанностью, отсутствием конку ренции и противостояния, эффективным выполнением ролевых обязанно стей и демократическим управлением без узурпации власти. Что касается дисгармоничных семей, то здесь можно говорить о таких вариантах, пред ставляющих собой последовательность нарастания дисфункциональности семьи на пути к распаду, как собственно негармоничная семья, деструкто генная, распадающаяся и распавшаяся. Еще одним особым вариантом дис гармоничной семьи является ригидная псевдосолидарная семья.

8- 114 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения Собственно негармоничную семью отличает «семейный перекос» как доминирование в семье отношений власти—подчинения;

эмоциональная за висимость и несимметричность эмоциональных отношений;

игнорирование одним из членов семьи своих обязанностей и функций,.связанных с семей ной ролью, в ущерб интересам других членов семьи;

отсутствие сотрудниче ства, партнерства, взаимопомощи. Важной особенностью негармоничной семьи является фактическое неравноправие, отношения принуждения: од ни (один) члены семьи как бы «эксплуатируют» возможности других, огра ничивая их личностный рост.

Функционирование деструктогенной семьи порождает семейные пробле мы и конфликты. Такой семье свойственны неравномерность и невзаимность эмоциональных привязанностей;

чрезмерная автономия и независимость чле нов семьи;

отсутствие сотрудничества и взаимопомощи в решении проблем.

Ригидная псевдосолидарная семья сохраняет внешнее сплоченность и видимость успешного выполнения своих функций: достаток в семье, налаженный быт, забота о детях. Однако за внешней благостной картиной обнаруживается отсутствие или дефицит сущностных характери стик семьи —эмоциональной теплоты, поддержки, эмпатии, демократично сти управления;

отношения власти строятся по жесткому типу доминирова ние — подчинение;

имеет место высокая степень ригидности семьи в регламентации норм и правил поведения ее членов, включая строгие санк ции за их невыполнение. Отношения в семье строятся не на основе любви — привязанности, а зависимости и подчинения. Ригидная псевдосолидарная семья может сохранять стабильность достаточно долго, поскольку члены ее в силу неудовлетворенности потребности в любви и эмоциональном взаи мопонимании испытывают постоянную высокую тревожность, вынуждаю щую их подчиняться властному давлению главы семьи взамен на обретение определенной стабильности и чувства безопасности.

Еще два типа семьи представляют, по сути, две последовательные ста дии ее распада: распадающаяся и распавшаяся семья.

Распадающаяся семья характеризуется хроническим состоянием высо кой конфликтности, захватывающей все более широкую область ее жизне деятельности;

прекращением выполнения членами семьи широкого спект ра ролевых обязанностей и функций. Зачастую «единство» семьи сохраняется лишь за счет общей жилплощади, вынуждающей супругов жить вместе, и отсутствия юридического оформления прекращения брака.

Распавшаяся семья — это семья, осуществившая юридическое прекра щение брака и фактическое разделение супругов. Однако даже оформив шая развод семья сохраняет определенные функции, например воспитания детей или материальной поддержки детей и бывших супругов.

На фоне определения типов дисгармоничных семей особое значение приоб ретает вопрос о том, каким требованиям должна отвечать гармоничная семья.

Всестороннее ее описание представлено в работе Ф. Уолша [Walsh, 1996]. Mo § 13. Дисгармоничные (дисфункциональные) типы семей дель эффективной гармоничной семьи включает несколько базовых элементов, соответствующих ключевым аспектам функционирования семейной системы:

• разделенное членами семьи семейное самосознание, основанное на близ ких эмоционально-позитивных отношениях заботы и взаимопомощи («Мы — одна семья», а не «Я в семье»). Характер семейного самосознания определяет то, как личность строит свои отношения с другими членами семьи;

•уважение автономии и индивидуальных различий, учет интересов и потребностей, обеспечивающих успешное развитие и хорошее самочувст вие членов семьи, включая все поколения от самых молодых до старых;

• взаимоуважение, поддержка, равное распределение прав и обязаннос тей между супругами;

• эффективное авторитетное родительство и детско-родительские отно шения, обеспечивающие защиту и безопасность ребенка;

процесс воспита ния и социализации ребенка на основе уважения и принятия его прав;

под держку другим уязвимым членам семьи;

•наличие адекватных ресурсов, обеспечивающих экономическую безо пасность, психологическую и социальную поддержку семьи в контексте расширенной (прародительской) семьи, социальной группы (друзья, зна комые, коллеги), системы социальных институтов (общество в целом). По скольку семья испытывает нужду в поддержке извне, особенно в переход ные, кризисные периоды своего развития и в период ненормативных кризисов, очень важное значение для ее жизнестойкости и толерантности приобретает социальная политика государства;

• организационная стабильность, характеризующаяся ясностью, после довательностью и предсказуемостью моделей поведения и взаимодействия в рамках семьи;

• адаптивность как гибкость и готовность к изменениям в соответствии с внешними требованиями и внутренними запросами;

адаптивность к нор мативным и ненормативным кризисам жизненного цикла семьи;

адаптив ность в направлении готовности справляться со стрессами и высокой эмо циональной напряженностью в семье за счет эффективной реализации психотерапевтической ее функции;

•открытость коммуникации, характеризующаяся четкостью и яснос тью правил и ролевых ожиданий (опосредующие процесс коммуникации образы должны быть достаточно ясными). Цель коммуникации — обеспе чить возможность свободного выражения чувств эмпатии, эмоциональной поддержки, преобладание позитивного эмоционального фона;

• эффективное разрешение проблем и конфликтов;

• разделенная система убеждений и ценностей в рамках всех сосущест вующих поколений семьи, обеспечивающая доверие, близость и возмож ность успешно разрешать проблемные ситуации.

Уолш указывает, что все выделенные базовые элементы составляют це лостную систему, где характеристики каждого из них находятся в неразрыв 116 Глава 2. Основные характеристики семьи. Супружеские отношения ной связи и взаимодействии с остальными, определяя общую эффектив ность функционирования семьи. Степень выраженности элементов и их конкретные характеристики определяются также видом семьи (нуклеарная, расширенная, семья с приемными детьми, гомосексуальная, двухкарьерная и т.д.) и стадией ее жизненного цикла (семья супругов без детей, семья с подростками, стареющие родители и молодой одинокий взрослый и пр.).

Вместе с тем каждая семья уникальна и исключительна в выборе своего соб ственного пути достижения гармонии и баланса. Перефразируя Л.Н. Тол стого, можно сказать: «Все счастливые семьи счастливы по-своему!» Вопросы и задания 1. Каковы основные характеристики семьи как системы?

2. Какие компоненты любви выделяются в различных ее теориях (Э. Фромм, Р. Мэй, Р. Стернберг)?

3. Назовите основные критерии типологии любви и приведите примеры ее классификаций.

4. Какое отражение находят функции семьи в ее ролевой структуре?

5. Что определяет главенство в семье?

6. Какие виды главенства улучшают функционирование семьи? Какие дезорганизуют? Поче му? Приведите примеры.

7. Чем различаются конвенциональные и межличностные семейные роли?

8. Дайте определения «ролевого конфликта» и «ролевой перегрузки» в семье. Соотнесите эти понятия и приведите примеры.

9. Каковы критерии оценки эффективности ролевой структуры семьи?

10. Как связаны сиблинговые позиции супругов (порядок рождения в родительской семье) и ролевая структура семьи?

11. Каковы генезис и причины устойчивости патологизирующих ролей в семье?

12. В чем сходство и различия семейного самосознания и семейных мифов? Приведите примеры.

13. Каковы причины и условия формирования семейных мифов?

14. Каким требованиям должна удовлетворять эффективная семейная коммуникация?

15. Чем обусловлены нарушения коммуникации в семье?

16. Можно ли избежать конфликтов в супружеских отношениях? Аргументируйте свой ответ.

17. Назовите наиболее частые причины семейных конфликтов? Оцените возможности преду преждения таких конфликтов и сформулируйте соответствующие профилактические ре комендации.

18. Какие стратегии и способы разрешения конфликтов вам известны? Дайте оценку эффек тивности каждой из стратегий. Какие стратегии в семейной жизни используете вы сами?

19. Сформулируйте основные принципы и правила работы «семейного совета». Покажите на конкретном примере, как должна строиться работа с конфликтом по этому методу?

20. В какой степени супружеская совместимость влияет на сплоченность семьи?

21. От чего зависит субъективная удовлетворенность браком? Оцените вклад каждого факто ра и обоснуйте свой ответ.

22. Можно ли считать гармоничной семью с выраженной асимметричностью эмоциональных от ношений между ее членами? Обоснуйте свой ответ. Назовите типы дисгармоничных семей.

23. Каковы психологические особенности функционирования гармоничной семьи?

24. Сформулируйте основные задачи психологической помощи семье, испытывающей трудно сти в своем функционировании.

Глава ДЕГСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ § 1. Семья как институт первичной социализации ребенка Важнейшая социальная функция семьи — воспитание подрастающего по коления. Семья в современном обществе рассматривается как институт первичной социализации ребенка. Родительство имеет социокультурную природу и характеризуется системой предписанных культурой и общест вом норм и правил, регулирующих распределение между родителями функций ухода за детьми и их воспитания в семье;

определяющих содержа ние ролей, модели ролевого поведения. Родители несут ответственность перед обществом за организацию системы условий, соответствующих воз растным особенностям ребенка на каждой из ступеней онтогенеза и обеспе чивающих оптимальные возможности его личностного и умственного раз вития [Кон, 1988]. В истории родительства все более явной становится тенденция возрастания значения института семьи. Прежде ответствен ность за воспитание ребенка возлагалась на общество, в то время как инди видуальное родительство охватывало лишь относительно непродолжи тельный период детства ребенка до начала его в трудовую деятельность или начала выполнения им социальных функций, но с изме нением задач социализации ребенка в рамках семейного воспитания на каждой из возрастных стадий его развития претерпевают изменения также конкретные формы и средства воспитательных воздействий, характер от ношений ребенка с родителями.

Главными задачами семьи являются формирование первой социальной потребности ребенка — потребности в социальном контакте (М.И. Лисина), базового доверия к миру (Э. Эриксон) и привязанности (Дж. Боулби, М. Эйн сворт) в младенчестве;

формирование предметно-орудийной компетентности в раннем возрасте и социальной компетентности в дошкольном, сотрудниче ство и поддержка в освоении системы научных понятий и осуществлении са мостоятельной учебной деятельности в младшем школьном возрасте;

созда ние условий для развития автономии и самосознания в подростковом и юношеском возрасте. Эмоциональная насыщенность и эмоционально-пози тивный характер межличностных отношений, устойчивость, длительность и 118 Глава 3. отношения стабильность взаимодействия с партнером, совместная деятельность и со трудничество со взрослым как образцом компетентности, социальная под держка и инициирование к самостоятельной деятельности делают семью уни кальной структурой, обеспечивающей наиболее благоприятные условия для личностного и интеллектуального развития ребенка.

§ 2. Основные характеристики детско-родительских отношений Детско-родительские отношения составляют важнейшую подсистему от ношений семьи как целостной системы и могут рассматриваться как непре рывные, длительные и опосредованные возрастными особенностями ре бенка и родителя отношения. Детско-родительские отношения как важнейшая детерминанта психического развития и процесса социализации ребенка могут быть определены следующими параметрами:

характер эмоциональной связи: со стороны родителя — эмоциональное принятие ребенка (родительская любовь), со стороны ребенка — привязан ность и эмоциональное отношение к родителю. Особенностью детско-ро дительских отношений по сравнению с другими видами межличностных отношений является их высокая значимость для обеих сторон;

•мотивы воспитания и родителъства;

• степень вовлеченности родителя и ребенка в детско-родительские от ношения;

•удовлетворение потребностей ребенка, забота и внимание к нему ро дителя;

• стиль общения и взаимодействия с ребенком, особенности проявления родительского лидерства;

способ разрешения проблемных и конфликтных ситуаций;

поддержка автономии ребенка;

• социальный контроль: требования и запреты, их содержание и количе ство;

способ контроля;

санкции (поощрения и подкрепления);

родитель ский мониторинг;

• степень устойчивости и последовательности (противоречивости) се мейного воспитания.

Интегративные показатели детско-родительских отношений:

•родительская позиция, определяемая характером эмоционального принятия ребенка, мотивами и ценностями воспитания, образом ребенка, образом себя как родителя, моделями ролевого родительского поведения, степенью удовлетворенности родительством;

• тип семейного воспитания, определяемый параметрами эмоциональ ных отношений, стилем общения и взаимодействия, степенью удовлетво рения потребностей ребенка, особенностями родительского контроля и степенью последовательности в его реализации;

§ 3. Характер эмоциональных отношений образ родителя как воспитателя и образ системы семейного воспита ния у ребенка. Этот показатель стал предметом научного исследования и широкого обсуждения сравнительно недавно. Возникновение интереса к изучению позиции ребенка в системе детско-родительских отношений обусловлено тем, что ребенок, как и родитель, является их активным уча стником. Изменение воспитательной парадигмы от отношения к ребенку как объекту воспитания к гуманистической установке — ребенок как субъ ект воспитания и равноправный участник отношений, произошедшее в по следней четверти XX в. в общественном сознании, является основой пере смотра концепта детско-родительских отношений в сторону все большего учета позиции самого ребенка как активного творца этих отношений.

Роль образа родителя и ребенка в детско-родительских отношениях со стоит в ориентировке в указанной системе отношений с целью достижения согласованности и сотрудничества в решении задач совместной деятельно сти и обеспечении необходимых условий гармоничного развития ребенка.

Особенности интеграции образов родителя и ребенка в детско-родитель ских отношениях исследуются в работах Л.И. Вассермана [1995], Г.Т. Хо ментаускаса, Е.О. Смирновой [2001], В.В. Абраменковой [2000], О.А. Кара бановой [2001, 2002], И.М. Марковской [1999].

§ 3. Характер эмоциональных отношений Родительская любовь Эмоциональная сторона детско-родительских отношений в значительной степени предопределяет благополучие психического развития ребенка и ре ализацию воспитательного потенциала родительства как социального ин ститута. Эмоциональное отношение к партнеру у родителей и ребенка в контексте их отношений имеет различное происхождение, психологическое содержание и динамику развития. Если применительно к супружеским ношениям можно говорить о принципиальном равенстве партнеров — как в отношении генезиса, так и развития и реализации эмоциональной связи, — то в случае детско-родительских отношений природа детской и родитель ской любви оказывается различной. Эмоциональное отношение родителя к ребенку квалифицируется как феномен родительской любви (Э. Фромм), причем в современной психологии четко разделяют эмоциональное отно шение к ребенку матери и отца, выступающее как материнская или отцов ская любовь. Наряду с понятием родительской любви используется термин «принятие» (А. Рое, М. Сегелман, А.И. Захаров, Д.И. Исаев, А.Я. Варга), ха рактеризующий аффективную окраску отношения родителя к ребенку и признание его самоценности. Эмоциональная близость (В.В. Столин) опре деляет аффективный знак отношения (симпатия — антипатия) и эмоцио нальную дистанцию между родителем и ребенком.

120 Глава 3. Детско-родительские отношения Термин «привязанность» {attachment) используется для обозначения отношения ребенка к родителю. В современной психологии теория привя занности Дж. Боулби является общепризнанной и наиболее авторитетной в исследовании феномена любви ребенка к родителю. Подчеркнем, что са ма теория привязанности в рассмотрении характера отношения ребенка к родителю (близкому взрослому), выходя за пределы чисто эмоционально го аспекта, включает, в рассмотрение также закономерности развития по знавательной деятельности и умственного развития ребенка в зависимости от особенностей детско-родительского взаимодействия.

Родительская любовь имеет социокультурную, историческую природу.

Вплоть до XVIII в. общественная ценность родительской любви была отно сительно невысока. Социокультурные ожидания предписывали родителям воспитывать ребенка, проявлять заботу о его душе и телесном благополу чии, контролировать, наказывать в случае необходимости, но не квалифи цировали родительскую любовь как особую добродетель. Одной из причин такого положения была высокая детская рождаемость на фоне высокой смертности, многодетность семьи. В средневековой Европе умирало около 30% детей в возрасте до 5 лет. Во второй половине XIX в. семья С.А. и Л.Н. Толстых потеряла пятерых детей из двенадцати. Родители делили свое внимание между многими детьми, часто теряя их в самом раннем воз расте. Близкие эмоциональные длительные отношения родителей с ребен ком были редкостью в силу особенностей семейного уклада и образа жиз ни семьи того времени. Только во второй половине XVIII в. в Европе материнская любовь становится обязательной нормативной установкой [Кон, 1988], а со второй половины XIX в. возникает детоцентристский тип семьи. В современном обществе социальная ценность родительской любви чрезвычайно велика, а интимно-эмоциональная близость родителей с деть ми в условиях малодетной семьи и планирования рождения детей пред ставляет собой массовое явление. Все это привело к тому, что родительская любовь сегодня рассматривается обществом как «норма» психического здоровья человека, а поведение и личность родителя, имеющего несчастье не любить своего ребенка, — как патология, психическое отклонение, про явление аморальности и распущенности. Однако было бы несправедливо обвинять и осуждать таких родителей, конечно при условии выполнения ими родительского долга, проявления заботы, внимания и опеки в отноше нии ребенка. Любовь к ребенку — эмоциональная близость и взаимопони мание — не является врожденной способностью матери и отца и не возни кает по мановению волшебной палочки с рождением ребенка. Способность его любить формируется в практике родительства, в процессе совместной деятельности и общения с ребенком, принося матери и отцу ощущения счастья, полноты самореализации и самозавершенности. Напротив, пере живание «нелюбви», отвержения ребенка вызывает у родителя тяжелые эмоционально-личностные расстройства — чувство вины, депрессию, тре § 3. Характер эмоциональных отношений вожность и страхи, нарушения Я-концепции в форме самоотвержения и низкой самооценки. Поэтому в таких случаях стратегия психологической помощи семье строится как последовательное решение следующих задач:

стабилизация эмоционального состояния родителя — осознание отверже ния ребенка и объективирование причин и механизма формирования не любви к нему — преодоление чувства вины — оптимизация общения и со трудничества с ребенком — повышение уровня эмпатии, эмоционального взаимопонимания и привязанности в диаде родитель — ребенок.

В континууме значений эмоционального отношения родителя к ребен ку можно выделить несколько вариантов отношений, от безусловно поло жительного до открыто негативного полюса.

•Безусловное эмоциональное принятие ребенка (любовь и привязан ность «несмотря ни на что»). Безусловное принятие предполагает диффе ренциацию родителем личности ребенка и его поведения. Отрицательная оценка и осуждение родителем конкретных поступков и действий ребенка не влечет за собой отрицания его эмоциональной значимости и снижения самоценности его личности для родителя. Такой тип эмоционального отно шения наиболее благоприятен для развития личности ребенка, поскольку обеспечивает полное удовлетворение потребностей ребенка в безопаснос ти, любви, заботе и в аффилиации в отношениях с родителями.

• Условное эмоциональное принятие (любовь, обусловленная достиже ниями, достоинствами, поведением ребенка). В этом случае любовь роди теля ребенок должен заслужить своими успехами, примерным поведением, выполнением требований. Любовь выступает как благо, награда, которая не дается сама собой, а требует труда и старания. Лишение родительской любви — достаточно часто используемый вид наказания в подобных случа ях. Подобный тип родительского отношения провоцирует у ребенка воз никновение тревоги и неуверенности.

•Амбивалентное эмоциональное отношение к ребенку (сочетание пози тивных и негативных чувств, враждебности и любви).

•Индифферентное отношение (равнодушие, эмоциональная холод ность, дистантность, низкая эмпатия). В основе такой позиции лежит не сформированность материнской позиции, инфантильность и личностная незрелость самого родителя.

• Скрытое эмоциональное отвержение (игнорирование, эмоционально негативное отношение к ребенку).

• Открытое эмоциональное отвержение ребенка.

А.С. Спиваковская, основываясь на трехмерной модели любви, предла гает оригинальную типологию любви родительской. Напомним, что тремя измерениями чувства любви в рамках данной модели выступают: симпа тия/антипатия;

уважение/презрение и близость — дальность.

Причины нарушений родительской любви изучены еще недостаточно, однако некоторые из них можно назвать:

Глава 3. Детско-родительские отношения Таблица Типы родительской любви (по А.С. Спиваковской) Характеристики Тип любви/от- Родительское Родительское любви/отверже вержения поведение кредо ния 1. Действенная симпатия Принятие ребенка;

внима- «Я люблю моего ре любовь уважение ние и интерес, уважение его бенка таким, какой близость прав и обязанностей;

сотруд- он есть, он самый ничество и готовность прий- лучший» ти ему на помощь 2. Отстраненная симпатия Принятие ребенка;

недоста- «У меня прекрасный любовь уважение ток внимания и заботы;

ги- ребенок, но я очень дистантность попротекция;

низкий уро- занят» вень кооперации и помощи 3. Действенная симпатия Принятие ребенка;

недове- «Хотя мой ребенок жалость неуважение рие к нему;

излишняя опека недостаточно умен и близость и потворствование развит, но это мой ре бенок и я люблю его» 4. Снисходи- симпатия Принятие ребенка;

отстра- «Нельзя винить мое тельное отстра- неуважение ненность;

гипопротекция, го ребенка в том, что нение дистантность оправдание неблагополучия он такой, — есть объ болезнью ребенка, плохой ективные причины» наследственностью антипатия Отвержение ребенка;

огра- «Не люблю своего 5. Отвержение неуважение ничение общения, игнориро- ребенка и не хочу дистантность вание;

гипопротекция, гра- иметь с ним дела!» ничащая с безнадзорностью антипатия Отвержение ребенка;

то- «Я мучаюсь и стра 6. Презрение неуважение тальный контроль, примене- даю от того, что мой близость ние наказаний, отсутствие ребенок так плох» поощрений, преобладание в родительской воспитатель ной системе запретов 7. Преследова- антипатия Отвержение ребенка;

доми- «Мой ребенок — не ние уважение нирующая гиперпротекция, годяй, и я докажу близость жестокое обращение, тоталь- это!» ный контроль 8. Отказ антипатия Отвержение ребенка;

гипо- «Я не хочу иметь де неуважение протекция и безнадзорность, ло с этим негодяем!» дистантность попустительство, игнориро вание • Фрустрация жизненно важных потребностей родителя в связи с воспи танием ребенка. Депривация может охватывать достаточно широкий спектр потребностей, субъективная значимость которых во многом определяется степенью личностной зрелости родителя: потребность в сне и отдыхе;

в бе зопасности;

в общении с друзьями;

личные достижения, карьера, професси ональный рост. В этом случае психологическая помощь должна быть на правлена на поиск способа удовлетворения жизненно важных потребностей § 3. Характер эмоциональных отношений родителя при сохранении им полноценной функции ухода за ребенком и его воспитания, а также на развитие ценностно-смысловой сферы родителя.

• Мистификация и искажение образа ребенка как результат проекции негативных качеств и приписывания их ребенку;

идентификация ребенка с аверсивной личностью, вызывающей отвращение у родителя, и, как следст вие, перенос на него негативного эмоционального отношения. Психологи ческая работа в этом случае должна быть направлена на объективирование причин подобной проекции, их анализ и помощь родителю в разрешении глубинного конфликта, лежащего в основе актуализированных защитных механизмов.

• Негативное эмоциональное отношение к ребенку как проявление пост травматического стресса. Возникает вследствие фатального совпадения рождения ребенка или начального периода его воспитания, сенситивного к формированию привязанности, и психологической травмы, например утра ты близкого человека. Ребенок приобретает значение символа травмирую щей ситуации либо ассоциируется с ней. Психологическая помощь здесь строится в контексте преодоления посттравматического стресса.

•Личностные особенности родителя (инфантильность, акцентуации характера, невротический тип личности, неадекватный тип привязанности самого родителя, эмоциональные расстройства). Здесь требуется индиви дуальное психологическое консультирование, а в случае необходимости и психотерапия. Примером разрушающего влияния на психическое развитие ребенка может служить так называемая «шизофреногенная мать», обнару живающая в отношениях с ребенком холодность, эмоциональную дистант ность и отвержение, недостаток уважения и признания ребенка;

ее поведе ние характеризуется властностью, деспотичностью, низкой эмпатией.

Матери, переживающие депрессию, также склонны к отвержению ребенка.

Характерным стилем воспитания в этом случае становится либо гипоопе ка, переходящая в безнадзорность, либо тотальный контроль, в котором ак туализация чувства вины и стыда у ребенка становится основным методом воспитательного воздействия.

•Индивидуально-типологические особенности ребенка — «трудный темперамент», чрезмерное возбуждение, проблемы дисциплины, невнима тельность, импульсивность, — опосредующие формирование родительско го отношения. Обнаружено, что родители склонны воспринимать детей с более сильным темпераментом как более зрелых. Важное значение для формирования эмоционального отношения родителя к ребенку имеет сте пень соответствия их темпераментов. Если темперамент ребенка противо положен родительскому, это может восприниматься родителем как нега тивная характеристика его личности или признак инфантильности и незрелости. Например, порывистость и импульсивность ребенка, противо положная сдержанности и неторопливости родителя, воспринимается по следним как проявление слабости ребенка.

124 Глава 3. Детско-родительские отношения • Низкая степень удовлетворенности браком и конфликтность в супру жеских отношениях.

Материнская и отцовская любовь Говоря о родительской любви, традиционно разделяют материнскую и от цовскую любовь как различающиеся по содержанию, природе, генезису и формам проявления (3. Фрейд, А. Адлер, Д. Винникотт, М. Дональдсон, И.С. Кон, Г.Г. Филиппова). Признавая существование двух социальных ин ститутов родительства—материнства и отцовства, важно не только отметить серьезные различия в реализации материнства и отцовства как качественно своеобразных форм родительства, но и указать на их сходство. В работах Э. Галински [см.: Крайг, 2000] выделяются шесть стадий родительства, со держание и последовательность которых задается логикой развития сотруд ничества родителя и ребенка. На каждой из них родитель решает определен ные задачи, связанные с необходимостью перестройки детско-родительских отношений с учетом развития ребенка и его возрастающей самостоятельнос ти. Первая стадия — стадия формирования образа — продолжается от момен та зачатия до рождения ребенка и рассматривается как исходная в формиро вании родительской позиции. Именно на этой стадии формируется первичный образ детско-родительских отношений, включающий представ ление о целях и ценностях воспитания, образ идеального родителя как эта лона, представление о ребенке и взаимодействии с ним. На второй — стадии выкармливания (от рождения до 1 года) — центральной задачей становится формирование привязанности и первых форм сотрудничества и совместной деятельности с ребенком. Первичная иерархизация ценностей и ролей в кон тексте развития идентичности родителей также осуществляется именно на этой стадии. Стадия авторитета (от 2 до 5 лет) знаменует переход родите лей к решению задач социализации ребенка и, соответственно, к первой оценке эффективности процесса воспитания. Насколько мой ребенок отве чает идеальному его образу, созданному в моем представлении? Могу ли я принять ребенка таким, какой он есть? Насколько я сам удовлетворяю себя как родитель? Ответы на эти вопросы предполагают рефлексию, разверну тую родителем по поводу содержания и оснований его отношений с ребен ком и переход к более продуманной системе воспитания с учетом «работы над ошибками» раннего периода становления родительства. Четвертая ста дия — стадия интерпретации — приходится на младший школьный возраст:

здесь родители подвергают ревизии и пересмотру многие концепции воспи тания, которых прежде придерживались в своем общении с детьми. Пятая — стадия взаимозависимости — характеризуется изменением структуры власт ных отношений: родители должны перестроить свои отношения с подрост ками с учетом их стремления к автономии и независимости. Характер пере стройки отношений со взрослеющими детьми может сделать их партнерскими или, в случае деструктивного ее развития, отношениями со § 3. Характер эмоциональных отношений перничества и противостояния. На шестой стадии — стадии расставания — родители должны окончательно признать взрослость и независимости детей, принять их психологический «уход» и решить непростую задачу переосмыс ления и оценки того, какими же родителями они были.

Природа и генезис материнства Фундаментальным открытием психоанализа стало положение о роли мате ри (близкого взрослого) в психическом развитии ребенка. Внешний мир (среда) открывается ребенку через взрослого и в первую очередь выступа ет как мир человеческих интерперсональных отношений, мир людей [Фрейд, 1991;

Адлер, 1990;

Фрейд, 1993;

Винникотт, 1995;

Эльконин, 1989].

3. Фрейд считал, что именно мать является для ребенка источником пере живания чувства удовольствия и объектом первого сексуального выбора.

Из признания решающей роли матери (близкого взрослого) в психиче ском развитии ребенка рождается вопрос о том, как влияет поведение ма тери на становление личности. Д. Винникотт [1995] одним из первых пред ложил гипотезу гармоничного взаимодействия среды и ранних интрапсихических процессов. Он предлагает рассматривать в качестве объ екта развития на ранних стадиях онтогенеза не отдельно мать и ребенка, а целостную диаду мать—ребенок. В силу беспомощности младенца и зави симости его от матери ребенок и мать представляют собой единое целое.

Мать не только обеспечивает условия телесного, физического развития ре бенка, но и, реализуя функцию держания и телесного контакта (holding), обеспечивает процесс персонализации — становление Я ребенка, т.е. диф ференциацию субъекта и среды и формирование автономной личности.

Становление собственного Я (Self) осуществляется через развитие от абсо лютной (экстремальной) зависимости к относительной независимости и автономии. Механизмом становления независимости выступает процесс реализации ребенком омнипотентных желаний и первичной агрессии в от ношениях с матерью (близким взрослым). Терпение к проявлениям агрес сивности, забота о ребенке, удовлетворение его потребностей, реализация матерью «поддерживающего» поведения создают условия для гармонично го развития ребенка [Winnicott, 1965]. Поведение и позиция матери явля ется существенным условием эффективности этого процесса. Винникотт рассматривает способность матери создавать благоприятную среду для развития ребенка как ее природную способность. Мать должна довериться своей интуиции и действовать спонтанно, обучение может только поме шать реализации этой способности. Любовь и забота, теплое, принимаю щее, уважительное отношение матери к ребенку создают необходимую ус тановку доверия и стимулируют самостоятельную активность ребенка в отношении его саморазвития. Благодаря психоанализу проблема детско родительских отношений, качества материнского ухода и типа воспитания стала центральной в изучении закономерностей развития личности в дет 126 Глава 3. Детско-родительские отношения ском возрасте. Особенности материнской и отцовской любви, позиция обо их родителей в воспитании не только обусловливают индивидуальную тра екторию развития ребенка, но и выступают существенным условием про грессивного нормативного развития личности [Адлер, 1990;

Хорни, 1993].

В решении вопроса о природе материнской любви и материнской пози ции можно выделить два подхода — эволюционно-биологический (Дж. Бо Винникотт Д.) и культурно-исторический (М.И. Лисина, Г.Г. Фи липпова).

Согласно эволюционному подходу материнская любовь имеет биологи ческие, природные предпосылки, составляет естественную характеристику женщины и не нуждается в дальнейших объяснениях [Bowlby, 1988]. Роди тельское поведение с точки зрения биологической перспективы является запрограммированным. Человеческий ребенок — самый беспомощный и менее подготовленный к жизни с момента рождения из всех видов живых существ. Возможность его выживания напрямую зависит от заботы роди телей. Известно, что именно мать является первичным и основным близ ким взрослым, предоставляющим ребенку уход и защиту на протяжении всей человеческой истории. Уникальность позиции матери в реализации функции родительской заботы обосновывается тем, что мать, в отличие от отца, наиболее адекватно реализует репродуктивную функцию именно в тесной стабильной связи с ребенком. Это обусловлено полной увереннос тью матери в своем родительском статусе, более коротким по сравнению с мужчинами репродуктивным периодом в онтогенетическом цикле, более длительным интервалом между рождением детей и большими энергетиче скими затратами на протяжении периода их вынашивания и родов [Trivers, 1972]. Боулби утверждает, что сохранение материнского инстинкта в про цессе эволюции в условиях утраты человеком большинства инстинктив ных форм поведения связано с его особым значением для сохранения чело веческого рода. Важную роль в «запуске» материнского поведения в отношении ухода и заботы о младенце играют гормоны, связанные с бере менностью и лактацией, в частности окситоцин. Например, высокий уро вень окситоцина указывает на глобальные изменения, подготавливающие уход за младенцем, — большее спокойствие, высокую толерантность к стрессу и монотонии [Dozier, 2000]. Высказывается предположение о суще ствовании критического периода импринтинга в формировании материн ской любви и привязанности к младенцу, когда определенные «ключевые раздражители» запускают врожденную программу ухода, заботы и привя занности матери. Однако есть данные о том, что приемные родители, не проходившие через период импринтинга, оказываются способны к форми рованию надежной позитивно-эмоциональной связи в отношениях с при емными детьми [Singer et al, 1985].

В рамках культурно-исторического подхода материнство рассматрива ется как социальный институт, развивающийся на протяжении истории че § 3. Характер эмоциональных отношений ловечества. Э. Бадинтер считает, что в понятие «материнская любовь» в разные исторические эпохи вкладывается неодинаковое содержание. Зна чимость ролей жены, матери и свободной женщины на протяжении исто рии меняется. Материнство выступает как одна из социальных ролей жен щины, и, значит, формирование материнской позиции и соответствующей ролевой модели поведения определяют ценности, установки, традиции и нормы культуры общества. Хорошо известны прямо противоположные примеры материнского поведения — от самопожертвования до пренебре жения материнскими обязанностями. В современном обществе растет со циальное сиротство — отсутствие опеки и заботы при живых родителях.

Все чаще мы сталкиваемся с феноменом отказных детей, случаями прода жи матерями своих детей, принуждения их к антисоциальным действиям (попрошайничеству, проституции, воровству и пр.), жестокого обращения, избиения и т.д. Появился даже соответствующий термин для обозначения подобного поведения — «уклоняющееся материнство». Все эти факты под вергают сомнению тезис о врожденной инстинктивной природе материнст ва и свидетельствуют в пользу культурно-исторического подхода.

Материнская позиция представляет собой результат присвоения личнос тью опыта социокультурной практики материнства, формируется в специфи ческой деятельности по уходу за ребенком и его воспитанию, обусловлена культуральными особенностями и детскими воспоминаниями матери о воспи тании в ее собственной семье. Развитие материнства детерминируется врож денными предпосылками (психофизиологическими, гормональными меха низмами), активной деятельностью самой женщины и заданными в культуре «идеальными формами материнства», культурными моделями ролевого пове дения матери. Например, формирование материнского эмоционального при нятия ребенка в значительной мере определяется позицией матери в период и ее ориентацией на культурно заданные формы поведения. Из вестно, что у женщин, которые в период беременности думают о ребенке, раз говаривают с ним, эмоциональная связь с ребенком в постнатальном периоде формируется значительно быстрее. С другой стороны, было бы неверно игно рировать органические предпосылки формирования материнской позиции.

М. Мид на основе изучения ритуалов и традиций воспитания детей в перво бытных культурах пришла к выводу, что материнская забота и привязанность обусловлены самими органическими условиями зачатия, вынашивания, родов и кормления грудью. Вместе с тем социальные установки и предписания могут исказить материнскую позицию: там, где общество жестко предписывает принцип законнорожденности, мать незаконнорожденного ребенка может ли шить его жизни или бросить на произвол судьбы.

В становлении родительства можно выделить ряд стадий: принятие ре шения о рождении ребенка, беременность, период становления родительст ва, период зрелого родительства, период «постродительства» (реализация ролей бабушек и дедушек) (В. Миллер).

128 Глава 3. Детско-родительские отношения Г. Г. Филиппова [1999] выделяет шесть этапов онтогенеза материнской сферы, определяющих становление материнской позиции женщины и ее психологическую готовность к реализации родительской функции. Первый этап — взаимодействие с собственной матерью — начинается с внутриутроб ного развития и продолжается всю жизнь, выступая в качественно новых формах на каждой стадии онтогенеза. Он определяет формирование ценно стной и эмоциональной основы материнского поведения. Мать выступает для девочки значимой фигурой, кристаллизующей в себе образ материнства, посредником между ней, девочкой, и социокультурной практикой материн ства. Опыт взаимодействия с матерью является основой формирования соб ственной материнской идентичности женщины. Ценностное отношение ма тери к дочери определяет у той формирование ценностного отношения к собственному ребенку. Хорошо известны факты нарушения материнского поведения вплоть до отвержения и жестокости по отношению к ребенку в случае, когда собственный детский опыт отношений с матерью определялся переживанием отвержения, нелюбви, игнорирования. Ценность материнства возникает у девочки позже на основе переживания и рефлексии социальных оценок материнства как культурной модели поведения и отношения к мате ринству ее собственной матери. Процесс усвоения материнской роли регу лируется психологическими механизмами ассимиляции, идентификации, осознанного обучения родительству.

Второй этап — игровой — обеспечивает ориентировку девочки в содер жании материнской роли в условиях наглядного моделирования в сюжет но-ролевой игре. Игра «в семью» и «дочки-матери» открывает для ребенка возможности экспериментирования в области материнского поведения, формирования устойчивого образа-эталона материнской роли. Игра в «дочки-матери» издавна культивировалась в народной педагогике как школа подготовки девочки к материнству. Одной из первых игрушек, вру чаемых девочке родителями, была кукла. Кукла передавалась от матери к дочери, ее хранили, специально изготовляли. Девочки шили ей одежду, иг рали с ней, вывозили на праздники. По тому, как содержалась кукла, какие наряды имела, как играла с ней девочка, судили о том, хорошей ли матерью она станет. Куклы как отобразительные игрушки и игра в семью являлись важным элементом социализации в подготовке ребенка к будущей семей ной жизни.

Третий этап — нянченье (от 4—5 до 12 лет) как привлечение девочки к реальному уходу за младенцем и его воспитанию. Нянченье в современной семье более связано с рождением второго ребенка и включением старшего в процесс воспитания малыша. В истории общества в примитивных культу рах уже шести-семилетние дети включаются в процесс заботы о шестиме сячных и более старших детях. Аналог нянченью младенцев можно наблю дать и в поведении высших животных, ведущих стадный образ жизни.

Например, у шимпанзе старшие детеныши играют с младшими, осуществ § 3. Характер эмоциональных отношений ляют взаимное обыскивание, охраняют малыша от других особей, перено сят их на безопасное расстояние и т.д. В нянченье Г.Г. Филиппова выделяет два периода. Содержанием первого является налаживание эмоционально личностного общения с младенцами первых шести месяцев жизни. Второй период предполагает осуществление ухода старшего ребенка за младшим, овладение инструментальной его стороной. Здесь формируется индивиду альный стиль эмоционального сопровождения ухода за младенцем. Сенси тивным периодом для формирования установки на нянченье является воз раст 6— iO лет. Именно тогда ребенок, ухаживающий за младенцем, получает возможность реализовать свою потребность в серьезной, взрослой, социально значимой деятельности, причем в привлекательной для него иг ровой форме и без принятия всей полноты ответственности за благополу чие и здоровье малыша. Возникает вопрос — почему подростковый возраст, по мнению автора, исключен из зоны сенситивности к нянченью? Ведь именно подросток приобретает необходимую техническую умелость и ком петентность в уходе за младенцем, да и перспектива материнства для подро стка, несомненно, значительно ближе, чем для младшего школьника. Дело в том, что без предварительного формирования опыта эмоционально-пози тивного общения с младенцем переход к технической стороне ухода может вызвать у подростка неприятие и брезгливость, а необходимость отвлече ния на заботу о младшем сиблинге, порождающая недостаток времени для общения со сверстниками, формирует установку в отношении младенца как помехи, препятствия на пути реализации собственных интересов, неприят ной обузы. Именно такая установка нередко проявляется у молодых мам, казалось бы имеющих достаточный подростковый опыт ухода за младенцем в собственной прародительской семье.

Четвертый этап — дифференциация мотивационных основ материнской и половой сфер — приходится на период полового созревания. Главной За дачей этого этапа становится интеграция ценностей половой жизни и мате ринства на основе их первоначального разделения. Психологические про блемы связи рождения ребенка и собственно сексуальных отношений, в частности внебрачной беременности и воспитания ребенка, предохранения от беременности и ее планирования, определяют развитие мотивационной и ценностно-смысловой сферы материнства.

Пятый этап — взаимодействие с собственным ребенком — включает не сколько периодов, определяющих формирование материнской позиции в период беременности и ожидания ребенка и в период ухода за младенцем и его воспитания.

Наконец, шестой этап — это формирование привязанности и любви к ре бенку как к личности (начиная с раннего возраста). На этом этапе происхо дит развитие отношения матери к ребенку в направлении преодоления симбиотического типа отношений и дифференциации границ «Я» — «ребе нок». Оно синхронизируется с кризисом первого года жизни и перестрой 9- 130 Глава 3. Детско-родительские отношения кой социальной ситуации развития ребенка раннего возраста в форме пре одоления системы отношений «Пра—Мы» (Л.С. Выготский) и выхода в пространство субъектно- (личностно-) ориентированного сотрудничества ребенок — взрослый.

Исследование девиаций материнского поведения [Брутман и др., 1994;

Брутман и др., 2000;

Радионова, 1996;

Филиппова, 1999] обнаружило, что группу риска составляют женщины с устойчивым игнорирующим типом переживания беременности. Игнорирующий тип сложнее всего поддается коррекции и находит выражение в таких деструктивных характеристиках родительского отношения, как эмоциональное отвержение, авторитар ность, директивность, гипопротекция и т.п.

Специальный интерес в связи с проблемой природы материнской любви (органическая/биологическая или культурно-историческая) представляют случаи отказа матерей от новорожденных детей. Отказ представляет собой крайний вариант отвержения матерью ребенка. Психологические особенности матерей-отказниц и причины отказа стали предметом исследования М.С. Ра дионовой и Ф.Е. Василюка. По его данным, в Москве 1—1,5% матерей отказы ваются от своих детей в родильных домах. В период с 1991-го по 1997 г. в Москве число социальных сирот увеличилось с 23 до 48% при общем сниже нии поступления детей в эти учреждения на 11 % и приуменьшении показате лей рождаемости фактически в полтора раза. Было показано, что отказ матери от ребенка переживается как кризис, вызванный конфликтом мотивационно потребностной сферы. Авторы выделили значимые компоненты структуры кризисной ситуации: сознательную установку матери на материнство или от каз от него, мотивы, реализующие неосознанные влечения, т.е. природное спонтанное влечение к материнству;

трудности или проблемность социальной ситуации (негативное отношение близких к рождению ребенка;

отсутствие ма териальных средств к существованию;

необходимость продолжения учебы и т.д.). На основе противоречивого сочетания этих компонентов возникает кризис принятия женщиной материнской роли, находящий различные вари анты своего разрешения. Причем основное значение при выборе того или ино го варианта имеют личностные особенности матери. Авторы делают вывод о том, что отказ от ребенка возможен только при определенном личностном ти пе. В работе выделено четыре типа личности: инфантильный, реалистический, ценностный и творческий. Инфантильный тип личности выступает фактором риска отказа матери от ребенка, отказ носит импульсивный характер и пред ставляет собой защитное действие. Для матерей инфантильного типа харак терно амбивалентное или резко отрицательное отношение к ребенку («ребе нок — виновник моего несчастья»). Если все-таки ребенок принимается, то в его отношении устанавливается симбиотическая связь («ребенок — часть ме ня»). В случае отказа от ребенка прослеживается неблагополучный анамнез — мать в детстве была объектом отвержения и испытывала дефицит любви со стороны собственной матери. Стратегия переживания кризиса инфантильны § 3. Характер эмоциональных отношений ми матерями избегающая, поведение по типу вытеснения. В отношении бере менности наблюдается своеобразная «агнозия»: женщина может узнать о сво ей беременности в середине, а то и в последней ее трети, часто — от других. Как правило, она не задумывается о своем состоянии, пускает все на самотек, нако нец, легко отказывается от ребенка непосредственно перед родами или сразу после. Никаких переживаний, конфликтов, угрызений совести.

Реалистический тип личности: отказ от материнства — целенаправлен ный поступок. Рационально взвешиваются все «за» и «против». Во главу уг ла ставятся интересы самой матери. Отношение к ребенку инструменталь ное: если может быть полезен для получения благ и привилегий — мать будет его воспитывать, если нет — откажется. Например, не хватает ребенка для улучшения жилищных условий — она приходит и забирает ребенка, хотя раньше категорически от него отказывалась. Стратегия — рассудочная, раци ональная;

отношение к ребенку — индифферентное, холодное. Психологиче скими особенностями такой матери являются низкий уровень природного влечения, материнской потребности и, как правило, низкий уровень эмпа тии. В анамнезе: сдержанность и холодность в отношениях с близкими в соб ственной, прародительской семье. Отказ от ребенка происходит еще до родов или после них. Как правило, мать не испытывает ни сомнений, ни тяжелых эмоциональных переживаний. Тем не менее часто отказ юридически не оформляется — на всякий случай, вдруг ребенок еще понадобится.

Для ценностного типа ценность материнства очень высока, социальная роль матери значима. Конфликт обусловлен отсутствием спонтанного вле чения к материнству или трудными внешними обстоятельствами. Как правило, женщина рожает ребенка без мужа, без поддержки или в очень стесненных материальных и жилищных условиях. Кризис длителен, про должается в течение всей беременности и после рождения ребенка. У мате ри констатируется высокий уровень эмоциональных переживаний. На этом фоне часто возникает чувство вины, и в результате ребенок становится объ ектом проекции негативных эмоций, отношение к нему амбивалентное.

Стратегия — колеблющаяся. Постоянная борьба мотивов, ситуация выбора, трудность принятия решения.

Для творческого типа личности отказ от ребенка маловероятен даже при самых неблагоприятных обстоятельствах. Социальная ценность мате ринства и природное к нему влечение велики. Отказ от материнства для та ких матерей равносилен утрате или угрозе утраты смысла жизни. Отноше ние к ребенку — безусловно эмоционально-положительное, он «свой», «человек, о котором я забочусь».

Причинами отказа от детей бывают нестабильность и угроза распада собственной семьи, материальная необеспеченность, личностная незре лость, искажения личностного равзития, депрессивные и аффективные расстройства, отвержение собственными матерями в анамнезе матерей-от казниц [Брутман, Варга, Хамитова, 200.0]. Депривация материнской любви, 132 Глава 3. Детско-родительские отношения переживаемая отвергаемым ребенком, приводит к нарушениям в формиро вании материнской позиции в зрелости.

Таким образом, представленные данные свидетельствуют о том, что, признавая наличие природных предпосылок материнства, нельзя забывать о неоспоримости приоритета в детерминации характера эмоционального отношения к ребенку социально-исторических факторов.

Роли матери и отца в развитии ребенка В концепции Э. Фромма материнская и отцовская любовь рассматривают ся как имеющие разную природу, генезис, формы проявления и оказываю щие различное влияние на развитие ребенка.

Фромм [1990], анализируя традиционную семью, противопоставлял мате ринскую и отцовскую любовь как любовь безусловную и любовь требователь ную. Материнская любовь по своей природе безусловна, не связана с достоин ствами и достижениями ребенка. Любовь матери, по Фромму, слепа и не знает справедливости. Мать изначально признает самоценность ребенка и строит отношения по типу альтруистической любви, готовности к самопо жертвованию, самоотдаче. Материнская любовь дана ребенку изначально как дар, она является основой формирования у ребенка базового доверия к миру, открытости и готовности с ним взаимодействовать (Э. Эриксон). Отцовская любовь — требовательная, условная, это любовь, которую ребенок должен за служить. Она, в отличие от материнской, не имеет врожденных предпосылок, а формируется на протяжении первых лет жизни ребенка. Чтобы заслужить отцовскую любовь, ребенок должен соответствовать определенной системе социальных требований. Традиционная роль отца — носитель социальных норм и требований по отношению к ребенку, образец стандартов поведения.

Любовь отца выступает как социальное одобрение поведения ребенка, соот ветствие определенным ожиданиям. В детях отец, как и мать, видит возмож ность самоактуализации, и в силу этого на ребенка возлагаются определенные отцовские ожидания в отношении его достижений, карьеры, результатов.

В ребенке для отца воплощена возможность продолжения рода. Традиционно культурные нормы вменяют в обязанность мужчины дать и воспитать семье наследника, как продолжателя рода, хранителя традиций и родовой памяти («Я люблю тебя, потому что ты похож на меня»). Отцы в большей степени приветствуют появление наследника (мальчика) и более склонны принимать его взросление и созревание, чем взросление и созревание девочки [Cooper, Grotevant, 1987]. Бездетность является одной из причин острого пережива ния мужчинами кризиса середины жизни, когда «социальные часы» требуют отчета о том, «воспитал ли ты сына». Для женщины «социальные часы» про бивают раньше и вопрос о самореализации в рождении и воспитании ребенка приобретает остроту и актуальность уже в период кризиса 27—30 лет.

Отец, согласно Фромму, выполняет функцию социального контроля и является источником требований, норм поведения, санкций. Исследования § 3. Характер эмоциональных отношений показывают, что подростки скорее согласны принимать наказания со сторо ны отца, чем матери. Если наказывает мать, это воспринимается как эмоци ональное отвержение, проявление нелюбви и враждебности [Siegal, 1987].

Для формирования гармоничной личности необходимы и отцовская, и материнская любовь. Лишь наличие той и другой обеспечивает формирова ние духовно здоровой, гармоничной, зрелой личности. Искажения материн ской и отцовской любви, инверсии ролей приводят к нарушениям и искаже ниям развития ребенка. Фромм дает следующие примеры сценариев развития ребенка при искажении и инверсии ролей отца и матери. Так, соче тание любящей и чрезмерно властной матери и слабого и зависимого отца приводит к формированию излишней зависимости от матери, склонности к опеке и заботе, отсутствию дисциплинированности, автономии, ответствен ности, что особенно губительно сказывается на мальчике. Недостаток мате ринской любви чреват центрацией на матери и жаждой безусловной материн ской любви. В этом случае в собственной супружеской жизни человек будет стремиться быть любимым, но не любить самому. При холодной, отстраненной матери и авторитарном и строгом отце ребенок будет ориенти рован на отца, поскольку отцовскую любовь, в отличие от материнской, он при определенных условиях может получить (заслужить). Тогда главными ценностями для него становятся закон, порядок и авторитет. Формируется тип холодного карьериста, направленного на достижения и успех во что бы то ни стало. Наблюдается предпочтение «мужских» видов деятельности, отри цание чувств, низкая эмпатия. У девочек из-за трудностей идентификации с матерью часто возникают проблемы с формированием полоролевой идентич ности. В собственной семье с большой вероятностью будет воспроизведена та же модель супружеских отношений. Фромм дополняет эту картину сценари ем развития ребенка, родители которого не любят друг друга, взаимно сдер жанны и холодны. Ребенок, лишенный близких контактов и испытывающий дефицит проявления чувств, постоянно будет находиться в страхе и тревоге, замкнется в себе, уйдет в мир переживаний и грез. Альтернативой может стать формирование «социально провоцирующего» типа личности, поведе ние которой будет строиться на том, чтобы любыми средствами привлечь к себе внимание, вызвать чувства родителей, пусть даже и негативные, и, при няв на себя удар, освободиться от переживания страха и тревоги.

Концепция А. Адлера содержит интересные дополнения, позволяющие яснее представить роли матери и отца в развитии личности ребенка. Отно шение матери к ребенку имеет ключевое значение для формирования чув ства социальной общности и социальной идентичности. Помимо безуслов ного эмоционального его принятия, мать своим образцом нежности и заботы о детях, муже, людях вне семейного круга демонстрирует модель поведения, побуждаемого социальным интересом. Мать учит ребенка люб ви и заботе о других людях, поощряет его к формированию товарищеских, дружеских интересов за пределами семьи. При этом она не должна замы 134 Глава 3. Детско-родительские отношения каться только на ребенке, она обязана реализовывать доброжелательные отношения к другим членам семьи и к более широкому социальному окру жению. Желательно, чтобы мать не ограничивалась лишь воспитанием де тей, но была включена в социальные виды деятельности. Функция отца в воспитании ребенка состоит в поощрении его активности, направленной на развитие социальной компетентности, необходимой ребенку для преодоле ния комплекса неполноценности. Отец ставит задачи, дает образцы спосо бов решения, оказывает необходимую помощь, стимулирует автономию ре бенка и его направленность на достижение целей.

Формирование отцовства и отцовской любви — достаточно сложная за дача. Иногда говорят о «кризисе становления (начала) отцовства», особен но в случае рождения первого ребенка. Принятие роли отца — это достаточ но длительный кризис переосмысления себя и своей роли в жизни, связанный с новой ответственностью за благополучие семьи и детей, пере осмыслением и перестройкой отношений как в семье, так и за ее предела ми. Обычно формирование родительской позиции отца начинается где-то со второй половины беременности жены и нередко растягивается на весь первый год жизни ребенка. Для формирования полноценной эмоциональ но-позитивной связи отец—ребенок в качестве профилактической меры необходимо как можно раньше вовлекать отца в процесс воспитания ребен ка, используя разнообразные формы — от общения с ребенком в период внутриутробного развития до присутствия при родах. Современный тип отцовства характеризуется значительным разнообразием параметров учас тия отца в воспитании ребенка [Cabrera et 2000], например:

•доступность (присутствие отца и возможность ребенка обратиться к нему);

• включенность в совместную деятельность (прямые контакты, уход за ребенком, совместная деятельность);

•ответственность (финансовое и материальное обеспечение, организа ция образовательно-воспитательной среды, общение с учителями);

• мониторинг, т.е. информированность о занятиях ребенка, его местона хождении, интересах, желаниях, потребностях.

Активное участие отца в воспитании маленького ребенка способствует формированию надежного типа привязанности, благополучному эмоцио нальному его развитию. В младшем школьном возрасте включенность отца в процесс воспитания находит отражение в высокой успеваемости ребенка;

в подростковом возрасте близкие и тесные отношения с отцом также связа ны с высокой успеваемостью, эмоциональным благополучием, являются важной превентивной мерой против делинквентного поведения подрост ков. Отметим также, что ответственность отца за финансовое обеспечение детей способствует благополучному их развитию еще и опосредованно. По этому даже в случае, когда отец проживает отдельно и его контакты с ре бенком ограниченны, роль отца в воспитании ребенка трудно переоценить.

§ 3. Характер эмоциональных отношений Ряд исследователей (А. Адлер, Э. Фромм) утверждали, что воспитатель ная модель родительского поведения отцов и матерей варьируется в зависи мости от пола ребенка. Дифференцированный подход матери и отца к доче ри и сыну является важным условием формирования полоролевой идентичности ребенка. М. Сигал [Siegal, 1987] проанализировал результаты 39 исследований, в которых сравнивались особенности поведения матери и отца во взаимоотношениях с сыновьями и дочерьми. В 20 исследованиях были получены статистически значимые поведенческие различия отца в воспитании дочерей и сыновей. Причем степень выраженности этих разли чий менялась в зависимости от возраста ребенка. С детьми младенческого и раннего возраста отцы общаются, не делая существенных различий между сыновьями и дочерьми. Различия возникают в явной форме и постепенно усиливаются начиная с дошкольного возраста. Отцы чаще контактируют с мальчиками, поощряют их спортивные игры, исследовательскую деятель ность, проявляют в отношениях с мальчиками большую строгость и дирек тивность, менее аффективны. Принято считать, что отцы играют значитель ную роль в развитии маскулинных качеств у мальчиков и фемининных у девочек, причем к маскулинным качествам относят автономность, самосто ятельность, конкурентность, направленность на достижения, инициативу, а к фемининным — высокий уровень эмпатии, заботливость, способность к сопереживанию, коммуникативность. Соответственно, и отношения с каж дым из родителей ребенок строит по-разному. К матери дети чаще обраща ются за проявлениями близости и эмоциональной поддержки, а отец обыч но выступает как партнер в совместных делах и источник авторитетного мнения [Thornton et al., 1995].

Так же как взаимодействие родителя с ребенком опосредуется полом ребенка, так и ожидания детей в отношении поведения родителей опосре дуются полом ребенка. Девочки ожидают большей поддержки от родите лей, приписывают им большее количество обязательств, чем мальчики [Stein, Wemrners et al., 1998].

Качество супружеских отношений влияет на качество отношений дет ско-родительских. Представление ребенка об отце и отношения с ним в большей степени зависят от взаимоотношений супругов, чем от представ ления ребенка о матери и отношения с ней [Amato, Booth, 1996]. Отноше ние ребенка к родителю опосредуется отношением к последнему супруга, в первую очередь отношением матери к отцу, а не его супружескими качест вами. Принятие ребенком отца зависит от супружеской теплоты отноше ния матери к отцу [White, 1999].

Полоролевая идентификация мальчиков и девочек идет принципиально различными путями [Maccoby, 1980;

Алешина, Воловик, 1991]. Социальное окружение предлагает мальчикам и девочкам различные образцы и модели полоролевого поведения для подражания и идентификации. Однако если се мья неполная, то отец в силу ограниченности или отсутствия с ней контактов 136 Глава 3. Детско-родительские отношения не выступает как образец для подражания. Поскольку уже в раннем и до школьном возрасте взрослые предъявляют к ребенку социальные ожидания в отношении сформированности у него маскулинных или фемининных черт, то в условиях дефицита образцов мужественности маскулинная идентичность формируется не по принципу подражания образцу, а как бы «от обратного»:

«Не смей плакать, ты же не девочка!» Другими словами, мужчина приравни вается к «не-женщине», поведение мужчины строится как прямо противопо ложное поведению женщины. Очевидно, что реальная социально заданная модель мужского поведения, сочетающая в себе как маскулинные, так и фе мининные черты, никак не соответствует этому искусственному представле нию. В итоге формируется гротескная маскулинность, т.е. не истинная маску линность, а фемининность со знаком «минус». Например, поскольку женщина отличается эффективностью, способностью к сопереживанию и со чувствию, то настоящий мужчина должен быть лишен эмоциональной чувст вительности и способности к эмпатии. Многие «супермены», предлагаемые для подражания средствами массовой информации, представляют, по сути, именно такие гротескные образцы. В образовательных учреждениях женщи ны также составляют основной круг воспитателей ребенка, поэтому мальчик, воспитывающийся без отца, практически обречен на трудности освоения по лоролевого поведения.

У девочек, в отличие от мальчиков, мать изначально выступает как обра зец для полоролевой идентификации. Однако в силу характера тесной сов местной деятельности в раннем возрасте, подкрепленной эмоциональной симбиотической связью с матерью, девочки испытывают трудности иного рода. Это проблемы дифференциации Я на основе преодоления симбиоза и противопоставления себя матери. Соответственно, возникают помехи на пути осознанной ориентации дочери на мать как образец полоролевого по ведения. В подростковом возрасте девушка, решая проблему построения личностной идентичности, сталкивается с двумя противоречащими друг другу задачами. Задача автономизации и освобождения от родительской опеки и влияния требует дистанцирования дочери от матери. Решение дру гой задачи — построения полоролевой идентичности — требует идентифи кации с образцами женственности, в частности подражания полоролевым моделям поведения, носителем которых является мать. Исходная противо речивость задач развития находит выражение в противоречивости отно шений девушки с матерью, которая должна, с одной стороны, установить определенные личностные границы и автономию, а с другой — идентифици ровать себя с матерью как моделью полоролевого поведения. Если баланс личностной автономии и близости дочери с матерью нарушен, то возможны два варианта установления женской идентичности. В случае дистантности и конфликтности отношений с матерью можно наблюдать построение жен ской идентичности путем отрицания образца материнского поведения, что вряд ли продуктивно, особенно если модель материнского поведения отве § 3. Характер эмоциональных отношений чает социокультурным нормам и ожиданиям. В случае недостаточной диф ференцированности личностных границ и симбиотической зависимости от матери некритичная интроекция ролевой модели поведения может про явиться в низкой индивидуации личности и неадекватной полоролевой идентичности дочери (по типу «навязанной» полоролевой модели или предрешения идентичности). В силу указанных обстоятельств важное зна чение в процессе становления полоролевой идентичности девушки приоб ретает отец. Функция отца состоит в том, чтобы, подчеркивая и выделяя фе мининные черты дочери, дать ей возможность утвердить свою полоролевую идентификацию, сохраняя ориентацию на идентичность матери, но в собст венном уникальном варианте. Идеальный отец видит в девочке будущую женщину, восхищается ею и подчеркивает в ней черты женственности.

Специфика отношения родителей к детям разного пола осознается ро дителями и часто выступает как реализация целенаправленното воспита ния детей с учетом тендерных различий. По данным исследования Д. Баум ринд [Baumrind, 1975], отцы характеризуют себя как строгих и использующих физические наказания с сыновьями, но не с дочерьми. Ма тери считают себя более снисходительными в отношениях С мальчиками, а в отношениях с девочками требуют большего послушания. В воспитании детей разного пола родители ставят и разные задачи. И в детстве, и в под ростковом возрасте мальчиков поощряют к большей независимости и стра тегическому мышлению, а девочек — к зависимости и умению решать кон кретные проблемы [Walkerdine, 1985]. Матери предъявляют более высокие ожидания к дочерям в отношении достижения зрелости и автономии [Dekovik, Nooin, Meeus, 1997].

Специфика материнского/отцовского отношения к дочери или сыну оп ределяется также возрастом, характером взаимоотношений между супруга ми, количеством детей в семье и сиблинговой позицией (порядком рожде ния ребенка в семье), индивидуально-личностными особенностями детей.

Возраст ребенка влияет на выраженность различий в отношении к нему матери и отца в зависимости от его пола. На протяжении младенческого и раннего возрастов тендерные особенности воспитания нивелируются. Тогда же отец больше дистанцирован от воспитания, чем в дошкольном и младшем школьном возрасте ребенка, — в значительной мере это объясняется тем, что в этот период отцы решают задачу материально-финансового обеспечения семьи и развития собственной карьеры. В подростковом возрасте сына и до чери различия в отношении к ним отца и матери выражены максимально.

Взаимоотношения и характер общения между супругами, степень субъ ективной удовлетворенности браком также оказывают влияние на специ фику отношения матери и отца к ребенку своего и противоположного по ла. Если отношения гармоничные, то отец больше внимания уделяет воспитанию детей, подчеркивая фемининные качества дочери и своим по ведением в отношении матери ориентируя сына на выполнение традицион 138 Глава 3. Детско-родительские отношения ной мужской роли, воспитывая в нем такие маскулинные качества, как ав тономию, ответственность, настойчивость, направленность на достижения.

Если отношения между супругами достаточно сложные, то могут возни кать межпоколенные коалиции «мать и дочь против отца», «отец и сын против матери», что приводит к нарушениям в личностном развитии детей.

Другим следствием холодности и дисгармоничности отношений между су пругами может стать отвержение родителем ребенка противоположного пола по механизму проекции (матерью — сына, отцом — дочери). Более редким вариантом является делегирование сыну матерью нетипичных функций — поддержки, опоры, ответственности за благополучие семьи — по сути, делегирования сыну функций супруга.

Когда в семье один ребенок, отец уделяет ему больше внимания, если это мальчик, а когда двое детей — внимание родителей распределяется с предпочтением к ребенку своего пола. Полоролевые установки отцов в се мье, где дети одного пола, значительно более экстремальны, чем отцов, имеющих детей разных полов. У матери в отношении к сыну чаще, чем в отношении к дочери, присутствует тенденция к установлению очень близ ких эмоциональных отношений симбиотического типа, но в отношениях с дочерью эта установка фактически реализуется чаще. По мере взросления сын от матери постепенно отдаляется, а дочь, наоборот, сближается с ней.

У отца обычно наблюдается предпочтение ребенка своего пола. Согласно эволюционному подходу мальчики менее жизнестойки, более болезненны, уязвимы в силу того, что продолжение рода в большей степени определяет ся представительницами женского рода, которые благодаря механизму ес тественного отбора приобрели большую устойчивость и жизнестойкость.

Поэтому биологически оправданно то, что родители значительно больше уделяют внимания сыну, чем дочери.

Что касается сиблинговой позиции, то наиболее значимые различия в материнском и отцовском отношении к ребенку связаны с позицией стар шего и младшего ребенка. Отец уделяет больше внимания старшему ребен ку, связывая с ним основные ожидания, а мать проявляет более снисходи тельное и потворствующее отношение к младшему.

К индивидуально-личностным особенностям ребенка, оказывающим влияние на формирование отцовской или материнской позиции, относят темперамент, послушание/непослушание (готовность следовать дисцип лине), а также импульсивность/способность действовать в соответствии с планом. Мать оказывается более сенситивной к темпераменту ребенка, чем отец. При «трудном темпераменте» нередко наблюдается амбивалентное отношение и даже эмоциональное отвержение ребенка матерью. Послуша ние ребенка в большей степени влияет на формирование отцовской пози ции, чем материнской. Что касается импульсивности ребенка, то здесь трудно говорить о каких-либо явно выраженных различиях реагирования матери и отца.

§ 3. Характер эмоциональных отношений Во второй половине XX в. семья претерпела значительные изменения, связанные со все более широким участием женщин в общественном произ водстве и соответствующим пересмотром традиционных ролей супругов в семье. Современная нетрадиционная семья характеризуется тем, что мать, за исключением периода рождения детей и воспитания их в раннем возра сте, работает. Соответственно, изменение ролей супругов приводит и к из менению модели социализации детей. Если раньше отцов рассматривали скорее как «помощников» матерей в воспитании детей [Cabrera et al., 2000] либо как носителей социальных требований и ожиданий к поведению и до стижениям ребенка (Э. Фромм), то теперь отцы наравне с матерями стано вятся полноправными родителями, чей вклад в воспитание не ограничива ется функциями обучения и контроля, а включает и эмоциональное общение с ребенком, и первичный уход за младенцем. Эта тенденция к эга литарности в реализации родительской функции обоими супругами нахо дит отражение в термине «со-родительство», используемом вместо поня тий «материнство» и «отцовство», когда говорят о семье, где оба супруга работают и вносят равный вклад в материальное обеспечение семьи. Воз никает модель отцовства, в рамках которой отец реализует новую модель эмоционального отношения к ребенку — условную отцовскую и безуслов но-принимающую материнскую любовь. Новая модель отцовства оказыва ет положительное влияние на развитие детей обоих полов, причем именно для мальчика любящий, ласковый, заботливый отец является той моделью полоролевого поведения, которая обеспечивает благоприятные условия для формирования маскулинных черт.

Трудовая занятость матери оказывает различное влияние на детей в зави симости от ее мотивации и того, какой личностный смысл имеет для нее ра бота. Если профессиональную деятельность женщина рассматривает как сферу самоактуализации, если работа приносит удовлетворение и чувство самореализованности личности, то дети не только не страдают от того, что мать вынуждена делить свое внимание между домом и работой, но и получа ют определенные преимущества. Так, общение с детьми у работающих мате рей становится более содержательным, включает познавательные формы, иг ру, совместную деятельность и позитивное эмоциональное взаимодействие.

Напротив, если работа для матери не более чем средство заработать на жизнь, то мать, разрываясь между обязанностями хозяйки дома, профессио нальными функциями и воспитанием детей, испытывает ролевую перегруз ку, стресс. Переживание неудовлетворенности рождает чувство вины, напря жение и выражение негативного аффекта при общении с детьми.

В неполной семье с работающими матерями мальчики оказываются бо лее уязвимыми к факту отвлечения матери на профессиональную деятель ность. Так, работающая мать с высшим образованием оказывает позитив ное влияние на развитие дочери, предоставляя ей возможность реализовать и утвердить себя в новой социально значимой и высоко оцени 140 Глава 3. Детско-родительские отношения ваемой семьей роли хозяйки дома, в то время как развитие сыновей, испы тывающих депривацию общения с матерью, может быть с большей вероят ностью искажено. У мальчиков снижается успеваемость в школе, повыша ется тревожность, возрастает риск возникновения девиантного поведения [Bronfenbrenner, 1989]. Отцы в таких семьях, как правило, предъявляют бо лее высокие ожидания в отношении успехов и достижений дочерей.

§ 4. Характер эмоционального отношения ребенка к родителю Виды привязанности Проблема формирования положительного аффективного отношения ре бенка к близкому взрослому (родителям) является одной из наиболее ак туальных в психологии развития и психологии личности (3. Фрейд, Э. Эриксон, К. Хорни, Дж. Боулби, М. Эйнсворт, А. Валлон, Л.С. Выгот ский, М.И. Лисина, Д.Б. Эльконин). В отечественной психологии пробле ма формирования первой социальной потребности ребенка — потребности в социальном контакте — подверглась всестороннему изучению. Было до казано, что она связана с эмоционально-позитивным переживанием ребен ка и основана на удовлетворении близким взрослым потребности ребенка в новых впечатлениях, а механизмом ее формирования является опережа ющая инициатива взрослого, создающего зону ближайшего развития ре бенка [Лисина, 1986].

В зарубежной психологии проблема формирования аффективного отно шения к близкому взрослому (матери и отцу) связывалась с удовлетворени ем врожденного сексуального влечения (3. Фрейд), с формированием чувст ва базового доверия к миру (Э. Эриксон), с удовлетворением взрослым потребности ребенка в чувстве безопасности (К. Хорни). Последний тезис — о роли взрослого в обеспечении защиты, безопасности и протекции — был принят как основополагающий постулат концепции привязанности Дж. Бо улби, в рамках которой дано теоретическое объяснение механизмов форми рования эмоционально-позитивного отношения ребенка ко взрослому.

Боулби, основываясь на эволюционной и этологической теориях, рас сматривал привязанность как модель поведения, обеспечивающую дости жение и сохранение контактов с близким взрослым, удовлетворяющим по требность ребенка в безопасности, а поведение привязанности — как кибернетическую систему с контролем и обратной связью, считая, что ре бенок активен в поиске близости со значимой фигурой взрослого. Лишь ус тановление ребенком необходимой близости и удовлетворение потребнос ти в безопасности открывает возможность для его познавательной активности и исследования ситуации. Фундаментальным тезисом теории привязанности является предположение об интернализации ребенком «ра бочей модели» образа значимого взрослого, которая приобретает ориенти § 4. Характер эмоционального отношения ребенка к родителю рующее значение и, выделяя родителя, придает контакту с ним исключи тельное для ребенка значение.

Сенситивным периодом для формирования привязанности является пер вый год жизни ребенка. Примерно в 6—10 месяцев, в связи со становлением первой формы «сохранения объекта», у ребенка возникает избирательность в отношении взрослых, происходит объективирование фигуры родителя как предмета привязанности. Если до 12 месяцев привязанность оказывается не сформированной, то психическое развитие ребенка нарушается.

Можно выделить следующие этапы формирования привязанности:

•0—6 месяцев — начало реализации потребности в контакте и близости со взрослым, необходимых для выживания ребенка, в форме поведенчес кой модели привязанности;

•6—12 месяцев — на основе формирования «сохранения объекта» со хранение образа матери как объекта поведенческой модели привязанности.

Начало отделения своих от чужих. На чужих взрослых у ребенка 6—7 ме сяцев возникает реакция страха. Интернализация образа матери и четкое выделение фигур привязанности;

•до 2 (3) лет — возникновение и развитие реакции на сепарацию и раз луку с матерью. Сепарация в этом возрасте выступает как фактор риска, провоцирующий развитие невротической потребности в любви. Формиро вание определенного вида привязанности, обусловленного особенностями материнского поведения и историей развития ребенка (наличием случаев сепарации).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.