WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

дизайн пользовательского интерфейса влад. в. головач Затаив дыхание, Пончик поднялся по лестничке и нажал кнопку у двери. Дверь отворилась. Пончик вылез из пищевого отсека и принялся бродить по

кривому коридорчику, стараясь отыскать дверцу лифта. Он не был так хорошо знаком с устройст вом ракеты, как Незнайка, поэтому несколько раз обошел коридорчик вокруг, каждый раз попадая к пищевому отсеку. Опасаясь, что Незнайка прос нется и обнаружит его исчезновение, Пончик снова стал нервничать и терять соображение.

Наконец ему все же удалось отыскать дверцу лифта. Недолго думая он забрался в кабину и нажал первую попавшуюся кнопку. Кабина, вместо того чтобы опуститься вниз, поднялась вверх. Но Пончик не обратил на это внимания и, выйдя из кабины, принялся искать дверь шлюзовой камеры, через которую можно было выйти наружу.

В шлюзовую камеру он, конечно, попасть не мог, потому что ее здесь не было, а попал вместо этого в кнопочную кабину и стал ощупывать в темноте стены, стараясь найти выключатель. Выключате ля ему не удалось обнаружить, но посреди кабины он наткнулся на небольшой столик, на котором нащупал кнопку. Вообразив, что посредством этой кнопки включается свет, Пончик нажал ее и сразу подскочил кверху, оказавшись в состоянии невесо мости. Одновременно с этим он услышал мерный шум заработавшего реактивного двигателя.

Некоторые самые догадливые читатели, наверно, сразу сообразили, что Пончик нажал как раз ту кнопку, которая включала электронную управ ляющую машину. А электронная управляющая машина, как это и было предусмотрено конструк торами, сама собой включила прибор невесомос ти, реактивный двигатель и все остальное обору дование, благодаря чему ракета отправилась в космический полет в тот момент, когда этого никто не ожидал.

Николай Носов. Незнайка на Луне ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ I Моим родителям.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ II Оглавление Введение 1 Каким должно быть сообщение об ошибке Пароли Часть 1. Факторы Самовыражение Скорость выполнения работы Длительность интеллектуальной Всячина работы 5 Память Непосредственное Кратковременная память манипулирование Долговременная память Потеря фокуса внимания 8 Поиск и визуализация Длительность физических информации действий Четыре вида поиска и еще два Быстрый или точный Как визуализировать Длительность реакции системы Навигация Цели навигации Человеческие ошибки Битва против меню Существование несуществующего Типы ошибок Часть 2. Инвентарь Блокировка потенциально опасных действий до получения Элементы управления подтверждения Кнопки Проверка действий пользователя Командные кнопки перед их принятием Кнопки доступа к меню Самостоятельный выбор команд Чекбоксы и радиокнопки Два уровня ошибок Вариант для панелей иобратнаясвязь инструментов Обучение работе с системой Списки Почему пользователи учатся Раскрывающиеся списки Средства обучения Пролистываемые списки Понятность системы Комбобоксы Ментальная модель Поля ввода Метафора Крутилки Аффорданс Ползунки Стандарт Меню Обучающие материалы Типы меню Что нам нужно и что у нас Устройство меню есть Устройство Базовая и обзорная справки отдельных элементов Справка предметной области Группировка элементов Процедурная справка Контекстные меню Контекстная справка Окна Спиральность Типы окон Субъективное удовлетворение Недолгая история окон на экране Эстетика Элементы окна Какой пользователь не любит Строка заголовка окна быстрой езды? Строка статуса По острию ножа Панели инструментов Вон отсюда, идиот! Полоски прокрутки и их альтернатива ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ:ОГЛАВЛЕНИЕ III Структура окна 94 Тестирование/модификация Увеличиваем площадь 95 прототипа Перемещение в пределах окна 98 Постановка задачи Последовательные окна 99 Собственно тестирование Проверка посредством Остальное наблюдения Пиктограммы за пользователем Чем пиктограммы плохи Мыслим вслух Чем пиктограммы хороши Проверка Место пиктограммы качества восприятия вжизни А потом – всё переделать! Какой должна быть хорошая Заключение пиктограмма Курсоры 107 Тестируйте Цвет Не забывайте о здравом Звук смысле Читайте книги Часть 3. Процесс Операция «Человечность и милосердие» Три шага к красоте Роль технического писателя Первоначальное проектирование Определение необходимой функциональности системы Анализ целей пользователей Анализ действий пользователей Низкоуровневые и высокоуровневые функции Прилив вдохновения Создание пользовательских сценариев Проектирование общей структуры Выделение независимых блоков Определение смысловой связи между блоками Результат Проектирование отдельных блоков Предсказание скорости Правила GOMS Методика расчетов Адаптивная функциональность Результат Создание глоссария Сбор полной схемы Проверка схемы по сценарию Экспертная оценка Построение прототипа Первая версия. Бумажная Вторая версия. Презентация Третья версия Четвертая версия ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ:ОГЛАВЛЕНИЕ IV Введение В нашей стране происходят два независимых имеет два существенных недостатка – он так же процесса, делающие дизайн интерфейсов не интересен как таблица умножения (а) и не вы профессией отдельных людей, но частью зывает никакого желания следовать этим эврис деятельности многих. тикам (б). Как задумал, так и получилось (хотя Во первых, зарождается нормально устроен эвристик1, как таковых, я вовсе не избегал).

ная индустрия заказной разработки программ Далее. Эта книга не могла бы родиться, если ного обеспечения. Конечно, этот бизнес су бы я в течение нескольких лет не работал над ществовал и раньше, но успех на нем во многом своим авторским проектом, посвященным, в определялся не качеством выполнения работы, том числе, и дизайну интерфейса (сфера моих но школьным знакомством с заказчиком. Сейчас интересов довольно таки широка). В частности, ситуация изменилась. Внутренний рынок насы именно на сайте я обкатал свой стиль, щен и стоимость работы на нем низка. Прихо отличающийся непомерной категоричностью дится, по примеру Индии, работать на запад суждений. Если я считаю какое либо действие ный рынок. Требования же к качеству работы необходимым, я стараюсь писать так, как будто там гораздо выше отечественных, причем в эти нет ни технических трудностей реализации, ни требования входит качество интерфейса. сложившихся стандартов, ни чего либо ещё.

Вторым процессом является развитие интер Многие читатели сайта жаловались на мой нета и соответствующая разработка сайтов. стиль (почему я и пишу об этом здесь). Но я Спрос родил предложение, и в стране образо совершенно уверен, что мой подход правилен.

валось большое количество профессиональных Эта книга называется «Дизайн пользовательс веб дизайнеров, совершенно не знающих прин кого интерфейса», а дизайн потому и дизайн, ципы конструирования интерфейсов. Рынок же что не терпит косности в сознании. К нему надо веб дизайна обнаруживает те же тенденции, что подходить творчески. Если бы я хотел написать и рынок программирования (т.е. такая же книгу, о том, как делают все, эта книга называ ориентация на запад, примерно такие же требо лась бы «Проектирование пользовательского вания к качеству). Таким образом, образовалось интерфейса». Но я не хотел. Человеко компью две категории людей (программисты и веб терное взаимодействие, как проблематика, дизайнеры), профессиональный успех которых очень молода, так что у нас есть хорошие шансы напрямую связан с качеством создаваемого ими изобрести что нибудь совершенно новое и про пользовательского интерфейса. грессивное. Именно это сделает меня счастли Но эта книга будет полезна не только таким вым. Таким образом, я пытался создать книгу, по людям. Дизайн пользовательского интерфейса возможности не отвечающую на вопрос Как, но вовсе не дитя компьютера. Фактически, одни и посвященную ответам на вопросы Зачем и те же принципы применимы как при проекти Почему. Я старался оставить читателю удоволь ровании программы, так и при проектировании ствие самому сделать нужные выводы.

тостера (различаться, скорее, будут конкретные методы реализации интерфейса). Это значит, что книга может оказаться полезной также и 1. Эвристика [гр. heuresko – отыскиваю, открываю] – промышленным дизайнерам.

специальные методы решения задач (эвристичес кие методы), которые обычно противопостав Об этой книге и обо мне ляются формальным методам решения, Когда я только начал писать эту книгу, я твердо опирающимся на точные математические модели.

Использование эвристических методов (эвристик) решил избегать в ней стиля «Десять советов сокращает время решения задачи по сравнению с начинающему акушеру», к сожалению, крайне методом полного ненаправленного перебора популярному в литературе сходной тематики.

возможных альтернатив;

получаемые решения не Стиль этот, характерный, прежде всего, неу являются, как правило, наилучшими, а относятся меренным употреблением «эвристик» типа «Из лишь к множеству допустимых решений;

приме нение эвристических методов не всегда обес бегайте бить пользователей палкой по голове», печивает достижение поставленной цели.

будучи, без сомнения, формально правильным, Большая Российская энциклопедия ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВВЕДЕНИЕ И, наконец, самое главное. Эта книга почти Терминология полностью основывается на моем личном опыте, Как это ни печально, но русская терминология а не анализе и компиляции чужих работ по чело интерфейса фактически отсутствует. Сомне веко компьютерному взаимодействию, когни вающиеся в этом факте могут убедиться в моей тивной и инженерной психологии, а также правоте, узнав, как в русском глоссарий фирмы эргономике. Все идеи, эвристики и аксиомы Microsoft, которая, по понятным причинам, имеют источником мои собственные наблю является законодателем мод в этой области, дения (за исключением немногих случаев, когда переводятся термины «radio button» и я явно ссылался в тексте на работы других «checkbox». В английском языке тоже не всё авторов). Вероятно, текст этой книги во многом гладко, так, например, элемент управления, копирует чужие работы, но это происходит называемый в мире Microsoft «spinner» в мире только потому, что я и авторы этих работ Apple называется «little arrows». Но буржуям, независимо пришли к одинаковым результатам.

конечно, гораздо легче.

Так или иначе, но при написании этой книги Чего здесь нет передо мной встала нешуточная проблема: как Когда я написал две первых страницы, я понял, называть элементы управления? Обнаружилось что написание всеобъемлющего труда нереаль (в который раз), что не для всех элементов но: во первых, это требует количества времени, можно подобрать формально правильные которым я не располагаю, а во вторых, что названия, т.е. такие названия, которые как то более важно, это никто не сможет читать. Более связаны с обозначаемым элементом. У тех же того. Оказалось, что даже более менее система элементов, которым такие названия подобрать тическое описание тоже невозможно, посколь можно, эти названия получаются длинными, ку это потребует написания такого количества «как «Фауст» Гёте». Так или иначе, всяко словесной руды, что пробраться через неё получалось плохо, даже массовый опрос коллег обычному читателю будет чрезвычайно тяжело.

не помог. Таким образом, у меня была альтер Осознав это, я изменил план книги так, чтобы натива: я мог воспользоваться глоссарием она состояла из трех частей:

Microsoft (во многих отношениях плохоньким), Факторы. Эта часть, фактически состо мог перевести сам нужные термины (но они ящая из отдельных, не слишком связанных получались непроизносимыми) или мог оста между собой эссе, описывает основные вить все термины по английски (или, как аспекты дизайна интерфейсов.

вариант, перевести их транслитерацией).

Инвентарь. В этой части описываются Я выбрал срединный путь.

основные «кирпичи», из которых состоит Элементы управления я буду называть их анг любой графический интерфейс, начиная лийским названием в транслитерации, причем, кнопками и заканчивая окнами.

если возможен правильный, но труднопроиз Процесс. Часть, описывающая сам про носимый вариант, я буду писать его в скобках цесс дизайна интерфейса.

после первого появления транслитерирован И ещё раз более того. Нежелание и невоз ного термина. Есть, однако, названия, которые можность написать «Библию проектирования переводятся и хорошо, и сравнительно кратко.

интерфейса» привело к тому, что я почти не Их я буду переводить, стараясь делать это «по писал о низкоуровневом интерфейсе1 (что майкрософтовски».

важно для разработчиков игр и флаш роликов), Аргументирую я свое решение следующим равно как и о проектировании интерфейсов образом. Письменный язык должен совпадать с управления динамическими системами (что устным. Представить себе программиста, кото важно разработчикам того, что раньше рый говорит другому программисту «а не вста называлось АСУТП). Разумеется, эта книга вить ли тебе сюда парочку переключателей будет полезна и для этих людей, но не так единственного выбора?» совершенно невозмож полезна, как могла бы быть.

но2. Значит, в данном конкретном случае транслитерация имеет право на существование.

Всё равно все говорят «чекбокс». Вот и пусть говорят дальше.

1. В отличии от высокоуровневого интерфейса, в котором единицами величины являются кнопки, меню, окна и т.д., в низкоуровневом интерфейсе единицами являются пиксели и миллисекунды (например, «через сколько миллисекунд нужно 2. Этот пример напоминает известный анекдот, в принимать новое нажатие клавиши?» или «на котором один сварщик говорит другому: «скажи сколько пикселей может сместить курсор во время же, о мой друг и коллега Иван, зачем ты капаешь двойного щелчка, чтобы щелчок остался мне за шиворот нагретый до семисот градусов двойным?»). Цельсия припой?».

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВВЕДЕНИЕ Раскрывающийся Поле ввода список Крутилка Контекстное меню Радиокнопки Список множественного Чекбоксы выбора Список Расширенный единственного комбобокс выбора Раскрывающийся Вкладки комбобокс Ползунок Рамка Кнопка доступа группировки кменю Индикатор степени Командная выполнения кнопка Для простоты я собрал все элементы управле 3 Моя жена Катя, долгие месяцы терпевшая ния, о которых идет речь в книге, в одну табли мужа публициста, и ни разу ему не цу, так что, встретив непонятное название, вы высказавшая.

можете посмотреть, какому элементу оно 4 Мои друзья, которые высказывали мне соответствует. очень многое, но не с желанием обидеть, а просто по дурости.

Благодарности Большое всем спасибо и да пребудет с вами Эта книга никогда бы не появилась на свет (или благословение Аллаха.

бы появилась, но значительно худшая), если бы не следующие люди:

1 Александр Белышкин, Ярослав Перевалов, Андрей Седельников и Анна Волошинская, которые прочли рукопись и высказали мне огромное количество на удивление конструктивных замечаний.

2 Мой отец, который сначала научил меня самостоятельно мыслить, потом заставил писать, а потом тоже прочел рукопись и высказал.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВВЕДЕНИЕ Часть i Факторы Существует четыре основных (все остальные – производные) критерия качес тва любого интерфейса, а именно: скорость работы пользователей, количество чело веческих ошибок, скорость обучения и субъективное удовлетворение пользова телей (подразумевается, что соответствие интерфейса задачам пользователя является неотъемлемым свойством интерфейса). Эти критерии и рассматри ваются в этой части книги.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: Скорость выполнения работы Скорость выполнения работы является важным критерием эффективности интерфейса. В чистом виде этот критерий ценят довольно редко, но почти всегда он является крайне желательной составляющей целого. Любая по пытка как то увеличить производительность труда всегда встречается с восторгом.

Длительность выполнения работы пользователем состоит из длительнос ти восприятия исходной информации, длительности интеллектуальной работы (в смысле – пользователь думает, что он должен сделать), длитель ности физических действий пользователя и длительности реакции сис темы. Как правило, длительность реакции системы является наименее значимым фактором.

Критерий скорости работы удостоился определенного почета: для его оценки был выведен чуть ли не единственный в интерфейсной науке неэвристический метод, называемый GOMS (см. «Предсказание скорости» на стр. 122).

Согласно Дональду Норману1, взаимодействие пользователя с системой (не Длительность только компьютерной) состоит из шести шагов:

интеллектуальной 1 формирование цели действий работы 2 определение общей направленности действий 3 определение конкретных действий 4 выполнение действий 5 восприятие нового состояния системы 6 интерпретация состояния системы 7 оценка результата.

Из этого списка становится видно, что процесс размышления занимает почти все время, в течение которого пользователь работает с компью тером, во всяком случае, шесть из семи этапов полностью заняты умствен ной деятельностью. Соответственно, повышение скорости этих размыш лений приводит к существенному улучшению скорости работы.

К сожалению, существенно повысить скорость собственно мышления пользователей невозможно. Тем не менее, уменьшить влияние факторов, усложняющих (и, соответственно, замедляющих) процесс мышления, вполне возможно. Разберем это подробнее.

Как уже было сказано, перед действием пользователи «проявляют тенден Непосредственное манипулирование цию думать». В процессе этого думанья им приходится из общего, еще неконкретного замысла формировать четкую последовательность действий. Что нелегко.

Предположим, пользователь чайника хочет выпить чаю. Желание вы пить чаю есть цель действий. Осознав её, пользователь формирует общий замысел, а именно «А вот неплохо бы поставить чайник и устроить себе чаю». После этого пользователь строит алгоритм своих действий:

Подойти к чайнику и открыть крышку. Если воды в чайнике мало или нет вовсе, перенести чайник к раковине и наполнить 1. D. Norman, «The Design of Everyday Things», Doubleday (1988).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ его водой, после чего поставить его на плиту. Если воды в чай нике достаточно, сразу поставить его на плиту. Закрыть чай ник крышкой. Найти спички. Открыть коробок, вытащить одну спичку, закрыть коробок, зажечь спичку. Спичкой зажечь под чайником газ, установив подачу газа на максимум. Поту шить спичку и выкинуть её. Подождать, пока чайник не заки пит, в это время найти достаточно чистый стакан и налить в него заварки. По желанию, найти сахарницу и добавить сахару в стакан. Выключить газ. Налить кипятка из чайника в стакан.

Размешать жидкость мизинцем (время от времени вытаскивая его из жидкости и дуя на него, чтобы не обжечься). Употребить жидкость по назначению. Ах, да. Закрыть кран в раковине.

Разумеется, в реальной жизни такую сложную программу пользователь не создает – как никак, он обустраивал себе чай несколько тысяч раз, действие успело стать автоматическим и создаваемый алгоритм состоит в лучшем случае из элементов высшего порядка (поставить чайник, налить чаю).

В случае же компьютерных систем трудно ожидать такого автоматизма, более того, алгоритмы действий всегда получаются слишком абстрактными (а люди плохо справляются с абстракциями).

Анализируя пример с чаем, можно выделить определенные требования к человеку, выполняющему работу. Он должен знать:

1 что он хочет получить на выходе (чай) 2 как минимум одну последовательность действий, приводящую к успешному результату (наполнить чайник, поставить его на плиту, дождаться закипания, налить кипяток в стакан с заваркой) 3 где ему найти все объекты, участвующие в процедуре (где, черт побери, спички?) 4 как определять годность объектов к использованию (есть ли вода вчайнике) 5 как управляться с объектами (как включить газ).

Список, как видим, довольно внушительный. И если с первым пунктом проблем обычно не возникает, то с остальными приходится повозиться.

Плохая новость заключается в том, что остальных пунктов много, хорошая новость – в том, что решение всех этих проблем единое. Оно называется непосредственным манипулированием (direct manipulation).

Смысл этого метода очень прост. Пользователь не отдает команды систе ме, а манипулирует объектами. Когда вы хотите зажечь газ в плите, вы ведь не командуете плите «Зажги газ!»1. Нет, вы манипулируете спичками и плитой так, чтобы получился огонь. Это значительно более естественный для человека способ (как никак весь реальный мир устроен таким образом).

Первым популярным применением этого метода была корзина для удале ния файлов на Macintosh (начиная с Windows 95, такая корзина стала стан дартом и в Windows мире, хотя присутствовала она и раньше). Чтобы не пересказывать уже известное, ограничусь констатацией того простого фак та, что если перетащить в неё пиктограмму файла, этот файл будет факти чески стерт. Чтобы лучше оценить прелесть этого метода, удобно сравнить три варианта действий пользователя на примере этого самого стирания:

Выбор команд Использование Использование Непосредственное из меню горячих клавиш элемента на панели манипулирование инструментов Формирование цели действий и общего замысла Определение необходимых действий и их последовательности 1. Возможно, что когда (и если) появится нормально работающее голосовое управление, метод командования плитой («и мочалок командир») станет приемлемым. В настоящее время, однако, уровень технологий таков, что от пользователя скорее требуется выбрать в меню команду «Кухня > Плита > Газ > Зажечь».

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Выбор команд Использование Использование Непосредственное из меню горячих клавиш элемента на панели манипулирование инструментов Выбор файла Поиск меню, Поиск в памяти команды Поиск на экране Поиск корзины ответственного стирания соответствующей за стирание пиктограммы Поиск элемента Поиск клавиши Delete Нажатие Перенос файла меню, вызывающее на клавиатуре на пиктограмму вкорзину стирание файла Выбор нужного Нажатие клавиши Delete элемента меню Видно, что даже такое простое действие, как стирание файла, на самом деле состоит из многих малых, уже не делимых, действий (атомов). При этом для ускорения мыслительной работы пользователя необходимо не только сокращать количество этих атомов, но и делать эти атомы более простыми. Первые три атома у любого метода одинаковы, тут уж ничего не придумать. Различие между методами только в конце процедуры.

Из таблицы сразу видно, что метод выбора команды из меню плох уже тем, что состоит из большого количества атомов. С другой стороны, он имеет то достоинство, что пользователь, вообще ничего не знающий о системе, только лишь благодаря сканированию меню может узнать, что файлы вообще можно стирать (собственно говоря, эта обучающая функция составляет главное достоинство меню как метода взаимодействия пользователя с системой, об этом подробнее см. «Меню» на стр. 77). Но поскольку это достоинство не имеет прямого отношения к скорости работы, можно смело сказать, что метод выбора команд из меню из состязания выбыл.

Количество элементов второго метода, использующего горячую клавишу, также велико, но у него есть определенные плюсы. При достаточной сте пени автоматизма нет ни необходимости искать клавишу на клавиатуре, ни думать, какую клавишу нажать. Таким образом, для опытных пользователей этот метод очень хорош.

Третий способ, нажатие на кнопку в панели инструментов, состоит из не столь большого количества элементов, так что формально он хорош. К со жалению, он не слишком универсален. Количество элементов в любой панели инструментов ограничено, так что особенно с этим способом не развернешься. Не говоря уже о том, что для многих действий невозможно подобрать пиктограмму. В то же время способ этот имеет одно существен ное достоинство – подсказка к действию постоянно находится на экране, так что пользователю не приходится копаться в своей памяти (что может быть очень долгим).

И, наконец, четвертый способ– непосредственное манипулирование.

Помимо того, что он сам по себе состоит из небольшого количества атомов, в определенных ситуациях он оказывается еще короче. Дело в том, что когда расположение корзины (пусть даже и в общих чертах) пользователю известно, процесс удаления файла начинает состоять из одного единого действия, т.е. пользователь выбирает файл, высматривает корзину и перетаскивает туда файл одним движением (основной признак единого действия).

Более того. Несмотря на то, что пример с корзиной наиболее известен, назвать его оптимальным нельзя. Зачастую задача не так однозначна – пользователь не только может сделать с объектом что либо одно, но может сделать несколько разных действий. Например, одно и то же действие (перетаскивание) работает и при удалении, и при перемещении файла.

Более того, если перетащить файл в окно электронного письма, которое ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ пользователь в данный момент пишет, файл будет вставлен в письмо как вложение. Это значит, что непосредственное манипулирование позволяет серьезно снизить как количество команд в системе, так и длительность обучения.

И еще раз более того. Предположим, что пользователь собрался стереть важный системный файл, который стирать нельзя. Методы выбора команды в меню и в панели инструментов, равно как и метод непосредственного манипулирования, здесь сработают – элемент можно будет превентивно заблокировать. Если же пользователь попытается стереть файл, нажав на Delete, система окажется неспособна как то показать неправомочность его действий (разве что писком или сообщением об ошибке, что нехорошо, см. «Вон отсюда, идиот!» на стр. 41). А теперь предположим, что пользователь собрался стереть важный файл, который стирать не рекомендуется. Ни один методов, кроме непосредственного манипулирования (можно будет поменять пиктограмму корзины на время, пока курсор, с зажатым в него файлом, будет находиться над ней), здесь не сработает, т.е. этот метод отличается от остальных своей гибкостью.

Важно понимать еще две вещи. Во первых, для достижения достаточной эффективности не обязательно стараться наиболее реалистично отразить действие, значительно важнее возможно более реалистично отразить объект, над которым это действие совершается. Например, компьютерную панель управления работой осветительных приборов необязательно снаб жать точными имитациями выключателей. Главное реалистично отразить на ней план помещения и расположение источников света, равно как и показать прямую (читай – непосредственную) связь между этой информа цией и собственно выключателями. Во вторых, бывают ситуации, когда эффективность непосредственного манипулирования уравновешивается неэффективностью физических действий пользователя.

Пользователи работают с системой отнюдь не всё время, в течение ко Потеря фокуса внимания торого они работают с системой. Это внешне парадоксальное утверждение имеет вполне разумный смысл. Дело в том, что пользователи постоянно отвлекаются.

Телефонный звонок, обеденный перерыв, анекдот, рассказанный колле гой. В течение работы происходит множество таких отвлечений. Помимо них пользователя отвлекает множество мелочей: листок бумаги на столе перекрывает другой, нужный;

мимо кто то проходит и нужно бросить на него беглый взгляд, не коварный враг ли приближается, чтобы задушить.

Более того, даже посторонняя мысль также отвлекает от работы, например я, пока писал этот абзац, отвлекался 14 раз (я считал разы, это число не случайно). Но это еще не главное: каждый раз, когда пользователь преры вает свою деятельность и начинает думать о том, что ему делать дальше, он отвлекается тоже. И эти раздумья отвлекают пользователя значительно чаще, чем всё остальное.

Каждое такое отвлечение занимает определенное время. Хуже того, оно сбивает фокус внимания, т.е. обработку текущего действия. После каждого такого отвлечения пользователь должен либо вспоминать текущую задачу, либо заново её ставить перед собой (занимает это несколько секунд, что много). Дело в том, что у человека есть только один фокус внимания, так что при любом отвлечении (которое есть не что иное, как переключение на другую задачу) старый фокус внимания теряется. Было бы еще ничего, если бы возвращение фокуса требовало только изменения направления взгляда.

Но при отвлечении новые стимулы заменяют содержимое кратковремен ной памяти (см. стр. 48), так что для возвращения к работе от пользователя требуется заново поместить в свою память нужную информацию.

Таким образом, необходимо максимально облегчать возвращение пользователей к работе и проектировать интерфейс так, чтобы пользо ватели возможно меньше о нем думали. Понятно, что создание «бездум ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ ного» интерфейса задача всеобъемлющая, об этом, собственно, вся эта книга. Так что эта глава только о том, как сделать максимально легким возвращение пользователей к работе.

Итак, для продолжения работы пользователь должен знать:

на каком шаге он остановился какие команды и параметры он уже дал системе что именно он должен сделать на текущем шаге куда было обращено его внимание на момент отвлечения.

Предоставлять пользователю всю эту информацию лучше всего визуально. Разберем это на примере.

Чтобы показать пользователю, на каком шаге он остановился, тради ционно используют конструкцию «Страница N из N». К сожалению, эта конструкция работает не слишком эффективно, поскольку не визуальна.

Однако существуют и визуальные способы. Например, когда читатель держит в руках книгу, он может понять, в какой её части он находится, по толщине левой и правой части разворота. Можно воспользоваться этой метафорой и на экране: варьировать толщину левых и правых полей окна.

Рис. 1. Три варианта индикации степени заполнения экранной формы. Второй и третий варианты значительно визуальнее. Не используйте в подобных случаях ползунки (см.

стр. 76).

Разумеется, эти методы подходят только для экранных форм. В иных случаях нужно просто делать так, чтобы все стадии процесса выглядели по разному, благодаря чему хотя бы опытные пользователи, знающие облик всех состояний, могли бы сразу определять текущий шаг.

Показ пользователю ранее отданных им команд чрезвычайно проблема тичен. Размеры экрана ограничены, так что почти всегда просто не хватает места для того, чтобы показать всё необходимое. Зачастую единственным выходом из этого положения является максимальное облегчение перехода к предыдущим экранам, да и то это работает только с экранными формами.

Напротив, показывать пользователю, что именно он должен сделать на текущем шаге процедуры, обычно удается легче. С другой стороны, это очень сильно зависит от сущности задачи, так что тут трудно порекомен довать что либо конкретное.

И, наконец, четвертый пункт: показ пользователю, куда было обращено его внимание на момент отвлечения. Тут есть одна тонкость – обычно фокус внимания совпадает с фокусом ввода. Соответственно, нужно делать фокус ввода максимально более заметным. Легче всего добиться этого цветовым кодированием активного элемента. Есть и другой метод – если количество элементов на экране невелико, пользователь быстро находит активный элемент. Таким образом, просто снизив насыщенность экрана элементами, можно значительно облегчить пользователю возвращение к работе.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Длительность физических действий пользователя, прежде всего, зависит Длительность от степени автоматизации работы и степени необходимой точности физических работы. Об автоматизации что либо конкретное сказать сложно. Понятно, действий что чем больше работы делает компьютер, тем лучше. Непонятно только, как это можно универсально описать, поскольку степень автоматизации очень сильно зависит от автоматизируемого процесса. С точностью все гораздо проще.

Любое физическое действие, совершаемое с помощью мускулатуры, может Быстрый или точный быть или точным или быстрым. Вместе точность и быстрота встречаются исключительно редко, поскольку для этого нужно выработать существен ную степень автоматизма. Объясняется это сугубо физиологическими факторами: при резком движении невозможно быстро остановиться, соответственно, чем точнее должно быть движение, тем более плавным и замедленным оно должно быть. Таким образом, чтобы физическое действие пользователя было быстрым, оно не должно быть точным.

Пользователь, как правило, управляет компьютером двумя способами, а именно мышью и клавиатурой. Клавиатура не требует особой точности движений – неважно, быстро нажали клавишу или медленно, равно как сильно или слабо. Мышь, напротив, инерционна – есть разница между медленным её перемещением и быстрым, сильным приложенным усилием и слабым. Именно поэтому оптимизация использования мыши в системе может существенно повысить общую скорость работы.

Мышь не является прецизионным инструментом. Проверить это очень легко – попробуйте мышью нарисовать ровный круг. Соответственно, мышь не предназначена для очень точных, в 1 или 2 пикселя, манипуляций, например, в графических программах всегда есть возможность перемещать объекты клавишами со стрелками. Именно поэтому любой маленький интерфейсный элемент будет всегда вызывать проблемы у пользователей.

Более того. Еще в 1954 году Поль Фитс (Paul Fitts)1 сформулировал правило, впоследствии ставшее известным как Закон Фитса:

Время достижения цели обратно пропорционально размеру цели и дистанции до цели Популярно говоря, лучший способ повысить доступность кнопки заклю чается в том, чтобы делать её большой и располагать ближе к курсору.

У этого правила есть два не сразу заметных следствия. Чтобы «бесконеч но» ускорить нажатие кнопки, её, во первых, можно сделать бесконечного размера и, во вторых, дистанцию до неё можно сделать нулевой.

Кнопка бесконечного размера. При подведении курсора к краю экрана он останавливается, даже если движение мыши продолжается. Это значит, что кнопка, расположенная впритык к верхнему или нижнему краю экрана, имеет бесконечную высоту (равно как кнопка у левого или правого края имеет бесконечную ширину). Таким образом, скорость достижения такой кнопки зависит только от расстояния до неё (ну и точности выбора начального направления движения). Понятно, что кнопка, расположенная в углу экрана, имеет «еще более бесконечные» размеры, если так вообще можно сказать (т.е. не важно даже, с какой точностью перемещали мышь).

Для достижения такой кнопки от пользователя требуется всего лишь дёрнуть мышь в нужном направлении, не заботясь о её скорости и не делая попыток остановить её в нужном месте. Это делает такие кнопки наиболее доступными для пользователя, жалко даже, что у экрана всего четыре угла.

Именно поэтому, например, меню MacOS многократно эффективней меню 1. P. Fitts, «The informational Capacity of the human motor system in controlling amplitude of movement», Journal of Experimental Psychology, 47, (1954), 381 391.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Windows: если в MacOS меню всегда расположено впритык к верхнему краю экрана, то в Windows меню отделено от края экрана полосой заголовка окна программы (Title Bar).

Рис. 2. Панель задач (Taskbar) в Windows вызывает удивление – оно расположено впритык к раю экрана, но кнопки отделены от края экрана тремя пустыми пикселями.

И скорость работы снижается, и место теряется. © Microsoft.

Нулевая дистанция до кнопки. Рассмотрим контекстное меню, вызыва емое по нажатию правой кнопки мыши. Оно всегда открывается под курсо ром, соответственно расстояние до любого его элемента всегда мини мально1. Именно поэтому контекстное меню является чуть ли не самым быстрым и эффективным элементом. Но не надо думать, что уменьшать рас стояния до цели можно только с контекстными меню. Есть еще диалоговые окна. Они тоже всегда контекстно зависимы, не бывает окон, открываю щихся самопроизвольно (на самом деле такие окна есть, но это уже другая история). По умолчанию они открываются в центре экрана, но это легко можно изменить. Открывать их под курсором гораздо лучше2, именно потому, что дистанция до их кнопок сокращается, что хорошо не только тем, что перемещать курсор нужно меньше, но также тем, что пользователю сразу становится понятна связь между его действиями и появлением диалогового окна.

Открывайте новые диалоговые окна не в центре экрана, а в центре текущего действия пользователя (если они не будут перекрывать важную информацию на экране, разумеется) Теперь вернемся к клавиатуре. Как уже было сказано, она не требует осо бенной точности движений и, как таковая, обеспечивает большую скорость работы. Тем не менее, и она не без проблем. Во первых, изначально она не предназначена для перемещения фокуса ввода по экрану, что приводит к существенным трудностям (в том смысле, что самопроизвольно клавиатура не позволяет перемещать фокус с достаточной эффективностью – для этого надо специально проектировать экран). Если клавиатура не работает, приходится пользоваться мышью, но перемещение руки с клавиатуры на мышь и потом обратно занимает почти секунду (по GOMS, см. «Предсказа ние скорости» на стр. 122), что слишком много. Во вторых, работа с клавиа турой подразумевает использование горячих клавиш (именно потому, что перемещение по экрану с клавиатурой затруднено). Но хотя горячие клави ши существенно увеличивают скорость работы, плохо то, что их трудно запомнить. Таким образом, они являются прерогативой опытных пользо вателей и для многих людей неприемлемы. Более того, их популярность во многом основывается на субъективных критериях: воспринимаемая поль зователем скорость работы с клавиатуры выше, чем скорость работы с мышью (хотя секундомер говорит обратное). Это значит, что на клавиатуру особо рассчитывать не стоит: помимо набора текста большинство людей пользуются только клавишами пробела и возврата каретки. Тем не менее, игнорировать возможности клавиатуры не следует, об этом см. «Перемеще ние в пределах окна» на стр. 1. Еще лучше было бы делать контекстные меню не вертикальными, но круглыми, когда элементы расположены вокруг курсора. К сожалению, на них практически невозможно писать текст элементов, так что распространения они не получили.

2. Есть еще и альтернативное решение. Во многих мышиных драйверах есть возможность автоматически перемещать курсор ко всем появившимся на экране кнопкам, выбранных по умолчанию. Это увеличивает скорость работы, но зато и увеличивает вероятность человеческих ошибок, поскольку пользователь может, не разобравшись, нажать не на ту кнопку.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Часто пользователи надолго прерывают свою работу. Помимо потери Длительность фокуса внимания, о котором уже сказано, это плохо тем, что лишенная реакции системы руководства система начинает простаивать. Разумеется, мы ничего не можем сделать с этой ситуацией: странно было бы, если бы, как только пользователь отходил в туалет, система, скажем, начинала бы форматиро вать жесткий диск. Тем не менее, несомненно и другое: пользователь нередко отвлекается не потому, что появляются внешние раздражители, а потому, что система не реагирует на внешний раздражитель в лице пользователя. Попросту говоря, система делает что либо длительное. Ни один же человек в здравом уме не будет упорно смотреть в экран, зная, что система будет готова к приему новых команд не ранее, чем через пять минут. Соответственно, человек отвлекается.

Проиллюстрировать это очень удобно на процессе печати. Печать доку мента в сто страниц даже на быстрых принтерах занимает существенное время, соответственно, большинство людей, отправив такой документ в печать, начинают бездельничать, поскольку, чтобы начать следующее действие в их трудовом процессе, им нужна распечатка, которой ещё нет.

Проблема в том, что сразу после того, как человек отвлекается, системе зачастую, во что бы то ни стало, начинает требоваться что либо от чело века. Человек же, уверенный в том, что система работает, уходит в другую комнату. Таким образом, человек и система бездельничают. При этом раздражение человека, вернувшегося с обеденного перерыва и вместо распечатанного документа нашедшего диалоговое окно с вопросом «Вы уверены?», обычно оказывается безмерным.

Это делает всегда верным следующее правило: если процесс предполо жительно будет длительным, система должна убедиться, что она получила всю информацию от пользователя до начала этого процесса.

Есть другое решение этой проблемы: система может считать, что если пользователь не ответил на вопрос, скажем, в течение пяти минут, то его ответ положительный. Таким образом, тот же самый сценарий решается по другому: пользователь отправляет документ на печать и уходит, система спрашивает «Вы уверены?» и ждет пять минут, после истечения этого времени она начинает печать. Этот метод вполне работоспособен, так что им стоит пользовать всегда, когда невозможен первый метод.

Убирайте с экрана все диалоги с вопросами, на которые в течение пяти минут не был дан ответ Есть и другая причина отвлечения пользователя. Пользователь запускает какой либо процесс. Система показывает ему индикатор степени выполне ния. Процент выполнения за минуту едва доходит до четверти размера индикатора. Пользователь экстраполирует эти данные и резонно решает, что у него есть три минуты, чтобы размяться. Однако, как только он отходит от компьютера, процент выполнения с нечеловеческой скоростью начинает расти и за секунду доходит до максимума. Процесс успешно заканчивается, а пользовать еще три минуты бездельничает1.

Происходят подобные случаи исключительно потому, что индикаторы степени выполнения обычно рассматриваются программистами не как показатели процента выполнения задачи, но как индикаторы того, что система вообще работает. Для них это очень удобно: поскольку единый с точки зрения пользователя процесс часто состоит из многих принци пиально разных системных процессов, выполняющихся с разной ско ростью, можно не утруждаться, стараясь так сбалансировать рост индикатора, чтобы он всё время происходил с одинаковой скоростью.

1. И обратно. Индикатор показывает, что процесс выполняется очень быстро.

Пользователь понимает, что у него есть всего минута и в спешке убегает в другую комнату. Возвратившись, он обнаруживает, что индикатор застрял на двадцати процентах и не проявляет тенденции снова быстро расти.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Иногда это «неутруждение» принимает довольно комичные формы, так, однажды я видел индикатор выполнения, который сначала рос, потом стал снижаться, потом опять вырос. Проблема в том, что пользователи рассмат ривают такие индикаторы именно как способ узнать, когда процесс завер шится. Так что врать пользователю тут нехорошо.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СКОРОСТЬ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТЫ Человеческие ошибки Важным критерием эффективности интерфейса является количество человеческих ошибок. В некоторых случаях одна или две человеческих ошибки погоды не делают, но только тогда, когда эти ошибки легко исправ ляются. Однако часто минимальная ошибка приводит к совершенно ката строфическим последствиям, например, за одну секунду операционистка в банке может сделать кого то богаче, а банк, в свою очередь, беднее (впрочем, обычно беднее становятся все). Классический сюжет из жизни летчика, который после взлета хотел убрать шасси, но вместо этого включил систему аварийного катапультирования, возник отнюдь не на пустом месте.

Эта глава о человеческих ошибках. Поэтому вначале необходимо сказать Существование главное: они не существуют.

несуществующего Как же, воскликнете вы, как же не существуют? Ведь человек при работе с компьютером постоянно совершает ошибки, сами мы, например, делали их не раз и не два!

Очень просто, отвечу я. Дело в том, что компьютеры (как и все сложные технические системы) вообще не могут быть используемы человеком без совершения ошибок. Компьютеры требуют от человека точности, логичес кого мышления, способности абстрагироваться от идей реального мира.

Человек же практически на это не способен. Человек не цифровая система, неспособная на ошибку, но система аналоговая. Именно благодаря этому он плох в логике, зато имеет интуицию, не приспособлен к точности, зато может подстраиваться к ситуации, слабо абстрагируется, зато хорошо разбирается в реальном мире.

Попробуйте вслушаться в любой разговор между людьми. Вы обнаружи те, что он полон запинок, пауз, фраз оборванных на середине или даже полностью отмененных последующими словами. С точки зрения компью тера такой разговор подобен смерти, для нас же это естественное положе ние вещей.

Суммируя, можно сказать, совершение ошибок есть естественное заня тие человека. А раз ошибки естественны, значит система, неспособная сама их обнаружить и исправить, порочна. Таким образом, человеческих оши бок не бывает. Бывают ошибки в проектировании систем.

Сам термин «человеческая ошибка» до сих пор существует только по двум причинам. Во первых, люди в ошибках системы склонны винить себя, поскольку по собственному эгоцентризму полагают, что подобные вещи происходят только с ними. Во вторых, существующее положение вещей очень выгодно всякому руководству: гораздо легче уволить кого либо, не жели признать, что система спроектирована плохо (и заплаченные за неё деньги «тю тю»). Я, тем не менее, буду использовать этот термин и в даль нейшем. Но учтите, что под словосочетанием «человеческая ошибка» я буду иметь в виду только «действие пользователя, не совпадающее с целью действий этого пользователя»1.

1. С ориентированной на счастье пользователей точки зрения, это единственная возможная формулировка.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Так что, когда в следующий раз прочтете в газете о том, как диспетчер посадил самолет вверх ногами, пожалейте не только пассажиров с экипа жем. Пожалейте ещё и диспетчера. Вероятнее всего, ему ломают жизнь ни за что.

Таксономий1 человеческих ошибок существует великое множество, чуть ли Типы ошибок не каждый автор, пишущий на эту тему, создает новую таксономию. Не обошла эта привычка и меня. Итак, наибольшее количество человеческих ошибок при пользовании ПО раскладывается на четыре типа (сильно упрощенно, разумеется):

Ошибки, вызванные недостаточным знанием предметной области.

Теоретически, эти ошибки методологических проблем не вызывают, сравнительно легко исправляясь обучением пользователей. Прак тически же, роль этих ошибок чрезвычайно велика – никого не удивляет, когда оператора радарной установки перед началом работы оператором долго учат работать, и в то же время все ожидают должного уровня подготовки от пользователей ПО, которых никто никогда ничему целенаправленно не обучал. Еще хуже ситуация с сайтами, у которых даже пользовательской документации не бывает, см. «Обучение работе с системой» на стр. 23.

Опечатки. «Опечатки» происходят в двух случаях: во первых, когда не все внимание уделяется выполнению текущего действия (этот тип ошибок характерен, прежде всего, для опытных пользователей, не проверяющих каждый свой шаг) и, во вторых, когда в мысленный план выполняемого действия вклинивается фрагмент плана из другого действия (происходит преимущественно в случаях, когда пользователь имеет обдуманное текущее действие и уже обдумывает следующее действие).

Несчитывание показаний системы. Ошибки, которые одинаково охотно производят как опытные, так и неопытные пользователи.

Первые не считывают показаний системы потому, что у них уже сложилось мнение о текущем состоянии, и они считают излишним его проверять, вторые – потому что они либо забывают считывать показа ния, либо не знают, что это нужно делать (и как это делать).

Моторные ошибки. Фактически, количество этих ошибок пренебре жимо мало, к сожалению, недостаточно мало, чтобы вовсе их не засчитывать. Сущностью этих ошибок являются ситуации, когда пользователь знает, что он должен сделать, знает, как этого добиться, но не может выполнить действие нормально из за того, что физичес кие действия, которые нужно выполнить, выполнить трудно. Так, никто не может с первого раза (и со второго тоже) нажать на экран ную кнопку размером 1 на 1 пиксель. При увеличении размеров кнопки вероятность ошибки снижается, но почти никогда не достигает нуля. Соответственно, единственным средством избежать этих ошибок является снижение требований к точности движений пользователя.

В целом, в отношении человеческих ошибок, ситуация с ПО и сайтами лучше ситуации с управлением динамическими процессами (самолеты, производственные линии, энергетические станции и т.д.), которая и сос тавляла основное приложение усилий инженерной психологии. С одной стороны, фактически отсутствует обучение пользователей перед работой, зато с другой – нет ни постоянно изменяющейся внешней среды, ни лимита времени.

1. Таксоно'мия [гр. taxis расположение по порядку + nomos закон] – теория классификации и систематизации сложноорганизованных областей действительности, имеющих обычно иерархическое строение.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Тут уместно упомянуть одно из важных понятий инженерной психо логии, а именно бдительность, т.е. способность оператора в течение продолжительного времени направлять существенную часть своего внимания на состояние системы. Как показывает практика, ни один человек не способен долгое время обеспечивать бдительность без существенных потерь: мозг стремится найти себе более интересное занятие, отчего накапливается усталость, раздражение и стресс вообще.

Нечего и говорить, что эти «усталость, раздражение и стресс вообще» никаким образом не приводят к получению удовольствия при работе с системой. Но как только бдительность снижается, количество ошибок возрастает в разы. Таким образом, проблема состоит в том, что для успеш ного пользования любой системой необходима определенная степень бдительности, но эта же бдительность пользователям неприятна. В усло виях невозможности отбора пользователей (есть люди, способные быть бдительными дольше других), эта проблема не решается вообще. Потенци ально, можно в систему можно ввести индикатор опасности текущего состо яния, при этом пользователь получает право быть не слишком бдительным большую часть времени, но зато получает и обязанность быть максимально собранным, когда горит «красная лампочка». С некоторыми оговорками, этот метод может быть использован (и используется) на атомной станции, но совершенно непонятно, как его можно применить, например, в элек тронной таблице, в которой всего два действия пользователя способны испортить целый документ. Важно также понимать, что крайне ценная возможность последующей отмены (Undo) деструктивных действий сама по себе не служит уменьшению количества человеческих ошибок, но помогает только уменьшить урон от них.

В действительности надо стремиться минимизировать количество ошибок, поскольку только это позволяет сберечь время (т.е. повысить производительность) и сделать пользователей более счастливыми за счет отсутствия дискомфорта.

Суммируя, при борьбе с ошибками нужно направлять усилия на:

плавное обучение пользователей в процессе работы снижение требований к бдительности повышение разборчивости и заметности индикаторов.

Дополнительно к этим трём направлениям, есть и четвертое: снижение чувствительности системы к ошибкам. Для этого есть три основных способа, а именно:

блокировка потенциально опасных действий пользователя до получения подтверждения правильности действия проверка системой всех действий пользователя перед их принятием самостоятельный выбор системой необходимых команд или пара метров, при котором от пользователя требуется только проверка.

При этом самым эффективным является третий способ. К сожалению, этот способ наиболее труден в реализации. Разберем эти три способа подробнее.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Команда удаления файла в любой операционной системе снабжена требова Блокировка нием подтвердить удаление. Эта блокировка приносит пользу только начи потенциально нающим пользователям, которые проверяют каждый свой шаг. Проиллюс опасных действий трирую эту проблему на примере.

до получения Некто Виктор Х. хочет удалить файл День рождения. Он выделяет этот подтверждения файл и отдает системе команду Удалить. Появляется диалоговое окно с требованием подтвердить удаление файла. Начинается самое интересное.

Виктор Х., не глядя на диалог, знает, зачем он нужен. Он видел его не раз и не два. Он даже дословно помнит, что именно его спрашивают. «Да, хочу» говорит Виктор Х. и нажимает кнопку ОК. После чего рвет и мечет, посколь ку вместо файла День рождения он стер файл Пароль от сейфа.

Проблема появилась в самом начале, потому что он выбрал не тот файл.

Так с Виктором Х. было не всегда. Когда он только учился пользоваться компьютером, каждое открывшееся диалоговое окно наполняло его сердце ужасом. От этого ужаса он читал тексты на всех диалоговых окнах и благодаря этому мог вовремя остановиться и не стереть нужный ему файл.

Что всё это значит – для опытных пользователей это диалоговое окно с требованием подтверждения не работает. Во первых, оно не защищает нужные файлы. Во вторых, оно без пользы отвлекает пользователя и тратит его время.

В то же время некоторую пользу от этого метода получит можно. Для этого только надо требовать подтверждения не после команды пользова теля, а до неё.

Предположим, чтобы удалить файл, нужно сначала в контекстном меню выбрать команду Разблокировать, после чего выбрать этот же файл и запус тить процесс его удаления (неважно, с клавиатуры или из меню). В этом случае от пользователя действительно требуется подтвердить удаление, поскольку эти два действия напрямую не связаны друг с другом – если в одном из них была допущена ошибка, файл удалить не удастся.

К сожалению, этот принцип применять довольно тяжело. Дело в том, что ситуации, подобные описанной, встречаются довольно редко. Гораздо чаще приходится защищать не отдельные объекты (файлы, окна и т.п.), но отдельные фрагменты данных (например, текст и числа в полях ввода).

Проблема состоит в том, что понятного и удобного элемента управления для этой цели нет. Единственным выходом служит скрытие потенциально опасных данных от пользователя до тех пор, пока он сам не скомандует системе их показать. Выход же этот отнюдь не идеальный, поскольку некоторым пользователям никогда не удастся понять, что, помимо видимых, есть еще и невидимые данные.

Не делайте опасные для пользователя кнопки кнопками по умолчанию Также к этому типу блокировки относится снятие фокуса ввода с терми национных кнопок (см. «Структура окна» на стр. 94), чтобы пользователь не мог, не разобравшись, нажать на Enter и тем самым начать потенциально опасное действие. Действительно, если пользователям приходится прила гать какие либо усилия, чтобы запустить действие, есть надежда, что во время совершения этих усилий он заметит вкравшуюся ошибку. Обычно проще всего в опасных случаях не делать главную кнопку кнопкой по умол чанию. Важно только не делать кнопку кнопкой по умолчанию и кнопку Отмена (как часто случается). Если это сделать, пользователи будут ошибоч но закрывать окно, т.е. одна ошибка заменит другую.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Этот метод гораздо лучше блокировки, но он тоже не без недостатка: труд Проверка но проверять команды. Я знаю только два универсальных и работающих действий способа проверки. Во первых, это меню. В случаях, когда пользователь пользователя выбирает команду из списка, система может без труда делать так, чтобы в перед этот список попадали только корректные команды (это вообще достоин их принятием ство любого меню, см. стр. 77). Во вторых, если действие запускается непосредственным манипулированием объектами, можно индицировать возможные действия изменением поведения этих объектов. Например, если бы форматирование диска запускалось не нажатием кнопки, а пере несением пиктограммы диска в область форматирования, можно было бы показывать пользователю, как с выбранного диска исчезают все файлы и папки. При этом не только снизилась бы вероятность ошибочного форма тирования диска, поскольку перенести объект в другую область труднее, чем просто нажать на кнопку, но при этом исчезла бы необходимость пре дупреждать пользователя о грядущей потере данных с помощью дурацкого сообщения (подробнее об этом см. «Вон отсюда, идиот!» на стр. 41).

Проверкой всех действий пользователя перед их принятием можно также успешно защищать вводимые пользователем данные, в особенности данные численные. Дело в том, что большинство численных данных имеют некий диапазон возможных значений, так что даже в ситуациях, когда невозможно проверить корректность данных, можно, по крайней мере, убедиться, что они попадают в нужный диапазон1.

В большинстве ОС есть специальный элемент управления, именуемый крутилкой (spinner, см. стр. 75). Фактически это обычное поле ввода, снабженное двумя кнопками для модификации его содержимого (в сторону уменьшения и увеличения). Интересен он тем, что пользователь может не пользоваться клавиатурой для ввода нужного значения, взамен клавиатуры установив нужное значение мышью. Этот элемент имеет то существенное достоинство, что при использовании мыши значение в этом элементе всегда находится в нужном диапазоне и обладает нужным форматом.

Всегда показывайте границы диапазона во всплывающей подсказке Но что делать, если пользователь ввёл некорректное число с клави атуры? Ответ прост. Для этого надо индицировать возможную ошибку изменением начертания шрифта на полужирное в обычных программах (иное проблематично), а в случае сайта – заменой цвета фона этого эле мента на розовый (благо это нетрудно сделать через таблицу стилей).

Рис. 3. Ползунок.

В тех же случаях, когда количество возможных значений невелико, луч ше использовать другой элемент управления – ползунок (см. стр. 76). Мало того, что он позволяет устанавливать только определенные значения (с этим справился бы и выпадающий список или комплект переключате лей), но он позволяет пользователю видеть взаимосвязь возможных значений и при этом использование этого элемента понятно даже новичку.

1. Никто не мешает также не позволять пользователю вводить текст в поля ввода, предназначенные для чисел и обратно.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ И, наконец, самый эффективный способ. Системе, как никак, лучше знать, Самостоятельный какие именно команды или параметры для неё пригодны. Соответственно, выбор команд чем меньше действий требуется совершить пользователю, тем меньше вероятность ошибки (при этом пользователь, которого избавили от рутинной работы, уже радуется). Вопрос состоит в том, как системе узнать, что именно нужно пользователю.

Проиллюстрировать сферу применения данного метода удобно на при мере печати. MS Windows User Experience заставляет использовать только один способ что либо напечатать. Существует две команды меню Файл, а именно Печать и Параметры печати. Обе команды вызывают одноименные диалоговые окна. Проблема заключается в том, что обилие элементов управления замедляет1 восприятие этих окон и увеличивает вероятность ошибки.

Рис. 4. Диалоговое окно печати в MS Word. © Microsoft.

Разберём это подробнее. Итак, чем меньше элементов управления, тем меньше вероятность ошибки. Система может уменьшить число элементов, если она знает сама, какими именно параметрами она должна руководствоваться.

Главной причиной появления этих диалоговых окон является печать нескольких копий. Причем есть простая зависимость – «количество копий обратно пропорционально частоте печати такого количества», т.е. сто копий печатают примерно в сто раз реже, чем печатают одну копию. Стан дартное диалоговое окно печати содержит также область выбора принтера из числа установленных в системе. Большинство же пользователей имеет только один принтер. Так зачем заставлять это большинство каждый раз вдумчиво воспринимать совершенно не нужные им элементы интерфейса?

И так далее.

Интересно, что всё это прекрасно понимают в Microsoft. В каждой включенной в комплект MS Office программе на панели инструментов есть кнопка, нажатие на которую вызывает печать одного экземпляра с теку щими настройками. Это, впрочем, тоже нехорошо. Во первых, кнопка называется Печать, каковое название конфликтует с такой же командой в меню (называть кнопку Печать одного экземпляра с текущими настройками 1. Т.н. закон Хика: среднее время выбора равновероятных возможностей есть логарифм количества этих возможностей.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ неприлично). Сама же по себе идея иметь в программе две кнопки с одина ковыми названиями и разным действием порочна. Во вторых, нормальная программа должна иметь меню, содержащее полную функциональность, и панель инструментов, представляющую собой выжимку из меню. А здесь получается, что в панели инструментов есть команда, которую нельзя вызвать никаким иным способом.

А теперь представьте себе другой вариант. В меню есть те же две команды – Печать и Параметры печати. Выбор первой команды вызывает немедленную печать документа с текущими настройками. Выбор второй вызывает диалог со всеми доступными параметрами печати, т.е. в системе с одним принтером никогда не появится ненужная группа элементов.

Если же пользователь начинает проявлять буйную активность и печатать несколько копий разом, включается другой механизм. В первый раз, когда пользователь меняет число копий в окне настроек печати, программа запоминает его действие и при следующем выборе команды Печать выводит диалоговое окно со всего двумя элементами управления – полем ввода, в котором уже стоит число копий (которое было запомнено в предыдущий раз) и кнопкой ОК. Поскольку программа не может быть уверена в пра вильности числа копий, цифру лучше всего выводить нестандартным цветом, чтобы привлечь внимание пользователя.

И так до тех пор, пока пользователь два раза подряд не введет единицу в поле ввода, (что переводит его в разряд представителей большинства) или не введет новое число копий (каковое и будет запомнено). Причём такая ме тода применяется абсолютно ко всем возможным настройкам, а не только к числу копий. Таким образом, большинство пользователей становится счастливо, а количество ошибок сокращается, что хорошо.

Суммируя, можно сказать, что система сама может узнать большинство из тех сведений, которые она запрашивает у пользователя. Главными источ никами этих сведений являются:

здравый смысл разработчика системы предыдущие установленные параметры наиболее часто устанавливаемые параметры.

С другой стороны, применяя этот метод, надо всегда помнить о том, что цель этого метода состоит не в том, чтобы провести пользователя за ручку по программе, оберегая его от всего, что может его испугать, но в том, чтобы сделать пользователя более счастливым. Счастье же достигается вовсе не в покое, но в борьбе с невзгодами. Многим людям будет комфортабельней работать со сложной системой, нежели со слишком упрощенной.

Единственная проблема этого метода заключается в том, что для его использования к проектированию системы нужно подходить значительно более творчески и тщательно, нежели обычно практикуется.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Помимо классификации человеческих ошибок, приведенной в начале Два уровня главы, существует ещё одна классификация. В этой классификации ошибки ошибок расставлены по уровням их негативного эффекта:

и обратная связь 1. Ошибки, исправляемые во вре 3. Ошибки, которые исправить мож мя совершения действия, напри но, но с трудом, например реальное мер пользователь перетаскивает стирание файла, при котором файл в корзину и во время перетас никаких его копий не остается.

кивания замечает, что он пытается стереть не тот файл.

2. Ошибки, исправляемые после 4. Ошибки, которые на практике выполнения действия, например, невозможно исправить, т.е. ошибки, после ошибочного уничтожения которые по тем или иным причинам файла его копия переносится из невозможно обнаружить формаль корзины. ной проверкой (т.е. невозможно обнаружить их не случайно). При мер: грамматическая ошибка в тексте, формально удовлетворяющем правилам языка.

Каждый хороший программист, умеющий мыслить системно, знает, что ошибок из четвертого пункта нужно всеми силами избегать, не считаясь с потерями, поскольку каждая такая ошибка обходится гораздо дороже, чем любая ошибка из пункта третьего. Но не каждый хороший дизайнер интер фейса, умеющий мыслить системно, знает, что ошибок из второго пункта нужно всеми силами избегать, поскольку каждая такая ошибка обходится гораздо дороже, чем любая ошибка из первого пункта. Объясняется это просто: дизайн интерфейса гораздо моложе программирования.

С ошибками из четвертого пункта всё ясно. Всякий раз, когда мы теряем возможность, по крайней мере, проверить валидность данных или самой системы, мы вступаем на слишком уж скользкий путь. Межпланетные зонды, из за ошибок в ПО улетающие не туда, коммерческие договоры, в которых обнаруживаются ошибки, ошибочные номера телефонов в записной книжке – всё это примеры неисправляемых ошибок. Разумеется, такие ошибки всегда обнаруживаются, проблема в том, что к моменту их обнаружения становится поздно их исправлять. Именно поэтому такие ошибки гораздо хуже ошибок, которые исправить трудно, но которые, по крайней мере, сразу видны. Единственной индустрией, научившейся получать пользу от необнаруженных ошибок, является производство почтовых марок – марки с опечатками стоят у филателистов многократно дороже марок без оных.

Это было знание программистов. Теперь пора перейти к интерфейсу и определить, почему ошибки первого типа («исправляемые во время») гораздо лучше ошибок второго типа («исправляемых после»).

Вообще говоря, объяснение этого факта двояко. Объяснение есть как субъективное, так и объективное, при этом сказать, какое сильнее, затруд нительно. При этом объяснения еще и складываются. Но, по порядку.

Объективное объяснение просто: ошибки, исправляемые после, снижа ют производительность работы. Как мы уже знаем из предыдущей главы, любое действие пользователя состоит из семи шагов (см. «Длительность интеллектуальной работы» на стр. 5). Всякий раз, когда пользователь обнаруживает, что он совершает ошибку, ему приходится возвращаться назад на несколько этапов. Более того, чтобы исправить совершенную ошибку, от пользователя требуется:

понять, что ошибка совершена понять, как её исправить потратить время на исправление ошибки.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ В результате значительный процент времени уходит не на действие (т.е.

на продуктивную работу), а на исправление ошибок.

Субъективное объяснение ещё проще: ошибки, исправляемые после, воспринимаются пользователем как ошибки. Ошибки же, исправляемые во время, как ошибки не воспринимаются, просто потому, что для пользо вателей это не ошибки вообще: все человеческие действия до конца не алгоритмизированы, они формируются внешней средой (так не получилось и так не получилось, а вот так получилось). Ошибка же, не воспринимаемая как таковая, пользователей не раздражает, что весьма положительно действует на их субъективное удовлетворение системой.

Наличие человеческих ошибок, которых нельзя обнаружить и исправить до окончательного совершения действия, всегда свидетельствует о недостаточно хорошем дизайне Теперь пора сказать, как избавится от ошибок, исправляемых после.

Понятно, что исправить что либо «во время» можно только тогда, когда во время совершения действия видно, что происходит и как это действие повлияет на изменяемый объект. Соответственно, чтобы дать пользова телям исправлять их действия на ходу, этим пользователям надо дать обратную связь.

К сожалению, это простое соображение имеет существенный недоста ток: вводить в систему обратную связь получается не всегда. Дело в том, что её ненавидят программисты. Мотивируют они своё отношение тем, что она, якобы, плохо влияет на производительность системы. Обычно они врут. На самом деле им просто лень её реализовывать. Иногда, впрочем, соображения о производительности системы и вправду имеют место. Так что если вы чувствуете, что программисты правы, когда кричат о том, что система «будет безбожно тормозить», вспомните, что производительность связки «система пользователь» всегда важнее производительности системы просто. Если же и это не помогает, попробуйте спроектировать обратную связь иначе, более скромно. Иногда так получается даже лучше. Например, с помощью ползунков на линейке в MS Word можно менять абзацные отступы, при этом обратная связь есть, но не полная: вместо перманент ного переформатирования документа по экрану двигается полоска, показывающая, куда передвинется текст. Благодаря этому изображение на экране особенно не перерисовывается, что хорошо, поскольку такое «дрыганье» раздражает.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ОШИБКИ Обучение работе с системой В традиционной науке о человеко машинном взаимодействии роль обуче ния операторов чрезвычайно велика. Мало того, что в дополнении к самой системе разрабатывается методология обучения её будущих пользователей, так еще и разрабатываются нормативы на пользователей, и если человек будет сочтен неподходящим, к системе его просто не допустят. Напротив, с ПО и сайтами ситуация принципиально иная: как цель ставится возмож ность работы с системой для любого человека, независимо от его свойств и навыков, при этом целенаправленное обучение пользователей, как правило, не производится.

Всё это делает проблему обучения пользователей работе с компьютерной системой чрезвычайно важной. Начиная с определенного объема функцио нальности системы, количество пользователей, знающих всю функциональ ность, неуклонно снижается. Т.е. чем объемней система, тем больше шансов на то, что среднестатистический пользователь знает о ней очень немного (относительно общего объема функциональности). Так, я уверен, что на свете нет ни единого человека, который бы полностью знал MS Word, предполагаю, что средний пользователь умеет пользоваться не более чем пятью процентами его возможностей.

Плохо это по многим причинам: во первых, пользователи работают с системой не слишком эффективно, поскольку вместо методов адекватных они используют методы знакомые. Во вторых, достаточно часто случается, что пользователи, не зная, что имеющийся продукт делает то, что им нужно, ищут (и находят) продукт конкурента. В третьих, при таком положе нии вещей затруднительно продавать новые версии продукта: если пользо ватель не умеет пользоваться и тем, что есть, убеждать его совершить покупку ради новой функциональности придется на довольно шатком фундаменте.

Есть непреложный закон природы: люди делают что либо только при на Почему личии стимула, при этом тяжесть действия пропорциональна силе стимула.

пользователи Популярно говоря, пользователя можно научить становиться на задние учатся лапки за кусочек сахара (который есть стимул), но научить его перетас кивать тяжеленные камни за тот же кусочек сахара нельзя, потому что награда не стоит усилий.

Применительно к компьютерным системам этот закон действует без каких либо исключений. Обучение есть действие: если обучаться легко, пользователям будет достаточно слабого стимула, если тяжело, стимул придется увеличивать. Но если стимул для пилота самолета получают преимущественно командными методами (если он не научится определен ному минимуму, его просто не допустят до работы), то в случаях компью терных систем стимул есть вещь почти исключительно добровольная. Это значит, что пользователь обучится пользоваться программой или сайтом только в том случае, если он будет уверен, что это сделает его жизнь легче и приятней. На профессиональном жаргоне это называется возвращением инвестиций (return of investments, ROI): ни один инвестор не вложит деньги (действие) без уверенности, что эти деньги принесут ему доход ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ (стимул), если же полной уверенности в этом нет, ожидаемая прибыль должна быть огромна. Это правило в полной мере касается и пользо вателей.

Есть ещё одно правило: пользователь будет учиться какой либо функции, только если он знает о её существовании, поскольку, не обладая этим знанием, он не способен узнать, что за её использование жизнь даст ему награду. Т.е. одного стимула недостаточно, если пользователь не знает, за что этот стимул дается.

Рассчитывайте на средних пользователей, а не новичков или на профессионалов: средних пользователей, как никак, абсолютное большинство Таким образом, чтобы пользователь начал учиться, ему нужно рассказать о функциональности системы, причем не только безучастно сообщать о наличии той или иной функции, но и расхваливать кусочки сахара, которые пользователь получит, этой функции обучившись. А дальше пользователь сам будет учиться, если, конечно, стимул достаточен.

Без этого любая система не вызовет никакого желания учиться, даже если это обучение принесло бы пользователю множество пользы. Простота же обучения системе есть всего лишь метод уменьшить «необходимый и достаточный» стимул;

при достаточно сильном стимуле люди охотно учатся и без всякой простоты (другой разговор, что получение достаточно весо мого стимула часто более сложно для дизайнера, чем облегчение обучения).

Обычно считается, что в случае ПО есть два способа повысить эффек Средства обучения тивность обучения (помимо метода «обучения плаванию посредством выбрасывания из лодки»), а именно бумажная документация и «опера тивная справка». Это категорически неправильно. Во первых, способов много, и самые главные способы в эту систему не попали. Во вторых, одно из понятий, входящих в эту таксономию, просто некорректно: оператив ность справки зачастую бывает отрицательной (т.е. поиск в ней занимает больше времени, чем поиск того же в бумажной документации). Поэтому разумно привести более совершенный список средств обучения:

общая «понятность» системы обучающие материалы.

А теперь можно разобрать эти составляющие по отдельности.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Термин «понятность», будучи крайне приятным и во многих случаях Понятность удобным, на самом деле нехорош, поскольку очень уж размыт1. Однако кое системы что выделить можно, а именно ментальную модель, метафору, аффорданс и стандарт (да и то окажется, что они сильно смыкаются). Обратите внимание, что хотя в этой главе говорится о понятности, изложенные свойства, будучи хорошо реализованы, также существенно снижают количество человеческих ошибок.

Зачастую, или, точнее, почти всегда, чтобы успешно пользоваться какой Ментальная модель либо системой, человеку необходимо однозначно понимать, как система работает. При этом необязательно точно понимать сущность происхо дящих в системе процессов, более того, необязательно правильно их понимать. Это понимание сущности системы называется ментальной моделью. Разберем её на примере утюга.

Утюгом никогда не сможет воспользоваться человек, который не знает, что провод от утюга надо воткнуть в розетку. Но, обладая таким знанием, человек может пользоваться утюгом, не зная, сколько энергии утюг потребляет (отсутствие точности), равно как сохраняя искреннюю уверенность, что по проводам, как вода, течёт электричество (отсутствие правильности). Беда приходит тогда, когда представления человека о системе концептуально не совпадают с реальным устройством системы.

Так, например, человек, привезенный на машине времени из прошлого и никогда не встречавшийся с электричеством, поставит утюг на плиту2, отчего прибор непременно сгорит.

Другой пример, на этот раз из предметной области: файловая система.

Каждый, кто обучал кого нибудь пользоваться компьютером, знает, как трудно объяснить пользу от записи файла после его редактирования. Дело в том, что без понимания сущности происходящих в компьютере процессов понять сущность записи невозможно. Допустим, пользователь создал новый документ, что то в нем сделал, после чего попытался выйти из программы. Программа спрашивает его «Сохранить документ или нет?»;

тут и начинается самое интересное.

Во первых, в этом вопросе главное значимое слово непонятно. Что такое сохранить? Где сохранить? Куда сохранить? Если же вопрос ставится техническим языком, а именно «Записать документ на диск?», то и здесь получается гадость: на какой такой диск?

Во вторых, что важнее, даже если пользователь понял вопрос, он все равно не может понять, зачем документ сохранять? Как никак документ уже имеется, сохранять его не надо.

Проблема усугубляется тем, что даже самый начинающий пользователь знает, что если он нажмёт кнопку Ок, начнется какое то действие. А пос кольку пользователь не хочет, чтобы действие, которого он не понимает, начиналось, он недрогнувшей рукою нажимает кнопку Нет, после чего программа закрывается, а файл не сохраняется.

Иной аспект той же проблемы: как научить пользователя превентивно сохранять рабочий файл время от времени, чтобы, когда компьютер завис нет, можно было встретить судьбу во всеоружии? Сделать это практически невозможно, поскольку пользователь искренне уверен, что если файл есть в компьютере, с ним уже ничего не сделается.

В результате, есть только два способа научить пользователя сохранять файлы. Сущность первого способа состоит в научении пользователя, что если он не будет время от времени и перед выходом из программы сохра нять файл, у него будут проблемы. Рано или поздно пользователь начнет 1. Особо неприятен в этом смысле термин «интуитивная понятность», не имеющий, вообще говоря, никакого смысла. Чуть ли не единственными артефактами, понятными интуитивно, являются соска и лестница. Всему остальному надо учиться.

2. Особняком стоит т.н. «синдром электрочайника», который объясняется сугубым автоматизмом действия.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ сохранять файл автоматически, проблема в том, что произойдет это скорее поздно, чем рано, и вполне может оказаться, что и никогда. Этот способ обладает определенным своеобразием: пользователь не поймет, зачем он это делает, он будет только знать, что делать это надо. На жаргоне этногра фов и психологов такое поведение называется ритуалом. Получившийся в результате такого обучения ритуал не будет принципиально отличаться от, скажем, плясок каннибалов вокруг волшебного дерева Тум Тум, чтобы не было эпидемии: пользователь будет нажимать кнопку Сохранить в качестве жертвы Великому Энжэмэдэ, Богу Компьютера. К слову сказать, пользова телей, которые пользуются компьютером с помощью ритуалов, не так уж мало.

Второй способ: пользователю можно объяснить, что в компьютере есть две подсистемы памяти, одна постоянная, а другая временная;

при выключении или при зависании компьютера содержимое временной памяти теряется, так что если документ нужен будет и позже, его надо перенести в постоянную память;

перенос туда документа называется сохранением. Это тоже непросто, поскольку пользователь уверится, что люди, придумавшие компьютеры, круглые дураки (ему неинтересны технологические причины), но зато это знание научит его сохранять файлы. Разумеется, он ещё не раз забудет сохранить файл, но это произойдет из за недостатка внимания.

Так вот, изначально пользователь не имеет ментальной модели памяти компьютера. Проблема же состоит в том, что компьютер не дает ему возможности самому построить модель, так что единственным её источ ником может являться обучение. Это один из самых больших недостатков дизайна современных компьютеров, во всяком случае, первый компьютер без разделения памяти на постоянную и временную (Palm Pilot) разошелся тиражом в миллионы экземпляров.

Таким образом, без корректной ментальной модели пользователи фак тически неспособны научиться пользоваться системой. К сожалению, проектирование системы, для которой модель построить легко, есть дело сложное, так что придумать для него универсальный алгоритм невозможно.

Единственно, что может помочь, это творческий подход к проектированию.

Избегайте создавать элементы управления, функциональность которых зависит от контекста Существует, однако, одно простое правило: поскольку элементы, выпол няющие несколько разных функций в зависимости от контекста, сущест венно усложняют построение ментальной модели, их лучше не создавать.

Поэтому слишком много элементов управления обычно делать лучше, нежели слишком мало элементов, во всяком случае, опасно ставить перед собой цель «во что бы то ни стало сократить количество элементов».

Как было сказано, чтобы научиться пользоваться системой, пользователю Метафора нужно построить ментальную модель этой системы. Очень хочется изба вить его и от этой работы. Лучшим способом добиться этого является применение метафоры, которая позволяет пользователю не создавать новую модель, а воспользоваться готовой моделью, которую он ранее построил по другому поводу.

Самым простым примером метафоры в интерфейсе является устройство программ для проигрывания звуков на компьютере. Исторически сложи лось, что вся аудиотехника имеет почти одинаковый набор кнопок:

несколько кнопок со стрелками (назад/вперед), кнопка с треугольником (воспроизведение), кнопка с двумя дощечками (пауза), кнопка с квадрати ком (полная остановка) и красный кружок (запись). Про них нельзя сказать, что они совершенно понятны, но научиться им можно без труда. При этом обычно жизнь складывается так, что сначала человек научается пользовать ся этими кнопками на материальных устройствах, а уж потом начинает ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ пользоваться компьютером. Соответственно, при проектировании прог раммы аналогичного назначения разумно скопировать существующую систему маркировки кнопок. Благодаря этому пользователям для исполь зования программы ничему не приходится учиться (и даже не приходится переучиваться, что вдвойне обидно, поскольку полностью отрицает возвращение инвестиций в обучение)1.

Рис. 5. Главный экран ОС Magic Cap. Будучи вся построена на метафорах, ОС приобрела широчайшую известность среди журналистов компьютерных изданий (они сразу всё понимали). С другой стороны, она не смогла добиться такой же любви у пользователей:

они её понимали, но отказывались с ней работать из за её неэффективности. Клас сический пример горя от ума. © General Magic © Susan Kare К сожалению, метафоры отнюдь не безоблачны. У них есть несколько существенных недостатков.

Во первых, не для любой функциональности можно подобрать подходя щую метафору, причем заранее узнать, есть ли хорошая метафора или нет, невозможно, так что можно потратить время на поиски и ничего не найти.

Это, как минимум, неэффективно.

Во вторых, даже подходящая метафора может оказаться бесполезной, если её не знает существенная часть аудитории или её тяжело однозначно передать интерфейсом.

В третьих, почти всегда метафора будет сковывать функциональные возможности. Что делать, если проектируемая система обладает большим количеством функций, чем копируемый образец? Следование метафоре в таких условиях будет только вредить, поскольку совпадающим функциям будет учиться легче, а несовпадающим – сложнее (они будут слишком иначе устроены). Зачем тогда система, почему бы пользователю не воспользо ваться её исходным образцом?

В четвертых, совершенно необязательно, что сам по себе копируемый образец работает идеально. Если его копировать, окажется, что система не сможет быть эффективней своего прародителя. Например, Adobe PageMaker во многом копирует традиционные верстальные гранки, насле 1. Данный пример интересен ещё и тем, что в игру вступает стандарт (о котором позже). Поскольку все разработчики программ для проигрывания звуков копировали в интерфейсе материальные проигрыватели, образовался стандарт на программы такого рода. Теперь пользователям не обязательно обучаться значению кнопок именно по физически существующим проигрывателям, для этого подходит и любая программа.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ дуя их известность пользователям вместе с их ограничениями. Благодаря этому он стал чрезвычайно популярен. Однако через некоторое время появился не копирующий гранки QuarkXpress, и отвоевал большую часть пользователей лишь потому, что работал более эффективно, не таская на себе груз старой идеи. Пользователи предпочитали потратить больше времени на обучение, зато выиграть в скорости работы. Анекдотичность ситуации заключается в том, что к настоящему времени гранки не исполь зуются вовсе, появилось поколение пользователей, которое никогда их в глаза не видело. Результат: обучаясь PageMaker, они должны дополнительно обучаться идее гранок, которая им вовсе не нужна.

В пятых, почти всегда метафору можно использовать в документации, не перенося её в интерфейс, при этом с тем же успехом. Достаточно просто написать, что «система во многом напоминает …» и нужный результат будет достигнут.

Таким образом, метафора, будучи лучшим средством для избавления пользователя от обучения, не является средством хорошим. С другой стороны, метафоры иногда всё таки работают (взять те же музыкальные программы), так что определенную пользу от них получить можно.

Анализируя опыт успешных случаев их применения, можно вывести следующие правила:

опасно полностью копировать метафору, достаточно взять из неё самое лучшее не обязательно брать метафору из реального мира, её смело можно придумать самому эффективнее всего метафорически объяснять значение отдельных объектов: например, для графической программы слои можно пред ставлять как положенные друг на друга листы стекла (этот пример подходит и для предыдущего пункта) если метафора хоть как то ограничивает систему, от неё необходимо немедленно отказаться.

Суммируя, можно сказать, что применять метафору можно, но с большой осторожностью. Не надо забывать, что большинство систем, сильно бази рующихся на метафоре, проиграли конкурентам. Таков уже упоминавшийся PageMaker, таковой была операционная система Magic Cap, таковой была оболочка MS Bob, в которую было вложено множество денег, и которая была прикрыта после нескольких месяцев микроскопических продаж (это самые шумные падения, были и другие).

Другой составляющей понятности является нечто, по английски называе Аффорданс мое affordance. Мне не удалось удовлетворительно перевести этот термин (а до меня никто и не пытался), так что это понятие в книге будет называться неоригинально: «аффорданс».

В современном значении этого термина аффордансом называется ситуация, при котором объект показывает субъекту способ своего использования своими неотъемлемыми свойствами. Например, надпись «На себя» на двери не является аффордансом, а облик двери, который подсказывает человеку, что она открывается на себя, несет в себе аффорданс.

Польза аффорданса заключается в том, что он позволяет пользователям обходиться без какого либо предварительного обучения, благодаря этому аффорданс является самым эффективным и надежным средством обеспечения понятности.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Рис. 6. Отсутствие аффорданса в дизайне кухонной плиты. Слева стандартный вариант, недостаток которого заключается в том, что невозможно умозрительно определить, какой диск управляет какой конфоркой. В центре и справа варианты с аффордансом, не имеющие этой проблемы, при этом работающие по разному. В центральном при мере расположение регуляторов повторяет расположение рабочих объектов (кон форок), благодаря чему неоднозначность исчезает. В правом примере каждому объекту соответствует отдельный регулятор. Эти два способа уничтожения неопре деленности являются основными в экранном дизайне.

Проблема в том, что аффорданс на экране получить сложнее, нежели в предметах реального мира, поскольку единственным способом его пере дачи оказывается визуал, а такие способы, как тактильные свойства или приспособленность к человеческой анатомии (пистолет, например, трудно держать неправильно) оказываются за бортом. Это ограничение приводит к тому, что доступными оказываются всего несколько способов передачи аффорданса, из которых самыми значительными являются четыре:

маппинг, или повторение конфигурации объектов конфигурацией элементов управления (этот способ работает хорошо в реальном мире, но не очень хорошо на экране, поскольку предпочтительней непосредственное манипулирование) видимая принадлежность управляющих элементов объекту визуальное совпадение аффордансов экранных объектов с такими же аффордансами объектов реального мира (кнопка в реальном мире предлагает пользователю нажать на неё, псевдотрехмерная кнопка предлагает нажать на неё по аналогии) изменение свойств объекта при подведении к нему курсора (бледный аналог тактильного исследования).

В целом, создание аффордансов является наиболее сложной задачей, стоящей перед графическим дизайнером, работающим над интерфейсом.

Область эта еще практически не разработана, так что она сулит, при удаче, большой успех и славу. Надеюсь, что вы их достигнете.

Наконец, остался последний, самый мощный, но зато и самый ненадежный Стандарт способ обучения, а именно стандарт. Дело в том, что если что либо нельзя сделать «самопроизвольно» понятным, всегда можно сделать это везде одинаково, чтобы пользователи обучались только один раз. Например, кран с горячей водой всегда маркируют красным цветом, а кран с холодной – синим. Частично это соответствует свойствам человеческого восприятия (недаром красный цвет мы называем тёплым, а синий – холодным), но в основном здесь работает привычка1.

Как я уже сказал, стандарт штука мощная, но зато ненадежная. Он очень хорошо работает, когда популярен, в противном случае не работает вовсе.

Так, с одной стороны, при появлении стандартизированных графических интерфейсов количество программ на душу пользователя увеличилось на порядок (т.е. пользователи получили возможность с тем же уровнем усилий изучать больше программ), с другой стороны, множество хороших вещей так и не было реализовано, поскольку в нужный момент подходящих стандартов не было.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Таким образом, чтобы стандарт заработал, он должен быть популярен.

Популярен же он может быть двумя способами: во первых, он может быть во всех системах, во вторых, он может быть популярен внутри отдельной системы. Например, стандарт интерфейса MS Windows популярен почти во всех программах для Windows, именно поэтому его нужно придерживаться.

С другой стороны, этот стандарт оставляет неопределенным очень многое (никто да не обнимет необъятного), и это многое в разных системах трактуется по разному. Бесполезно пытаться найти общий знаменатель во всех системах, гораздо эффективнее установить собственный стандарт, не противоречащий стандарту ОС, но дополняющий его;

после чего этого стандарта надо придерживаться.

Последовательность в реализации интерфейса есть первое условие качества результата Конечно, разработка собственного стандарта дело довольно тяжелое.

С другой стороны, сказать, что она совсем уж невозможна, тоже нельзя.

Во первых, самое главное уже стандартизовано. Во вторых, стандарт может развиваться параллельно процессу разработки, при этом поддержание стандарта не стоит почти ничего. Обширный же стандарт вполне окупает вложенные в него усилия ускорением обучения пользователей, не говоря уже о снижении стоимости разработки.

1. Один из моих читателей рассказал мне по этому поводу поучительную историю.

Во время разговора с девушкой о космосе, читатель показал девушке Вегу, большую, голубую звезду. При этом девушке было сказано, что если на место Солнца поместить Вегу, то орбита Земли будет находится все еще внутри самой звезды. Услышав это сообщение, девушка приобрела уверенность, что все боль шие звезды есть звезды холодные, мотивировав это тем, что, дескать, кран с холодной водой обозначается синим.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Прежде чем переходить к собственно рассмотрению обучающих материа Обучающие лов, необходимо оговорить одну вещь: эта книга не о том, как их делать.

материалы Создание хороших обучающих материалов является сложным и много гранным делом, требующим значительного опыта и дарования. Даже лишь пытаться впихнуть это занятие в несколько страниц, было бы непрости тельной поверхностностью. Так что в этой книге не будет рассказано, как писать или «подавать» справочную систему или документацию, будет только описано, как интегрировать их с интерфейсом. С другой стороны, если справочную систему или документацию обычно создают другие люди, то всплывающие подсказки, например, обычно пишут дизайнеры. Так что про дизайнерскую часть работы рассказано будет.

Количество подсистем справки, нужных для того, чтобы пользователь Что нам нужно ичтоу нас есть научился пользоваться системой, довольно невелико, так что все их можно легко разобрать1. Когда я говорю «подсистема справки» я имею в виду часть справочной системы (или документации), которая выполняет сугубо опре деленные функции и требует сугубо определенных методов представления.

Базовая справка объясняет пользователю сущность и назначение системы. Обычно должна сработать только один раз, объясняя пользо вателю, зачем система нужна. Как правило, не требуется для ПО, зато почти всегда требуется для сайтов.

Обзорная справка рекламирует пользователю функции системы. Также обычно срабатывает один раз. Нужна и ПО и сайтам, и нужна тем более, чем более функциональна система. Поскольку у зрелых систем функцио нальность обычно очень велика, невозможно добиться того, чтобы поль зователи запоминали её за один раз. В этом случае оптимальным вариантом является слежение за действиями пользователя и показ коротких реклам типа «А вы знаете, что…» в случае заранее определенных действий пользователей (примером такого подхода являются помощники в последних версиях MS Office).

Справка предметной области отвечает на вопрос «Как сделать хорошо?». Поскольку от пользователей зачастую нельзя рассчитывать знания предметной области, необходимо снабжать их этим знанием на ходу.

При этом действуют два правила: во первых, пользователи ненавидят признавать, что они чего либо не знают, соответственно, подавать это знание надо максимально «небрежным тоном»;

во вторых, наличие такого знания всегда повышает субъективную оценку справочной системы в целом, т.е. приводит к тому, что пользователи чаще обращаются к спра вочной системе и от этого эффективней учатся.

Процедурная справка отвечает на вопрос «Как это сделать?». В идеале она должна быть максимально более доступна, поскольку если пользователь не найдет нужную информацию быстро, он перестанет искать и так и не научится пользоваться функцией (возможно, никогда).

Контекстная справка отвечает на вопросы «Что это делает?» и «Зачем это нужно?». Как правило, наибольший интерес в ПО представляет первый вопрос, поскольку уже по названию элемента должно быть понятно его назначение (в противном случае его лучше вообще выкинуть), а в интер нете – второй (из за невозможности предугадать, что именно будет на следующей странице). Поскольку пользователи обращаются к контекстной справке во время выполнения какого либо действия, она ни в коем случае не должна прерывать это действие (чтобы не ломать контекст действий), её облик должен быть максимально сдержанным, а объем информации в ней – минимальным.

1. Обратите внимание, что это моя собственная классификация, вызванная к жизни тем, что большинство существующих классификаций справочных систем слишком тяжеловесны и размазаны.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Справка состояния отвечает на вопрос «Что происходит в настоящий момент?». Поскольку она требуется именно что в настоящий момент, она не может быть вынесена из интерфейса. В целом это самая непроблематичная для разработчиков система справки, так что в этой книге разбираться она не будет.

Система должна индицировать все свои состояния Сообщения об ошибках. Это тема настолько многогранная, что о ней отдельно (см. «Каким должно быть сообщение об ошибке» на стр. 43).

Поскольку наша цель состоит только в определении интеграции справочных систем с интерфейсом, разумно будет свести получившийся список типов обучающих материалов, которые нам нужны, со средами передачи этих материалов, которые у нас имеются. Среды же передачи, имеющиеся в нашем распоряжении, таковы.

Бумажная книга. На одном листе может быть сконденсировано очень много материала, легко позволяет читателю получить большой объем материала за один сеанс, наилучшим образом работает при последова тельном чтении. Сравнительно плохой поиск нужных сведений. Объем практически всегда лимитирован.

Справочная карта. Отдельная краткая бумажная документация, демонстрирующая основные способы взаимодействия с системой (quick reference card). Будучи реализована на едином листе бумаги, позволяет пользователю повесить её перед собой. Хороша как средство обучения продвинутым способам взаимодействия с системой и устройству навигации в системе.

Структурированная электронная документация. Плохо предназначена для чтения больших объемов материала, зато обеспечивает легкий поиск и не имеет лимита объема. Занимает большой объем пространства экрана.

Плохо подходит для показа крупных изображений, зато в неё могут быть легко интегрированы видео и звук.

Фрагменты пространства интерфейса, показывающие справочную информацию. Занимают пространство экрана, но пространство огра ниченное. Отвлекают внимание, как минимум один раз воспринимаются всеми пользователями. Как правило, неспособны передавать большой объем информации.

Рис. 7. Пример пространства интерфейса, выделенный на показ справочной информации. Обратите внимание, что даже обычная подпись к полю ввода также является таким пространством.

Всплывающие подсказки. Хорошо справляются с ответом на вопросы «Что это такое» и «Зачем это нужно», при условии, что объем ответов сравнительно невелик. Поскольку вызываются пользователями вручную, в обычном режиме не занимают пространства экрана и не отвлекают вни мания пользователей. С другой стороны, очень легко вызывают отвыкание – после первого же случая неудовлетворения пользователя подсказкой, пользователь перестает вызывать и все остальные подсказки.

А теперь те виды справочных систем, за которые ответственен дизайнер интерфейсов, можно разобрать более детально.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Как уже было показано в главе «Почему пользователи учатся», объяснить Базовая и обзорная справки пользователю сущность и назначение, а также отрекламировать функции системы чрезвычайно важно, поскольку только это создаёт желание учиться.

Эти системы справки обычно реализуются в бумажной документации.

Это хорошо, но, вообще говоря, можно сделать и лучше, поскольку в последнее время появилась возможность интегрировать в справочную систему видео при помощи либо Macromedia Flash, либо Shockwave. Нет сомнений, что реклама, поданная не просто в виде текста с картинками, но в виде анимации, способна как повысить желание её просмотреть, так и повысить субъективное удовлетворение пользователей от системы. На этом уровне заниматься этим должен не дизайнер интерфейсов, а отдельный графический дизайнер. Как правило, работа эта не очень сложна (поскольку, фактически, всем содержимым этой анимации является показ сменяющих друг друга скриншотов). Сложно создать более менее хороший сценарий (его лучше отдать профессиональному писателю). Дизайнер интерфейса в этом случае должен только составить список функций, которые нужно рекламировать.

Справка предметной области также реализуется обычно в бумажной доку Справка предметной области ментации, найти аргументы против такого положения вещей достаточно затруднительно. Однако, как минимум, часть её можно подавать пользова телям в интерфейсе вместе с выдержками из обзорной справки (лучше динамически, a la «Помощник» из MS Office).

По моему, справка предметной области является самой важной подсис темой справки. Достаточно упертый или «компьютерно грамотный» пользователь сможет воспользоваться системой, лишенной всех спра вочных систем, более того, такой пользователь сможет даже научиться пользоваться такой системой. Но без знания предметной области он никогда не сможет пользоваться системой правильно и эффективно.

Лучшим местом для процедурной справки является выделенная справочная Процедурная справка система. В неё, собственно говоря, она чаще всего и помещается. Вызывает, однако, сожаление тот факт, что разработчики чаще всего не привязывают темы справки к интерфейсу: когда пользователям непонятно, как выпол нить нужное им действие, им приходится искать в справочной системе нуж ную тему. Это неправильно, тем более что технических проблем в этом нет.

Для контекстной справки заслуженно используют всплывающие подсказки Контекстная справка (ToolTip) и, в последнее время, пузыри. Это очень правильное решение, с которым невозможно поспорить. Огорчает только практически полное отсутствие этого типа справки в интернете. Если разработчики ПО уже привыкли писать ко всем объектам и элементам управления подсказки, то для веб дизайнеров это пока экзотика. Интересно при этом, что в ин тернете контекстная справочная система, как правило, более нужна, нежели в ПО – просто потому, что большинство сайтов являются одно кратно используемыми системами, пользователями которых являются изначально необученные люди.

В отличие от художественной литературы, справочные системы не предназ Спиральность начены для того, чтобы приносить удовольствие, более того, поскольку пользователи обращаются к справочной системе при возникновении проблем, можно смело сказать, что использование справочной системы всегда воспринимается негативно. Таким образом, следует всемерно сокра щать объем справочной системы, чтобы тем самым сократить длительность неудовольствия. К сожалению, сокращение объема не приводит к полному счастью, поскольку при малом объеме справочной системы возрастает риск того, что пользователи не найдут в ней ответы на свои вопросы. Куда ни кинь – всюду клин.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Есть, однако, исключительно эффективный метод решения этой проб лемы: так называемые спиральные тексты. Идея заключается в следующем.

При возникновении вопроса пользователь получает только чрезвычайно сжатый, но ограниченный ответ (1 3 предложения). Если ответ достаточен, пользователь волен вернуться к выполнению текущей задачи, тем самым длительность доступа к справочной системе (и неудовольствие) оказыва ется минимальной. Если ответ не удовлетворяет пользователя, пользова тель может запросить более полный, но и более объемный ответ. Если и этот ответ недостаточен (что случается, разумеется, весьма редко), пользо ватель может обратиться к ещё более подробному ответу. Таким образом, при использовании этого метода, пользователи получают именно тот объем справочной системы, который им нужен.

Спиральность текста считается нормой при разработке документаций.

Есть веские основания считать, что она необходима вообще в любой справочной системе. Учитывая тот факт, что разработка спирали в справке непроблематична, я рекомендую делать её во всех случаях.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОБУЧЕНИЕ РАБОТЕ С СИСТЕМОЙ Субъективное удовлетворение Натан Мирвольд, бывший вице президент Microsoft, некогда высказал скандалезную по тем временам сентенцию «Крутота есть веская причина потратить деньги» (Cool is a powerful reason to spend money). Слово «Cool», которое я перевел как «Крутота», к сожалению, плохо переводится на русский язык, впрочем, засилье американской культуры привело к тому, что все мы неплохо представляем его смысл. Эта сентенция интересна, прежде всего, тем, что характеристика (cool), выбранная Мирвольдом, представ ляет собой просто таки триумф субъективности.

Предположение Мирвольда оправдалось. Исследования1 показали, что пользователи воспринимают одинаково положительно как убогие, но приятные интерфейсы, так и простые, эффективные, но сухие и скучные.

Таким образом, субъективные факторы имеют тот же вес, что и объек тивные. Разумеется, субъективность доминирует над объективностью только в тех случаях, когда покупателем системы выступает сам пользова тель, но и в прочих случаях роль «крутоты» зачастую существенна, хотя бы потому, что повышение количества радости при прочих равных почти всегда приводит к повышению человеческой производительности. Это делает неактуальными вечные споры о первичности формы или функции.

И то и другое важно.

Все знают, что значительно легче и приятнее пользоваться эстетически Эстетика привлекательными объектами. Это наблюдение породило весь промыш ленный дизайн, включая дизайн одежды, интерьеров и так далее. В то же время в другой области промышленного дизайна, а именно в дизайне интерфейсов, это наблюдение до сих пор как следует не утвердилось: бои между пуристами (интерфейс должен быть, прежде всего, работоспособ ным) и маньеристами (красота – это страшная сила) никоим образом не затихают. В то же время «срединный путь» до сих пор не найден, интерфей сы, равно удобные и эстетически привлекательные, до сих пор существуют в единичных экземплярах.

Происходит это преимущественно оттого, что компьютер до сих пор воспринимается всеми как нечто совершенно новое, не имеющее корней в докомпьютерной реальности. Во многом это правильно: кто бы что ни говорил, но массовые представления о прекрасном не выросли за послед ние сто лет. Логичные в таких условиях интерфейсы в эстетике художника Шишкина по меньшей степени противоестественны. С другой стороны, 1. Например, E. Hollnagel, «Keep Cool: The Value of Affective Computer Interfaces in a Rational World,» Proc. HCI Int’l 99, vol. 2, Lawrence Erlbaum Associates, Mahwah, N.J., 1999, pp. 676–680 и S.W. Draper, «Analyzing Fun as a Candidate Software Requirement», Personal Technology, vol. 3, no. 1, 1999, pp. 1–6.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ принципы многих направлений дизайна вполне применимы к дизайну интерфейсов, он имеет черты, как сближающие его с иными направлениями дизайна, так и разъединяющие. Разберем это подробнее.

Внимание к деталям. Отдельные детали стула, например, не значат особенно много, гораздо большее значение имеет впечатление от всего стула целиком. Напротив, интерфейс состоит из отдельных деталей, каждая из которых действует сравнительно независимо, поскольку раскрывает различную функциональность. Это сближает дизайн интерфейса с типографикой и в целом с книжным дизайном, характерными, как раз пристальным вниманием к мелочам.

Интерфейс не самоценен. Опять сближение с книжным дизайном (никто не покупает книгу из за качества её верстки).

Рис. 8. Классический стул Vitra. модель.03. Для стульев очень важно не только удоб ство сидения и эстетическая привлекательность, но и удобство хранения. Поскольку складные стулья обычно выглядят неважно, дизайнерам приходится изощряться, при думывая стулья, способные собираться в «стопки». Дизайнерам интерфейсов также частенько приходится добиваться свойств продукта не только сугубо утилитарных, но и к тому же сравнительно неочевидных. © Дизайнер Маартен Ван Северен. © Vitra.

Интерфейс передает информацию своему пользователю. Опять книжный дизайн и коммуникационный дизайн вообще. Фактически, плакат со схемой метро обладает явно выраженным интерфейсом, другой разговор, что этот интерфейс более однонаправленный, нежели двусторонний.

Интерфейс обычно предназначен для длительного использования.

Это серьезно отличает его от графического дизайна вообще (никто не будет рассматривать журнальный разворот часами), но зато сближает опять с книжным дизайном и дизайном среды обитания.

Интерфейс функционален. Очень часто приходится искать ком промисс между эстетикой и функцией. Более того, интерфейс сам по себе зарождается в функциональности, «интерфейс ни к чему» просто не может существовать. Это сближает дизайн интерфейса с промыш ленным дизайном.

Интерфейс готового продукта образуется не сам по себе, но в резуль тате промышленного производства. Дизайнер стульев на мебельной фабрике ограничен не только и не столько своей фантазией, но и технологией, наличием тех или иных деталей на складе, стоимостью конструируемого стула и многими другими факторами. Подобно ему, ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ дизайнер интерфейса не сам производит интерфейс – за него это делают программисты, имеющие свои ограничения (стоимость, технология и так далее).

Таким образом, принципы многих направлений дизайна вполне приме нимы к дизайну интерфейса, при этом донорами преимущественно высту пают книжный дизайн, коммуникационный дизайн и промышленный дизайн. Итак, какие их принципы могут быть использованы в дизайне интерфейса?

Рис. 9. Интерфейс MS Encarta Encyclopedia 2001. Замечательный пример дизайна – интерфейс равно удобный и эстетически привлекательный. История этого интерфейса была весьма поучительна – с каждой новой версией (энциклопедия выходит каждый год) интерфейс становился все скромнее и скромнее (пик красоты пришелся на первую версию, боже, какие красивые там были пиктограммы). Обратите внимание на обилие пустого пространства и ограниченное использование цвета. Несмотря на внешнюю пустоту окна, все функции доступны одним нажатием кнопки. © Microsoft.

Конструируемый предмет должен быть незаметен в процессе его исполь зования. Странно интересоваться, как выглядит стул, на котором сидишь.

Когда человек читает книгу, он чаще всего не замечает её верстку. В то же ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ время предмет должен приятно ощущаться на бессознательном уровне (применительно к стулу это явление можно охарактеризовать как «радость зада»). Для этого:

Избегайте развязности в визуале. Лучше быть поскромнее.

Во что бы то ни стало, добивайтесь неощущаемости интерфейса Избегайте ярких цветов. Существует очень немного цветов, обла дающих и яркостью, и мягкостью (т.е. не бьющих по глазам). На экра не их значительно меньше, поскольку в жизни такие цвета обычно моделируются как собственно цветом, так и текстурой, с чем на экране есть проблемы.

Избегайте острых углов в визуале.

Старайтесь сделать визуал максимально более легким и воздушным.

Старайтесь добиваться контраста не сменой насыщенности элементов, но расположением пустот.

Рис. 10. Пример закономерностей в диалоговом окне. Старайтесь минимизировать количество констант (тем более, что двух констант обычно хватает на все). Разумеется, единожды примененных закономерностей необходимо придерживаться во всей системе.

Красота понятие относительное1. Для одних красивыми могут считаться только живописные закаты, для других картины художника Кустодиева, а для третьих – комбинация вареных сосисок, зеленого горошка и запотев шей бутылки пива. Это делает красоту вещью не слишком универсальной.

Хуже того. Любая красота со временем надоедает и в лучшем случае перестает восприниматься. Именно поэтому в интерфейсах обычно не место красоте. Элегантность и гармония гораздо лучше. Во первых, они не надоедают. Во вторых, они редко осознается потребителями, обеспечивая неощущаемость. В третьих – они приносят эстетическое удовольствие независимо от культурного уровня потребителя (так, древнегреческие и слегка менее древние римские здания воспринимаются нами красивыми, несмотря на абсолютную разницу культур и времени). В четвертых, в 1. Иначе – классовое.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ производстве они гораздо удобнее красоты, поскольку сравнительно легко ставятся на поток. Итак, каким образом надо действовать, чтобы добиться элегантности:

Старайтесь сделать интерфейс максимально насыщенным визуаль ными закономерностями. Есть универсальное правило – чем больше закономерностей, тем больше гармонии. Даже самые незначительные закономерности всё равно воспринимаются. Под закономерностью я понимаю любое методически выдерживаемое соответствие свойств у разных объектов, например, высота кнопок может быть равна удвоенному значению полей диалогового окна.

Стремитесь не столько к красоте интерфейса, сколько к его элегантности Всемерно старайтесь использовать модульные сетки, т.е. привя зывайте все объекты к линиям (лучше узлам) воображаемой сетки, которую выдерживайте во всем интерфейсе.

Старайтесь привязывать все размеры и координаты (как минимум пропорции диалоговых окон) к золотому сечению (0.618 х 0.382).

Вроде бы чепуха, но результат существеннейший.

Разумеется, на эту тему можно сказать очень много (странно было бы ожидать, что мне на паре страниц удастся выразить весь опыт дизайнерс кой культуры). Поэтому очень рекомендую прочесть несколько книг по графическому дизайну (лучше книжному, я, например, будучи еще и книжным дизайнером, не нашел ничего из этого моего опыта, что не было бы полезно в дизайне интерфейсов).

Любой человек хочет работать быстро. Если работу (или, понимая шире, Какой любое действие) можно выполнить быстро, у человека возникает приятное пользователь ощущение. Хитрость тут в том, что субъективное ощущение времени не любит зачастую сильно отличается от объективного, так что методы повышения быстрой езды?

реальной скорости работы, описанные в предыдущей части книги (см.

«Скорость выполнения работы» на стр. 5) помогают отнюдь не всегда.

Человеческое восприятие времени устроено своеобразно. С одной стороны, пользователи способны обнаружить всего 8 процентное изменение длительности в двух или четырехсекундном времени реакции системы. С другой – не могут точно определить суммарную длительность нескольких последовательных действий. Более того, воспринимаемая продолжительность действий напрямую зависит от уровня активности пользователя, так что субъективная длительность последовательности действий всегда ниже такой же по времени паузы. Это наблюдение вовсе не результат напряженных исследований: все знают, что при бездействии (скуке) время течет невыносимо медленно. Важно понимать, что действие может быть не обязательно физическим: лежа на диване и смотря фильм, т.е. не совершая почти никаких физических действий, время можно потратить очень быстро.

Таким образом, субъективную скорость работы можно повысить двумя способами:

Заполнение пауз между событиями. Есть данные о том, что если в периоды ожидания реакции системы пользователям показывается индикатор степени выполнения, субъективная продолжительность паузы существенно снижается. Судя по всему, чем больше информации предъявляется пользователям в паузах, тем меньше субъективное время. С другой стороны, эта информация может вызвать стресс в кратковременной памяти, так что пользоваться этим методом надо осторожно.

Разделение крупных действий пользователей на более мелкие. При этом количество работы увеличивается, но зато субъективная длительность снижается. Плох этот метод тем, что увеличивает усталость.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ С другой стороны, повышение объективной скорости работы зачастую способно повысить и субъективную скорость. Другой разговор, что в каж дом конкретном случае это нужно проверять секундомером. В этой провер ке нет ничего сложного: нужно просто сравнить объективную длительность действия с его субъективной длительностью.

Нет ничего более неприятного, чем психологическое напряжение, иначе По острию ножа говоря – стресс. Оператор на атомной станции или пилот самолета не просто спокойно сидят и нажимают на кнопочки, но нажимают на кнопочки, зная, что если они нажмут не на ту кнопочку, всем придется очень и очень туго. Большинство компьютерных программ и сайтов не требует от пользователя такой степени психологического напряжения.

Тем не менее, им есть, куда расти.

Дело в том, что почти всё время пользователь может что либо испортить и знает это. Он может отформатировать жесткий диск, может стереть или испортить нужный файл. Неудивительно, что пользователь часто боится.

А если не боится, то склонен недооценивать свои возможности к разру шению, отчего снижается бдительность. Куда ни кинь, всюду клин.

Единственным полноценным решением является возможность отмены пользователем своих предыдущих действий, без ограничения количества уровней отмены и типа отменяемых действий1. Задача эта непростая, но зато результат крайне существенен. Пользователь, знающий, что он не может совершить ошибку, испытывает радость и умиротворение. К сожа лению, создание таких систем, не будучи исключительно трудным делом с точки зрения технологии (мы, как никак, живем уже в двадцать первом веке) требует смены парадигмы мышления программистов, так ожидать скорого наступления эры всеобщего счастья не приходится.

Зачастую более реалистичным решением является давно уже существую щая практика прятать опасные для пользователя места интерфейса.

Формально, это хороший и правильный способ. Проблема заключается в том, что при этом логично прятать все функции, изменяющие данные, например банальная функция автоматической замены может мгновенно уничтожить текст документа (достаточно массовидно заменить одну букву на любую другую и забыть отменить это действие).

Другим фактором, существенно влияющим на субъективное удовлетво рение пользователей, является чувство контроля над системой. Существует значительная часть пользователей, для которой использование компью тера не является действием привычным. Для таких пользователей ощу щение того, что они не способны контролировать работу компьютера, является сильнейшим источником стресса. Для остальных пользователей отсутствие чувства контроля не приносит стресса, но всё равно приводит кнеудовольствию.

Таким образом, пользователей нужно всемерно снабжать ощущением, что ничего не может произойти, пока этого не захочется самим пользова телем. Функции, работающие в автоматическом режиме, но время от вре мени просыпающиеся и требующие от пользователей реакции, вызывают стресс. В любом случае, стоит всеми силами внушать пользователем мысль, что только явно выраженное действие приводит к ответному действию системы (это, в частности, главный аргумент против ролловеров2 – поль зователь ещё ничего не нажал, а уже что то произошло).

1. Сейчас нормой является невозможность отменить свои действия после записи файла.

2. Термин трудной судьбы. Также «ховер». Обозначает объект, изменяющий свой вид при наведении на него курсора, показывая, что с объектом можно совершить какое либо действие.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ Ни один пользователь не может долго и продуктивно работать с системой, Вон отсюда, идиот!

которая его огорчает и обижает. Тем не менее, такие «скандальные» системы являются нормой. Виной тому сообщения об ошибках. Обратите внимание, что здесь я пишу не о том, как предупреждать ошибки поль зователя, но том, почему сообщения об ошибках плохи.

Дело в том, что большинство сообщений об ошибках в действительности не являются собственно сообщениями об ошибках. На самом деле они показывают пользователю, что система, которой он пользуется:

недостаточно гибка, чтобы приспособиться к его действиям недостаточно умна, чтобы показать ему его возможные границы его действия самоуверенна и считает, что пользователь дурак, которым можно и нужно помыкать.

Разберем это подробнее.

Недостаточная гибкость. Многие программы искренне «уверены», что пользователь царь и бог, и когда оказывается, что пользователь хочет невозможного (с их точки зрения), они начинают «чувствовать» разочарование. Проявляют же они свое чувство диалогами об ошибках.

Рис. 11. Вот что бывает, если пользователь попытается ввести значение, которое ему нужно, но которое система не умеет обрабатывать. Тут возможно три альтернативных решения. Во первых, при проектировании системы можно более тщательно подходить к выбору её функциональности. Во вторых, можно просто игнорировать неправиль ность значения, округляя его до ближайшего возможного (индицируя, возможно, само стоятельность действий системы однократным миганием соответствующего поля ввода). В третьих, вместо обычного поля ввода можно использовать крутилку (см.

стр. 75). © Microsoft.

В действительности множество действий пользователя направлены не на то, чтобы сделать так, а не иначе, а на то, чтобы сделать примерно так, как хочется. Пользователю часто нет дела, можно добиться точного результата или нет. Показывать ему в таких случаях диалог об ошибке глупо, поскольку пользователю не нужно ничего знать. Ему нужен результат.

Нежелание показать границы действия. Во многих случаях пользо ватель совершает действия, которые воспринимаются программой как неправильные, не потому, что он дурак, но потому, что система не показала ему границ возможного действия.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ Рис. 12. Типичное сообщение об ошибке, вызванное нежеланием системы показать пользователю границы его действий. С одной стороны, оно разумно – файл не может быть записан под этим именем. С другой стороны, это сообщение показывается пользователю каждый раз при попытке перезаписать такой файл. Если бы названия всех защищенных от записи файлов отображались бы не черными, но серыми, это сообщение пришлось бы показывать пользователю только один раз в его жизни.

© Microsoft.

Все такие сообщения порочны, поскольку их можно было бы избежать, просто блокировав возможность совершения некорректных действий или показав пользователю их некорректность до совершения действия.

Самоуверенность. Нормой также являются случаи, когда система пытается выставить дело так, как будто пользователь идиот, а система, наоборот, есть воплощение безошибочности и правоты.

Рис. 13. Для кого неверное? И кто, собственно, виноват, система или пользователь?

© Microsoft.

В действительности не пользователь сделан для системы, но система для пользователя. Таким образом, как либо ущемлять пользователя неправильно.

Пользователи ненавидят сообщения об ошибках ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ Суммируя, можно сказать, что почти любое сообщение об ошибке есть признак того, что система спроектирована плохо. Всегда можно сделать так, чтобы показывать сообщение было бы не нужно. Более того. Любое сообщение об ошибке говорит пользователю, что он дурак. Именно поэтому пользователи не любят сообщения об ошибках, а если говорить откровеннее, они их ненавидят.

Рис. 14. Именно так пользователи воспринимают любые сообщения об ошибках.

Таким образом, почти все сообщения об ошибках должны быть удалены.

Разумеется, речь идет не о том, чтобы просто выкинуть куски кода из программы, а о том, что системы изначально надо проектировать так, чтобы в них отсутствовала необходимость в таких сообщениях. Невоз можно полноценно работать с системой, которая по нескольку раз за день тебя ругает.

Теперь можно рассказать, каким должно быть сообщение об ошибке, тем Каким должно быть сообщение об ошибке более, что ничего сложного в создании идеального сообщения нет.

Напротив, всё очень просто. Идеальное сообщение об ошибке должно отвечать всего на три вопроса:

В чем заключается проблема?

Как исправить эту проблему сейчас?

Как сделать так, чтобы проблема не повторилась?

При этом отвечать на эти вопросы нужно возможно более вежливым и понятным пользователям языком. В качестве примера идеального сооб щения об ошибке удобно взять какое либо существующее сообщение (из тех, которые точно нельзя просто изъять из системы) и попытаться это сообщение улучшить. Например, попытаемся улучшить уже упоминавшееся в предыдущей главе сообщение о невозможности перезаписать заблокированный файл.

Итак, старое сообщение об ошибке гласило: «Не удается сохранить файл «D:\Только для чтения.doc». Файл с этим именем уже существует и доступен только для чтения. Сохраните файл под другим именем или в другой папке». Это довольно неплохое сообщение, во всяком случае, оно гораздо лучше, чем «Указано неверное число». Но и его можно улучшить.

Сначала надо разобраться, в каких случаях оно появляется. Это не сложно: оно может появляться, если пользователь попытался сохранить файл на компакт диске, или же пытается сохранить файл, незадолго перед этим скопировав этот файл с компакт диска. Случаи, когда файл заблоки рован сознательно, в жизни чрезвычайно редки, так что их можно не учитывать. Главный враг – компакт диск.

Тут возможно несколько непротиворечащих друг другу решений. Во первых, просто можно блокировать возможность что либо записать на диске, запись на который невозможна. Собственно говоря, запись и так блокируется, но сообщением об ошибке. А можно просто не показывать диски, на которые нельзя записывать, в окне записи, что эффективнее, поскольку делает ошибку невозможной. Во вторых, как уже говорилось, можно показывать файлы, защищенные от записи, иначе, чем файлы незащищенные. Это будет работать, но тоже неидеально. Что делать пользователю, который всё таки хочет перезаписать файл? Сейчас в такой ситуации приходится записывать файл под новым именем, потом стирать старый, а новому давать имя старого. Это и потери времени и ошибочно ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ стертые файлы (лучший способ сделать так, чтобы пользователи не сти рали нужные файлы, заключается в том, чтобы лишить пользователей необходимости вообще что либо стирать в нормальном режиме работы).

Таким образом, сообщение об ошибке должно стать не только сообщением – оно должно позволять разблокировать файлы, разблокировать которые возможно (т.е. записанные не на компакт диске).

Таким образом, получается, что нужно сделать несколько изменений в интерфейсе:

Диски, на которые ничего нельзя записать, не показываются в диалоговом окне сохранения файлов.

Заблокированные файлы на остальных дисках показываются иначе, нежели файлы незаблокированные.

При попытке записать документ поверх заблокированного, появляется сообщение об ошибке примерно такого вида:

Рис. 15. Улучшенное сообщение об ошибке. Обратите внимание, что кнопка Закрыть выбрана по умолчанию, чтобы снизить вероятность перезаписи важных файлов.

Конечно, лучше всего было бы, чтобы ОС сама снимала с копируемых с компакт диска файлов метку Read Only. Многие проблемы при этом бы исчезли, поскольку защи щенными от записи остались только действительно важные для ОС файлы.

Про этот пример осталось сказать немного. Во первых, никогда не забы вайте показывать текст сообщений об ошибке техническому писателю.

Во вторых, всемерно старайтесь делать текст сообщения возможно более коротким. В третьих, диалоговое окно не самый лучший способ показывать сообщения об ошибках, во всяком случае, в ПО. Дело в том, что в Windows появился элемент управления, значительно лучше предназначенный для показа сообщений. Называется этот элемент весьма поэтично: пузырь (balloon, см. рис. 16).

Рис. 16. Пузырь в его лучшем проявлении (не обращайте внимания на текст).

Пузырь, по сравнению с диалоговым окном, имеет существенные досто инства. Во первых, он гораздо слабее сбивает фокус внимания, нежели окно. Во вторых, чтобы закрыть пузырь, пользователям не обязательно нажимать на какую либо кнопку, достаточно щелкнуть мышью в любом месте экрана. В третьих, он не перекрывает значимую область системы.

В четвертых, что самое главное, он показывает, в каком именно элементе управления была допущена ошибка. Все это делает пузырь вещью совершен но незаменимой. Я уверен, что через пару лет 80 процентов всех сообщений ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ об ошибках будет появляться в пузырях. К сожалению, пузыри имеют и недостатки. Во первых, в них не может быть никаких элементов управле ния, так что использовать пузырь в предыдущем примере, например, было невозможно. В Windows пузыри вообще реализованы довольно бедно.

Во вторых, пузырей вообще нет в интернете. Так что правило тут простое – используйте пузыри всегда, когда это возможно, и рыдайте, когда их нет.

Не только пароли, но сама по себе идея секретности вызывает у пользова Пароли телей изжогу. Причем, что нечасто случается, изжогу пароли вызывают не только у какой то отдельной группы пользователей, такой как новички, а у всех. Объясняется это просто – соблюдение секретности требует от пользователей выполнения действий, не приносящих пользы, но умень шающих потенциальный вред. Человеческая же природа такова, что потенциальное кажется неважным, а вот действия, которые приходится совершать, важны чрезвычайно. В результате пароли не любит никто.

Разумеется, это не совсем интерфейсная проблема, скорее политическая, но она оказывает такое влияние на результат, что обойти её невозможно.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.