WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Искра Наталья Николаевна РАСПОЗНАВАНИЕ ЭМОЦИЙ НА ЛИЦАХ ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА 19.00.13 – психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – 2006 2

Работа выполнена на кафедре социальной адаптации и психологической коррекции личности Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор Мухамедрахимов Рифкат Жаудатович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, доцент Никольская Ирина Михайловна кандидат психологических наук, доцент Нафтульев Аркадий Ильич

Ведущая организация: Российский Государственный Педагогический Университет им. А. И. Герцена

Защита состоится «18» октября 2006 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.42 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6, факультет психологии, ауд. 227.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. А. М. Горького Санкт Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «15» сентября 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук, доцент Сырицо Т.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. В современной психологии широко исследуются проблемы распознавания эмоций в различных областях деятельности человека. В процессе общения и взаимодействия людей друг с другом очень значимо то, как мы воспринимаем эмоциональное состояние партнера. Информация о закономерностях распознавания эмоций взрослыми на лицах взрослых людей широко представлена в современной психологической науке (А. А. Бодалев, 1982;

В. А. Лабунская, 1978, 1999;

А.

П. Оконешникова, 1978;

В. К. Вилюнас, 1989;

Д. В. Люсин, 1999;

В. А.

Барабанщиков, 2003;

И. Н. Андреева, 2004;

Я. Рейковский, 1979;

S. S.

Tomkins, 1962, 1963;

K. Izard, 1979;

P. Ekman, 1973, 1975;

J. A. Russell, 1980, 1986;

D. Gallagher, 1981;

M. D. Lieberman, R. Rosenthal, 2001;

J. A. Russell, 2003;

P. Surcinelli, 2006).

Проблемы распознавания эмоций на лицах детей младенческого и раннего возраста матерями исследуются в США, странах Западной Европы и Японии. Авторы разработали тезаурус («lexicon») слов, употребляемых матерями при распознавании эмоций (R. Emde, 1993;

D. Ridgway, 1993), изучали матерей из различных групп риска (N. M. Szajnberg, 1993;

M. I.

Appelbaum, P. M. Butterfield, 1993;

J. D. Osofsky, 1995;

C. Zahn-Waxler, E.

Wagner, 1993;

M. Knezevic, M. Jovancevic, 2004), провели исследование распознавания эмоций на лицах детей матерями, принадлежащими к различным культурам (J. Kawakita, 1988;

P. Hiltunen, I. Moilanen, N.

Szajnberg, N. Gardner, 1999). Прямое заимствование результатов этих исследований в теории и практике российской психологии невозможно вследствие культуральных особенностей российского общества (например, традиций воспитания, в том числе в детских учреждениях). В отечественной психологии распознавание эмоций матерями на лицах детей младенческого и раннего возраста до настоящего времени не исследовались.

Изучение распознавания эмоций на лицах детей неразрывно связано с пониманием развития ребенка младенческого и раннего возраста. Адекватное распознавание эмоций обеспечивает отзывчивость и эмоциональную доступность, «аффективную подстройку» социального окружения ребенка.

То, как мать (близкий взрослый) распознает эмоции ребенка и отвечает на них, влияет на осознание ребенком самого себя и играет решающую роль в развитии способности регулировать свое состояние (T. B. Brazelton, 1974;

R.

Emde, 1982;

D. N. Stern, 1985;

J. D. Osofsky, 1992;

Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999;

Е. А. Сергиенко, 1997, 2002).

Дети, воспитывающиеся в условиях социальной опеки, отличаются от детей в семье особенностями своего эмоционального реагирования и развития личности. Среди множества причин изменения развития детей, воспитывающихся в учреждениях, выделяют эмоциональную депривацию, частую смену ухаживающих за ребенком взрослых, отсутствие аффективных связей с близкими взрослыми, частый негативный опыт, длительные госпитализации (М. И. Лисина, 1986;

С. Ю. Мещерякова, 1982;

Л. Н.

Галигузова, С. Ю. Мещерякова, Л. М. Царегородцева, 1990;

А. М. Прихожан, Н. Н. Толстых, 1990;

см. обзор Р. Ж. Мухамедрахимов, 2006;

Й. Лангмейер, З. Матейчик, 1984;

R. A. Spitz, 1946;

J. Bowlby, 1969, см. Дж. Боулби, 2003), нарушения качества взаимодействия со взрослыми (Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999;

Р. Ж. Мухамедрахимов, О. И. Пальмов, Н. В. Никифорова, 2003). В Российской Федерации система домов ребенка является ведущей для детей раннего возраста, оставшихся без попечения родителей. По данным на год в нашей стране насчитывалось 249 домов ребенка, в которых содержалось 19500 детей в возрасте до 4 лет, 78% детей имели отставания в развитии.

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью, во первых, изучения распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста матерями, проживающими в Российской Федерации, и сотрудницами детских учреждений, и, во-вторых, сравнительного изучения распознавания эмоций на лицах детей сотрудницами домов ребенка в связи с возрастом и особенностями развития детей, с которыми они работают.

Методологической основой нашей работы являются современные представления о системе взаимодействии матери и ребенка в младенческом и раннем возрасте (T. B. Brazelton et al., 1974;

D. N. Stern, 1977;

J. D. Osofsky, K. Connors, 1979;

R. Emde, H. Buchsbaum, 1989;

А. В. Брушлинский, Е. А.

Сергиенко, 1998;

Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999) на понимание матери (близкого взрослого) в этой системе как ближайшего социального окружения ребенка, которое определяет формирование личности ребенка, представления его о самом себе, отношения привязанности (D. Vinnikott, 1957;

J. Bowlby, 1958;

M. Ainsworth et al., 1978;

M. Ainsworth, J. Bowlby, 1991), является основой его психического здоровья.

Цель исследования – провести анализ и сравнение характеристик распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста матерями и сотрудницами домов ребенка.

Основная гипотеза исследования: распознавание эмоций на лицах детей матерями отличаются по частоте употребления и пространственному расположению используемых эмоциональных категорий от распознавания эмоций женщинами, работающими с детьми в домах ребенка.

Задачи исследования. В соответствии с целью и гипотезой исследования были выдвинуты следующие задачи:

1. Определить тезаурус слов, используемых в русском языке при распознавании эмоций на лицах детей.

2. Изучить характеристики распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста матерями.

3. Изучить особенности распознавания эмоций на лицах детей сотрудницами домов ребенка.

4. Сравнить характеристики распознавания эмоций матерями и сотрудницами домов ребенка.

5. Сравнить показатели распознавания эмоций сотрудницами, работающими с детьми разного возраста, с типично развивающимися детьми и детьми с особыми потребностями.

6. Проанализировать взаимосвязь характеристик распознавания эмоций и социально-демографических данных матерей.

7. Проанализировать взаимосвязь особенностей распознавания эмоций и социально-демографических данных сотрудниц домов ребенка.

Предмет исследования: характеристики распознавания взрослыми эмоций на фотографиях лиц детей раннего возраста.

Объект исследования: матери детей раннего возраста и сотрудницы, ухаживающие за детьми в домах ребенка.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Показатели распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста у матерей и сотрудниц домов ребенка, воспитывающих детей одной возрастной группы, различаются.

2. Характеристики распознавания эмоций женщинами, работающими с детьми от рождения до 4 лет, взаимосвязаны с возрастом детей и особенностями их развития.

3. Особенности распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста взаимосвязаны с социально-демографическими характеристиками матерей и сотрудниц домов ребенка.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые проведено исследование распознавания эмоций на фотографиях лиц детей раннего возраста матерями, проживающими в Российской Федерации (в г.

Санкт-Петербурге). Определен тезаурус слов, употребляемых женщинами при распознавании эмоций на лицах детей. Впервые проведено изучение особенностей распознавания эмоций сотрудницами домов ребенка. Выявлено изменение показателей распознавания эмоций в связи с возрастом и особенностями развития детей. Определена взаимосвязь характеристик распознавания эмоций на лицах детей в связи с социально демографическими данными женщин. Обнаружены различия в распознавании эмоций матерями и сотрудницами домов ребенка, взаимодействующими с детьми одного возраста и уровня развития.

Теоретическая значимость исследования. Полученный в работе материал может являться вкладом в разработку проблем общей и возрастной психологии, позволяет глубже понять процессы распознавания эмоций в ходе социального взаимодействия взрослого и ребенка, социальное и эмоциональное поведение и состояние матери (близкого взрослого) при взаимодействии с ребенком раннего возраста. Новые эмпирические данные способствуют расширению теоретических представлений о распознавании эмоций взрослыми людьми на лицах детей раннего возраста, о формировании психологического взаимодействия в системе ребенок – близкий взрослый;

об особенностях функционирования этой системы в раннем возрасте, в том числе при проживании детей в условиях социальной и эмоциональной депривации.

Практическая значимость исследования. Полученные данные могут применяться при организации семейно-центрированных, направленных на взаимодействие матери и ребенка программ ранней помощи детям, находящимся в группе риска отставания в развитии. Кроме того, они могут использоваться в работе психологической службы в домах ребенка, при осуществлении психологической поддержки и сопровождении взрослых и детей, для разработки программ повышения квалификации сотрудников домов ребенка. Полученные результаты могут быть включены в общие и специальные психологические учебные курсы.

Апробация результатов. Основные результаты исследования представлены на международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология ХХI века» (г. Санкт-Петербург, 2005), на Ананьевских чтениях (Санкт-Петербург, 2005). Основное содержание диссертации отражено в 5 научных публикациях.

Структура диссертации: работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и двух приложений. Общий объем диссертационного исследования составляет 155 страниц. Библиография включает 171 источник, из них 44 на иностранном языке. Работа содержит таблиц и 17 рисунков. В приложениях представлены тексты использованных методик, результаты анализа данных методами математической статистики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель, задачи, гипотеза, предмет и объект исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «Основы изучения распознавания эмоций на лицах детей» - проведен анализ научной литературы по проблемам исследования. В начале главы описаны данные, накопленные современной психологической наукой в области распознавания эмоций взрослыми на лицах взрослых людей. Представлены два основных подхода к изучению распознавания эмоций на лицах людей – измерительный (Р. Вудвортс, 1950;

Ч. Осгуд, 1966;

R. Emde, 1978;

J. A. Russell, 1980) и категориальный (Ч.

Дарвин, 1872, см. Ч. Дарвин, 2001;

S. S. Tomkins;

1962;

P. Ekman, 1972;

К.

Изард, 2001). Исследования распознавания эмоций по фотографиям лиц взрослых людей продемонстрировали, что на характеристики распознавания эмоций влияют особенности предъявляемых для распознавания фотографий (В. А. Лабунская, 1999;

В. А. Барабанщиков, Т. Н. Малкова, 1988), а также пол (R. Rosental, M. De-Paulo-Bella, 1979;

D. Gallagher, R. Sheentich, 1981), принадлежность к определенной культуре или национальности испытуемых (А. П. Оконешникова, 1978;

Б. А. Еремеев, 1978;

Ю. В. Гранская, 1998;

Д.

Мацумото, 2004) и их психологические особенности (В. А. Лабунская, 1999;

Д. В. Люсин, 1999;

О. В. Смирнова, Т. А. Ребеко, Е. П. Никитина, 2003;

Cunningham, 1977;

J. B. Halberstadt, P. M. Niedenthal, 1997;

M. D. Lieberman, R. Rosenthal, 2001;

P. Surcinelli et al, 2006). Кроме того, было показано, что восприятие человеческого лица по фотографии имеет форму не только чувственного познания, но и непосредственного общения (В. А.

Барабанщиков, 2003).

Анализ данных зарубежных исследований показал, что депрессия (C.

Zahn-Waxler, E. Wagner, 1993), подростковый возраст (J. D. Osofsky at el, 1991) плохое обращение с ребенком (P. M. Battlefield, 1993) влияют на характеристики распознавания эмоций матерями. При изучении качества взаимодействия матери с ребенком во время свободной игры, были обнаружены зависимости между характеристиками распознавания эмоций и степенью чувствительности к сигналам ребенка, выраженностью контролирующего поведения и безответностью со стороны матери (A. Lodge et al, 1993). Исследование распознавания эмоций на лицах детей матерями в различных культурах показали культурную зависимость тезауруса (лексикона) слов, употребляемых при распознавании эмоций, и положения эмоциональных категорий на пространственных шкалах возбуждения и тона (J. Kawakita, 1988;

P. Hiltunen, I. Moilanen, N. Szajnberg, N. Gardner, 1999).

Изучение влияния социального окружения на развитие ребенка показало важность адекватного восприятия матерью эмоций на лице ребенка для его эмоционального развития (Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999;

Х. Папушек, с кол., 2000;

Г. Г. Филиппова, 2003;

K. Izard, 1978, см. Изард, 2000;

J. D. Call, 1984;

D. N. Stern, 1985;

R. Emde, 1980, 1993). Показано, что дети, воспитывающиеся в условиях эмоциональной депривации в домах ребенка, имеют иной ход эмоционального развития (С. Ю. Мещерякова, 1982;

Й.

Лангмейер, З. Матейчик, 1984;

И. А. Залысина, Е. О. Смирнова, 1985;

Л. Н.

Галигузова и др., 1990;

Р. Ж. Мухамедрахимов, 1999;

Ю. Ф. Поляков, К. В.

Солоед, 2000;

Г. А. Федяева, Л. К. Слепак, 2001).

Анализ отечественных исследований о влияния на женщин работы в системе учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей, показал снижение у них уровня эмпатии и качества распознавания эмоций по голосу (А. Х. Пашина, 1993, 1995). Обнаружено, что сотрудницы домов ребенка имеют иные показатели тревожности и депрессии в сравнении с матерями, взаимодействующими с детьми раннего возраста (Р. Ж.

Мухамедрахимов, 1999). Психологические характеристики сотрудниц домов ребенка, постоянно работающих в группах с детьми отличаются от психологических характеристик сотрудниц, работающими с детьми время от времени (В. О. Аникина, 2003).

Обзор литературы по теме исследования показывает, что до настоящего времени не проводилось изучения распознавания эмоций на лицах детей раннего возраста российскими матерями, нет тезауруса эмоциональных слов, используемых женщинами для определения эмоций в русском языке. До настоящего времени не изучалось распознавание эмоций на лицах детей сотрудницами домов ребенка в сравнении с матерями. Не изучалось распознавание эмоций в связи с возрастом и особенностями развития детей, с которыми работают женщины, в связи с социально-демографическими показателями женщин.

Во второй главе – «Организация и эмпирическая база исследования» - представлено описание выборки, организации и методов исследования, которое проводилось на базе Детской Городской Больницы №1 (ДГБ №1) и трех домов ребенка г. Санкт-Петербурга.

Материал диссертационной работы основан на результатах психодиагностического обследования персонала домов ребенка г. Санкт Петербурга и матерей условно здоровых детей, прошедших диспансеризацию в детской поликлинике при ДГБ №1. В исследовании участвовало медсестер и воспитателей в возрасте от 18 до 79 лет (средний возраст 43.9±9.4 лет), непосредственно взаимодействующих с детьми от рождения до 4 лет в группах домов ребенка. Группу сравнения составили 60 матерей, в возрасте от 21 до 37 лет (средний возраст 27. 6±3.5 лет), имеющих условно здоровых детей второго года жизни. На момент исследования все матери состояли в браке, 41 имела высшее образование, 10 - неоконченное высшее образование и 9 - среднее специальное образование. 40 - средний семейный доход, 13 матерей имели средне-низкий семейный доход, и 7 - высокий доход.

Исследование матерей выполнялось при частичной поддержке гранта РГНФ 2005 г. № 05-06-06539а. Изучение сотрудниц домов ребенка проводилось в рамках российско-американского проекта «Влияние социального окружения на психическое здоровье детей раннего возраста»;

проект поддержан грантом 1 R01 HD39017-01 от Национального Института Здоровья Ребенка и Развития Человека США (the National Institute of Child Health and Human Development of the U.S. Public Health Service).

В работе были использованы следующие методы исследования:

• Анамнестический метод;

- социально-демографические данные о матерях и сотрудницах домов ребенка собирались с помощью методики анкетирования;

для дальнейшего анализа выделялись показатели возраста, уровня образования, уровня дохода и пола ребенка у матерей;

а также показатели возраста, уровня образования, семейного положения, зависимости от других источников дохода, наличия собственных детей у сотрудниц домов ребенка.

• Психодиагностические методы;

- Методика IFEEL Pictures (The IFEEl …, 1993) предназначена для оценки характеристик распознавания эмоций на фотографиях лиц детей раннего возраста;

представляет собой буклет, состоящий из 30 цветных фотографий детей в возрасте одного года, показывающих лицо и плечи. В наборе есть как фотографии, представляющие однозначную эмоцию на лице ребенка, так и неоднозначную. Женщине предлагается определить эмоцию, которую выражает лицо ребенка на фотографии. После этого словесные ответы женщин классифицируются в соответствии с тезаурусом эмоциональных категорий. Для последующего анализа выделялся показатель частоты употребления отдельных эмоциональных категорий, и частоты употребления в целом позитивных и негативных эмоциональных категорий.

- Методика определения показателей тона и возбуждения выражения лица (эмоции) ребенка, используемых женщинами при распознавании эмоций на фотографии. Для шкал тона и возбуждения минимальная оценка составляла «1», максимальная – «9» баллов. Для последующего анализа выделялись средние значения тона и возбуждения для каждой эмоциональной категории, а также средние значения тона и возбуждения отдельно для позитивных и негативных категорий.

• Анализ полученных результатов проводился с использованием программного комплекса SPSS 13.0 и математического обеспечения, разработанного в секторе прикладной математики Института физиологии им.

И. П. Павлова РАН старшим научным сотрудником Е. А. Вершининой.

Статистические решения о значимости различий или взаимосвязей принимались на 5% уровне (р<0.05) при двусторонней альтернативе.

В третьей главе – «Распознавание эмоций на фотографиях лиц детей раннего возраста» - представлены результаты изучения распознавания эмоций на лицах детей матерями и сотрудницами домов ребенка.

Характеристики распознавания эмоций матерями.

Основным направлением анализа на первом этапе исследования стало изучение параметров распознавания эмоций на фотографиях лиц детей раннего возраста матерями. Поскольку методика IFEEL проводится путем свободного выбора определений, является культурно зависимой, и впервые была применена на российской выборке, то это делает невозможным прямой перенос эмоциональных категорий и входящих в них понятий (Э. Т.

Дорофеева, 2002;

С. А. Голубцов, 1999;

В. И. Шаховский, 1996), из данных, полученных при применении методики на американской выборке. В связи с этим для выделения эмоциональных категорий, адекватных для российской выборки матерей (соответствующих русскому языку), нами был проведен кластерный анализ слов, которыми матери обозначали эмоции на лице ребенка. Кластеризация слов проводилась с использованием показателей гедонического тона и возбуждения, приписанного матерями словам.

В результате кластеризации было выделено 16 эмоциональных категорий (A – удивление;

B – интерес;

C – радость;

D – удовлетворение;

O- задумчивость;

E – равнодушие;

F – грусть;

G – застенчивость;

H – вина;

I – отвращение;

J – гнев;

K – горе;

L – страх;

P – обида;

S – беспокойство;

T – недовольство). Кроме того, была выделена категория «другие» для слов, не поддающихся категоризации (например, «красивый ребенок», «голоден» и т.д.). Изучение расположения эмоциональных категорий на пространственных шкалах возбуждения и тона показало, что выделенные нами эмоциональные категории расположены независимо друг от друга (р<0.05).

Частоты употребления эмоциональных категорий по всей совокупности ответов матерей свидетельствуют, что при распознавании эмоций по фотографиям матери наиболее часто используют эмоциональные категории удивления (13.6%), интереса (21.1%) и обиды (11.5%), наиболее редко – эмоциональные категории застенчивости (0.3%), вины (0.4%) и отвращения (0.3%).

Результаты корреляционного анализа значений тона и возбуждения для эмоциональных категорий показали тесную положительную взаимосвязь на высоком уровне значимости показателей тона и возбуждения для категорий удивления (p<0.001) и интереса (p<0.001). Иными словами, при распознавании матерями эмоциональных категорий удивления и интереса на фотографиях лиц детей усиление интенсивности тона сопровождается усилением уровня возбуждения, и наоборот. В отличие от этого, при распознавании негативных эмоциональных категорий усиление уровня возбуждения наблюдается при снижении интенсивности эмоционального тона до крайне негативных значений. Для негативных эмоциональных категорий отрицательная корреляционная связь между значениями тона и возбуждения была обнаружена у гнева (p<0.001), страха (p<0.001), горя (p=0.004), недовольства (p<0.001) и обиды (p<0.001).

При изучении того, как матери воспринимают лица детей, изображенные на отдельных фотографиях набора, было выявлено, что существуют такие эмоциональные выражения лиц, которые распознаются матерями с большой вероятностью одинаково. При этом для одинаково распознаваемых женщинами, относящимся к одной и той же эмоциональной категории, выражениям лиц свойственны близкие оценки тона (значения стандартного отклонения - SD0.9), но не возбуждения (2.6SD1.3). Данные о разбросе значений возбуждения при ответе на одну и ту же фотографию могут свидетельствовать о том, что дети получают разный эмоциональный опыт, вне зависимости оттого, что матери называют выражения их лиц одинаково. Иными словами, различие эмоционального опыта у детей может быть связано как с различными эмоциональными категориями, употребляемыми матерями при оценке выражения лиц, так и, в случае использования одной категории, различной интерпретацией ее по уровню возбуждения.

7.0 7. 7.0 7. 6.5 6. 6.5 6. 6.0 6. 6.0 6. 5.5 5. 5.5 5. 5.0 5. 5.0 5. 4.5 4. 4.5 4. 4.0 4. 4.0 4. (а) позитивные (б) негативные (а) позитивные (б) негативные I II Рис. 1 – Значения уровня возбуждения (по оси ординат) для позитивных (а) и негативных (б) эмоциональных категорий в зависимости от уровня образования (I) и уровня дохода (II) матерей (по оси абсцисс) Анализ взаимосвязей характеристик распознавания эмоций на фотографиях лиц детей с возрастом, уровнем образования и уровнем дохода матерей и пола ребенка проведен с привлечением техники ковариационного анализа. Двумерный ковариационный анализ показателей тона и.

.

е е е е ц ц е е е е й й й й й й е е и и и и и и ш ш ш ш п п к к к к н н с с с с с с з з о о д д ы ы ы ы и с и с е е е е в в е е н н В В р р.

.

н н С С й й Вы Вы ч ч д д и и н н е е н н о о р р д д к к С С е е о о р р е е С С Н Н возбуждения, употребляемого в пределах групп позитивных и негативных эмоциональных категорий, показал значимую связь факторов «уровня образования» (р<0.001) и «уровня дохода» (р<0.024) с показателями возбуждения для позитивных и негативных эмоциональных категорий (см.

рис. 1), при этом, на показатели тона данные факторы влияния не оказывают.

Увеличение возраста матери приводит к снижению показателей возбуждения для позитивных эмоциональных категорий (р=0.002). Пол ребенка не влияет на характеристики распознавания эмоций на лицах детей.

Особенности распознавания эмоций сотрудницами домов ребенка.

В исследовании принимали участие женщины, работающие в 3-х домах ребенка. В связи с тем, что эти дома ребенка различаются по количеству детей различного возраста и особенностям развития, на первом этапе исследования необходимо было решить вопрос о влиянии этих факторов на характеристики распознавания эмоций на лицах детей. Персонал домов ребенка, работающий в группах с детьми, был разделен на следующие группы в зависимости от возраста детей, с которыми работает женщина:

группа 1 – дети от 0 до 12 месяцев;

группа 2 – дети от 13 до 24 месяцев;

группа 3 – дети от 25 до 48 месяцев. Все дети, проживающие в домах ребенка, были подразделены на две группы: типично развивающиеся и имеющие серьезные отклонения развития, в соответствии с информацией, предоставленной сотрудниками учреждений.

В зависимости от процентного соотношения детей обоих типов в каждой конкретной группе, женщины, работающие в группах, были разделены следующим образом: группа I – женщины, работающие с типично развивающимися детьми (75% или более детей в группе развиваются типично);

группа II – женщины, работающие в смешанных группах (дети c отклонениями в развитии и развивающиеся типично представлены в группе практически поровну);

группа III – женщины, работающие с детьми с серьезными отклонениями развития (75% или более детей, находящихся в группе, имеют серьезные отклонения развития).

Трехфакторный дисперсионный анализ частоты употребления в целом негативных и позитивных эмоциональных категорий с факторами: «дом ребенка» (A, B и C), «возрастная группа» (0-12 мес., 13-24 мес., 25-48 мес.) и «группа развития» (I, II и III) детей, показал изменение частоты употребления позитивных и негативных эмоциональных категорий в зависимости от возраста детей, но не от принадлежности к дому ребенка или к группе развития детей, с которыми работают сотрудницы. Причем такая возрастная динамика наблюдается как в группе женщин, работающих с типично развивающимися детьми (р<0.001) так и в группе женщин, работающих с детьми с особенностями развития (р<0.001). Частота употребления негативных эмоций увеличивается от группы 1 (0-12мес.) к группе 2 (13- мес.) и снижается к группе 3 (25-48 мес.), а позитивных, соответственно, снижается от группы 1 к группе 2 и увеличивается к группе 3. Иными словами, опыт работы с детьми возрастного диапазона 13-24 месяцев, которым свойственна эмоциональная нестабильность, с частыми сменами настроения, проявления упрямства и негативных эмоций, влияет на частоту употребления женщинами негативных эмоциональных категорий.

Многофакторный дисперсионный анализ показателей тона и возбуждения, употребляемых при распознавании позитивных и негативных эмоциональных категорий показал, что работа с детьми разных возрастов влияет на тон и возбуждение, приписываемые позитивным эмоциональным категориям (р<0.05) (для домов ребенка А, В и С);

работа с детьми с особенностями развития влияет на уровень возбуждения для негативных эмоциональных категорий (для домов ребенка А и В);

женщины работающие с детьми с особыми потребностями развития при распознавании негативных эмоций приписывают им более низкое возбуждение по сравнению с женщинами, работающими с детьми без особенностей (р<0.05).

Таким образом, сотрудницы по-разному распознают эмоции на фотографиях детей: основные характеристики распознавания эмоций связаны с теми группами детей, с которыми эти женщины работают. Важно отметить, что в доме ребенка С, в котором нет групп, состоящих исключительно из детей с особыми потребностями, а есть только смешанные группы, не было обнаружено влияния опыта работы с детьми с особыми потребностями на характеристики распознавания эмоций.

Следующим этапом нашей работы стала проверка связи факторов «уровень образования» (среднее специальное, неоконченное высшее и высшее), «стаж работы» (1 - менее 1 года;

2 - 1-2 года;

3 - 3 года;

4 - 3-5 лет;

- 5-10 лет и 6 - более 10 лет) и «наличие собственных детей» (нет детей, 1- ребенка, 3 и более детей), «семейное положение» (живу с мужем или партнером;

живу без партнера) и «зависимость от других источников дохода» (варианты ответов: 1 - не зависима;

2 - немного зависима;

3 - сильно зависима и 4 - зависима полностью) с характеристиками распознавания эмоций на фотографиях лиц детей.

Проведен двумерный ковариационный анализ показателей тона и возбуждения, употребляемого в пределах групп позитивных и негативных эмоциональных категорий в зависимости от факторов «уровень образования», «стаж работы», «наличие собственных детей» «семейное положение» и «зависимость от других источников дохода» и ковариацией – «возраст сотрудницы». Данные, полученные при анализе влияния социально демографических характеристик сотрудниц домов ребенка на особенности распознавания ими эмоций на лицах детей раннего возраста, позволяют сделать следующий вывод: все выделенные нами для анализа факторы связаны с показателями тона и/или возбуждения распознаваемых эмоциональных категорий (p<0.05). Тон и возбуждение, приписываемые эмоциям на лицах детей, взаимосвязаны с уровнем образования женщин, семейным положением и степенью зависимости от других источников дохода (p<0.05).

Различия в характеристиках распознавания эмоций у матерей и сотрудниц домов ребенка.

При анализе слов, входящих в некоторые эмоциональные категории у сотрудниц домов ребенка обнаружились существенные различия в количестве слов, обозначающих действия или события, а не эмоции и/или эмоциональные состояния при описании эмоций детей на фотографиях.

Например, в эмоциональной категории интереса процент встречаемости таких слов у сотрудниц домов ребенка, как смотрит, слушает и т.д. – 23.3%, в эмоциональной категории удовлетворения (слова сон, мечтает) – 33.4%, для категории горя (слова плачет, истерика и др.) – 25.3%. При обращении к анализу таких слов в тезаурусе матерей, видно, что они составляют не более 10% в своих эмоциональных категориях. Таким образом, можно говорить о том, что при поставленной задаче распознавания эмоций детей на фотографиях сотрудницы домов ребенка, в отличие от матерей, чаще употребляют слова, обозначающие не эмоции, а действия ребенка, или события, вызывающие эти эмоциональные состояния, что, вероятно, говорит о затруднениях, испытываемых данной группой женщин при вербализации эмоций детей. Можно предполагать, что сложность в вербализации эмоциональных состояний по фотографиям переносится на ситуацию общения, что соответствует данным о том, что процесс распознавания эмоций сопоставим с ситуацией реального общения (В. А. Барабанщиков, 2003).

Так как анализ характеристик распознавания эмоций у сотрудниц домов ребенка показал зависимость распознавания от возраста и особенностей развития детей, то для сравнения группы сотрудниц домов ребенка с группой матерей были выбраны женщины, работающие с типично развивающимися детьми в возрасте от 13 до 24 месяцев. На рисунке 2 можно увидеть, что группа сотрудниц домов ребенка, в отличие от группы матерей, значимо чаще употребляют слова, относящиеся к эмоциональным категориям радости (частота употребления сотрудницами – 10.1%, матерями 7.9%, р=0.05), удовлетворения (5.4% и 3.7% соответственно, р=0.036) и недовольства (7,1% и 4,9%, соответственно, р=0,02);

и значимо реже употребляют слова, описывающие эмоциональные категории интереса (18.0% и 21.1%, соответственно, р=0.04) и грусти (3.9% и 5.6%, соответственно, р=0,048).

% 25. * 22. 20. 17. 15. * 12. 10. * * * 7. 5. + 2. 0. A B C D O E S F J K L P T M Сотрудницы домов ребенка, работающие с типично развивающимися детьми 13-24 мес.

Матери детей 12-24 мес.

Рис. 2 - Частоты употребления эмоциональных категорий по всей совокупности ответов сотрудниц домов ребенка и матерей Условные обозначения: По оси абсцисс – обозначения эмоциональных категорий (А - удивление, В – интерес, С – радость, D – удовлетворение, О – задумчивость, E – равнодушие, G – застенчивость, S - беспокойство, F- грусть, H – вина, J – гнев, K – горе, L – страх, P – обида, T – недовольство, M - другие). По оси ординат – частота употребления категорий (в %);

* - p0.05, + - 0.05p<0.1;

Изучение значений тона и возбуждения для отдельных эмоциональных категорий показало, что по сравнению с матерями женщины, работающие с группой типично развивающихся детей от 13 до 24 месяцев, при описании позитивных эмоциональных категорий удивления и интереса приписывают им более высокий тон, а при описании негативных эмоциональных категорий гнева, обиды, недовольства и беспокойства - более низкий уровень возбуждения (0.001<р<0.05) (см. рис. 6).

сотрудницы ДР матери 9 8 * * сотрудницы ДР 8 * * * * * матери * 4 * A B C D O E G S F H I J K L P T M A B C D O E G S F H I J K L P T M а б Рис. 3 – Значения тона (а) и возбуждения (б) для эмоциональных категорий По оси абсцисс – обозначения эмоциональных категорий (А - удивление, В – интерес, С – радость, D – удовлетворение, О – задумчивость, E – равнодушие, G – застенчивость, S - беспокойство, F- грусть, H – вина, I – отвращение, J – гнев, K – горе, L – страх, P – обида, T – недовольство, M - другие). По оси ординат – значения тона (а) и возбуждения (б) в баллах (1-9) Корреляционный анализ тона и возбуждения для отдельных эмоциональных категорий у группы сотрудниц домов ребенка показал, что для негативных эмоциональных категорий отрицательная связь была обнаружена только для категории обиды (р<0.001), притом, что у группы матерей отрицательная корреляционная связь была обнаружена для категорий гнева, страха, обиды и недовольства. Итак, при употреблении негативных эмоциональных категорий у сотрудниц домов ребенка, в отличие от матерей, не наблюдается усиление уровня возбуждения при снижении интенсивности эмоционального тона до крайне негативных значений для категорий гнева, страха и недовольства, а есть только для категории обиды.

Проверка полученных различий между матерями и сотрудницами домов ребенка на зависимость от факторов возраста и образования при помощи ковариационного анализа показала, что большинство различий по частоте употребления эмоциональных категорий и тону и возбуждению, приписываемому им, связаны именно с принадлежностью к группе матерей или сотрудниц (р<0.05). При этом некоторые различия связаны как принадлежностью к группе матерей или сотрудниц, так и с показателями возраста и/или образования.

При изучении ответов на некоторые фотографии набора было показано, что сотрудницы употребляют отличные от матерей эмоциональные категории для описания эмоциональных состояний детей. На те фотографии, где матери употребляют эмоциональные категории, свидетельствующие о познавательной активности ребенка – удивление и интерес – основные ответы сотрудниц находятся в эмоциональной категории радости (р<0.05).

Важность полученных нами различий по отдельным фотографиям набора заключается в том, что, при распознавании эмоций одного и того же ребенка на фотографии, две группы женщин относят их к разным эмоциональным категориям.

Выводы:

1. Слова, используемые российскими матерями при распознавании эмоций на фотографиях лиц детей, могут быть объединены в эмоциональные категории на основании их семантического значения, а также их пространственного расположения на шкалах возбуждения и тона.

2. Частоты употребления позитивных и негативных эмоциональных категорий при распознавании эмоций сотрудницами домов ребенка меняются в связи с возрастом детей, с которыми они работают: частота употребления позитивных категорий снижается, а негативных возрастает при работе с детьми второго года жизни;

при работе с детьми до года и с детьми старше двух лет частота употребления позитивных категорий возрастает, а негативных снижается.

3. Значения тона и возбуждения, приписываемые сотрудницами домов ребенка позитивным эмоциональным категориям, связаны с возрастом детей:

выше у сотрудниц, работающих с детьми второго года жизни по сравнению с сотрудницами, работающими с детьми до года и старше двух лет.

4. Значения возбуждения, приписываемые негативным эмоциональным категориям, ниже у сотрудниц, работающих с детьми с особыми потребностями, по сравнению с сотрудницами, работающими с типично развивающими детьми.

5. В сравнении с матерями сотрудницы домов ребенка чаще употребляют эмоциональные категории радости, удовлетворения и недовольства и реже эмоциональные категории интереса и грусти.

6. По сравнению с матерями сотрудницы домов ребенка употребляют более высокие значения эмоционального тона при описании позитивных эмоциональных категорий и более низкие значения уровня возбуждения при описании негативных эмоциональных категорий.

7. Характеристики распознавания эмоций на лицах детей связаны с возрастом, уровнем образования и уровнем дохода матерей и сотрудниц домов ребенка.

В заключении диссертации описаны возможные направления дальнейшего исследования, обсуждаются направления программ раннего вмешательства для матерей и сотрудниц домов ребенка.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Искра Н. Н. Особенности распознавания эмоций детей сотрудницами дома ребенка // Дефектология. - №1. – 2006. -– С. 84-87.

2. Искра Н. Н. Распознавание эмоций на лицах младенцев сотрудницами дома ребенка и матерями // Психология XXI века:

Тезисы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века». - СПб.: Издательство С. Петербургского университета, 2005. – С.274-275.

3. Искра Н. Н. Распознавание эмоций на лицах младенцев матерями и качество их взаимодействия // Ананьевские чтения-2005: Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения-2005» / Под ред. Л.А. Цветковой, Л.М. Шипициной. – СПб.: Издательство С. Петербургского университета, 2005. – С.193-194.

4. Аринцина И.А., Искра Н.Н., Конькова М.Ю. Взаимодействие матерей и детей, оперированных в период новорожденности // Ананьевские чтения-2005: Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения-2005» / Под ред. Л.А. Цветковой, Л.М. Шипициной. – СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2005. – С.170-172.

5. Мухамедрахимов Р. Ж., Аринцина И. А., Искра Н. Н., Конькова М. Ю., Вершинина Е. А. Психическое развитие детей раннего возраста, перенесших хирургическое вмешательство // Репродуктивное здоровье общества: Сборник научных трудов Российской Ассоциации Перинатальной Психологии и Медицины, 26-30 мая 2006 года. – СПб, 2006. – С. 149-151.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.