WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ИГНАТОВА Нина Юрьевна Бытие взрослого в мире:

философский анализ Специальность 09.00.13 – религиоведение, философская антропология, философия культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

Екатеринбург 2005

Работа выполнена на кафедре философии Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском государственном университете им. А. М. Горького

Официальные оппоненты:

Доктор философских наук, профессор ЗОТОВ-МАТВЕЕВ Н. Д.

Доктор философских наук КИСЛОВ А. Г.

Доктор философских наук, профессор ПИВОВАРОВ Д. В.

Ведущая организация: Уральский государственный педагогический университет

Защита состоится «16» февраля 2006 г. в 15час. на заседании диссертаци онного совета Д 212.286.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук в Уральском государственном универ ситете имени А. М. Горького по адресу: 620083, г. Екатеринбург, пр. Ле нина, 51, комн. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского го сударственного университета Автореферат разослан «15» января 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Доктор философских наук, профессор В. В. КИМ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования связана, прежде всего, с новой ситуаци ей общественной жизни. Современное общество принято называть инфор мационным обществом. В нем темпы культурных изменений, творчества новых культурных и социальных форм многократно возрастают. Это озна чает, что предельные основания деятельности человека, познания и оценки трансформируются гораздо чаще, чем это происходило в прошлом. Приро да глобального кризиса антропологическая, и его истоки надо искать на антропологическом уровне, в процессах, происходящих с человеком. Эти процессы в мировой ситуации и динамике приняли характер резких и ра дикальных перемен, и уже не могут считаться вторичными следствиями социальных или исторических процессов.

Современное информационное общество принципиально ставит во прос о бесконечной пластичности природы человека. По утверждению не которых ученых, происходящая в настоящее время информационная рево люция открывает беспрецедентные возможности, способные вызвать кар динальные изменения в природе человека. Эти изменения могут быть столь глубоки, что возникает вопрос, какое будущее нас ждет – человече ское или постчеловеческое (Фукуяма)? Формируется новый облик челове ка, новая антропологическая реальность, лишенная неизменяемого сущно стного ядра.

Подобная постановка вопроса проблематизирует явления, прежде не находившиеся в фокусе философского исследования, в частности, феномен взрослости. Современное общество пытается подвергнуть сомнению онто логическую самодостаточность взрослости. В современном потоке много образных изменений возникла угроза самому существованию взрослости – многие авторы говорят о возможном растворении, размывании бытийных оснований взрослости перед вызовом массовой культуры – культуры ин фантильных, незрелых людей. Появление «самодовольного недоросля», «массового человека», нового культурного героя (Гарри Поттера) вызвано множеством причин.

Представляется, что современное информационное общество создает уникальную ситуацию для философского осмысления взрослости, так как экономические, социальные и герменевтические процессы, происходящие в нем, переопределяют взрослость как таковую, очень ярко высвечивая ее место, роль и значение в человеческом бытии.

Степень разработанности проблемы. Взрослый человек давно яв ляется предметом медицинских, психологических, педагогических, куль турно-антропологических, социологических, экономических исследова ний. Политическая философия и философия права еще в XVIII веке, ставя вопрос о субъекте политических и правовых отношений, обязательно за трагивала проблему дееспособности и совершеннолетия. Исторически концептуализация взрослого совершалась нефилософскими средствами на языке психологии и социологии. Особенностью литературы, затрагиваю щей отдельные стороны бытия взрослого человека, является конкретная предметная ангажированность. В этих работах содержится обширный эм пирический материал, включая феноменологические описания и наблюде ния, которые представляют интерес для осмысления взрослости в различ ных концептуальных планах. Особый интерес представляют системные исследования взрослости, которые ведутся в рамках психоаналитической школы: З. Фрейд, Э. Эриксон, К. Юнг, В. Франкл, Э. Фромм, Э. Берн, В.

Райх, К. Хорни и др. Собственно философская рефлексия взрослости стала складываться только в XX веке в культурной антропологии (Р. Бенедикт, Дж. Кемпбелл, М. Мид, Б. Малиновский).

В теоретическом осмыслении взрослости можно выделить следую щие тенденции:

1) взрослость полностью тождественна сущности человека и пред ставляет собой ядро, его глубинную сущность. Эта сущность позволяет взрослому человеку выступать субъектом процесса преемственности и смены поколений (Л. С. Выготский, И. С. Кон, К. Линч, У. Огборн, Г.

Шельски, П. Сорокин, П. Штомпка);

или важнейшим социальным факто ром, обеспечивающим стабильность общества (К. Маркс, М. Вебер, Б. Г.

Ананьев, А. Н. и А. А. Леонтьевы, Л. Ионин, Т. Парсонс, Р. Мертон, Э.

Эриксон, Л. Н. Коган). Взрослый обладает особыми психофизиологиче скими свойствами (А. Бандура, Д. Боулби, У. Брофенбреннер, А. Валлон, А. Бергсон, А. А. Реан, Б. и Р. Скиннеры, З. Фрейд, В. Райх, Х. Ремшмидт).

Отсюда стремление подходить к взрослому с биологическими или социо логическими мерками, основанными на понятиях «развитие», «созрева ние», «рост»;

2) взрослость обладает собственной сущностью, собственной онтоло гией. Используемое нами понятия «культурная онтология» опирается на работы Л. М. Баткина, М. М. Бахтина, Н. К. Бонецкой, Е. А. Богатыревой, П. А. Флоренского, В. С. Библера, А. Я. Гуревича, Ю. М. Лотмана. Введе ние понятия «взрослость» в философский контекст позволяет исследовать жизненные пространства бытия взрослого как универсальный феномен культуры. Взрослость – это отклик человека на необходимость порожде ния, конструирования, творчества пространства бытия смыслов. Он может проявляться и реализовываться в разных способах бытия взрослого, на пример, в труде или образовании.

Проблематизация взрослости в философии возможна под разными углами зрения: с позиций антропологического подхода (А. Гелен, Дж. Гу ди, К. Келли, Х. Плеснер, Э. Хэйвлок, М. Шелер, П. С. Гуревич), в рамках философии возраста (С. Хедрикс, Дж. Хендрикс, Д. Хант, М. А. Елютина, А. Г. Кислов, Е. Н. Косилова, Э. Е. Чеканова) и философии здоровья (А. Н.

Огурцов, И. А. Серова).

Философской базой работы служат исследования онтологии челове ка, модусов, способов его бытия, экстазисов, экзистенциалов, модально стей (И. Витаньи, Л. Витгенштейн, Г. Гадамер, Г. Гегель, Ж. Делез, Г.

Лейбниц, Д. Лукач, К. Маркс, К. Поппер, Г. Райл, Ж.-П. Сартр, М. Хайдег гер, М. Эпштейн, П. П. Гайденко, В. Е. Кемеров, Т. Х. Керимов, К. Н. Лю бутин, Ф. Т. Михайлов, Н. С. Розов, В. С. Степин).

Второй пласт литературы составляют работы по общей антропологи ческой проблематике (А. Гелен, Г. Буркхардт, Л. П. Буева, Б. Т. Григорьян, А. Г. Мысливченко, В. Б. Куликов, В. И. Плотников, Л. А. Мясникова).

Наша философская позиция находится в русле антропологических пред ставлений о том, что сущность человека способна трансформироваться при условии его пространственно-временной адаптации в определенное время и определенном месте (А. Сервера Эспиноза) в ракурсе всеобщей герме невтики (М. Шелер, Х. Плеснер) или культуры (Л. Фарре, Г. Хенгстен берг).

Философские поиски взрослости предполагают описание различных способов бытия взрослого в пространстве и времени. Отсюда наше обра щение к исследованиям времени и темпоральности человека в работах Г.

Зиммеля, Х. Инниса, Т. Лукмана, Дж. Мида, А. Шюца, М. Хайдеггера, И.

А. Акчурина, А. Я. Гуревича, В. А. Кутырева, Д. В. Пивоварова, С. С. Хо ружего, а также к работам П. Бурдье, А. Кребера, П. Сорокина, А. Тойнби, М. Хальбвакса, Я. Ассмана, И. Т. Касавина, в которых анализируются осо бенности социокультурных процессов и феноменов.

Анализ работ, использующих понятия «культура», «культурное бы тие», «культурный мир» необходим для концептуального осмысления по лимодальной онтологии взрослого и взрослости как способа бытия челове ка в культуре. Взрослый получает возможность быть понятым не только как культурно-исторический тип, соответствующий различным культур ным эпохам, но и как феномен, обладающий гетерогенной и гетерохрон ной онтологией. Вследствие вышесказанного для нас важны теории, об щим для которых является рассмотрение культуры и человека как системы смысловых ориентаций (Я. Ассман, Р. Барт, Г. Гадамер, Ж. Делез, К. Кас сирер, М. Шелер, М. М. Бахтин, А. Я. Гуревич, П. С. Гуревич, М. Мамар дашвили, В. С. Степин).

Отсюда третий пласт литературы, его составляют работы по собст венно герменевтическим проблемам в ракурсе онтологии понимания и он тологии смысла. Здесь уже кристаллизовался некоторый «классический» инвариант, включающий работы П. А. Флоренского, М. Хайдеггера, Г. Га дамера, П. Рикера, Ж. Делеза. Наиболее подробно анализируют герменев тические горизонты культурно означенного бытия взрослого человека М.

Хайдеггер и Г. Гадамер. Но вне пристально внимания остаются смысло жизненные реалии мира взрослых. Изменение масштаба приводит к дегер меневтизации горизонта рассмотрения, а содержательные проработки при обретают иллюстративно фрагментарный характер. Особый интерес для нас представляют исследования базовых антропологических моделей гер меневтики П. Рикера, Ю. Хабермаса, М. Эпштейна, Ю. М. Лотмана.

Философия взрослости рассматривается через описание смыслов взрослости с позиций различных культур в исторической перспективе (Ж.

Вернан, Ф. Бродель, А. Я. Гуревич, М. Коул, К. Леви-Стросс, Г. Маклюэн, Б. Малиновский, М. Мид, И. Онг, Ч. Тайлор, У. Уорнер, М. Фуко, Й. Хей зинга). Отсюда привлечение результатов исследований исторических ти пов культуры (М. Вебер, А. Тойнби, О. Шпенглер, Л. М. Баткин, А. П.

Огурцов). Обращение к такому анализу с необходимостью предполагает философскую реконструкцию различных способов осмысления жизненных миров и практик взрослого человека. Разнообразие возможных методоло гических подходов и группировок эмпирического материала о «жизни взрослых людей» традиционных и современных культур демонстрируют работы Я. Ассмана, Р. Бенедикт, Ф. Броделя, Ж. Ле Гоффа, Дж. Кемпбел ла, М. Мид, К. Ламберг-Карловски, Н. Лумана, Дж. Саблова, В. И. Бакшта новского, В. О. Ключевского, И. С. Кона, Ю. В. Согомонова.

Философия взрослости имеет прямые связи с большинством социаль ных наук. Культурная антропология и психология исследует ментальность взрослых в различных эпохах, исторические проявления психических про цессов и состояний, свойственных психике взрослого (Ж. Вернан, Л. С.

Выготский, А. Н. Лурия, М. Коул). Работы Г. Ван Гулика, Д. Гуди, К. Ле ви-Стросса, В. Онга, Г. Маклюэна, М. Фуко, Э. Хэйвлока, М. Ф. Влади мирского-Буданова, И. С. Кона, Б. А. Успенского посвящены кросскуль турным, сравнительным аналитическим исследованиям сексуальности и брачным обрядам взрослых, откуда можно также эксплицировать феноме нологические описания способов их бытия.

Глубокие изменения в современном обществе вызвали ряд принципи альных последствий для бытия человека (Х. Арендт, Е. Иригари, М. Фуко, Д. Харвей, И. С. Кон, В. А. Кутырев, А. П. Назаретян, Е. Г. Трубина). Не посредственно в контексте нашей темы интерес представляют работы, вы полненные в русле демографии (Ю. Бромлей, Д. И. Валентей, К. Манхейм, С. Шноль), экономической теории (Б. Гейтс, Дж. Гэлбрейт, П. Друкер, Д.

Норт, К. Поланьи, А. Туроу, В. А. Зуев, В. Л. Иноземцев, С. И. Кирдина, Л.

А. Мясникова), экономической биологии (Дж. Комлос, Б. Н. Миронов), экономической социологии (Е. А. Данилова, Г. Г. Дилигенский, В. А.

Ядов), социологии образования (М. Арчер, Дж. Фильд, Б. З. Мильнер), ко торые позволили сделать выводы о динамике способов бытия взрослого в современную эпоху.

При анализе особенностей современной информационной эпохи мы опирались на работы М. Кастельса, Н. Биггар, С. Коэна, П. Дэниэльса, Дж.

Хендрикса, С. Пинкера, Дж. Реддинга, Р. Уитли, Б. Гейтса, Н. Винера, П.

Друкера, К. Имаи, И. Масуды, И. Нонаки, В. Л. Иноземцева, Н. Н. Моисее ва. Неоднозначность статуса и роли взрослого в информационном общест ве побуждают исследователей рассматривать роли и функции современно го взрослого с позиций различных подходов. В работах З. Баумана, Р. Эл лен, П. Друкера, С. Лэша, Ф. Фукуямы, К. Джерджена, А. Гидденса, К.

Келли, Т. И. Заславской, В. А. Ядова, М. Кастельса, Г. Л. Тульчинского, Ю. В. Громыко, В. А. Кутырева, П. Штомпки, С. С. Хоружего остро ста вится задача по выявлению оснований разных форм деятельности взросло го, исследованию способов его бытия и формулированию механизмов и способов их возможных изменений. Различные связи и отношения взрос лого как субъекта деятельности, политики, права, культуры, образования получили развернутое освещение в трудах вышеупомянутых авторов. С точки зрения проблематики нашей диссертации все вышеперечисленные работы содержат значительный потенциал эмпирических наблюдений и теоретических концептуализаций.

Ознакомление с указанными подходами показало со всей очевидно стью, что целостное и эксплицитное философское исследование взросло сти становится сегодня остро востребованным и возможным. Антрополо гическая проблема культурной сущности человека, актуализирующего се бя в определенном пространстве и времени, обозначенная А. Сервера Эс пинозой, Л. Фарре и Г. Хенгстенбергом, не привлекла внимания исследо вателей. В целом проблемы бытия взрослого в ракурсе онтологии понима ния и смысла поглощаются и «закрываются» психологическими и социо логическими интерпретациями и культурологическими экспликациями.

Взрослость как универсальный культурный феномен не стала предметом специального исследования ни в философии, ни в конкретных науках.

Сложилась парадоксальная ситуация, когда, с одной стороны, имеется ка тегориальный аппарат, разработанный в классической философии, кото рый может быть использован для исследования взрослости, с другой – та кое исследование до настоящего времени не проводилось. Необходим фи лософский анализ существования и воспроизводства взрослости в совре менной культуре, пределов ее динамики и трансформации. Необходима рабочая модель онтологии взрослого, которая позволила бы понять, каким образом саморазвитие универсального культурно означенного человече ского феномена – взрослости может и должно обеспечить существование человеческого в человеке в условиях глубокой общественной трансформа ции.

Настоящая работа представляет собой попытку обоснования и ис пользования философского анализа универсальных способов бытия взрос лого и взрослости как феноменов культуры.

Цель работы – осмыслить феномен взрослого человека и взрослость как универсальный способ культурно означенного бытия человека в про странственно-временном смыслонаполненном континууме человеческого мира.

Задачи исследования:

• вычленить методологические основания построения концепции че ловеческой взрослости с помощью философской реконструкции и экспликации философских и нефилософских источников;

• выделить и описать системные характерологические признаки взрослого в онтологических координатах;

• исследовать феноменологические координаты, артикулирующие го ризонты бытия взрослого;

• раскрыть универсальность способов бытия взрослого, одновременно показав динамику взрослости как процесс усложнения, диверсифи кации способов бытия при изменении связей между ними;

• реконструировать границы жизненных миров взрослого в различные культурно-исторические эпохи (культурно-исторический тип взрос лого);

• дать интерпретацию взрослости в современном обществе, как раз вертывание пространственно-временных характеристик, способов бытия, состояний взрослого.

Предмет исследования – философское осмысление способов бытия взрослого человека в культуре и обществе.

Методология исследования.

Особенность феномена взрослого человека и поставленная цель дик товали и своеобразие избранной методологии. Знание о бытии взрослого человека в современном обществе не исчерпывается возможностями фило софского познания, но предполагает учет и анализ результатов междисци плинарных исследований. Здесь необходима интеграция не только знаний из различных наук (психологии, социологии, культурной антропологии, экономики), но и вариантов философских подходов и философского ос мысления этого феномена (классическая философия, философская антро пология, экзистенциализм, герменевтика, философия языка). Философско антропологический анализ универсальных способов бытия взрослого чело века, выявление многообразия связей и отношений между элементами ис следуемого объекта дает возможность привлечь результаты концептуали зации взрослого, полученные нефилософскими средствами (философско рефлексивная методология).

Философско-антропологическая методология позволяет осмыслить феномен взрослого человека как одновременное сочетание универсально сти бытия и множественности исторически изменчивых способов воспро изводства и конструирования взрослости в обществе и культуре. Введение понятий «взрослость» и «культурно-исторический тип взрослого» призва но охватить важнейшие параметры бытия взрослого человека (структуру, процесс, основополагающие качества).

Философско-культурологический подход к феномену взрослости опирается на феноменологический анализ многообразия актуализирован ной взрослости. Это представление требует методологии исследования взрослости как культурного феномена, отличной от методологии редуци рования взрослого к сообществу взрослых (метод типизации). Философ ско-культурологический подход к взрослости не отменяет и не подменяет собой основные парадигмы философского мышления. Для данного подхо да характерно рассмотрение взрослости как исторического понятия, дина мика которого, как историческая, так и логическая, задана и культурой, и социумом. С его помощью можно исследовать взрослого не только как ус ловие человеческого существования и элемент культуры, но как субъекта культуры определенного исторического типа.

Научная новизна исследования и положения, выносимые на за щиту. Научная новизна диссертации заключается в разработке концепции человеческой взрослости как универсального феномена культуры. Диссер тация является первой работой, в которой специально и последовательно исследован феномен человеческой взрослости, ее воспроизводство, спосо бы, типы, динамика культурно-исторического бытия взрослого человека, а также особенности взрослых в современную эпоху. В содержательном ас пекте новизна исследования состоит в том, что:

1. Дано философское понятие человека взрослого как существа, оп ределяющего себя, прежде всего в пространстве-времени, в отличие от других существ, для которых пространственно-временная воплощенность не имеет значения. Взрослость – философское понятие, обозначающее ха рактерные свойства человека, важнейшим из которых является способ ность к порождению, владению, преобразованию смыслонаполненного пространственно-временного континуума человеческого мира.

2. Показано, что совокупность компонентов способа бытия человека в культуре, выраженная в понятии взрослость, обладает возрастодиффе ренцирующим признаком. Различие проявляется в целостном способе бы тия, предполагающем носителя взрослости: и отдельного взрослого, и со общество взрослых, и самосознание взрослого. Актуализация взрослости в человеке предполагает необходимый и достаточный набор характерологи ческих признаков (модусов и экзистенциалов) взрослого: зрелая телес ность, проецирование себя в мир в чадородии, культурных смыслах, свя занное с манифестацией ответственности и долга, конструктивная матери альная и духовная деятельность, конструирование социальной реальности.

3. Показано, что взрослость как особый способ бытия человека в культуре обеспечивает не только биологическое, но социальное и культур ное воспроизводство человека и общества в системе других универсалий культуры. Взрослость характеризует человека как воплощение культурных норм через совокупность специфических и общечеловеческих компонен тов. Исследованы универсальные способы и конкретно-исторические фор мы бытия взрослого, сущность динамики и воспроизводства взрослости.

4. Использованы элементы системного подхода для осмысления сути взрослого и взрослости. Обосновано, что взрослый обладает собственной полимодальной культурной онтологией, атрибутами, реализуется в моду сах (способах бытия), культурно-исторических типах. Сформулировано понятие «культурная онтология взрослого». Разработана модель «культур ной онтологии взрослого» как сложной, многоуровневой системы куль турно означенных связей и отношений взрослого человека, каждый из ко торых, а также вся система в целом обладают особой внутренней динами кой, способностью к культурному воспроизводству и трансформации.

5. Сделан вывод о существовании нескольких способов воспроизвод ства взрослости: 1) матричном воспроизводстве базовых и дополнитель ных способов бытия взрослого;

2) воспроизводстве культурных смыслов через традиции (канон) и инновации (новации) в сообществе взрослых, об ладающих культурной общностью. Матричный принцип воспроизводства способов бытия взрослого основан на ковариантной репликации домини рующих (базовых) и комплементарных (дополнительных) способов бытия – модусов, составляющих соответственно доминирующие (базовые) и комплементарные (дополнительные) модусные матрицы. Выделены три исторических типа доминирующих модусных матриц: естественного взрослого традиционного общества, где доминирующим способом бытия выступает чадородие;

рационального взрослого индустриального общест ва, когда доминирующим способом бытия выступает труд;

пострациональ ного взрослого современного общества, когда доминирующим способом бытия является образование. Сформулировано представление об историче ской зависимости смыслов образования взрослого от культурной изменчи вости доминирующих (базовых) способов бытия в разные эпохи.

6. Показано, что последовательное развертывание способов бытия в доминирующих модусных матрицах определяют сущностные характери стики культурно-исторических типов естественного взрослого, рацио нального взрослого, пострационального взрослого. Сформулировано поня тие «культурно-исторический тип взрослого», который может быть понят как исторически определенные способы проживания, деятельности взрос лого, производства, трансляции и восприятия культурных смыслов, фено менов, знаков, символов данной культуры. Культурно-исторический тип взрослого определяется контекстом, социальными функциями взрослого, его социальной значимостью в конкретную эпоху, его местом в структуре социальных связей.

7. Показано, что изменения в онтологии современного взрослого: не линейность, самоорганизация, неопределенность, гомологичность, - опре делены сущностными изменениями в обществе и культуре (сетевая эконо мика, информационное общество). Обосновано, что направленная транс формация онтологии взрослого в сетевом обществе предполагает целена правленное строительство различных социальных и образовательных практик. Образование современного взрослого выступает для него специ фическим способом преобразования способностей и возможностей, т.е.

механизмом преобразования себя в любой сфере и способе бытия.

Теоретическое значение исследования - состоит во введении в философский контекст проблемы взросло сти как универсального феномена культуры;

- в реконструкции методологических оснований понимания фено мена взрослости с помощью экспликации философских и нефилософских источников;

- в разработке модели культурной онтологии взрослого;

- осуществленный философский анализ взрослости ориентирует междисциплинарные исследования на выявление специфики взрослости в разнообразных конкретно-исторических обстоятельствах.

Практическое значение исследования. Практическая ценность ис следования вытекает из того, что разработанная в нем концепция культур но означенной взрослости может быть использована в решении экономи ческих и социальных проблем, образовательных задач. Результаты иссле дования дают возможность использовать знание о специфике взрослости в возможных образовательных практиках взрослых, в социальных и соци ально-политических технологиях, в духовном саморазвитии и индивиду альной самоидентификации людей. Кроме того, выводы диссертации ис пользованы в образовательном процессе и педагогической деятельности автора в высших учебных заведениях, учреждениях повышения квалифи кации, а также при чтении курсов, подготовленных на основе материалов диссертации.

Апробация работы. Основные идеи исследования представлены в двух монографиях, в ряде научных и философско-публицистических ста тей. Основные положения диссертации обсуждались на Втором россий ском философском конгрессе (1999), на международных и Всероссийских научных конференциях в Днепропетровске (2003), Новгороде (2003, 2004), Тюмени (2004), Омске (2002), Кирове (2003), Челябинске (1996, 2002, 2003, 2004, 2005), Екатеринбурге (1995, 1998, 1998, 2003, 2004, 2005), на семинаре докторантов при ИППК при Уральском госуниверситете, на ка федре философии ИППК при УрГУ, на кафедре гуманитарного образова ния Нижнетагильского технологического института (филиала) УГТУ-УПИ.

Структура и объем исследования. Работа состоит из введения, трех глав и десяти параграфов, заключения и списка литературы. Содержание диссертации изложено на 242 страницах, список литературы включает наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется сте пень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи исследо вания, характеризуются источники и методология исследования, выясняет ся его теоретическая и практическая значимость, научная новизна.

В первой главе диссертации – «Взрослый и взрослость как проблема философско-культурологического анализа» на первый план выходит обоснование необходимости использования философско культурологического подхода среди других возможных способов осмыс ления взрослого и взрослости.

В первом параграфе главы – «Горизонты осмысления взрослого и взрослости» – анализируются попытки в рамках отдельных естественных и социально-гуманитарных наук в XIX-XX вв. создать концепции взросле ния и человека взрослого, исследовать его специфические связи и отноше ния с собой, социумом и другими людьми. Каждая из таких попыток пред ставляет собой различное видение главных системно-структурных харак теристик данного объекта.

При исследовании взрослости с помощью разработанного А. Вер жбицкой подхода к анализу социокультурных феноменов становится необ ходимым обращение к этимологии слова взрослый. В. И. Даль определяет слово взрослый как «достигший полного телесного развития, вошедший во все года, возмужалый, зрелый, полнолетний» человек. Существительное взрослость указывает на абстрактное качество, собирательный признак, присутствующий во всех существах, обладающих данным качеством. Сле довательно, философское осмысление взрослого – это понимание сути взрослости, ее описание, экспликация из культурного контекста той или иной исторической эпохи. Поскольку в самом слове взрослый зашифрова ны время и пространство взрослого, зрелая его телесность, названы основ ные способы бытия взрослого человека – чадородие и конструктивная ма териальная и духовная деятельность, то необходимо исследование онтоло гии взрослости. Особое отношение взрослого к себе и невзрослым сущест вам, именуемое воспитание, развитие духовно-интеллектуальных и нрав ственных качеств, предполагает особое мироустройство, заполненное за претами и нормами, т.е. определенный тип культуры. Следовательно, для раскрытия сути взрослого необходим философско-культурологический подход, исходящий из понимания взрослого как феномена культуры и его бытия как культурно означенного.

Назовем основные смыслы, которые приобрело понятие взрослость в современной гуманитарной мысли. Прежде всего, следует указать, что в развитии нефилософских представлений (как и философских представле ний) о взрослом действуют закономерности смены общенаучных пара дигм: переход от классической парадигмы к неклассической, в связи с этим изменяется представление о ключевом пункте концепций взрослого.

Во-вторых, если современная психология исходит из первичности отдель ного взрослого индивида, имеющего сложную, многомерную внутреннюю структуру психики и личности, то современная социология помещает взрослого в сообщество взрослых, исследует его как участника сложных многомерных отношений, возникающих в сообществе. В-третьих, для на шего исследования представляется важным, что в силу ряда известных ис торических причин методология категориального анализа взрослости была сформулирована в классической философии, но бытие взрослого там не стало предметом специального исследования. Позже в психологии и со циологии с помощью этой методологии активно создавались различные концепции взросления и взрослого, которые послужили основой исследо вания взрослого в других частных науках. Таким образом, исторически систематическое нефилософское психологическое и социологическое ис следование взрослости предшествует философскому анализу.

Для психологических концепций общим можно считать понимание взрослого человека следствием его развития, естественной адаптации к ок ружающей среде. Однако это видение сформировалась в основном под влиянием разработок психоанализа. В исследованиях Эриксона следует отметить, что мыслитель обозначил основные способы бытия взрослого (генеративность / чадородие, как следствие сексуальности, и труд), четко указав на целостность и этическое чувство взрослого как две составляю щие сути взрослости, позволяющие ему осуществлять свою миссию в лю бых исторических обстоятельствах. Эриксон был убежден, что вся жизнь взрослого – это нарастающая в непрерывных усилиях самореализация себя в любви и работе. Между тем, нарастающая интеграция Эго – это задача, которая не может быть решена только в ракурсе сексуальных проблем взрослого. Это не кумулятивный процесс. Картина линейной возрастаю щей интегративности взрослого нарисована Эриксоном вследствие пони мания им взросления как непрерывной цепи преодоления психо сексуальных кризисов развития личности. Мыслитель остался в плену об щей установки психоанализа.

В современных социологических теориях выстроены и достаточно подробно исследованы отношения взрослого как социального индивида и актора. Он – всегда член сообщества взрослых, полностью заключен в сис темы социальных координат. Взрослый обладает социальной сущностью.

Но все его роли и функции не реализуют какое-то основание или цель:

важна институция самой социальности взрослого. Взрослый индивид раз деляет с сообществом взрослых роли, функции, знаки социальности. Соци альное бытие взрослых исследуется через анализ различных социальных феноменов.

В пространстве осмысления взрослого и взрослости присутствует фи лософско-антропологическая традиция. Антропологическое исследование в качестве основной предпосылки выдвигает сложность человека как при родного существа. С точки зрения М. Шелера, Х. Плеснера философская антропология должна обнаружить «базисную структуру» человеческого бытия. Феноменология А. Гелена исследовала три основные ситуации жизни человека: юность как «бытие через другого», взросление как «жела ние быть собой» и наполненная жизнь взрослого как «действие», или vita active. Вместе с тем, установка на описание «человека вообще» заслонила собой проблему поиска культурной сущности взрослого.

Наконец, следует указать на то, что в осмыслении взрослого и взрос лости важную роль играет культурно-антропологическая традиция. Куль турная антропология предполагает феноменологическое описание взросло го как означенного в культуре феномена через многообразие культур взрослых в истории, в те или иные исторические эпохи. Однако такое опи сание не может считаться философским анализом взрослости, так как оно не использует философский категориальный аппарат. Следовательно, не обходим специальный философско-культурологический анализ взросло сти, который должен включать в себя исследование сути взрослости, ее динамики и воспроизводства и анализ культурно означенных способов, типов и форм бытия взрослого в истории.

Во втором параграфе «Философско-культурологическая интер претация феномена взрослости» утверждается, что понятие «онтология» используется в работе в нескольких значениях. Понятие «культурная онто логия взрослого» инициировано размышлениями антропологов А. Сервера Эспиноза и Л. Фарре о том, что сущность человека должна быть понята как культурная сущность, а его существование происходит в пространстве и времени культуры. С другой стороны, в основе нашего подхода лежат идеи культурных антропологов А. Кребера, Р. Бенедикт, согласно которым культура реализует социальные модели, но не может быть редуцирована к социальным отношениям, она не сводится и не сводима к социальным и ментальным реальностям.

Во-вторых, подходы к понятию «культурная онтология» связаны с осмыслением этики действия и поступка в русской философии. Культур ная онтология взрослого содержит в себе указание на определенное усилие взрослого, имеющее нравственно-интеллектуальную природу (М. Мамар дашвили).

Исследование связи и различий понятий «социальная онтология», «онтология культуры» и «культурная онтология» позволило сделать вы вод, что при использовании понятия «культурная онтология» предполага ется философско-культурологическая интерпретация феномена взросло сти. Развитие культуры при таком подходе предстает как изменение онто логии человека. Реальность культуры выступает в качестве основы и пре дела человеческой деятельности в мире;

бытию взрослого человека при сущи общие онтологические характеристики любого сущего: феноменаль ность, конечность, временность, динамичность и историчность. Деятель ность человека не связана с преодолением физических границ природы, но с изменением смысла в самом человеке и окружающей человека среде и, в этом смысле, предстает универсальным отношением человека к миру.

Универсальность здесь не является деструкцией уникальности, нелиги тимностью множественности;

универсальное отношение человека к миру – это и есть бытие людей в культуре. Наконец, если исходить из понимания культуры как объективации высших форм сознания и цивилизации как формы социальности (Л. П. Буева, В. Е. Кемеров, В. С. Степин), то это по нятие органично коннотирует с понятием «социальная онтология».

Культурная онтология взрослого – это бесконечное множество раз личных отношений взрослого человека в бесконечном множестве культур.

Взрослость как феномен есть сложная система культурно-означенных свя зей, культурный способ передачи человеческого опыта, причем не только в вещно-предметной форме результатов деятельности, но и в форме опреде ленного исторического типа ментальности, пространства смыслов. Именно в этом смысле использовано понятие «онтология взрослости». Взрослый выступает одновременно носителем, творцом и интерпретатором культу ры, культурным субъектом. Проблема целостности множества разнообраз ных ипостасей культурного субъекта может быть решена за счет аккуму ляции всех этих ипостасей в актуализации особого способа бытия в куль туре – во взрослости. С одной стороны, взрослость организована культур ным процессом, с другой – культурный процесс организован культурным субъектом – взрослым. Полимодальность, полионтологичность культуры предстает в отдельном культурном субъекте как его поликультурность, диалогичность независимо оттого, что он всегда выступает как субъект культуры определенного типа, т.е. как представитель определенного куль турно-исторического типа взрослого. Взрослость, таким образом, предста ет как способ бытия человека в культуре. Жизненный мир взрослого по строен с помощью связей в онтологии смыслов. Понятие «культурная он тология» указывает на развитие во взрослом индивиде способности и воз можности формирования особых отношений в связи с означиванием в ре зультате: творением смысла, средства деятельности и детей. Безусловно, историческое развитие этой способности связано с развитием типов куль туры.

Взрослость может быть осмыслена как универсалия культуры, кото рая обладает сложной содержательно-смысловой структурой и выполняет функции: трансляции опыта социальной жизни, влияния на структуру соз нания человека, определения самовосприятия и самопрезентации человека.

Следует предположить, что онтология взрослого как сверхсложная открытая система имеет уровневую организацию. Иерархия уровневой ор ганизации онтологии взрослого также способна к развитию, как и вся сис тема в целом. Каждый из уровней онтологии оказывает обратное воздейст вие на ранее сложившиеся связи и отношения, перестраивает их, в резуль тате чего вся система элементов сохраняет целостность в границах отдель ного взрослого и обретает новую целостность в изменяющихся обстоя тельствах. При этом возникают новые типы прямых и обратных связей между уровнями и элементами системы. В ней имеется определенный ме ханизм установления ковариантных связей с другими подобными систе мами. Речь идет о возможности и необходимости для взрослого взаимо действовать с другими в сообществах взрослых. Во время взаимодействия происходит усложнение, диверсификация внешних и внутренних связей, чаще всего трактуемых как переход от одного этапа зрелости человека к другому. При этом в онтологии взрослого сохраняется своеобразный ин вариант в варьируемых взаимодействиях со средой (идентичность взросло го).

В культурной онтологии взрослого присутствует горизонтальная и вертикальная структура одновременно. Горизонтально располагаются эт нические, национальные ценности и отношения взрослого человека в рам ках одной культуры или при взаимодействии взрослых различных культур.

Вертикально расположены способы означивания, объективации взрослого в различных сферах его жизнедеятельности – материальной, социальной, духовной и т.п. В онтологии взрослого можно выделить несколько гори зонтальных и вертикальных уровней:

• глубинный, обеспечивающий существование самой взрослости и разворачивание модусов (чадородия, труда, образования, творчества) и экстазисов пространства-времени;

• надстраиваемый над глубинным уровнем, обеспечивающий существование исторических качеств и свойств взрослого, таких, как пара логическое мышление или рефлексия и рациональность;

• верхний уровень проявления индивидуально-личностных ка честв и свойств отдельного взрослого человека.

Различные философские идеи о взрослом и взрослости выстроены в пространстве двух дискурсов: один стремится к трансцендентальному схе матизму (классическая философия), другой – к субстантивации становле ния, процесса (неклассическая философия). Отсюда необходимость их по следовательного анализа.

В третьем параграфе главы «Природа взрослого человека в клас сической философии: поиски совершенства» отмечено, что как фило софское понятие «взрослость» не получило свою теоретическую разработ ку в классической философии. В классических философских источниках существуют работы, в которых созданы теоретические предпосылки для осмысления феномена и онтологии взрослости (Платон, Аристотель, Де карт, Лейбниц и др.). Также существуют философские тексты, где не сис тематически описывается экзистенция взрослого, модусы его бытия (Лейбниц, Кант, Гегель, Маркс и др.). Философско-методологическая ре конструкция онтологических оснований взрослости на основе анализа раз личных философских текстов позволила сформулировать основные идеи в понимании взрослости в классической философской традиции:

– взрослость может быть понята как особая духовная или социальная сущность человека (Платон, К. Маркс и др.);

– взрослость предстает как обладающая характеристиками Абсолю та, предела, совершенства универсальная причастность к вечному, как предел, вершина человеческого бытия (И. Кант, Г. Гегель и др.);

– взрослость может быть понята как универсальное, телесно чувственное человеческое отношение, осуществляемое в чадородии (Л.

Фейербах).

Классическая онтология взрослого человека построена как модель, имеющая один центр, локус, вокруг которого разворачиваются, присоеди няются атрибуты. Онтология взрослого формируется коррелятивно струк турам деятельности. В рамках этого подхода человек обретает смысл и достигает цели тогда, когда обретает сущность взрослого, когда эта сущ ность полностью актуализирована.

Хотя взрослость человека в классической философии в какой-то сте пени – момент оплотнения Абсолютного Духа, она пребывает с необходи мостью в отдельном теле, связана границами человеческой телесности.

Поскольку она наполняется характеристиками Абсолюта, взрослость уни версальна, совершенна и уникальна с точки зрения своей цели – порождать человеческое существо. Именно поэтому самоочевиден способ рассмотре ния взрослого человека как существа совершенного, законченного, полно стью осуществившегося, kalos kagatos, арете, божественной сущности. В Homo perfectus воплощена идея преобразования природных задатков и возможностей. Преобразование природы и возможностей понимается пре имущественно как совершенствование ума-ratio, рассудочных процедур и операций, а также как накопление специальных знаний из различных об ластей, определяемых институционально. Для христианской антропологии фундаментальность понятия «совершенствование» несомненна. Трансцен дентность устремлений задается дуальной онтологией взрослого: телесно ограниченной, «о-предел-енной», но душевно бесконечной. Основой ме няющейся природы взрослого человека является принципиальная онтоло гическая поврежденность, его греховность.

Новоевропейская классическая философия акцентировала гносеоло гизм в понимании человека взрослого. Образование понималось как про должение процесса познания;

понятие «становление» понималось только как становление когнитивной сферы. Отсюда допущение, что у взрослого преображенный ум (кантовское – совершеннолетие), который способен по знать истину. Наука делает человека свободным, а, значит, взрослым, со вершеннолетним. Субъект абсолютного права Канта и Гегеля – справедли вый, ответственный, обладающий автономной волей взрослый человек, действующий в рамках абсолютного закона (нравственного императива).

Совершенная онтология взрослости реализуется, если взрослый обладает кантовским aude supere – «мужеством быть»: критическим восприятием мира;

публичным разумом;

мировоззренческой целостностью.

В четвертом параграфе первой главы «Природа взрослости в не классической философии: поиски уникальности» утверждается, что практически весь ХХ век философия представляет собой процесс отказа от гомогенной онтологии и переход к плюралистическому, многомерному видению мира. Исследования взрослости и существования взрослого чело века в неклассической философии происходили как поиски уникальности в двух основных направлениях:

1) обоснование взрослости как результат восприятия Другим в кон тексте коммуникации. Можно сказать, что в феноменологическом бытии взрослый тогда является взрослым, когда его воспринимают как взрослого человека. Для самоутверждения взрослому человеку требуется Другой.

Отсюда интенции диалога, понимания, встречи с Другим, заботы в герме невтике, диалогике и постмодернизме.

2) обоснование взрослости как результат самовосприятия (персона лизм, философия языка). Для экзистенциализма важно не просто сущест вование взрослости, но и самовосприятие взрослости в человеке («чувство взрослости»).

Облик взрослого не предопределен, но заведомо известно, что взрос лый сложен, многомерен, полифоничен, его проявления разнообразны.

Центральным понятием неклассической философии становится понятие «становление», которое понимается как «бытие всегда в состоянии рожде ния» (М. Мамардашвили).

В философской антропологии обретают фундаментальность такие ориентации, как идея интерсубъективной экзистенции человека и реляци онный подход. Взрослость на интерсубъективном уровне рассматривается как вытекающая из контекстуальности морального измерения. Этот сдвиг в сторону интенций, способности к выбору как определяющим характери стикам личности взрослого создал предпосылки для фатального распада и исчезновения классической «скульптурной» модели человека. Рассмотре ние феноменов человеческого бытия как герменевтических (Г. Хенгстен берг) задает онтологические рамки вопроса о сути человека. А. Сервера Эспинозой была предпринята попытка выстроить онтологию человека как онтологию уникального природного и культурного существа в пространст ве и времени. Следующий шаг в антропологическом осмыслении взросло го предполагает описание человека в границах культуры и смысла, опре деляя культурную сущность человека (Л. Фарре). Решается антиномия универсализма и историчности взрослого: только культура объясняет спо соб человеческого бытия, сочетающий в себе личное и общее, индивиду альное и универсальное, только культура «обнимает человека во всей ши роте его творений». При этом универсальность человека будет осмыслена только в том случае, если будет исследован онтологический план, бытий ный проект человека. Систематизируя элементы онтологии человека (А.

Сервера Эспиноза) «структуры человеческой экзистенции» (Л. Фарре) и «онтологию человеческой конституции» (Г. Хенгстенберг), мыслители фактически называют качества и свойства взрослого: развитая личность, воля, сознание, рефлексия;

особые пространственно-временные измерения, коммуникабельность.

Смещение акцента в сторону плюральности, множественности рож дают парадигмальную установку культурной антропологии, исследующей взрослых людей множества культур. Культура обусловливает психоло гическую конституцию индивидов в противоположность классическому утверждению о неизменяемой (универсальной) человеческой сущности.

Исследования показали, что человеческое бытие реализуется в виде беско нечного числа поливариантных форм, а черты, интегрированные в общест ве, не представлены в чистом виде, а существуют в отношении к сущности культуры. В философской и культурной антропологии обрели фунда ментальность такие ориентации как представление о пластичности челове ческой натуры, представление о норме как культурном символе, понима ние избыточности культурных горизонтов экзистенции человека.

В параграфе проанализированы некоторые неклассические онтоло гии взрослого человека: онтология заботы М. Хайдеггера, онтология диа лога М. Бубера, М. Бахтина;

онтология понимающего и коммуницирующе го субъекта-взрослого в герменевтике Г. Гадамера и философии языка К.

Апеля – Ю. Хабермаса.

Во второй главе диссертации «Универсальность способов бытия взрослого и воспроизводства взрослости в культуре и обществе» рас сматриваются универсальные способы бытия взрослого в исторической динамике и в конкретных исторических формах – культурно-исторических типах взрослого.

В первом параграфе второй главы «Воспроизводство способов бы тия взрослого» утверждается, что существо проблемы человеческой взрослости может быть понято при анализе конкретных способов бытия взрослого, актуализирующихся на глубинном уровне онтологии. Философ ская традиция разделяет общечеловеческие способы бытия и способы бы тия взрослого, выделяя чадородие и деятельность (труд) в качестве особых способов бытия взрослого человека. Разные авторы выделяют какой-либо один модус онтологии взрослого человека, как движущую силу развития всех его возможностей и способностей и реализации его сущности (у Геге ля – это образование, у Маркса – труд, у Фрейда – сексуальность). В рам ках универсальности необходимо признать, что разница между модусами онтологии взрослого человека заключена в векторной направленности ак тивности человека. Предметом активности человека выступают:

1)общество и часть природы, 2) формальные трудовые отношения, 3) он сам.

Проанализированы философские идеи в осмыслении некоторых спо собов бытия взрослого: чадородия, труда, образования, творчества в мо дальности действительного и модальности возможного. Способы бытия выступают для взрослого своеобразными «фабриками смыслов». Подчер кивается, что культурное воплощение результатов актуализации взросло сти в способах бытия влечет за собой превращение любого из них в герме невтический феномен. Результат актуализации взрослости «вызревает» по степенно, по мере того, как вбирает в себя многочисленные возможности взрослого и превращает пространство-время его жизни в возможности ин терпретации, во внутренний потенциал отчужденного результата. Смысло порождение не только фиксирует объект, но и преступает его, создавая множество контекстов, которые находятся во взаимоисключающих отно шениях с исходным объектом. Подобно чадородию, смыслопорождение создает такую область бытия, которая превращает данный пространствен но-временной континуум в недосягаемый. Основные результаты актуали зации взрослости как смыслопорождения в способах бытия взрослого – это смысл, средство и человеческое взаимодействие.

Осмысленное взаимодействие людей неявно предполагает непре рывное воспроизводство человеческой взрослости. Высказывается гипоте за о матричном принципе воспроизводства способов бытия взрослого.

Матричный принцип воспроизводства взрослости основан на репликации, т.е. устойчивом самовоспроизведении основных отношений, взаимосвязей взрослого в способах бытия. В разных типах культур и обществ действуют базовые (доминирующие), такие как чадородие, труд, образование, - и комплементарные (дополнительные) способы бытия взрослого, которые, в свою очередь, образуют доминирующую модусную матрицу и комплемен тарную модусную матрицу. Структура модусов в матрицах рассматривает ся как исходная человеческая структура. Содержание модусной матрицы может проявляться в институциональных формах, так как бытийные моду сы взрослого имеют свойство институционализироваться. В этом случае базовые способы бытия взрослого образуют глубинные основы социаль ных взаимодействий в сообществах взрослых. Воспроизводство взросло сти означает повторяющееся выстраивание у каждого взрослого структуры доминирующих и комплементарных модусов онтологии (способов бытия) на основе матричного синтеза.

Принципиально важно, что история культур характеризуется устой чивым доминированием какой-либо одной матрицы, которая определяет социетальный тип общества (П. Сорокин), а также рамки и пределы дейст вий взрослого в комплементарных способах бытия. Доминирующая мат рица отражает культурные универсалии, т.е. основной способ культурного означивания взрослости, стихийно найденный взрослыми людьми в дан ных условиях. Следует предположить о существовании, по меньшей мере, трех исторических типов доминирующих модусных матриц: естественного взрослого традиционного общества, где доминирующим способом бытия выступает чадородие;

рационального взрослого индустриального общест ва, когда доминирующим способом бытия выступает труд;

пострациональ ного взрослого современного общества, когда доминирующим способом бытия является образование.

Во втором параграфе данной главы «Культурно-исторические ти пы взрослого» осмыслены культурно-исторические типы естественного взрослого, рационального взрослого и пострационального взрослого. Куль турно-исторический тип взрослого определяется контекстом, социальными функциями взрослого, его социальной значимостью в конкретную эпоху, его местом в структуре социальных связей. Культурно-исторический тип взрослого – это определенная структура духовных феноменов, знаков, символов данной культуры, особая телесность, практики субъективации и интерсубъективности, реализующие себя в особом способе мышления, действий, типе проживания времени, типе ментальности. Поскольку мож но говорить о многообразии знаково-символических систем мира культу ры, способов стяжения смыслов, то в диахронии и в синхронии истории сосуществует множество различных культурно-исторических типов взрос лого. Вслед за А. Тойнби можно предположить, что линейной эволюции типов взрослого в обществе и культуре не существует, скорее можно на блюдать противоречивое соотношение и взаимодействие их в разных куль турах. Границы взрослого представителя эпохи заданы границами типа культуры, условны во времени и в пространстве. Существование культур но-исторического типа взрослого не означает полноценной актуализации взрослости в конкретном человеке определенного возраста. Именно по этому носителем взрослости выступает не только отдельный взрослый, но и сообщество взрослых, обеспечивающих в единичном бытии свою выжи ваемость. Следовательно, возникает необходимость исследования меха низмов воспроизводства взрослости в определенном типе культуры. Вме сте с тем, невозможно провести четкую грань между результатами бытова ния взрослого в социуме и результатами означивания взрослости в культу ре.

В диссертации сделаны некоторые обобщения относительно границ означивания взрослости в различных культурах с помощью потенциала философской и культурной антропологии. При этом используется социо культурная интерпретация самого феномена человеческой взрослости.

В третьем параграфе второй главы «Динамика взрослости: социо культурные основания» говорится о том, что при воспроизводстве взрос лости на основе матричного принципа репликации способов бытия взрос лого, вероятность репликации тех или иных модусов вскрывает наличие внутренней динамики взрослости, а автономность акцентирует внимание на сложной многоуровневой структуре онтологии взрослого. Вместе с тем, понимание онтологии жизненного мира взрослого как онтологии смысла с необходимостью ставит проблему осмысления динамики и воспроизводст ва взрослости в ракурсе смыслопорождения.

В воспроизводстве взрослости действует общеантропологический принцип: взросление осуществляется через сопоставление индивидуаль ных смыслов с ценностями сообщества взрослых. Воспроизводство взрос лости может быть понято как вовлечение в культурный и исторический процесс новых поколений людей (взросление), а также как непрерывные усилия конкретного взрослого человека по поддержанию определенной системы его отношений, способов бытия, как становящееся бытие (дина мика). Порождение взрослым смыслов, жизненных стилей, социальных и культурных практик, деятельностей представляет собой процедуру расши рения каждого элемента путем его мультипликации. Таким образом, смыс лопорождение представляет собой открытый, нелинейный самооргани зующийся процесс.

Динамика взрослости может быть представлена как динамика систе мы культурных смыслов (М. Хальбвакс, Я. Ассман). В системе смыслов взрослости выделяются такие, которые не склонны меняться не только в рамках общества определенного типа, но и сохранять свою универсаль ность, нивелируя культурные различия. Другой уровень смыслов более склонен к изменениям. Новые культурные смыслы не заменяют прошлые, а выступают не иначе как в форме воссозданного прошлого, как воспоми нание, как культурная память. Воспроизводство взрослости – это воссоз дание прошлого опыта жизни в переживании настоящего и будущего.

Человеческая взрослость конструирует особое пространство и время для воспроизводства себя, выстраивая смыслы и временные горизонты со циальной взрослости и отдельного взрослого. М. Хайдеггер использует понятие Dasein, М. Фуко – «практики себя» (practiqe soi-mme), включаю щие отношения власти, формы отношения к себе и другим, практики управления временем. Смысловые горизонты культурной взрослости об ращены как к прошлому, так и к будущему человечества. Индивидуальное воспроизводство взрослости как устойчивой структуры отношений взрос лого индивида осуществляется в биографических схемах, которые всегда опираются, в том числе, и в письменной истории на социальное взаимо действие.

Воспроизводство взрослости – это сфера культуры, где сплетены традиции (канон) и инновация (новация), которые подвержены многооб разно обусловленным историческим изменениям, в том числе зависят от технической эволюции средств коммуникации. В предельном случае тра диционно воспроизводящиеся культурные смыслы взрослости приобрета ют такую плотность, что вступают в противоречие с социальной и полити ческой реальностью современности. Возникают «анахронные структуры» (Я. Ассман), «вневременное время» (Э. Гидденс), т.е. особые формы про странственно-временного означивания взрослости, которые резко отлича ются от прежде существовавших форм. Решающие изменения взрослости как коннективной основы социокультурного воспроизводства человечества исследуются либо с точки зрения социологических следствий (П. Штомп ка, В. А. Ядов, Т. И. Заславская), либо с точки зрения трансцендентного обоснования сути происходящего (Х. Плеснер, М. Шелер). Существуют попытки сблизить оба подхода как исследование способов «конструирова ния культурного времени» (Я. Ассман) через культурную память.

Культурная когерентность взрослости воспроизводит смысл и кон нективную структуру культуры и социума в целом. Человеческая взрос лость воспроизводится не только путем традиции, но и путем инновации (гиполепсиса). Использование понятия «традиция» (канон) задает рамки принципа, который усиливает, упрочняет коннективную структуру взрос лости в сторону невариативности и непроницаемости для времени. Поня тие «инновация» (гиполепсис) указывает на ослабление, движение коннек тивной структуры взрослости в сторону гетерохронности, гетеротопики, вариативности и трансформации. В современной философии гиполепсис – это не только приращение, кумуляция, но и одновременное варьирование.

«Варьирование» в значении humanitas обладает множеством оттенков зна чений и используется в разных контекстах. Это и общая человеческая спо собность к порождению (удвоению) миров и смыслов, и гетерохронность и гетеротопика бытия взрослости;

и множественность действий и интерпре таций смыслов отдельным человеком;

и собственно способ действий как метод, путь, избранный взрослым в конкретных обстоятельствах. Гиполеп сис означает не только подхватывание и присоединение к предыдущему, включение в уже происходящий процесс коммуникации, пространственно временные границы которого заданы возможностями человеческой приро ды и взаимодействия, но и варьирование, изменение, переинтерпретация события. Создается ситуация, когда смыслопорождение происходит в ус ловиях особой коммуникации: переживается различие между сообщением и информацией, или проблемой и имеющимися способами ее решения.

Переживание различия приводит взрослого к сомнению в своих или кол лективных возможностях. Новация становится возможной благодаря гипо лепсису, т.е. такой организации пространства-времени, когда отношение к авторитету и традиции основано на рефлексии и критической оценке.

Результаты индивидуального означивания, динамика взрослости пребывают между двумя полюсами: полюсом повторения общечеловече ских, универсальных рутинных действий и практик и инновационным по люсом изобретения, открытия нового. Между ними и происходит движе ние, в сфере которого взрослость выступает как коннективный механизм бытия той или иной культуры и всего человечества. Обсуждать преимуще ства того или иного способа воспроизводства взрослости бессмысленно.

Традиция и инновация связаны отношениями взаимообусловленности.

Глубинные культурные смыслы взрослости сохраняются, несмотря на ко ренное изменение способов бытия.

В третьей главе «Онтология взрослого человека в современном обществе» поставлена проблема трансформации взрослости перед вызо вом современности.

В первом параграфе «Вызов современности: трансформация или «смерть» взрослости» говорится о том, что проблема природы или сущ ности взрослого человека, осознания его места в мире выступает стержнем осмысления информационной эпохи. Вызовы современности осознаются многими авторами как влияние биотехнологий на пределы биологического и культурного способов воспроизводства человека. Все формы родитель ства в настоящее время являются социально одобряемыми, возможными и избираемыми. Исследователи обеспокоены беспредельным расширением сферы индивидуальной репродуктивной свободы человека, прежде кон тролируемой религиозными нормами и запретами. Важнейшая тенденция в любой сфере жизни взрослого состоит в индивидуализации культурных стилей и практик.

Информационное общество меняет онтологию взрослого человека, его время и пространство, его образ жизни. Ключевая черта информацион ного общества – сетевая логика его базовой структуры (Network Logic of Basic structure). Основу, стержень сети составляет информация, сеть обла дает параметрами гибкости, всеохватности эффектов. Сеть становится ос новным структурообразующим фактором социальной жизни. Сама идея сети бытия (Ж. Лакофф), сети смыслов (Ж. Лакан), сети власти (Б. Рассел) приобретает решающее экзистенциальное значение. Структурная сетевая реорганизация отношений производства, власти и опыта порождает сете вую онтологию человека. Взрослый оказывается частью сетевой экономи ки, сетевого пространства и сетевого времени.

Глобальные сети инструментального обмена выводят из зоны ответ ственности индивидов, социальные группы, даже целые страны согласно их значимости для выполнения целей, обрабатываемых в сети, в непре рывном потоке стратегических решений. Возникает иллюзия размывания вещности, материальности прежних социальных и культурных практик и, как следствие, идентичности субъекта рационального экономического дей ствия – взрослого индивида. Поскольку индивид онтологически растворен в виртуальной реальности, с точки зрения теоретиков сети, не имеет смыс ла искать особый онтологический статус взрослого. Виртуальная реаль ность объемлет все: и человека, и нечеловеческое. Человек – фрагмент виртуальной реальности. Поскольку взрослость человека растворена, по глощается, как бы исключается, то не только актуальный, но и потенци альный онтологический статус ее равен нулю. Виртуализация, развопло щенность человека в Сети вызывают сомнения в способности взрослого к конструированию пространства и времени. Растворение границ идентич ности прежнего рационального субъекта приводит к тому, что сам субъект понимается в более широком смысле, не как единичный самотождествен ный субстрат, а как размытый, неопределенный, неравновесный комплекс свойств, «надперсональная личность», характеристики которой приписы ваются проекту, фирме, компании, электронному офису, системе управле ния. И, наоборот, параметры, атрибуты деятельности систем, внечеловече ских образований распространяются на антропологические практики. Не которые исследователи видят в этом позитивную особенность глобальной сетевой экономики, ее основу (А. П. Назаретян), другие относятся к дан ному феномену нейтрально (В. А. Зуев, Л. А. Мясникова), третьи воспри нимают его как угрозу антропологической составляющей бытия (В. А. Ку тырев). Многие авторы в тех или иных формах отмечают в качестве клю чевой черты специфически человеческого существования его принципи альную неопределенность и неопределяемость.

Парадоксы информационных технологий – это не только колоссаль ное увеличение объема индивидуальных информационных ресурсов, но и разрушение их феноменом акритичности, арефлексивности современного взрослого. Манипулирование сознанием с помощью Интернета разрушает бытийную основу взрослого – человека, «знающего как». Свобода исполь зования информационных технологий оборачивается прекращением дейст вительной свободы информации. Дискредитируются свобода выбора, ли беральные ценности. Речь идет о хаотизации связей, расшатанности иерар хии, банализации и примитивизации языка, о том, что аксиосфера совре менного взрослого – пестрая ярмарка, где во множестве рождаются при чудливые гибридные языки и практики. Ставится проблема распада, унич тожения субъектности человека. Отсюда вывод ряда исследователей: на растает инфантилизация («поттеризация») общества, забвение взрослости под влиянием массовой культуры и происходит утрата реального сущест вования, виртуализация взрослости, распад онтологии взрослого. По на шему мнению, речь идет не о разрушении онтологии взрослого человека, а об ее изменении, трансформации.

Во втором параграфе «Динамика взрослости в современном обще стве» утверждается, что в современном обществе конвергенция всех про цессов в сети приводит к тому, что человеческие технологии, практики, процессы и траектории деятельности становятся буквально неразличимы ми, слитыми, complexity – «сложностностными». Следует признать, что существует самоорганизация взрослости на разных онтологических уров нях, которая реализуется не только как обычное функционирование и вос производство взрослости, но и как особые способы самоорганизации взрослого, заданные онтологией информации и сети. При этом взрослый будет обладать все более возрастающей неравновесной сложностью собст венных параметров (свойств, способностей). Неравновесная сложность свойств, иррациональность экономического поведения взрослых сегодня осмысляется как привходящий или дополнительный момент устойчивости / неустойчивости экономики. Попытки осмыслить неравновесность онто логии современного взрослого реализуются в экономических теориях ра ционального выбора (А. Смит), институциональной экономики (Д. Норт), минимизации властных издержек (Д. Бьюкенен), условной гетероскеда стичности (Р. Энгл и К. Гренджер). Р. Энгл и К. Гренджер, исследуя неста бильность (instability) экономического поведения современных взрослых людей, пришли к выводу, что нестабильная, неопределенная, неравновес ная система связей и отношений взрослого не может быть представлена как набор случайных ошибок.

Выстраивая онтологию взрослого в современном обществе, мы опи рались на разработанную нами концепцию, которая предполагает последо вательный анализ модусов и экстазисов. В сетевом производстве новая среда, создавая условия для актуализации взрослости в нескольких реаль ностях одновременно, в том числе, реальности возможного, оказывает воз действие на прежнюю модель онтологии рационального взрослого. По мнению Д. Норта, Г. Эггертсона, Р. Энгла и К. Гренджера, профессиональ ное знание, жесткое участие в иерархии делают рационального взрослого индустриального общества в непрерывно трансформирующемся обществе неконкурентоспособным. Хотя в период Модерна профессиональное обра зование выступало как фактор роста конкурентоспособности взрослого, в информационном обществе происходит физическая децентрализация кор поративных структур, возрастает число виртуальных компаний. В услови ях концентрации на профильных видах деятельности и уменьшения дивер сификации лишается смысла владение разными видами деятельности (спе циалисты широкого профиля). Смысл конкурентоспособности современ ного взрослого заключен, прежде всего, в умении создавать информацию и инновацию.

Исследователи описывают несколько моделей возможной трансфор мации онтологии взрослого человека в информационном обществе. В ка честве ближайшего будущего описывается онтологическая модель взрос лого, где виртуальное пространство и вневременное время рождает воз можность сиюминутной трансформации взрослого в любые системы цен ностей (Б. Гейтс). Возникает возможность формирования в реальном мас штабе любых конфигураций отношений, связей, уровней онтологии. Свя зи, возникающие между элементами онтологии пострационального взрос лого не «многоуровневые», а многомерно-сетевые, MLM (multilevel) структурированные. Можно предположить, что сеть инициирует транс формацию всей структуры онтологии в горизонтальном ракурсе. Фактиче ски при этом происходит стабилизация конкретной конфигурации лично стных отношений в режиме on-line (MLM-персонализация). Стабилизи рующаяся на некоторое время личность пользователя фундируется процес сом персонализации поведения его в сети, что достигается увеличиваю щейся интерактивностью. Образовательная идентичность в сети базирует ся на персонализации поведения взрослого за счет преимущественного ис пользования практик интерсубъективности. Но эта онлайновая интерсубъ ективная активность пользователя сети только внешне напоминает интер субъективность Гадамера и диалог М. Бахтина. Разделяется время и про странство взаимодействия, объект взаимодействия существует не физиче ски, а виртуально. С другой стороны, сетевое окружение взрослого много уровнево. Следовательно, интеллектуализация виртуального общения – это не только следствие определенного уровня образовательной идентич ности пользователя, но и результат, возникающий при интерактивном ис пользовании web-практик.

По нашему мнению, в условиях постоянной генеричности топоса в сетевом пространстве происходит размывание жестких иерархических свя зей между элементами онтологии взрослого, что приводит к трансформа ции онтологии сразу в нескольких направлениях на всех уровнях одновре менно. Одновременность не означает каузальность и линейную однона правленную зависимость одних процессов от других. Происходит смена акцентов в организации модусов в глубинном уровне онтологии взросло сти. Смена акцентов в размещении модусов предполагает насыщение всех сфер деятельности взрослого интеллектуальными параметрами, идентифи цирующимися с образовательной идентичностью. Данный процесс – не только результат трансформации образования, которое в современном об ществе становится основным способом бытия взрослого, но и смещения взаимовлияния модусов относительно друг друга. Расширение масштабов функционирования сетевой онтологии взрослого сопровождается развити ем горизонтальных связей взрослого в социуме, что выражено в сложност ном, воронкообразном, одновременном расширении горизонтального уровня онтологии. Отношения между способами бытия в горизонте быто вания сложны и многовекторны. Каждый модус, институционализируясь, предстает для взрослого как среда обитания, как культурный контекст. Ак туализация отдельного взрослого в любом из модусов совершается не ли нейно направленно, но имеет сложную геометрию: спираль в марксизме, диагональ у М. Фуко, условную гетероскедастичность у Р. Энгла-К.

Гренджера, гиполептический горизонт у М. Хальбвакса и Я. Ассмана. При этом сложная многофактурность контекста (действительности) соотносит ся не только с непосредственно данным смыслом в данном способе бытия, но и опосредованно с многочисленными контекстами других способов бы тия в пространстве струн и потоков.

Во-первых, под влиянием глобальной информатизации происходит стихийная трансформация онтологии взрослого человека. Случайное со единение элементов онтологии, стохастическая репликация модусов в мо дусной матрице приводят к внутренней противоречивости и соединению в случайном наборе элементов разных культурно-исторических типов взрос лого. Неизбежен разрыв связей, внутренняя нестабильность возникшей модели, что описывается понятиями «культурная травма», «лабильная идентичность». Первое направление трансформации онтологии взрослого в современности является доминирующим предметом исследования со циологов. Стихийная трансформация онтологии приводит к воспроизвод ству взрослости двух типов. Первый тип можно обозначить как агрессив но-конфликтный. Он характеризуется потерей культурной идентичности, «лабильной идентичностью», отсутствием образовательной идентичности, стихийным набором социальных и образовательных практик прежних культурно-исторических типов. Второй - как перверсивный криминоген ный тип. Для взрослого этого типа характерно сознательное формирование и использование перверсивных социальных практик.

Во-вторых, происходит направленная трансформация онтологии, це ленаправленная репликация модусов, выстраивание отношений, связей – выращивание «новой» взрослости с помощью образования. Зависимость трансформирующейся среды от способов бытия взрослого определяется тем, что институционализированные модусы обозначают социетальный тип общества. Взрослый строит себя в среде и адаптирует среду под себя.

Фундирующим основанием здесь выступает опора на самоорганизацию среды. Направленная трансформация онтологии в сетевом обществе опи сывается в моделях Б. Гейтса, Р. Патнэма, М. Эпштейна, Л. А. Мяснико вой. Она предполагает целенаправленное строительство социальных и об разовательных практик современного взрослого – пользователя сети.

В третьем параграфе «Образование как основной способ бытия взрослого человека в современном мире» на основании анализа измене ний, происходящих во всех способах бытия взрослого, делается вывод, что стремление актуализировать себя только в одном модусе: сексуальности, труде или образовании, понимаемом как познание Абсолюта, – рождает феномен одномерности, незрелости взрослого. Вместе с тем, образование выступает не только одним из способов бытия взрослого, но и специфиче ским способом преобразования природных задатков и возможностей (Га дамер), т.е. механизмом преобразования собственной онтологии. Данная идея только становится предметом философских исследований.

Образование как модус онтологии взрослого человека исследовался во многих работах философов различных эпох, направлений и школ. В классической философии была высказана идея о том, что образование яв ляется способом преобразования взрослого человека в его имманентном бытийном стремлении к Абсолюту. В неклассической философии образо вание стало рассматриваться как фундирующее основание понимания, в ракурсе переинтерпретации смыслов, либо как изменение способов ком муникации с собой и другими.

Сегодня образовательные возможности, открывающиеся перед со временным взрослым, рассматриваются как расширение содержательных аспектов образования взрослого, от классического совершенствования или преобразования ума до любых форм неявного образования. Образование выступает способом формирования и трансформации всех имеющихся у взрослого действительных и виртуальных способов бытия. Если образова ние как путь изменения действительных способов бытия исследуется дос таточно давно, то образование для расширения индивидуальных и коллек тивных возможностей взрослого (maturation) в виртуальной реальности становится сегодня остро востребованным и актуальным.

Информационное общество меняет место и роль образования взрос лых в анализе системообразующих факторов развития экономики. По сло вам М. Кастельса, «информационное общество – это общество высокооб разованных взрослых». Открытие доступа к информации возможно именно как открытый доступ к образованию. Информационные сети связывают людей, имеющих приблизительно один уровень образования, один способ видения мира. Если исходить из реалий современного информационного сообщества, то сетевая теория открывает новые перспективы относительно того, как возможно развитие системы образования взрослых. Онтология информации играет определяющую роль в осмыслении онтологического статуса образования современного взрослого (феномены «открытых уни верситетов», дистанционное образование, «образование для всех»). В ин формационном обществе система образования взрослых предстает как сеть действователей, обладающих многообразием образовательных практик.

При этом реально не имеет значения, находятся ли эти действователи в пределах одной аудитории, или они размещены в сети Интернета.

Следовательно, роль образования в информационную эпоху возрас тает не потому, что растет объем используемой человеком информации, а потому, что образование становится единственным средством, обеспечи вающим: открытость доступа в любую сферу человеческой жизнедеятель ности и миграцию в любой слой иерархической социальной структуры;

возможность избежать криминализации и маргинализации общества;

со кращение возможностей для появления перверсивных механизмов в эко номике, объема и спектра неправовых социальных практик.

Онтология взрослого в современную эпоху обладает следующими параметрами:

1) нелинейностью, которая в свою очередь может быть понята как: а) неоднозначность, стохастичность действий, неполная или «мягкая» детер минированность поведения взрослого;

б) диспропорциональность причины и следствия жизнедеятельности взрослого. Культурно-исторический тип взрослого обладает одновременно устойчивостью, несмотря на существен ные модификации эпохи, и зависимостью от слабых воздействий (влияние отдельных выдающихся личностей на исторические способы означивания взрослости);

в) способность взрослого к самодействию, саморазвитию, ко торые проявляются в существовании положительной и отрицательной об ратной связи взрослого и среды. Положительная обратная связь в этом случае предстает как регулируемая хаотизация порядка связей и отноше ний, а отрицательная обратная связь как компенсация влияния среды через действие взрослого в противоположном направлении;

2) самоорганизацией. Самоорганизация взрослого человека осущест вляется в процессах динамики и воспроизводства, когда ключевой вектор взаимодействия человека со средой, с Другим, с собой определяется собст венной природой взрослости, а не условиями бытования человека в соот ветствующей среде. Воздействие внешних факторов преимущественно второстепенно;

3) генерационностью. Генерационность процессов и состояний взрослого (генеричность его топоса) проявляется в естественном измене нии взрослого человека под влиянием возраста. Коэволюционые механиз мы обеспечивают связь взрослого с другими взрослыми в пространстве времени (практики интерсубъективности), а когерентные – согласование временных параметров внутри самой системы (практики субъективации);

4) гомологичностью взрослых в любые эпохи и в рамках современ ной эпохи, которая задана общностью происхождения и родовых призна ков. Гомологичность актуализируется в границах определенной формы – культурно-историческом типе взрослого. Таким образом, взрослость явля ется мерой сверхсложных человекоразмерных самоорганизующихся сис тем. Она привлекает во все сферы общества неповторимый универсумный дух.

В заключении подводятся основные итоги исследования, делаются основные выводы и определяются некоторые возможные направления дальнейшего анализа бытия взрослого в мире.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Горизонты теоретической концептуализации понятия «взрос лый» в философии взрослости // Вестник УПИ. 2005. № 18. С. 94-99.

2. Проблемы образования взрослых в информационном обществе // Вестник УПИ. 2004. № 16. С. 90-96.

3. Образование взрослых в современном мире // Вестник высшей школы. Alma mater.2005. № 12.

4. Человек взрослый: философия образования. – Нижний Тагил:

изд-во УГТУ-УПИ, 2004. – 7 п.л.

5. Человек взрослый: философско-антропологический анализ. – Нижний Тагил: изд-во УГТУ-УПИ, 2005. – 8 п.л.

6. Классическая, неклассическая и постнеклассическая парадиг мы в философии образования взрослых // Дополнительное профессиональ ное образование педагога: опыт и тенденции развития. – Екатеринбург, 1998, с. 50-56. – 0,3 п.л.

7. Метод проектов в педагогическом колледже // Проблемы про фессионального самоопределения студентов педагогического колледжа:

Сб. ст. – Н. Тагил, 1999. С. 36-45. – 0, 5 п.л.

8. Взрослость в мире культуры // Человек в мире культуры: Сб.

ст., вып. № 3, УрГПУ. – Екатеринбург, 2003. С. 62-70. – 0,4 п.л.

9. Культура информационного общества и образование взрослых // Человек в мире культуры: сб., вып. № 4, УрГПУ. – Екатеринбург, 2004. – 0, 6 п.л.

10. Методы изучения ценностных ориентация преподавателей и студентов вуза // Профессиональное образование в России: Межвузовский сборник РГППУ. – Екатеринбург, 2004. – 0,7 п.л.

11. Использование метода проектов при изучении курса «Культу рология» // Человек в мире культуры: сб., вып. № 5, УрГПУ. – Екатерин бург, 2005. – 0, 4 п.л.

12. Метод проектов в процессе преподавания юридических дисци плин // Экономика и право в современной России: межвузовский сборник. – Екатеринбург, 2005. С. 52-57. – 0, 4 п.л.

13. Рецепции Канта в современной философии образования // Кант и современная философия: Сб. ст. и докладов Международной конферен ции, Днепропетровск, 2004. – 0, 8 п.л.

14. Взрослость как онтологическая основа конкурентоспособного человеческого капитала в информационном обществе // Человеческий ка питал в современном обществе: Материалы Международной НПК. – Челя бинск, 2005. – 0,6 п.л.

15. Образование взрослых как открытая социокультурная система // Открытое образование. Бизнес и образование: доклады российско-амери канской конференции. – Екатеринбург, 1997. С. 41-44. – 0,2 п.л.

16. Взрослость как проблема философского дискурса (в соавторст ве) // ХХI век: будущее России в философском измерении: Материалы Второго Российского философского конгресса. – Екатеринбург, 1999, с.

154-156. – 0,1 п.л.

17. Универсальное и полимодальное в онтологии взрослости // Там же, с. 156. – 0.1.п.л.

18. Взрослость как темпоральный феномен // Бренное и вечное:

Материалы Всероссийской конференции. – Новгород, 2003. С. 58-65. – 0, п.л.

19. Многообразие образовательных практик взрослого // Гумани тарное образование в информационном обществе: Материалы Всероссий ской конференции. – Екатеринбург, 2003. – 0,4 п.л.

20. Негосударственное образование взрослых: гуманистический выбор // Состояние и проблемы негосударственного образования в России:

Материалы Всероссийской конференции. – Екатеринбург, 2002. С. 28-34. – 0,3 п.л.

21. Типы стратегий негосударственных высших учебных заведе ний на рынке образовательных услуг (в соавторстве) // Негосударственное образование в России: Материалы Всероссийской конференции. – Омск, 2003. С. 120-122. – 0, 1 п.л.

22. Философские основания развития системы повышения квали фикации кадров в информационную эпоху // Система повышения кадров в современной России: Материалы Всероссийской НПК. – Челябинск, 2003.

Т. 5. С. 5-7. – 0, 1 п.л.

23. Рефлексивные модели обучения взрослых // Социально гуманитарные проблемы реформирования России: Материалы рес публиканской НПК. Челябинск. 1996. С. 38-41. – 0,2 п.л.

24. Философские основания развития системы высшего образова ния // Наука и производство: опыт и перспективы развития: Материалы НТПК. - Н. Тагил, 2004. С. 76-83. – 0, 3 п.л.

25. Взрослый человек в информационном обществе: мифы «смер ти» или трансформации // Бренное и вечное: Материалы Всероссийской конференции. – Новгород, 2004. С. 32-37. – 0,3 п.л.

26. Философия права в эпоху постмодернизма // Проблемы рефор мирования юриспруденции в России: Материалы Всероссийской конфе ренции. – Киров, 2003. С. 3-16. – 0,8 п.л.

27. Гендерные различия и право // Там же. С. 56-80. – 1 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.