WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ИВАНОВА Ольга Яковлевна ЛИНГВОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КАТЕГОРИИ ЛОКАТИВНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКОВ) 10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ставрополь - 2004 1

Работа выполнена на кафедре общего и славянорусского языкознания Ставропольского государственного университета

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Грязнова Виолетта Михайловна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Серебрякова Светлана Васильевна кандидат филологических наук, доцент Рубцов Николай Григорьевич

Ведущая организация: Пятигорский государственный лингвистический университет

Защита состоится 13 января 2005 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.256.02 по присуждению ученой степени доктора наук в Ставропольском государственном университете по адресу:

355000 Ставрополь, ул. Пушкина, д.1, корп. А, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан 11 декабря 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Черная Татьяна Карповна.

Общая характеристика работы

.

С древних времён человечество осознаёт себя в пространственно временном континууме, понятие которого имеет глубокие основания и в языке. Язык как одно из важнейших явлений цивилизации пронизан пространственными координатами и наполнен лексикой с пространственным значением. Особенно важно заметить, что появление локативов относится к самым ранним этапам развития языка, поскольку пространственные характеристики (к ним составители «Философской энциклопедии» относят места объектов («точки» пространства), расстояния между местами, углы между различными направлениями, в которых располагаются объекты) лежали в основе представлений о мире древнего человека и были жизненно важной информацией (недаром развивались такие области знания, как геометрия, астрономия, география и др.). Как справедливо замечает Ю. С. Степанов, концепт «пространство», наравне с концептом «время», конституирующий константу «Мир», является понятием большой степени общности и абстракции. Эти базовые понятия науки, философии и культуры, связанные с разного рода ассоциациями и сложным взаимодействием с другими концептами, являются функционально значимыми и в лингвистическом плане.

«Семантическое сближение концептов пространства и времени в языке является довольно распространенным явлением. Их тесное взаимодействие закреплено и мифопоэтическими традициями, в которых идея единства пространства и времени соотносится с образом круга, символа целостности и гармонической завершённости»1. В нашем исследовании они представлены в терминах концептов, образующих отдельные самостоятельные лексико семантические поля. Лексическое поле локальности многомерно, объемно.

Его организуют упорядоченные классы, лексические парадигмы разного типа, структурирующие семантическое поле по вертикали и по горизонтали.

Ядро лексического поля (его семантическую доминанту) образует лексическая единица, выражающая общее инвариантное значение, — многозначное слово «место».

Реальное пространство как форма существования материи едино, но средства его презентации в разных языках отличаются в концептуальном аспекте, т.е. локативы могут выступать материалом для выявления языковой картины мира. Говоря о языковой картине мира, лингвисты чаще всего подразумевают лексический уровень, точнее, процесс номинации, который включает и словообразование (Ю. Д. Апресян, 1995). Изучение презентации в языковой картине мира лексики с пространственным значением в аспекте словообразования является недостаточно изученным. Так, существуют отдельные работы, посвященные изучению разных свойств и аспектов локативов - например, в польском языке (Н. А. Янко-Триницкая, 1989), Топоров Т.В. Семантическая структура древнегерманской модели мира. — М., 1994.

описанию концепта «пространство» в фольклорном и индивидуально авторском текстах (Т. С. Соколова, 1990), концепта «путь-дорога» в русском языке и в текстах русской литературы (Н. Д. Арутюнова, 1999), взаимосвязи когнитивных структур пространства и времени в естественном языке (А. В. Кравченко, 1989), лексико-семантического поля локальности (З. Г. Киферова, 1990), общей характеристике языковых средств обозначения пространственных значений как на уровне слова, так и на уровне структуры предложения (В. Г. Гак).

Кроме того, словообразовательная категория как одна из комплексных единиц словообразования является не изученной в современном языкознании;

не исследованы как теоретические аспекты этого вопроса, так и набор словообразовательных категорий в конкретных этнических языках.

Существуют следующие работы: докторская диссертация В. М. Грязновой, посвященная изучению словообразовательной категории наименований лиц в русском литературном языке XIX-XXвв., кандидатская диссертация её ученицы Т. Г. Борисовой, посвященная изучению словообразовательной категории вещественных имен существительных с мутационным словообразовательным значением в современном русском языке.

Актуальность темы исследования, таким образом, связана как с необходимостью систематизации и квалификации параметров и свойств такого многомерного понятия, как «словообразовательная категория локативности» в русском и английском языках, так и с возможностью вовлечения этого понятия в сферу социокультурной репрезентации.

Актуальность темы естественным образом предполагает и научную новизну исследования, которая состоит, во-первых, в анализе разноязыкового фактического материала, сгруппированного на основе общности его категориальных словообразовательных свойств;

во-вторых, в классификации и квалификации этого материала в соответствии с его структурно-семантическими и лингвокультурологическими признаками;

в третьих, в выявлении универсального фонда формул словообразовательных моделей, типов, категорий, объективирующих лексико-семантическое поле локативности.

Цель работы - исследование словообразовательной категории локативности с учетом выяснения её универсальных, специфических и лингвистических признаков в русской и английской деривационных системах.

Достижение данной цели требует от нас постановки и решения научно исследовательских задач такого рода:

-установление лексико-тематических и лексико-семантических групп локативов-субстантивов, репрезентирующих словообразовательную категорию локативов;

- выделение и описание способов словообразовательной объективизации локативной семантики на материале субстантивов;

-анализ частных словообразовательных подкатегорий, организующих словообразовательную категорию локативности;

- представление типовых семантических дефиниций, определяющих сущностные понятийные признаки структурных составляющих словообразовательной категории локативности;

-выявление универсальных и специфических когнитивных характеристик словообразовательной категоризации локативов-субстантивов в лексико-семантическом поле локативности русского и английского языков.

Объект исследования - однословные мотивированные имена существительные русского и английского языков с семантикой локативности в их прямых значениях.

Предмет исследования - универсальные и специфические семантические, структурные и когнитивные характеристики субстантивов со значением локативности, рассматриваемых в рамках такой комплексной единицы словообразования, как словообразовательная категория.

Материалом исследования являются извлеченные на основе сплошной выборки отсубстантивные, отадъективные, девербативные однословные субстантивы-локативы с семантикой «пространство», «территория», «сооружения». Произведена полная выборка имен существительных с локативным значением в следующих словарях и справочных изданиях второй половины XX столетия: 1). Словарь современного русского литературного языка. - АН СССР. Ин-т русского языка. - М. - Л., 1948 - 1965.-Т. 1 - 17;

2). Словарь русского языка. В 4 т. / Гл. ред. А.П.Евгеньева.

2 -е изд., испр. и доп. - АН СССР. Ин-т русского языка. - М.,1981-1984. - Т.

1-4;

3). Словарь русского языка / Под ред.С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой. - М., 1994;

4). Словарь иностранных слов / Под ред. А. Г.

Спиркина, И. А. Акчурина, Р. С. Карпинской. - М., 1979;

5). Советский энциклопедический словарь. - М., 1992;

6). Оксфордский русско-английский словарь. - Симферополь: «Реноме», 2001;

7). The Oxford Russian Dictionary / edited by Paul Falla. - Moscow, 1999;

8). Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English / edited by A. S. Hornby. - Oxford University Press;

9). Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English / edited by A. S. Hornby. - Ставрополь, 1992. т 1 - 3;

10). Англо-русский словарь / Под ред. В. К. Мюллера - М., 1992;

11). Большой англо-русский словарь.

В 2-х т./ Под общ. Рук. И.Р.Гальперина. - М.: «Советская Энциклопедия», 1972. Также привлекались идеографические словари: 1). Roger’s Thesaurus, 1986;

2). Лексическая основа русского языка: Комплексный учебный словарь / Под ред. В. В. Морковкина. - М.: Рус. яз., 1984. Объем выборки составил 2.500 единиц.

Методы исследования.

В данной работе в качестве основных методов исследования используются: описательный метод, предполагающий сравнение и анализ языковых явлений в рамках словообразовательной категории локативности;

типологический метод, позволяющий квалифицировать тематические словообразовательные группы;

метод компонентного анализа в специфическом словообразовательном преломлении;

количественный метод.

Теоретической основой исследования послужили исследования по теоретическим вопросам значения лексико-семантического поля Ю.Д. Апресяна, Л. М. Васильева, Ю. Н. Караулова, Л. А. Новикова, А. А. Уфимцевой, Д. Н. Шмелева, Г. С. Щура и других, работы по вопросам словообразования Е. А. Земской, Г. О.Винокура, И. О. Улуханова, М. В. Панова, В. В. Виноградова, E. С. Кубряковой, М. Ю. Всеволодовой, М. Докулила, В. М. Грязновой, З. М. Волоцкой, М. З Котеловой, исследования по лингвокультурологии и когнитивной лингвистике Ю. С. Степанова, Б. Уорфа, Г. Федотова, А. Вежбицкой, А. А. Мельниковой, Н. И. Сукаленко, Дж. Лакоффа.

Теоретическая значимость работы заключается в разработке типологии субстантивов с локативным значением по данным словообразования в сфере соответствующего лексико-семантического поля, выявлении и описании универсальных характеристик словообразовательной категории локативности в русской и английской деривационных системах.

Практическая значимость работы.

Сформированные в диссертации положения могут использоваться в процессе вузовского преподавания таких разделов языкознания, как «Семасиология», «Словообразование», «Теория языка», «Теория перевода», в том числе, в процессе преподавания спецкурсов по словообразованию, когнитивной лингвистике, лингвокультурологии в высших учебных заведениях, в работе со студентами-дипломниками и аспирантами, в процессе повышения квалификации учителей средних школ.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В связи с тем что в любом конкретном языке наиболее самобытной, устойчивой, неподвластной инокультурным воздействиям является грамматика (в нашем случае такая её часть, как словообразование), то грамматика должна быть в фокусе исследовательских интересов, ориентированных на вычленение и систематизацию этнического мировидения того или иного народа.

2. В моделях, формах и средствах грамматики оформляется принятый на национальном уровне фонд формул (в нашем случае формул словообразовательных моделей, типов, подкатегорий и категорий), объективно фиксирующий этнический опыт и выполняющий аксиоматическую функцию.

3. Состав, структура словообразовательных категорий, выражаемые ими значения в разных этнических языках (русском и английском) могут подвергаться типологическому исследованию с целью выявления и описания универсального грамматического набора. Предпосылкой этому служит общность способов словообразования обоих языков, т.е. их типологическая близость.

4. Словообразовательная категория локативности в русском и английском языках формируется тремя словообразовательными подкатегориями: 1) словообразовательной подкатегорией «Пространство» со значением «территория, не имеющая определенных границ, которую можно окинуть взглядом, чаще не освоенная человеком, как земная, так и воздушная и водная»;

2) словообразовательной подкатегорией «Территория» со значением «ограниченная территория, имеющая определенные границы, являющиеся результатом какой-либо деятельности человека, преимущественно земная»;

3) словообразовательной подкатегорией «Сооружения (вместилища событий)» со значением «помещение, которое постоянно и/или сейчас характеризуется по процессуальному или результативному признаку, названному мотивирующим словом». В организации словообразовательной категории локативности и в русском, и в английском языках наблюдаются сходные прототипические эффекты:

«лучшими» представителями словообразовательных категорий являются названия земных пространств, как неограниченных, так и ограниченных (территориально и функционально).

5. Исходной словообразовательной подкатегорией для обоих языков является словообразовательная подкатегория со значением «Пространство», которая мотивирует остальные словообразовательные подкатегории по принципу фамильного сходства. В то же время данная словообразовательная подкатегория менее активно вербализуется средствами грамматики.

Наиболее актуальной для современного русского человека является словообразовательная подкатегория «Территория», а для англичанина – словообразовательная подкатегория «Сооружения (вместилища событий)».

Апробация работы.

Основные положения диссертации были изложены на 48 - 49 научно методических конференциях преподавателей и студентов «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2003, 2004), международной научно практической конференции «Русский язык на Северном Кавказе» (Пятигорск, 2002) и региональной научно-практической конференции «Русский язык и региональная языковая культура: история и современность» (Ставрополь, 2003). По теме исследования имеется 6 публикаций.

Структура диссертации отражает логику анализа исследуемого материала. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, списка словарей. Объем — 219 страниц машинописного текста.

Краткое содержание диссертации.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, её научная новизна, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, характеризуется научное состояние рассматриваемых проблем, конкретизируются основные посылки работы, мотивируется теоретическая и практическая значимость результатов диссертации, даётся справка о её апробации.

Первая глава «Общая характеристика локативов как предмета исследования и терминологии работы» состоит из двух параграфов:

1. «Словообразовательная категория как объект лингвистического описания»;

2. «Лексико-семантическое поле в соотношении со словообразовательной категорией локативности». В данной главе анализируются позиции отечественных и зарубежных лингвистов по проблемам сущности и содержания понятий: категория, языковая категория, словообразовательная категория, словообразовательная подкатегория, словообразовательный тип, морфонологическая модель, словообразовательная система, словообразовательное значение, мотивированность, словообразовательный тип, словообразовательная регулярность, продуктивность, способ словообразования, лексико семантическое поле, лексико-семантические группы, лексико тематические группы, ядерная зона лексико-семантического поля локативности.

Термин «словообразовательная категория» (СК) появился в середине XX века в связи с началом разработки теории русского словообразования.

Впервые им пользуется, хотя и неоднозначно, В.В. Виноградов (1952). В 60-х годах XXв. словообразовательные категории рассматриваются рядом ученых на материале древнерусского языка и квалифицируются как категории отвлеченного действия, субъекта действия, объекта (результата) действия, места действия и понимаются как совокупности словообразовательных типов (СТ), имеющих одно и то же словообразовательное значение (Ю. С. Азарх, 1984). Параллельно термин «словообразовательная категория» был использован М. Докулилом в начале 60-х годов ХХ века (М. Докулил, 1962). До сих пор в литературе вопроса нет единого понимания сущности этого понятия.

В 80-х-90-х гг. XX века проблематика словообразовательной категории разрабатывается в трудах В.М. Грязновой. На материале словообразовательной категории лица автор исследовала когнитивные, структурно-семантические характеристики словообразовательной категории лица, выявила существенные статусные, функциональные, структурные и антропоцентрические параметры данной словообразовательной категории и её взаимодействие с иными категориями.

Вслед за В.М. Грязновой словообразовательную категорию мы представляем как совокупность мотивированных слов разных способов и типов словообразования, разных по частеречной принадлежности мотивирующего слова, которые содержат общий словообразовательный компонент, выраженный в форманте. В пределах словообразовательной категории наблюдается чередование как словообразовательных формантов, так и частеречной принадлежности мотивирующих слов. Мотивированные наименования, входящие в словообразовательную категорию, могут различаться типами своих семантических соотношений с мотивирующими словами. В данной работе исследуется словообразовательная категория локативных имен, в которую при изложенном понимании СК и указанном ограничении материала (в качестве мотивированных рассматриваются имена существительные) входят, например, такие слова, как прядильня- фабрика, изготовляющая пряжу;

черничник- место, поросшее черникой;

Поволжье- местность вдоль Волги;

булочная- помещение, где продают хлеб;

каменоломня- место, где добывают камень и др.

В зависимости от вида типичного семантического компонента, который может осложнять общий семантический компонент «локативность», выделяются словообразовательные подкатегории, объединяемые частным словообразовательным значением. В зависимости от частеречной принадлежности мотивирующего слова и типа форманта внутри той или иной словообразовательной подкатегории выделяются деривационные классы, объединяемые тождеством частеречной принадлежности мотивирующего слова, типа форманта и частным словообразовательным значением. Внутри деривационного класса выделяется словообразовательный тип, который определяется с учётом внешних (формальных) и внутренних (семантических) признаков мотивированных слов.

Общую часть словообразовательной семантики локативных существительных составляют следующие интегральные семы: родовая сема «локативность», категориальная словообразовательная сема «презентность или перфектность». Интегральные семы служат для объединения изучаемых языковых единиц. Сема «локативность» является наиболее обобщенной среди интегральных сем. Если сема «презентность и/или перфектность» присуща только мотивированным наименованиям с локативным значением, то сема «локативность» характерна для всего поля локативности, независимо от мотивированности/немотивированности существительных, её составляющих. По своей функции сема «локативность» и сема «презентность и / или перфектность» одинаковы (это интегральные семы), а по рангу сема «локативность» рассматривается нами как сема более высокого уровня обобщения. Определяем сему «локативность» как классему, а сему «презентность и/или перфектность» как архисему.

В нашем материале мы произвели объединение индивидуализирующих компонентов на основании смысловой близости и выделили следующие дифференциальные компоненты более обобщенного характера:

«пространство», «ограниченное пространство» («территория»), «сооружения как событийно ограниченное пространство» («вместилища событий»).

Выделенные дифференциальные компоненты мы определяем как квалификационные, дающие локативности общественно значимую квалификационную характеристику. Квалификационные дифференциальные семы репрезентируют ту или иную разновидность общего словообразовательного значения локативности, представляют собой то или иное частное словообразовательное значение локативности. Необходимо отметить, что квалификационный дифференциальный компонент выделяется на тематическом основании и является тематическим. Он может содержаться в словообразовательной семантике личного имени, одновременно в лексической и словообразовательной семантике.

Таким образом, наличие или отсутствие, а также семантизация одной из квалификационных дифференциальных словообразовательных сем служит основанием для разграничения единой словообразовательной категории локативности на словообразовательные подкатегории. В соответствии с этим в русском и английском литературных языках конца XX начала - XXI вв.

выделяются следующие словообразовательные подкатегории:

1.Словообразовательная подкатегория (СПК) локативных имен существительных с дифференциальным компонентом «неограниченное пространство»;

2. Словообразовательная подкатегория (СПК) локативных имен с дифференциальным компонентом «ограниченное пространство (территория)»;

3. Словообразовательная подкатегория (СПК) локативных имен с дифференциальным компонентом «территория (сооружение) - артефакт, вмещающая какое-либо событие».

В дальнейшем данные СПК называются кратко: СПК со значением «пространство», СПК со значением «территория», СПК со значением «сооружения (вместилища событий)».

Каждая СПК в зависимости от части речи мотивирующего слова и типа форманта может включать в свой состав различные деривационные классы.

В работе исследуется содержание и организация словообразовательной семантики мотивированных наименований различных словообразовательных подкатегорий, формирующих словообразовательную категорию локативности: их специфика, черты сходства и различия. Состав, организация, содержание словообразовательной категории локативности сопоставляется с составом, организацией и содержанием лексико семантического поля локативности. На основе идеографических и семантических словарей нами выделены функциональные сферы ядерной зоны лексико-семантического поля локативности, в которых произведена дальнейшая дифференциация по тематическому и лексико-семантическому признаку.

Во второй главе «Категория локативности в русской деривационной системе (описательный аспект анализа)» описывается словообразовательная категория локативности в русском языке. На основе данных картотеки автор приходит к выводу, что в данную словообразовательную категорию входят все три основные подкатегории локативов – со значением «пространство», «территория» и «сооружения вместилища событий». Каждая словообразовательная подкатегория дифференцируется на деривационные классы в зависимости от типа форманта и принадлежности к той или иной части речи мотивирующего слова.

В частном деривационном классе (ДК) происходит дальнейшая дифференциация в зависимости от:

а) конкретного отношения между мотивирующим словом и формантом (в результате выявляются частные словообразовательные значения).

Например, в рамках СПК «Сооружения как вместилища событий» в деривационном классе V +^ в зависимости от вида отношения между мотивирующим словом и формантом выделяются дериваты со значением «Жилище человека», «Жилище животных», «Учреждения по виду общественной деятельности, которая в них совершается»;

б) конкретного форманта в рамках данного способа словообразования.

Так, в рамках СПК «Сооружения как вместилища событий» в ДК V + ^, выделяются следующие словообразовательные модели: V + -тель;

V + -тор;

V + -л(о);

V + -ок и т.п.

Для удобства и компактного изложения материала в данной главе деривационные классы описываются первоначально в рамках способов словообразования, а затем объединяются по дифференциальному семантическому признаку «Пространство»// «Территория» // «Сооружения».

Словообразовательная подкатегория со значением «Пространство» представлена двумя разрядами, выделенными по типу словообразовательного форманта: 1)локативами, входящими в суффиксальный способ словообразования. Сюда входят четыре деривационных класса: а) один V + ^ (просека очищенная от деревьев полоса в лесу, служащая границей участка, дорогой), б) три S + ^ (брусничник - место, поросшее брусникой, коноплище - участок, засеянный коноплёй, низина - низменное место);

в) один Adj + ^ (ширь - обширное пространство);

2) локативами, входящими в префиксально-суффиксальный способ образования. Сюда входят 12 деривационных классов модели ¬ + S + ^ : взгорбок- небольшой хребет, заболотье- местность за болотом, межгорье -территория, расположенная между двумя горами, перелесье участок молодого леса между большими лесными массивами и т. д.

Всего в объективации такой функциональной сферы локативности, как «Пространство», в русском языке участвуют 16 словообразовательных моделей различной степени продуктивности, входящих в суффиксальный или префиксально- суффиксальный способ словообразования. В данной СПК отсутствуют локативы, относящиеся а) к префиксальному способу, б) к способу сложения, в) к субстантивации.

Наиболее частотной мотивирующей базой в процессе семантизации функциональной сферы «Пространство» является субстантивная база, из словообразовательных моделей она представлена в 14 словообразовательных моделях.

Центр СПК со значением «пространство» составляет разряд локативов, входящих в префиксально-суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом ¬+S+^: за- + Ѕ + -j-: загорье;

пере- +Ѕ +-ок: перелесок;

по- +Ѕ+ -j-: побережье;

под- + Ѕ + -j-:

подстепье;

пред - + Ѕ + -j-: предгорье;

при- + Ѕ + -j-: приморье.

К нему примыкает разряд локативов, входящих в суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом S + ^ (S + -ник: калинник, S + -ищ (е): картофелище, S + -ин (а):

ложбина).

Сопоставление тематических и лексико-тематических классов функциональной сферы «Пространство» с деривационными классами СПК «Пространство» показывает, что средствами словообразовательных моделей объективируется только часть семантики указанной функциональной сферы поля локативности, а именно: преобладает категоризация средствами словообразования такой лексико- тематической группы, как «Участки земной поверхности», в её частных группах (по мере убывания): а) «рельеф местности» (все 12 моделей типа ¬ + Adj + ^, одна модель типа S + ^:-ин-), б)«участки растительности» (две модели типа S + ^:

-ник, -ище), в) «общие обозначения» (V + ^: ).

Наиболее активным словообразовательным средством категоризации функциональной сферы «Пространство» поля локативности в русском языке является модель ¬+Ѕ+^ с частным словообразовательным значением «рельеф местности».

Словообразовательная подкатегория со значением «Территория» представлена четырьмя разрядами, выделенными по типу словообразовательного форманта:

1. Локативами, входящими в суффиксальный способ словообразования.

Сюда входят 17 деривационных классов:

а) восемь классов модели V+^ (зимовка-место или помещение, где зимуют, живут или останавливаются люди, вход - место для прохода внутрь чего либо, поселок - небольшой населенный пункт, расположенный недалеко от города или основного селения и т. п.;

б) шесть классов модели S + ^ (гадюшник - место, кишащее гадюками, нерестилище -место нереста рыбы, патриархия - церковная область, подчиненная патриарху, лимонарий – питомник, в котором выращиваются лимоны и т. п.);

в) три класса Adj + ^ (Оренбуржье, Полтавщина, Курилы).

2. Локативами, входящими в префиксально-суффиксальный способ словообразования. Сюда входят 14 деривационных классов:

а) 10 классов модели ¬ + S + ^ (Заволжье, Подунавье, Предкарпатье, Приэльбрусье и т. п.);

б) два класса модели ¬ + Adj + ^ (Заполярье, Приполярье);

в) два класса модели ¬ + V + ^ (окосье – нескошенные участки на скошенном лугу, проталина – место, где стаял снег, и открылась земля).

3. локативами, входящими в способ сложения. Сюда входят деривационных классов:

а) три деривационных класса модели Ѕ + -о- + Ѕ (лесотундра, полуостров, Волгоград);

б) два деривационных класса модели Adj + -о- + Ѕ (сейсмостанция, Белоозеро);

в) три деривационных класса модели связанный компонент + связанный опорный компонент (космодром, картотека, Казахстан);

г) один деривационный класс модели Ѕ + -о- + Ѕ + ^ (холмогорье, Волгокамье);

д) один деривационный класс модели Adj + -о- + Ѕ + ^ (Черногория, Криворожье).

4. Локативами, входящими в префиксальный способ. Сюда входят деривационных классов модели ¬ + Ѕ (Причернозёмье, Прикаспий, субтропики, подтропики, Замоскворечье, Предкавказ).

Всего в объективации такой функциональной сферы локативности, как «Территория», в русском языке участвуют 46 словообразовательных моделей различной степени продуктивности, входящих в суффиксальный, префиксально-суффиксальный, префиксальный, сложение основ и слов способов словообразования. В данной словообразовательной подкатегории отсутствуют локативы, относящиеся к способу субстантивации.

Наиболее частотной мотивирующей базой в процессе семантизации функциональной сферы «Территория» является субстантивная база, из словообразовательных моделей она представлена в 25 словообразовательных моделях.

Центр словообразовательной подкатегории со значением «Территория» составляет разряд локативов, входящих в префиксально-суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом ¬ + Ѕ + ^ (прежде всего продуктивные модели: за- +Ѕ + -j-: Забайкалье;

по- + Ѕ + -j: Поволжье;

пред- +Ѕ + -j-: Предкарпатье;

под- +Ѕ + -j-:

Подказанье;

при- +Ѕ+-j-: Приамурье). К нему примыкают два разряда локативов: а) входящих в суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом Ѕ+^ (Ѕ + -иj-: сатрапия, Ѕ + - ище:

логовище;

Ѕ + - арий: фазанарий;

Ѕ + - ище: пепелище);

б) входящих в префиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом ¬ + Ѕ (при- + Ѕ: Прикаспий;

суб- + Ѕ: субарктика;

под- + Ѕ: подтропики;

пред- + Ѕ: Предальпы).

Сопоставление тематических и лексико-тематических классов функциональной сферы «Территория» с деривационными классами СПК «Территория» показывает, что средствами словообразовательных моделей объективируется только часть семантики указанной функциональной сферы поля локативности;

преобладает категоризация средствами словообразования такой лексико-тематической группы, как «ограниченное пространство общего и природного характера» в её частной группе «ограниченное пространство, выделяемое по какому-либо внешнему признаку» (все моделей типа ¬ + Ѕ + ^;

все модели типа ¬ + Adj + ^;

все модели типа ¬ + V + ^;

все пять моделей типа ¬ + Ѕ;

одна модель типа Adj + ^;

четыре модели разных моделей сложения слов и основ). Также активно средствами словообразования заполняется лексико-тематическая группа «ограниченное пространство, представляющее продукты деятельности человека» в её частной группе «территории, являющиеся поселенческими, территориальными единицами» (пять СТ типа V + ^;

и один СТ типа Ѕ + ^;

два способа сложения).

Наиболее активным словообразовательным средством категоризации функциональной сферы «Территория» поля локативности в русском языке является модель ¬ + Ѕ + ^ с частным словообразовательным значением «ограниченное пространство, выделяемое по внешнему признаку».

Словообразовательная подкатегория со значением «Сооружения» представлена тремя разрядами, выделенными по типу словообразовательного форманта:

1) Локативами, входящими в суффиксальный способ словообразования.

Сюда входят 25 деривационных классов:

а) шестнадцать V + ^ (гранильня - гранильная мастерская, спальня - комната, предназначенная для сна, бойня - производственное предприятие по убою скота и первичной обработке туш, вытрезвитель-медицинский пункт для вытрезвления, зимовник-помещение для зимнего хранения ульев с пчёлами, отстойник-бассейн или резервуар, в котором, отстаиваясь, очищается жидкость, садок- помещение для содержания, разведения или откорма мелких животных и птицы, изолятор – особое помещение для больных или других лиц, нуждающихся в изоляции, замерзаловка-холодный зал кинотеатра, стойло - огороженное место в конюшне, хлеву, училище - учебное заведение, школа обычно какого-либо специального назначения, жилище- помещение для жилья: дом, квартира);

б) семь Ѕ + ^ (коровник - помещение, хлев для коров и быков, рудник – предприятие по добыче руды, свинарня -специальное здание для содержания свиней, сырня- предприятие, где изготавливают сыр, лекторий- помещение для чтения публичных лекций, кочегарка- место, где работают кочегары);

в) два Adj + ^ (светлица – небольшая светлая комната в верхней части дома, лечебница – лечебное заведение специального назначения).

2. Локативами, входящими в такой словообразовательный способ, как субстантивация. Среди них могут быть выделены три типа:

а) название помещения по совершаемому в нем действию: приемная – комната, в которой принимают или в которой посетители ждут приема;

б) название помещения по лицу, для которого оно предназначено:

учительская – помещение для учительского коллектива;

в) название помещения по характерному для них предмету: ванная - комната, в которой принимают ванну.

3. Локативами, входящими в способ сложения. Сюда входят деривационных классов:

а) S + -o- + S подчинительного характера (овощехранилище - помещение, склад для хранения овощей и корнеплодов);

б) Adj + -o- + S подчинительного характера (сейсмостанция – сейсмическая станция);

в) связанный компонент + - о- + S подчинительного характера (кинотеатр-помещение для публичной демонстрации кинофильмов);

г) связанный компонент + связанный опорный компонент (библиотека- помещение для хранения коллекций книг);

д) S + -o- + V + н(я) (пивоварня –пивоваренный завод).

Всего в объективации такой функциональной сферы локативности, как «Сооружения», в русском языке участвуют 33 модели различной степени продуктивности, входящие в такие способы словообразования, как суффиксальный, субстантивация, сложение основ и слов. В данной словообразовательной подкатегории отсутствуют локативы, относящиеся к префиксальному и префиксально-суффиксальному способу.

Наиболее частотной мотивирующей базой в процессе семантизации функциональной сферы «Сооружения» является девербативная база, из словообразовательных моделей она представлена в 17 моделях.

Центр словообразовательной подкатегории со значением «сооружения» составляет разряд локативов, входящих в суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом V + ^:

V + -льн (я ): спальня;

V + -льн (я): гранильня;

V + -ник: отстойник;

V + -ник: зимовник;

V + -ищ(е): училище;

V + -ищ(е): жилище;

V + нуль: загон;

V + тор: изолятор;

V + - ниц (а): мельница;

V + -н(я):

бойня;

V + -к(а): зимовка;

V + -ловк(а): забегаловка;

V + -ок: садок. К нему примыкает разряд локативов, входящих в суффиксальный способ словообразования, который представлен деривационным классом S +^ (S + ник: коровник, S + -орий: ингаляторий, S + -арий: абортарий - операционная, где делают аборты, Ѕ + -ня: свинарня, Ѕ + -ка: кочегарка).

В итоге автор приходит к выводу, что в целом в вербализации средствами словообразования СК локативности в русском языке участвуют (в разной степени) следующие разряды мотивированных лексем, выделенных по типу словообразовательного форманта:

1. Локативы, входящие в суффиксальный способ словообразования.

Они формируют все три субкатегории локативности: «Пространство», «Территория», «Сооружения»;

2. Локативы, входящие в префиксально-суффиксальный способ словообразования. Они формируют такие словообразовательные подкатегории, как «Пространство» и «Территория»;

3. Локативы, входящие в способ сложения слов или основ. Они формируют такие словообразовательные подкатегории, как «Сооружения» и «Территория»;

4. Локативы, входящие в префиксальный способ словообразования. Они формируют такую словообразовательную подкатегорию, как «Территория»;

5. Локативы, входящие в способ конверсии (такой её вид, как субстантивация). Они формируют такую словообразовательную подкатегорию, как «Сооружения».

Основными деривационными разрядами, формирующими СК локативности в русском языке, являются локативы таких способов образования слов, как суффиксальный, префиксально-суффиксальный, сложение слов и основ. Всего в объективации словообразовательной категории локативности в русском языке участвуют 95 СТ.

Наиболее активной мотивирующей базой является субстантивная база, она преобладает в таких подкатегориях, как «Территория» и «Пространство», и присутствует в подкатегории «Сооружения», в которой преобладающей мотивирующей базой является глагольная база.

Исходной субкатегорией в диссертации определяется подкатегория «Пространство»;

остальные подкатегории представляют собой расширение СК локативности, основанное на принципе «фамильного сходства»(L.Wittgenstein). Этот принцип означает, что члены категории похожи друг на друга в различных отношениях. Кроме того, расширение категории по признаку «семейного сходства» предполагает его мотивированность центральным (исходным) членом категории (Дж. Лакофф). В нашем случае идея «неограниченной территории» (т.е.

«пространства») в дальнейшем видоизменяется:

1) в словообразовательной подкатегории «Территория» семантический компонент «пространство» сопровождается не менее важным для содержания этой субкатегории смысловым компонентом «рубеж», «граница» (реальная или мыслимая), в то время как семантический компонент «неограниченность» исчезает;

2) в словообразовательной подкатегории «Сооружения» семантический компонент «пространство» подвергается дальнейшему видоизменению: он становится подчиненным семантическому компоненту «граница», «ограничение», который предполагает замкнутость пространства со всех сторон, его консервацию.

В то же время центральная субкатегория «Пространство» изучаемой СК локативности не является актуальной для современного человека, так как она в сопоставлении с другими подкатегориями менее активно вербализуется средствами словообразования (всего 16 различных словообразовательных моделей из 95 и два деривационных разряда из пяти). Наиболее актуальной для нашего современника является такая словообразовательная субкатегория, как «Территория»: она формируется словообразовательными моделями (из 95), 4 деривационными разрядами (из пяти). На втором месте словообразовательная подкатегория «Сооружения»:

она вербализуется 33 словообразовательными моделями и деривационными разрядами.

Наиболее приоритетным, важным для носителя русского языка является такое локативное значение, как «отрезок пространства, выделяемый по какому-либо внешнему признаку», входящее в лексико-семантическую группу «ограниченное пространство общего и природного характера».

Типичным средством выражения этого значения является та или иная модель деривационного класса ¬+Ѕ+^: Заволжье, Подунавье, Предкарпатье, Приэльбрусье.

Третья глава «Категория локативности в английской деривационной системе (описательный и сравнительно сопоставительный аспекты анализа)» посвящена анализу СК со значением локативности в английском языке и сравнению с итогами Главы II. Анализ словообразовательной категории локативности в английской деривационной системе выявил, что в вербализации средствами словообразования СК локативности в английском языке участвуют (в разной степени) следующие разряды мотивированных лексем, выделенных по типу словообразовательного форманта:

1. Локативы, входящие в суффиксальный способ словообразования.

Они формируют все три субкатегории локативности «Пространство», «Территория», «Сооружения»: reliction - ‘земля, обнажённая отступившим морем’, reservation - ‘заповедник, pavement - ‘тротуар, мостовая’, shelter - ‘пристанище;

убежище’, оbservatory - ‘обсерватория’, creamery ‘маслобойня, сыроварня’;

2. Локативы, входящие в префиксальный способ словообразования. Они формируют такие словообразовательные подкатегории, как «Территория» и «Сооружения»: byway - ‘малопроезжая улочка’, compound -‘посёлок негров рабочих’;

3. Локативы, входящие в способ сложения слов или основ. Они формируют такие словообразовательные подкатегории, как «Пространство», «Территория» и «Сооружения»: northland - ‘северная страна’, badlands ‘бесплодные земли’, airdrome, aerodrome, flophouse - ‘ночлежка’, showroom - ‘выставочный зал’;

4. Локативы, входящие в способ конверсии они формируют такие словообразовательные подкатегории, как «Пространство», «Территория» и «Сооружения»: overhang - ‘отвес, выступ’, a track - ‘просёлочная дорожка, тропинка’, a farm - ‘ферма’.

Автор приходит к выводу, что основными деривационными разрядами, формирующими СК локативности в английском языке, являются локативы таких способов образования слов, как суффиксальный, префиксальный, сложение слов и основ, конверсия. Всего в объективации словообразовательной категории локативности в английском языке участвуют 55 СТ.

Наиболее активной мотивирующей базой является субстантивная база, она преобладает в таких подкатегориях, как «Территория» и «Пространство», и присутствует в подкатегории «Сооружения», в которой преобладающей мотивирующей базой является глагольная база.

Основными деривационными разрядами, формирующими СК локативности в английском языке, являются локативы таких способов образования слов, как суффиксальный, сложение слов и основ, конверсия.

Сопоставление деривационных классов СПК локативности в русском и английском языках выявило следующее:

1) в русском языке мотивированные локативы образуются по пяти способам словообразования, в английском – по четырем способам. В английском языке отсутствует префиксально-суффиксальный способ, который в русском языке представлен значительным количеством моделей – 22 СТ. Кроме того, способ сложения в русском языке представлен большим количеством видов: в его состав входят сложно-суффиксальный, сложение с сочинительными отношениями основ, которые не представлены в английском языке;

2) по статическим параметрам СПК локативности в русском языке представлена гораздо большим количеством моделей – 95 СТ, в английском языке – 55 СТ ( т.е. в русском языке на 40 СТ больше);

3) в границах суффиксального способа словообразования и английский, и русский языки заполняют все три словообразовательные подкатегории:

СПК «Пространство», СПК «Территория», СПК «Сооружения (вместилища событий)». В границах префиксального способа словообразования и английский, и русский языки средствами словообразования вербализуют только одну словообразовательную подкатегорию – СПК «Территория»;

4) в то же время в рамках такого способа словообразования, как конверсия, английский язык средствами словообразования вербализует все три подкатегории, в то время как русский только одну – это СПК «Сооружения (вместилища событий)»;

5) строение СК локативности в русском и английском языках полностью не совпадает. Если на периферии данной СК в обоих языках находится словообразовательная субкатегория «Пространство» ( в русском языке 16,84% от всех словообразовательных моделей, в английском языке – 21,81%),то центральная часть СК локативности в русском языке представлена подкатегорией «Территория» (48,42% от всех СТ), а в английском языке – подкатегорией «Сооружения (вместилища событий)» (45,46% от всех СТ). Соответственно различной является и часть, прилегающая к центру: в русском языке это СПК «Сооружения (вместилища событий)» (34,73% от всех СТ), в английском языке это СПК «Территория» (32,73% от всех СТ);

6) сопоставление деривационных классов той или иной СПК с тематическими классами соответствующих функциональных сфер семантического поля локативности выявляет, что и в русском, и в английском языках в двух субкатегориях – это СПК «Пространство» и «Сооружения (вместилища событий)» - эксплицируется средствами словообразования определенная (и одинаковая) часть семантики данных функциональных сфер. В СПК «Пространство» это группа «участки земной поверхности» (подгруппы «рельеф местности», «участки растительности»), а в СПК «Сооружения (вместилища событий)» это группа «учреждения, предприятия» (подгруппа «учреждения по виду общественной деятельности, которая в них совершается»). Это обусловливает наличие в функциональных сферах локативности в изучаемых языках однотипных «деривационных лакун»;

7) в то же время содержание СПК «Территория» в названных языках выявляет различные приоритеты (и, следовательно, различные «деривационные лакуны») в вербализации тематических и лексико тематических классов соответствующей функциональной сферы поля локативности. В русском языке это группа «ограниченное пространство общего и природного характера» (подгруппа «ограниченное пространство, выделяемое по какому либо внешнему признаку»), в английском языке это группа «ограниченное пространство, представляющее собой продукты деятельности человека» (подгруппа «территории, являющиеся поселенческими территориальными единицами»);

8) словообразовательное значение локативов каждой из исследуемых словообразовательных субкатегорий в обоих языках в целом является совпадающим: а) СПК «Пространство» - «неограниченная территория, которая постоянно и/или сейчас характеризуется по процессуальному или результативному признаку, названному мотивирующим словом»;

б) СПК «Территория» - «ограниченная территория, которая постоянно и/или сейчас характеризуется по процессуальному или результативному признаку, названному мотивирующим словом»;

в) СПК «Сооружения (вместилища событий)» - «помещение, которое постоянно и/или сейчас характеризуется по процессуальному или результативному признаку, названному мотивирующим словом». Совпадающей является и категориальная словообразовательная архисема словообразовательного значения локативов (в той или иной разновидности) в обоих языках – это компонент «презентность//перфектность» (преимущественно в варианте «презентность»).

Результаты проведенного исследования показали, что свойственный языку способ концептуализации действительности (восприятия и организации мира) отчасти универсален, отчасти национально специфичен.

Это связано с тем, что носители разных языков могут видеть мир немного по разному, через призму конкретного этнического языка.

В организации и содержании изучаемой словообразовательной категории локативности в работе выявлены определенные универсальные свойства. К ним относятся:

1. Выделение в ядерной зоне семантического поля локативности трех однотипных функционально-семантических сфер (и в русском, и в английском языках): а) сферы «Пространство», под которой в диссертации понимается «территория, не имеющая определенных границ, которую можно окинуть взглядом, чаще не освоенная человеком, как земная, так и воздушная, и водная»;

б) сферы «Территория», под которой в диссертации понимается «ограниченная территория, имеющая определенные границы, являющиеся результатом какой-либо деятельности человека, преимущественно земная»;

в) сферы «Сооружения (вместилища событий)», под которой в диссертации понимаются «здания, помещения, предназначенные для совершения какого-либо действия».

2. Существование на базе названных функционально-семантических сфер одноименных словообразовательных подкатегорий, в своей совокупности составляющих словообразовательную категорию локативности: а) словообразовательной подкатегории со значением «Пространство»;

б) словообразовательной подкатегории со значением «Территория»;

в) словообразовательной подкатегории со значением «Сооружения».

3. Фокусирование средствами словообразования только определенных частей (сегментов) соответствующих функциональных сфер семантического поля локативности, причем, как правило, одноименных и в русском, и в английском языках: а) в СПК «Пространство» это лексико-тематическая группа «участки земной поверхности»;

б) в СПК «Сооружения (вместилища событий)» это ЛТГ «учреждения по виду общественной деятельности, которая в них совершается»;

в) в СПК «Территория» это ЛТГ «ограниченное пространство, представляющее собой продукты деятельности человека» для английского языка и ЛТГ «ограниченная территория природного характера» в русском языке. Другие (причём многочисленные) ЛТГ ядерной зоны семантического поля локативности не объективируются средствами словообразования, представляют собой своего рода «деривационные лакуны». Полагаем, что наличие сфокусированных средствами грамматики сегментов семантического поля локативности выявляет приоритетные в когнитивном и лингвокультурном аспектах участки данного поля.

4. Прототипичность (исходность) СПК со значением «Пространство» для названных языков, остальные субкатегории представляют собой расширение СК локативности основанное на принципе фамильного сходства, который означает: а) что члены данной категории (СПК «Территория», СПК «Пространство», СПК «Сооружения») похожи друг на друга в различных отношениях;

б) подобное расширение предполагает мотивированность исходным членом категории других членов категории.

5. Неактуальность для современного человека субкатегории «Пространство», наш современник (и русский, и англичанин) полагает, что эта сторона действительности им освоена и названа в достаточной степени.

Эту характеристику СК локативности демонстрируют количественные параметры (наименьшее количество словообразовательных моделей и деривационных классов в сопоставлении с другими подкатегориями) и непродуктивность большинства словообразовательных моделей данной СПК.

Выявленные нами универсальные свойства словообразовательной категории локативности в когнитивном, семантическом и структурном аспектах демонстрируют наличие «общего инвентаря представлений», лежащего в основе всех этнических языков. Б.Уорф так писал об этом: «Само существование такого общего инвентаря представлений, возможно обладающего своей собственной, еще не исследованной структурой, пока, по-видимому, не получило большого признания;

но, мне кажется, без него нельзя было бы сообщать мысли посредством языка;

он включает в себя общий принцип возможности такого сообщения и в каком-то смысле представляет собой универсальный язык, входом в который служат конкретные различные языки» (В.Whorf).

В то же время в результате исследования мы выявили определенные специфические черты в содержании, составе и организации СК локативности в русском и английском языках:

1) в русском языке СК локативности, включающая наименования безграничного и ограниченного пространства, репрезентирована значительно большим количеством словообразовательных структур (примерно в 1,7 раз).

Полагаем, что это свидетельствует о том, что область этно-ментальных пространственных представлений о мире для русского человека является более важной, чем для англичанина. Н. Бердяев в очерке с символическим названием «О власти пространства над русской душой» писал: «Не раз уже указывали на то, что в судьбе России огромное значение имели факторы географические, её необъятные пространства.<…> Огромные пространства легко давались русскому народу, но нелегко давалась ему организация этих пространств. <…>От русской души необъятные пространства требовали смирения и жертвы, но они же охраняли русского человека и давали ему чувство безопасности» (Н. Бердяев);

2) приоритетной для современного русского человека является СПК «Территория», а в её составе подгруппа «ограниченная территория природного характера по внешнему признаку», в то время как для современного англичанина актуальной является СПК «Сооружения (вместилища событий)», прежде всего в подгруппе «учреждения по виду общественной деятельности, которая в них совершается». Причины этого мы видим в следующем: русский человек предпочитает ограниченное, но не полностью закрытое пространство, ограниченное пространство без крыши, микрокосм, имеющий выход в макрокосм. Англичанин предпочитает полностью ограниченное от внешнего мира пространство, выполняющее функцию защиты.

В диссертации прослеживается связь между специфическими чертами в организации и содержании словообразовательной категории локативности в русском и английском языках и содержанием таких культурно значимых концептов, как воля (свобода) – freedom (liberty).

В заключении формулируются основные выводы исследования, намечаются перспективы дальнейшего изучения проблематики.

Основные положения диссертационной работы нашли отражение в следующих публикациях:

1. Спорные вопросы русского словообразования // Русский язык на Северном Кавказе: Материалы международной научно-практической конференции. – Пятигорск, 2002. – С. 50 – 52.

2. К вопросу о классификации локативных имен // Русский язык на Северном Кавказе: Материалы международной научно-практической конференции. – Пятигорск, 2002. – С. 91 – 93.

3. О сопоставительном словообразовании русского и польского языков// Русский язык и региональная языковая культура: история и современность:

Материалы региональной научно-практической конференции.– Ставрополь, 2003. –С. 40 - 43.

4. Русская конфиксация и её немецкие эквиваленты// Язык и социокультурная среда: аспекты взаимодействия: Материалы 48 научно методической конференции «Университетская наука – региону» – Ставрополь, 2003. – С. 44 – 52.

5. К вопросу об общей характеристике словообразовательной категории имен существительных со значением локативности// Лингвокультурное содержание и дидактическая прагматика в профессиональной подготовке преподавателей и переводчиков: Материалы 49 научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону» – Ставрополь, 2004. – С. 339 – 341.

6. К вопросу о суффиксальном способе словообразования имен существительных со значением локативности// Филология, журналистика, культурология в парадигме современного научного знания: Материалы 49-й научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону». Ч. II.– Ставрополь, 2004. – С. 174 – 181.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.