WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

1

На правах рукописи

ИВАНОВА Наталья Львовна ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ Специальность 19.00.05 – социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора психологических наук

Ярославль 2003 2

Работа выполнена на кафедре психологии Ярославского государст венного педагогического университета им. К.Д. Ушинского Научный консультант доктор психологических наук, профессор, Поваренков Юрий Павлович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Стефаненко Татьяна Гавриловна доктор психологических наук, Лебедева Надежда Михайловна доктор психологических наук, профессор Кашапов Мергалис Мергалимович Ведущая организация Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится 16 мая 2003 г. в 12 часов на заседании диссертаци онного совета Д212.002.02 в Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова по адресу: 150057, г. Ярославль, проезд Матросова, 9.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ЯрГУ.

Автореферат разослан 12 апреля 2002 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н.В. Клюева

Общая характеристика работы

В современных условиях понятие "социальная идентичность" стано вится одним из центральных в социальной психологии, поскольку оно связано с комплексом проблем социальной теории и практики (Г.М. Ан дреева, Н.М. Лебедева, Т.Г. Стефаненко, J.C. Deschamps, H. Tajfel, J.C.

Turner и др.). Исследование социальной идентичности предполагает изу чение связей человека со своей группой (Г.М. Андреева).

Проблематика социальной идентичности долгое время находилась на периферии научного анализа в психологии. В последние годы она обрела свое место в социальной психологии благодаря многочисленным иссле дованиям отечественных и зарубежных ученых (В.С. Агеев, Г.М. Анд реева, И.В. Антонова, Т.С. Барабанова, Е.П. Белинская, П. Бергер, Т.М.

Буякас, Е.П. Ермолаева, М.В. Заковоротная, Ю.Л. Качанов, Н.М. Лебеде ва, Т. Лукман, В.Н. Павленко, Г.У. Солдатова, В.Ф. Соколова, Т.Г. Сте фаненко, В.Ю. Хотинец, А.А. Цуциев, Л.Б. Шнейдер, В.А. Ядов, D.

Abrams, M. Augustinos, M. B. Brewer, L. Chante, S. Condor, J.C.

Deschamps, N. Ellemers, S. Hall, M. Hogg, S. Moscovici, A. Kwiatkowska, H. R. Markus, D. Oysterman, J. M. Salazar, S. Stryker, H. Tajfel, J. Turner, K.

Yandley, I. Walker и другие). Остается еще много спорных и нерешенных вопросов в исследовании проблемы социальной идентичности.

Актуальность исследования Интерес к проблеме социальной идентичности отражает реакцию нау ки на трансформацию общественных условий. Многие проблемы хозяй ственного, экономического, политического и культурного плана совре менной динамичной жизни постоянно подвергают проверке устоявшиеся представления человека о себе и в конечном итоге оказываются вопро сами об идентичности. Все это стимулирует стремление ученых к теоре тическому осмыслению процесса социального самоопределения.

В России общественные изменения охватывают все социальные слои и возрастные группы. В самосознании людей отражаются социокультур ные противоречия, тенденции глобализации и локального консерватизма, противоречивые аспекты взаимовлияния западной и отечественной мыс ли. Происходит утрата устоявшихся границ и ценностей социальных ка тегорий, посредством которых человек определяет себя и свое место в обществе, т.е. наблюдается кризис идентичности на уровне самосознания как отдельной личности, так и в рамках поколений (Г.М. Андреева, Е.П.

Белинская, Н.М. Лебедева, В.Н. Павленко, Т.Г. Стефаненко и др.).

Резкие социальные перемены, а также развитие системы коммуникаций, усиление миграционных процессов привели к увеличе нию субъективной причастности к различным реальным и виртуальным группам (Е.П. Белинская, Т. Шибутани, M. Behedict и др.). В этих усло виях большое значение приобретает изучение целостности и психологи ческой структуры социальной идентичности. В то же время, как отмеча ют многие авторы, проблема структуры социальной идентичности оста ется на сегодня очень слабо разработанной (Г.М. Андреева, И.Ю. Кисе лев, Т.Г. Стефаненко, В.А. Ядов, L. Chante, W. Doise и др.).

Традиционно большинство исследований социальной идентичности связано с изучением отдельных ее видов по принципу их соответствия реальным группам: профессиональным, этническим, семейным и другим - без обращения к целостной структуре этого явления. Попытки показать целостность социальной идентичности были сделаны в конце 70-х годов ХХ века А. Тэшфелом и Д. Тернером (H. Tajfel, J.C. Turner), затем про должены в работах других ученых (C. Alexsander, M. Brewer, J.C.

Deschamps, G. McCall, M. Jarumovicz, P.J. Oakes, J. Simmons, S. Stryker и др.). Но существующие подходы к исследованию феномена и структуры социальной идентичности, по сути дела, не позволяют выйти за пределы устоявшегося деления идентичности на личностную и социальную, отой ти от парциальности рассмотрения видов социальной идентичности и перейти к анализу ее общей структуры как целостного и сложно органи зованного психологического образования;

операционализировать пред ложенную Тернером иерархическую модель идентичности;

выявить но вые направления в изучении мотивации идентификации. Поэтому на се годня существуют серьезные проблемы в рассмотрении отдельных ком понентов этого явления комплексно, в сочетании с другими личностны ми характеристиками, а также в эффективном изучении динамики сло жившихся идентификационных структур и прогнозировании направле ния их трансформации под влиянием различных социальных процессов.

Учитывая все это, можно сказать, что назрела необходимость выде лить психологическую структуру социальной идентичности как само стоятельную концептуальную область. Такая постановка вопроса помо жет в изучении основных функций идентичности, процесса трансформа ции идентификационных структур, выявлении механизмов, которые по могают индивиду соотнести настоящее и будущее, интегрировать раз личные влияния культуры и найти свое место в сложном динамичном мире.

Целью исследования является разработка психологической концепции структуры социальной идентичности, с учетом основных функций этого феномена и особенностей его трансформации в различ ных социальных условиях.

Основные задачи исследования:

1. Проанализировать современные зарубежные и отечественные подхо ды к исследованию социальной идентичности, а также статус данной проблематики в социальной психологии.

2. Обозначить основные методологические и инструментальные подхо ды к изучению социальной идентичности.

3. Выявить основные структурные компоненты и функции социальной идентичности как целостного образования.

4. Выявить особенности проявления социальной идентичности в раз личных социокультурных условиях.

5..Выявить основные тенденции и детерминанты трансформации иден тификационных структур на разных этапах подготовки педагогов.

Объект исследования – самосознание личности в условиях общест венных изменений.

Предмет исследования – структура, функции, общие закономерно сти трансформации социальной идентичности.

Основная гипотеза исследования Социальная идентичность является целостным образованием, которое конструируется субъектом под влиянием необходимости выбора новых ориентиров в социальном пространстве. Социальная идентичность вы полняет комплекс функций, связанных с ориентировкой в социальной среде, структурированием социального опыта, регулированием поведе ния, осмыслением и прогнозированием последствий группового членст ва.

Методологические основания и концептуальные подходы иссле дования При разработке проблематики данного исследования использовались следующие концепции, теоретические положения или отдельные резуль таты исследований:

- общенаучные принципы социокультурной обусловленности психи ческих процессов и явлений (Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, Л.С. Вы готский, В.П. Зинченко, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, М.С.

Роговин, С.Л. Рубинштейн, Э. Фромм, Э. Эриксон и др.);

- теоретические положения и принципы, сформулированные в отечественной социальной психологии и психологии личности (К.А. Абульханова-Славская, В.С. Агеев, Г.М. Андреева, А.Г. Асмо лов, А.А. Бодалев, А.В. Брушлинский, А. И. Донцов, В.В. Новиков, В.А. Петровский, П.Н. Шихирев и др.);

- общая теория системных исследований и ее применение в психоло гии (А.Н. Аверьянов, И.В. Блауберг, А.В. Карпов, Б.Ф. Ломов, В.Д.

Шадриков и др.);

- этнопсихология (Дж. Берри, Н.М. Лебедева, Г.У. Солдатова, Т.Г.

Стефаненко, В.Ю. Хотинец и др.).

Особое значение для разработки теоретико-методологической основы диссертации имели:

а) теория социальной идентичности (D. Abrams, M. Hogg, H. Tajfel, J.C. Turner и др.) и теория социальной самокатегоризации (J.C. Turner и др.);

б) концепция социального конструкционизма в психологии и социо логии (Ф. Барт, П. Бергер, К. Герген, Т. Лукман, Т.Г. Стефаненко и др.);

в) теория личностных конструктов (Д. Баннистер, Дж. Келли, В.Ф.

Петренко, В.И. Похилько, Ф. Франселла) ;

г) теоретические концепции профессионализации (Н.В. Клюева, Н.В.

Кузьмина, А.К. Маркова, Л.М. Митина, Ю.П. Поваренков, А.А. Реан, В.А. Сластенин, В.А. Якунин и др.).

Методологической основой работы стали также представления о не классической парадигме исследования, в которой органично соединяют ся возможности идеографического и номотетического подходов (Ю.М.

Забродин, Н.А. Леонов, В.И. Похилько и др.).

Методы исследования Для решения поставленных задач используется комплекс разнообраз ных методологических подходов, процедур, техник исследования и об работки полученных данных. Аналитические методы: наблюдение, бесе да, экспертная оценка. Психодиагностические методики исследования:

идентичности (тест "Двадцать утверждений" М. Куна и Т. Макпартленд;

ценностных ориентаций (М. Рокич, Н.В. Клюева, В.И. Чирков);

ирра циональных убеждений (Must-тест А. Эллиса);

мотивационной сферы личности (В.Э. Мильман) самоактуализации (Э. Шострома);

личностных конструктов (тест Дж. Келли), самоотношения (В.В. Столин, С.Р. Панти леев) и др. Статистическая обработка данных осуществлялась методами описательной статистики: критерий согласия Пирсона, критерий Фише ра. Данные исследования были подвергнуты корреляционному, кластерному и факторному анализу с помощью программы статистиче ской обработки данных "Statistica".

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социальная идентичность является целостным динамичным обра зованием, выступающим как система ключевых социальных конструктов личности. Она активно конструируется субъектом, оказавшимся в ситуа ции пересмотра своего места в социальной среде, в ходе взаимодействия, социального сравнения и является когнитивно-мотивационным основа нием восприятия индивидом новых социальных ценностей.

2. Социальная идентичность как целостное образование выполняет ряд жизненно важных функций: а) адаптационная – приспособление к новым социальным условиям;

б) ориентировочная – поиск своего места в социальном пространстве;

в) структурная – придание определенности, упорядоченности Я;

г) целевая – целеполагание, построение модели по ведения;

д) экзистенциальная – осмысление своей сущности, прогнози рование.

3. Социальная идентичность представляет собой единство когнитив ных, мотивационных и ценностных компонентов, объединение которых создает определенные функциональные блоки:

- "базисный" – узко локализованная самоидентификация;

обеспечивает истолкование социальной реальности на уровне этнической, региональ ной, семейной общности и подобных общностей;

мотивация самозащи ты;

ценности личной жизни, здоровья, безопасности и защищенности;

- "индивидуально-личностный" – проявляется в самоидентификации по отношению к требованиям культуры различных сообществ;

обеспечива ет истолкование сложившихся нравственных критериев оценки социаль ных общностей;

связан с мотивацией самоуважения, ценностями обще ния, культуры;

- "профессионально-деловой" – обеспечивает истолкование и субъектив ную причастность к профессиональным, деловым, гражданским и по добным общностям;

проявляется в мотивации самореализации, ценно стях профессиональной и деловой жизни.

4. Показателями кризиса социальной идентичности являются изме нения в структуре идентичности, такие, как увеличение веса "индивиду ально-личностных" и "базисных" блоков идентичностей;

изменение ха рактера групп, имеющих значимость для человека;

повышение роли мо тивации самозащиты.

5. В процессе профессиональной подготовки в студенческий период происходит усиление "профессионально-делового" функционального блока, а также переход от нестабильной, диффузной, узко локализованной идентичности к более стабильной, осознанной, на правленной на самореализацию в широком профессиональном сообще стве идентичности, в сочетании с более высоким уровнем осознания сво их профессиональных качеств. Этот процесс детерминируется комплек сом социально-психологических и индивидуально-личностных факторов, таких, как: направленность на саморазвитие, профессиональный рост;

осознание требований социальной среды;

самооценка профессиональных и личностных качеств;

самопринятие.

Научная новизна исследования 1. Впервые в отечественной психологии была предпринята попытка специального анализа структуры социальной идентичности как само стоятельной феноменологической и концептуальной области, предмета специального анализа.

2. В диссертации реализован авторский теоретико-методологический подход к исследованию социальной идентичности, позволяющий иссле довать сложившиеся идентификационные характеристики субъекта, а также прогнозировать их трансформации при изменении социальных ус ловий.

3..Полученные результаты позволяют сделать серьезный шаг вперед в развитии сложившихся представлений о структуре социальной иден тичности и мотивации самоидентификации. Эмпирически доказано, что существуют качественно своеобразные функциональные блоки, осно ванные на единстве когнитивных и мотивационных компонентов в структуре идентичности.

4..Получены результаты, показывающие, что существенную роль в успешном преодолении кризиса социальной идентичности играет моти вация саморазвития в сочетании с профессионально-деловой идентично стью.

5. Получены новые эмпирические данные об обусловленности фор мирования социальной идентичности в студенческий период компонен тами социального контекста, а также учебно-профессиональной деятель ности.

6. Теоретически и эмпирически обосновано, что социальная идентич ность имеет динамичную структуру, представляющую собой единство когнитивного и ценностно-смыслового аспектов.

Теоретическая значимость исследования:

- результаты исследования вносят вклад в развитие социально психологической теории личности, анализ социальных детерминант в становлении идентификационных структур;

- проведенное комплексное исследование структурных компонентов социальной идентичности систематизирует имеющиеся представле ния о становлении самосознания в различных социальных условиях;

- в теоретическом плане сделан вклад в дальнейшее развитие понятий ного аппарата социальной психологии и сформулированы основные понятия работы: социальная идентичность, структура социальной идентичности, социальный конструкт.

Практическая значимость исследования определяется тем, что ре зультаты исследования могут найти практическое применение в различ ных областях социальной практики: в политике, образовании, бизнесе, управлении. Это важно для построения социально-психологических про гнозов, развития психотерапевтической практики, повышения эффектив ности подготовки специалистов работе в новых социально экономических условиях.

Результаты могут быть полезны для совершенствования социальных отношений в высшей школе;

повышения эффективной адаптации субъ ектов к требованиям новой социально-экономической среды;

совершен ствования процесса социально-психологической подготовки специали стов к работе в условиях трансформирующегося и открытого общества;

организации многокультурного образования.

Данные проведенного исследования могут использоваться в учебном процессе, так как дополняют и детализируют разделы социальной, педа гогической и возрастной психологии. Исследование может быть исполь зовано в процессе подготовки и практической деятельности: а) психоло гов, так как полученные результаты дополняют и детализируют разделы социальной психологии и психологии личности;

б) менеджеров и пред принимателей, поскольку позволяют определять оптимальные пути фор мирования идентичности, связанной с ценностями развития;

в) работни ков социальных служб, а также студентов, изучающих социально педагогическую специальность;

г) представителей общественных орга низаций, в задачи которых входит воздействие на общественное само сознание в целях создания условий для развития гражданского общества в России.

Знание и учет качественных характеристик социальной идентичности могут использоваться в деятельности государственных структур и средств массовой коммуникации для формирования образа гражданина страны и укрепления демократических ценностей в общест ве.

Достоверность данных и обоснованность выводов, полученных в работе, обеспечивались исходными научно-методологическими принци пами, применением апробированного инструментария, достаточно большим объемом выборки, сочетанием количественных и качественных методов исследования, использованием методов описательной статисти ки.

Апробация работы и внедрение результатов Подход, разрабатываемый автором, обсуждался на заседаниях Яро славского регионального отделения Российского психологического об щества, на кафедре теории и истории педагогики ЯГПУ, на кафедре пси хологии ЯГПУ, на заседаниях методологического семинара ИПП ЯГПУ, на кафедре социальной и политической психологии ЯрГУ, на заседании отдела этносоциологии и этнопсихологии ИЭА РАН, на заседаниях ме тодологического семинара факультета психологии ЯрГУ.

Материалы исследования прошли апробацию в конкурсе междуна родных грантов при поддержке программы ДААД (Кассель, Германия, 1997), программы Фулбрайт (Беркли, США 2000), программы RSS фонда Сороса (Ярославль, 1998 - 1999).

Основные результаты и выводы диссертационного исследования док ладывались и обсуждались на более, чем 20 научных конференциях, в том числе: "Main Boundaries in international collaboration of Russia and Western education" (Барселона, 1997);

"International education: interaction with the wider community" (Стокгольм, 1998);

"Стресс и Социальное зака ливание" (Белосток, 1998);

"International education: realising human potential" (Тампере, Финляндия, 2001);

"Общество, образование, человек" (Ярославль, 1999);

на конференции МАПН (Ярославль, 1999, 2001, 2002);

"Роль высшего образования в развитии межэтнической толерант ности" (Ярославль, 2001);

"Университетский преподаватель в мультивер суме культуры" (Москва-Ярославль, 2002);

"Dealing with Diversity: Tools and resources for human development in social practice (Амстердам, 2002);

"Проблемы идентичности: человек и общество на пороге третьего тыся челетия" (Новгород, 2002);

"Строительство сообщества и обучения" (Москва, 2001);

"Университет и гражданское общество: опыт российско американского сотрудничества" (Волгоград, 2001);

"Европейские ценности образования и концепция построения гражданского общества в России" (Ярославль, 2001) и др.

Материалы диссертационного исследования использованы для подго товки и чтения основных курсов по педагогике и психологии на физико математическом факультете ЯГПУ;

в учебном процессе на факультете психологии ЯрГУ, при подготовке специалистов социальных агентств Ярославской области, в обучении менеджеров Ярославского филиала МЭСИ.

По теме диссертации опубликовано более 50 работ, в том числе 2 мо нографии. Общий объем работ, обобщенных в диссертации, составляет около 70 печатных листов.

Экспериментальная база исследования Комплексное исследование проводилось на различных возрастных и социальных группах: мигрантах, школьниках, российских и зарубежных студентах, учителях, менеджерах и др. Общий объем выборки составил 1156 человек (более 2000 с учетом пилотажных исследований).

Структура диссертации определялась в соответствии с целями и за дачами исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, за ключения, библиографического списка (515 названий, в том числе 212 на иностранных языках), 8 приложений. Текст содержит 24 таблицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, анализируется степень ее разработанности. Определяются объект, пред мет, цель, задачи, научная новизна и практическая значимость, теорети ко-методологическая база исследования. Формулируются положения, выносимые на защиту.

В главе первой "Социальная идентичность как предмет социаль но-психологического анализа" представлен критический анализ имеющихся в отечественной и зарубежной психологии основных подхо дов к исследованию социальной идентичности, выделены современные тенденции изучения этого явления;

отмечается, что, несмотря на обилие накопленного в науке эмпирического и теоретического материала по проблеме социальной идентичности, она принадлежит к числу наиболее сложных и неоднозначных в мировой науке.

В современной отечественной и зарубежной психологии проблема социальной идентичности представлена как один из ключевых моментов психологии социального познания (Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, D.

Abrams, M. Augustinos, M. Hogg, H. Tajfel, J. Turner, I. Walker и др.), эт нической, кросс-культурной психологии и социальной психологии этни ческого взаимодействия (Н.М. Лебедева, Т.Г. Стефаненко, Ю.П. Плато нов, З.В. Сикевич, Г.У. Солдатова, В.А. Тишков, В.Ю Хотинец), возрас тной психологии (И.А. Снежкова, Х. Родригес-Томе, Дж. А. Марсия), политической психологии (И.Ю. Киселев, А.Г. Смирнова).

Спектр проблем, которые изучаются учеными в связи с данной тема тикой, очень широк, например: влияние на самосознание последствий социальных перемен и ситуации неопределенности (Г.М. Андреева, Е.П.

Белинская, С.А. Коначева, Н.М. Лебедева, Е.Г. Луковицкая, С.П. Поце луев, Т.Г. Стефаненко, Gockowski, T. Sarbin, T. Szhkudlarek);

изменения в структуре идентичности в связи с образованием виртуального простран ства, развитием процессов глобализации (Е.П. Белинская, О.А. Тихоман дрицкая, M. Benedict, A. Kloskowska, C. Lasch);

лингвистические харак теристики самокатегоризации (D. Abrams, R.Y. Bourhis, M. Hogg, J.C.

Turner);

иерархическая соподчиненность, противоречия, взаимовлияния в структуре идентичности (L. Chante, M. Jarumovicz, S. Kitayama, H.

Markus, M. Moya, J.C. Turner);

мотивация самоидентификации (D.

Abrams, M. Hogg, A. Tesser) и др.

Анализ становления современных представлений о социальной иден тичности проводится в русле следующих научных подходов: концепция У. Джемса;

психоаналитический подход (З. Фрейд, Э. Эриксон, J.E.

Marcia, A.S. Waterman);

символический интеракционизм (Ч. Кули, Г.

Мид, R.D. Fogelson, E. Goffman);

бихевиористический подход (D.T.

Campbell, M. Sherif, C. Sherif), теория социальной идентичности (H.

Tajfel, J.C. Turner) и теория социальной самокатегоризации (J.C. Turner);

деятельностный подход (В.С. Агеев), движение социального конструк ционизма в психологии, социологии и этнологии (Ф. Барт, П. Бергер, Р.

Дженкинз, Т. Лукман, К. Герген), феноменалистический (перцептивный или гуманистический) подход (Дж. Брунер, К. Роджерс и др.);

исследо вания малых групп.

С начала 70-х годов ХХ века наиболее признанной теорией, сочетаю щей традиции общепсихологических, социально-психологических и ког нитивистских направлений является теория социальной идентичности (D. Abrams, R.J. Brown, N. Ellemers, M. Hogg, P.J. Oakes, H. Tajfel, J.C.

Turner и др.). Под влиянием идей детерминизма (К. Левин, Дж. Келли, У.

Найсер) идентичность в ТСИ рассматривается как важнейшая психоло гическая структура, сквозь которую преломляется восприятие социального мира.

В главе большое внимание уделяется конструкционистскому подходу, который получил распространение в современной науке под влиянием идей когнитивной психологии (Ф. Барт, П. Бергер, Е.И. Головаха, Т.

Лукман, Дж. Келли, А.А. Кроник, Т.Г. Стефаненко). В рамках этого под хода социальная идентичность рассматривается как создаваемая в про цессе жизнедеятельности характеристика, что позволяет решать задачи, связанные с поиском возможностей конструирования социальной иден тичности и построения соответствующей системы ценностей и поведе ния личности.

В работе показано, что в конце ХХ века утвердились два основных подхода к анализу и выбору методического инструментария исследова ния социальной идентичности: а) номотетический, базирующийся на структурно-функционалистской парадигме;

б) идеографический, связан ный с феноменологической логикой исследования. Развитие различных те чений конструкционизма привело к появлению еще и третьей логики анализа идентичности, объединяющей идеи когнитивной психологии и психоло гии личности.

Проведенный анализ литературы позволил выделить основные тен денции в изучении идентификационных процессов: а) от персонально ориентированного к социально-ориентированному;

б) от описательного к экспериментальному изучению;

в) от социологического эксперименталь ного изучения к социально-психологическому;

г) от психологического и социологического к междисциплинарному.

Эти тенденции связаны как с развитием психологической науки в це лом, так и с теми стремительными социальными изменениями во многих странах мира, которыми отмечен конец ХХ века. Например, значитель ное усиление интереса к проблеме соотношения социальной и личност ной идентичности произошло под влиянием социальных процессов, ко торые еще раз напомнили, что человек в поиске своего независимого пу ти не может быть полностью свободен от социального контекста. Поэто му в дихотомии "личный – социальный" все большее значение отводится социальным компонентам "Я" (Т.Г. Стефаненко, M. Augustinos, R. J.

Broun, J.C. Deschamps, N. Ellemers, R. Maier, H. R. Markus, H. Tajfel, J.

Turner, L. Zurcher и др.). Однако, существующие подходы не позволяют преодолеть сложившиеся представления о противопоставлении этих ви дов идентичности.

В итоге можно отметить, что все приведенные выше подходы внесли свою лепту в развитие исследования проблематики социальной идентичности, что важно учитывать при построении новых эксперимен тальных программ. Во многих подходах авторы приходят к идее целост ности и структуры социальной идентичности, но эта идея не находит по ка что должного развития. Для экспериментального исследования про блемы целостности и структуры социальной идентичности необходим комплексный подход, сочетающий в себе возможности нескольких науч ных направлений.

Во второй главе "Феноменология и структура социальной иден тичности" проводится анализ современных представлений о сущности, видах, функциях и компонентах социальной идентичности, показаны особенности авторского подхода к изучаемой проблеме.

В исследовании показано, что трудности концептуализации понятия социальной идентичности, определения его границ и психологической структуры связаны с тем, что для большинства исследователей этот во прос ограничен рамками достаточно противоречивых методологических позиций. В современной литературе это понятие часто используется, до полняя, уточняя, а нередко и заменяя собой уже устоявшиеся термины, такие как Я-концепция, образ Я, самость, самоконцепция, социокультур ное Я и т.д. В ряде работ оно соотносится с личностными характеристи ками, очень близкими по своей сути социальной идентичности: "область специфической структуры знаний – схема Я" (domain specific knowledge structures, self-schemas), "последовательность идентичностей" (salient identities), "схема Я" (self-schemata), "ядро концепций" (core conceptions) (K.L. Georgen, H. Markus, S. Stryker и др.), "комплекс знаний о себе", произрастающих из прошлого опыта (self-knowledge) и т.д.

Проведенный анализ показал, что социальная идентичность рассмат ривается, прежде всего, как когнитивная структура: "Я-концепция", "когнитивная организация", "субъективная схема", "категориальная сис тема знаний", "внутренняя конструкция", "восприятие себя", "субъектив ные представления о себе" и т.д. Когнитивно-ориентированными автора ми социальная идентичность определяется как категория, в которой вы ражается содержание социального опыта человека (Г.М. Андреева, A.

Kwiatkowska, M. Jarumovicz, H. Tajfel, J.C. Turner, и др.). При этом иден тичность рассматривается как структура и как процесс. А. Тэшфел выде ляет два основных компонента социальной идентичности: когнитивный и эмоционально-оценочный, что впоследствии повлияло на представле ния о мотивационных и ценностно- смысловых проявлениях процесса идентификации. В ряде работ было показано, что самокатегоризация влияет на поведение, стратегии жизненного выбора (J. J. Arrospide, S.

Aystaran, J.C. Deschasmps, T. Devos, P. Insua, C. Martinez-Taboada, D. Paez и др.).

Начиная с А. Тэшфела, самоуважение рассматривается как основной мотив межгрупповой дискриминации, а следовательно, как основная мо тивация идентификации (R.J. Brown, H.Tajfel, S.E. Taylor, A. Tesser, J.C.

Turner). Мотив самоуважения действует на социальном и индивидуаль ном уровне. Он приводит в движение социальное поведение и влияет на тенденцию позитивно оценивать собственное членство в группе (A.

Tesser). Эта идея была развита М. Хогом и Д. Абрамсом, которые, начи ная с 1988 года, разрабатывают концепцию самоуважения (D. Abrams, M.

Hogg). В дальнейших исследованиях были выявлены и другие виды по буждений (Н.М. Лебедева, D. Abrams, N. Ellemers, M. Hogg, G. McGarty, W. B. Swann, J.C. Turner). Но мотивация самоуважения признается веду щей в идентификационных процессах.

Важно подчеркнуть, что если мотивация идентификации достаточно интенсивно изучалась на протяжении нескольких десятилетий, то ценно стно-смысловому компоненту идентичности уделялось меньше внима ния. В последние годы появились работы, в которых авторы, вслед за А.

Тэшфелом, исследуют связь идентичности и ценностей (А.Р. Аклаев, С.А. Баклушинский, Е.П. Белинская, П.И. Гнатенко, М.В. Заковоротная, Н.М. Лебедева, G.W. Breakwel, J.D. Brown, S. Strykerl и др.).

Вопрос о взаимосвязи и взаимовлиянии различных видов и компонен тов социальной идентичности является очень слабо разработанным, что отмечается в работах многих авторов (Т.Г. Стефаненко, В.А. Ядов, M.

Brewer, L. Chante, W. Doise, S. Roccas и др.). Чаще всего за основу клас сификации социальной идентичности берут тип социальной общности, к которой может принадлежать человек, например, этническая (нацио нальная), социальная, культурная, гражданская, профессиональная и т.д.

Она отражает разные компоненты социальной отнесенности (Т.М. Буя кас, М.А. Воловикова, Б.А. Вяткин, Р.Г. Гаджиева, R.J. Brown, J.C.

Turner, J.C. Deschamps, W. Doise, N. Vanderbeselaere и др.).

Кроме того, выделяются компоненты структуры идентичности в зави симости от выраженности личных или социальных аспектов Я, созна тельных или бессознательных признаков, полного или частичного вклю чения в группу, непосредственного или опосредованного членства (И.Ю.

Киселев, W. Doise, J.M. Salazar, S. Struker и т.д.). В структуру социальной идентичности включаются элементы субъективной схемы, отражающей принадлежность к социальным общностям (D. Abrams, K.J.

Georgen, H.R. Markus, D. Oyserman). Но также компонентами этого явле ния могут выступать убеждения и ценности, в которых проявляется единство активизирующего, оценочного и смыслового значения иден тичности (Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, C. Wilpert и др.).

Первым упорядочил различные виды идентичности Дж. Тернер, вы двинув гипотезу о существовании трех уровней самокатегоризации, ко торые рассматриваются одновременно и как уровни идентичности (J.C.

Turner): а) суперординатный – часть очень широкой общности;

б) про межуточный – групповое членство, например, профессиональное;

в) су бординатный – индивидуальные, персональные термины. В дальнейшем эта гипотеза проверялась в различных работах (M. Brewer, S. Schneider, M. Jarumovicz, A. Kwatkowska и др.).

Несмотря на популярность идеи Дж. Тернера, на наш взгляд, изучение социальной идентичности как целостного явления зашло в тупик, что связано с методологическими рамками, которые не позволяют охватить всю многоплановость социальной идентичности, ее место в структуре личности и роли в жизнедеятельности человека.

Проведенный анализ показывает, что в психологии пока не найдено удовлетворительного ответа на вопрос, каковы должны быть принципы построения структуры социальной идентичности, которые позволяют создать полную и всестороннюю модель социальной идентичности, по казывающую как взаимосвязь существующих компонентов, так и осо бенности их содержания и функционирования. В рамках настоящего ис следования сделана попытка преодоления этих трудностей в изучении сущности и структуры социальной идентичности.

Особенности авторского подхода к проблеме сущности и структуры социальной идентичности. Анализируя проблему социальной идентич ности и положения этого явления в структуре личности, мы опираемся на комплексную методологию: теорию А. Тэшфела, феноменологиче ский (Э. Гуссерль, М. Вебер, К. Роджерс), конструктивистский подходы (П. Бергер, Т. Лукман, Т.Г. Стефаненко), системный подход (Б.Ф. Ломов, В.Д. Шадриков), антропологический подход (Б.Г. Ананьев).

На основе проведенного теоретического анализа в данном исследова нии социальная идентичность понимается как динамическое прижиз ненно конструирующееся в ходе взаимодействия, социального сравнения и активного построения социальной реальности целостное когнитивно-мотивационное образование, выступающее как система клю чевых социальных конструктов субъекта. Под конструированием мы по нимаем, вслед за Г.М. Андреевой и Т.Г. Стефаненко, приведение инфор мации о мире в систему, организацию этой информации в связанные структуры, помогающие постичь ее смысл.

В соответствии с этим признается, что социальная идентичность – со циокультурно обусловленный компонент личности, но также и активно преобразуемый, позволяющий эффективно ориентироваться в социаль ном окружении, находить там свое место и, главное, создавать перспек тивы для саморазвития. Важно подчеркнуть, что социальная идентич ность образуется не единичным конструктом, а целостной системой, объединяющей определенное количество взаимосвязанных конструктов, имеющей различную структуру в зависимости от индивидуальных осо бенностей субъекта (Д. Баннистер, Ф. Франселла, Дж. Келли).

Опираясь на разработанные в отечественной психологии системный (Б.Ф. Ломов, В.Д. Шадриков) и антропологический подходы (Б.Г.

Ананьев), а также на представления о системе личностных конструктов Дж. Келли, мы рассматриваем структуру социальной идентичности как совокупность устойчивых связей между компонентами идентичности, которые обеспечивают ее целостность и тождественность самой себе.

Качественное своеобразие идентификационной структуры определяется содержанием отдельных компонентов и их взаимосвязей.

В связи с этим мы считаем, что главный фокус пригодности социаль ной идентичности как системы социальных конструктов находится в зо не сохранения определенности, приспособления к изменяющимся усло виям социальной среды, определения своего места в социальном про странстве, построения модели поведения и прогнозирования.

Мы исходим из того, что в структуру идентичности включаются ког нитивные и ценностно-мотивационные компоненты. Формирование ког нитивного компонента идентичности сопровождается актуализацией оп ределенной мотивации, которая поддерживает личность в определенных идентификационных рамках и придает направление поиску своего места в социальной структуре. Эти положения легли в основу эксперименталь ной программы исследования.

В третьей главе "Трансформация идентификационных структур" описываются закономерности возрастной динамики социальной иден тичности, изменения идентификационных структур в условиях социальной нестабильности.

Проблема динамики, трансформации социальной идентичности отно сится сегодня к разряду актуальных и вместе с тем сложных междисцип линарных областей исследования (Г.М. Андреева). В зарубежной психо логии она разрабатывается, прежде всего, в русле теории социальной идентичности, которая в этом вопросе приближается к конструктивист скому подходу, поскольку признает постепенное построение системы социальных категорий. Социальная идентичность рассматривается как результат двух основных процессов: категоризации и сравнения (M.

Hogg, K. Dion, K. Kawakami, C. McGarty, H. Tajfel), которые интенсивно изучаются в настоящее время (M. Jarymovicz, A. Kwiatkowska, S.T. Fiske, S.E. Teylor, J.C. Turner).

Трансформация идентичности рассматривается как связанный с влиянием различных факторов процесс преобразования, конструирова ния идентичности на разных этапах социализации, результатом которого является качественное изменение идентичности. В ходе этого процесса происходит проверка уже сложившейся идентификационной структуры, исчезают и преобразовываются одни идентичности, появляются новые, меняются взаимосвязи компонентов, их роль и вес в идентификационной структуре.

Исследование процесса трансформирования идентичности проводит ся в тесно связанных между собой аспектах: возрастном (Ж. Пиаже, Э.

Эриксон, В.Ю. Хотинец, H. Rodriguez-Tome, J.E. Marcia, A. Waterman и др.);

социально-психологическом (Г.М. Андреева, Ю.Л. Качанов, И.Ю.

Киселев, В.А. Ядов, C. Alexsander, G.W. Breakwell, H. Tajfel, J.C. Turner, M. Wiley и др.) и деятельностном (В.С. Агеев, Т.М. Буякис, Е.П. Ермо лаева, Э.Ф. Зеер, Э.Э. Сымалюк, Д.А. Леонтьев, Ю.П. Поваренков, Е.В.

Шелобанова, Л.Б. Шрейдер).

Теоретический анализ проблемы трансформации социальной иден тичности позволил выделить следующие закономерности этого процесса:

идентичность является динамичным компонентом личности, степень из менчивости которого зависит как от индивидуальных особенностей субъекта, так и от интенсивности и характера внешних влияний на жизнь человека;

по мере взросления индивид начинает управлять идентифика ционным процессом и сознательно "решать задачу" выбора идентифика ционных категорий;

идентичность строится как на априорно принимае мых и не осознаваемых явлениях, так и на осознанных фактах, решениях, выводах;

основными механизмами развития и формирования идентичности являются подражание, необходимое принятие, осознанное, ответственное принятие идентификационных характеристик, сопровож дающееся принятием норм, правил и стереотипов поведения;

процесс развития идентичности проходит неравномерно: наблюдаются "спокой ные" и кризисные периоды.

Применительно к предмету нашего исследования важно остановиться на анализе проблемы кризиса социальной идентичности. На социально психологическом уровне кризис идентичности рассматривается как осо бая ситуация сознания, сопровождающаяся утратой определенности большинства социальных категорий и ценностей (Г.М. Андреева, Н.М.

Лебедева, Г.У. Солдатова, В.В. Павленко, M.B. Smith, L. Zucher и др.).

Под влиянием потери ориентиров в социальном пространстве возникает необходимость пересмотра сложившихся социальных категорий. Чело веку необходимо увидеть новую социальную реальность, затем,, сопос тавив ее с тем, что он думает о самом себе, определиться в собственной групповой принадлежности и сделать соответствующий выбор.

В четвертой главе "Эмпирическое исследование структуры соци альной идентичности" описываются концептуальная схема, инструмен тарий и процедура исследования социальной идентичности. Делаются обобщение результатов, их анализ и выводы. Представлено обоснование психодиагностических методик и методов математической статистики в зависимости от поставленных в исследовании задач.

На данном этапе исследования проводится анализ соотношения раз личных компонентов идентичности. Первым шагом в достижении по ставленной цели стали конкретизация и операционализация понятия со циальной идентичности, а также разработка процедуры исследования структурных компонентов идентичности.

Проводились три серии исследования.

В первой серии на основе данных, полученных с помощью конструк тивного теста Дж. Келли и последующего кластерного анализа, проводи лось сопоставление индивидуальных систем конструктов испытуемых.

Для этого использовались следующие критерии: дифференцированность – недифференцированность системы конструктов и содержательная на правленность ведущего конструкта. Результаты теста уточнялись с по мощью других методик, в частности, анализа сочинений, методики неза конченных предложений и т.п.

Были отобраны три группы испытуемых, которые получили следующие "рабочие" названия:

а) "базисная группа": в системе истолкования явлений социального мира преобладают критерии родства, территориальной близости, физи ческой похожести;

б) "индивидуально-личностная" группа: в системе истолкования явле ний социального мира преобладают критерии индивидуального самосо вершенствования, культурных норм, межличностных взаимоотношений, традиций, духовной близости;

в) "профессионально-деловая" группа: в системе истолкования явле ний социального мира преобладают критерии профессиональной и дело вой субкультуры.

Каждая из трех систем конструктов служит для истолкования реаль ности в соответствии с определенным диапазоном пригодности: "базис ная" – по отношению к социальным явлениям, близким субъекту общно стям, появляющимся на ранних этапах социализации;

"индивидуально личностная" – по отношению к тем общностям, которые не имеют чет кой физической или географической границы, но означают принятие оп ределенных нравственных, культурных эталонов для оценки социальных процессов и явлений;

"профессионально-деловая" – по отношению к со циальным явлениям, которые становятся доступными субъекту на более поздних этапах социализации и связаны с профессионально-деловым миром.

На данном этапе было получено представление о себе самом, что яв ляется сущностью смыслового центра "обыденной теории" индивида, ко торую Дж. Келли называет "имплицитной теорией личности". Поэтому структура социальной идентичности может быть описана как производ ная от представления индивида о себе самом и своем месте в социальном мире. Келли называл эти представления твердым стержнем в структуре Я. Они время от времени пересматриваются и соотносятся с реальностью и создают необходимые условия решения личностных проблем, борьбы с парадоксами, аномалиями в системе представлений. Социальная иден тичность, является составной частью стержня имплицитных теорий лич ности, что придает стабильность личности и возможность изменяться в соответствии с меняющимися социальными ситуациями.

В соответствии с этим нами было сделано предположение, что выяв ленные группы отражают наличие различных имплицитных теорий лич ности, которые лежат в основе функциональных блоков в структуре идентичности, представляющих собой комплекс когнитивных (идентификационных), ценностных и мотивационных компонентов.

Последующая процедура исследования заключалась в проверке дан ной гипотезы методом сравнения наиболее характерных групп.

Во второй серии исследования данные, полученные с помощью теста Дж. Келли, сопоставлялись с идентификационными характеристиками испытуемых выделенных групп.

В качестве основной в этой серии использовалась методика "Двадцать утверждений" (M.N. Kuhn, T.S. McPartland), которая в последние годы широко применяется в социально-психологических исследованиях иден тичности (Е.П. Белинская, В.В. Гриценко, Д.А. Леонтьев, Г.У. Солдато ва, И.Ю. Киселев, T. Honess, H. Rodriguez-Tome, K. Yardley, L. Zurcher).

На основе данного теста и последующего контент-анализа дается срав нительная характеристика структуры социальной идентичности предста вителей выделенных групп.

Статистическая проверка полученных данных, проведенная по крите рию Фишера, позволила выявить значимые позитивные различия между группами по ряду показателей. В "базисной" группе преобладают семей ная (60,8), этническая (19,6), локальная (21,5), поло-ролевая (19,5) харак теристики. В "индивидуально-личностной" группе идентификационные характеристики в целом очень близки первой, но значимо выше показа тели личностной (23,65) и экзистенциальной (5,94) идентичности. В "профессионально-деловой" группе более выражены характеристики, относящиеся к восприятию своей учебно-профессиональной позиции (29, 01), деятельности (18,99), самооценка деятельности (10,78), а также гражданская идентичность (8,69).

Если сопоставить эти данные с существующими представлениями о видах идентичности (персональная, этническая, групповая, политиче ская, религиозная и др.), то можно отметить, что в первой группе преоб ладает семейная идентичность, во второй – личностная, в третьей – про фессиональная.

В третьей серии исследования на основе анализа результатов, полу ченных с помощью комплекса методик, направленных на выявление ценностных ориентаций и мотивации, проверялась специфика когнитив ных (идентификационных), ценностных и мотивационных особенностей у испытуемых из выделенных групп. Проводился анализ взаимосвязи выделенных компонентов.

Результаты, полученные при исследовании мотивации, показывают что в каждой группе наблюдается преобладание определен ных мотивов. Значимость различий проверялась по методике Фишера: в "базисной" – мотивы самозащиты (26,1), комфорта и материального бла гополучия (24,3), семейного и личного счастья (18,9);

в "индивидуально личностной" – мотивы самоуважения (41,8), общения (33,6), творчества (56,5);

в "профессионально-деловой" – мотивы самореализации в про фессиональной и учебной деятельности (20,3), независимости и внутрен ней свободы (28,5), делового успеха (13,8).

Обобщая эти данные, можно сказать, что наиболее выраженными в группах оказались следующие мотивы: "базисная" – самозащиты, "инди видуально-личностная" – самоуважения, "профессионально-деловая" – саморазвития. Корреляционный анализ показал, что мотивация самоза щиты сочетается со стремлением к семейному счастью, материальному благополучию, заботе о здоровье. Мотивация самоуважения сочетается со стремлением к творчеству и поддержанию хороших отношений с ок ружающими;

мотивация саморазвития со стремлением к успеху в учебе и делах, независимости, автономии, расширению собственного профес сионального сообщества.

Результаты, полученные при исследовании ценностей, показывают что наблюдаются различия между группами по этому параметру: в "ба зисной" значимо выше преобладают темы здоровья (9,9), семьи (5,2), в "индивидуально-личностной" – темы общественного благополучия (20,5), моральных ценностей (5,8), общения (4,8);

в "профессионально деловой" – темы профессионального роста (24,2) и автономии (32,9).

Значимость различий проверялась по методике Фишера (Р = 0,05).

Из этих данных видно, что в "базисной" группе наиболее высокое ме сто занимают ценности здоровья, защищенности и безопасности жизни, семьи;

в "индивидуально-личностной" группе – ценности полноценного общения с людьми, общественной пользы, полноценного приобщения к культуре;

в "профессионально-деловой" группе – ценности профессио нального роста, автономии и независимости, здоровья. Примерно одина ково выражены во всех группах ценности развития способностей, физи ческой привлекательности, удовольствий и развлечений.

Сравнение средних показателей ранжирования ценностей в каждой группе показало, что испытуемые из "базисной" группы более важными считают ценности, связанные с безопасностью и защищенностью жизни (28,7) и семейным благополучием (10,8) и менее значимыми – ценности автономии, социального влияния. Для "индивидуально-личностной" группы более важными оказались ценности общения (33,7), полноценно го приобщения к культуре (13,5) и менее значимыми ценности матери альных благ и здоровья. Третья группа отличается большей выраженно стью ценностей, связанных с профессиональным ростом (7,6), восприим чивостью к демократическим преобразованиям (5,8), автономией (11,2).

Таким образом, был выделен комплекс параметров, по которым мож но охарактеризовать социальную идентичность субъекта, поскольку в них выражена специфичность отношения к социальному миру.

Последующая процедура исследования была направлена на выявле ние взаимосвязи между выделенными параметрами путем корреляцион ного анализа (внутри групп и в целом по выборке). Результаты корреля ционного анализа выявили аналогичные закономерности. Так, получен ные на значимом уровне (Р = 0,05) корреляционные связи показывают, что в первой группе ("базовой") идентификация на уровне семейной, эт нической общностей связана с мотивацией самозащиты, ценностями безопасности, обеспеченной жизни, здоровья, счастливой семейной жиз ни;

во второй группе ("индивидуально-личностной") социально-ролевая идентификация с профессиональным и деловым сообществом связана с мотивацией самореализации, ценностями активной деятельной жизни, развитием способностей, социальной мобильности, успеха, автономии;

в третьей группе ("профессионально-деловой") идентификация экзистен циального и рефлексивного плана связана с мотивацией самоуважения, ценностями общественного признания, приобщения к культуре, любви и независимости.

Результаты показывают, что существует взаимосвязь между когни тивными и ценностно-мотивационными компонентами в структуре иден тичности.

Обобщение результатов позволило выделить три ведущих блока ког нитивно-мотивационных характеристик в каждой группе: "базисная" – мотивация самозащиты, связанная со стремлением чувствовать себя безопасно, стабильно, реализуется на уровне близких и хорошо знако мых сообществ;

"индивидуально-личностная" – мотивация самоуваже ния проявляется в желании быть уважаемым в обществе, приносить пользу людям, реализуется на уровне жестко не структурированного со общества людей, разделяющих определенные культурные и моральные нормы и требования;

"профессионально-деловая" – мотивация самореа лизации проявляется в стремлении к деятельности, реализации своих способностей и расширению профессионального пространства, реализуется на уровне профессиональных, деловых сообществ, которые носят интернациональный характер.

Полученные результаты позволяют по-новому посмотреть на струк туру социальной идентичности и выделить в ней функциональные блоки, основанные на единстве когнитивных и ценностно-мотивационных ком понентов. Эти блоки социальной идентичности все вместе позволяют реализовать основные ее функции: ориентационную (поиск своего места в мире), структурную (сохранение определенности, соотношение детер минизма и неопределенности);

целевую (приспособление, построение модели поведения);

экзистенциональную (прогнозирование, сохранение и развитие собственного духовного потенциала).

Функциональные блоки в структуре социальной идентичности полу чили рабочие названия аналогично обследуемым группам: "базисная", "индивидуально-личностная", "профессионально-деловая".

В "базисном" блоке наблюдается преобладание идентификационных характеристик – семейных, этнических, поло-ролевых, локальных, свя занных с местом проживания;

больше выражены мотивация самозащиты и ценности безопасности жизни, материального и семейного благополу чия.

Этот блок поддерживает границу "Мы и Они", которая хоть и являет ся очень гибкой, подвергаясь постоянным изменениям, тем не менее спо собствует сохранению общности. Это первый необходимый компонент социального становления. Он способствует самосохранению, поиску своего места в социальном мире и сохранению определенности.

"Индивидуально-личностный" блок предполагает идентификацию с "виртуальными" социокультурными общностями типа, "я интеллигент", "я добрый человек", "я – носитель общечеловеческих ценностей", что проявляется в преобладании персональной и глобальной (экзистенциаль ной) идентичности, а также мотивации самоуважения, ценностей друж бы, общественной пользы;

общения;

приобщения к культуре.

Роль "индивидуально-личностного" блока не столь явно определена, как остальных двух. Но в общей системе идентичности он, по нашему мнению, прежде всего, способствует сохранению смысла, экзистенци ального единства личности, а также выполняет функцию прогнозирова ния последствий идентификации, фильтрации, проверки надежности смысловых связей. Это необходимый компонент социального становле ния, связанный с реализацией функций прогнозирования, сохранения собственного духовного потенциала.

Результаты этой серии показывают сложность проблемы соотноше ния личностной и социальной идентичности и убеждают в справедливо сти тех работ, в которых признается, что социальная психология должна быть подлинно социальной. Это означает, что необходимо понимать фе номены социальной психологии, а не объяснять их в терминах индиви дуальных, элементарных свойств (M. Augoustinos, R. Brown, K. Yardley, L. Zurcher и др.). Согласно этим работам, у социализированного человека все идентификационные характеристики носят социальный характер. Го воря "я добрый" или "я красивый" человек соотносит свои представления о себе с определенной референтной группой или группами. Поэтому можно сказать, что социальная идентичность взрослого человека всегда привязана к некоторым социальным отношениям, происходящим в соци альной группе, поскольку социальное продуцируется вместе с индивиду альным.

"Профессионально-деловой" блок имеет еще более широкую локали зацию, она меньше всего связана с региональными и культурными гра ницами в том смысле, что представитель любой профессии относится к широкому интернациональному сообществу. Преобладают идентифика ционные характеристики, относящиеся к учебно-профессиональной по зиции, участию в деятельности, самооценке способностей, а также моти вация саморазвития и ценности, связанные с достижением автономности личностным и профессиональным ростом.

Этот блок связан с тенденциями саморазвития, которые начинают проявляться только тогда, когда появляется нечто общее между собой и другими (М.В. Заковоротная). Система восприятия социального мира ус ложняется и развивается через выявление общих проблем, путей их ре шения, ценностей, языков. Она становится способной к интеграции с другими системами. Разность интеллектуальных, материальных и других потенциалов – источник движения в обществе, первичный источник кол лективного разума. Это также необходимый компонент социального ста новления, который способствует саморазвитию, приданию целенаправ ленности системе.

Таким образом, социальная идентичность выступает как категория индивидуальная, но связанная с социальной ролью, статусом, группой.

Она образует целостный комплекс компонентов, в структуре которого индивидуальные представления о групповом членстве имеют специфи ческую связь с мотивационными и смысловыми характеристиками личности.

В пятой главе "Эмпирическое исследование трансформации идентификационных структур в различных социокультурных усло виях" проводится анализ влияния ситуации кризиса социальной иден тичности на идентификационные структуры, а также рассматриваются особенности социальной идентичности в различных социокультурных условиях.

Данное исследование включает в себя две части.

В первой части на основе данных, полученных с помощью методики "Двадцать утверждений" (Kuhn, McPartland), проводится анализ измене ний в структуре идентичности в целом по выборке россиян, которые в той или иной степени переживают кризис идентичности, а также в груп пах людей, оказавшихся в более сложных условиях адаптации (пересе ленцы).

Результаты показали, что большинство респондентов понимают, что мир вокруг сильно отличается от "доперестроечного" периода. Макси мальную выраженность в структуре идентичности получили личностные самоидентификации, учебно-профессиональные статусные и ролевые по зиции, семейная идентичность, восприятие себя как субъекта деятельно сти. Качественный анализ личностных характеристик показал, что среди них присутствуют преимущественно позитивные и нейтральные качества (добрый, умный, хороший). Явно преобладает количество ответов, отно сящихся к восприятию себя членом местного сообщества, по сравнению с широкими, глобальными.

Анализ ответов на вопрос о содержании идентичности позволил вы явить, что в самосознании опрошенных остается еще доля советской идентичности (среднее 1,67), но она уменьшилась почти в 2 раза по сравнению с 1998 годом. Значимо выросли показатели этнической и гражданской идентичности в период с 1998 по 2001 год (Р = 0,05).

Сравнение выраженности идентификационных характеристик основ ных функциональных блоков показывает, что наблюдается преобладание "базисного" и "индивидуально-личностного" блоков. Если сопоставить эти данные с результатами, описанными в предыдущей главе, можно от метить преобладание тенденции самосохранения, самопознания, само уважения, трудности социального самоопределения.

Приведенные результаты подтверждают положение о том, что в си туации кризиса и резких социальных перемен наблюдается явное преоб ладание рефлексивных характеристик в самоописаниях (М. А. Воловикова, В.В. Гриценко, И.Ю. Киселев, Н.М. Лебедева, В.А.

Ядов, L. Zucher и др.). Спутанность и размытость большинства социаль ных категорий, высокая динамика социальных процессов создают про блемы социального самоопределения. Своеобразной защитной реакцией являются отказ от определения своего группового членства и описание себя в терминах персональных и моральных (хороший человек, добрый, ленивый и т.п.).

Анализ идентичности и стратегии выхода из кризиса идентичности у испытуемых, которые находятся в сложных условиях адаптации (группа мигрантов), позволил выявить ряд специфических особенностей иден тичности. Этот вопрос поднимался в ряде исследований социальной идентичности, связанных с изучением мигрантов (В.В. Гиценко, Н.М.

Лебедева, М.А. Лобас, Г.У. Солдатова и др.). Сравнение данных в груп пах местных жителей и мигрантов выявило ряд различий: у мигрантов значимо выше показатели "личностные самоидентификации", "семейная идентичность", "этническая идентичность", несколько выше "восприятия себя собственником". У местных выше показатели "учебно профессиональной идентичности", "гражданской идентичности", "вос приятие себя субъектом деятельности".

Под влиянием резких социальных изменений происходит понижение актуальности одних видов идентификационных характеристик и повы шение значимости других. Человек стремится выжить в новых социаль ных условиях и поэтому определяет себя членом тех групп, где эта по требность удовлетворяется максимальным образом. Люди, которые на ходятся в более сложных адаптационных условиях (например, мигран ты), острее чувствуют свою принадлежность к наиболее близкой группе (семья, друзья). Реакцией на кризис являются актуализация мотивации самозащиты и усиление базисного компонента идентичности. Человек цепляется за самые надежные связи, свои корни в водовороте событий.

Но для продвижения вперед и выхода из кризиса ему необходимо конст руирование новой идентичности, основанной на умении что-то делать. В этом смысле профессионально-деловой компонент обеспечивает разви тие, движение вперед. Он связан с мотивацией саморазвития (В.А. Гри ценко).

Полученные результаты показывают, что в условиях социальной не стабильности проявляются все три выявленных нами функциональных блока социальной идентичности, которые включают в себя комплекс когнитивных, мотивационных и ценностных характеристик. Все вместе они позволяют реализовать основные функции социальной иден тичности. В определенных социальных условиях наблюдается преобла дание некоторых мотивов, что приводит к переструктурированию иден тичности в целом.

Под влиянием кризиса социальной идентичности происходит транс формация сложившейся структуры. На первых этапах большую роль иг рает "базисный" блок. Как было показано в предыдущей главе, он опре деляет границу "мы и они", благодаря чему способствует самосохране нию общности.

"Индивидуально-личностный" блок, в структуре которого находится мотивация самоуважения, а также чувство причастности к культурным нормам и традициям, является фоновым, его трансформация имеет каче ственный характер (происходит смена системы оценок, круга общения, критериев и направленности взаимодействия и т.п.). Возможно, что в общей системе идентичности этот блок выполняет функцию фильтрации, проверки надежности смысловых связей. Это необходимый компонент адаптации к изменяющимся социальным условиям, который способству ет сохранению смысла, экзистенциального единства личности, прогнози рованию последствий идентификации.

Исследование позволяет выделить ряд признаков успешного преодо ления кризиса идентичности: гармоничное сочетание в идентификацион ной структуре компонентов базовой, индивидуально-личностной и про фессионально-деловой идентичности;

выраженность стремления к само развитию;

удовлетворенность собой;

позитивное отношение к предста вителям других этнических, профессиональных, культурных групп.

Анализ изменений в структуре социальной идентичности под влияни ем различных социокультурных условий подтверждают нашу гипотезу о том, что социальная идентичность образуется комплексом компонентов, в структуре которого индивидуальные представления о групповом член стве имеют специфическую связь с мотивационными и смысловыми ха рактеристиками личности.

Во второй части на примере России, Польши и Голландии проводит ся исследование трансформации идентичности под влиянием различных социо-культурных условий. Сравнение идентичности людей, прожи вающих в различных социокультурных условиях, например, в странах, находящихся на различных уровнях развития демократического общест ва, соответствует современной традиции кросс-культурных исследова ний самосознания (К.А. Абульханова-Славская, Н.В.

Клюева, Т.Г. Стефаненко, S. Andersen, R. Baumeister, N. Ellemers, S. Hall, G.S. Hofstede, S. Kitayama, P. Mliski, R. Maier, H. Markus, C. Wilpert).

В качестве испытуемых выступали студенты одинаковых факультетов и одной возрастной группы. Данные о структуре идентичности, полу ченные с помощью теста "Двадцать утверждений" (Kuhn, McPartland, 1954), подкреплялись другими методиками, такими, как наблюдение, выборочное интервью и беседа со студентами.

Результаты показали, что в структуре идентичности у россиян и поля ков в отличии от голландцев выше показатели персонального Я, семей ной идентичности, локальная идентичность, глобальное Я. Отличие рус ских и голландцев от поляков наблюдается в большей выраженности стремления к автономной деятельности и более высокой самооценкой своих социальных навыков. У поляков выше уровень таких характери стик как: этнические и поло-ролевые. Значимость различий оценивалась при уровне значимости Р=0,05.

В идентичности русских и поляков большее место занимают характе ристики, связанные с близким социальным окружением, а также лично стными качествами. У поляков выше этническая идентичность, а также негативное отношение к себе (Р = 0,05), что соответствует данным ряда исследований (N. Ellemers, P. Mlicki).

Представители наиболее "западной" группы – голландцы имеют такие идентификационные характеристики, которые связаны с деятельностью, собственностью и оценкой своей готовности к будущей деятельности.

Вполне возможно, что это своеобразный комплекс качеств, который обеспечивает применение своих способностей и подготовку себя к дея тельности в демократических социальных условиях. Российские и поль ские студенты демонстрируют идентичность, более связанную с их не посредственным окружением. Также они чаще дают неопределенные и временные характеристики. В целом модель идентичности голландцев мы назвали "прагматической", а русских и поляков – "личностно экзистенциональной".

Сочетание этой и предыдущей серии исследования позволяет сказать, что восприятие человеком реальных социальных изменений, социокуль турных и экономических условий является важным фактором трансфор мирования социальной идентичности.

Кросс-культурное исследование показало, что определение себя в ус ловиях кризиса идентичности – противоречивый и сложный процесс, ко торый требует своего осмысления. В настоящий момент в идентификационных характеристиках российских испытуемых наблюда ется усиление базового компонента идентичности, поскольку преоблада ет мотивация самозащиты. В более "западной" группе наблюдается большая доля профессионально-деловой идентичности.

На основе данных, полученных в результате кросс-культурного срав нения идентичности, также подтверждается вывод о наличии трех ос новных компонентов в структуре идентичности, включающих в себя когнитивные, мотивационные и ценностно-смысловые составляющие.

В шестой главе "Эмпирическое исследование трансформации со циальной идентичности в процессе обучения" на основе предложен ного автором подхода проводится исследование этапов и факторов трансформации социальной идентичности в процессе обучения, а также рассматриваются возможности практического применения представлен ной модели социальной идентичности для решения задач совершенство вания подготовки студентов педагогических вузов.

Данное исследование включало в себя три части.

В первой части исследования на основе комплекса методик, направ ленных на выявление когнитивных, мотивационных и ценностных ком понентов идентичности, анализируются этапы формирования идентич ности в процессе обучения в педагогическом вузе.

Проблема формирования социальной идентичности в период студен чества является очень слабо проработанной, несмотря на активизацию исследований формирования профессиональной идентичности и субъек тивной позиции личности будущего педагога (Г.И. Аксенова, Т.М. Буя кас, Е.П. Ермолаева, Л.В. Занина, Н.В. Кузьмина, Л.М. Митина, Ю.П.

Поваренков, В.А. Якунин).

Показано, что процесс трансформации идентификационных структур студентов в ходе обучения не является монотонным и поступательным.

Он имеет периоды пиков (скачков) и периоды накопления информации.

В динамике идентичности с первого по пятый курс можно отметить тенденцию к уменьшению личностной, национальной, поло-ролевой и семейной идентичности, а также к увеличению профессионально деловой идентичности от первого к третьему курсу (Р = 0,05). С первого по пятый курс уменьшается значимость советской и локальной идентич ности (Р = 0,05), растет гражданская и европейская идентичность. Наи более сильные изменения наблюдаются по отношению к восприятию своих профессионально-деловых качеств и перспектив: увеличивается количество ответов относительно самооценки деловых и коммуникативных качеств (Р = 0,05). Студенческая идентичность укреп ляется к третьему курсу и продолжает оставаться высокой до конца обу чения. Но позиция "будущий педагог" максимально выражена на первом и пятом курсах, что, видимо, связано с обострением необходимости вы бора перспектив в начале и конце обучения. На четвертом и пятом кур сах значительно выше восприятие студентами себя в роли педагога (Р = 0,05). Растет осознание своих профессионально-важных качеств, пер спектив и места в более широком профессиональном сообществе.

Было выявлено, что наиболее стабильной является идентичность сту дентов третьего курса. В этой группе наблюдаются высокий уровень идентификации себя с реальной группой (студент);

концентрация иден тификационных характеристик вокруг двух основных реальных групп (студент и будущий педагог), расширение области субъективного про странства, снижение веса национальной и локальной идентичности. Ме нее стабильными в этом смысле оказались первый и четвертый курсы, что позволяет говорить о наличии в эти периоды кризисной ситуации, которая стимулирует идентификационные процессы.

Сравнение отношения к ценностям современного образования пока зало, что на пятом курсе наиболее значимыми оказались ценности сво боды, демократии в образовании, достижения успеха, карьерного роста и подготовки молодежи к жизни, решения глобальных проблем и поддер жания качества образования. Значимость различий проверялась по мето дике Фишера (Р = 0,05).

Анализ отношения к себе показал, что интегральное чувство принятия себя максимально выражено на третьем и пятом курсах. Первокурсники демонстрируют ярко выраженный самоинтерес в сочетании с высоким уровнем самообвинения.

На основе полученных данных мы определяем следующие критерии сформированности социальной идентичности: когнитивный (осознан ная самоидентификация, представления о групповых нормах и собствен ном соответствии групповым требованиям);

эмоциональный (позитивное отношение к своему групповому членству, а также к представителям своей общности);

смысловой (осознание ценностей группового членства, стремление им следовать и развивать).

Результаты эмпирического исследования позволяют выделить три ос новных этапа формирования социальной идентичности в процессе обу чения в вузе:

1 этап: период осмысления "приписной" идентичности – первый, второй курсы, когда на основе вхождения в новую социальную и профессиональную среду студенческая идентичность из аскрипривной характеристики переходит во внутренне принятую, осознанную, эмо ционально окрашенную характеристику. Это нестабильный этап, связан ный с адаптацией к новой социальной роли студента. Суть его заключа ется в становлении студенческой и предвосхищении педагогической идентичности.

2 этап: период приобретенной идентичности и подготовки к новому витку развития – третий курс, когда на основе осознания требований со циальной роли и собственных возможностей удовлетворения этих требо ваний происходит осознание достижений, которые сделаны благодаря собственным усилиям. В этот период конструктивные схемы находятся в наиболее стабильном состоянии, поскольку субъект получает удовлетво рение от восприятия себя в рамках данной идентичности. Это период стабилизации студенческой идентичности.

3 этап: период новой дестабилизации – четвертый, пятый курсы, когда на основе осознания спектра ролей, усвоенных в ходе профессионализа ции, происходит осознание новых целей и перспектив, а также тех тре бований, которым необходимо следовать в соответствии с этими целями.

Это второй нестабильный период, суть которого заключается в переходе от студенческой к педагогической идентичности. Процесс формирования идентичности завершается построением реализованной идентичности, которой соответствует восприятие себя в качестве педагога.

Таким образом, наибольшая тенденция к профессиональному росту, развитию своих способностей и достижению успеха наблюдается на третьем и пятом курсах. Наблюдающиеся противоречия в ценностях, мо тивации и отношении к себе студентов первого и четвертого курсов по казывают, что наряду с возрастанием учебной и профессиональной мо тивации происходит усиление стремления к самозащите и поддержки близких, снижение аутосимпатии и повышение самообвинения, что сви детельствует о нестабильности и наличии кризиса социальной идентич ности в этот период.

Результаты исследования позволяют сказать, что успешное преодоле ние кризиса социальной идентичности в процессе профессионального становления характеризуется следующими показателями: идентифика ция со своей профессиональной группой;

позитивное отношение к себе как члену этой группы, позитивное отношение к представителям своей учебно-профессиональной общности;

уважительное отношение к представителям других профессиональных общностей;

стремление реализовать себя в широком профессиональном сообществе.

Во второй части исследования представлены результаты корреляци онного и факторного анализов основных показателей динамики иден тичности.

Выявленные корреляционные связи между показателями профессио нально-деловой идентичности и стремлением к самоактуализации пока зывают, при каких условиях будет эффективно конструироваться про фессиональная идентичность, а также дополняют представление о роли "базисного" "индивидуально-личностного" и "профессионально делового" функциональных блоков социальной идентичности.

В результате факторного анализа выделились 5 наиболее значимых факторов:

1-й фактор получил название "Фактор самозащиты". В него вошли такие переменные: с положительным весом – стремление чувствовать себя защищенны (0, 610);

стремление к сохранению здоровья (0, 884);

семейная идентичность (0,474);

личностная идентичность (0, 347);

стремление к материальному благополучию (0, 606);

счастливая семей ная жизнь (0, 508);

желание любить и быть любимым (0, 363);

ценности поддержания основных социальных ролей (0, 590);

ценности конструк тивного образа жизни (0, 565);

ценности национальной культуры (0,656);

самоинтерес (0, 837);

самообвинение (0, 618). С отрицательным весом – учебно-профессиональная идентичность (0, 513);

аутосимпатия (0, 778);

самооценка деловых качеств (0, 773).

Выделение этого фактора демонстрирует, что идентификация по типу реализации мотивации самозащиты тесно связана с восприятием себя членом семьи, вниманием к своим личностным качествам, с комплексом потребностей в защите, безопасности, сохранении здоровья, достижении материального благополучия, со значимостью в наборе ценностей, в ко торых проявляется тенденция к самосохранению и самозащите, с выра женностью интереса к себе и наличием самообвинения. Построение та кой идентичности слабо связано с направленностью на профессиональ ную деятельность.

2-й фактор получил название "Фактор самоуважения". В него вошли такие переменные: с положительным весом – самоуважение (0,951);

рос сийская идентичность (0,540);

стремление к общению (0, 462);

стремле ние к достойным условиям жизни (0, 667);

стремление реализовать свои способности (0, 481);

демократические ценности (0,430), самооценка способностей к общению и взаимодействию (0, 488), совет ская идентичность (0, 385). С отрицательным весом – европейская иден тичность (0, 536);

стремление к автономии (0, 529);

ценности здоровья (0, 766);

стремление к безопасности (0, 579);

стремление к материально му благополучию (0, 688);

стремление поддерживать хорошую физиче скую форму (0, 479);

стремление к получению материального вознагра ждения за свою деятельность (0, 772);

ценности карьерного роста (0, 546).

Выделение этого фактора показывает, что идентификация по типу са моуважения характеризуется некоторым ценностным противоречием, связанным, по нашему мнению, с особенностями социокультурной сре ды, в которой развиваются студенты. С одной стороны, отмечаются вос приятие себя в качестве гражданина, стремление к достойной жизни, на правленность на демократические ценности и развитие своих способно стей, с другой стороны, обратная связь со стремлением к безопасности, автономии и материальному благополучию, а также низкая европейская идентичность говорят о том, что эти студенты не готовы отстаивать при оритеты "достойной" жизни.

3-й фактор получил название "Фактор саморазвития". В него вошли такие переменные: с положительным весом – профессионально-деловая идентичность (0, 678);

самооценка деловых качеств (0,729);

самоинтерес (0,877);

ценности профессионального роста (0, 515);

стремление к разви тию контактов с зарубежными коллегами (0, 721);

стремление к реализа ции своих способностей (0, 481);

самопринятие (0, 750);

понимание зна чимости решения глобальных проблем (0, 853), европейская идентич ность (0, 608), ценности профессионального роста (0, 790). С отрица тельным весом – самообвинение (0, 773);

стремление к поддержанию хо роших взаимоотношений в коллективе (0, 918);

ценности национальной культуры (0, 713).

Выделение этого фактора показывает, что идентификация такого типа характеризуется восприятием себя членом профессиональных общно стей, осознанием своих профессионально-деловых качеств. Она связана со стремлением к самореализации прежде всего через учебную и про фессиональную деятельность. Ценности коллективизма, национальной культуры при этом отходят на второй план. Все это положительно ска зывается на возможности установления связей с профессионалами неза висимо от национальных и географических границ, восприятии новых требований общества и современных ценностей обра зования.

4-й фактор получил название "Фактор семьи". В него вошли такие переменные: с положительным весом – семейная идентичность (0,665);

религиозная идентичность (0, 721);

локальная идентичность (0, 367);

мечты о будущем (0, 736);

стремление к материальному благополучию (0,694);

восприимчивость к состоянию внешней среды (0,698);

стремле ние поддерживать хорошую физическую форму (0,812);

безопасность и стабильность (0, 617);

профессиональный рост (0, 621). С отрицательным весом – стремление к автономии (0, 816);

ценности свободы и независи мости (0, 584), глобальная идентичность (0, 380).

Выделение данного фактора показывает, что существует комплекс ный тип идентичности, который иллюстрирует восприятие себя "сыном родной земли". Позитивная семейная идентичность сопровождается при нятием культурно-исторических канонов, чувством родины, стремлени ем к профессиональному росту, заботой о состоянии среды, непринятием индивидуалистических ценностей. Все это сопровождается позитивными установками на стабильную и безопасную жизнедеятельность в рамках родного культурно-исторического сообщества, но отрицанием автоном ного развития, слабым пониманием ценностей мирового профессиональ ного сообщества.

5-й фактор получил название "Идентификация интегрального типа".

В него вошли переменные: с положительным весом – стремление разви вать контакты с зарубежными коллегами (0, 529);

стремление изучать за рубежный опыт работы (0, 350);

деятельность (0, 516);

стремление к сво боде и независимости (0, 454);

стремление реализовать свои способности (0, 457);

профессиональный рост (0, 626);

стремление к самостоятельной деятельности (0, 491);

восприятие себя собственником (0, 511). С отрица тельным весом – персональная идентичность (0, 547);

локальная иден тичность (0, 819);

забота о своем быте (0, 585);

стремление сохранить здоровье (0, 650);

самообвинение (0, 409).

Выделение этого фактора демонстрирует, что стремление к взаимо действию с зарубежными коллегами связано с направленностью на про фессиональный рост и деятельность, стремление к свободе. При этом уз ко локализованные идентичности, внимание к своему здоровью, самооб винение отходят на второй план. Это может означать, что в представле ниях студентов для расширения своего профессионального пространства им необходимо забыть о здоровье, быть уверенными в себе, оторваться от местных связей, настроиться на деятельность и рассчиты вать на самих себя.

Таким образом, структурные компоненты идентичности тесно взаи мосвязаны, образуя единый комплекс. В то же время в каждом типе идентификации наблюдается специфический набор переменных, что подтверждает наше предположение о взаимосвязи социальной идентич ности с мотивационными и ценностными особенностями личности по зволяет рассматривать социальную идентичность как когнитивно мотивационный конструкт, который формируется под влиянием различ ных факторов, таких как особенности социокультурной среды, учебно профессиональная деятельность, индивидуально-личностные характери стики.

Полученные корреляционные связи между идентификационными ха рактеристиками, ценностно-смысловыми и мотивационными особенно стями подтверждают единство действия профессиональных, социально психологических и личностных факторов функционирования социальной идентичности.

Можно сказать, что успешное вхождение в профессиональную среду в сознании студентов связано с обретением профессионально-деловой идентичности, осознанием своих профессионально-важных качеств, об ретением профессиональных, социальных и материальных перспектив, позитивным самовосприятием, независимостью, самоуважением и чув ством защищенности в профессиональной группе.

В третьей части исследования проводится анализ возможностей применения полученных в исследовании результатов в практике совер шенствования подготовки студентов педагогических вузов.

В исследовании показано, что проблема кризиса идентичности в ус ловиях резких социальных перемен нашла свое отражение в образова нии, в частности, как в снижении интереса педагогов к своей профессии, так и в разрушении многих ценностных ориентиров, а также в изменении представлений о структуре и границах сферы педагогического сообще ства (Г.И. Аксенова, Э.Д. Днепров, Л.В. Занина, Н.В. Клюева, М.М. Ка шапов и др.). Это создает трудности профессионального самоопределе ния студентов и усиливает роль психологических знаний в учебно воспитательном процессе (А.А. Вербицкий, М.В. Кларин, Н.В. Клюева, А.Л. Крупенин, Л.М. Митина).

Проблема социальной идентичности педагогов, взятая в широком социальном контексте, еще недостаточно осознана студентами российских педагогических вузов. По этому параметру они далеки от будущих педагогов развитых демократических стран, которые воспри нимают себя представителями большого профессионального и культур ного сообщества (Н.В. Гороховатская, Ю.В. Громыко, М.В. Кларин и др.).

На основе теоретического и эмпирического анализа нами была разра ботана Программа формирования социальной идентичности у студен тов педагогических вузов. Разработка и апробация Программы проходи ла на базе ЯГПУ с 1999 по 2002 год, а также в средней школе № 84 г.

Ярославля при поддержке фонда Сороса. Результаты опубликованы в ба зе данных программы RSS в 2002 году.

В данном параграфе описываются цели, задачи, принципы работы со студентами, критерии эффективности, приводится содержание Програм мы, а также результаты ее применения. Практика показала, что специ альная работа со студентами, направленная на расширение их социаль ного самосознания, помогает не только в адаптации к современным со циальным условиям, в выборе жизненных перспектив, в развитии чувст ва собственного достоинства, но и в развитии интереса к учебным кур сам и темам, особенно к тем, в которых требуется понимание и принятие зарубежных теорий и опыта.

ВЫВОДЫ С помощью разрабатываемого автором социально-психологического подхода достигнута основная цель диссертационного исследования: вы явлены и проанализированы феномены и структурные компоненты соци альной идентичности, общие закономерности ее трансформации и этапы становления в студенческий период. В ходе реализации основной цели исследования были решены намеченные в данной работе задачи.

Основные выводы диссертационного исследования:

1. Анализ становления проблематики социальной идентичности позво лил выявить следующие тенденции исследований в этой области: от изучения персональной идентичности к собственно социальной, от лабораторных условий эксперимента к естественным, от узкоспеци ального к междисциплинарному изучению.

2. Социальная идентичность выполняет ряд жизненно важных функ ций, обеспечивающих жизнедеятельность индивида: а) адаптацион ная – приспособление к новым социальным условиям;

б) ориентировочная – поиск своего места в социальном пространстве;

в) структурная – придание определенности, упорядоченности Я;

г) це левая – целеполагание, построение модели поведения;

д) экзистенци альная – осмысление своей сущности, прогнозирование. Отношение человека к окружающему миру, его ценностный и смысловой потен циал тесно связаны с содержанием идентификационной структуры личности;

поведение и прогнозы поведения строятся на основе пред ставления о том, в рамках какой социальной категории человек себя воспринимает.

3. Результаты эмпирического исследования позволяют говорить о на личии в структуре социальной идентичности трех основных взаимо связанных функциональных блоков, основанных на единстве когни тивных, мотивационных и ценностных компонентов личности: а) "базисный": узко локализованный, который связан с мотивацией са мозащиты и стремлением укрепить свои позиции на уровне этниче ской, региональной и семейной общности;

б) "индивидуально личностный": проявляется в мотивации самоуважения и направлен ности на овладение требованиями культуры как узкого, так и более широкого сообщества;

в) "профессионально - деловой": проявляется в стремлении к самореализации, стремлении к расширению субъек тивного пространства, анализу изменений, происходящих в общест ве.

4. В качестве основного стимула трансформации идентичности высту пает кризис идентичности, который приводит к пересмотру сложив шейся идентификационной структуры, стимулирует необходимость делать выбор новой системы координат в социальном мире. Под влиянием кризиса происходит актуализация индивидуально личностного потенциала человека, благодаря чему включаются ме ханизмы, которые помогают индивиду соотнести настоящее и буду щее, интегрировать различные влияния профессиональной, культур ной и социальной среды и найти свое место в сложном динамичном мире. Поэтому самостоятельность и способность делать выбор слу жат основаниями для более успешного обретения социальной иден тичности.

5. Психологическими проявлениями кризиса социальной идентичности являются изменения в структуре идентичности: увеличивается вес индивидуально-личностных компонентов идентичности;

социальная идентичность фокусируется на близких субъекту группах;

происходит усиление роли мотивации самозащиты;

снижается толе рантность к "не таким, как я". При этом кризис более успешно пре одолевается теми людьми, которые демонстрируют большую выра женность профессиональных, деловых и ролевых идентификацион ных характеристик и мотивацию самореализации.

6. Исследование показало, что важными факторами трансформации идентичности в условиях кризиса на индивидуальном уровне явля ются: а) восприятие социальной ситуации и ее возможных (как по ложительных, так и отрицательных) последствий для человека;

б) включенность в конкретную (профессиональную, общественную, по литическую и т.п.) деятельность;

в) характер взаимоотношений в микросреде (семья, друзья и т.п.).

7. На примере формирования профессиональной идентичности выявле но, что показателями успешного преодоления кризиса социальной идентичности являются: реализация потребностей в самоуважении и саморазвитии;

идентификация с профессиональной группой;

пози тивное отношение к себе как члену этой группы и другим представи телям своей группы;

уважительное отношение к представителям дру гих профессиональных общностей;

стремление реализовать себя в широком профессиональном сообществе.

8. Формирование идентичности будущих педагогов происходит под влиянием двух тесно взаимосвязанных факторов: а) учебно профессиональной деятельности студентов, которая, будучи связан ной с мотивацией самоуважения и саморазвития, способствует под держанию позитивного образа своей профессиональной группы и стремлению к овладению новыми ценностями образования;

б) соци альной ситуации, которая отражается в самосознании студентов и проявляется в специфических противоречиях и барьерах в отноше нии к зарубежному опыту и современным ценностям образования.

9. Получен ряд эмпирических данных, проясняющих специфику фор мирования профессиональной идентичности в ходе подготовки сту дентов педагогического вуза. В процессе профессиональной подго товки в студенческий период происходят перестройка идентифика ционной структуры и становление профессиональной идентичности.

Этот процесс заключается в усилении "профессионально-делового" функционального блока, а также в переходе от нестабильной, диф фузной, узко локализованной идентичности к более стабильной, осознанной, направленной на самореализацию в широком профессиональном сообществе идентичности, в сочетании с более высоким уровнем осознания своих профессиональных качеств.

10. Процесс профессионального становления педагога включает в себя ряд этапов, которые выделяются в соответствии со следующими кри териями: стабильный – нестабильный, реальный – перспективный, узко – широко локализованный;

отличаются выраженностью различ ных идентификационных характеристик, а также их соотношением с мотивационными и ценностно-смысловыми компонентами личности.

Кризис более отчетливо проявляется на первом курсе, когда после поступления в вуз происходит смена основной социальной группы (из бывшего ученика в студента и будущего педагога), и затем на четвертом и пятом курсах, когда после прохождения педагогической практики происходит новая смена основной социальной группы (из студента в педагога-практика), проверяющая "на прочность" сло жившиеся представления о себе и групповом членстве.

11. В исследовании показано, что специальная деятельность по форми рованию социальной идентичности помогает студентам преодолеть влияние стереотипов, которые мешают профессиональному станов лению, адекватному новым социально-экономическим условиям.

Важным фактором создания системы ценностей, адекватной новым социальным условиям, является конструирование социальной иден тичности, взаимосвязанной с той социальной группой, которая явля ется носителем новой системы ценностей.

Таким образом, в исследовании проведен теоретический анализ про блемы социальной идентичности, а также получены новые эмпирические данные, проясняющие и углубляющие представление о структуре этого явления, мотивации идентификации, динамике социальной идентичности в период студенческого возраста, факторах, обусловливающих процесс трансформации идентификационной структуры.

Содержание диссертации отражено в 50 опубликованных работах ав тора, основными из которых являются следующие:

Монографии:

1. Иванова Н.Л. Образование в западных странах на рубеже веков:

Монография. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 1999. 176 с., 11 п. л.

2. Иванова Н.Л. Социальная идентичность и проблемы образования:

Монография. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2001. 228 с., 14 п. л.

Учебно-методические издания:

3. Иванова Н.Л. Репертуарные личностные методики: Учебное пособие. Ярославль: Изд-во ЯГПУ,1995. 88 с., 5,5. п. л.

4. Бекетова Н.Е., Иванова Н.Л., Рожков М.И., Чернявская А.П. Ин дивидуальный стиль деятельности учителя: диагностика и формирова ние: Методические рекомендации. Ярославль: Изд-во ЯГПУ,1995, 6 п. л.

5. Иванова Н.Л. Качественный анализ: репертуарные личностные методики: Учебное пособие. Ярославль: Изд-во МУБИНТ, 1999. 90 с., 5,6 п. л.

6. Иванова Н.Л. Принятие решений в работе менеджера: Учебное пособие. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 1999. 98 с., 6 п. л.

7. Иванова Н.Л., Конева Е.В., Коряковцева О.А. Психология совре менного подростка: поведенческие проблемы, воспитание толерантно сти. Ярославль: Диа-Пресс, 2001. 4,8 п. л.

Статьи и материалы конференций:

8. Иванова Н.Л. Кого мы воспитываем (сравнение ценностей учите лей России и Голландии) // Ярославский педагогический вестник. 1997.

№ 2. С.119–121., 0,5. п. л.

9. Иванова Н.Л. Ценностные ориентации в различных условиях вос питания и образования // Ежегодник Российского психологического об щества: психология и практика. Т. 4, выпуск 2. М., Ярославль, 1998. С.

84–86, 0,2. п. л.

10. Иванова Н.Л. Основные модели школы и концептуальные направ ления в западной педагогике на пороге ХХ1 века // Ярославский педаго гический вестник. 1998. № 3. С. 154-161. 0,6. п. л.

11. Иванова Н.Л. Исследование социальной идентичности у студен тов педагогических вузов России и Польши // Проблемы психологии и эргономики. Ярославль, 2000. №1. С. 25 – 31, 0,4 п.л.

12. Иванова Н.Л. Формирование социальной идентичности в процессе подготовки студентов педагогического вуза. // Ярославский педагогиче ский вестник. 2000. №2. С. 73-77, 0,2 п. л.

13. Ivanova N.L. Strategia pracy z dziecmi ulicy w Rosji // Dzieci Ulicy.

Problemy profilaktyka resocjalizacja. Bialystok. Poland. 2000. P. 63-75, 0. п. л.

14. Ivanova N.L. Spoleczna tozsamosc studentow rosyjskich uczelni peda gogicznych // Test. Bialystok. Poland. 2000. N 1. Pp. 30–35, 0,3. п. л.

15. Иванова Н.Л. Социальное самосознание будущих педагогов в ус ловиях трансформации общества // Актуальные проблемы педагогики и психологии. Кострома: Изд-во КГПУ, 2000. С. 103–108, 0,2 п. л.

16. Иванова Н.Л. Проблема формирования социальной идентичности в контексте становления гражданского общества в России // Европейские ценности образования. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2001. С.

98–108, 0,6 п. л.

17. Иванова Н.Л. Ценности европейского образования // Европейские ценности образования. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2001. С. 14–26, 0, п.л.

18. Иванова Н.Л. Кризис социальной идентичности и проблемы под готовки студентов педагогических вузов // Ярославский психологиче ский вестник. М-Ярославль, 2001. Выпуск 4. С. 47 – 53, 0,4 п. л.

19. Иванова Н.Л. Проблема формирования социальной идентичности в контексте становления гражданского общества в России // От граждан ского образования к демократической школе. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2001. С. 72–84, 0,75 п. л.

20. Иванова Н.Л. Исследование этнических и профессиональных сте реотипов у студентов педагогических вузов // Роль высшего образования в развитии межэтнической толерантности. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2002. С. 114–124, 0,4 п. л.

21. Иванова Н.Л. Формирование социального самосознания в контек сте комплексной подготовки студентов педагогического вуза // Разработ ка психолого-антропологических технологий в системе непрерывного образования. Томск: Изд-во ТГУ, 1999. С. 79–82, 0,2 п. л.

22. Иванова Н.Л. Сравнение социальной идентичности студентов пе дагогических вузов России и Польши // Социальная психология – ХХI век. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1999. Т. 1. С. 229–233, 0,2 п. л.

23. Иванова Н.Л. Методология и технология развития социальной идентичности у студентов педагогических вузов // Психотехнологии в образовательном процессе. Кострома: Изд-во КГПУ, 1999. Часть 1. С.

41–43, 0,2 п. л.

24. Ivanova N.L., Smirnova A. G. Provision of psychological well-being as the basis for social work and the way for the development of society // Inte gration of social disadvantaged children – new technology in Social education and social practice. Sofia, 1999. C. 116–121, 0,3. п. л.

25. Иванова Н.Л. Проблемы формирования социального сознания у студентов – выпускников сельских школ // Развитие личности сельского школьника. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2000. С. 171–173, 0,2 п.л.

26. Иванова Н.Л. Социально-психологические проблемы подготовки студентов педагогического вуза в условиях кризиса идентичности // Психология инновационного управления социальными группами и организациями. М.-Кострома, 2001. С. 135–138, 0,2. п. л.

27. Исследование социальной идентичности у студентов педагогиче ских вузов // Идентичность и толерантность. М., 2002. С. 134–152, 0, п.л.

28. Ivanova N. Cultural Diversity and Identity in Education // Dealing with diversity. Amsterdam, 2002. P. 338–339, 0,2 п. л.

29. Иванова Н.Л. Эмпирическое исследование социальной идентич ности // Социальная психология XXI столетия. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 2002. Т. 1. С. 299–302., 0,2 п. л.

30. Иванова Н.Л., Фролова Ю.Н. Исследование причин интолерантно го поведения у воспитанников детских домов // Роль высшего образова ния в развитии межэтнической толерантности. Ярославль, 2002. С. 186– 198, 0,7 п. л.

31. Иванова Н.Л. Социальная идентичность в условиях трансформа ции общества // Проблема идентичности: человек и общество на пороге третьего тысячелетия. М., 2003. С. 232–242.

32. Иванова Н.Л., Мнацаканян И.А. Проблемы высшего образования в поликультурном мире (в европейском образовательном пространстве) // Высшее образование. 2003. № 1. С. 145–163, 0,7 п. л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.