WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

на правах рукописи

ИБРАГИМОВ МУРАТ АЖДАУТОВИЧ НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ИНЫХ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА КАК ИСТОЧНИКИ УГОЛОВНОГО ПРАВА Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Ставрополь – 2004 Диссертация выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: Доктор юридических наук, Доцент, заслуженный юрист РФ Оганян Роман Эдуардович

Официальные оппоненты: Доктор юридических наук, Профессор Аминов Давид Исакович.

Кандидат юридических наук Саруханян Артур Рафаэлович.

Ведущая организация: Российская правовая ака демия Министерства юсти ции РФ

Защита состоится 27 декабря 2004 года в 10 часов на заседании Дис сертационного совета КМ 212.256.03 по присуждению ученой степе ни кандидата юридических наук Ставропольского государственного университета (355009 г. Ставрополь, ул. Пушкина 1, корпус 1а, ауд.

416).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «» ноября 2004 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета КМ 212.256. кандидат юридических наук, доцент Т.И. Демченко ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Длительное время в оте чественной уголовно-правовой науке считалось, что уголовно правовая норма может быть выражена только в форме уголовного за кона, а сам уголовный закон объявлялся единственным источником уголовного права. Современная правовая доктрина, напротив, исхо дит из признания полиисточникового характера уголовного права. Причем, такое изменение подхода к источникам уголовного права продиктовано, в первую очередь, предписаниями самого уголовного закона: в ч. 2 ст. 1 УК РФ установлено, что Уголовный кодекс РФ ос новывается на Конституции Российской Федерации и общепризнан ных принципах и нормах международного права.

С другой стороны, действующий Уголовный закон устанавли вает, что уголовное законодательство Российской Федерации состоит исключительно из Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 1 УК РФ).

Таким образом, можно говорить о несовпадении понятий «ис точник уголовного законодательства» и «источник уголовного пра ва». И если источником уголовного законодательства является ис ключительно Уголовный кодекс Российской Федерации, то источни ки уголовного права не ограничиваются уголовным законом.

Так, при конструировании уголовного закона зачастую упот ребляются ссылки на нормативные акты иной отраслевой принадлеж ности (например, в ст.ст. 143, 191, 215, 216-219, 263, 264 УК РФ).

Кроме того, подавляющее большинство статей Уголовного кодекса содержит бланкетные признаки, где употреблены термины, заимство ванные из иных отраслей права. В этой связи возникает вопрос о том, См., например: Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г., Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права. – Ставрополь, 2000;

Коняхин В. Конституция как источник Общей части уголовного права // могут ли считаться источниками уголовного права нормативные акты иных отраслей права.

Необходимо отметить, что отдельные проблемы использова ния нормативных положений других отраслей права для конструиро вания уголовного закона уже становились предметом научного иссле дования. Анализ подобного рода взаимосвязи уголовного законода тельства с нормами других отраслей права представлен в работах Б.В.

Волженкина, Л.Д. Гаухмана, Н.Д. Дурманова, В.Н. Кудрявцева, А.В.

Наумова, Н.И. Пикурова, С.С. Пирвагидова, Ю.Е. Пудовочкина и других авторов. Тем не менее, специальных исследований моногра фического уровня, посвященных анализу нормативных актов иных отраслей права в качестве источников уголовного права, не проводи лось.

В этой связи тема настоящей работы представляется весьма актуальной и необходимой для проведения диссертационного иссле дования.

Цели и задачи исследования. Целями настоящего исследо вания явились теоретическое обоснование необходимости признания нормативных актов иных отраслей права источниками уголовного права, а также выработка категориального определения нормативного акта иной отрасли права, используемого в качестве источника уго ловного права. Кроме того, целью работы стало изучение особенно стей применения уголовно-правовых норм, источниками которых яв ляются нормативные акты иной отраслевой принадлежности.

Достижению указанных целей способствует решение сле дующих основных задач:

Российская юстиция. – 2002. – № 4. – С. ;

Наумов А. Судебный прецедент как ис точник уголовного права // Российская юстиция. – 1994. - № 1. – С. 8-11.

1. изучение понятия «источник уголовного права» для обос нования позиции о возможности признания таковым нор мативных актов иных отраслей права;

2. исследование обусловленности признания нормативных актов иных отраслей права источниками уголовного пра ва;

3. анализ юридических признаков нормативного акта иной отраслевой принадлежности, являющегося источником уголовного права;

4. установление содержания уголовно-правовых норм, ис точниками которых являются нормативные акты иных от раслей права;

5. исследование особенностей действия во времени уголов но-правовых норм, источниками которых являются нор мативные акты иных отраслей права;

6. анализ особенностей квалификации преступлений по уго ловно-правовым нормам, источниками которых являются нормативные акты иных отраслей права;

7. изучение имеющейся судебной практики и позиции со трудников правоохранительных органов, касающихся су щества проблемы.

Объектом диссертационного исследования являются обще ственные отношения, возникающие в связи с использованием норма тивных актов иных отраслей права в качестве источников уголовного права.

Предметом исследования выступили юридические признаки нормативных актов иных отраслей права, являющихся источниками уголовного права.

Методологической основой исследования явились диалек тический, логический, сравнительно-правовой, системно структурный, социологический (анкетирование) и некоторые другие методы.

Нормативной базой исследования явились: Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, иные федеральные законы (например, Гражданский кодекс Россий ской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административ ных правонарушениях, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Закон РФ от 21 июля 1993 года «О государственной тайне», Федеральный закон от 13 ноября 1996 г. «Об оружии», Федеральный закон от декабря 1995 г. «О безопасности дорожного движения», Федеральный закон от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов дея тельности», Федеральный закон от 10 декабря 1997 г. «О наркотиче ских средствах и психотропных веществах», Федеральный закон от ноября 1994 г. «О пожарной безопасности»), а также подзаконные нормативные акты (например, Указ Президента РФ от 30 ноября г. «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне», Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2002 г. «Об отмене постановлений Правительства Российской Федерации по во просам маркирования товаров и продукции знаками соответствия, защищенными от подделок», Постановление Правительства РФ от октября 1993 г. «Об утверждении Правил дорожного движения Рос сийской Федерации», Постановление Совета Министров РСФСР от октября 1960 г. «Об утверждении Положения об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР», Приказ МВФ России от 14 декабря 1993 г. «Об утверждении Правил пожарной безопасности в Российской Федера ции»).

Теоретическая основа исследования. В процессе исследова ния применялись достижения наук уголовного права, общей теории права, истории государства и права, филологии.

Среди использованных работ в области уголовного права, на до особо выделить труды таких ученых, как Я.М. Брайнин, А.И. Бой цов, С.В. Бородин, Б.В. Волженкин, Л.Д. Гаухман, А.С. Горелик, Н.Д.

Дурманов, С.Г. Келина, А.Г. Кибальник, М.И. Ковалев, В.Н. Кудряв цев, Н.Ф. Кузнецова, В.В. Мальцев, А.В. Наумов, Н.И. Пикуров, А.А.

Пионтковский, С.С. Пирвагидов, Ю.Е. Пудовочкин, А.И. Рарог, И.Г.

Соломоненко, Н.С. Таганцев, А.Н. Трайнин, М.Д. Шаргородский, Б.В.

Яцеленко.

Эмпирическую базу исследования составили результаты вы борочного исследования (социологического опроса), проведенного в г.г. Ставрополе, Краснодаре. По специально разработанной анкете опрошено 100 сотрудников правоохранительных органов.

Изучена практика Верховных Судов СССР и РФ, касающаяся темы исследования.

Научная новизна работы заключается в том, что диссерта ция представляет собой одно из первых в отечественной уголовно правовой науке комплексных монографических исследований, по священных проблеме признания нормативных актов иных отраслей права в качестве источников российского уголовного права.

В работе обоснована необходимость доктринального и ле гального признания нормативных актов иных отраслей права в каче стве источников уголовного права. Сформулировано понятие норма тивного акта иной отрасли права, используемого в качестве источни ка уголовного права. Выработаны правила применения уголовно правовых норм, источниками которых являются нормативные акты иных отраслей права.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Признание нормативных актов иных отраслей права источ ником уголовного права обусловлено бланкетной формой конструи рования уголовного закона. При ее использовании содержание уго ловно-правовой нормы складывается как из положений уголовного закона, так и положений нормативных актов иных отраслей права, ко торые должны рассматриваться в качестве источников уголовного права.

2. При бланкетной форме конструирования уголовного закона нормативные акты иных отраслей права не устанавливают признаков состава преступления. В то же время, наполняя своими положениями бланкетные признаки состава преступления, нормативные акты иных отраслей права непосредственным образом влияют на содержание уголовно-правового запрета.

3. Использование нормативных актов иных отраслей права в качестве источников уголовного права обеспечивает стабильность уголовного закона и, при необходимости, позволяет изменять факти ческое содержание уголовно-правовой нормы без трансформации текста Уголовного кодекса.

4. В целях единообразного понимания и применения уголов но-правовых норм в Российской Федерации, а также реализации уго ловно-правового принципа равенства, источниками уголовного права следует признавать нормативные акты иных отраслей права только федерального уровня.

5. Нормативный акт иной отрасли права, являющийся источ ником уголовного права, можно определить как закон или подзакон ный акт федерального уровня, положения которого влияют на содер жание уголовно-правовой нормы.

6. При бланкетной конструкции статьи Особенной части Уго ловного кодекса квалификация преступлений предполагает совмест ное применение положений уголовного закона и нормативных актов иной отраслевой принадлежности.

7. Квалификация преступлений по уголовно-правовым нор мам, источниками которых являются нормативные акты иных отрас лей права, предполагает использование нормативных положений иной отраслевой принадлежности, действующих на момент соверше ния деяния.

8. Изменение нормативных актов иных отраслей права зачас тую приводит к фактической декриминализации деяния или иному улучшению положения лица, совершившего преступление, а, следо вательно, в соответствии с ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, такое улучше ние должно иметь обратную силу. Ухудшение положения лица, со вершившего преступление, вследствие изменения нормативных актов иных отраслей права, обратной силы не имеет.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее по ложения и выводы могут быть использованы для совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации и практики его применения.

Результаты настоящего исследования могут быть использова ны в учебном процессе и научных исследованиях, связанных с про блемами источников российского уголовного права.

Апробация результатов исследования. Положения и выводы диссертации отражены в 4-х научных публикациях. Теоретические выводы и положения докладывались на межвузовских конференциях и семинарах в г.г. Ростов-на-Дону, Краснодаре, Ставрополе, а также на Ученом совете и на заседаниях кафедры уголовного права Ставро польского государственного университета.

Результаты проведенного исследования внедрены в учебный процесс юридического факультета Ставропольского государственно го университета и Ставропольского филиала Краснодарской академии МВД России при преподавании курсов «Уголовное право» и «Теоре тические основы квалификации преступлений».

Структура диссертации, состоящей из двух глав, объеди няющих пять параграфов, предопределена целями и задачами иссле дования. Завершает работу заключение и список использованных ис точников и литературы.

Диссертация оформлена в соответствии с требованиями ВАК.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава диссертационного исследования посвящена изу чению социально-правовой обусловленности признания норма тивных актов иных отраслей права источниками уголовного права, а также выработке понятия нормативного акта иной отрас ли права, являющегося источником уголовного права.

В первом параграфе исследуется социально-правовая обу словленность признания нормативных актов иных отраслей пра ва источниками уголовного права.

Для обоснования позиции о возможности признания норма тивных актов иных отраслей права источниками уголовного права, в работе изучено понятие источника уголовного права.

Проецируя формально-юридическое понимание термина «ис точник права» в область права уголовного, диссертант приходит к выводу о том, что источник уголовного права представляет собой форму выражения уголовно-правовых норм. Как правило, уголовно правовая норма в полном объеме выражена в уголовном законе, и этот нормативный акт следует считать источником уголовного права.

В то же время, уголовно-правовая норма содержательно может вклю чать положения и других нормативных актов, причем среди них мо гут быть нормативные акты, не относящиеся непосредственно к сфере уголовно-правового регулирования.

Так, например, норма, устанавливающая уголовную ответст венность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, содержательно состоит не только из положе ний ст. 264 УК РФ, но и включает предписания Правил дорожного движения.

Так что же следует считать источником уголовно-правовой нормы, если ее содержание складывается из предписаний нескольких различных нормативных актов? Исходя из формально-юридического понимания источника уголовного права как формы выражения уго ловно-правовых норм, следует признать, что если уголовно-правовая норма выражена в нескольких нормативных актах, то каждый из них является источником такой нормы.

Существование подобного рода полиисточниковых уголовно правовых норм связано, в первую очередь, с бланкетной формой кон струирования уголовного закона. При использовании бланкетной формой конструирования уголовного закона содержание уголовно правовой нормы складывается как из положений уголовного закона, так и положений нормативных актов иных отраслей права, которые должны рассматриваться в качестве источников уголовного права.

Бланкетная форма конструирования уголовного закона (блан кетность) может иметь различные проявления.

Так, при бланкетной диспозиции уголовного закона уголовно правовая норма формулируется с помощью ссылки на нарушение ви новным нормативных предписаний (специальных правил) иных от раслей права (например, ст.ст. 143, 191, 215, 216-219, 264 УК РФ).

Следовательно, источниками таких уголовно-правовых норм, наряду с уголовным законом, необходимо признавать и нормативные акты иных отраслей права, регламентирующие соответствующие специ альные правила. Исходя из этого, использование при правопримене нии нормативных актов, устанавливающих соответствующие специ альные правила, становится обязательным, что особо подчеркивается в практике Верховного Суда РФ. Необходимость обращения к нормативным актам иных отрас лей права возникает и в случае, когда при конструировании статьи уголовного закона используются лишь отдельные термины другой отраслевой принадлежности (бланкетные признаки). При использова нии в уголовном законе терминов других отраслей права, их понима ние и, соответственно, применение при квалификации преступлений должно основываться на их отраслевом определении. В противном случае будут нарушены системные свойства законодательства в це лом.

Таким образом, заимствование уголовным правом терминов иной отраслевой принадлежности предполагает сохранение их со держания и предопределяет включение в уголовно-правовую норму нормативных положений, установленных нормативными актами иных отраслей права. А, следовательно, нормативные акты иных отраслей права, раскрывающие содержание бланкетных признаков, выступают источниками соответствующих уголовно-правовых норм.

К примеру, для вменения лицу преступления, предусмотрен ного ст. 275 УК РФ, по признаку выдачи государственной тайны сле дует уяснить понятие государственной тайны и содержание состав ляющих ее сведений. Для этого необходимо обратиться к положениям Закона РФ «О государственной тайне» от 21 июля 1993 года (в дейст вующей редакции), а также к Перечню сведений, отнесенных к госу Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР № 1 от 23 апреля 1991 г. «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности горных строительных и иных работ» // Сборник постановлений Пленумов Вер ховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. – М., 1999. – С. 445;

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 14 от 5 июня 2002 г. «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопас ности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в резуль тате неосторожного обращения с огнем» // Бюллетень Верховного Суда Россий ской Федерации. – 2002. - № 8. – С. 4.

дарственной тайне, утвержденному Указом Президента РФ № 1203 от 30 ноября 1995 г. Названные нормативные акты раскрывают содер жание бланкетного признака, употребленного в ст. 275 УК РФ, и мо гут расцениваться в качестве источников уголовно-правовой нормы об ответственности за государственную измену.

Специфическим проявлением бланкетной формы конструиро вания уголовного закона является так называемая «скрытая» бланкет ность, имеющая место в случаях, когда уголовно-правовой запрет граничит с запретом, установленным нормативным актом иной отрас ли права.

Так, например, общность границы уголовно-правового и ад министративно-правового регулирования в части установления ответ ственности за хищения приводит к тому, что содержание уголовно правовых норм об ответственности за кражу, мошенничество, при своение и растрату находится в прямой зависимости от нормативных предписаний, установленных ст. 7.27 КоАП РФ. Следовательно, на званный административно-правовой нормативный акт следует при знать источником соответствующих уголовно-правовых норм.

В любом варианте проявления бланкетности (бланкетная дис позиция, бланкетные признаки, «скрытая» бланкетность) норматив ные положения другой отраслевой принадлежности становятся не отъемлемой частью уголовно-правовой нормы. «Наполняя» своими положениями уголовно-правовую норму, нормативные акты иной от раслевой принадлежности должны рассматриваться в качестве источ ников уголовного права.

Подтверждением сделанного вывода является тот факт, что изменение нормативных актов иной отраслевой принадлежности, на которые имеется ссылка в уголовном законе, влечет изменение со держания уголовно-правовой нормы. Причем такое изменение проис ходит без изменения текста уголовного закона.

Так, сокращение перечня видов деятельности, на осуществле ние которых требуются лицензии, произведенное Федеральным зако ном «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г.,3 по существу, повлекло сужение содержания уголовно правового запрета.

Имеют место и ситуации обратного порядка – когда измене ние нормативных актов иной отраслевой принадлежности приводит к расширению сферы действия уголовно-правовой нормы.

Так, изменения, внесенные в ст. 7.27 КоАП РФ Федеральным законом РФ от 31 октября 2002 г. № 133-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»4 привели к рас ширению сферы действия уголовно-правовых норм об ответственно сти за совершение кражи, мошенничества, присвоения и растраты.

Сам факт зависимости содержания уголовно-правовых норм от положений нормативных актов иной отраслевой принадлежности подтверждает мысль о том, что такие нормативные акты являются ис точниками уголовного права.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что признание нормативных актов иных отраслей права источника ми уголовного права обусловлено бланкетной формой конструиро вания уголовного закона.

Российская газета. - 2001, 10 августа.

Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. - № 44. – Ст. 4298.

Использование нормативных актов иных отраслей права в ка честве источников уголовного права обеспечивает стабильность уго ловного закона и, при необходимости, позволяет изменять фактиче ское содержание уголовно-правовой нормы без трансформации текста Уголовного кодекса. Именно в этом видится функциональное предна значение нормативных актов иных отраслей права, являющихся ис точниками уголовного права.

Особо подчеркивается, что при бланкетной форме конструи рования уголовного закона нормативные акты иной отраслевой при надлежности не устанавливают новых признаков состава преступле ния;

признаки составов преступлений могут быть определены исклю чительно Уголовным кодексом. В то же время, наполняя своими по ложениями бланкетные признаки сос ава преступления, норматив ные акты иных отраслей права непосредственным образом влияют на содержание уголовно-правового запрета.

Во втором параграфе первой главы диссертации разработано понятие нормативного акта иной отрасли права, являющегося источником уголовного права.

Необходимой предпосылкой для формулирования понятия нормативного акта иной отрасли права, используемого в качестве ис точника уголовного права, является изучение самого термина «нор мативный акт».

Диссертант приходит к выводу о том, что нормативным явля ется акт, устанавливающий правовые нормы, обязательные для неоп ределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились кон кретные правоотношения, предусмотренные актом.

Учитывая федеративную форму территориального устройства России, в работе исследуется вопрос о том, возможно ли при блан кетной конструкции уголовного закона считать источником уголовно правовых норм региональные нормативные акты.

Отмечается, что при бланкетном способе конструирования уголовного закона содержание соответствующих уголовно-правовых норм напрямую зависит от нормативных предписаний иной отрасле вой принадлежности. Следовательно, использование региональных нормативных актов в качестве источников уголовного права, по сути дела, означает возможность варьирования круга уголовно-наказуемых деяний в различных субъектах Российской Федерации, что противо речит принципу равенства перед уголовным законом (в зависимости от места жительства). Более того, признание источниками уголовного права региональных нормативных актов противоречит конституцион ному предписанию о единообразном понимании и применении уго ловно-правовых норм в Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Консти туции России).

Следовательно, при бланкетном способе конструирования уголовного закона источниками уголовного права следует признавать только федеральные нормативные акты иных отраслей права.

В уголовно-правовой науке высказывается мнение о недопус тимости признания источником уголовного права подзаконных нор мативных актов. Однако в диссертационном исследовании обосновы вается позиция, согласно которой к числу нормативных актов иных отраслей права, являющихся источниками уголовного права, следует относить не только федеральные законы, но и подзаконные норма тивные акты федерального уровня.

Федеральный закон как нормативный акт, регулирующий наиболее важные общественные отношения, не способен (да и не должен) регламентировать различного рода специальные правила, к которым отсылает уголовный закон (например, правила охраны тру да, производства работ, пожарной безопасности, дорожного движе ния).

Более того, непризнание подзаконных нормативных актов иных отраслей права источниками уголовного права, по существу, нивелирует саму суть бланкетной формы конструирования уголовно го закона - способность «сочетать стабильность уголовного закона с оперативностью подзаконных нормативных предписаний, чутко реа гирующих на изменения в общественной жизни».5 Исходя из этого, можно говорить о правовой обусловленности признания подзаконных нормативных актов иных отраслей права источниками уголовного права.

Далее в работе исследуется вопрос о том, может ли правовое предписание, относящееся к сфере уголовно-правового регулирова ния, формулироваться в нормативном акте иной отрасли права при отсутствии в уголовном законе соответствующей ссылки?

Так, например, ч. 2 ст. 316 УПК РФ устанавливает формаль ные правила назначения наказания при согласии подсудимого с предъявленным ему обвинением. В силу ч. 2 ст. 316 УПК РФ, при на личии такого согласия наказание не может превышать две трети мак симального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Между тем, уголов ное законодательство не предусматривает подобных правил назначе ния наказания.

В работе особо подчеркивается, что установление самостоя тельных уголовно-правовых норм в нормативных актах иных отрас лей права противоречит принципам уголовного права, а соответст вующие нормативные акты не могут расцениваться в качестве источ ников уголовного права. Нормативные акты иных отраслей права мо Пикуров Н.И. Уголовное право в системе межотраслевых связей. – Волгоград, 1998. – С. 153.

гут выступать в качестве источников уголовного права лишь посред ством взаимосвязи с предписаниями уголовного закона, причем лишь при наличии прямой или подразумеваемой ссылки.

На основании вышеизложенного, нормативный акт иной отрасли права, являющийся источником уголовного права, можно определить как закон или подзаконный акт федерального уровня, предписания которого влияют на содержание уголовно-правовой нормы.

Во второй главе диссертации исследуется применение уго ловно-правовых норм, источниками которых являются норма тивные акты иных отраслей права.

В первом параграфе второй главы рассматриваются проблемы установления содержания уголовно-правовой нормы, источника ми которой являются нормативные акты иных отраслей права.

При бланкетной форме конструирования уголовного закона содержание уголовно-правовой нормы складывается из нормативных положений Уголовного кодекса и нормативного материала иных от раслей права. Следовательно, для применения подобного рода уго ловно-правовой нормы необходимо определить круг нормативных ак тов иной отраслевой принадлежности, которые являются ее источни ками. Нередко нормативные акты, положения которых включаются в содержание уголовно-правовой нормы, в тексте уголовного закона не называются. В этих случаях для определения круга нормативных ак тов иных отраслей права, с которыми связан уголовный закон, необ ходимо прибегнуть к систематическому толкованию.

Связь нормативных положений различных отраслей права объясняется, главным образом, системными свойствами предмета правового регулирования. В области уголовного права системные свойства предмета правового регулирования проявляются, прежде всего, в объекте уголовно-правовой охраны - ведь зачастую общест венные отношения и интересы, составляющие содержание объекта уголовно-правовой охраны, также регулируются другими отраслями права с помощью присущих им методов.

Таким образом, установление отрасли права, нормативные предписания которой влияют на содержание уголовно-правовой нор мы, следует начать с установления объекта уголовно-правовой охра ны, что позволит определить ту отрасль права, которая также регули рует соответствующие отношения.

Отрасли права, с положениями которых связан уголовный за кон, зачастую состоят из системы различных нормативных актов, различающихся по юридической силе. Разумеется, в качестве источ ника уголовно-правовой нормы, сформулированной бланкетным спо собом, предпочтительнее использовать нормативный акт, обладаю щий наибольшей юридической силой. В то же время, источником уголовно-правовой нормы, сформулированной бланкетным способом, может являться и нормативный акт меньшей юридической силы, если он конкретизирует предписания нормативного акта большей юриди ческой силы.

Так, например, требования пожарной безопасности в самом общем виде установлены Федеральным законом от 18 ноября 1994 г.

№ 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (с последующими изменениями и дополнениями). Однако для применения уголовно-правовой нормы об ответственности за нарушение правил пожарной безопасности (ст.

219 УК РФ) положений этого закона явно недостаточно. По этой при чине источником соответствующей уголовно-правовой нормы следу ет признать и Правила пожарной безопасности в Российской Федера ции, утвержденные приказом МВД России от 14 декабря 1993 г. № 536 (с последующими изменениями и дополнениями), которые кон кретизируют сформулированные в общем виде положения Федераль ного закона «О пожарной безопасности».

Установление содержания уголовно-правовых норм, источни ками которых являются нормативные акты иной отраслевой принад лежности, предполагает необходимость толкования не только уголов ного закона, но и нормативных положений иных отраслей права. При этом содержание нормативного материала иной отраслевой принад лежности должно уясняться в контексте нормативных предписаний уголовного закона. И если в процессе толкования будет установлено, что содержание нормативных положений иных отраслей права проти воречит уголовному закону, они не подлежат применению.

Во втором параграфе второй главы диссертации исследуются особенности действия во времени уголовно-правовых норм, ис точниками которых являются нормативные акты иных отраслей права.

Применение бланкетной формы конструирования уголовного закона приводит к тому, что содержание уголовно-правовых норм в ряде случаев напрямую зависит от нормативных положений иной от раслевой принадлежности. Причем эти нормативные положения, большая часть которых относится к уровню подзаконного регулиро вания, зачастую динамичны.

В этой связи в диссертации рассматривается вопрос: если нормативный акт иной отрасли права, определяющий содержание ка кого-либо признака состава преступления, изменялся в течение дей ствия неизменного уголовного закона, то какой из нормативных актов иных отраслей права следует применять - нормативный акт, который действовал во время совершения деяния, или же тот, который дейст вует на момент его уголовно-правовой оценки? Решение этого вопро са приобретает особую значимость в случаях, когда деяние совершено в период действия нормативного акта иной отрасли права – источника уголовного права, в силу которого деяние не является преступным, а затем такой нормативный акт заменяется другим, в силу которого деяние необходимо расценивать как преступление.

На основании конституционных предписаний (ч. 2 ст. 54 Кон ституции РФ) и принципов уголовного права в работе обосновывает ся вывод о том, что при квалификации преступления по уголовно правовым нормам, источниками которых являются нормативные акты иных отраслей права, следует исходить из нормативных предписаний иных отраслей права, действующих на момент со вершения деяния.

Поскольку при бланкетной конструкции уголовного закона расширение или сужение круга уголовно-наказуемых деяний зачас тую происходит вследствие изменения нормативных актов иной от раслевой принадлежности, без трансформации текста Уголовного ко декса, в работе исследуется вопрос о том, в какой мере изменение нормативных актов иных отраслей права влияет на развитие уголов но-правовых отношений, возникших до их изменения.

Изменение нормативного акта иной отраслевой принадлежно сти, в ряде случаев, по правовым последствиям сопоставимо с изме нением уголовного закона. А, следовательно, если изменение норма тивных актов иных отраслей права приводит к улучшению положения лица, совершившего преступление, это улучшение должно иметь об ратную силу. Однако такое улучшение положения лица, совершивше го преступление, осуществляется без изменения самого уголовного закона, а, значит, непосредственное применение положений ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона невозможно.

Представляется, что в этом случае прямое действие должно иметь конституционное предписание о том, что если после соверше ния правонарушения ответственность устранена или смягчена, при меняется новый закон (ч. 2 ст. 54 Конституции РФ).

В третьем параграфе второй главы диссертации исследуются особенности квалификации преступлений по уголовно-правовым нормам, источниками которых являются нормативные акты иных отраслей права.

Как известно, юридической основой квалификации является состав преступления, признаки которого определены уголовным за коном. Однако в том случае, когда для конструирования уголовного закона применяется бланкетная форма, на содержание признаков со става преступления непосредственным образом влияют нормативные положения иной отраслевой принадлежности. Соответственно, ква лификация преступлений при бланкетной конструкции уголовного закона предполагает совместное применение уголовного закона и нормативных актов иных отраслей права. Только в этом случае возможно установить полное содержание уголовно-правовой нормы и на этом основании квалифицировать совершенное общественно опасное деяние.

Характерными в этом отношении являются так называемые преступления «со смешанной противоправностью», предусмотренные бланкетными диспозициями уголовного закона (например, ст.ст. 143, 191, 215, 216-219, 264 УК РФ). При квалификации преступления «со смешанной противоправностью», содеянное оценивается не только с точки зрения уголовного закона, но и с позиций нормативных пред писаний иных отраслей права (например, административно-правовых норм). Более того, в таких случаях применение уголовного закона становится возможным лишь на основе предварительного примене ния правовых норм, установленных нормативным актом иной отрасли права.

Так, например, необходимым условием квалификации соде янного по ст. 264 УК РФ является установление факта нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Исходя из этого, для квалификации преступления как нарушения пра вил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств не обходимо совместное применение ст. 264 УК РФ и Правил дорожного движения.

Квалификация преступлений по уголовно-правовым нормам, источником которых являются нормативные акты иных отраслей пра ва, во многом зависит от технико-юридических приемов формулиро вания уголовного закона. В зависимости от того, имеется ли непо средственно в тексте уголовного закона прямая ссылка на норматив ный акт иной отраслевой принадлежности или же такая ссылка лишь подразумевается, существенным образом отличается закрепление ре зультатов квалификации преступления в правоприменительном акте.

Если в уголовном законе имеется прямая ссылка на норматив ные акты иной отраслевой принадлежности, правоприменитель в опи сательно-мотивировочной части правоприменительного акта обязан указать не только статью (статьи) Уголовного кодекса, но и соответ ствующее правовое положение, установленное нормативным актом иной отрасли права. В том же случае, когда ссылка на нормативные акты иных отраслей права лишь подразумевается, указание их в опи сательно-мотивировочной части правоприменительного акта возмож но, но не обязательно.

В заключении сформулированы основные итоги и выводы диссертационного исследования.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

1. Нормативные акты иной отраслевой принадлежности как источники уголовного права: Лекция. – Ставрополь: Изд-во Ставро польсервисшкола, 2003. (1,4 п.л.);

2. Социально-правовая обусловленность признания норматив ных актов иных отраслей права источниками уголовного права (науч ная статья) // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. Выпуск 4. – Ставро поль: СевКавГТУ, 2004. (0,8 п.л.);

3. Особенности действия во времени уголовно-правовых норм, источниками которых, наряду с уголовным законом, являются норма тивные акты иных отраслей права (научная статья) // Труды юридиче ского факультета Ставропольского государственного университета.

Вып. _. – Ставрополь: СГУ, 2004. (0,3 п.л.);

4. Понятие нормативного акта иной отрасли права, являюще гося источником уголовного права (научная статья) // Труды юриди ческого факультета Ставропольского государственного университета.

Вып. _. – Ставрополь: СГУ, 2004. (0,3 п.л.);




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.