WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Зима Наталья Александровна ГЛОБАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТУРЫ И СПЕЦИФИКА ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В РОССИИ 09. 00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ставрополь – 2005

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Каширин Валерий Иванович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Радовель Михаил Рувинович кандидат философских наук, доцент Агирбов Станислав Рашидович

Ведущая организация: Волгоградский государственный университет

Защита состоится 4 октября 2005 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.256.06 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1, корп. 1-а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1.

Автореферат разослан 3 сентября 2005 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Г.Д. Гриценко I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное состояние человечества характеризуется многими проблемными моментами, связанными, прежде всего, с глобализацией человеческой деятельности.

Глубокие принципиальные изменения произошли практически во всех сферах жизнедеятельности человека, и в связи с этим появились совершенно новые философские проблемы. Назрела необходимость в выработке такого мировоззрения, которое бы учитывало произошедшие изменения и динамику развития современного мира, но при этом не отвергало бы фундаментальные основы культурного прошлого.

В то же время в связи с резкой интенсификацией развития современного мира, которая обусловлена, в первую очередь, темпами трансформации информационных технологий, в развитии культуры четко вырисовалось отставание цивилизационного прогресса от научно технического. Цивилизационный прогресс подчиняется иным закономерностям, связанным не с отмиранием всего традиционного, а с его культивированием. В данном контексте представляется актуальным изучение проблемы гармонизации современных и традиционных форм культуры.

Одним из вариантов решения данной проблемы могла бы стать глобализация культуры, понимаемая как единство многообразия, плюрализм культурных форм в рамках единого универсального культурного пространства.

Однако следует отметить, что глобализация культуры часто понимается и воспринимается не как организация единства многообразия, обеспечиваемого взаимодействием разных культурных традиций, образцов и ценностей, а как унификация культурных моделей по американскому образцу. В этих условиях важно определить место и роль России в глобализирующемся мире, сформировать стратегические принципы политики нашего государства в изменившейся реальности.

Актуальность диссертационного исследования определяется также и тем, что в настоящее время под влиянием процессов глобализации культуры происходит кардинальная трансформация во всех сферах общественной жизни России. В этих условиях высшее образование призвано стать тем социальным институтом, который наиболее живо реагирует на все общественные изменения. Именно в процессе глобализации образования наиболее своеобразно и динамично преломляются противоречивые тенденции в глобализации культуры, требующие специального изучения.

Глобализация образования предполагает не только критику традиционно существующей образовательной системы, далеко не всегда учитывающей насущные потребности будущего, но и создание новой концепции метаобразования, которая обосновывает радикальные перемены в системе образования, особенно вузовского. Сегодня образование должно не только давать знания, накопленные в прошлом, но и осмысливать узловые духовно нравственные проблемы современности, возникающие в условиях глобализации мирового социокультурного пространства.

Важно отметить, что некоторые аспекты заявленной в диссертации проблемы остаются недостаточно изученными. Среди них следует выделить 1) проблему, связанную с определением цивилизационной идентичности России в глобализирующемся мире, а также 2) недостаточность исследования феномена метаобразования, рассматриваемого в качестве важнейшего этапа глобализации образования. Кроме этого, необходимо учесть, что динамика развития современного мира все время привносит новые моменты в содержание рассматриваемых в диссертации проблем. Это повышает актуальность исследований, посвященных анализу глобализации культуры и специфики ее проявления в России, что определяет формулировку объекта, предмета, цели и задач диссертационного исследования и его структуру.

Степень разработанности проблемы. Философский аспект проблемы глобализации культуры в той или иной степени затрагивался специалистами в различных областях научного и философского знания.

Одним из аспектов осмысления данной проблемы является рассмотрение идеи о единстве человеческого рода. Обнаруживая себя в различных модификациях на уровнях мифологического, религиозного, обыденного, эстетического сознания, идея единства человечества в четко выраженной форме впервые эксплицируется на уровне научно-философского сознания в русском космизме в трудах В.И. Вернадского, Н.Ф. Федорова, К.Э. Циолковского и др.

Идеи русского космизма естественным образом перекликаются с идеями русской философии «серебряного века», которые воплотились в работах Н.А. Бердяева, В.С. Соловьева, В.В. Розанова, П.А. Флоренского, А.С. Хомякова и др. В частности, для В.С. Соловьева, человечество как единое существо было не просто метафорой, но осуществлением заложенного в человеке стремления к соборности, к собиранию, собранности организма как целого в его единстве. Это был проект, рассчитанный на естественный процесс объединения как собирания духа, не подразумевающий какого-то насильственного вмешательства, базирующийся на процессе культурного синтеза, схождении культур, взаимопрорастании их друг в друга на основе общих проблем и целей человечества, общей его судьбы.

Н.А. Бердяев также полагал, что единое человеческое общество должно быть устроено, прежде всего, по духовному принципу. В таком обществе, ставшем «коллективным телом свободы», материальное преобразуется в духовное.

В современном мире идея единства человечества проявляется в такой стратегической тенденции, как глобализация. В философской литературе сформировались две различные точки зрения на проблему глобализации.

Согласно одной из них, глобализация — это объективное явление, обусловленное в первую очередь технологической революцией в сфере информатики и телекоммуникаций, вследствие чего формируется глобальная информационная культура (И.С. Семененко, В.А. Виноградов, Г.Г. Почепцов, Г.Г. Воробьев и др.). Представители другой точки зрения считают, что это политика неолиберального глобализма, которая позволяет США и другим государствам финансовой «семерки» направлять этот процесс, прежде всего, в собственных интересах (А.Г. Володин, В.Л. Иноземцев, В.В. Михеев, Н.Е.

Покровский, А.П. Федотов, Г.К. Широков и др.).

В последние годы резко возрос интерес к проблемам социокультурной глобализации. Среди исследований, освещающих данную проблему, следует выделить работы В.А. Кутырева, В.П. Терина, Т.Е. Савицкой, А.С. Панарина и др.

В трудах современных исследователей проблема глобализации культуры рассматривается в контексте информационной революции, в процессе формирования информационного общества и информационной культуры. Термин «информационное общество» был введен в научный оборот фактически одновременно в США и Японии в начале 1960-х годов Ф.

Махлупом и Т. Умесао. В конце тех же 60-х годов XX века Д. Белл предсказывал превращение индустриального общества в информационное.

Концепция "информационного общества" развивалась М. Поратом, Т.

Стоуньером, Р. Кацем и др.

В начале 80-х годов XX века возникновение информационного общества в развитых странах Запада и Японии было отмечено американским ученым Дж. Мартином и японским ученым Й. Масудой.

В нашей стране идеи информационного общества получили распространение благодаря работам Т.П. Ворониной, Н.Н. Моисеева, И.А.

Негодаева, А.Д. Урсула и др.

Для анализа информационной культуры большое значение имеют труды отечественных исследователей Г.Г. Воробьева, А.А. Гречихина, Н.Б.Зиновьевой, Ю.С.Зубова, В.М.Петрова, и, особенно, Л.В. Скворцова. В этих работах анализируются фундаментальные теоретико-методологические проблемы информационной культуры общества и личности, их философские основания;

отражаются сущностные особенности информационной культуры, делаются интересные попытки определения этого понятия и раскрытия его структуры. Рассмотрению подходов к формированию современной информационной политики как важнейшей составляющей информационной культуры посвящены исследования Т.С. Илларионовой, А.И. Ракитова и др. Вопросы формирования информационной культуры в образовательном и воспитательном аспектах рассматриваются в трудах С.Г.

Антоновой, Л.С. Болотовой, Ю.С. Брановского, М.Г. Вохрышевой, В.А.

Шаповалова и других исследователей.

В рамках философского осмысления бытия человека и культуры в новом информационно-техническом мире сформировались две противоположные точки зрения. Первая указывает на то, что в современной цивилизации наблюдается кризис человека и культуры, наступление которого они связывают с особым характером современного типа цивилизации, с тем, что для ее существования и развития определяющее значение имеют техника и информация. Такая позиция изложена в работах В.В. Бычкова, Л.С. Бычковой, Л.И. Василенко, В.П. Гайденко, И.А. Гобозова, П. Гуревича, К.Х. Делокарова, Т. Имамичи, В.И. Курашова, В.А. Кутырева, Д. Маркуша, В.И. Смирнова, Н.В. Солнцева и др.

Другая точка зрения, наоборот, предполагает существование новых информационно-технических условий, открывающих перед человеком уникальные возможности для культурного и духовного роста, являющихся залогом преодоления культурного кризиса. В этой связи следует выделить работы Р.Ф. Абдеева, Т.П. Ворониной, В.А. Конева, А.В. Прохорова, К.Э.

Разлогова, В.Д. Рузина, А.И. Ракитова, В.А. Уханова, С.С. Шевелевой, Е.А.

Шуклиной и др.

Одним из главных феноменов инновационной модернизации культуры является постмодернизм. Большинство авторов рассматривают постмодернизм в узкоэстетическом смысле, однако, при этом нередко приходят к глубоким обобщениям, имеющим уже подлинно философский характер. В этом плане следует выделить работы Д.А. Андреева, Л.О.

Баткина, П.К. Гречко, Ю.Н. Давыдова, Д. Деннета, Д.И. Дубровского, И.П.

Ильина, В.В. Курицына, Н.Б. Маньковской, Т.П. Матяш, Е.И. Трофимовой, М.А. Чешкова, В.А. Кутырева, Т.Е. Савицкой и др.

Процессы глобализации культуры исследованы еще явно недостаточно, вследствие чего существуют большие резервы в изучении этой многоаспектной проблемы.

Методологическую и теоретическую основу диссертации составляют, прежде всего, общефилософские принципы и методы исследования, то есть принципы системности, историзма, конкретности исследования, а также методы современной социальной философии и философской антропологии. Исследование ориентировано на системный подход, принципы структурно-функционального анализа, классической теории ценностей и педагогической аксиологии;

также частично использовался синергетический подход и методы философского рационализма в анализе динамики традиций и инноваций в культуре и системе образования современного российского социума.

Объектом диссертационного исследования является глобализация культуры в современном мире.

Предметом исследования выступает динамика и факторы социокультурных глобализационных процессов и специфика их проявления в современной российской культуре и системе высшего образования.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении сущностных оснований процесса глобализации культуры в современном мире.

Реализация намеченной цели предусматривает решение следующих задач:

— проанализировать сущность глобализационных процессов в современной культуре;

— раскрыть особенности инновационной модернизации культуры в информационно-техническом обществе;

— исследовать процессы глобализации образования как феномена инновационной культуры;

— эксплицировать специфические особенности социокультурного самоопределения России в глобализирующемся мире;

— изучить проблему цивилизационной идентичности России в условиях глобализации;

— дать концептуальное обоснование феномену метаобразования как новому качественному этапу глобализации образования.

Научная новизна диссертации состоит в следующих положениях:

— определена сущность глобализационных процессов в современной культуре, выражаемая, прежде всего, в тех преобразованиях, которые происходят в пространственно-временных характеристиках двух основных компонентов культуры: научно-техническом и цивилизационном;

— раскрыты особенности инновационной модернизации культуры в информационно-техническом обществе сквозь призму двух основных векторов – модернистского и постмодернистского;

— выявлена суть глобализации образования как феномена инновационной культуры и определено, что из-за усиления глобальной рациональности образовательные системы принимают во многом схожие формы;

— уточнены особенности социокультурного самоопределения России в глобализирующемся мире и доказано, что для России, переживающей глубокую внутреннюю общественно-экономическую трансформацию, данную ситуацию можно охарактеризовать как проблему самоопределения трансформирующегося общества в трансформирующемся мире;

— конкретизирована проблема цивилизационной идентичности России в условиях глобализации и обосновано, что российская цивилизационная идентичность в глобальном аспекте связана с приоритетом психологии ТОПОСА (ориентации на освоение пространства для нового цивилизационного строительства), а не ЛОКУСА (ориентации на обустройство собственного Дома);

— уточнены основные содержательные моменты метаобразования как нового качественного этапа процесса глобализации образования и определено, что метаобразование предполагает гармонизацию современных и традиционных форм культуры в едином универсальном процессе непрерывного образования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Глобализация направлена не на преобразование какой-то сферы жизни – экономической или политической. Это изменение всей парадигмы жизни – и человечества в целом, и каждого отдельного человека. С одной стороны, процессы глобализации способствуют стабилизации экономической ситуации, катализируют интегративные тенденции в политической сфере, отвечают духу таких стародавних и идеализированных принципов, как интернационализм и космополитизм. С другой стороны, одним из итогов глобализации может стать снятие не только экономических и политических «шлагбаумов», не только воплощение в реальность старой абстрактной идеи – «Человечество», но также культурная и этническая унификация, элиминирование национальных особенностей.

2. Сущность глобализационных процессов в современной культуре выражается, прежде всего, в тех преобразованиях, которые происходят не в какой-то отдельной сфере действительности, а в пространственно-временных характеристиках двух основных компонентов культуры: научно-техническом и цивилизационном. При этом взаимодействие этих компонентов осуществляется на данном этапе глобализации через экономику. Именно через экономику опережающее развитие научно-технического прогресса оказывает воздействие, в основном негативное, на прогресс цивилизационный. В свою очередь, цивилизационный прогресс, реагируя на господство техноцентризма, стремится нейтрализовать дегуманизацию науки и техники при помощи воздействия на личность, демократическую семью, гражданское общество и правовое государство через культуру индивидуального и социального самосознания, эксплицирующуюся в таких формах, как культура информационного выбора личности и культура информационного отбора в информационной политике. В результате взаимодействия научно-технического и цивилизационного компонентов глобализации культуры возникает третий, стрежневой компонент – метаистория, развивающаяся в метавремени культуры и образовывающая «золотой фонд» культуры всех поколений человечества, символизирующий вечность.

3. Процессы глобализации образования имеют противоречивый и неоднозначный характер и предполагают, с одной стороны, наличие четко выраженной тенденции к конвергенции систем образования развитых стран, а с другой стороны, глобальную рационализацию, связанную с экономическими и политическими императивами, актуализируют идею создания унитарной образовательной системы. Однако, это не означает, что все страны движутся в сторону всемирной монолитной структуры образования, хотя, из-за усиления глобальной рациональности образовательные системы принимают во многом схожие формы.

4. В современном информационно-техническом обществе происходит тотальная фрагментация личности, которая уже в принципе не способна сформировать целостное представление о мире культуры. Единственным способом изменить ситуацию является расширение содержания образования посредством активного внедрения в него традиционной культуры. Это будет способствовать формированию высокоразвитой духовной личности, представляющей собой микрокосмос культуры и потому являющейся полноценным участником культурной жизни. Один из наиболее эффективных путей решения данной проблемы предложен в концепции метаобразования, которая подразумевает, во-первых, непрерывное образование, во-вторых, синтетическую форму образования, включающую в себя как современное, так и традиционное содержание жизни и культуры.

Другими словами, метаобразование предполагает гармонизацию современных и традиционных форм культуры в едином универсальном процессе непрерывного образования.

5. Важнейший показатель самоопределения любой страны в мире — ее положение и роль в сложившейся системе международных отношений.

Внутренняя и внешняя сторона самоопределения тесно взаимосвязаны:

состояние национальной экономики, социально-политическая стабильность и нравственное здоровье общества, благополучие и гражданская активность населения определяют, в конечном счете, национальную безопасность и международный авторитет той или иной страны. С другой стороны, прочность позиций на мировой арене способствует, нередко, решающим образом, успешному решению внутренних экономических, политических и духовно-нравственных проблем. Эта связь внутреннего и внешнего существовала всегда. Однако в условиях глобализации воздействие метавнешнего фактора на внутреннее развитие многократно увеличивается.

Поэтому положение страны в системе внешних и метавнешних (глобальных) отношений становится решающим фактором ее самоопределения. Для России же, переживающей глубокие внутренние общественно экономические изменения, данную ситуацию можно охарактеризовать как проблему самоопределения трансформирующегося общества в трансформирующемся мире.

6. Российская цивилизационная идентичность в глобальном аспекте связана с приоритетом психологии ТОПОСА (ориентации на освоение пространства для нового цивилизационного строительства), а не ЛОКУСА (ориентации на обустройство собственного Дома). Это имеет свои недостатки и достоинства. Но именно поэтому российская цивилизационная идентичность ближе к требованиям современной глобальной культуры, чем любая другая.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее основные положения и выводы могут быть использованы в дальнейшем исследовании проблемы глобализации культуры в современном мире, а также в разработке теоретико-методологических основ философии культуры, философской антропологии, глобалистики.

Теоретические обобщения и практические выводы исследования используются автором в преподавании курса «Социальная философия», а также положены автором в основу разрабатываемого спецкурса «Россия в условиях глобализации культуры», содержание которого может представлять интерес для студентов различных специальностей.

Материалы диссертации представляют интерес также для средств массовой информации и других структур, влияющих на формирование общественного мнения.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены на различных научных конференциях, в том числе на Международной научно-практической конференции «Проблемы экологической безопасности и сохранения природо-ресурсного потенциала» (Ставрополь, июнь 2004 года), Всероссийском научно-практическом семинаре «Классический университет как центр социального и культурного развития в полиэтничном регионе» (Ставрополь, октябрь 2003 года), а также на научно-методической конференции «Университетская наука – региону» (Ставрополь, апрель 2003 года).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета и рекомендована к защите по специальности 09.00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры.

По теме исследования опубликовано 7 статей общим объемом 1,6 п.л.

Объем и структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы, состоящего из наименований, из них 4 – на иностранных языках. Общий объем диссертации – 170 страниц машинописного текста.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обоснована актуальность темы, определена степень разработанности проблемы, сформулированы цель и задачи исследования, его новизна, обозначены теоретико-методологические основы диссертации, сформулированы положения, выносимые на защиту, выявлена теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В первой главе «Теоретико-методологические основы анализа глобализации культуры», содержащей три параграфа, исследуется сущность глобализационных процессов в современной культуре;

раскрываются особенности инновационной модернизации культуры в информационно-техническом обществе;

выявляется суть глобализации образования как феномена инновационной культуры.

В первом параграфе – «Сущность глобализационных процессов в современной культуре» – анализируются процессы глобализации современной культуры, выявляются основные структурные элементы этих процессов.

При анализе глобализационных процессов в современной культуре диссертант опирался на понимание культуры, механизмов ее развития в концепции А.Е. Чучина-Русова, который обращает внимание на бинарный характер ее структуры. Не только известная оппозиция Восток — Запад являет собой одну из разновидностей этой бинарности, но и культура Европы обнаруживает свой бинарный характер, который в исторической, искусствоведческой, литературоведческой и другой специальной литературе находит свое отражение в таких оппозициях, как времена подъема – времена упадка, расцвет – декаданс, ренессанс – барокко, классицизм – романтизм и т.д. Развивая мысль о бинарном характере культуры, А.Е. Чучин-Русов выясняет, что форма самодвижения европейской культуры имеет не просто спиралевидный характер, но отвечает двуспиральной модели. При этом одна спираль, в полном соответствии с социокультурным законом смещения Де Роберти, смещена «по фазе» относительно другой и, по существу, повторяет структуру (форму) носителя биологической наследственности – молекулы ДНК. Здесь наблюдается та же «закрученность» одной спирали (символизация духовной части культуры) вокруг другой (материально технической компоненты культуры). А.Е. Чучин-Русов утверждает, что в культуре принцип бинарности заложен в амбивалентный характер архетипических структур, в наборе признаков женского и мужского типа, которые дают о себе знать как в частных антитезах культурных феноменов, так и в явлениях глобального порядка: культурно-исторических этапах, стилях и типах культур.

Предложенную А.Е. Чучиным-Русовым схему можно использовать при изучении современного процесса глобализации культуры. Стратегическими составляющими эволюции культуры являются научно-технический и цивилизационный прогресс, которые развиваются по двуспиральной модели, где одна спираль (цивилизационный прогресс) смещена «по фазе» относительно другой (научно-технический прогресс). Глобализация усиливает противоречия в развитии этих составляющих, приводит к стратегической нестабильности глобального и локальных социумов. В диссертации отмечается, что глобализация направлена не на преобразование какой-то отдельной сферы жизни, а на тотальную трансформацию всего социокультурного пространства, на унификацию всего жизненного мира по единому образцу.

В соответствии с этим, сущность глобализационных процессов в современной культуре выражается, прежде всего, в тех преобразованиях, которые происходят не в какой-то отдельной сфере действительности, а в пространственно-временных характеристиках двух основных универсальных компонентов культуры: научно-технического и цивилизационного. При этом взаимодействие этих компонентов осуществляется на данном этапе глобализации через экономику. Именно через экономику опережающее развитие научно-технического прогресса оказывает воздействие, в основном негативное, на прогресс цивилизационный. В свою очередь, цивилизационный прогресс, реагируя на господство техноцентризма, стремится нейтрализовать дегуманизацию науки и техники при помощи воздействия на личность, гражданское общество и правовое государство через культуру индивидуального самосознания, эксплицирующуюся в такой форме, как культура информационного выбора личности. Культура информационного выбора личности – это способность к самокоррекции жизненного поведения, которое предполагает гармонию самосознания и социальной реальности, разумное соблюдение общих нравственных и правовых норм, выработку собственного рисунка жизни на основе естественнонаучной картины мира и гуманитарной картины жизни. При помощи культуры информационного выбора личность находит реальные основания для адекватного нравственного и социального самоопределения, что придает ей субстанциальное качество, способность быть causa sui, т.е.

причиной самой себя. Как следствие, человек осознает себя в качестве существенной причины данного состояния общества.

В результате взаимодействия научно-технического и цивилизационного компонентов глобализации культуры возникает третий, стрежневой компонент – метаистория, образовывающая «золотой фонд» культуры всех поколений человечества, символизирующий вечность.

В то же время следует подчеркнуть, что в условиях современной информационно-технической цивилизации происходит отчуждение человека от традиционных форм культуры, разрушение многого из того, что было создано предыдущими эпохами в ходе культурно-исторического развития. В результате сегодня цивилизационный прогресс резко отстает от научно технического прогресса.

Во втором параграфе – «Особенности инновационной модернизации культуры в информационно-техническом обществе» – исследуются основные модели развития современной культуры. Развитие культуры в современном мире происходит по двум основным векторам – модернистскому и постмодернистскому. Для адекватного понимания тех процессов, которые происходят в современном социокультурном пространстве, необходим предметный анализ основных принципов модернизма и постмодернизма. Так, для модернизма характерны следующие основные черты:

— функционализм как дифференциация сфер жизни и отказ от символизации культуры в знаковом языке искусств;

— сциентизм в культуре знания как наука, конституирующая мировоззрение;

— материалистический или идеалистический монизм как теории всеобщей действительности;

— относительные теории антропологем и свобода как возрастание возможностей выбора;

— функциональная теория общества;

—естественнонаучная и механистически ориентированная экономическая теория;

—технико-экономический принцип принятия решений:

«техноморфизм».

В культуре постмодерна, напротив, обозначаются следующие существенные черты:

— контекстуальность как взаимопроникновение разных сфер жизни и символизация культуры в метафорическом знаковом языке;

— множественность различных форм полезного, образовательного и религиозного знания;

— субстанциональные теории антропологем, сущностная свобода, способная изменяться идентичность;

— органическая теория общества;

— социокультурный принцип принятия решений: «антропоморфизм».

Таким образом, во всей системе культуры можно проследить соотносительность: техноморфизм — антропоморфизм. Культура модерна в своих основополагающих принципах техноморфна. Модели технического и неорганического мира она переносит на процесс самопонимания человека и на его отношения с миром и другими людьми. В противоположность этому постмодерная культура антропоморфна. Определения, которые человек дает собственному опыту, и определения органического мира используются в ней по отношению к культурной сфере. Признается главенство принципа антропоморфизма, самопознания человека и познания духа над принципами и моделями технического и неорганического мира.

Для модерна характерна вера в обоснованность притязаний естественных наук на тотальное просвещение, он придает собственному проекту общества функциональный характер, а метафизические надежды человечества низводит до внутримировых утопий. Особенностью же постмодерна является критика сциентизма, функционализма и утопизма.

Пониманию сущего, будь то личность или предмет, как отношения и функции, которое характерно для модернизма, постмодернистское мышление противопоставляет примат эссенциального и энтелехиального образа бытия, зафиксированного во времени и пространстве единичности индивидуального бытия. Аксиоме модерна «функция определяет облик» противостоит постмодерная аксиома «идея определяет облик».

В параграфе отмечается, что на рубеже XX — XXI веков постмодернизм представляет собой самое влиятельное интеллектуальное (в широком смысле слова) течение в современной культуре. Являясь первоначально чисто эстетическим понятием, выражающим определенный этап развития искусства, постмодернизм постепенно приобрел значение универсального термина, обозначающего кризисные явления во всей системе культуры в целом.

В российских исследованиях существуют две основные точки зрения на проблему постмодернизма. С одной стороны, выдвигается локальность постмодернизма как конкретно-исторического, литературного, художественного или концептуального стиля (Н.С. Автономова, Н.Б.

Маньковская, Е.И. Трофимова, Г.К. Щедрина и др.). Вторая точка зрения выводит постмодернизм из тесного круга эстетических категорий и придает этому понятию значение универсального знака, обозначающего кризисные явления во всех сферах жизнедеятельности и, прежде всего, в культуре (В.А.

Кутырев, Т.Е. Савицкая и др.). Рассмотрение основных категорий постмодернизма позволило сделать вывод о том, что основные категории постмодернизма – игра, ирония, имманентность, симулакр – имеют гораздо более широкий смысл, нежели тот, который ограничивает их действие исключительно рамками эстетики. Более того, современную социокультурную ситуацию можно охарактеризовать как «эпоху постмодерна».

В третьем параграфе – «Глобализация образования как феномен инновационной культуры» – рассматриваются основные факторы процесса глобализации образования.

В современном мире наблюдается беспрецедентное по своим масштабам развитие высшего образования, растет осознание его жизненно важной роли для экономического и социального развития. При этом практически во всех странах мира высшее образование в той или иной степени переживает период радикальных реформ, связанных с переходом к инновационным технологиям и принципам глобализации образования.

Модный термин «глобализация» встречается на страницах почти всех исследований, посвященных современным проблемам образования, в том числе — высшего. При рассмотрении вопросов образования в контексте глобализации речь идет как о влиянии глобализации на развитие высшего образования, так и о роли высшего образования в этом процессе. Например, английский исследователь П. Скотт отмечает, что все университеты вовлечены в процесс глобализации частично как объекты и даже жертвы этих процессов, а отчасти как субъекты и главные посредники глобализации.

По мнению П. Скотта, во все времена университет являлся институтом интернациональным, но никогда не был институтом глобальным.

Глобализация – неотделимое от новых форм общественной жизни и новых парадигм производство знания, подчеркивает П. Скотт.

Таким образом, глобализация, является наиболее фундаментальным вызовом, с которым столкнулся университет за всю свою долгую историю.

Среди всех направлений глобализации (экономических, культурных, политических и пр.) наиболее «продвинутым» является экономическое.

Главным фактором, повлиявшим на университеты, является экономическая идеология глобализации, подчеркивающая первостепенное значение рынка, приватизации и уменьшение роли государственного сектора, дерегулирование экономики и интенсификации труда. Это имеет двоякие последствия.

С одной стороны, экономическая глобализация подчеркивает императивы рыночной конкуренции и глобализации капитала в сочетании с конвергенцией институциональных структур ведущих стран, и в частности, их образовательных систем. Распространяющаяся по всему миру сеть рыночных отношений содействует стандартизации систем знания во всех ведущих промышленных странах. Поскольку национальные государства организуют и распространяют знания через формальное образование, эта логика предполагает тенденцию к конвергенции систем образования развитых стран.

С другой стороны, глобальная рационализация, связанная с экономическими и политическими императивами, подчеркивает идею унитарной культурной системы. Не следует считать, что все страны движутся в сторону всемирной монолитной структуры образования, хотя из-за усиления глобальной рациональности образовательные системы принимают во многом схожие формы. При этом следует учитывать, что теория глобализации описывает те международные процессы, которые только зарождаются, поэтому пока трудно делать какие-либо определенные выводы.

Через глобализацию практика рынка и бизнеса была внедрена в университеты, а это привело к серьезным негативным последствиям.

Преподаватели все меньше участвуют в процессе принятия решений, произошло уменьшение коллегиальности. Растет педагогическая нагрузка, расширяется участие преподавателей в деятельности, приносящей доход, уменьшается время, отводимое на научное общение с коллегами. Если университеты не смогут противостоять глобализации, которая «привязывает» их деятельность к рынку, неизбежно превращение преподавателей вузов из исследователей в своего рода предпринимателей. Очевидно, что подобные тенденции не могут способствовать реальной актуализации такой важнейшей образовательной функции, как формирование высокоразвитой духовной личности, приобщению человека к неисчерпаемой сокровищнице мировой духовной культуры.

Инновационные тенденции модернизации в области высшего образования и стоящие перед ним новые задачи указывают на необходимость переосмысления его роли и миссии, выработки новых подходов и определения новых приоритетов развития. Анализ существующего опыта свидетельствует о необходимости учета следующих приоритетных направлений развития высшего образования, которые в XXI веке, в условиях все углубляющихся процессов глобализации, должны стать решающими:

— новые производственные технологии;

— электроника и информационные технологии;

— науки о жизни и биотехнологии (технологии живых систем).

Во второй главе – «Специфика глобализационных процессов в российской культуре» – определяются специфические особенности социокультурного самоопределения России в глобализирующемся мире;

рассматривается проблема цивилизационной идентичности России в условиях глобализации;

дается концептуальное обоснование феномену метаобразования как новому качественному этапу глобализации образования.

В первом параграфе – «Особенности социокультурного самоопределения России в глобализирующемся мире» – отмечается, что сегодня Россия постепенно врастает в сложную общемировую цивилизационную систему, в которой ей пока что предстоит во многом оставаться на вторых ролях, так как многочисленные сложности переходного периода не могли не сказаться на ее социально-экономическом развитии, на международном авторитете нашего государства, который пока еще несопоставим с авторитетом бывшего СССР. Процесс интеграции России в мировое сообщество проходит с большими затруднениями, достаточно напомнить, что Россия до сих пор не является членом ВТО, этого символа глобализирующегося мира. В подобных условиях очень важно не остаться в стороне, на периферии мирового развития. Необходимо в полной мере включиться в развитие глобализационных процессов, стать полноправным участником мирового сообщества и в качестве такового реально воздействовать на эти процессы, управлять ими, насколько это будет возможно в условиях жесткой конкурентной борьбы.

В условиях глобализации воздействие метавнешнего фактора на внутреннее развитие многократно увеличивается. Поэтому положение страны в системе внешних и метавнешних (глобальных) отношений становится решающим фактором ее самоопределения. Для России же, переживающей глубокую внутреннюю общественно-экономическую трансформацию, данную ситуацию можно охарактеризовать как проблему самоопределения трансформирующегося общества в трансформирующемся мире.

Интеграция России в общемировые и региональные экономические структуры, безусловно, послужит фактором сдерживания тенденции к доминированию в них одной или нескольких держав, универсализации и демократизации механизмов регулирования международных экономических отношений. Следует подчеркнуть, что данный процесс отвечает интересам самой России, поможет нашей стране провести структурно-технологическую и институциональную модернизацию своей экономики, войти в общее русло мирового социально-экономического развития.

При всех негативных тенденциях последнего периода необходимо в то же время подчеркнуть, что Россия все еще представляет собой реальную силу, с которой следует считаться всем. В условиях современной социокультурной глобализации у России есть все возможности оказывать все более существенное влияние на облик западного мира в предстоящие два три десятилетия. При этом представляется очевидным, что Россия, изолированная от западного мира, не способная преодолеть свою социально экономическую отсталость, теряющая импульсы к модернизации под натиском националистических страстей, но обладающая при этом мощным ядерным потенциалом, стала бы одним из наиболее опасных источников глобальной нестабильности, международной конфронтации, напряженности и конфликтов. В то же время Россия модернизирующаяся, преодолевающая социально-экономический кризис, укрепляющая и развивающая свои партнерские отношения с западным миром, могла бы внести весомый вклад в более гармоничное, сбалансированное развитие глобализационных процессов.

Вместе с тем сейчас наблюдается противопоставление Запада, с одной стороны, и всего остального мира – с другой. Это говорит о том, что структура современного мира все отчетливее выстраивается по схеме «центр — периферия».

Таким образом, фундаментальное противоречие нашей эпохи и одновременно главный вызов человеческому сообществу в XXI веке – это противостояние западных либеральных цивилизационных стандартов, с одной стороны, и ценностей национальной культурно-религиозной идентичности – с другой. И если в России либеральная идея полагается отныне в основу общественной модели развития страны, то остается противопоставить этой идеологии в сфере воспитания, образования и формирования межличностных отношений политику утверждения системы традиционных для России ценностей. И потому вопрос о том, какими должны быть в этих условиях наши законодательство, образование, культура, социальные отношения, общественная мораль, есть вопрос о том, найдет ли наша страна достойное место в мировом сообществе наций, сохранится ли цивилизационная идентичность России.

Во втором параграфе – «Цивилизационная идентичность России в условиях глобализации» – отмечается, что процессы глобализации, затрагивающие идентификационные архетипы всех без исключения государств мира, делают проблему определения цивилизационной идентичности России еще более сложной. В этих условиях свое веское слово должны сказать российские философия и наука, в рамках которых должны сформироваться основные теоретические принципы, способные стать конкретными стратегическими ориентирами при проведении реальной политики. В современной российской глобалистике уже выработан один из таких ключевых принципов, который ни в коем случае нельзя недооценивать или относиться к нему с недостаточной серьезностью — «судьба России такова, что она может либо существовать сильной, либо не существовать вообще».

Сегодня уже можно утверждать, что в России либеральная парадигма не прижилась, несмотря на старания реформаторов разных мастей.

Российская идентичность в глобальном аспекте связана с приоритетом психологии ТОПОСА (ориентация на освоение пространства для нового цивилизационного строительства), а не ЛОКУСА (ориентации на обустройство собственного Дома). Именно поэтому российская цивилизационная идентичность ближе к требованиям современной глобальной культуры, чем любая другая.

Все эти теоретические построения лишь подтверждают тот факт, что противоречия российской цивилизационной идентичности лежат не только во внутренних процессах самоидентификации, но и во внешних и метавнешних (глобальных). При этом четко обнаруживается искусственная подмена внешних факторов идентичности (сотрудничество и двусторонние связи России с другими странами и международными организациями) факторами метавнешними. Такая подмена дает право рассматривать глобализацию не только как объективный процесс, но и как хорошо продуманный, целенаправленный, с умыслом запущенный и умело осуществляемый проект переустройства мира в интересах узкой группы лиц – «новой глобальной элиты», а также конкретного государства – США.

Признаки цивилизационного кризиса, в значительной степени спровоцированные практикой глобализации, усиливаются тем, что культурные аспекты жизни человечества оказываются целиком подчинены экономическим и политическим целям. Можно сказать, что культура обслуживает не только внешние по отношению к ней, но и прямо чуждые, враждебные ей задачи. Это вытекает из целей глобализации и избранных для их реализации методов и способов. Как глобализация, так и ее кризис имеют определенное культурное измерение, выражающееся в большей степени отрицательными величинами.

Представляется очевидным, что стремление к глобализации, к созданию некой универсальной общемировой культуры, в основе которой лежит не конструктивный диалог между различными культурными формами, а их унификация, сведение к единому стандарту, приводит в конечном итоге к кризису национальных культур.

В этой связи следует отметить, что стратегия реформ в России с самого начала игнорировала специфику российской культуры и ментальности.

Катастрофические результаты этой стратегии свидетельствуют о том, что инициаторы грандиозных перемен не связывали свои замыслы с закономерностями глобальных процессов и особенностями цивилизационного развития России. В процессе реформирования был нарушен главный код локальной цивилизации: динамическое равновесие Преемственности, Целостности и Целесообразности.

Судьба России как субмировой, субпланетной цивилизации – это своеобразный тест, проверка способности человечества организовать жизнедеятельность в новых условиях глобально-информационной культуры.

Если выживет Россия со своим «большим пространством» и «большим временем», то выживет и все человечество. Проблема цивилизационной идентичности России вырастает в проблему альтернативных перспектив развития жизни на Земле.

В третьем параграфе – «Метаобразование как новый качественный этап глобализации образования» – отмечается, что идею метаобразования необходимо рассматривать, прежде всего, как инновационную идею в области педагогики. Специфической чертой педагогической деятельности является неразрывное единство в ней науки и практики. Никакая другая гуманитарная дисциплина не соединяет в себе так прочно теорию и практику, как педагогика. Именно благодаря постановке проблемы метаобразования в качестве проблемы педагогики она приобретает огромное философско-теоретическое и научно-практическое значение.

Метаобразование превращается в методологию и идеологию непрерывного образования, определяет его глобально-цивилизационную направленность.

Следует подчеркнуть, что идея придать проблеме метаобразования прикладной характер, перевести ее в плоскость педагогической науки и практики, воплотив в непрерывном образовании, родилась в российской науке.

Можно выделить следующие основные социальные и культурные функции метаобразования:

— метаобразование формирует цивилизационное, культурно личностное мировоззрение в условиях глобальной информационной культуры, в которой метавнешние (глобальные) факторы являются определяющими;

— метаобразование призвано ликвидировать отставание философии от науки — решить одну из важнейших проблем современного образования, и в этом смысле его можно назвать методологией непрерывного образования;

— метаобразование должно сформулировать главную установку современного образования – стратегию будущности, направленную на оптимизацию процесса цивилизационной и личностной самоидентификации, который должен учитывать специфику российской культуры, но в то же время быть выработанным на основе глобального цивилизационного подхода. А это означает, что метаобразование является также и идеологией непрерывного образования;

— метаобразование, основываясь на достижениях естественных и гуманитарных наук, дает представление о духовно-нравственной культуре социального самосознания метасубъекта истории, и в этом смысле является этической парадигмой непрерывного образования;

— метаобразование является способом самоидентификации личности, определения ею своего места и роли в современном обществе;

— метаобразование – это способ гуманизации, глобализации и универсализации образования, поскольку оно основывается на концепции социального времяведения, отражающего историческое, актуальное и прожективное самосознание, картину мира и картину жизни.

Метаобразование является важнейшим этапом глобализации образования. В отличие от традиционного образования, рассматриваемого в качестве подготовки к социально детерминированным на данном историческом этапе видам профессиональной деятельности, метаобразование определяется как формирование целостного понимания человеком своего места, своего истинного предназначения в окружающем его мире.

Сформировать человека, способного к решению самых сложных проблем современного мира, обладающего поистине планетарным сознанием и достаточным уровнем общекультурного развития может только система метаобразования, предполагающая единство и равнозначность современного и традиционного. Метаобразование как фактор глобализации в обучении означает, что знания должны быть универсальными и применимыми во всех странах планеты, а воспитательно-образовательный процесс должен давать не только информацию, но и способы работы с ней. Иначе говоря, образование должно научить учиться всегда и везде – таково одно из основных требований метаобразования.

Таким образом, концепция метаобразования предполагает, во-первых, непрерывное образование, а во-вторых, синтетическую форму образования, включающую в себя как современное, так и традиционное содержание жизни и культуры. В общем смысле — метаобразование предполагает гармонизацию современных и традиционных форм культуры в едином универсальном процессе непрерывного образования.

В заключении формулируется основной вывод исследования о том, что процессы глобализации ведут в конечном счете к тотальной трансформации всех уровней жизнедеятельности, к унификации всех культурных моделей по единому образцу. Здесь же приведены некоторые теоретические обобщения, даются практические рекомендации, намечаются возможные направления дальнейшего изучения проблемы.

III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

1. Зима Н.А. В.И. Вернадский о глобализации науки и образования // Вестник СГУ. — 2003. — Вып. 32. – С. 26—28.

2. Зима Н.А. Роль метаобразования в формировании культурно личностного рисунка жизни студента // Формирование современной личности в поликультурной среде: Материалы 48-й научно-методической конференции «Университетская наука — региону». — Ставрополь: Изд-во СКИПРО, 2003. — С. 55—58.

3. Зима Н.А. Метаобразование в университете // Классический университет как центр социального и культурного развития в полиэтничном регионе: Материалы Всероссийского научно-практического семинара. – Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003.— С. 110—116.

4. Зима Н.А. Особенности самоопределения России в глобализирующемся мире // Социально-экономическая реальность и политическая власть: Сб. науч. ст. – Москва – Ставрополь: Изд-во ИСПИ РАН, 2004. — С. 48—52.

5. Зима Н.А. Влияние глобализационных процессов на формирование экологического императива // Проблемы экологической безопасности и сохранения природо-ресурсного потенциала: Тез. докл. Международной научно-практической конференции – Ставрополь: Агентство СН, 2004. – С.

214—216.

6. Зима Н.А. Социальная динамика глобализационных процессов // Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону: Материалы VIII научно технической конференции. Т. 2. Общественные науки. – Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 2005. — С. 17.

7. Зима Н.А. Идентификация культуры в условиях глобализации социальных процессов // Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону: Материалы VIII научно технической конференции. Т. 2. Общественные науки. – Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ, 2005. — С. 18.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.