WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ЗВЯГИНЦЕВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА САМОСОЗНАНИЕ НЕТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ СООБЩЕСТВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 09.00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ставрополь – 2004

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Новикова Ольга Сергеевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Грачев Василий Дмитриевич кандидат философских наук, доцент Сапроненко Венидиктор Васильевич

Ведущая организация: Армавирский государственный педагогический университет

Защита диссертации состоится 18 января 2005 г. на заседании диссертационного совета Д 212.256.06 при Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1, корп. 1-а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского государственного университета: г. Ставрополь, ул.

Пушкина, 1.

Автореферат разослан 17 декабря 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Г.Д. Гриценко I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современный этап развития России характеризуется глубинными трансформациями в духовной сфере общества. Сложилась новая социокультурная ситуация, обусловленная подъемом национального самосознания, ростом этнических конфликтов, сопровождаемых усилением сепаратистских настроений, волной террористических актов, которым нередко придается религиозная окраска, обусловленная полиэтничностью и поликонфессиональностью нашего государства. Наряду с влиянием православия и ислама (для отдельных этнических групп – буддизма и иудаизма), являющихся традиционными религиями, усилилось влияние различных религиозных движений на социокультурную ситуацию. В этом контексте актуальным представляется изучение проблемы «нетрадиционных религиозных сообществ», специфически влияющих на духовную атмосферу в обществе.

Некоторые нетрадиционные религиозные сообщества ориентируются на полное повиновение и подчинение своих приверженцев, подавляют всякое критическое мышление, что влияет на самосознание, духовное самоопределение, самореализацию, формирование смысложизненных ценностей, поэтому в обществе, как правило, существует негативное отношение к таким религиозным объединениям.

Следовательно, возникает необходимость глубокого анализа и оценки этого явления, определения его места и перспективы в духовной жизни общества, поиска наиболее конструктивных путей формирования государственной политики во взаимоотношениях с нетрадиционными религиозными сообществами. Все это не может быть решено без систематических исследований российской социокультурной действительности, учитывающих опыт мирового религиоведения.

Если изучению истории возникновения, особенностей вероучения, организации нетрадиционных религиозных сообществ уделялось в последнее время повышенное внимание со стороны научного мира, то проблема самосознания нетрадиционных религиозных сообществ остается малоисследованной, хотя религиозное самосознание регулирует практически всю жизнедеятельность верующего человека. Следовательно, разработка концептуальных положений по проблеме самосознания нетрадиционных религиозных сообществ с позиций философии культуры и религиоведения, выявление особенностей религиозного самосознания, ценностей и символов являются наиболее актуальными и крайне востребованными.

Степень разработанности проблемы. Проблема самосознания нетрадиционных религиозных сообществ современного российского общества является новой формой постановки вопроса, призванного найти свое решение в рамках данного исследования. Отдельные аспекты заявленной темы, как и методологические подходы, были исследованы в работах философского, философско-религиоведческого, философско культурологического характера.

Философский анализ феномена самосознания был предпринят философами Нового времени: Р. Декартом, Г. Лейбницем, Т. Гоббсом, Дж.

Локком и другими. Так, Дж. Локк сформулировал установку на самосознание как наблюдение внутреннего опыта. Г. Лейбниц трактовал самосознание как осознание собственных содержаний сознанием.

В дальнейшем углубленную разработку данная проблема получила в трудах И. Канта, Г. Гегеля, И. Фихте, Ф. Шеллинга. Особенно следует отметить вклад Г. Гегеля, так как именно он первым в истории проследил логику развития сознания в соответствии с событиями мировой истории. В «Философии духа» Г. Гегель переинтерпретировал проблему самосознания как процессуальность саморазвертывания духа в его рефлексии о самом себе. У И. Фихте сознание реализуется «в» и «через» самосознание.

Проблематикой самосознания активно занимались и занимаются психологи. Следует выделить работы У. Джеймса, который попытался выстроить целостное видение проблемы самосознания, а его широкая перспектива видения этой проблемы в дальнейшем повлияла на развитие различных психологических теорий, описавших данный феномен.

Проблемы самосознания рассматривались в трудах А. Адлера, С. Грофа, В.П. Зинченко, И.С. Кона, А. Маслоу, К.К. Платонова, О. Ранка, В.В.

Столина, Д.М. Угриновича, З. Фрейда, Э. Фромма, К. Хорни, К.Г. Юнга.

В отечественной философии изучением религиозного сознания и самосознания занимались Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Л.П. Карсавин, Вл.

Соловьев, П.А. Флоренский, С.Л. Франк, А.С. Хомяков.

В современной научной литературе различные аспекты самосознания рассматривались в работах А.Б. Багдасаровой, Н.П.

Золотовой, О.Е. Иванова, В.И. Каширина, Е.В. Кораблевой, Н.А. Котовой, О.С. Новиковой, Л.В. Скворцова, А.Г. Спиркина, Н.С. Шпака, Ф.С.

Эфендиева.

Многочисленные труды исследователей, посвященные изучению, описанию и осмыслению феномена нетрадиционных религиозных сообществ в России в различные исторические периоды, составляют отдельный обширный раздел литературы по исследуемой теме. Изучение традиционной и нетрадиционной религиозности представлено в работах Е.Г. Балагушкина, А. Баркер, В.И. Гараджи, Н.С. Гордиенко, Л.И.

Григорьевой, П.С. Гуревича, А.Л. Дворкина, С.И. Иваненко, В.В. Коник, Р. Лункина, Д. Макдауэлла, К.Б. Привалова, В.В. Сапроненко Д. Стюарта, Н.А. Трофимчука, В.Ц. Худавердян и др.

Проблемы реализации принципа свободы совести в капиталистических странах, связанные с деятельностью нетрадиционных религиозных сообществ, подробно рассматривались в трудах известных религиоведов: Е.Г. Балагушкина, А.Ю. Григоренко, И.Р. Григулевича, К.Б.

Привалова, Л.Н. Митрохина и других.

В работах А.Л. Буряковского, В.С. Пудова, Б.З. Фаликова, С.Б.

Филатова, опубликованных в последнее десятилетие XX века, эта проблема освещается с современных позиций – признания реального права на свободу совести для всех, в том числе и для представителей нетрадиционных религиозных сообществ.

До настоящего времени продолжают изучение проблем нетрадиционной религиозности и нетрадиционных религиозных сообществ известные специалисты в области религиоведения: Е.Г.

Балагушкин, Н.С. Гордиенко, А.А. Красиков, Л.Н. Митрохин, Н.А.

Трофимчук, С.Б. Филатов, которые отмечают специфику таких сообществ, появившихся и активно действующих на территории современной России.

Значительный вклад внесла Л.И. Григорьева, считающая, что, хотя исследование данного вопроса остается в зоне пристального внимания специалистов, до сегодняшнего дня не издано ни одного светского труда, который содержал бы цельное видение проблемы, очертил современные концептуальные философские подходы и оценки этого сложного явления.

Наиболее значимыми вопросами, требующими глубокого философского осмысления, остаются вопросы определения качественной специфики рассматриваемого явления, критериев отнесения к определенной категории тех или иных религиозных сообществ, методологических подходов к вопросу о классификации, социальной детерминированности их появления и развития, тенденций эволюции.

По специфике разработки аксиологических проблем в методологическом обосновании современной гносеологической парадигмы следует выделить работы Р.Ф. Абдеева, Б.Г. Ананьева, П.К.

Анохина, А.С. Ахиезера, М.С. Кагана, Б.Г. Кузнецова, Т. Куна, М.К.

Мамардашвили, Г. Хакена;

в философии и логике – С.Ф. Анисимова, Н.А.

Бердяева, В.А. Василенко, О.Г. Дробницкого, Л.Н. Когана, Н. Лосского, Л.А. Микешиной, Б. Рассела, С.Л. Франка, Э. Фромма;

в социологии и культурологии – Г.П. Выжлецова, В.И. Гараджи, А.Г. Здравомыслова, О.

Шпенглера;

в общей и социальной психологии – И.С. Кона, А. Маслоу, С.Л. Рубинштейна, В. Франкла, Э. Эриксона;

в этике и эстетике – А.

Белого, Б.П. Вышеславцева, Н. Гартмана, И.Л. Зеленковой, Н. Лосского, Л.Н. Столовича.

Религиозные ценности неразрывно связаны с религиозными символами. Большое место проблеме природы символа уделено в исследованиях крупнейших представителей психоаналитической школы З.

Фрейда, К. Юнга. Символам посвящены труды А. Белого, Э. Кассирера, А.

Лосева, Ю. Лотмана, Ч. Пирса.

В связи с неоднозначным отношением общества к различным религиозным объединениям и их взаимоотношениями между собой актуальным становится вопрос о религиозной толерантности. Среди ученых, занимающихся проблемами толерантности, следует выделить работы А.Г. Асмолова, В.А. Гончаровой, О.Н. Гундарь, С.Ю. Ивановой, В.А. Лекторского, Э.Т. Майборода, Н.П. Медведева, Г.У. Солдатовой, В.В.

Шалина.

Особенности современной религиозной ситуации поликонфессионального Северо-Кавказского региона рассматриваются в работах В.А. Авксентьева, Ю.Д. Анчабадзе, М.А. Аствацатуровой, Э.А.

Баграмова, А.В. Баранова, Л.А. Башарова, В.И. Бушкова, Г.П. Герейханова, Н.В. Жданова, А.А. Игнатенко, И.А. Задворнова, Ю.М. Кобищанова, А.Ю.

Коркмазова, А.В. Малашенко, А.А. Магомедова, А.А. Нуруллаева, В.И.

Рагузина, В.А. Тишкова, Г.М. Шайдаевой.

Анализ философской, религиоведческой, психологической литературы показывает, что проблема особенностей самосознания нетрадиционных религиозных сообществ находит определенное отражение в современных исследованиях, но таких работ крайне мало. Можно выделить диссертационную работу Д.Г. Курачева, рассмотревшего этот феномен с психологических позиций, социологическое исследование Н.Д.

Васильевой и А.Н. Шишигиной. В философии эта проблема либо не рассматривалась, либо рассматривалась фрагментарно. Именно для преодоления этой фрагментарности и построения целостной картины предпринимается исследование особенностей самосознания нетрадиционных религиозных сообществ.

Теоретико-методологическая основа диссертации.

Теоретической основой исследования послужили базовые понятия и концепции, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных философов и религиоведов. Важное теоретическое и методологическое значение для диссертационного исследования имел междисциплинарный синтез, позволяющий актуализировать философско-религиоведческий аспект проблемы самосознания. В диссертации использовались типологический и феноменологический методы исследования, принципы всесторонности и развития, преемственности, сравнения, историзма, структурно-функциональный анализ, для описания процесса формирования самосознания использовались элементы когнитивного моделирования.

Для аксиологического анализа применялся структурно-уровневый подход Л.В. Баевой. В основу выявления особенностей формирования самосознания нетрадиционных религиозных сообществ положены принципы, предложенные С.С. Хоружим.

Объектом исследования является современное религиозное самосознание.

Предметом исследования выступают содержание и тенденции изменения самосознания современных нетрадиционных религиозных сообществ в России.

Цель диссертационного исследования – выявить особенности самосознания нетрадиционных религиозных сообществ и пути достижения религиозной толерантности в современном российском обществе.

Для осуществления поставленной цели в диссертации предлагается решение следующих задач:

- раскрыть соотношение понятий «самосознание», «религиозное сознание», «религиозное самосознание»;

- охарактеризовать и расширить типологию современных нетрадиционных религиозных сообществ;

- рассмотреть аксиологический аспект религиозного самосознания нетрадиционных сообществ и их символику;

- проследить динамику религиозного самосознания под воздействием трансформации современной социокультурной ситуации в России;

- исследовать особенности самосознания нетрадиционных религиозных сообществ;

- показать значение религиозной толерантности в консолидации общества и определить основные направления ее формирования.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- выявлено соотношение понятий «религиозное сознание» и «религиозное самосознание» и уточнено содержание категории «религиозное самосознание» в современном религиоведении;

- охарактеризована и дополнена типология нетрадиционных религиозных сообществ, при этом в качестве основного критерия типологизации определяется главная доминанта в вероучении;

- рассмотрены ценности и символы нетрадиционных религиозных сообществ и показано, что нетрадиционные религиозные ценности идентичны традиционным по форме, но различны по содержанию;

- конкретизированы причины, влияющие на формирование религиозного самосознания, которые рассматриваются в онтологическом, гносеологическом, аксиологическом и праксеологическом аспектах;

- исследованы особенности самосознания нетрадиционных религиозных сообществ и предложена теоретическая схема, раскрывающая их самосознание, которая базируется на следующих основных принципах:

процессуальность, динамика, антропоцентризм, энергийность;

- показано значение религиозной толерантности в консолидации общества, предотвращении религиозных, этнических конфликтов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Религиозное самосознание как структурообразующий элемент религиозного сознания представляет собой, во-первых, акт непосредственного обращения человека к самому себе, в процессе которого формируются индивидуальные оценки, согласие или несогласие с актуальной действительностью;

во-вторых, совокупность представлений, идей, образов, установок, потребностей, через призму которых верующий человек воспринимает, осмысливает, оценивает собственное бытие и окружающий мир, определяя свое личностное отношение и к ним, и к Богу;

в-третьих, отражение системы взаимоотношений «Бог – Я – Мир».

2. Нетрадиционное религиозное сообщество – это объединение людей, в основе вероучения которого лежат различные варианты классических религиозных систем, а также оригинальные источники, содержащие комплекс однотипных идей и установок. Их нетрадиционность проявляется как в специфике их веры, так и в отсутствии устоявшихся традиций в культуре конкретного общества.

Синкретичность большинства нетрадиционных религиозных сообществ предполагает разнообразие типологий, которые практически всегда условны. Определяя в качестве основного критерия главную доминанту в вероучении, типологический ряд нетрадиционных религиозных сообществ дополнен мистической терапевтикой.

3. Нетрадиционные религиозные сообщества характеризуются ценностями, которым, равно как и традиционным религиозным ценностям, присущи: интенциональность (направленность), знаковость (цель-символ), понимание (цель-понятие), значимость, переживание. Однако смысловое наполнение этих ценностей различно, поскольку оно определяется специфичной религиозной символикой. Именно религиозные символы (или их отсутствие) идентифицируют любое религиозное сообщество, выделяют его среди иных религиозных объединений и определяют религиозное самосознание.

4. Массовое распространение нетрадиционных религий наблюдается в условиях кризиса в обществе, в традиционной церкви.

Основными аспектами процесса формирования как самих нетрадиционных сообществ, так и их самосознания, выступают онтологический, гносеологический, аксиологический, пересекающиеся в праксеологическом аспекте. При этом возникает проблема мотивации деятельности последователей нетрадиционных религиозных сообществ, решение которой связано с устранением внутреннего неприятия современного общества, его системы ценностей и способов существования. В этих условиях появляется необходимость сформировать стремление в определенном смысле к универсальности, которая способствует снижению конфликтогенности в обществе, в традиционных религиях.

5. Специфика самосознания нетрадиционных религиозных сообществ проявляется в том, какой из традиционных принципов:

процессуальность, динамика, антропоцентризм, энергийность, доминирует на данный момент (у современных российских нетрадиционных религиозных сообществ, как правило, практически отсутствует процессуальность, у некоторых из них антропоцентризм заменяется теоцентризмом). Особенность самосознания нетрадиционных религиозных сообществ состоит в том, что оно является отражением системы взаимоотношений «Бог – Я+Мы – Мир». Знание особенностей самосознания нетрадиционных религиозных сообществ необходимо формированию религиозной толерантности. Она предполагает межконфессиональный диалог, который означает взаимный обмен информацией и двустороннюю дискуссию, при этом сохранение верности собственной религиозной вере и максимальную открытость по отношению к другим религиозным традициям.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что его основные положения могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской деятельности по проблемам влияния религии на личность и современную культуру, а также в разработке теоретико-методологических основ религиоведения, философии культуры и философской антропологии.

Теоретические обобщения и практические выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть применены, во-первых, для дальнейшего проведения исследований нетрадиционных религиозных сообществ, их возрастающего влияния на жизнь современного российского общества;

во вторых, для исследования ценностных оснований религиозного самосознания, обусловленных влиянием социокультурной ситуации и связанных с социальной трансформацией современного российского общества.

Результаты исследования могут быть использованы органами государственной власти, общественными организациями как в перспективной, так и в повседневной работе в области культуры политики, образования и воспитания в целях гармонизации и совершенствования культуры межрелигиозных отношений.

Научные и практические выводы диссертационного исследования применимы в учебном процессе в высших учебных заведениях, при разработке как базовых, так и элективных курсов по религиоведению, философии религии, философской антропологии.

Апробация исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета.

Основные результаты диссертационного исследования изложены в тезисах и докладах на симпозиуме «Политическая конфликтология между старыми и новыми парадигмами» (г. Воронеж, 2001);

на научно практических конференциях «Университетская наука – региону» (г.

Ставрополь, 2002, 2003, 2004);

на Межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарных наук» (г. Ставрополь, 2003);

на Всероссийском научно-практическом семинаре «Классический университет как центр социального и культурного развития в полиэтничном регионе» (г. Ставрополь, 2003), на конференции по вопросам духовно-нравственного и патриотического воспитания «Глинские чтения: Воспитывать человека – значит определять судьбу нации» (г. Пятигорск, 2004).

С отдельными положениями диссертации автор выступал на заседаниях межкафедрального семинара аспирантов Ставропольского государственного университета.

Основные положения диссертации изложены в пяти публикациях, общим объемом 1,9 печатных листа.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы, насчитывающего 210 наименований.

Объем диссертации – 159 страниц машинописного текста.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во «Введении» обосновывается актуальность проблемы, выявляется степень научной разработанности, обозначаются цель и задачи исследования, дается описание общетеоретической и методологической базы, определяется новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость исследования, а также апробация его результатов.

В первой главе «Теоретические и методологические аспекты исследования самосознания нетрадиционных религиозных сообществ», состоящей из трех параграфов, в общетеоретическом плане рассматриваются философские и религиоведческие подходы к исследованию самосознания, религиозного сознания и религиозного самосознания, дополняется типология нетрадиционных религиозных сообществ, анализируются их религиозные ценности и символы.

В первом параграфе «Проблема религиозного самосознания в опыте философской рефлексии» выявляются теоретические и методологические аспекты анализа данных феноменов.

Анализ самосознания имеет давнюю философскую традицию. Уже в трудах Аристотеля, а позже – в сочинениях Августина существуют рассуждения на эту тему.

Философский анализ феномена самосознания был предпринят еще философами Нового времени (Р. Декарт, Г. Лейбниц, Т. Гоббс, Дж. Локк и др.). Р. Декарт разводит понятия сознания и мышления посредством рефлексии, благодаря которой осуществляется соотнесение нового знания с уже имеющимся интеллектуальным опытом, то есть с умом, который выступает гарантом единства самосознания.

Проблема самосознания находилась в центре внимания немецкой классической философии – И. Канта, Г. Фихте. У Ф. Шеллинга категория самосознания является системообразующей. Он прослеживает историю самосознания: от бессознательных природных форм знания субъекта до собственно самосознания. Абсолютность самосознания как знания состоит в том, что оно оказывается не просто объективированным знанием, но и источником его получения, то есть «самосознание является единым абсолютным актом».

Особая роль в разработке самосознания принадлежит Г. Гегелю, который в ряде своих работ обобщил взгляды своих предшественников и развил идею самосознания в целостную теорию. В центре ее – проблема становления самосознания личности и общества. Г. Гегель выстраивает три последовательные сферы движения мысли (духа): «субъективный дух» - индивидуальное человеческое сознание;

«объективный дух» - право, государство, нравственность;

«абсолютный дух» - искусство, религия, философия. Индивидуальное сознание также проходит три ступени:

сознание, самосознание и разум. Ступень самосознания, по Гегелю, характерна тем, что человек в качестве предмета своего сознания имеет самого себя, но познает себя как бы через сознание другого человека. Г.

Гегель обратил внимание на ограниченные системосозидающие возможности самосознания в гносеологическом и в аксиологическом аспектах. Переход сознания в самосознание он называет «поворотным пунктом» в развитии сознания и рассматривает самосознание в качестве новой ступени в этом развитии.

В психологической теории У. Джеймса самосознание рассматривается как возникшее из инстинктивных «привычных» граней сознания и воли.

Эта перспектива видения проблемы самосознания в дальнейшем повлияла на развитие различных психологических теорий, описавших данный феномен. У З. Фрейда самосознание понимается как оперативный модус сознания, направленный на внутренние переживания, мысли, образы и на внешнюю объективную реальность. К.Г. Юнг разработал концепцию «коллективного бессознательного» как огромного резервуара информации об истории и культуре человечества.

На основе анализа философской и психологической литературы делается вывод о том, что самосознание – это сторона, момент в пространственно-временном развитии, осознание личностью своего места и роли в действительности. Самосознание обнаруживает себя в необходимости мыслить мир в максимальной мере, мир как таковой, то есть между самосознанием и миром создается отношение постоянного тождества-различия. Только через отождествление с миром «Я» становится именно «Я», то есть равным самому себе, что и характеризует ситуацию самосознания. В то же время достижение тождества становится и моментом полагания истинного различия, несводимости «Я» к миру, присутствия в нем собственного содержания. Следовательно, самосознание – это отражение системы взаимоотношений «Я – Мир».

Исходя из концепций русских религиозных философов (Н.А.

Бердяев, С.Н. Булгаков, В.С. Соловьев, П.А. Флоренский, С.Л. Франк) и современных отечественных исследователей (Ю.Ф. Борунков, Д.М.

Угринович, И.Н. Яблоков), делается вывод о том, что религиозное сознание – это одна из форм общественного сознания, в которой находит отражение религиозная жизнь общества;

это совокупность теоретических и обыденных взглядов на природу религиозного, предполагающих осмысление специфики религиозных процессов.

Религиозное самосознание – это духовное образование, представляющее собой совокупность идей, интересов и ценностей, чувств и настроений.

Религиозное сознание можно представить как отражение системы взаимоотношений «Бог – Человек», сущность религиозного самосознания раскрывается в схеме «Бог – Я – Мир».

Во втором параграфе «Типология современных нетрадиционных религиозных сообществ» исследуется проблема нетрадиционных религий. Хотя дать ясное определение современным нетрадиционным религиям вполне возможно, но окончательно охарактеризовать это явление сложно из-за постоянного изменения параметров таких групп. С появлением каждой новой группы приходится уточнять определение, так как они обозначаются различными по своему смысловому содержанию понятиями: «секта», «тоталитарная секта», «деноминация», «конфессия», «нетрадиционная религиозность», «новые религиозные движения», «культы», «движение Новый век». В диссертационном исследовании обосновывается позиция именовать все эти объединения как «нетрадиционные религиозные сообщества».

При рассмотрении соотношения понятий «традиционные» и «нетрадиционные» религии выясняется, какое содержательно-смысловое наполнение предлагается специалистами названным определениям. Так, под «нетрадиционной религиозностью» Е.Г. Балагушкин понимает не просто впервые привнесенное на данную территорию верование, но некое качественно новое явление современности. А Н.А. Трофимчук считает, что под «нетрадиционными» религиями понимаются религиозные комплексы, которые исторически не унаследованы от прошедших эпох определенным этносом, не свойственны его духовности, не укоренились в быту, культуре, а распространились в результате миссионерской деятельности проповедников с их исторической родины. Нетрадиционными для определенных этносов могут быть как мировые религии, так и новые религиозные образования, базирующиеся на инотрадиционной основе.

Следовательно, в новых религиозных движениях обозначился переход от религиозности традиционной, полученной от рождения, как и национальность, к вере, требующей личного выбора, который проявляется в свободе вероисповедания, от каждого ее последователя для того, чтобы отстоять и сохранить эту веру. Эта нетрадиционность проявляется как специфике, «экстравагантности» веры, так и в том, что новые религиозные движения появились в России сравнительно недавно и поэтому не являются религиозными вероисповеданиями, привычными для россиян и имеющими давнюю традицию в российской культуре.

Не существует универсальной типологии нетрадиционных религиозных сообществ, так как многие из них сочетают в себе различные признаки того или иного типа учения. Поэтому одни и те же нетрадиционные религиозные сообщества различные исследователи относят к тем или иным типам. Так, например, «Церковь Саентологии» К.В. Кислюк, О.Н. Кучер выделяют как саентологическое направление, а В.М. Целуйко считает саентологию сатанинским, или оккультным, объединением. Следовательно, типология всегда будет условна, и классифицировать эти сообщества следует на основе того, что является основополагающей доминантой в учении, в вере.

В основном, эти сообщества подразделяются на следующие условные типы: неохристианство, неоориентализм, синтетические религии, сатанизм. Исходя из цели и задач диссертационного исследования, необходимо дополнить типологический ряд мистической терапевтикой, так как это учение, в первую очередь, направлено на человека, его физические и духовные проблемы, и при проведении определенных терапевтических методик, правил поведения человек улучшит как духовное свое состояние, так и физическое, что, соответственно, повлечет за собой изменение самого человека, его жизни и, в целом, всего мира.

Подробное рассмотрение типологии нетрадиционных религиозных сообществ и дополнение типологического ряда связано с тем, что принадлежность к тому или иному типу оказывает основное влияние на формирование самосознания нетрадиционных религиозных сообществ.

В третьем параграфе «Ценности и символы нетрадиционных религиозных сообществ» подчеркивается, что кардинальные изменения в политической, экономической и духовной сферах нашего общества влекут за собой радикальные изменения в ценностных ориентациях и поступках людей. В условиях этих перемен в России прежние духовные ценности разрушаются, перестав соответствовать новым жизненным реальностям.

Ценности выступают регуляторами поведения и деятельности личности.

Происходит переоценка традиционных ценностей, которая проявляется в утрате прежних идеологизированных целей и доминант, формирования новых аксиологических моделей социальных норм, принципов, представлений о человеке и обществе.

Неизбежная в условиях ломки сложившихся устоев переоценка ценностей, их кризис более всего проявляется в сознании. Ценности рассматриваются как духовно-нравственные образования – переживания, связанные с действительностью, отражаемой личностью, и ценности взаимоотношений, включающие осмысление жизненных ситуаций и ту позицию, которую личность занимает.

Любая форма религиозного сознания претендует на то, что ее представление о ценностях единственно истинно и потому должно быть признано общечеловеческим. Между тем конкретное понимание Бога, всех его заветов, установлений, священнодействия, молитвы и т.д. у представителей каждой конфессии особое, что заставляет считать все другие концепции ложными и потому подлежащими искоренению.

Для исследования ценностей нетрадиционных религиозных сообществ необходимо структурное видение ценности, в котором выделяются следующие компоненты: 1) устремленность (направленность – интенциональность), 2) цель-символ (знак), 3) цель-понятие (понимание);

а также три уровня, в которых существует и проявляется ценность, - значимость, смысл, переживание.

В результате анализа ценностей нетрадиционных религиозных сообществ, делается вывод о том, что эти ценности идентичны ценностям традиционных религий по форме, но имеют различное смысловое наполнение. Именно религиозные символы отличают одно сообщество от другого, так как они в своей совокупности создают систему образов, представлений, в которой человек осознает мир в его целостности. Являясь специфической формой постижения действительности, символ выступает как особый вид императивного мышления и поведения человека, как своеобразный регулятивно-адаптивный механизм. Вера несет в себе символизм. Например, для христиан Пасха – символ воскрешения Христа, символ победы жизни над смертью, а ценность – в вере в воскрешение, то есть ценность веры передается в символе. Для Свидетелей Иеговы существует только ценность воскрешения, которая не передается в символе, поэтому они, основываясь на библейских текстах, не отмечают ни Рождество Христово, ни Пасху, не почитают святых, не поклоняются иконам, скульптурным изображениям девы Марии, Иисуса Христа.

Именно в символах проявляется индивидуальная особенность сообщества, так как символы – это отображение ценностей.

Во второй главе «Развитие религиозного самосознания нетрадиционных сообществ в современной России» рассматривается воздействие современной социокультурной ситуации на формирование самосознания нетрадиционных религиозных сообществ, исследуются особенности самосознания, показывается значимость религиозной толерантности в консолидации общества.

В первом параграфе «Влияние современной социокультурной ситуации на формирование самосознания нетрадиционных религиозных сообществ» анализируются изменения, произошедшие в религиозной жизни современной России, и причины, побуждающие человека становиться приверженцем того или иного нетрадиционного религиозного сообщества.

События середины 1980 – начала 1990-х годов XX века привели к большим изменениям в религиозной жизни Российской Федерации. Во первых, значительные изменения претерпели взаимоотношения религии и государства. Во-вторых, изменилось соотношение между верующими людьми и неверующими: в современной России большинство взрослого населения относит себя к числу последователей различных религий. В третьих, во много раз возросло количество конфессий и церковных организаций.

Современная российская религиозность имеет свои особенности.

Во-первых, носит поверхностный характер и часто сводится лишь к принятию соответствующей атрибутики и соблюдению формальных требований (например, крещение, ношение нательного креста, неупотребление в пищу свинины и т.д.). Во-вторых, многие колеблются между верой и неверием. В-третьих, парарелигиозные идеи (магия, колдовство, астрология, гадания) распространены очень широко. Вера в них встречается чаще, чем исповедание христианского вероучения. В четвертых, количество неправославных верующих увеличивается. Здесь речь идет не столько об экзотических культах, сколько о конфессиях, нетрадиционных для страны, но широко распространенных в мире, - прежде всего различных направлениях протестантизма (баптизм, адвентизм, пятидесятничество) и неохристианских организациях («Свидетели Иеговы»).

Причины, по которым человек становится приверженцем того или иного нетрадиционного религиозного сообщества, делятся на интеллектуальные, эмоциональные, социальные и духовные. Связано это, во-первых, со всемирной интеграцией, обусловленной стремительным развертыванием научного прогресса и появлением новейших средств коммуникации;

во-вторых, с возможностью свободного религиозного определения;

в-третьих, с научно-техническим прогрессом, ставшим реальной угрозой тотального уничтожения человечества при помощи двух главных факторов: использованием новейших средств вооружения и экологической катастрофы;

в-четвертых, с претензией новых вероучений на создание некоего синтеза религии и науки;

в-пятых, с прагматизацией и рационализацией современной культуры, которая порождает требование отказа или значительного подавления эмоций;

в-шестых, с аксиологическими причинами.

К основным аспектам процесса формирования нетрадиционных религиозных сообществ относятся: во-первых, онтологический аспект, который отражает специфику преемственности между конкретными культурами, а также современные политические и экономические условия, в которых формируются нетрадиционные религиозные сообщества. Во вторых, во взаимосвязи и взаимовлиянии с онтологическим выстраиваются гносеологический и аксиологический аспекты, то есть в современной социокультурной ситуации возможность свободного религиозного определения порождает стремление к самопознанию, к духовному самоопределению, к поиску истинности своего бытия, что влияет на формирование ценностей, отличительных от традиционных.

Онтологический, гносеологический, аксиологический аспекты пересекаются в праксеологическом, который выражается как активность нетрадиционного сообщества или субъекта, принадлежащего к нему, как волевой акт деятельности личности (группы) в развитии индивидуального, общественного, природного бытия в направлении определенного ориентира (Бог, идеальное общество и т.п.), имеющего высокую значимость, что влияет на формирование культуры самосознания, которая в свою очередь определяет культуру деятельности представителей нетрадиционных религиозных сообществ.

Во втором параграфе «Особенности самосознания нетрадиционных религиозных сообществ» исследуются особенности религиозного самосознания нетрадиционных сообществ.

Самосознание формируется под влиянием многих факторов:

деятельность, самооценка (самость), смысложизненнные, мировоззренческие установки, идеалы и т.д. Самосознание нерелигиозного человека характеризуется выделением себя как субъекта исторической действительности, отношением «Я – не-Я». Анализ феноменальности религиозного самосознания дает основания предполагать, что человек, наделенный религиозным самосознанием, познает себя через Бога, откровение, веру. Он не может самоосознавать себя без веры, следовательно, сама вера формирует самосознание (верующий человек мог бы сказать: «Я и Бог»;

«Мы – единое целое»;

«Я познаю себя «глазами Бога»).

Предложена теоретическая схема, раскрывающая сущность традиционного религиозного самосознания – «Бог – Я – Мир».

Самосознание же нетрадиционных религиозных сообществ можно представить в виде следующей теоретической схемы – «Бог – Я+Мы – Мир». Эта схема не статична, как в традиционном религиозном самосознании, она мобильна, то есть ее компоненты могут меняться местами. Это зависит от того, к какому именно нетрадиционному религиозному сообществу принадлежит человек, так как не существует индивидуальной деятельности без своего особого Бога, нет и совместной деятельности, которая не имела бы такого Бога и не нуждалась бы в нем для того, чтобы ее существование было длительно гарантировано.

Повсюду, где союз или общность выступают не как личная сфера власти отдельного лица, а как подлинный «союз», нужен свой особый Бог. Кроме того, в самосознании всех нетрадиционных религиозных сообществ существует диалектическая взаимосвязь «Я+Мы», то есть появляется возможность идентификации с коллективной психологией. Так как все представители нетрадиционных религиозных сообществ осознают свою приобщенность к «сакральной тайне», уникальность, избранность, следовательно, в этой избранности «Я» неотделимо от «Мы».

Принадлежность к той или иной религии определяется уже в поведении, в манере общения, в системе ценностей и т.д. (всегда можно отличить христианина от мусульманина, Свидетеля Иеговы от саентолога).

Выделяются основные, единые принципы формирования религиозного самосознания. Во-первых, это процессуальность и динамичность, проявляющиеся в накоплении религиозного опыта, передаче его из поколения в поколение, в восприятии, осознании субъектом вероучения, в формировании его отношения к миру, к сообществу. Во-вторых, это антропоцентризм, роль и место человека в религиозной картине мира, «отношение человека к Богу» (к божествам, к идеалу, к лидеру и т.п.). В-третьих, энергийность – взаимоотношение и взаимовлияние реальностей мира и человека, проявление их активности в диалоге с божественным. Особенность самосознания нетрадиционных религиозных сообществ заключается в том, какой именно из принципов доминирует на данном этапе. Так, например, во многих современных российских нетрадиционных сообществах практически отсутствует процессуальность, а антропоцентризм (в зависимости от сообщества) либо заменяется теоцентризмом, либо переплетается с ним.

В третьем параграфе «Проблема религиозной толерантности в современной России» говорится о том, что индикатором толерантности в области религии выступают степень лояльности к лицам иного вероисповедания, отношение к глобализации, атеизму и безрелигиозности, трактовка места и роли религии в жизни общества и человека, понимание соотношения религии и науки, оценка тенденций секуляризма или, наоборот, сакрализации, религиозного фундаментализма и экстремизма.

Современная религиозная жизнь характеризуется выходом за рамки сугубо вероисповедной практики, стремлением церквей более активно влиять на социальные процессы. В религии заложен огромный потенциал как для объединения, консолидации общества, так и для конфронтации, противостояния. Вектор реализации активности церкви определяется теми условиями, которые складываются в том или ином обществе. Являясь универсальным мировоззрением, религия влияет на характер общественной морали, на отношение к светскому искусству, к ситуации в информационной сфере, в образовании, на принципы экономической, политической жизни, другие сферы социальной жизни. Религиозная терпимость или, наоборот, нетерпимость, таким образом, распространяется не только на отношения между разными конфессиями, но и на все другие отношения.

Следует выделить те нетрадиционные религиозные сообщества, позиции которых носят явно антитолерантную окраску. Многие из них предвещают скорый конец света, играя на эсхатологических страхах массового человека перед ядерной войной, экологической катастрофой и т.п. Поэтому суицид в учениях проповедников надвигающегося Армагеддона все чаще предстает не в привычном обличье «худшего из грехов», а в прямо противоположном качестве – как единственный способ спасения души. Готовность расстаться с собственной жизнью нередко сочетается с пренебрежительным отношением и к чужим жизням, что делает подобные сообщества особенно опасными. Сохраняя веру в вечную жизнь и Бога (как правило, христианского), приверженцы «суицидных» сообществ могут с легкостью нарушать все десять христианских заповедей. В своей проповеднической деятельности все эти сообщества сочетают обильное цитирование священных текстов с нарочито современной терминологией, в которой фигурируют биоэнергетические поля, инопланетные космические корабли, экологически чистая пища и т.п.

Часто возникает межгрупповая конкуренция из-за ограниченного ресурса – территории или сферы влияния на третьего участника. В этих случаях сообщество, мобилизуя свои силы для борьбы до победы, использует все культурные механизмы, чтобы создать контрастные образы «своих» и «чужих». Главная задача – соединиться «своим» и размежеваться с «чужими». В ход вступают наиболее простые шаблоны, с помощью которых диагностируют «врага». Контраст «мы» - «они» достигается за счет приписывания всему непривычному для «нас» статуса враждебности и злонамеренности. «Своим» же обычаям и нормам приписывается повышенная разумность, справедливость и практичность.

Следовательно, возникновение и становление нетрадиционных религиозных сообществ, с одной стороны, - явление абсолютно естественное, нормальное, так как люди, становящиеся приверженцами этих сообществ занимаются духовным поиском и находят ответы на вопросы, связанные с религией, с Богом и т.д., именно в их учении. С другой стороны, эти религии в силу своей «молодости», неуверенности в собственных силах используют различные методики подавления личности.

Любые религиозные объединения составляют культурный каркас общества, в этом и проявляется веротерпимость, а некоторые нетрадиционные религиозные сообщества размывают культурную основу, нарушают права человека. Поэтому можно быть толерантным к тому, что человек осуществляет свой личный выбор, но там, где человек является предметом выбора, нет оснований для толерантности.

В Заключении подводятся итоги проведенной работы, обобщаются данные исследования и намечаются перспективные направления дальнейшей разработки данной проблемы.

III. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ IV.

1. Звягинцева О.В. О самосознании // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. Вып. X. – М.: «Прометей», 2002. – С. 156-159.

2. Звягинцева О.В. К вопросу о религиозных коллективах // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. Вып. X. – М.: «Прометей», 2002. – С.

151-156.

3. Звягинцева О.В. Религиозная жизнь на Ставрополье // Этнические проблемы современности. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 69-74.

4. Звягинцева О.В. Причины формирования религиозного сознания в молодежной среде // Классический университет как центр социального и культурного развития в полиэтничном регионе: Сборник научных статей. – Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003. – С. 107-110.

5. Звягинцева О.В. Нетрадиционные религиозные сообщества // Актуальные проблемы социогуманитарного знания: Сборник научных трудов кафедры философии МПГУ. – Вып. XI. – М.: «Прометей», 2004. – С. 100-105.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.