WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ДРОЖЖИНА Наталья Борисовна ВЛИЯНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНО - ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ НА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О НРАВСТВЕННОМ ЧЕЛОВЕКЕ 19.00.01. – общая психология, психология

личности, история психологии (психологические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Ставрополь 2005

Работа выполнена в Ставропольском государственном университете

Научный консультант: доктор психологических наук, профеcсор Волоскова Наталья Николаевна

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор Боев Игорь Викторович кандидат психологических наук, доцент Волков Александр Александрович

Ведущая организация: Московский государственный открытый педагогический университет имени М.А.Шолохова

Защита состоится «17» ноября 2005 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.256.01 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан «17» октября 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор биологических наук, профессор Л.И. Губарева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблема изучения нравственности как системы социальных требований, регулирующих поведение человека, а также как интегративного личностного образования, включающего в себя когнитивную, эмоционально-чувственную, волевую сферы, является одной из сложнейших и актуальных в большинстве современных психологических, педагогических и философских исследований (Апресян Р.Г, 1993;

Корниенко Н.А., 1997;

Антилогова Л.Н., 1999;

Дикевич Л.Л., 1999;

Светлова Н.В., 2003 и др.).

Одним из показателей зрелой, активной и самостоятельной личности является ее устойчивая нравственная позиция, отражающаяся в индивидуальном нравственном самосознании (Столин В.В., 1983;

Братусь Б.С., 1985;

Якобсон С.Г., Морева Г.И., 1989;

Чудновский В.Э., 1990;

Кон И.С., 1999).

Через формирование нравственной позиции человека, через становление системы личностных смыслов строится индивидуальное бытие и мировоззрение личности.

По мнению многих отечественных психологов (Выготский Л.С., 1982;

Леонтьев А.Н., 1985 и др.), системный анализ человеческого сознания, требует изучения значения как единицы сознания. Система значений может быть организована в некие повествовательные структуры, вызывающие в сознании субъекта целостный контекст ассоциативных связей. Метод исследования данной проблемы «не может быть иным, чем метод семантического анализа смысловой стороны речи, метод изучения словесного значения» (Выготский Л.С., 1982).

В современном обществе на фоне полиморфно-нестабильных ценностных ориентаций формирование зрелой и высоконравственной личности, обладающей нравственным самосознанием, становится весьма затруднительным. Способность к адекватному решению нравственных задач, совершению нравственного выбора в современных российских условиях, требует от современного человека значительных личностных ресурсов, включающих конституционально-психотипологические составляющие (Мерлин В.С., 1986;

Белоус В.В., 1999;

Боев И.В., 2000, Волоскова Н.Н., 2002).

В связи с этим, следует считать актуальным исследование представлений о нравственном человеке, исходящее из концептуального подхода к конституционально обусловленной личностной изменчивости (Боев И.В., 1999;

Ахвердова О.А., 2000), который подразумевает континуальную непрерывность распределения личностно-характерологических особенностей юношей и девушек в диапазоне от крайнего варианта психологической нормы – акцентуации – к пограничной аномальной личности (ПАЛ), занимающей промежуточное положение между психологической нормой и патологической психической конституцией (психопатиями). Правомерно предположить, что у лиц с признаками аномальной личностной изменчивости, под влиянием неблагоприятных факторов социальной среды легче и быстрее могут возникать деструктивные проявления нравственного сознания, отражающиеся на представлениях о нравственном человеке.

Исходя из этого, исследование представлений о нравственности, требует изучения не только социокультурных факторов, как источников формирования смысловой сферы личности, но и конституционально-типологических основ личности, гендерных особенностей, оказывающих влияние на обыденное сознание человека. Возникает проблема исследования: каким образом психотипологические, гендерные особенности личности обусловливают формирование представлений о нравственном человеке.

Цель исследования – построение семантических пространств, отражающих представления испытуемых о нравственном человеке, с выделением базисных категорий этого пространства для анализа отношения субъектов к нравственному человеку.

Объект исследования – человек как целостное системное образование в условиях современного социума.

Предмет исследования – представления о нравственности как интегративном личностном образовании, зависящем от психотипологических, гендерных особенностей респондентов.

Теоретическая гипотеза исследования основана на допущении представлений о нравственности, детерминированном социальными и/ или природными факторами.

Эмпирическая гипотеза исследования – при нахождении в одинаковых социальных условиях на представления о нравственном человеке оказывают влияние психотипологические и гендерные особенности испытуемых.

Задачи исследования:

1. Провести анализ теоретических основ по проблеме нравственности в отечественной и зарубежной психологии;

2. Сравнить категориальные структуры воспринимаемых личностных качеств, как системообразующие факторы, отражающие особенности представлений о нравственном человеке, представить феноменологию стереотипа образа «нравственный человек»;

3. Разработать экспериментально-психологическую, дифференциально семантическую модель, позволяющие проанализировать представления о нравственном человеке в обыденном сознании, с учетом пола и структуры личностного психотипа;

4. Проследить особенности идентификации испытуемых с предложенными ролевыми позициями с целью определения области личностно значимой и психологически близкой для испытуемых.

Методологические и теоретические основы исследования составляют концепции отечественных психологов о сущности личности и ее психологической структуре, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии, единстве сознания и деятельности (Ананьев Б.Г., Рубинштейн С.Л., Выготский Л.С., Леонтьев А.Н., Петровский А.В., Асмолов А.Г.);

концепция системного подхода в психологии (Ломов Б.Ф., Шадриков В.Д.);

учение об акцентуированных личностях и акцентуациях характера (Личко А.Е., Леонгард К., Ушаков Г.К.);

представления об индивидуальных поведенческих стереотипах, зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей (Белоус В.В., Братусь Б.С., Дружинин В.Н., Мерлин В.С.,Русалов В.Н.);

идеи психосемантического подхода к изучению обыденного сознания (Артемьева Е.Ю., Лурия А.Р., Петренко В.Ф., Шмелев А.Г.).

Методы исследования: психологические - патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) А.Е. Личко (1983), клинический опросник для выявления и оценки невротического состояния (Менделевич В.Д., Яхин К.К., 1978), методика определения уровня невротизации и психопатизации (Бажин Е.Ф., 1976;

Ласко И.Б., 1980);

личностный опросник Дж. Айзенка (1963);

шкала тревожности (Teulor J., 1953), методика частного ролевого семантического дифференциала;

математические – методы количественной и качественной обработки эмпирических данных – факторный анализ.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые: выделены и проанализированы представления о «нравственном человеке», отношение к образу «нравственный человек» в зависимости от психотипологических различий;

для испытуемых каждого из четырех психотипов личности выделены базисные конструкты обыденного сознания, через которые происходит восприятие и оценка образа «нравственного человека»;

доказано, что на представления о «нравственном человеке» в обыденном сознании молодежи влияет прежде всего конституционально-детерминированная психотипологическая структура личности;

установлены гендерные различия представлений о «нравственном человеке»;

социокультуральные факторы оказывают провоцирующее влияние на конституциональные механизмы психологической защиты личности. Полученные данные вносят определенный вклад в развитие теории личности.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что психологические понятия, являющиеся основополагающими для нашей работы, рассмотрены и проанализированы в многоплановом аспекте с точки зрения психологических, педагогических и философских подходов в различные исторические периоды. Теоретически обоснованы условия формирования представлений о нравственном человеке у студентов различного пола и психотипологической структуры личности. Результаты, полученные в ходе экспериментального исследования, представляют собой определенное пополнение теоретико-методических сведений в изучении влияния индивидуально-типологических характеристик студентов на представления о нравственном человеке.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы при вероятностном прогнозировании поведения в ситуациях нравственного выбора у представителей различных личностных психотипов. Точность прогнозирования повышается при определении места расположения испытуемого в конституционально континуальных диапазонах: психологической нормы-акцентуации или пограничной аномальной личности (ПАЛ). Знания о вероятностных конструкциях представлений о нравственном человеке в обыденном сознании конкретного субъекта необходимы для использования в социальной, клинической, юридической и политической психологии.

Результаты исследования могут быть использованы в высших учебных заведениях при проведении лекционных и практических занятий по дисциплинам: «Клиническая психология», «Педагогическая психология», «Социальная психология» для студентов психологических и педагогических специальностей;

в ходе проведения специальных курсов по повышению квалификации специалистов психологов, социальных педагогов, для создания и разработки семинаров и тренингов для студентов вуза.

Организация, база и этапы исследования. В сплошном экспериментально психологическом исследовании приняли участие 841 студент (596 девушек, юношей) различных вузов г. Ставрополя в возрасте 17-18 лет, из которых были сформированы выборки испытуемых в зависимости от структуры личностного психотипа и гендерных отличий (всего 360 человек). Исследование проводилось с 2002 по 2005 гг. в несколько этапов. Первый этап (2002 – 2003 гг.) – подготовительный – осуществлялось определение целей и задач исследования, выбор объекта и предмета исследования, выдвижение основных гипотез, изучалось состояние проблемы в теории и практике психологической науки, философии, социологии, медицины. Второй этап (2003 – 2004 гг.) – исследовательский – была проведена диагностика психотипологических особенностей испытуемых с изучением представлений о «нравственном человеке». Третий этап (2004 – 2005 гг.) – обобщающий – осуществлялся анализ и обобщение полученных экспериментальных результатов, углубление теоретических аспектов исследования и оформление этих результатов в виде диссертации.

Положения, выносимые на защиту:

1. Психотипологические особенности личности оказывают основополагающее воздействие на формирование представлений о «нравственном человеке» в обыденном сознании.

2. Гендерный фактор влияет на оценку и отношение к психологическим представлениям о «нравственном человеке» в обыденном сознании испытуемых.

3. Субъективная картина категоризации образов другого «Я», в том числе и «нравственного человека», на уровне обыденного сознания существенно изменяется взависимости от места расположения испытуемого в диапазонах конституционально-континуального пространства личности.

Апробация результатов исследования. Основные результаты по теме диссертации были изложены и обсуждены на Междисциплинарной конференции «Виктимологические проблемы борьбы с преступностью» (Ставрополь, 2002), на 48-й научно-методической конференции СГУ «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2003), в методическом пособии «Нравственное развитие как условие становления созидательной активности личности» (Ставрополь, 2003), на четвертых региональных образовательных знаменских чтениях «Традиционные ценности в воспитании и образовании» (Санкт-Петербург, 2003), 49-й научно-методической конференции СГУ «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2004), Всероссийской научной интернет-конференции «Пути становления субъекта в информационном обществе» (Ставрополь, 2004), научно-практической конференции «Наука – Югу России» (Ставрополь, 2005), Всероссийской научной интернет-конференции «Значение прикладной психологии в новейшей истории России» (Ставрополь, 2005), в сборнике статей «Современные гуманитарные исследования» (Москва, 2005).

Публикации: по теме диссертации опубликовано 9 печатных работ.

Структура и объем диссертации. Диссертация включает в себя введение, три главы, заключение, список литературы, содержащий 221 источник, из которых 218 отечественных и 3 зарубежных, приложения на 39 страницах.

Текст рукописи содержит в тексте 1 таблицу, 23 рисунка. Общий объем работы 172 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологические основы и методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема изучения конституционально-континуального пространства личности в современной психологии» проводится анализ проблемы конституционально-биологических основ развития личности.

Биологическое начало в человеке составляет его конституция, которая представляет собой совокупность врожденных и приобретенных признаков.

Многие исследователи в настоящее время изучают не отдельные свойства, а системные образования – генетически обусловленные конституциональные особенности человека - личностный психотип.

Во второй главе «Психолого-философский аспект изучения нравственности» – проводится анализ проблемы нравственности, рассматриваемой с позиций современных психологических и философских исследований. Проблема нравственности в зарубежной психологии наиболее полно представлена в рамках трех психологических направлений – психоаналитического, бихевиористического и когнитивного. В отечественной психологии нравственность рассматривалась с позиции личностного и деятельностного подходов, где основной акцент ставился на ее социальной и культурно-исторической детерминации (Рубинштейн С.Л., 1998;

Выготский Л.С., 1982;

Леонтьев А.Н., 1983;

Ананьев Б.Г., 1980;

Эльконин Д.Б., 2001;

Божович Л.И., 1968;

Фельдштейн Д.И., 1989).

В работе обосновывается применение метода экспериментальной психосемантики в исследовании представлений в обыденном сознании (Артемьева Е.Ю., 1990;

Петренко В.Ф., 1989;

Шмелев А.Г., 1983;

Митина О.В., 1993;

Улыбина Е.В.,1998), адекватность психосемантического подхода к исследованию представлений о «нравственном человеке». Обработка полученных психологических результатов заключалась в построении групповой матрицы путем суммирования индивидуальных оценок и факторизации полученной матрицы (55х14). Факторный анализ проводился по программе центроидного метода и включал подпрограмму поворота факторных структур по принципу Varimax. Для обработки данных использовалось программное обеспечение фирм StatSoft (Statistica for Windows, release 5.5), Microsoft (Windows 98, Microsoft Exel 97). В результате обработки данных были выделены факторные структуры и найдены нагрузки по факторам.

В третьей главе «Экспериментально-психологическое исследование представлений о нравственном человеке у студентов с различными психотипологическими, гендерными и конституционально-континуальными особенностями личности» - дан анализ результатов эмпирического исследования.

В процессе экспериментально-психологического исследования было произведено: а) сплошное обследование испытуемых (841 студент);

б) дифференциальная психологическая диагностика с последующим выделением групп испытуемых, относящихся к основным четырем психотипам личности - циклоидному, шизоидному, эпилептоидному, истероидному;

в) внутригрупповая дифференциация испытуемых каждого психотипа на их принадлежность к диапазонам конституционально-континуального пространства (табл.1).

Таблица 1.

Структурное распределение конституциональных личностных психотипов Психотип Акцентуанты ПАЛ Циклоиды 36,9 % 13 % Всего циклоидов 49,9 % Шизоиды 23 % 7,7 % Всего шизоидов 30,7 % Эпилептоиды 7 % 3,8 % Всего эпилептоидов 10,8 % Истероиды 6,4 % 2,1 % Всего истероидов 8,5 % Внутригрупповой анализ испытуемых каждого из четырех психотипов, относящихся к диапазону психологической нормы-акцентуации, позволил выявить определенные изменения. Для испытуемых шизоидного психотипа личности была свойственна выраженность взаимосочетаний следующих шкал:

обсессивно-фобических нарушений (19 %), маскулинизации (69 %), психологической склонности к алкоголизации (53 %), тревоги (12 %), нейротизма (30,7 %), экстраверсии. Для испытуемых с циклоидным психотипом – взаимосочетание шкал склонности к психологической алкоголизации (74 %), маскулинизации (63 %), экстраверсии (37 %). Для испытуемых с эпилептоидным психотипом - шкала склонности к алкоголизации (70 %), невротизации (20 %), реакции эмансипации (40 %), маскулинизации (70 %), экстраверсии (20 %), нейротизма (20 %). Для испытуемых с истероидным психотипом – шкала психологической склонности к алкоголизации (53 %), реакции эмансипации (38 %), феминизации (69 %), экстраверсии (38 %), нейротизма (23 %). Таким образом, для представителей диапазона нормы-акцентуации характерна психологическая склонность к алкоголизации, реакции эмансипации, экстраверсии и нейротизма, что отражает процесс адаптации молодежи к условиям среды обитания с напряжением механизмов психологической защиты.

Внутригрупповой психологический анализ испытуемых каждого психотипа, представляющих диапазон ПАЛ, выявил конкретную изменчивость.

Испытуемые с шизоидным психотипом личности отличались взаимосочетанием следующих шкал с определенной степенью выраженности – психопатизации (65 %), вегетативной неустойчивости (73 %), обсессивно фобических нарушений (30 %), истероидного реагирования (73 %), ситуативной тревоги (69 %), тревоги (Тейлор) (85 %), психологической склонности к алкоголизации (61 %), нейротизма (73 %), психологической склонности к делинквентности (23 %), интроверсии (23 %). Испытуемые с циклоидным психотипом характеризовались следующим взаимосочетанием шкал - психопатизации (95 %), ситуативной тревоги (45 %), тревоги (Тейлор) (70 %), истероидного реагирования (55 %), вегетативных нарушений (50 %), склонности к алкоголизации (70%), нейротизма (75 %). Испытуемые с эпилептоидным психотипом - шкалы психопатизации (70 %), обсессивно фобических нарушений (60 %), ситуативной тревоги (60 %), тревоги (Тейлор) (80 %), реакции эмансипации (50%), психологической склонности к делинквентности (50 %) и к алкоголизации (80 %), нейротизма (70 %).

Испытуемые с истероидным психотипом отличались взаимосочетанием шкал психопатизации (70 %), обсессивно-фобических нарушений (80 %), ситуативной тревоги (80 %), тревоги (Тейлор) (79 %), психологической склонности к алкоголизации (71 %), реакции эмансипации (55 %), феминизации (90 %), нейротизма (80 %). Для представителей диапазона ПАЛ (рис.1) характерна аномальная личностная и поведенческая изменчивость, подтверждающаяся выраженностью шкал психопатизации, склонности к алкоголизации, выраженной конституциональной и ситуативной тревожностью, дистимичностью, обсессивностью, истерическим типом реагирования.

Полученные данные указывают на формирование личностной декомпенсации и поведенческой дезадаптации при условии одинакового социума.

100% 80% 60% 40% 20% 0% Н П ВН ОФН А И НД Т Т В Е V d Ф М Э И Н 1 группа 2 группа 3 группа 4 группа Рис. 1. Исходные психологические параметры в процентном выражении у испытуемых разных психотипов диапазона ПАЛ.

Условные обозначения: 1 группа – шизоидный психотип;

2 группа – циклоидный психопип;

группа – эпилептоидный психотип;

4 группа – истероидный психотип;

Н – шкала невротизации;

П – психопатизации;

ВН – вегетативной неустойчивости;

ОФН – обсессивно фобических нарушений;

А – астенизации;

И – истерии;

НД- невротической депрессии;

Т – ситуативной тревоги;

Т – Тейлор;

В – показатель возможной органической природы;

Е – реакция эмансипации;

V – психологическая склонность к алкоголизации;

d – к делинквентности;

Ф – феминизации;

М – маскунилизации;

Э – экстраверсии;

И – интраверсии;

Н – нейротизма.

Изучение представлений о нравственном человеке проводилось с учетом трех основных факторов: 1) психотип;

2) гендерные различия и 3) диапазон конституционально-континуального пространства личности респондентов.

Представители четырех психотипов представлены 60-ю испытуемыми.

Гендерные различия изучались на двух группах испытуемых по 60 девушек и 60 юношей. Восемь подгрупп испытуемых по 30 человек были распределены по их месту расположения в диапазонах психологической нормы – акцентуации и ПАЛ. В каждом диапазоне по 4 подгруппы испытуемых – с шизоидной, циклоидной, эпилептоидной, истероидной структурами психотипов.

При построении семантического дифференциала в качестве шкал дискрипторов нами были использованы качественные прилагательные (В.Ф.

Петренко, 1997;

А.Г. Шмелев, 1983;

Е.В. Улыбина, 1998). Для выявления представлений о нравственности в обыденном сознании студентов мы использовали противопоставление обобщенных образов «нравственного человека» и безнравственного человека», образов «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» и «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины». Образы «Я сам» и «Я через 15 лет» предъявлялись с целью получения данных об идентификации испытуемых с образом «нравственный человек» в настоящем и в будущем времени. Для сравнения собственного «Я» с образами окружающих использовались образы:

«типичный представитель нашего общества», «человек, который вызывает уважение», «идеал, с точки зрения общества», «человек, который на меня не похож», «человек, который мне не нравится», «человек, которого жаль».

Анализ психотипологических различий в представлениях о «нравственном человеке показывает, что образ «нравственного человека» широко представлен в обыденном сознании студентов.

В группе испытуемых с шизоидным психотипом личности нами были выделены два значимых фактора: «Враждебность – доброжелательность» (25, %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – Сила Я и социальная реализованность» (15,55 %). В группе испытуемых с циклоидным психотипом личности выделены два значимых фактора: «Фальшь – искренность» (26,88 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (16,25 %). В группе испытуемых с эпилептоидной структурой психотипа выделены три значимых фактора: «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (19,12 %), «Жадность – щедрость» (16,40 %) и «Сложность и нестабильность Я» (3,97 %).

В группе испытуемых с истероидным психотипом личности определены три значимых фактора: «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (19,05 %), «Эгоизм – альтруизм» (18,74 %) и «Жестокость» (3,13 %). Таким образом, у представителей всех четырех групп испытуемых были выделены различные по смысловым оттенкам и вкладу в общую дисперсию факторы нравственной оценки, при идентичном факторе «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность». Образ «нравственного человека» воспринимается испытуемыми шизоидного психотипа как «добрый», «тактичный», «прощающий», т.е. доброжелательный. Для испытуемых с циклоидным психотипом – «честный», «искренний», «порядочный», «ответственный». Для испытуемых эпилептоидного психотипа – «щедрый», «отзывчивый». Для испытуемых истероидного психотипа – как «альтруистичный». Следовательно, в обыденном сознании испытуемых образ «нравственного человека» представлен через различные нравственные качества, что отражает специфику категоризации респондентов. По факторам нравственной оценки обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» во всех четырех выборках испытуемых противопоставляется обобщенному образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины». Эти данные указывают на существующую в обыденном сознании испытуемых бинарность восприятия в сфере нравственности, когда положительные характеристики приписываются образу «нравственного человека», а отрицательные проецируются на образ «безнравственного человека». Кроме того, у испытуемых всех четырех выборок прослеживается негативное отношение к образу «безнравственного человека», что подтверждается близким его расположением с образом «человека, который мне не нравится». Таким образом, в обыденном сознании испытуемых всех четырех выборок существует достаточно целостное, непротиворечивое восприятие «нравственного человека», совпадающее с общественными представлениями о нравственности и социально желательными стереотипами поведения.

Анализ образа «Я сам» по факторам нравственной оценки показывает, что испытуемые всех четырех групп идентифицируют себя с «нравственным человеком». При этом испытуемые с шизоидным и эпилептоидным психотипом личности в будущем («Я через 15 лет») представляют себя менее нравственными, чем в настоящем;

представители циклоидного психотипа личности представляют себя в равной степени нравственными и в настоящем, и в будущем;

представители истероидного психотипа личности представляют себя более нравственными в будущем, чем в настоящем. Полученные данные свидетельствуют о различной самооценке испытуемых с позиции нравственности. Испытуемые с истероидным психотипом личности обнаруживают в себе стремление развивать нравственный потенциал, в отличие от групп испытуемых с другими психотипами личности. Образ «Я сам» противопоставляется образу «типичного представителя нашего общества», который наделяется негативными характеристиками, отражающими «безнравственность» («злой», «грубый», «эгоистичный», фальшивый»). Таким образом, испытуемые демонстрируют расщепление: «Я – нравственный» - «Окружающие – безнравственные», что может объясняться юношеским максимализмом преимущественно в отношении к окружающим.

По фактору «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» в группах испытуемых с шизоидным, циклоидным и эпилептоидным психотипом личности слабо дифференцирован.

У испытуемых с истероидным психотипом прослеживается дифференциация по полюсам: образ «нравственного человека» (полюс «Силы Я и социальной реализованности»), образ «безнравственного человека» (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности»). Образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» воспринимаются испытуемыми всех четырех групп как «успешные», «смелые», «сильные», «современные». Для испытуемых с шизоидным, циклоидным и истероидным психотипом личности образ «высоконравственного мужчины» в большей степени наделен данными характеристиками, чем образ «высоконравственной женщины», а для испытуемых с эпилептоидным психотипом личности наоборот. Таким образом, для испытуемых четырех групп нравственность, сила и социальная успешность составляют в обыденном сознании эталон общественного идеала. В отличие от испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипами личности, которые воспринимают себя («Я сам») как сильных и социально успешных, испытуемые с шизоидным и циклоидным психотипами личности не могут дать себе подобных характеристик. В будущем времени («Я через 15 лет») испытуемые четырех групп представляют себя более «сильными» и «успешными». Образ «типичного представителя нашего общества» испытуемыми с шизоидным, циклоидным и эпилептоидным психотипами личности воспринимается как «сильный» и «успешный».

Сравнительная характеристика образа «нравственного человека» в обыденном сознании представителей мужской и женской выборок. Анализ женской выборки дал возможность выделить два значимых фактора – «Эмоциональное отвержение – принятие» (25,14 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (17,24 %).

Образ «нравственного человека» в обыденном сознании девушек по первому фактору представлен как «эмпатичный», «отзывчивый», «добрый» и, в целом, эмоционально принимающий, что указывает на важность эмоциональной стороны отношений (нравственные чувства). Образ «высоконравственной женщины» (-0.66) и «высоконравственного мужчины» (-0.63) практически в равной степени воспринимаются девушками как эмоционально принимающие («эмпатичный», «отзывчивый»). В тоже время противопоставляются образам «безнравственного мужчины» (1.48) и «безнравственной женщины» (1.23), как эмоционально отвергающим («равнодушный», «эгоистичный», «осуждающий»).

В настоящем времени девушки (образ «Я сам») оценивают себя как нравственных, способных проявлять нравственные чувства в большей степени, чем в будущем («Я через 15 лет»). Образ «типичного представителя нашего общества» для девушек скорее «безнравственный», чем «нравственный», эмоционально отвергающий, чем эмоционально принимающий, отражая социально-психологический пессимизм в привычной среде обитания.

По второму фактору «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» обобщенный образ «нравственного человека» в обыденном сознании девушек слабо дифференцирован. Однако, образ «безнравственной женщины» (0.10) располагается на полюсе «Слабости Я и социальной нереализованности» и противопоставляется образу «высоконравственного мужчины» (-0.81) и образу «высоконравственной женщины» (0.42). Для девушек характерно воспринимать себя («Я сам») как слабых и социально нереализованных, но с тенденцией в будущем («Я через лет») стать сильными, социально успешными и приблизиться к «идеалу, с точки зрения общества», которым выступает для них образ «высоконравственного мужчины». Образ «типичного представителя нашего общества» также представлен образом сильного и социально успешного. Таким образом, нравственность, сила и социальная успешность в обыденном сознании девушек образуют единое целое, отражая перенос акцентов с представлений о собственно нравственности на фактор социальной успешности.

Анализ мужской выборки позволил выделить два значимых фактора – «Непорядочность – порядочность» (19,50 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (19,30 %). Юноши воспринимают образ «нравственного человека» как «порядочный», «честный», принципиальный», «ответственный», акцентируя внимание больше на рациональных аспектах межличностных отношений, нежели на эмоциональных.

В обыденном сознании юношей образ «высоконравственной женщины» (-1.23) в большей степени воспринимается как «порядочный», чем образ «высоконравственного мужчины» (-0.85). Юноши склонны воспринимать себя («Я сам»), как нравственных и порядочных в настоящее время, но в будущем («Я через 15 лет») скорее как безнравственных, близким к образу «типичного представителя нашего общества», который представлен образами безнравственности и непорядочности. Юноши прогнозируют преобладание безнравственности в будущем социуме, заранее готовя себя к адаптации в нем.

По второму фактору образ «высоконравственного мужчины» (-0.54) и в меньшей степени образ «высоконравственной женщины» (-0.47) воспринимается как сильный и социально реализованный. Образ юношей «Я сам» (-1.44) максимально наделен данными характеристиками и близок к «идеалу, с точки зрения общества». По данному фактору юноши, как и девушки не противопоставляют нравственность и силу, порядочность и социальный успех.

Сравнительная характеристика образа «нравственного человека» в обыденном сознании представителей четырех психотипов диапазона нормы акцентуации характера и пограничной аномальной личности (ПАЛ).

В группе испытуемых шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации были выделены два значимых фактора – «Злопамятность – умение прощать» (24,47 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и Шизоидный психотип личности Шизоидный психотип личности социальная реализованность» (13,70 %);

диапазона ПАЛ - два фактора:

(акцентуанты) (ПАЛ) Безопасно Злопамятность «Безопасность – опасность в отношениях» (23,69 %) и «Слабость сть - и Я опасность в умение прощ ать отношениях социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» 13,70% 12,70% (12,70 %) (Рис.2).

Слабость Я и Слабость Я и 24,47% 23,69% социальная социальная нереализованность - нереализованность сила Я и социальная сила Я и социальная Циклоидный психотип личности ть Циклоидный психотип личности ть реализованнос реализованнос (акцентуанты) (ПАЛ) Недоверие - доверие Опасность безопасность в отношениях 15,63% 13,87% Слабость Я и Слабость Я и 27,33% 24,54% социальная социальная нереализованность - нереализованность сила Я и социальная сила Я и социальная реализованность реализованность Рис. 2. Сравнительный анализ субъективной значимости основания категоризации (%) исследуемой содержательной области в обыденном сознании испытуемых четырех психотипов диапазона нормы-акцентуации характера и пограничной аномальной личности (ПАЛ).

Акцентуанты шизоидного психотипа воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», образ высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины» как «эмпатичный», «альтруистичный» и противопоставляют образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», который воспринимается как «злопамятный», «осуждающий». Испытуемые шизоидного психотипа диапазона ПАЛ воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» как «безопасный», «тактичный», а образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» как «опасный», Эпилептоидный психотип Эпилептоидный психотип личности (акцентуанты) личности (ПАЛ) Доброжелательность Враждебность доброжелательность 6,99% 11,87% Слабос ть Я и 24,19% социальная Социальная изоляция 26,09% нереализованность сила Я и с оциальная реализованность Истероидный психотип Истероидный психотип личности (ПАЛ) личности (акцентуанты) Злопамятнос ть умение прощ ать Эмоциональное отвержение принятие Слабос ть Я и с оциальная 6,80% 23,30% нереализованнос ть Слабость Я и 17,70% 33,07% 37,70% сила Я и социальная социальная реализованнос ть нереализованность - 16,55% Фальшь- ис креннос ть 23,31% сила Я и социальная реализованность Несоответствие своему времени Постоянство современность изменчивос ть «эгоистичный». Таким образом, для испытуемых шизоидного психотипа диапазона психологической нормы-акцентуации главное качество «нравственного человека» – умение прощать, а для испытуемых шизоидного психотипа диапазона ПАЛ – безопасность в отношениях.

Испытуемые шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера - «Я сам», «Я через 15 лет» (-0.70/-0.41) - в большей степени идентифицируют себя с образом «нравственного человека», чем испытуемые шизоидного психотипа диапазона ПАЛ – «Я сам», «Я через 15 лет» (0.46/0.19). По второму фактору обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» в обыденном сознании испытуемых диапазона нормы-акцентуации характера слабо дифференцирован (-0.26/-0.24) и отнесен к полюсу «Силы Я и социальной реализованности». Однако, наиболее «успешным» для данной группы испытуемых выступает образ «высоконравственного мужчины» и в меньшей степени образ «высоконравственной женщины» (-1.33/-0.21). В обыденном сознании испытуемых диапазона ПАЛ обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «неуспешный» (полюс «Слабости Я и социальной нереализованности»), а образ «безнравственного человека» как «успешный» («Силы Я и социальной реализованности»). Испытуемые шизоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации воспринимают себя – «Я сам» - как слабых, социально нереализованных в большей степени, чем испытуемые диапазона ПАЛ (0.83/0.41). В будущем - «Я через 15 лет» - в меньшей степени надеются стать сильными и социально успешными, чем представители ПАЛ (-0.49/-0.85), что подтверждает большую адекватность самосознания у испытуемых шизоидного психотипа диапазона нормы, чем ПАЛ.

В группе испытуемых циклоидного психотипа диапазона нормы акцентуации выделены два значимых фактора – «Недоверие – доверие» (27, %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (15,63 %);

диапазона ПАЛ - два фактора:

«Опасность – безопасность в отношениях» (24,53 %) и «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (13,87 %) (Рис.2). Акцентуанты циклоидного психотипа воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», образ высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины» как «доверчивый», «альтруистичный», и противопоставляют образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины», который воспринимается как «недоверчивый», «лживый». Испытуемые циклоидного психотипа личности диапазона ПАЛ воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» как «безопасный», «отзывчивый», а образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» как «опасный». Таким образом, для испытуемых циклоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации главное качество «нравственного человека» – умение доверять и вызывать доверие у другого человека, а для испытуемых диапазона ПАЛ – безопасность в отношениях.

Испытуемые циклоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации характера - «Я сам», «Я через 15 лет» (-1.28/-1.13) - в большей степени идентифицируют себя с образом «нравственного человека», чем испытуемые циклоидного психотипа диапазона ПАЛ – «Я сам», «Я через 15 лет» (-1.24/-0.71). Образ «типичного представителя нашего общества» воспринимается более негативно в группе испытуемых диапазона ПАЛ, чем в группе акцентуантов (0.99/0.35).

По второму фактору обобщенный образ «нравственного человека» (0.11) в обыденном сознании акцентуантов циклоидного психотипа представлен как «слабый», хотя и в незначительной степени, а образ «безнравственного человека» (-0.44) как «смелый». Образы «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» получили наибольшую нагрузку по данному фактору (-1.17/-0.65);

в обыденном сознании испытуемых они объединяют в себе представление об «идеале, с точки зрения общества» (-1.26), нравственности, силе и социальной успешности. Образ «безнравственного мужчины» (-0.27), воспринимаемый акцентуантами циклоидного психотипа как «свободный», противопоставляется образу «безнравственной женщины» (0.30), как «наивной» и «слабой». В обыденном сознании представителей ПАЛ циклоидного психотипа личности по второму фактору обобщенный образ «нравственного человека» и «безнравственного человека» слабо дифференцирован (0.27/0.24) и отнесен к полюсу «Слабости Я и социальной нереализованности». Образы «высоконравственного мужчины» (-0.71), «высоконравственной женщины» (-0.56), «безнравственного мужчины» (-0.21) близки к общественному идеалу и, как и в предыдущей выборке испытуемых относятся к полюсу «Силы Я и социальной реализованности», и противопоставляются образу «безнравственной женщины» (0.19).

Представители ПАЛ циклоидного психотипа воспринимают себя в настоящем и будущем времени («Я сам», «Я через 15 лет») более сильными и социально успешными, чем представители диапазона нормы-акцентуации (-0.13/0.35;

0.75/-0.24).

В группе испытуемых эпилептоидного психотипа диапазона нормы акцентуации выделены два значимых фактора – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (24,19 %) и «Доброжелательность» (11,87 %);

диапазона ПАЛ - два фактора: «Враждебность –доброжелательность» (26,09 %) и «Социальная изоляция» (6,99 %) (Рис.2). По первому фактору в обыденном сознании акцентуантов обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «успешный», хотя и в незначительной степени (-0.21), а образ «безнравственного человека» (0.34) как «неуспешный», «слабый». Образ «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины» (-0.82/-0.57), а также «безнравственного мужчины» (-0.26) располагается на полюсе «Силы Я и социальной реализованности» и противопоставляется образу «безнравственной женщины» (0.10). Испытуемые эпилептоидного психотипа диапазона нормы-акцентуации в настоящем и будущем времени - «Я сам» (-0.50), «Я через 15 лет»(-1.21) - по данному фактору воспринимают себя «успешными». В обыденном сознании испытуемых диапазона ПАЛ обобщенный образ «нравственного человека», а в большей степени их собственный образ («Я сам») представлен как «наивный» (0.90/1.42), то есть социально изолированный (униполярный фактор «Социальной изоляции»). В униполярном факторе «Доброжелательность» отражено восприятие акцентуантами эпилептоидного психотипа обобщенного образа «нравственного человека» (-1.19), «высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины» (-0.64/-0.31) как «доброго», «альтруистичного», «эмпатичного». Эпилептоиды акцентуанты воспринимают себя («Я сам», «Я через 15 лет») как доброжелательных, нравственных как в настоящем, так и в будущем (-0.92/-0.64). В обыденном сознании испытуемых диапазона ПАЛ обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» (-0.78/ 0.82/-0.03) представлен как доброжелательный и противопоставлен обобщенному образу «безнравственного человека», «безнравственной женщины», «безнравственного мужчины» (1.03/1.39/1.04). Образ «Я сам» и «Я через 15 лет» (-1.31/-0.51) испытуемых эпилептоидного психотипа диапазона ПАЛ представлен характеристиками «нравственного человека».

В группе испытуемых истероидного психотипа диапазона нормы акцентуации выделены три значимых фактора – «Эмоциональное отвержение – принятие» (37,70 %), «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (23,31 %) и «Несоответствие своему времени - современность» (23,30 %);

диапазона ПАЛ - четыре фактора:

«Злопамятность – умение прощать» (33,07 %), «Фальшь – искренность» (17, %), «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» (16,55 %) и «Постоянство - изменчивость» (6,80 %) (Рис.2).

Аакцентуанты истероидного психотипа воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», образ «высоконравственной женщины» и «высоконравственного мужчины» (-1.02/-0.31/-0.74) как «эмпатичный», «отзывчивый», противопоставляя образу «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» («равнодушный», «жестокий») (1.10/0.68/1.25). Испытуемые истероидного психотипа диапазона ПАЛ воспринимают обобщенный образ «нравственного человека», «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины» (-1.04/ 1.11/-1.30) как «прощающий», «мудрый», а образ «безнравственного человека», «безнравственного мужчины» и «безнравственной женщины» (0.65/0.68/0.81) как «злопамятный», «злой». По фактору «Фальшь – искренность» образ «высоконравственного мужчины» (-0.39) - как «искреннего», противопоставляя образам «безнравственного человека», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» и «нраственного человека» (1.56/1.29/0.73/0.10), как «фальшивым». Таким образом, для испытуемых истероидного психотипа диапазона нормы-акцентуации главное качество «нравственного человека» – эмоциональное принятие другого, а для испытуемых истероидного психотипа диапазона ПАЛ – умение прощать и искренность. Испытуемые истероидного психотипа диапазонов нормы и ПАЛ воспринимают себя («Я сам», «Я через лет») как нравственных, но в незначительной степени.

По идентичному фактору «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность» обобщенный образ «нравственного человека» воспринимается испытуемыми истероидного психотипа диапазона нормы как «успешный» и противопоставляется образу «безнравственного человека» как «неуспешному». Образы «высоконравственного мужчины», «высоконравственной женщины», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» располагаются на полюсе «Силы Я и социальной успешности» (-0.66/-0.57/-0.29/-0.15). В обыденном сознании истероидов диапазона ПАЛ по данному фактору образ «нравственного человека» также воспринимается как «успешный», в отличие от образа «безнравственного человека» - «неуспешного». Однако, образы «высоконравственной женщины», «высоконравственного мужчины», «безнравственного мужчины», «безнравственной женщины» (1.16/0.51/0.22/0.01) располагаются на полюсе «Слабости Я и социальной нереализованности».

Образ «Я сам» испытуемых диапазонов нормы и ПАЛ по данному фактору характеризуется как «неуспешный», хотя и в малой степени (0.09/0.17), но в будущем («Я через 15 лет») испытуемые диапазона нормы представляют себя как более успешных и социально реализованных, чем испытуемые диапазона ПАЛ (-0.55/0.02).

По последнему различному фактору, выделенному у представителей истероидного психотипа диапазонов нормы и ПАЛ прослеживается некоторое противоречивое восприятие обобщенного образа «нравственного человека», «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины». В обыденном сознании акцентуантов истероидного психотипа обобщенный образ «нравственного человека» (0.83) представлен как «устаревший», а образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» ( 0.38/0.41) как «современные». В обыденном сознании испытуемых истероидного психотипа диапазона ПАЛ обобщенный образ «нравственного человека» представлен как «изменчивый», а «безнравственного» как «постоянный», но образы «высоконравственного мужчины» и «высоконравственной женщины» (1.11/1.38) как «постоянные», «устаревшие», а образы «безнравственной женщины» и «безнравственного мужчины» (-1.36/ 0.09) как «изменчивые» и «свободные».

ВЫВОДЫ:

1. Доказано существенное влияние психотипологических особенностей личности респондентов на представления о «нравственном человеке»:

- для обыденного сознания испытуемых, имеющих шизоидную, циклоидную, эпилептоидную, истероидную структуры личности, свойственно бинарное восприятие нравственности, которое отражено в противопоставлении обобщенного образа «нравственного человека», как обладающего позитивными и общественно одобряемыми характеристиками, образу «безнравственного человека» с негативным эмоциональным отношением испытуемых;

- для представителей четырех психотипов личности определены базисные конструкты обыденного сознания, через которые осуществляется восприятие и оценка «нравственного человека»: шизоидный тип – «враждебность – доброжелательность»;

циклоидный тип – «фальшь – искренность»;

эпилептоидный тип – «жадность – щедрость»;

истероидный тип – «эгоизм – альтруизм». Общим конструктом для всех психотипов является – «Слабость Я и социальная нереализованность – сила Я и социальная реализованность»;

- выявлена высокая степень идентификации с образом «нравственного человека» у испытуемых с истероидным психотипом личности. В отличие от представителей эпилептоидного и шизоидного психотипа испытуемые истероидного и циклоидного психотипа личности в будущем представляют себя более нравственными людьми, что указывает на перспективы развития нравственного потенциала респондентов;

- в представлениях испытуемых, относящихся к четырем психотипам личности, «типичный представитель нашего общества» характеризуется негативно в виде безнравственного, враждебного или эгоистичного, жадного или фальшивого. Негативное восприятие преобладает у испытуемых с шизоидной и циклоидной структурами психотипа;

- в представлениях испытуемых шизоидного и циклоидного психотипа личности социально успешным и обладающим силой «Я» является образ «высоконравственного мужчины», для эпилептоидного психотипа обобщенный образ «нравственного человека»;

для истероидного психотипа – общественный идеал. Испытуемые с шизоидным психотипом личности в тоже время склонны воспринимать себя как слабых, социально нереализованных и неуспешных, в отличие от испытуемых с иной структурой психотипа.

2. Установлены гендерные различия в восприятии образа «нравственного человека»:

- девушки при оценке указанного образа преимущественно выделяют эмоциональную составляющую нравственной сферы личности, характеризуя нравственного человека как эмпатичного и отзывчивого;

- юноши при оценке предложенного образа основной акцент ставят на когнитивном и рациональном аспекте межличностных отношений, выделяя среди основных качеств порядочность, принципиальность, надежность, честность;

- по сравнению с юношами у девушек выявлена большая степень идентификации с образом «нравственного человека» как в настоящем, так и в будущем времени;

- девушки склонны воспринимать образ «высоконравственного мужчины» как социально реализованного и успешного в отличие от восприятия собственного «Я». Юноши и девушки склонны представлять себя в будущем социально успешными, нравственными и соответствующими общественному идеалу.

3. Место расположения испытуемых в диапазонах конституционально континуального пространства личности достоверно оказывает влияние на представления респондентов о «нравственном человеке»:

- у испытуемых четырех психотипов личности диапазона психологической нормы – акцентуации более целостное и непротиворечивое представление о «нравственном человеке» по сравнению с испытуемыми диапазона ПАЛ;

- высокая идентификация с образом «нравственного человека» выявлена у представителей диапазона психологической нормы – акцентуации с циклоидной и шизоидной структурами психотипа, в диапазоне пограничной аномальной личности (ПАЛ) - с эпилептоидной и истероидной структурами психотипа;

- базисные конструкты обыденного сознания отличаются особой аффективностью и малой дифферециацией - «опасность – безопасность в отношениях», «враждебность – доброжелательность», накладывая отпечаток на восприятие «нравственного человека» у представителей диапазона ПАЛ шизоидного, эпилептоидного и циклоидного психотипов личности;

- в представлениях испытуемых диапазона психологической нормы образ «нравственного человека» тесно связан с представлениями о социальной успешности. В представлениях испытуемых диапазона ПАЛ успешным и сильным может быть как нравственный, так и безнравственный человек.

Список публикаций по теме диссертации 1. Белых Т.В., Дрожжина Н.Б. Программа развития нравственного самосознания личности юношей с делинквентным поведением // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Матер. Междисц.

конф. / Сб. науч. ст. Ставропольского института им. В.Д. Чурсина. – Ставрополь, 2002. – С. 76-82.

2. Дрожжина Н.Б. Проблемы изучения нравственного развития личности // Университетская наука – региону: Матер. 48 научно-метод. конф. – Ставрополь, 2003. – С. 35-58.

3. Белых Т.В., Дрожжина Н.Б., Васильева Е.Н. Нравственное развитие как условие становления созидательной активности личности: Методическое пособие / Под. ред. Т.В. Белых. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2003. – 116с.

4. Дрожжина Н.Б. Специфика семантики образа нравственного человека в юношеском возрасте // Пути становления субъекта в информационном обществе: Матер. Всероссийской Internet – конф. – Ставрополь, 2004. – С. 247 – 253.

5. Дрожжина Н.Б. Роль экспериментальной психосемантики в изучении образа нравственного человека как стереотипа обыденного сознания // Сб. ст.

научно-практ. конф. «Наука – Югу России». – Ставрополь, 2005. – С. 25 – 28.

6. Волоскова Н.Н., Дрожжина Н.Б. Исследование нравственности в отечественной психологии // Значение прикладной психологии в новейшей истории России: Матер. Всероссийской научной интернет – конф. – Ставрополь, 2005. – С. 188-192.

7. Дрожжина Н.Б. Влияние психотипологических особенностей личности на представления о нравственном человеке // Современные гуманитарные исследования, 2005. №4. – Москва. – С. 215-216.

8. Дрожжина Н.Б. Специфика представлений о нравственном человеке у юношей и девушек с различными психотипологическими особенностями личности // Современные гуманитарные исследования, 2005. №4. – Москва. – С.

217-220.

9. Дрожжина Н.Б. Влияние конституционально-континуальных особенностей личности студентов на представления о нравственном человеке // Современные гуманитарные исследования, 2005. №4. – Москва. – С. 211-214.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.